На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа История возникновения и сущность бюрократии в государственном аппарате

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 19.08.2012. Сдан: 2011. Страниц: 10. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


ВВЕДЕНИЕ 

     Государственная бюрократия призвана осуществлять функцию  посредника между государством и  населением. Бюрократия занимает важное место в современном обществе, поэтому важно понять формы бюрократии и степень воздействия бюрократии на общественные процессы. Только сильная  власть, принимающая разумные решения  и способная обеспечить своевременное  и полное их исполнение, в состоянии  реализовать свое предназначение и  выполнить свои обязанности перед  обществом. Бюрократия в современном  мире проникает во все сферы жизнедеятельности  человека. Это относится не только к России, но и к большинству  государств. Это позволит не только разобраться в сущности этого  явления, но и поможет уменьшить  негативное влияние бюрократии на жизнь  общества. Проблема бюрократии рассматривалась  в работах многих социологов, политологов.
     Административная  реформа в России показала, что  изменение в системе государственного управления затрагивает целый спектр политических проблем. А это значит, что управление неотрывно связано  с политикой, что невозможно реформировать  одну часть государственной системы, не обращая внимание на другие ее составляющие.
     При той роли, которую играет государство  и государственное управление в  России, вызывает удивление, ограниченное развитие теории государственного управления и политики в отечественной науке. Государственное управление, конечно, характеризуется многими свойствами управления вообще, однако слово «государственный»  имеет особое значение.
     Актуальность исследования проблем бюрократии с течением времени не только не снижается, а неуклонно растет. Процессы реформирования политической и административной систем социума, требуют повышенного внимания к вопросам государственного управления.
     Как разработка, так и воплощение в  жизнь решений политического  руководства, в значительной степени  зависят от бюрократии – особого  слоя людей, на профессиональной основе осуществляющих административную деятельность.
     Как показывает мировой и отечественный  политический опыт, степень политического  участия государственных служащих и осознание ими своего места  и своих перспектив в меняющемся обществе в периоды общественно-политических трансформаций способны оказать  как позитивную, так и негативную роль.
     Однако  нельзя забывать, что конечная цель проводимых реформ – рост уровня жизни  населения и построение зрелого  гражданского общества. Это предполагает, помимо прочего, сокращение управленческих расходов и определение пределов участия бюрократии в общественно-политической жизни, оптимизацию количества людей, задействованных в процессах  администрирования.
     Решение столь комплексных задач невозможно без понимания механизмов политического  участия бюрократии, на основе знания которых возможна адаптация ее корпоративных  интересов к интересам всего  общества.
     Государственная бюрократия как объект специализированного  исследования появляется в работах  обществоведов приблизительно полтора  столетия назад. По времени интерес  к этой проблематике совпал с ускорением промышленного развития, ставшего новым  вызовом для правящих кругов. Более  подробно на степени разработанности  данной проблемы я остановлюсь в  основной части своей курсовой работы, в разделе «Обзор литературы».
     Целью моей работы стало рассмотрение истории возникновения и сущность бюрократии в государственном аппарате.
     Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:
    Изучить и проанализировать литературу по данной тематике;
    Рассмотреть исторические факты возникновения и развития бюрократии;
    Рассмотреть понятия бюрократия и бюрократизм. Проанализировать отношение россиян к бюрократии.
        

 


       ГЛАВА 1. ФЕНОМЕН БЮРОКРАТИИ.
                           I. Бюрократия: источники и сущность. 

