На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Культурная революция в Китае

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 19.08.2012. Сдан: 2011. Страниц: 11. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Оглавление
Введение  3
Глава I. Активная фаза Культурной реводюции.........................................................................5
1. Раскол в КПК. Разворачивание движения Хунвэйбинов 5
2.Борьба  противников Культурной революции.  «Захват власти» в Шанхае 11
3.Продолжение сопротивления до IX Съезда КПК.. 18
Глава II. Спад активности Культурной революции..................................................................25
1.Экономика Культурной революции 25
2.Ликвидация группы Линь Бяо – Чэнь Бода 30
3.Тупик Культурной революции и ликвидация левых 32
Заключение 36
Список  использованных источников и литературы………………………………………………………. 39  
 
 
 
 
 
 

 
Введение

      Китай - культурная держава с давними культурными традициями. 56 национальностей, проживающих в Китае, создали многообразную и светлую народную культуру.
      Корни зарождения великой культуры Китая  относят к древним временам. Показателем  общего подъема культуры Древнего Китая  являются развитие научных знаний, письменности, искусства и литературы.
      Великая пролетарская культурная революция  в 1966-1976 гг. была одним из наиболее драматичных  периодов в истории современного Китая.
      Нам хорошо известны деятели Великой  французской революции, которая  произошла два столетия назад. Из учебников истории средней школы  мы знаем, в чем состояли противоречия между якобинцами и жирондистами, кто и в какой последовательности был гильотинирован, и чем все  закончилось. В подробностях, в десятках книг описана борьба внутри партии большевиков, как до, так и после  взятия ими власти. Но о событиях, имевших место 30-40 лет назад, о  революции, участником которой стал каждый четвертый житель планеты  Земля, мы не знаем почти ничего. Конечно, этот пробел необходимо ликвидировать.
      Так на тему китайской революции в 1990-е - 2000-е годы кроме западных книжек для обывателя, были изданы в основном "труды" бывших работников пропагандистского  аппарата КПСС. От этого, конечно, ценнее в научном плане или познавательнее они не стали.
      Вопреки своему названию, культурная революция  представляла собой политическую кампанию, которую развязал Мао Цзэдун, возглавлявший  тогда коммунистическую партию Китая (далее КПК), с целью вернуть  власть. Он уступил ее соперникам, так  называемым "людям во власти, идущим по капиталистическому пути", которых  обвиняли в том, что они хотели ввести капитализм. Ставилась также  задача сокрушить "реакционное" академическое  руководство, якобы зараженное капиталистическими идеями. Культурная революция, травмировавшая и озлобившая всех китайцев, стала  подлинной катастрофой для китайской  интеллигенции и оказала разрушительное влияние на китайскую науку.
      Развязывая "культурную революцию", Мао преследовал  цель устранить из руководящих органов  партии всех несогласных с его  политикой формирования в Китае  казарменного коммунизма. Для расправы со своими потенциальными противниками он использовал политически незрелую молодежь, из которой формировались  штурмовые отряды хунвейбинов - "красных  охранников".
      "Культурная  революция" не была и не  могла быть революцией или  социальным прогрессом в каком  бы то ни было смысле, она  была смутой, вызванной сверху  по вине руководителя и использованной  контрреволюционными группировками.  Смутой, которая принесла серьезные  бедствия партии, государству и  всему многонациональному народу. Сама по себе "культурная революция"  неповторима, но такой путь  мобилизации народа на борьбу  против правящей элиты может  воспроизвестись в будущем. 
      Интерес к китайской революции, Мао Цзэдуну  и его идеям в нашей стране повышается не только как к историческому  событию. К маоистскому периоду  Китая, и особенно к Культурной революции, вообще сложно относится отвлеченно, как к "истории", настолько ее политические идеи затрагивают интересы ныне здравствующих партий и социальных групп. Если к Французской революции  за два века научились относиться более-менее беспристрастно, то к  маоистскому Китаю - ни в коем случае. Маоистский Китай - это арена политической борьбы, в которой каждый вынужден выбрать сторону.
      Актуальность  темы исследования в данной работе "культурной революции" Китая  заключается в том, что большой  скачок бурного развития Китая, который  в начале ХХ века называли "восточным  больным", требует объяснений. Современное  состояние Китая - это результат  великой революции, которая по значению является второй после революции  в октябре 1917 года, и которая сломала  все общественные отношения старого  Китая, как бы расчистив место  для современного развития.
      Цель  курсовой работы: изучение культурного  развития Китая в 1966 - 1976 гг.
      Задачами  для достижения поставленной цели является следующее:
      1. Изучить и проанализировать основные  моменты и этапы проведения "культурной  революции";
      2. Сделать основные выводы об  общем развитии и состоянии  культуры в Китае в 1966 - 1976 гг.

 
Раскол в КПК. Разворачивание движения Хунвэйбинов.

        Великая пролетарская культурная  революция началась с опубликования  критической статьи Яо Вэньюаня  о пьесе «Разжалование Хай  Жуя» зимой 1965 года.
