На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Европейское право

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 18.08.2012. Сдан: 2012. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


«ПРИНЦИПЫ ЕВРОПЕЙСКОГО ДОГОВОРНОГО  ПРАВА»: ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ, СТАТУС И ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ
              О.В. Сироткина
      Рассматриваются история создания и основные положения  «Принципов европейского договорного  права», части I - 1995 г., ч. I и II - 1999 г. и  ч. III - 2002 г., разработанных в рамках Европейского Союза, относящихся в  настоящее время к lex mercatoria и представляющих собой проект части будущего Гражданского кодекса Европейского Союза. Помимо этого, статья обращает внимание на возрождение теории lex mercatoria в Европе и анализирует практику ее применения арбитрами и судами.
      В Европейском Союзе, объединяющем все  возрастающее число государств-членов, актуальной проблемой является унификация права. Сближение национальных законодательств  государств-членов в качестве цели Сообществ предписывал еще Договор  об учреждении Европейского экономического сообщества от 25 марта 1957 г.
      В относительно недалеком прошлом  идея о возможности создания Европейского Гражданского кодекса получила большое  распространение и поддержку [1]. 26 мая 1989 г. Европарламент принял резолюцию, в которой подчеркивалась важность гармонизации частного права Сообществ, особенно в такой специфической  области, как внутренний рынок. В  резолюции давалась рекомендация о  необходимости работ по подготовке общеевропейского кодекса частного права [2]. В преамбуле к данной резолюции указывалось, что «унификация  может быть проведена в отраслях частного права, которые наиболее важны  для развития единого рынка, таких, как договорное право...» [3]. Таким  образом, договорное право Европейского Союза было признано приоритетной областью унификации и до настоящего времени  большинство дискуссий сосредоточено  на вопросе достижения единообразного регулирования в сфере европейского договорного права [4].
История создания «Принципов европейского договорного  права»
      Работы  по подготовке проекта «Принципов европейского договорного права» (далее - Принципов) были начаты Комиссией по европейскому договорному праву еще до издания  Резолюции Европарламента от 26 мая 1989 г. и проводились, начиная с 1982 года. Первая подкомиссия под руководством датского профессора Оле Ландо выдвинула  следующий довод в пользу разработки Принципов, указав, что таким образом  существующие и будущие директивы  будут обеспечены правовыми рамками («общим правовым окружением») [5]. Принципы составили изложение основ общей  части договорного права Европейского Союза. Первая часть Принципов, созданная первой подкомиссией, была одобрена посредством резолюции Европарламента от 6 мая 1994 г.[6] и опубликована в 1995 году [7]. Она освещала исполнение, нарушение договора и средства правовой защиты и состояла из 4 разделов.
      Далее работа в данном направлении была продолжена второй комиссией, которая  пересмотрела и переструктурировала  первую часть Принципов и дополнила ее еще 5 разделами. Такая консолидированная редакция была опубликована в 1999 году [8]. Консолидированная версия содержит принципы, регулирующие заключение договора, действительность, толкование и содержание договоров, полномочия агентов, исполнение договорных обязательств, неисполнение (нарушение) договора, а также средства правовой защиты.
      В 1997 году третья комиссия начала работу, и уже в 2002 году был опубликован  результат ее деятельности в виде части III (дополнительных глав) «Принципов европейского договорного права», которые  включили в себя регламентацию множественности  кредиторов и должников, уступки  требованиям, перевода долга, зачета требований, исковой давности, недействительности договоров, совершения сделок под условием, начисления процентов. Следует отметить, что полная версия части III Принципов с комментариями была опубликована в феврале 2003 года.
      Таким образом, работа комиссии по разработке Принципов под руководством профессора Оле Ландо (Lando Commission) при финансовой поддержке Европейской Комиссии явилась одним из главных неправительственных проектов по унификации в рамках частного права [9]. Академики права трудились над этим проектом в течение долгого времени (более 20 лет), вырабатывая общеевропейские принципы договорного права.
