На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа История чиновничества

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 19.08.2012. Сдан: 2012. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


    СОДЕРЖАНИЕ 

ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………………… 3

1. «ВОСПОМИНАНИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ» Г.К.ЖУКОВА……………

6

2. ОШИБКИ В СТРАТЕГИЧЕСКОМ ПЛАНИРОВАНИИ НАЧАЛЬНОГО ПЕРИОДА ВОЙНЫ……………………………………….

 
10
3. ВИКТОР СУВОРОВ О КНИГЕ Г.К.ЖУКОВА «ВОСПОМИНАНИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ»………………………………………………………  
17
ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………….. 19
Список  использованных источников и литературы……. 22
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
    ВВЕДЕНИЕ 

    Получить  информацию о человеке, обществе, событиях в тот или иной исторический период можно только опираясь на исторические источники. Это и литературные произведения, и документы, и газеты, и частная переписка, дневники, мемуары. Они несут в себе ценнейшие сведения об определенном историческом отрезке времени и событиях, происходивших в этот период.
    В настоящее время без исследования исторических источников историк не сумеет рассмотреть ту или иную эпоху объективно во всех ракурсах. Достоверность многих событий определяется рассказами непосредственных участников этих событий или их записями. Историк не будет являться исследователем в полном смысле этого слова, если не обратиться к источникам, не проанализирует и не изучит их.
    Количество  исторических источников безгранично, но «среди всего этого множества  ученые выделяют большую категорию  письменных источников, которые являются основными, главными при изучении письменной истории человечества»1. К этому типу источников относятся мемуары и частная переписка, то есть источники личного происхождения. Специфика их в том, что они субъективны и не могут рассматривать все аспекты происходящего. Автор разбирает то или иное событие, давая ему свои личные характеристики, делая определенные умозаключения, которые не всегда совпадают с реальностью. Так, автор передавал то, что знал, видел и чувствовал или то, что хотел «видеть, знать и чувствовать». Поэтому такие источники необходимо рассматривать через призму личности автора, через симпатии и антипатии, вовлеченность. Нередко источники личного происхождения уничтожались самими авторами или адресатами или хранились небрежно.
    Широко известная книга четырежды Героя Советского Союза Маршала Георгия Константиновича Жукова «Воспоминания и размышления» впервые вышла в 1969 году и с тех пор выдержала двенадцать изданий. Все эти годы книга пользуется неизменно огромной популярностью у читателей разных поколений.
    В мемуарах Георгий Константинович Жуков вспоминает свою жизнь, пытается дать ей оценку. Описывая свое детство, он пишет о нелегком крестьянском труде, вспоминает, как впервые пошел на жатву с отцом, заработал первые мозоли, и как впервые познал несправедливость.
    Описывая свою работу в мастерской, Г. К. Жуков пишет о том, каким унижениям и побоям подвергались ученики (воспоминание о приказчике Василии Данилове2).
    В мемуарах особо указывается, что  служба в кавалерии была воспринята Жуковым радостно, он подчеркивает, что обучение было на хорошем уровне, но недостатком служила пропасть между солдатами и офицерами, отсутствие единства (размышление об унтер-офицерском составе):
    «Беседуя с солдатами, я понял, что они не горят желанием «нюхать порох», не хотят войны. У них были уже иные думы - не о присяге царю, а о земле, мире и своих близких3
    Последовавшую после революции Гражданскую  войну Г.К. Жуков описывает более хронологически, указывая, что одним из факторов поражения Красной Армии была её слабая подготовка, особенно новопризванных солдат и курсантов. Как одним из важных результатов, маршал называет единение армии и народа, руководящей роли партии в военных вопросах4
    Последующие главы описаны более схематично, много данных, а также воспоминаний об офицерах и соратниках. Можно отметить воспоминания о командовании Киевским округом. Например, Г.К.Жуков пишет: «что же представляла наша Красная Армия в то тревожное время? (канун Великой Отечественной войны)», где на основании многих источников (заседаний и совещаний), с одной стороны признается готовность армии к боевой готовности в течение 4-6 часов, возможность быстрой переброски солдат и техники от 8-20 часов, с другой - недостаточность военной подготовки5
    Канун войны отдельно описывается маршалом. Он описывает подготовку и состояние армии накануне вторжения - перемены в военно-промышленном секторе, ситуацию в стрелковых войсках, артиллерии, инженерных войсках и в войсках связи, ситуацию в авиации и ПВО. Особое внимание уделяется тактике. Г.К.Жуков пишет:
    «Военная стратегия строилась главным образом на правильном утверждении, что только наступательными действиями можно разгромить агрессора. В то же время другие варианты борьбы - встречные сражения, вынужденные отступательные действия, бои в условиях окружения - рассматривались недостаточно основательно6.
    Начавшаяся  Великая Отечественная война  занимает большую часть мемуаров.
    Из  предисловия к книге, Мария Георгиевна Жукова:
    «Время не имеет власти над величием всего, что мы пережили в войну, - скажет Маршал, - а народ, переживший однажды большие испытания, будет и впредь черпать силы в этой победе». 
 