      Яо  Вэньюань занимал сравнительно невысокий  пост в партии, он возглавлял отдел  пропаганды шанхайского горкома. Тем  не менее, именно ему было поручено написание статьи, ставшей сигналом к Культурной революции. Статья с  критикой пьесы У Ханя готовилась при участии секретаря Шанхайского  горкома Чжан Чуньцяо и жены Мао  Цзэдуна Цзян Цин.1
      Мао не просто так выбрал Шанхай в качестве плацдарма для наступления на правых в партии, а молодых шанхайских руководителей в качестве основной ударной силы. Шанхай был и остается крупнейшим индустриальным городом  Азии, где сконцентрировано большое  количество пролетариата, занятого в  крупной промышленности. Шанхай –  рабочая столица Китая, поэтому  неудивительно, что он оказался и  наиболее левым городом, а тамошние руководители наиболее стойкими сторонниками линии Мао Цзэдуна.
      После опубликования статьи с критикой У Ханя в Шанхае она была перепечатана в большинстве городов страны, но не в Пекине. Член Политбюро ЦК КПК и секретарь Пекинского горкома  Пэн Чжэнь лично предупредил  издательства, что перепечатка статьи запрещается. Лю Шаоци и Дэн Сяопин также выступили против критики  пьесы У Ханя.
      В феврале 1966 года, возглавляемая Пэн  Чжэнем группа по делам культурной революции подготовила «Тезисы  к докладу о текущей научной  дискуссии». Появление этих тезисов  было хитрым ходом, направленным на то, чтобы свести дискуссию вокруг пьесы  «Разжалование Хай Жуя» к чисто  академическим спорам и воздержаться от политических оценок. В «Тезисах»  открыто осуждались «левые», то есть сторонники Мао Цзэдуна. 12 февраля 1966 года этот документ был разослан Лю Шаоци от имени ЦК КПК всем партийным  комитетам. Указывалось, что ЦК согласен с тезисами.
      В марте 1966 года состоялось расширенное  заседание Политбюро ЦК КПК на котором Мао Цзэдун выступил с  осуждением тезисов Пэн Чжэня. Председатель так оценил «Тезисы»: «Зажимают материалы  написанные «левыми», выгораживают реакционных  интеллигентов, именуя их «большими  интеллектуалами»», «Я давно уже  выдвигаю такую точку зрения: если в центральных учреждениях, в  органах ЦК КПК будут твориться  дурные вещи, то я призову периферию  подняться на бунт, пойти в наступление  против ЦК», «Отдел пропаганды ЦК нужно  распустить. Пекинский горком КПК  нужно распустить».2
      Борьба  обострилась к маю 1966 года. Почти  весь месяц - с 4 по 26 – в Пекине проходило  расширенное заседание Политбюро  ЦК КПК. В ходе заседания Мао Цзэдуну  удалось преломить ситуацию. Из высшего  руководства партии были устранены  Пэн Чжэнь и его сторонники: Лу Динъи, Ло Жуйцин, Ян Шанкунь, что  фактически означало разгром прежнего Секретариата ЦК, находившегося под  контролем Лю Шаоци. Также была ликвидирована  группа по делам культурной революции (ГКР), вместо которой была создана  новая ГКР во главе с Чэнь Бода. Первым заместителем руководителя группы стала Цзян Цин, заместителем – Чжан Чуньцяо, членами группы – Яо Вэньюань, Ци Бэньюй, Ван Ли, Гуань Фэн и  другие. Таким образом, ГКР полностью  перешла под контроль сторонников  Мао Цзэдуна. Важным решением было  также переподчинение ГКР непосредственно  Постоянному комитету Политбюро  ЦК КПК, что фактически ставило ее над Политбюро и Секретариатом  ЦК.
      Политбюро ЦК приняло также важный документ: «Сообщение Центрального комитета от 16 мая». В сообщении говорилось: «В нашей стране нарастает волна  великой пролетарской культурной революции. Она наносит сокрушительный удар по всем насквозь прогнившим идеологическим и культурным позициям, всё ещё  находящимся во власти буржуазии  и недобитых феодальных сил». «Борьба  с этой ревизионистской линией —  не пустяк, а дело первостепенной важности, от которого зависят не только судьбы, перспективы и будущий облик  нашей партии и нашего государства, но и судьбы мировой революции». «Вся партия должна, руководствуясь указаниями товарища Мао Цээдуна, высоко держать  великое знамя пролетарской культурной революции, окончательно разоблачить  реакционную буржуазную позицию  группы антипартийных и антисоциалистических так называемых «авторитетов в науке», окончательно раскритиковать реакционную  буржуазную идеологию в области  науки, просвещения, печати, литературы, искусства и издательского дела, взять в свои руки руководство  в этих областях культуры. Чтобы  достичь этого, необходимо в то же время критиковать представителей буржуазии, пролезших в партию, правительство, армию и различные сферы культуры, очиститься от них, а некоторых перевести  на другую работу».
      С этого момента и до 11-го Пленума  ЦК КПК 8-го созыва, который прошел в  августе 1966 года в стране сложилась  ситуация своеобразного двоевластия. Распоряжения и указания теперь могли  отдавать сразу два центра – Лю Шаоци и Дэн Сяопин, действовавшие  от имени ЦК и Чэнь Бода, Цзян Цин  и другие от имени Мао Цзэдуна  и группы по делам культурной революции  при ЦК КПК. Борьба двух линий в  руководстве вылилась в организационный  раскол руководства на два «штаба».
