На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Проекты будущего в политологии

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 19.08.2012. Сдан: 2011. Страниц: 9. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Введение 

      Политические  прогнозы, являющиеся: продуктами теоретической  политологии, целесообразнее называть политическими проектами будущего. Они носят достаточно глобальный характер, имеют слишком значительный период упреждения — промежуток времени от настоящего в будущее, на который разрабатывается прогноз, — и пытаются показать возможность исключительно базисных, принципиальных для тех или иных политических систем качественных изменений, которые приведут к существенным трансформациям в них. Термин «проект» более четко отражает специфику подобных макропрогнозов. Поэтому мы выносим политическое проектирование за рамки политических прогнозов, которые будут пониматься нами в первую очередь в более «приземленном» смысле ? как научно обоснованные суждения о вероятных состояниях политической системы или отдельных ее субъектов в будущем и о вероятных путях и сроках их достижения, которые имеют четко обозначенный период упреждения и тесно связаны с возможностью оперативной реакции на них в виде политических решений. Так, предложенная ситуация смены кабинетов министров будет рассматриваться при составлении политического прогноза, понимаемого нами в прикладном смысле, не как симптом или предвестник каких-либо парадигмальных сдвигов в политической системе, но как конкретные политические ходы, изменившие расстановку сил на политической сцене и способные определить направление перераспределения политических ресурсов на ближайшее время.
     Актуальность  данной проблематики определила цель курсовой работы - изучение теоретико-методологических основ исследования "проектов будущего".
     Исходя  из цели работы поставлены следующие  задачи:
     - научно определить сущностные  характеристики социально-политическое  проектирование;
     - изучить классификацию, характеристики фабрик мысли зарубежных стран;
      - охарактеризовать деятельность  российских  центров (ИНОП, ИНСОР  и Клуб 2020).
     Объект  исследования – «проекты будущего» зарубежных стран и России.
     Предмет исследования – теоретическое и практическое обоснование социально-политического проектирования зарубежных стран и России, их составные элементы, их функциональное проявление, взаимодействие между разными составляющими с целью выявления механизмов реализации властных функций.
     При написании работы были использованы следующие методы: обще-логический, сравнительный, социологический, исторический, системный, психологический, институциональный.
     Работа  содержит введение, две главы, заключение. При написании работы было использовано одиннадцать литературных и пять интернет-источников. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

      Глава 1.  

      Термин  «прогноз» происходит от греческого слова « prognosis », что означает предвидение, понимаемое обычно как получение  информации о будущем состоянии  какого-либо объекта. У западных специалистов по прогнозированию предвидение  и прогноз выступают зачастую как синонимические конструкции, обозначающие некоторые суждения относительно будущих событий. Так, например, понимает прогноз Г. Тейл [6]. В ряде случаев западные авторы отмечают, что это суждение должно быть обоснованным, однако не делают обязательной характеристикой прогноза его научное обоснование. В отечественной школе прогнозирования понятия предвидения и прогноза разводятся: если предвидение включает в себя любые способы получения информации о будущем, то прогнозирование является сугубо научным исследованием [7].
      В мире прогнозов предметом нашего рассмотрения станут прогнозы политические, объектом которых являются в первую очередь политическая система и политический процесс. Соответственно под политическим прогнозированием было бы логично понимать разработку научно обоснованных суждений о вероятных состояниях всей политической системы или отдельных ее субъектов в будущем и о возможных путях и сроках их достижения. Однако для рассмотрения политического анализа в предложенном понимании данное определение будет достаточно широким, и поэтому мы вновь встаем перед необходимостью провести демаркационную линию между прикладной и теоретической политологией, поскольку жанр прогнозов достаточно развит в обеих из них, в то время как нас в первую очередь интересуют прикладные исследования. Формально же под предложенное определение подпадают оба типа политических прогнозов, между которыми существуют значительные различия.
      Теоретическая политология рассматривает прогнозы в первую очередь как прогнозирование  политической мегакартины одной  страны или даже всего мира, т.е. как возможные пути развития одной или многих политических систем на достаточно длительный период. Такая традиция политического прогнозирования имеет давнюю историю — практически все социальные мыслители прошлого пытались создать свою картину идеального общества, что также можно назвать прогнозом. Достаточно вспомнить «Государство» Платона, «Утопию» Т. Мора, «Город Солнца» Т. Кампанеллы, «Левиафана» Т. Гоббса, либеральную модель политической системы, разработанную Ш. Монтескье и Дж. Локком. В большинстве случаев такие прогнозы не отвечали всем критериям предложенного определения политического прогнозирования, так как чаще всего давали картину желаемого будущего, но не показывали пути ее достижения. Но тем не менее они содержат научно обоснованное, если исходить из уровня развития социальных наук в тот период, вероятностное суждение о будущем, а значит, их все же можно отнести к политическим прогнозам.