 

1.«ВОСПОМИНАНИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ» Г.К.ЖУКОВА

 
    В октябре 1957 года Георгий Константинович Жуков был освобожден от обязанностей министра обороны. В жизни полководца наступил негаданный и крутой поворот. Из своих шестидесяти лет маршал провел на военной службе сорок два года, прошел первую мировую, гражданскую и Великую Отечественную войны. Был заместителем Верховного Главнокомандующего, членом Ставки советского Верховного Главнокомандования и представителем ее на многих фронтах, командовал фронтами.
    Маршал  не раз затрагивал вопросы военной  мемуаристики в беседах с А.М. Василевским, а также с И. X. Баграмяном. Именно А.М. Василевский предложил тогда Сталину две первые мемуарные книги. Сборник "Штурм Берлина", вышел в то время, когда Г.К. Жуков находился в Германии на посту главноначальствующего Советской военной администрации. Книга почти в 500 страниц большого формата была издана в 1948 году и представлена И.В. Сталину.
    Как вспоминал в последующем А.М. Василевский, Сталин сказал тогда, что "писать мемуары  сразу после великих событий, когда еще не успели прийти в равновесие и остыть страсти, рано, что в этих мемуарах не будет должной объективности".
    Получив отставку от государственных дел, Георгий Константинович твердо решил написать книгу. Взял верх благородный патриотический мотив его намерений. «Для меня, - напишет полководец, работая над «Воспоминаниями и размышлениями», - главным было служение Родине, своему народу. И с чистой совестью могу сказать: я сделал все, чтобы выполнить этот свой долг. Данная книга является, возможно, последним из того, что я считаю обязанным сделать»7.
    В 1958 году замысел создания книги созрел окончательно, но до воплощения его в жизнь прошло более восьми лет.
    На  это требовалось время, причем немалое: художественное слово не терпит поспешности. Надо было найти и литературную форму  изложения мыслей.
    И Г.К. Жуков одержал в то время  еще одну победу, на этот раз победу над собой: он сел за книги и с редким прилежанием углубился в изучение вопросов войны, собирая некоторые недостающие ему данные в архивных учреждениях.
    На  письменном столе в кабинете Г.К. Жукова появились стопы книг по военной  теории и военной истории, мемуарные  труды, философские работы, исследования экономики войны, международных отношений. Сейчас можно сказать, что особое внимание уделялось Г.К. Жуковым проблеме руководства партии, роли народа в достижении Победы, формированию стратегических решений борющихся сторон на разных этапах войны и претворению их в жизнь. В то же время он неукоснительно следовал точности исторического факта, о чем было сказано выше.
    В середине 1964 года работа Г.К. Жукова над  книгой заметно ускорилась. Дело в  том, что в 4 - 5 номерах журнала «Октябрь» были опубликованы воспоминания Маршала Советского Союза В.И. Чуйкова «Конец третьего рейха». Несколько месяцев спустя статья появилась в журнале «Новая и новейшая история», где маршал В.И. Чуйков подсчитал, что для наступления на Берлин в феврале 1945 года 1-й Белорусский и 1-й Украинский фронты были в состоянии якобы выделить восемь - десять армий, в том числе три-четыре танковые8.
    Статьи  эти решительно расходились с  реальной действительностью войны. Стратегическая обстановка на этом этапе  наступления Советских Вооруженных Сил властно требовала, как известно, паузы для организации и обеспечения успеха новой, на этот раз завершающей операции войны в Европе на берлинском направлении. Военно-историческая наука доказала, что без временной остановки на Одере не могло состояться разгрома противника в районе Берлина.
    Западная  пресса пыталась доказать, что советское  партийное и государственное  руководство якобы не стремилось к быстрейшему окончанию войны, стремясь извлечь из этого какие-то выгоды.
    В таких условиях возникла задача более детально осветить последние месяцы войны.
    В результате Г.К. Жуков опубликовал  в «Военно-историческом журнале» статью «На берлинском направлении». Он подчеркнул особую значимость Берлинской операции, поскольку «в ней получали окончательное решение важнейшие военно-политические вопросы, от которых во многом зависело послевоенное устройство Германии и ее место в политической жизни Европы».
    Г.К. Жуков рассказал читателям о  ходе операции 1-го Белорусского фронта вплоть до захвата 3 февраля 1945 года небольшого плацдарма на западном берегу Одера в районе Кюстрина. Действия войск, преодолевших за двадцать дней наступления свыше 500 километров, полководец назвал блестящими.
    Автор подверг критике утверждения  В.И. Чуйкова относительно того, что «Берлином можно было овладеть уже в феврале», что надо было рисковать. Г.К. Жуков тонко заметил: «Опыт истории показывает, что рисковать следует, но нельзя зарываться». Мало того, обрисовав состояние материального снабжения войск, он завершил свои соображения так: «в подобных условиях предпринимать решительное наступление на Берлин было бы чистейшей авантюрой»9.
    Подготовка  статьи о Берлинской операции активизировала труд маршала. Постепенно рушилась стена  отчужденности, воздвигнутая было между полководцем и широкой общественностью. Теперь маршала стали регулярно приглашать на крупные военно-научные мероприятия.
    Доклад Г.К. Жукова на юбилейном заседании в Краснознаменном зале ЦДСА, посвященном 25-летию разгрома гитлеровских войск под Москвой был горячо принят участниками заседания.
    Стремление  скорее завершить книгу воспоминаний овладевало автором все сильнее. В марте 1966 года рукопись была готова. Весной 1969 года книга появилась в  СССР. Позже «Воспоминания и размышления» Г.К. Жукова вышли в США. Это дало возможность донести до американцев правду о Великой Отечественной войне. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