      В мае 1966 года произошла консолидация левых руководителей КПК, которые  составили так называемый «штаб  Мао Цзэдуна». Главными фигурами штаба  стали, кроме самого Мао, главнокомандующий  Линь Бяо, руководитель ГКР при ЦК КПК и редактор журнала «Хунци»  Чэнь Бода, Цзян Цин и шеф спецслужб  Китая и давний соратник Мао Кан  Шэн. Через некоторое время в  число руководителей «штаба Мао  Цзэдуна» войдут также шанхайские радикалы – Чжан Чуньцяо и Яо Вэньюань. Особое положение занимал Чжоу Эньлай. Этот старый партийный руководитель пользовался большим авторитетом  и официальной пропагандой причислялся  к «штабу Мао Цзэдуна». Однако, на деле он всегда занимал промежуточную  позицию между левыми и правыми, балансируя на противоречиях.
      Признанным  руководителем левого наступления  стал Линь Бяо. На майском совещании  он выступил с программной речью, в которой заявил, что в ЦК партии есть люди, желающие повернуть развитие страны назад к капитализму.
      Сила  левых заключалась в том, что  они апеллировали к массам, вели прямую критику ревизионизма и оппортунизма в партии, называя вещи своими именами. Левые призывали массы рабочих, крестьян и молодежи не бояться высокопоставленных руководителей и открыто критиковать  их, что было особенно важно в  такой стране как Китай, с его  тысячелетней традицией конфуцианского чинопочитания.
      Дацзыбао  означает «газета, написанная от руки большими иероглифами», она вывешивалась в специально отведенных для этого  местах, или просто в местах скопления  людей. Такая форма выражения  своего мнения простыми людьми была новой  для социализма.
      Найденная китайскими коммунистами форма дацзыбао стала мощным средством прямой демократии, защиты пролетариата от его собственных  чиновников, а также подлинной  свободы слова, не для узкого круга  журналистов, писателей, философов, критиков, а для широких масс. Содержание дацзыбао никто не цензурировал и  они стали значительнейшим фактором общественной жизни Китая в эпоху  Мао. Наиболее значимые дацзыбао перепечатывали в газетах и передавали по радио.
      Первой  такой дацзыбао стала написанная ассистентом философского факультета Не Юаньцзы и шестью студентами и  аспирантами (Сун Исю, Ся Цзяньчи, Ян Кэмин, Чжао Чжэньи, Гао Юньпэн, Ли Синчэнь) листовка с критикой руководства  Пекинского университета, а также  Пекинского горкома партии. Авторы дацзыбао критиковали руководство  университета за зажим критики и  запрет проведения публичных митингов и открытого обсуждения политической жизни. Тем самым, писали авторы листовки, руководители крупнейшего вуза страны «подрывают великую пролетарскую культурную революцию». Появление этой дацзыбао послужило сигналом к началу массового  движения среди студентов университета против первого секретаря парткома и ректора университета Лу Пина.
      1 июня Мао Цзэдун лично дал  указание перепечатать дацзыбао  в центральных газетах и зачитать  по радио. В газете «Жэньминь  Жибао» в дополнение к тексту  Не Юаньцзы была также помещена  статья «Приветствуем первую  дацзыбао Пекинского университета».  В статье говорилось, что в  то время, как в стране разворачивается  кампания по разгрому «реакционной  черной банды», «в Пекинском университете  препятствуют этому движению. Здесь  царят холод и мертвячина, настоятельные  революционные требования широких  масс преподавателей и студентов  подавляются».3
      В июне-июле 1966 года студенты всех столичных  вузов развернули борьбу против партийного и административного руководства  учебных заведений. Борьба велась в  разных формах и быстро перешла от довольно мирных форм (вывешивание  дацзыбао, митинги) к борьбе с применением  насилия по отношению к партийным  боссам. Их заставляли присутствовать на митингах, где их разоблачали, как  контрреволюционеров, на шею вешали таблички с оскорбительными надписями  и т.п. Студенты штурмовали помещения  парткомов и администраций вузов, вышвыривая руководство на улицу.
      Активность  студентов и их готовность защищать революционную линию натолкнули Мао и других левых лидеров  КПК на мысль сделать основную ставку на этом этапе Культурной революции  на учащихся.
      Движение  учащихся приняло форму массовых непартийных организаций молодежи. В столичных университетах появились  лидеры нового движения: Не Юаньцзы  в Пекинской университете, Куай Дафу в Университете Цинхуа, Тань Хоулань  в Пекинском педагогическом университете, Хань Айцзинь в Пекинском авиационном  институте, Ван Дабин в Пекинской  горном институте. Все эти молодые  революционеры ранее не были известны и выдвинулись в ходе самого движения. Они установили связь между массовыми  организациями молодежи и лидерами Группы по делам Культурной революции. Чэнь Бода, Цзян Цин, Кан Шэн и  другие встречались со студенческими  лидерами и часто направляли их действия.
      Организации учащейся молодежи получили название «хунвейбины», что обычно переводится  как «красногвардейцы». Образовавшиеся в ходе Культурной революции организации  рабочей молодежи стали называться «цзяофанями», что означает «бунтари». Слова «хунвейбин» и «цзяофань» для Великой Китайской революции  означают примерно тоже самое, что и  слово «забастовщик» для русской  революции 1905-1907 годов, то есть общее  название революционно настроенных  представителей народа. Хунвэйбинские  организации старались следовать  общим указаниям Мао и других лидеров партии, они были формой самоорганизации народа для осуществления  диктатуры пролетариата и противодействия  реставрации капитализма.