      По  мере приближения XX века усиливается  тенденция не просто построения оптимальных  моделей будущей политической системы, но и объяснения путей ее достижения. В качестве примера следует привести теорию К. Маркса, фактически являющуюся прогнозом смены капиталистической формации социалистической. Правда, многие современные политологи отказывают теории К. Маркса в признаке вероятности, считая, что он заложил в свою концепцию одномерный подход к историческому процессу, не оставив возможности для альтернативного хода истории. Например, К. Поппер считал концепцию Маркса историцистской — т.е. не дающей права на жизнь другим вариантам будущего развития общества. Будущее у Маркса носит обязательный характер, поскольку он был полностью убежден в том, что выявил закон исторического развития общества, согласно которому оно и будет неминуемо эволюционировать. Не случайно К. Поппер считал марксизм и другие историцистские концепции особой разновидностью фатализма, для которого неизбежными выступают тенденции истории [8]. Но, несмотря на это замечание, теорию К. Маркса все же можно отнести к категории политических прогнозов.
      Наконец, на современном этапе развития политической науки политические прогнозы из сферы  теоретической политологии укладываются в определение политического  прогноза уже без всяких оговорок — они носят научный, вероятностный характер и показывают пути возможных трансформаций политических систем вместе с причинами, их обуславливающими. Отметим, в частности, попытку А. Панарина спрогнозировать эволюцию политических систем на основе культурологического подхода. Предлагаемое А. Панариным культурологическое прогнозирование позволяет рассмотреть несколько альтернативных вариантов крупных политических сдвигов на основе возможного восприятия различными политическими культурами серьезных идеологических вызовов [9]. Подобный тип политического прогнозирования имеет дело с весьма, длительными периодами, и поэтому конкретные события интересуют его с точки зрения возможных симптомов начала глобальных культурологических сдвигов — к примеру, замена кабинета министров Сергея Кириенко на правительство Евгения Примакова для вооруженного таким методом прогнозиста могла быть рассмотрена в 1998 г. как свидетельство растущей вероятности отказа от западно-либеральной модернизационной модели и задание нового вектора долгосрочного развития российской политической системы.
      В современных условиях возрастающей потребностью становится проектирование социально- политических систем, которое в принципе сводится к определению будущего состояния конкретного социального объекта, процесса, явления в пределах определенной программы и плана. Проектирование возникло во второй половине XX в., когда социальная сфера переместилась с задворок общества в его центр. В это же время сложился системный подход, который предопределил проектирование как разновидность системного моделирования. Реализуемые ныне национальные социальные проекты (образование, здравоохранение, доступное жилье и др.) подтверждают актуальность и значимость социального проектирования [10].
      Социально-политическое проектирование - это проектирование социально-политических объектов, социально-политических качеств, социально-политических процессов и отношений. В отличие от проектирования таких объектов, при изменении которых не учитывается субъективный фактор, при проектировании социально-политических объектов этот фактор должен учитываться. Его учет во многом предопределяет специфику социально-политического проектирования.
      Социально-политическое проектирование является систематическим описанием социального эксперимента, одной из форм опережающего отражения социальной действительности, содержащее предложения относительно данной разработки на практике. Результат социально-политического проектирования - это научно обоснованные определения вариантов планового развития новых социально-политических процессов и явлений. Без проведения социально-политического проектирования невозможно оценить правильность прогноза, разработать научно обоснованный план социально-политического развития. Проектирование учитывает и возможность неудачного эксперимента по проверке идей.
      Социально-политическое проектирование используется как один из компонентов целенаправленной деятельности, когда разрабатываются различные варианты решения новых социально-политических проблем. Оно применяется также при подготовке социально-политических планов и программ по регулированию преобразуемых процессов и явлений, которые ранее не нуждались в детальной проработке и управлении.