2 ОШИБКИ В СТРАТЕГИЧЕСКОМ ПЛАНИРОВАНИИ НАЧАЛЬНОГОПЕРИОДА ВОЙНЫ

 
    Маршал  Жуков в своих мемуарах с одной  стороны признает некоторые просчеты, за которые несет ответственность военное руководство страны, но с другой никак не комментирует ту роль, которую эти просчеты сыграли в процессе возникновения и развития военной катастрофы 1941 года. Как бы подразумевая, что промахи эти носили второстепенный характер. Однако с такой позицией трудно согласиться.
    Наиболее  существенным просчетом Генштаба РККА, во многом определившим трагедию 1941 года, было следование явно устаревшим положениям военной доктрины Красной Армии, фактически игнорировавшим стратегию  блицкрига, уже использовавшуюся вермахтом в европейских войнах 1939 - 40 годов:
    "Хочу  коснуться некоторых ошибок, допущенных  руководством Наркомата обороны  и Генерального штаба.
    При переработке оперативных планов весной 1941 года практически не были полностью учтены особенности ведения современной войны в ее начальном периоде. Нарком обороны и Генштаб считали, что война между такими крупными державами, как Германия и Советский Союз, должна начаться по ранее существовавшей схеме: главные силы вступают в сражение через несколько дней после приграничных сражений. Фашистская Германия в отношении сроков сосредоточения и развертывания ставилась в одинаковые условия с нами. На самом деле и силы, и условия были далеко не равными"10.
    В соответствии с этим явно устаревшим положением советской военной доктрины и была выстроена как военная, так и политическая стратегия подготовки СССР к войне с Германией. При этом предполагалось, что немцы начнут свое нападение ограниченными силами с приграничных сражений еще до окончания своего сосредоточения и развертывания. В это время армии прикрытия будут вести активную оборону, изматывая и обескровливая фашистов, одновременно в Советском Союзе начнется всеобщая мобилизация и развертывание Красной армии.
    Именно  на этой доктрине и была основана вся  политическая линия Сталина: не провоцировать Гитлера. Однако эта линия теряла свой смысл, если бы только военные пришли к выводу, что никакого постепенного перерастания приграничного конфликта в полномасштабную войну быть не может. Война же начнется с внезапного удара главных сил противника.
    Тем не менее, руководство РККА в то время  даже не допускало мысли о возможности  такого варианта развития событий: "Внезапный  переход в наступление в таких  масштабах, притом сразу всеми имеющимися и заранее развернутыми на важнейших стратегических направлениях силами, то есть характер самого удара, во всем объеме нами не предполагался. Ни нарком, ни я, ни мои предшественники Б.М. Шапошников, К.А. Мерецков, ни руководящий состав Генерального штаба не рассчитывали, что противник сосредоточит такую массу бронетанковых и моторизованных войск и бросит их в первый же день мощными компактными группировками на всех стратегических направлениях с целью нанесения сокрушительных рассекающих ударов"11.
    Поскольку Генеральный штаб даже не предполагал такого характера удара немцев то, разумеется, и не подготовил к нему наши армии. В этом и заключалась значительная доля причин, породивших катастрофу начального периода войны.
    Здесь нужно особо подчеркнуть, что  речь идет именно о характере удара, нанесенного вермахтом, а не об ошибках наших разведданных относительно количества воинских соединений и военной техники, которые немцы сосредоточили у советских границ. Ведь хотя наша разведка существенно ошибалась в определении сил противника, но ошиблась она в сторону завышения этих сил.