      Заручившись поддержкой студентов, сторонники Мао  из Группы по делам Культурной революции  смогли повести наступление на сторонников  правой линии Лю Шаоци и Дэн  Сяопина. Одним из главных оплотов  правых был центральный орган  партии газета «Жэньминь Жибао». 31 мая 1966 года Группа по делам Культурной революции при ЦК КПК направила  рабочую группу во главе с Чэнь Бода, чтобы взять власть в редакции газеты. Чэнь Бода провел реорганизацию  редакции. Теперь для публикации передовых  статей в «Жэньминь Жибао» требовалась  санкция Группы по делам Культурной революции, фактический контроль над  главной газетой партии перешел  в руки Чэнь Бода. 1 июня газета опубликовала передовицу под названием «Сметем  всю и всякую нечисть» с призывом к более широкому развертыванию  Культурной революции.
      Второй  целью Мао и его соратников был Пекинский горком, который  был главной опорой правых в партии, надежным резервом группы Лю Шаоци. Только в условиях деморализации пекинских  партбоссов вызванной «бунтом» студентов, сторонники Мао сумели провести решение  о реорганизации горкома. Решение  о ней было опубликовано 3 июня. Пэн  Чжэнь был смещен со своего поста. Та же участь постигла и секретаря  парткома Пекинского университета Лу Пина, а также его заместителя  Пэн Пэйюнь.

 
Борьба противников Культурной революции. «Захват власти» в Шанхае.

      Лю  Шаоци, Дэн Сяопин и другие лидеры правых в КПК, обыгравшие Мао Цзэдуна  по всем правилам бюрократического единоборства, на какое-то время были ошеломлены начавшимися  в стране процессами. Мао Цзэдун играл не по их правилам. Напрямую обратившись  к массам, Председатель вновь вышел  на первый план со «второй линии» руководства. Однако, ответный удар ревизионистов  из ЦК КПК не заставил себя ждать. Пользуясь  тем, что нити оперативного руководства  по-прежнему находились в их руках, Лю и Дэн решили ввести массовое движение в бюрократические рамки, и в конечном счете, свернуть его.
      В июне-июле 1966 года Мао Цзэдун отсутствовал в Пекине и не принимал участия  в оперативном руководстве центральным  аппаратом партии. Цзян Цин и ряд  лидеров левых также были в  отъезде, они искали себе союзников  на местах для борьбы с ревизионизмом. Лучшего времени для контрнаступления у правых сил могло и не представиться, поэтому они попытались использовать сложившуюся ситуацию.
      Период  господства ревизионистов с их попытками  свернуть Культурную революцию получил  название «пятьдесят с лишним дней». В начале июня 1966 года по указанию Лю Шаоци во все партийные инстанции  от имени ЦК был разослан циркуляр из восьми пунктов, в котором говорилось как нужно вести Культурную революцию  дальше. Циркуляр запрещал публичное  обсуждение вопросов, возникавших в  процессе движения, запрещал «покидать  рабочие места», предписывал вести  Культурную революцию на каждом предприятии, учреждении или вузе раздельно. Фактически такой режим сковывал возможности  масс, и создавал наиболее удобные  условия для партийной бюрократии.
      Затем Лю Шаоци опять от имени ЦК издал  распоряжение о направлении во все  столичные вузы «рабочих групп» из партийных начальников достаточного ранга, которые должны были руководить ходом Культурной революции. Таким  образом, движение масс против обюрократившейся части партийной верхушки фактически ставились под контроль этой же верхушки. Если бы такой маневр прошел, то позиции  Лю, Дэна и их сторонников даже укрепились бы. На первой странице документа о  «рабочих группах» Мао Цзэдун поставил отрицательную резолюцию, однако, Лю, несмотря на несогласие Председателя, отдал распоряжение от имени ЦК.
      «Рабочие  группы», вошедшие в вузы Пекина стали  фактически подавлять движение критики  ревизионизма и бюрократизма в партаппарате. Тут же начались выступления студентов  против «рабочих групп». С этого  момента разгорелась открытая борьба различных линий в КПК. То, что  в нее сразу оказались вовлечены  миллионы людей, лишний раз доказывает, что это не была просто «борьба  за власть», это была борьба между  социализмом и капитализмом, борьба за дальнейшее развитие Китая.
      В июле 1966 года руководитель Группы по делам  Культурной революции (ГКР) Чэнь Бода написал  письмо Дэн Сяопину, ссылаясь на негативный опыт действия «рабочих групп», он предлагал  «отозвать рабочие группы или  уменьшить их число». Дэн грубо  ответил ему: «А ты пойди, попробуй сам  поработай в рабочей группе. Еще  совсем не обязательно, что у тебя это получится».
      Бюрократический, начальственный метод работы «рабочих групп» все больше убеждал массы  в верности курса Мао на Культурную революцию, таким образом, правые компрометировали сами себя.