      Далее в середине 1999 года начала свою деятельность Рабочая группа по Европейскому Гражданскому кодексу (далее - Рабочая группа). Она  ответственна за разработку права, регулирующего  отдельные виды договоров (договоры купли-продажи, предоставления услуг, кредитные соглашения и обеспечение  кредита, договоры страхования, а также  агентские договоры и т.д.); права, регулирующего внедоговорные обязательства (деликты, неосновательное обогащение и право negotiorum gestio и те части института движимой собственности, которые особо связаны с функционированием единого рынка (обеспечение кредита движимой собственностью, переход права собственности на движимые вещи и трастовое право). В настоящее время Рабочая группа представляет собой самую большую и уникальную по своей форме группу европейских экспертов в области частного права, руководителем которой является профессор Кристиан фон Бар из немецкого университета города Оснабрука, и сравнительные исследования и последующие работы по разработке проекта Европейского Гражданского кодекса сейчас проводятся по центрам [10].1
      Работа  была начата в июле 1999 года. Предусмотрено, что общие положения договорного  права, установленные в «Принципах европейского договорного права», будут  интегрированы в то, что в конечном итоге станет Европейским Гражданским  кодексом.
      Таким образом, поражает размах, количество задействованных в данном проекте  академиков и длительность подготовительных и исследовательских работ. Даже несмотря на то, что задача разработки проекта «Принципов европейского договорного  права» была поставлена на грани невозможного, и вокруг данного проекта царили, в основном, пессимистические настроения, «Принципы европейского договорного  права» были созданы и введены  в действие. И когда, например, Комиссия провела анализ сферы применения части I Принципов в отношении наиболее важных коммерческих договоров о предоставлении товаров и услуг различного вида и о переходе прав (лицензионные соглашения и т.д.), то выяснилось, что, несмотря на то, что Принципы не могут обеспечить подходящего решения абсолютно всех вопросов, поднимаемых каждым специфическим договором, но они применимы к преобладающему большинству таких спорных вопросов [11].
    Понятие и сущность «Принципов европейского договорного  права»
      «Принципы европейского договорного права» представляют собой частную инициативу, и вследствие этого они не являются ни национальным, ни наднациональным, ни международным  правом [12]. Однако это не означает, что  положения Принципов не имеют  юридической силы.
      Статья 1 Принципов указывает, что они  предназначены для применения в  качестве общих правил договорного  права Европейского Союза, и что  они применимы в случае, если стороны  согласились урегулировать договор  «общими принципами права», «lex mercatoria» или подобными нормами, либо не избрали какую-либо систему или правила законодательства для урегулирования их договора.
      Таким образом, Принципы имеют статус «мягкого закона». Термин «мягкий закон» («soft law») является общим понятием для всех видов норм, соблюдение которых не обеспечивается принудительно от имени государства, но они рассматриваются в качестве целей, которые должны быть достигнуты [13]. Нормы «Принципов европейского договорного права» ни в одной стране-участнице ЕС не стали действующим правом, а поэтому применяются только как право договора (lex contractus), т.е. в качестве норм, которые по взаимному согласию сторон регулируют существо их отношений в договоре между ними [14].
      Основное  назначение Принципов - служить первым проектом части будущего Европейского Гражданского кодекса. Однако до тех  пор, пока они не будут официально приняты законодательными органами Европейского Союза, Принципы могут  быть также применимы как часть  lex mercatoria в отношении сделок между сторонами как в пределах, так и за пределами Европейского Союза [15].
      В самом деле, большая часть современного торгового права происходит от lex mercatoria, международного свода торговых норм, правил и обычаев, относящегося к средневековым временам [16]. Во второй половине XIX в. произошло возрождение международных торговых обычаев. Правовой основой для развития такой практики стал реализованный в правовых системах большинства государств принцип воли сторон.
      Существует  два главных основания применения lex mercatoria. Одним из них является воля сторон: стороны могут установить, что тот или иной обычай имеет для них обязательное значение, включая его текст в договор (интерполяция). Вторым основанием использования обычая является его использование государственным судом или арбитражем в том случае, когда, хотя стороны и не указали на его применение, однако обычай был признан судом или арбитражем в качестве источника регулирования отношений сторон по договору. Так, во многих правовых системах государств-членов ЕС имеются положен имеются положенающие применение lex mercatoria.
      Таким образом, суммируя вышеизложенное, можно  указать, что lex mercatoria - это теория, обосновывающая наличие специальной автономной системы правового регулирования транснациональных сделок, обособленной от национальных систем права. Сущность данной теории сводится к тому, что международная торговля, прежде всего должна опосредоваться международными договорами и международными торговыми обычаями [17]. При этом круг практических вопросов, возникающих при осуществлении международных сделок, переносится в сферу науки, основное предназначение которой заключается не только в решении существующих, но и в прогнозировании будущих задач [18].