      Определяя рациональные параметры организации  отношений в развивающихся или  создаваемых социально-политических объектах, социально-политическое проектирование выступает промежуточным звеном на пути опредмечивания социально-политических знаний. В первую очередь, через проектирование проявляется творческая активность нашего сознания, которое не только отражает мир, «но и творит его, творит с учетом объективных закономерностей в соответствии с потребностями людей. Именно посредством проектирования и последующего воплощения проектов в жизнь решающим образом проверяется истинность наших знаний. Социально-политическое проектирование в состоянии быть одним из критериев истинности наших знаний об обществе, потому что оно ориентировано на практику и является ее необходимым элементом.
      Основными элементами проектной деятельности, его важнейшими теоретическими категориями  являются: социально-политическая система, субъект проектирования, объект, технология (как совокупность актов), методы социально-политического проектирования, условия проектирования и др.
      Одним из методов проектирования следует  является метод «мозговой атаки». Этот метод, обоснованный в 1936 г. Осборном, связан с генерацией идей, их равноправной конкуренцией, возможностью сопротивления. С помощью метода «мозговой атаки» преодолеваются недостатки традиционных способов решения проблемных ситуаций, например, проведение совещания, где различная активность участия отдельных членов группы, бессодержательные выступления, сильное влияние конфликтов и противоречивости участников отрицательно сказывается на ходе работы. Указанные недостатки преодолеваются благодаря наличию специалиста-организатора групповой работы, принципом формирования групп и хода обсуждения проблемы. В соответствии с принципами формирования рабочей группы, она должна иметь неоднородный характер с точки зрения знаний, опыта и социально-функционального положения состава членов.
      Социально-политическое проектирование и прогнозирование в области социально-политической работы применяются для разработки социально-политических программ, предложений и проектов, отработки методики, техники и технологии.
      Принятый  в российской общественной науке во второй половине XX века перевод термина Think Tank как «мозговой трест» был калькой со словосочетания Brain Trust, который использовался преимущественно для обозначения государственных аналитических структур в первой половине ХХ века. Менее архаичный термин Think Tank возник в годы Второй мировой войны и использовался для обозначения американских и британских государственных военно-аналитических организаций. После войны значение термина существенно расширилось — им стали называть различные экспертно-аналитические структуры. В США на практике сегодня «мозговой центр» — скорее негосударственная организация, чем государственная, хотя в разных странах ситуации в этом смысле могут очень сильно различаться.
      В то время как в России «фабрика мысли» явление пока совсем молодое, на Западе у такого рода научно-исследовательских центров за плечами уже внушительный опыт. Несколько десятилетий творческие коллективы этих исследовательских институтов трудились над отлаживанием механизмов своей работы. До совершенства были доведены методы подбора материалов, их осмысления, анализа и, что немаловажно, донесения до аудитории. В связи с этим, для желающего составить свое мнение о специфике работы фабрик мысли первостепенный интерес представляют следующие аспекты их деятельности: информаторы и источники данных центров, приемы анализа данных, методы оформления конечного продукта, а также другие специфические стороны работы «мозговых трестов». В западной практике довольно четко прослеживается деление фабрик мысли на два сектора — партийные и независимые. В то время как для Европы характерно преобладание независимых, неангажированных институтов, в Соединенных Штатах и некоторых других странах более развиты партийные аналитические центры, технологии и методы работы которых и будут рассмотрены ниже.1
      Рассмотрим  американские, демократические республиканские  и австралийские партийные фабрики мысли.
      Монополистами рынка фабрик мысли, без сомнения, уже долгие годы являются Соединенные Штаты. Сегодня в США информационно-аналитических и научно-исследовательских центров настолько много, что даже подсчитать их и назвать точное количество берутся не все эксперты по разным данным одновременно действует от полутора до двух тысяч таких институтов). Большая часть из них позиционирует себя как независимые фабрики мысли. С одной стороны, это дает им больший простор для деятельности, избавляет от идеологических рамок и шаблонов, дает возможность быть непредвзятыми, объективными арбитрами политического процесса, однако с другой — дистанцирует их от реальной политической борьбы, обязует быть непричастными к формированию избирательных стратегий партий и усложняет процесс влияния на конкретных лиц, принимающих решения. В целом, для американской действительности является типичным большое число именно неангажированных фабрик мысли, хотя значительный сегмент рынка, предлагающего широкий спектр аналитических и консультативных конструкций, занимают партийные «мозговые тресты».