      18 июля 1966 года Мао Цзэдун возвращается  в Пекин, он тут же выступает  с призывом не сдаваться, а  от партийных бюрократов требует  дать массам возможность «брать  в осаду провинциальные комитеты, редакции газет, Госсовет». Под  давлением авторитета Мао и  массовых выступлений 29 июля Пекинский  горком принимает решение упразднить  все «рабочие группы» в столице,  затем такое же решение в  отношении всей страны рассылается  от имени ЦК КПК. 
      1 августа 1966 года в Пекине открывается  11-ый пленум ЦК КПК 8-го созыва. В этот день Мао пишет письмо  хунвэйбинам средней школы при  Университете Цинхуа. Письмо стало  настоящим манифестом для революционно  настроенных учащихся и привело  к широкому распространению хунвэйбинского  движения по всей стране. Поддержанные  авторитетом Мао Цзэдуна хунвэйбины  стали действовать более смело.
      Письмо  Мао имело и внутрипартийные  последствия. Выступив с открытой критикой Лю Шаоци, Председатель поставил участников Пленума перед выбором – либо открыто поддержать его линию, либо линию Лю и Дэна, заставив партийное  «болото» определиться. По итогам Пленума  Лю Шаоци был спущен в партийной  иерархии со второго места на восьмое, утратив право отдавать распоряжения от имени ЦК партии, но остался членом Постоянного комитета Политбюро  ЦК (руководящего органа партии из пяти человек). Вторым человеком в партии стал Линь Бяо, он занял пост единственного  заместителя Председателя ЦК.
      8 августа 1966 года 11 Пленум ЦК КПК  принял «Решение о великой  пролетарской культурной революции», состоявшее из шестнадцати пунктов.  Это основное партийное решение  по вопросу Культурной революции,  которое можно назвать программой  действия тех общественных сил,  которые представляли Мао Цзэдун  и его сторонники.
      В общем плане Культурная революция  характеризовалась в документе  следующим образом:
        «Хотя буржуазия уже свергнута,  она тем не менее пытается  с помощью эксплуататорской старой  идеологии,  старой культуры,  старых нравов  и старых  обычаев   разложить  массы,  завоевать   сердца людей,  усиленно стремится  к своей  цели  -  осуществлению   реставрации.  В  противовес  буржуазии пролетариат  на  любой  ее  вызов в области  идеологии должен отвечать  сокрушительным  ударом  и  с  помощью   пролетарской   новой идеологии,  новой  культуры,  новых   нравов  и  новых обычаев  изменять духовный облик всего  общества.  Ныне мы ставим себе  целью  разгромить тех  облеченных  властью,  которые  идут  по  капиталистическому пути, раскритиковать   реакционных   буржуазных   "авторитетов"   в   науке,  раскритиковать  идеологию  буржуазии   и  всех  других эксплуататорских  классов,  преобразовать  просвещение,   преобразовать   литературу   и искусство,  преобразовать   все области надстройки,  не  соответствующие экономическому  базису  социализма,   с   тем   чтобы   способствовать  укреплению и развитию социалистического  строя».
      В Решении перечислялись социальные силы стоящие на стороне Культурной революции и отдельно выделялось движение хунвэйбинов, как авангарда.
      Определялись  также и контрреволюционные силы: «Будучи революцией,  культурная  революция  неизбежно  встречает  сопротивление. Источником этого сопротивления  являются главным образом те облеченные  властью,  которые  пролезли  в  партию  и  идут  по капиталистическому  пути».  Его источником является также и «старая сила общественной привычки».
      Культурная  революция направлялась против высшей и средней партийной бюрократии, которую необходимо было «свергнуть». В то же время, по отношению к широким  массам, даже если над ними довлеет  «старая сила общественной привычки»  и они в той или иной мере противятся революции, принуждение  не допускалось.
      Решение говорило о новых центрах власти, которые начали появляться в ходе развертывания Культурной революции: Члены групп и комитетов культурной революции, а также делегаты конференций  культурной  революции. Они «могут быть в любое время подвергнуты  критике со стороны  масс,  а  в случае,  когда они не справляются  со своими обязанностями, после обсуждения в массах могут быть переизбраны  или отозваны и заменены другими».
      В августе 1966 года Лю Шаоци впервые  выступил с так называемой самокритикой. «Самокритика» Лю была попыткой замазать противоречия в политической линии  между левыми и правыми в партии – любимый прием оппортунистов  всех времен и народов. Он писал, что  его «ошибки» были вызваны тем, что  он просто «не понял» глубины идей Мао Цзэдуна о развертывании  массового движения. Таким образом, Лю продолжал сопротивление, перейдя  к стратегической обороне. Несмотря на то, что он уже стал объектом критики, значительное число его сторонников  остались на своих партийных постах, оказывали ему поддержку, так  что он мог рассчитывать на победу.
      Борьба  в партии продолжилась на рабочем  совещании ЦК в октябре 1966 года, на котором левые силы снова развернули атаку на Лю Шаоци и Дэн Сяопина  и стоявшую за ними партийную бюрократию. С докладом «Две линии в великой  пролетарской культурной революции» на совещании выступил Чэнь Бода. Он сказал, что большинство парткомов по-прежнему сопротивляются Культурной революции. В том же духе говорил и Линь Бяо. На совещании с самокритикой выступил Дэн Сяопин. Его выступление  было построено также как и  «самокритика» Лю. Он не признал  наличия двух линий в руководстве, сказав лишь, что не достаточно глубоко  усвоил идеи Мао. Своей «самокритикой» Лю и Дэн как бы определяли тактику  поведения своих сторонников  на местах: открыто не сопротивляться Культурной революции, а наоборот выступать  под маской ее сторонников.