      Таким образом, как было указано выше, «Принципы  европейского договорного права» представляют собой часть системы lex mercatoria, но некоторые европейские ученые отмечают, что «точная сущность Принципов Ландо не совсем понятна» [19]. Согласно преамбуле Принципов, их намерение достаточно скромно, но преобладающее количество многочисленных печатных трудов европейских ученых рассматривает Принципы, как если бы они были правовой системой, равной по уровню национальному праву, развивавшемуся на протяжении столетий. Разрешение, предлагаемое национальным правом в данном случае сравнивают с тем, которое может быть представлено Принципами, хотя какое-либо применимое прецедентное право, основанное на Принципах, все еще отсутствует [20]. Поэтому очевидно, что в последние несколько лет идеи о кодификации европейского права потерпели неудачу. Первоначально проект разработки Принципов рассматривался как полезный, хотя и без особой практической ценности. Сегодня многие ученые считают Принципы предвестником Европейского Гражданского кодекса, который будет не «мягким законом», а императивным нормативным правовым актом, принятым компетентными институтами Союза [21].
      Обобщая вышеизложенное, следует отметить, что на начальных этапах проекта  создания Принципов его разработчики не особо беспокоились о возможности  достижения унифицирующего результата. Предполагалось, что Принципы не предназначены  для создания единообразного права. Но в настоящее время, возможно под  влиянием двух резолюций Европейского Парламента точка зрения совершенно изменилась. И не только ученые обеспокоены  статусом «мягкого закона», который  был придан Принципам, Принципы также  составляют горячий политический вопрос [22]. 28 февраля 1997 года на конференции  под названием «По направлению  к Европейскому Гражданскому кодексу»2, которая проводилась в Нидерландах, почти целое утреннее заседание было посвящено нахождению возможного правового основания в коммунитарном праве, разрешающего установить императивные нормы частного права. На данном заседании рассматривались следующие вопросы: необходим ли специальный договор; может ли статья К 3 «третьей опоры» служить правовым основанием; или же им являются статьи 100 и 100а Договора об учреждении Европейского сообщества? Одним словом, вопрос заключается в том, как создать императивное право из «мягкого права». Причем особое внимание придавалось не аспектам материального частного права, а вопросам компетенции: Принципы могли бы быть включены при необходимости в измененную и дополненную европейскую кодификацию, если только будет найдено правовое основание в коммунитарном праве для принятия Принципов.
      Вследствие  этого, современные попытки создать  европейское частное право могут  быть охарактеризованы как авторитарные по своему существу. Европейский Гражданский  кодекс представляет собой больше политическую, нежели правовую постановку вопроса.
      Практика  применения lex mercatoria арбитрами и судами
      Теория  lex mercatoria возродилась в Западной Европе приблизительно в середине 50-х годов XX в., и была далее развита английскими и французскими учеными, которые указывали, что данная концепция уже воспринята в сфере международной торговой деятельности и применима арбитражными судами [23].
      Одной из ее главных областей применения являются договоры, урегулированные  международными обычаями и практикой  делового оборота. Примером такого вида договоров является международный  договор перестрахования. Использование  lex mercatoria при разрешении споров относительно договоров перестрахования (reinsurance contracts) стало возможно в связи с международным характером отрасли перестрахования. Страховые компании по всему миру покрывают свой огромный риск путем перестрахования. В Европе доминирует английский рынок, хотя немецкий и швейцарский рынки также очень значимы. Международный характер перестрахования повлиял на нормы права, регулирующие договоры перестрахования. В них преобладают обычаи и практика делового оборота крупных европейских центров. По этой причине правительства большинства европейских стран воздержались от законодательного регулирования перестрахования. Так, когда в 20-х годах Скандинавские страны приняли единообразный закон о договоре страхования, они решили исключить перестрахование из сферы регулирования данного закона. В сопроводительной записке к закону это было объяснено тем фактом, что такие «вопросы носят типично международный характер, и так как современные зарубежные законы о договорах страхования его не урегулировали, то кажется не наступило время и для нас затрагивать эту сферу» [24].
      В 1976 году финский автор Томас Вилхелмссон  констатировал, что единообразие закона существует в той области, которая  развивается в течение длительного  времени. Единообразный закон основывается на областях и практике делового оборота, установившихся в больших торговых центрах [25].