    Так, например, в мартовской 1941 года версии «Основ развертывания». Генштаб строил планы ведения боевых действий исходя из того, что Германия и ее союзники развернут на Востоке 271 дивизию, 10810 танков и 11600 самолетов. На самом же деле 22 июня нам противостояли всего 190 дивизий, 4477 танков и 4739 самолетов. То есть вооруженные силы противника оказались значительно меньшими, чем те, на которые изначально рассчитывало советское военное руководство! И, несмотря на это, результат был катастрофическим.
    Какие же основания были у нашего Генштаба делать допущение, что фашисты начнут войну со сравнительно локальных  приграничных конфликтов? Ведь опыт предшествующих войн, проведенных фашистами говорил об обратном! Да и сам Жуков пишет об этом:
    «Крупным пробелом в советской военной науке было то, что мы не сделали практических выводов из опыта сражений начального периода Второй мировой войны на Западе. А опыт этот был уже налицо, и он даже обсуждался на совещании высшего командного состава в декабре 1940 года.
    О чем говорил этот опыт?
    Прежде  всего, об оперативно-стратегической внезапности, с которой гитлеровские войска вторглись  в страны Европы. Нанося мощные удары  бронетанковыми войсками, они быстро рассекали оборону для выхода в тыл противника. Действия бронетанковых войск немцы поддерживали военно-воздушными силами, при этом особый эффект производили их пикирующие бомбардировщики»12.
    А ведь фактически немцы изобрели и  на полях сражений опробовали принципиально  новую стратегию: бронированный танковый кулак совместно со штурмовой авиацией пробивают в слабом месте противника брешь, не втягиваясь при этом в бои, чтобы ломать какую-то там оборону. А далее в эту брешь устремляется лавина машин. Именно так и случилось в июне 1941 года.
    В стратегии блицкрига было много нового. Никаких приграничных сражений, никакого времени на развертывание - с первых часов вводились в действие массы танков и авиации, перед которыми ставилась задача не захватывать территорию противника, а уничтожить войска, нарушить управление армией и страной.
    А Генштаб РККА по-прежнему исходил  из догмы: вначале приграничные бои, затем мобилизация и развертывание  вооруженных сил после начала военного конфликта, а затем уже настоящие сражения. Слепое следование этой догме и явилось причиной того, что к моменту вторжения немцев Красная Армия находилась лишь в начальной стадии стратегического развертывания и этим самым обрекла себя на дополнительные потери. Видимо задним числом понимая нелепость своих утверждений Жуков, пытается хоть как-то оправдаться:
    «Этого не учитывали и не были к этому готовы наши командующие и войска приграничных военных округов. Правда, нельзя сказать, что все это вообще свалилось нам как снег на голову. Мы, конечно, изучали боевую практику гитлеровских войск в Польше, Франции и других европейских странах и даже обсуждали методы и способы их действий. Но по-настоящему все это прочувствовали только тогда, когда враг напал на нашу страну, бросив против войск приграничных военных округов свои компактные бронетанковые и авиационные группировки»13.
    Как говорится, пока гром не грянет, мужик  не перекрестится. А вот, наконец, и  само жуковское «оправдание» всей этой нелепицы:
    «Советское правительство делало все возможное, чтобы не давать какого-либо повода Германии к развязыванию войны. Этим определялось все»14.
    Другими словами Сталин был во всем виноват, а генералы лишь слепо следовали  его указаниям не давать Гитлеру  повода для войны. Однако соответствующие положения военной доктрины были приняты Генштабом задолго до того, как Сталин именно на их основе сформулировал свой тезис: не провоцировать Гитлера, после чего в сентябре и было запланировано проведение в начале войны этапа активной обороны по всему периметру западной границы СССР.