      В ходе совещания левым силам в  ЦК КПК не удалось достичь своей  цели – отстранить от власти наиболее правых в руководстве партии.  Разъехавшись по местам, партийные  боссы местного масштаба провели  на местах обсуждение его итогов, которое  вылилось в прямую критику Группы по делам Культурной революции (ГКР), лично Линь Бяо и действий хунвэйбинских  организаций.4
      В качестве противодействия движению Культурной революции сторонники правых в партии стали создавать собственные  массовые организации. Особую надежду  правые связывали с образованием крестьянских массовых организаций. Опасность  создания таких массовых организаций  была осознана «штабом Мао Цзэдуна» и 5 декабря 1966 года были опубликованы специальные «Указания ЦК КПК  о великой пролетарской культурной революции в деревне», запрещавшие  создание крестьянских массовых организаций.
      Правые  также рекрутировали в свою поддержку  мелкобуржуазные слои города и отсталые группы рабочих и учащихся.
      Хотя  массовые акции «критики» руководителей, поддерживающих правый уклон разворачивалась  во все больших масштабах, бюрократическая  иерархия держалась. Сопротивление  бюрократии вынудило «штаб Мао Цзэдуна» пойти на организацию так называемого  «захвата власти» на местах. «Захват  власти» представлял собой отстранение  от руководящих должностей партийных  руководителей правого направления  и замену их на сторонников линии  Мао Цзэдуна. «Захват» осуществляли массовые организации рабочих и  учащихся – цзяофани и хунвэйбины.
      Самая крупная битва между левыми и  правыми разыгралась в Шанхае, крупнейшем городе Китая, индустриальном центре Азии, наиболее «рабочем» городе страны. Здесь борьба между сторонниками первого секретаря Шанхайского  горкома Чэнь Писянь (после смерти Мао в результате прихода к  власти правых он станет секретарем ЦК КПК), проводившего правую линию и  сторонниками члена горкома Чжан Чуньцяо, сторонника левой линии, вылились в масштабное противостояние с применением  силы.
      Важную  роль в «захвате власти» в Шанхае сыграл молодой рабочий Ван Хунвэнь. Он одним из первых подверг открытой критике руководство шанхайского  горкома, заявив, что партбоссы пошли  по капиталистическому пути, и создал на текстильной фабрике одну из первых организаций цзяофаней («бунтарей») для свержения ревизионистов. Его  выступление было сигналом для рабочих  заводов и фабрик. Рабочие стали  массово создавать собственные  политические организации и включаться в борьбу с прогнившим руководством горкома.
      6 января 1967 года Чжан Чуньцяо и  Ван Хунвэнь созвали «митинг  за свержение шанхайского горкома», собравший сотни тысяч рабочих.  Бои в городе продолжались  с 9 по 14 января и завершились  взятием здания горкома массовыми  организациями рабочих и учащихся, под руководством Чжан Чуньцяо,  Яо Вэньюаня и Ван Хунвэня.  Выступление левых, которое было  позже названо «Январской революцией»,  привело к падению шанхайского  горкома и переходом власти  к сторонникам Мао Цзэдуна.  Победа революции в Шанхае  воодушевила председателя, он сказал: «Если поднялись революционные  силы Шанхая, то есть надежда  в масштабах всей страны».
      После шанхайских событий развернулась борьба за «захват власти» по всей стране. Массовые организации  открыто выступали  против правых руководителей партии. Партбоссы называли действия массовых организаций «отказом подчиняться  руководству со стороны партии, нарушением устава партии, нарушением партийной  дисциплины», в ответ члены массовых организаций заявляли: «Мы как  раз и хотим разбить в дребезги и уничтожить устав партии, состряпанный Лю Шаоци и Дэн Сяопином. Наш  устав партии – это непобедимые  идеи Мао Цзэдуна».5
      Революция действительно совершалась не по уставу, и глупо было бы ожидать  обратного. Массовые организации рабочих  и учащихся, напрямую осуществляя  диктатуру пролетариата, утверждали списки наиболее ненавистных бюрократов, которые решением масс исключались  из партии.
      Захватив  власть в Шанхае революционные массы  хотели создать новые органы власти по образцу Парижской Коммуны 1870 года. Принципы Парижской Коммуны  излагаются как образец построения пролетарской власти в работе Ленина «Государство и революция».
      Шанхайская  Коммуна была создана под руководством Чжан Чуньцяо и Яо Вэньюаня при  поддержке Линь Бяо и Чэнь Бода.