      До 1985 г. lex mercatoria вновь получило известность. Многие противники отвергали его только из принципа, указывая, во-первых, что никакой государственный орган власти не придал правилам lex mercatoria обязательной силы, во-вторых, что оно представляет собой разбросанную и фрагментарную совокупность правовых норм, в-третьих, оно не предоставляет сторонам определенности в результате разрешения спора между ними [26].
      После 1985 г. появились новые важные источники  lex mercatoria: Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г., вступившая в силу 1 января 1989г.; «Принципы международных коммерческих договоров», разработанные УНИДРУА в 1994 г., а также «Принципы европейского договорного права», части 1, 2 и 3, опубликованные в Европейском Союзе соответственно в 1995, 1999 и 2002 годах.
      Сферой  применения lex mercatoria на протяжении долгого времени был международный коммерческий арбитраж. Идея о применении его государственными судами появилась совсем недавно.
      Типовой закон о международном коммерческом арбитраже, одобренный 21 июля 1985 г. Комиссией  ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ), в статье 28(1) установил:
      «Арбитражный  суд должен разрешать спор в соответствии с нормами права, которые были избраны сторонами».
      Термин  «нормы права» в данном случае подразумевает, что стороны могут выбрать  lex mercatoria для урегулирования своего договора. Вышеуказанный Типовой закон был принят 29 странами и 4 штатами Соединенных Штатов Америки [27]. Итальянский, французский и датский гражданско-процессуальные кодексы имеют подобные положения.3 Они даже позволяют арбитрам применять lex mercatoria, когда стороны его не выбрали.
      Подобный  подход был использован Австрийским  Верховным судом по делу Norsolor. Турецкий агент потребовал от французского принципала оплату комиссионного вознаграждения и возмещения ущерба за прекращение договора. Требование агента о возмещении ущерба не могло быть удовлетворено ни согласно французскому праву, ни в соответствии с турецким законодательством. В договоре стороны оговоре стороны именимое право. При вынесении решения судьи воздержались от применения турецкого и французского права, т.к. об этом ходатайствовали стороны, выступая в суде. Но суд не смог ни установить общее намерение сторон подчинить договор какому-либо национальному праву, господствующее при заключении договора, ни выяснить четкую «локализацию» договора на основе коллизионных привязок. Столкнувшись с трудностью выбора национального права, судьи применили lex mercatoria. Судьи вынесли решение о возмещении истцу убытков в размере 800 000 французских франков. Австрийский Верховный суд отказался отменить решение, он указал, что судьи не действовали ultra vires4, применив ненациональную систему права [28]. Приняв решение о возмещении убытков, судьи «применили» право будущего. Сегодня возмещение убытков предусмотрено Директивой Совета 86/653/ ЕЕС от 18 декабря 1986 г. о координации законов государств-членов в отношение независимых коммерческих агентов.
      Таким образом, вопрос о том, вправе ли арбитры  применить lex mercatoria, когда стороны его не выбрали, очень спорный. Французское, итальянское и датское законодательства5 позволяют судьям так поступить. Английское право и законодательство некоторых других стран, инкорпорировавших Типовой закон ЮНСИТРАЛ о международном коммерческом арбитраже, позволяет судьям применять ненациональные нормы права только в случае, если стороны избрали их как применимое к существу спора право.6
      Однако  национальное право также не лишено пробелов, иногда суды находят его  правила не подходящими для разрешения конкретного спора, в этом случае судьи заменяют нормы права своими понятиями о добросовестности, справедливости и целесообразности. Например, в  решении от 11 июля 1991 г. Коммерческий Суд г. Нант во Франции применил общие  принципы права, обычаи международной  торговли и lex mercatoria к договору между агентом из Саудовской Аравии и французским принципалом [29]. Агент преуспел в обеспечении заключения договора для принципала в Саудовской Аравии. Принципал-ответчик выплатил агенту-истцу только незначительную часть установленного договором комиссионного вознаграждения размером 7% от стоимости договора. Суд вынес решение о выплате агенту оставшейся части комиссионного вознаграждения. При вынесении решения суд применил принцип pacta sunt servanda и lex mercatoria. Согласно Римской конвенции 1980 г. о праве, применимом к договорным обязательствам, договор должен был быть урегулирован правом Саудовской Аравии. Для сторон и для суда было затруднительно получить надежную информацию о законодательстве Саудовской Аравии, регулирующем агентский договор. Суд не посчитал уместным также и применение французского права. В обосновании своего выбора lex mercatoria суд сослался на статью лорда Манстила, в которой выдвинуты аргументы в пользу lex mercatoria, но прямо оно не поддержано [30]. Таким образом, лорд Манстил ясно представил аргументы, которые убедили больше судей французского суда, чем его самого. Данное решение суда было принято в соответствии с мнением видных французских деятелей, которые с рвением выступали в защиту применения lex mercatoria [31].