    Однако  продекларировав этап активной обороны  на бумаге, Наркомат обороны вплоть до мая 1941 года очень немного сделал для его практической реализации, а занимался в основном разработкой  последующих этапов военных действий - планированием контрнаступления и переноса военных действий на территорию противника. И только в мае Генштаб потребовал от приграничных округов срочной разработки планов обороны и подготовки тыловых рубежей на случай вынужденного отхода советских войск вглубь нашей территории.
    К сожалению история не оставила времени  для реализации этих оборонительных планов.
    Скорее  всего, вся эта неразбериха в  планировании этапа активной обороны  объясняется тем, что внутри НКО  и Генштаба существовала сильная оппозиция со стороны сторонников нанесения упреждающего удара. Задержка в принятии оборонительных планов пагубно сказалось на целом ряде решений НКО, прежде всего, на характере дислокации воинских частей и на отсутствии эшелонированности складов материально-технического снабжения войск.
    Желание максимально приблизить запасы боеприпасов  к границе привело к тому, что  более 30 млн. снарядов и мин оказалось  в угрожаемой приграничной зоне. Большая  часть их впоследствии была утеряна. На 1 июня 1941 года из 887 стационарных складов и баз Красной Армии 340 находились в приграничных округах. Здесь же находились и некоторые центральные склады, нефтебазы Главнефтеснаба. Вот что по этому поводу пишет Жуков:
    «Нарком обороны, Генеральный штаб и я, в том числе считали необходимым в условиях надвигающейся войны подтянуть материально-технические средства ближе к войскам. Казалось бы, это было правильное решение, но ход военных событий первых недель войны показал, что мы допустили в этом вопросе ошибку. Врагу удалось быстро прорвать фронт нашей обороны и в короткий срок захватить материально-технические запасы округов, что резко осложнило снабжение войск и мероприятия по формированию резервов»15.
    В результате боеприпасы частично были уничтожены, а частично захвачены фашистами в первые дни войны, а сражающиеся советские армии остались без необходимого запаса боеприпасов и горюче-смазочных материалов.
    Кроме того, характер сосредоточения наших  войск на белостокском выступе был  весьма удобен для нанесения удара  по территории Германии, но пагубен при проведении оборонных операций. Фактически эта дислокация была сформирована еще до августа 1940 года, в период, когда в Генштабе вынашивались планы нанесения превентивного удара по Германии. Однако после отказа от этих планов и перехода к стратегии активной обороны на начальном этапе войны, в дислокацию войск так и не были внесены какие-либо изменения. Таким образом, закладывались предпосылки для будущих поражений советских войск. Вот как характеризует эту ситуацию Жуков:
    «Накануне войны 3, 4 и 10-я армии Западного округа были расположены в белостокском выступе, вогнутом в сторону противника, 10-я армия занимала самое невыгодное расположение. Такая оперативная конфигурация войск создавала угрозу глубокого охвата и окружения их со стороны Гродно и Бреста путем удара под фланги. Между тем дислокация войск фронта на гродненско-сувалковском и брестском направлениях была недостаточно глубокой и мощной, чтобы не допустить здесь прорыва и охвата белостокской группировки.
    Это ошибочное расположение войск, допущенное в 1940 году, не было устранено вплоть до самой войны»16. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