      Коммуна является как бы знаком полной победы социалистической революции в плане  соотношения классовых сил. Образование  Коммуны означало закрепление и  юридическое оформление этой победы.6
      Однако  уже в феврале 1967 года было оглашено решение, согласно которому создавать  коммуны на местах (кроме Шанхая) запрещалось. Характерно, что с заявлением об этом выступил Чжоу Эньлай, а не Мао  Цзэдун. Видимо, Мао стремился показать этим, что лично он – сторонник  власти по образцу Парижской Коммуны, но сложившееся соотношение сил  заставляет его пойти на компромисс. Чжоу Эньлай заявил: «на совещании  у Мао Цзэдуна было решено, что  в борьбе за захват власти необходимо осуществлять трехстороннее объединение, а именно объединение, охватывающее на местах представителей революционных  массовых организаций, представителей Народно-освободительной армии Китая  (НОАК) и революционных руководящих  кадровых работников».7
      Таким образом, новые органы власти на местах – революционные комитеты (ревкомы) – включали в себя представителей массовых организаций рабочих и  учащихся, образованных в ходе Культурной революции, представителей армейских  частей, расквартированных на территории подконтрольной ревкому и партийных  руководителей местной организации  КПК. Такая схема власти не была полной победой сил Культурной революции (их идеалом была Коммуна), но она  серьезно изменяла соотношение сил  у власти.
      Определенную  часть власти все-таки удалось сохранить  бюрократическому аппарату, под именем «революционных руководящих кадровых работников». Однако, наиболее правые представители партбюрократии  были уже «свергнуты» и исключены  из партии в ходе «захвата власти».
      Вопреки распространенным мифам о том, что  Культурная революция была многолетним  царством анархии, «захват власти»  продолжался всего три-четыре недели, после чего Мао Цзэдун выступил с  призывом «упорядочить ряды», «закрепить завоеванное». 
 
 

 
Продолжение сопротивления до IX Съезда КПК.

      В период «захвата власти» правые продолжили сопротивление и в центральных  органах партии, где появилось  так называемое «февральское регрессивное течение». В «февральском течении» приняли участие влиятельные  члены Политбюро и Военного совета ЦК КПК Тань Чженьлинь, Чэнь И, Е Цзяньин, Ли Фучунь, Ли Сяньнянь, Сюй Сянцянь, Не Жунчжэнь, выступившие против Культурной революции. Их демарш был  скорее декларацией  своей позиции, чем призывом к  действию. Но за каждым из этих старых руководителей стояли целые группы партийных работников на местах. Сопротивление  было очень сильно,  поэтому, хотя «февральское регрессивное течение» и  было осуждено на партийном уровне, большинство его участников сохранили  свои посты.
      Главной целью левых в этот момент были Лю Шаоци и Дэн Сяопин. Весной-летом 1967 года атака против них продолжилась. 25 марта 1967 года сторонникам Мао  все-таки удалось исключить Лю и  Дэна из членов Политбюро ЦК КПК, но они остались в партии. В июле 1967 года Лю Шаоци написал письмо студентам и преподавателям строительного  института, в котором опять «признавал свои ошибки». Однако, в форме «самокритики», Лю снова обратился к своим  сторонникам, призвав их к дальнейшей борьбе, советовал опираться на массы. Письмо Лю было растиражировано его  сторонниками и разошлось по всей стране.
      Центром сопротивления контрреволюционных сил летом 1967 года стал город Ухань. Там революционным массовым организациям рабочих и учащихся, , не удавалось  захватить власть в свои руки и  сформировать новые органы управления. В Ухане сформировался мощный блок партийных и военных руководителей, занимавших правые позиции, во главе  с первым секретарем провинциального  комитета Ван Жэньчжуном и командующим  уханьским военным округом Чэнь Цзайдао, принадлежавшим к группировке  Пэн Дэхуая. В Ухане действовали  массовые организации под руководством партийной бюрократии, насчитывавшие  около 460 тысяч человек. Костяк контрреволюционных сил составляла организация «Миллион героев». Ее лидеры тесно смыкались  с командующим военным округом  Чэнь Цзайдао, лидеры «Миллиона героев»  считали, что «в армии нет идущих по капиталистическому пути», то есть прямо поддерживали оппозиционное  левым (и лично Линь Бяо) высшее военное  руководство провинции. За участниками  этой организации сохранялась заработная плата на предприятиях и в учреждениях, где они работали, участие в  ней также дополнительно поощрялось материально – за участие в  столкновениях выплачивалось 80 фэней  ежедневно, выдавались продукты питания, сигареты, водка. Таким образом, партийная  бюрократия Уханя сумела создать  собственную вооруженную гвардию  под видом революционной массовой организации.
      Летом 1967 года массовые организации Уханя  усиленно вооружались и переходили к военным действиям. «Миллион героев», пользуясь поддержкой партруководства  и армии начала одерживать победы, а революционные массовые организации  не имевшие доступа к оружию оказались  близки к разгрому. Ситуация обеспокоила  «штаб Мао Цзэдуна» и Группа по делам Культурной революции направила  в уханьский военный округ  телефонограмму с приказом «прекратить  борьбу силой». Однако, Чэнь Цзайдао  не подчинился приказу.
      Тогда в Ухань были командированы председатель пекинского ревкома Се Фучжи и  исполняющий обязанности зав. Отделом  пропаганды ЦК КПК Ван Ли. В Ухань  также прибыл Чжоу Эньлай, он потребовал от Чэнь Цзайдао признать «ошибку  в курсе» по отношению к массовым организациям, в то же время пообещав ему сохранение руководящего положения. Но Чэнь Цзайдао отказался и от компромисса.