      Конечно, такое специфическое рассмотрение дел арбитражными судами в Европейском  Союзе может просто шокировать российских ученых- правоведов и практикующих юристов. Обоснование судебного  решения цитатой из научной статьи, причем иного государства, вызывает неподдельное удивление.
      Итак, в настоящее время идея о применении lex mercatoria государственными судами получила большую поддержку. Но правомерно ли такое применение lex mercatoria? В пользу разрешения судам применять lex mercatoria было аргументировано, что пережитки прошлого и своеобразные институты национальных правовых систем не пригодны для применения к международным договорам [32].
      Основные  положения «Принципов европейского договорного  права»
      Как уже было указано, первая часть «Принципов европейского договорного права» была опубликована в 1995 году, консолидированная  версия, включающая в себя части I и II, была опубликована в 1999 году, а часть  III Принципов (дополнительные главы) - в 2002 году.
      Таким образом, полный вариант «Принципов европейского договорного права» содержит практически все общие положения договорного права и даже часть общего обязательного права [33] и состоит из глав:
      1.Общие  положения. 10. Множественность сторон.
    Заключение договора. 11.Уступка требования.
    Полномочия агентов. 12. Перевод долга.
    Действительность. 13. Зачет требований.
    Толкование. 14. Исковая давность.
    Содержание и последствия. 15. Недействительность договора.
    Исполнение. 16. Сделки, совершенные под
    Неисполнение и общие условием.
      средства  правовой защиты. 17. Начисление процентов.
      9.Особеные  средства правовой
      защиты  в случае неисполнения.
      Принципы  построены в форме статей, сопровождающихся детальным комментарием, содержащим примеры, короткие судебные дела, и  сравнительные примечания, дающие обзор  национальных законов и международных  положений по теме [34]. Следует отметить, что Принципы предназначены для применения как к международным сделкам, так и к сделкам, носящим чисто внутренний характер [35].
      Остановимся подробнее на основных положениях Принципов  европейского договорного права.
    Принцип обязательности для сторон заключенного между ними договора.
      Обязанность выполнять договор подразумевается  в ст. 1:102 «Принципов европейского договорного  права», которая провозглашает свободу  заключения договора, а также в  ст. 6:111 об изменении обстоятельств, которая предусматривает, что сторона  обязана исполнить свои обязательства, даже если исполнение стало более  обременительным.
    Необязательность письменной формы договора.
      Статья 2:101(2) Принципов предусматривает, что «договор не нуждается в заключении и подтверждении в письменной форме. Договор может быть доказан любыми средствами, в том числе и свидетельскими показаниями». Аналогичное правило применятся к большинству договоров в Англии, Германии и Скандинавских странах, а также было установлено в ст. 11 Конвенции о международной купле-продаже товаров 1980г. и в статье 1.2. Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА.
    Возможность отзыва оферты до ее акцепта.
      Статья 2:202 «Принципов европейского договорного  права», разрешив стороне отозвать оферту до ее акцепта, установила правило, аналогичное тому, что содержится в ст. 16 Конвенции ООН о договорах  международной купли-продажи товаров 1980 г. и в статье 2.4. Принципов УНИДРУА. Но ст.
2:202(3) Принципов,  в отличие от вышеуказанных  документов, содержит одну важную  модификацию: отзыв оферты недействителен, если:
      а) оферта указывает, что она безотзывная;
      б) она устанавливает определенное время для ее акцепта;
      в) адресат оферты разумно полагался на оферту, как если бы она была безотзывной, и действовал, надеясь на оферту.
    Наличие особых средств правовой защиты в случае неисполнения договора.
    Денежные обязательства.
      Статья 9:101(1) Принципов установила, что «кредитор вправе взыскать причитающиеся ему деньги».