      Статус  «партийного» «мозгового треста», как  может показаться, существенно ограничивает возможность маневра, однако в действительности такие фабрики мысли сохраняют за собой право самостоятельного выбора характера работы. Одни предпочитают, как Институт прогрессивной политики, Фонд «Наследие» или Институт Катона, вести активную пропагандистскую деятельность, выступая в первую очередь отражателями позиции партии, популяризаторами ее идей, а потом уже аналитическими центрами. Другие же, как Гуверовский Институт, сохраняют верность традициям, и основной акцент делают на исследовательской работе и поиске принципиально новых путей разрешения сложных ситуаций, складывающихся в плоскости публичной политики.
      Основными способами донесения своей позиции  до адресата партийными фабриками мысли традиционно являются публикации (результатов исследований, информационных документов, доктрин, периодических общественно-политических изданий и монографий), публичные выступления экспертов в рамках теле- и радиоинтервью, привлечение различных мультимедийных технологий, проведение конференций и многое другое.
      Большинство американских партийных фабрик мысли  осуществляют весь процесс работы непосредственно внутри собственного экспертного и исследовательского штата, без привлечения сторонних организаций. Главным залогом успеха в такой сложной самостоятельной работе становится грамотный подбор кадров. Каждая из американских фабрик мысли специализируется на какой-то сфере исследований (экономика, публичная политика, внешняя политика и так далее), и, хотя сотрудничество между аналитическими центрами достаточно широко развито, методику работы каждая фабрика мысли стремится разрабатывать самостоятельно. Заимствование чужих методов не является для американских «мозговых трестов» частой практикой.
      Разумеется, не все фабрики мысли, даже среди партийных, обладают равными возможностями, в особенности, в сфере доступа к информационному ресурсу. Авторитетные, крупные «мозговые тресты» обычно имеют влиятельных партнеров и консультантов в государственных органах и общественных организациях. В тоже время, существует ряд общественных баз данных, доступ к которым может получить любая американская организация. Среди таких баз, материалы которых могут быть свободно использованы для исследований, необходимо выделить следующие:
      Калифорнийский институт статистики;
      Экспертный центр по изучению общественных реформ;
      База контекстного поиска материалов;
      База регистрации актов гражданского состояния;
      Центр исследований в области здоровья населения и репродукции;
      Центр защиты здоровья пенсионеров;
      Центр биоспектрометрии;
      Лос-Анджелесский Центр семейной политики;
      База данных полиции (задержанные, осужденные, оправданные);
      Различные научно-исследовательские центры, работающие в сфере экологии, здравоохранения, демографии и так далее.
      Победа  Барака Обамы на президентских выборах США в 2008 году дала толчок выходу из тени «мозговых трестов», традиционно поддерживающих и сопровождающих деятельность Демократической партии США.
      В последнее время больших успехов добивается Институт прогрессивной политики (Progressive Policy Institute). За менее чем 20 лет своего существования эта организация привлекла большое количество креативных и талантливых профессиональных кадров. Изначально Институт создавался как один из проектов благотворительного Фонда «Третий путь», но со временем стал совершено самостоятельной организацией. Фонд «Третий путь» на момент создания Института являлся лидером глобального движения, посвященного модернизации американской политики, поиску нового экономического баланса и эффективных механизмов социального обеспечения. Работа Института прогрессивной политики базируется на трех идеалах: равные возможности для всех граждан, взаимная ответственность органов власти и общества и их тесное взаимодействие. Опираясь на эти принципы, фабрика мысли, по утверждению ее организаторов, занимается разработкой стратегий противодействия негативным вызовам современного мира.
      Однако  со временем стало абсолютно ясно, что основная задача Института — это вполне реальная деятельность по экспертному обоснованию позиции Демократической партии по актуальным вопросам перед лицом американской политической элиты и широкой общественности. Следует заметить, что за возможность вести такую деятельность Институту пришлось побороться. Этот крупный информационно-аналитический центр частично взял на себя ведение избирательной кампании кандидата от демократов на последних президентских выборах. Подготовка к этой ответственной работе началась заблаговременно, около двух лет фабрика мысли была вынуждена негласно соревноваться с конкурентами за право принять участие в таком крупном политическом событии, как предвыборная борьба. Для того чтобы получить сначала доверие, а в последствие и заказы на исследования и информационное сопровождение от партии, Институту пришлось на протяжении длительного времени доказывать, что его эксперты способны продемонстрировать большие успехи в сфере обработки материала, анализа событий и принимаемых решений, а также в предложении свежих политических идей.