3.ВИКТОР  СУВОРОВ О КНИГЕ  Г.К.ЖУКОВА «ВОСПОМИНАНИЯ  И РАЗМЫШЛЕНИЯ» 

    Виктор Суворов (В.Б. Резун) в своих книгах «Самоубийство: Зачем Гитлер напал на Советский Союз?» и «Беру свои слова обратно» остро критикует книгу «Воспоминания и размышления».
    Он  утверждает, что мемуары Жукова не содержат ни воспоминаний, ни размышлений, ни внятного анализа ситуации. Более того, он пишет:
    «В момент начала войны он (Жуков) был начальником Генерального штаба, то есть главой «мозга армии». Его прямая обязанность - знать главное о своей армии, ибо ее действия он планирует, направляет и контролирует. И вот именно Жукову следовало сказать в своих мемуарах, сколько и каких у нас было танков и самолетов, сколько орудий, винтовок, патронов и снарядов. Ему следовало показать, где располагались наши аэродромы, стратегические запасы, где в момент начала войны находились армии, корпуса и дивизии. Но Жуков ухитрился исписать 734 страницы, но о войне ничего не рассказать. Жуков все сохранил в тайне, заполнив страницы сплошными нестыковками и нарастающей чепухой».
    Кроме этого, Суворов находит большое количество нестыковок в разных изданиях мемуаров Жукова. Например, в эпизоде, посвященному обороне Ленинграда осенью 1941-го:
    Итак, в первом издании Г.К. Жуков 9 сентября уже героически оборонял Ленинград, отбивая яростные атаки противника. А во втором издании он в этот день в районе Ельни исправлял глупейшие ошибки молодого неопытного командира неопределенной дивизии.
    Суворов утверждает, что низкое качество книги  может быть объяснено тем, что  Жуков не имел к ней отношения. По мнению Суворова, недопустимо появление новых изданий книги после смерти автора, особенно если содержимое книги сильно изменяется от издания к изданию, так как у читателя может создаться впечатление, что в редактировании задействован сам автор, что невозможно. Так как единственной наследницей прав на мемуары Жукова является его дочь, Жукова Мария Георгиевна, то можно предположить, что книга переиздаётся и дополняется исключительно с её согласия или даже по её инициативе. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ 

    Широко  известная книга четырежды Героя Советского Союза Маршала Георгия Константиновича Жукова «Воспоминания и размышления» впервые вышла в 1969 году и с тех пор выдержала двенадцать изданий. Все эти годы книга пользуется неизменно огромной популярностью у читателей разных поколений.
    Из  предисловия к книге, Мария Георгиевна Жукова:
    «Время не имеет власти над величием всего, что мы пережили в войну, - скажет Маршал, - а народ, переживший однажды большие испытания, будет и впредь черпать силы в этой победе».
    Около десяти лет трудился Жуков над воспоминаниями. Принимая во внимание, что он был в опале, постоянно подвергался травле и был болен, можно назвать создание книги его вторым подвигом. Выход в свет в 1969 году объемистого тома в красной суперобложке был настоящим событием в нашей стране. Ветераны поставили «Воспоминания и размышления» на первое место среди мемуаров о Великой Отечественной войне. Именно им, живым и павшим солдатам, их великому подвигу, их мужеству, храбрости, героизму, безграничной самоотверженности во имя Родины, во имя будущих поколений посвятил свою книгу Маршал.
    Когда в апреле 1969 года книга появилась  на книжных прилавках Москвы, первый тираж в 100 тысяч экземпляров был  раскуплен мгновенно. К Дому книги  на Калининском проспекте (Новом  Арбате) тянулась очередь от кинотеатра «Октябрь». В книжном магазине на улице Кирова (Мясницкой) разгоряченная толпа покупателей разбила витрины и пошла насквозь. Пришлось вызывать конную милицию. В провинции же, где купить книгу было почти невозможно, люди, как писали в многочисленных письмах Жукову, стояли в очереди в библиотеки по полгода и больше, зачитывали ее до дыр.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.