      Но  будет ли всегда применим данный принцип  даже в случае, если покупатель товаров  или заказчик услуг не желает их принять и оплатить? Здесь существует основное правило, что покупатель должен оплатить исполнение, даже если он в  нем уже не заинтересован.
      Предшественник  Конвенции ООН о договорах  международной купли- продажи товаров - Единообразный закон о международной  купле-продаже товаров (ЮЛИС), принятый 25 апреля 1964 г. Гаагской конференцией, установил в ст.61 (2), что продавец не имеет право требовать выплаты  цены покупателем, если это соответствует  обычаю, и у продавца есть разумная возможность перепродать товары [36]. В данном случае договор рассматривается  как прекращенный, и продавец может  только требовать возмещения убытков.
      Однако  Конвенция ООН о договорах  международной купли-продажи товаров 1980 г. не установила такое ограничение  права продавца исполнить договор  и требовать уплаты цены.
      «Принципы европейского договорного права» закрепили  подобные нормы в ст. 9:101 (2): В случае, если кредитор еще не исполнил свое обязательство, и ясно, что должник  не пожелает принять исполнение, кредитор может, тем не менее, продолжить исполнение и взыскать любую сумму, причитающуюся  по договору, если:
      а) он не смог заключить разумную заменяющую сделку без значительных усилий или расходов; или
      б) исполнение будет разумным при настоящих обязательствах.
      2. Неденежные обязательства.
      В англо-саксонской правовой системе  исполнение в натуре неденежных обязательств является средством правовой защиты, предоставленным на усмотрение суда и основанным на праве справедливости [37]. В странах континентальной  правовой системы право стороны, потерпевшей ущерб, на исполнение в  натуре в основном признается, но с  некоторыми исключениями, например, исполнение в натуре не осуществляется, когда  оно стало невозможно, незаконно  либо неразумно. Например, расходы на поднятие корабля, затонувшего после  его продажи, будут значительно  превышать стоимость корабля [38].
      «Принципы европейского договорного права» в  ст.9:102 (1) восприняли подход, присущий континентальной  правовой системе, установив, что: «Пострадавшая  сторона имеет право на исполнение обязательства в натуре, отличное от выплаты денег, включая предоставление средств правовой защиты в случае дефектного исполнения, за исключением  случаев, где:
      а) исполнение было бы незаконно или невозможно;
      б) исполнение требовало бы от должника неразумных усилий или затрат;
      в) исполнение заключается в предоставлении услуг или выполнении работ личного характера, либо зависит от личных отношений;
      г) пострадавшая сторона может разумно получить исполнение из другого источника.
    Возможность освобождения от ответственности за неисполнение договора.
      В «Принципах европейского договорного  права» и «Принципах международных  коммерческих договоров» УНИДРУА нарушение  договора (breach of contract) называется неисполнением (non-performance).7 Согласно обеим системам Принципов, неисполнением считается невыполнение стороной любого обязательства по договору. Неисполнение может заключаться в дефектном исполнении, либо в неспособности произвести исполнение в надлежащее время, т.е. исполнение, произведенное слишком рано, слишком поздно, либо никогда.
      Неисполнение  включает в себя нарушение дополнительной обязанности не раскрывать коммерческие тайны другой стороны. В случае, когда  сторона обязана принять или  получить исполнение другой стороны, неспособность  это сделать также будет составлять неисполнение договора.
      Предоставление  средств правовой защиты зависит  от того, можно или нет оправдать  неисполнение, является ли оно результатом  поведения другой стороны (Ст. 8:101 Принципов).
      Неисполнение, которое нельзя оправдать, может  предоставить стороне, потерпевшей  убытки, право требовать исполнения, возмещения убытков, приостановить  собственное исполнение, сократить  свое исполнение или расторгнуть  договор.
      Неисполнение, которое можно оправдать, не дает стороне, потерпевшей убытки, права  требования возмещения убытков и  исполнения. Однако другие вышеуказанные  средства правовой защиты могут быть доступны для нее. Ст. 8:108(1) «Принципов европейского договорного права» устанавливает, что неисполнение стороной оправдано, если она докажет, что оно произошло  в виду препятствия вне ее контроля, и что она не могла разумно  предположить необходимость учета  этого препятствия в момент заключения договора, либо не смогла избежать или  преодолеть препятствия или его  последствие. Данное положение представляет собой случаи непреодолимой силы (vis major) [39].
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.