      По инициативе Института было выпущено несколько важных документов, посвященных темам, наилучшим образом отвечающим вызовам современной действительности. Нарушая хронологическую последовательность, начнем с последнего в этом ряду, но наиболее ключевого документа, увидевшего свет в июне 2006 года, под лаконичным названием «Демократическая стратегия». Написан он был коллегией экспертов во главе с директором Института Уиллом Маршалом, и речь в нем шла о такой важнейшей проблеме для США как национальная безопасность. Главной идеей была необходимость поддержания глобального лидерства страны на мировой арене и готовности в любой момент дать надежный отпор исламскому экстремизму. Нельзя не отметить, что подобный псевдо-аналитический продукт главной целью своего написания ставил инкорпорацию Института в общее поле интересов Демократической партии и обоснование ее программных положений. Псевдо-аналитическим его можно назвать по той причине, что, на первый взгляд, в документе содержатся множество ценных экспертных точек зрения, привнесенных каждым из авторов, однако при ближайшем рассмотрении становится ясно, что под видом анализа производится попытка завоевать внимание Демократической партии. Институт при помощи подобного рода документов активно демонстрировал готовность к привлечению крупных экспертов и возможности по подготовке серьезных работ по информационному сопровождению.
      Успех Института во многом держится на авторитете его сотрудников. В первую очередь это относится к его руководителю, Уиллу Маршалу, который сыграл существенную роль в создании обсуждаемого документа. Он является признанным политическим экспертом, и за свою длительную карьеру успел поработать как на академическом поприще (длительное время работал приглашенным специалистом по истории в Университете Вирджинии), так и в сфере реальной политики, будучи спичрайтером вице-губернатора Вирджинии Дика Дэвиса, губернатора Северной Каролины Дика Ханта и председателя правления штата Луизиана Гилиса Лонга.
      В использовании современных технологий и ресурсов информационного общества не отказывают себе и консервативные фабрики мысли. Деятельность Республиканской партии США традиционно поддерживает и сопровождает большое количество влиятельных фабрик мысли консервативной направленности. Лидирующие позиции среди них занимают Фонд «Наследие» (Heritage Foundation) и Гуверовский Институт (Hoover Institution).
      Фонд  «Наследие» считает своей миссией  содействие в разработке консервативной общественной политики, основанной на принципах свободного предпринимательства, свободы личности, традиционных американских ценностей и сильной национальной обороны. В послужном списке Фонда множество судьбоносных для Америки и всего мира шагов. Так в 1982 году Фонд «Наследие» публикует первое всеобъемлющее исследование по вопросу системы противоракетной обороны для защиты государства. Это глобальное исследование было представлено президенту Рональду Рейгану директором Фонда Эдом Фолнером на встрече в Белом доме. Результаты проведенной Фондом крупномасштабной аналитической работы однозначно указывали на необходимость скорейшего развития такой системы. Разработку программного документа по этой теме взяли на себя специалисты другого республиканского «мозгового треста» — Гуверовского Института — по инициативе одного из его сотрудников Эдварда Теллера.
      Шесть месяцев спустя Рейган произнесет историческую речь, в которой объявит о начале долгосрочной программы по созданию системы национальной противоракетной обороны, известной всему миру как «Стратегическая оборонная инициатива» (Strategic Defense Initiative). Именно Фонд «Наследие» был главным архитектором и провайдером «Доктрины Рейгана». Также Фонд сыграл важную роль в убеждении Рейгана в том, что конфронтация с Советским Союзом является вполне реалистичной целью внешней политики. После окончания «Холодной войны» Фонд продолжает быть активным консультантом в области иностранных дел. Так, внешнеполитическая стратегия, предлагаемая Фондом в качестве своего продукта, была одобрена Джорджем Бушем-младшим. Финансируется Фонд в основном за счет частных лиц и благотворительных фондов. В 2008 году Фонд сообщил о суммарном доходе в размере 48,7 млн. долларов, из них 26,4 млн. поступили от частных инвесторов, 16,8 млн. — из фондов и 2,2 млн. — от корпораций. В настоящий момент у Фонда почти четыреста тысяч спонсоров (юридические и физические лица). Своими основными аудиториями Фонд считает членов Конгресса, представителей органов исполнительной власти, средств массовой информации, а также академических кругов и широкой общественности.