      19 июля 1967 года Се Фучжи и Ван  Ли объявили о своих выводах  по результатам изучения политической  ситуации. Выводы представителей  ГКР не понравились местным  партбоссам и их «Миллиону  героев», и в ночь на 20 июля  Се Фучжи и Ван Ли были  схвачены и избиты, а Ван Ли  даже получил ножевое ранение. 
      Отстранить  от власти Ван Жэньчжуна и Чэнь Цзайдао удалось только на центральном  уровне с участием Мао Цзэдуна.
      «Уханьские  события» показали силу бюрократии. В  то же время они спровоцировали более  активное наступление левых сил. В Шанхае рабочими дружинами под  руководством Ван Хунвэня были разгромлены  массовые организации, поддерживавшие правую линию. В Пекине хунвэйбины ворвались  на территорию Чуннаньхая – резиденции ЦК КПК, где по соседству жили все  члены высшего руководства партии и их семьи – и организовали там митинг «критики и борьбы»  против Лю Шаоци, Дэн Сяопина и  Тао Чжу. Лю Шаоци хунвэйбины били по голове «маленькой красной книжечкой» – сборником высказываний Мао  Цзэдуна, чтобы он «лучше усвоил идеи Председателя», однако, в основном воздействие  на партбоссов, подвергшихся «критике и борьбе» было психологическим.
      Осенью 1967 года оставшимся при власти сторонникам  правой линии, при поддержке Чжоу Эньлая удалось добиться решения  об отстранении ряда крайне левых  руководителей Группы по делам культурной революции – Ван Ли, Гуань Фэна, Му Синя, Линь Цзе и Чжао Ия, а в  январе 1968 года и застрельщика вооруженной  борьбы массовых организаций Ци Бэньюя. Также было издано распоряжение о  том, что массовые организации отныне ведут борьбу только в пределах собственных  производственных единиц, массовым организациям запрещалось захватывать новое  оружие и предписывалось сдать имеющееся. Это решение с одной стороны  диктовалось сложившимся соотношением сил революционных и консервативных сил в стране, с другой стороны  необходимостью направить деятельность масс на формирование новых органов  власти на местах.
      Формирование  ревкомов шло более медленным  темпом, чем на то рассчитывал «штаб  Мао Цзэдуна». К маю 1968 года они  были созданы в 20 провинциях и 3 городах  центрального подчинения. Оставалось создать ревкомы в 6 провинциях составлявших треть территории страны. В некоторых  местах создание новых органов власти наталкивалось на сопротивление. Были районы, где ревкомы создавались  не революционными массами, а «идущими по капиталистическому пути». По мнению лидеров «штаба Мао Цзэдуна» Культурная революция как бы забуксовала  на «буржуазно-демократическом» этапе, поэтому ее надлежало продолжить. Последние ревкомы были сформированы в наиболее отсталых провинциях страны – Синьцзян-Уйгурском и  Тибетском  автономных районах. Состав и политическая линия ревкомов различных районов  сильно отличались – в таких индустриальных центрах, как Шанхай господствовали сторонники левой линии Мао Цзэдуна  и Линь Бяо, в отсталых, крестьянских районах сильные позиции сохранили  сторонники правых. Однако в целом  создание ревкомов на всей территории страны было охарактеризовано как «решающая  победа культурной революции».8
      28 июля 1968 года Мао Цзэдун, Линь  Бяо и другие руководители  партии встретились с лидерами  хунвэйбинских организаций пекинских  вузов Куай Дафу, Тань Хоулань,  Ван Дабином, Не Юаньцзы, Хань  Айцзинем. Мао Цзэдун и Линь  Бяо осудили междоусобную борьбу  и многочисленные расколы среди  хунвэйбинов. Мао Цзэдун сказал: «Вы оторвались от основной  массы рабочих, крестьян, солдат, студентов. В отдельных институтах  ведется некоторая борьба против  черной банды, но этого явно  недостаточно. Главная причина в  том, что вы разделились на  две группировки, начали борьбу  с применением силы». Линь Бяо  говорил, что лидеры молодежных  массовых организаций не смогли  довести борьбу с «идущими  по капиталистическому пути»  до конца и наделали много  ошибок. В конце июля 1968 года начался  процесс «затопления» вузов массовыми  организациями рабочего класса, проходивший под лозунгом: «Рабочий  класс должен управлять всем».  Такой шаг, как ограничение  деятельности хунвэйбинских организаций  был вызван тем, что фактически  они выполнили свою функцию  «тарана» в борьбе против правой  опасности и дальнейшая их  деятельность часто выливалась  просто в мелкобуржуазный радикализм. Ведущую роль к тому времени  стали играть массовые организации  рабочего класса. К тому же  процесс создания новых органов  власти – ревкомов – требовал  уже не «свержения» тех или  иных руководителей для чего  хунвэйбины подходили очень хорошо, а позиционной борьбы при формировании  ревкомов, укрепления новых органов  власти, что могли осуществить  только рабочие, как наиболее  дисциплинированный, организованный, сознательный общественный класс.  Поэтому «штаб Мао Цзэдуна»  и пошел на такой шаг, как  подчинение хунвэйбинских организаций,  игравших ведущую роль в первый  год Культурной революции, массовым  рабочим организациям. Многие участники  движения хунвэйбинов осенью-зимой  1968 года были направлены в сельские  районы страны.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.