      В организационной структуре Фонда, помимо типичных для любой фабрики мысли попечительского совета, отдела кадров, редакционного отдела, финансового отдела и так далее, можно выделить ряд специфических подразделений, в которых задействованы более восьмидесяти экспертов:
      отдел, занимающийся подготовкой лекций и семинаров, проводимых на базе Фонда;
      центр анализа данных;
      отдел внешних связей (в том числе с представителями власти);
      отдел разработки стратегических инициатив и другие.
      Фонд  «Наследие» неоднократно подчеркивал, что не в его правилах перенимать методы анализа, разработанные другими аналитическими центрами, и опираться на результаты чужих исследований. Как и большинство американских партийных «мозговых трестов», Фонд осуществляет весь процесс работы исключительно внутри собственного исследовательского корпуса. Для того чтобы проиллюстрировать этот тезис, рассмотрим ниже выпускаемые Фондом документы, издания и монографии. Именно они являются основным оружием, позволяющим Фонду на протяжении долгих лет удерживать лидирующие позиции среди конкурентных партийных фабрик мысли.
      В начале 1980-х годов вышла книга «Наследие», в которой более чем на тысяче страниц предлагались конкретные рекомендации по вопросам публичной политики, бюджета и администрирования в отношении всех департаментов и Кабинета министров США. В конце 1990-х годов Фонд открывает центр по вопросам СМИ, что стало важной вехой в истории его развития. Выработав специфическую тактику общения с представителями средств массовой информации, Фонд добился успехов в области освещения собственной деятельности, а также деятельности своих экспертов. Политические аналитики организации часто печатаются в периодических изданиях, появляются на радио и телевидении с актуальными комментариями. Подобная самореклама очень полезна для престижа организации. Частое появление в СМИ экспертов этой партийной фабрики мысли выгодно, конечно же, и для самих республиканцев. В частности, в течение первых 30 дней после теракта 11 сентября 2001 года Фонд активно восполнял недостаток информации вокруг этого события. Так, за эти четыре недели эксперты Фонда выразили косвенно позицию президента Джорджа Буша в более чем 250 газетных и журнальных интервью и в 185 радио- и телевизионных обращениях. Нужно отдать должное Фонду «Наследие» — сопровождение деятельности Буша было оперативным и эффективным. Вот еще один весьма показательный пример. В 2001 году поступила президентская инициатива о снижении налогов, и Фонд оперативно ответил на нее в течение нескольких дней, разместив на своем официальном сайте онлайн-калькулятор, предлагающий мгновенный способ проверить, каким образом снижение налогов повлияет на изменение отчислений каждого конкретного гражданина. Идея оказалась настолько эффективной, что Белый дом на своем официальном сайте разместил ссылку на сервер с этим калькулятором. И это не единственный факт, свидетельствующий о том, что главной задачей партийных «мозговых трестов» является прием в кратчайшие сроки сигналов и инициатив от президента или партии, их креативная обработка и дальнейшая ретрансляция широкой общественности. Еще одной интересной идеей Фонда можно считать выпуск «Руководства к Конституции», вышедшего в печать в 2005 году. В этом документе был дан анализ некоторых сложных для восприятия граждан положений Конституции США.
      В 2009 году Фонд «Наследие» выпускает получасовой документальный фильм о внешнеполитических проблемах, с которыми сталкиваются Соединенные Штаты, содержащий интервью авторитетных экспертов по внешней политике. В их числе бывший помощник государственного секретаря Ким Холмс, профессор и журналист Джеймс Кафарано, ученый Кен Алибек, бывший сотрудник Белого дома Эдвин Мис, а также бывший премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер. Эти и другие эксперты обсуждают угрозы распространения ядерного оружия среди ряда государств, в связи с изменениями в мировой динамике перераспределения политических сил. Фильм вызвал множество дискуссий, был оценен преимущественно критически, однако именно широкий общественный резонанс и был конечной целью проекта. В международной сфере при участии издания «The Wall Street Journal» Фонд «Наследие» публикует ежегодный индекс экономической свободы стран, который позволяет измерить свободу каждого государства с точки зрения прав собственности и независимости от государственного регулирования. Факторы, используемые для расчета индекса, разработаны и предложены непосредственно Фондом, среди них — оценка коррумпированности правительства, наличие барьеров в международной торговле, ставки налога на прибыль и корпоративных налогов, величина государственных расходов, возможности для обеспечения соблюдения международных договоров на территории страны и так далее.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.