         Слово “Бюрократия” в буквальном  переводе означает  господство  канцелярии(от фр. bureau - бюро, канцелярия), власть аппарата управления[13]. Само  по себе это слово не несет никакой негативной нагрузки. Различные учреждения  и конторы,   как   звенья   государственного   аппарата,   органы   управления предприятий  и  организаций,  создаются  для  управления   происходящими   в подведомственных  структурах  процессами,  для  организации   связей   между участниками общественной жизни и между ними и обществом в целом.  При  этом, вполне логично, что эти органы наделены определенной властью в рамках  своей компетенции. Но, в свою очередь, предполагается,  что  они  стремятся  не  к собственным  выгодам,  а  действуют  в  интересах  прежде  всего тех,   кто уполномочил их управлять, удовлетворяют потребности самих управляемых.[14]
         Исходя из буквального значения  слова “бюрократия”, его часто   употребляют как синоним административного управления. Кроме того, термином  “бюрократия” нередко  обозначается  рационально  организованная  система  управления,   в которой работают компетентные служащие на должном  профессиональном  уровне.
       Такое понимание бюрократии во многом связано  с работами немецкого  социолога Макса   Вебера   (1864-1920),   оставившего   заметный   след    в    теории управления[15]. В широком же, и наиболее часто употребляемом  применении,  а также в политической лексике термин “бюрократия” и все производные  от  него употребляются  в  ярко  выраженном  негативном  смысле,   как   своеобразное “контруправление”. То есть  акцент  смещается  в  сторону  извращенных  форм управления (раздутость и  запутанность  аппарата  управления,  многописание, подмена законов подзаконными актами, волокита, консерватизм,  недоступность, протекционизм  и  др.).  Поэтому  необходимо  четко  дифференцировать   само понимание термина “бюрократия”, так как возникает  возможность  нивелировать различия самих принципов управления и отрицательных черт их  проявления.  То есть  “бюрократизм”  необходимо  воспринимать  как  врожденный,  тяжелый   и хронический недуг органов управления, который свойственен  любому  обществу, не взирая  на  различия  в социально-политическом  устройстве.  Этот  недуг всеобъемлющ.  При  изменении  форм  управления  он  способен  к  мутации   и приспособляемости.  Такая   непотопляемость   бюрократизма   обусловливается прежде всего источниками его  появления,  его  социальной,  экономической  и политической базой. 

                      1.1. Источники появления и генезис  бюрократии. 

         В определении источников появления  бюрократии  есть  несколько   подходов, иногда диаметрально противоположных. Это определяет и различие  во  взглядах на  генезис   этого   явления   и   возможность   его   преодоления.   Из-за недостаточного объема данной работы,  представляется  возможным  представить только две крайние точки зрения на эту проблему.
         Если кратко определить сущность  марксистского  подхода,  можно   сказать: бюрократия - это  социальный  организм-паразит  на  всем  протяжении  своего исторического существования, результат  социально-классовых  антагонизмов  и противоречий   и   материализация   политического   отчуждения.   Бюрократия органически связана с экономическими отношениями, политическими  структурами и идеологическими  формами  сознания.[16]  Марксистский  подход  имеет  свою систему понятий (“бюрократическое отношение -  государственный  формализм  - политический  рассудок”)   и   ключевые   принципы   анализа   (целостность, конкретность, монизм, классовость и  революционное  отношение  к  классовому обществу и государству).
         Бюрократическое  отношение   обусловлено  экономически,  не  зависит    от интересов, сознания и воли  индивидов,  определяет  их  действия,  и  потому объективно.  Бюрократическое  отношение  -   форма   проявления   социальных противоречий  между  государством  и  обществом,  аппаратом   управления   и гражданами.  Чиновники,  включенные  в  систему  государственного   аппарата обладают своего рода монополией на политический разум и мораль, и стараются снять с себя вину за социальные противоречия и переложить ее на  общество  и граждан. Причем высшие уровни доверяют  опыту  и  разуму  низших,  а низшие делегируют высшему знание всеобщего.[17]
         Классики марксизма пришли  к   выводу,  что  бюрократизм   приобретает  тем большие  масштабы,  чем  авторитарнее  политический  режим,  а  степень  его ограничения зависит от степени  демократичности.  В  условиях  авторитарного режима государство сводится  к  “...выделенному  из  человеческого  общества аппарату   управления...   особого   разряда   людей   специалистов,   чтобы управлять...”[18].  В  этих  условиях  государственный  аппарат  приобретает определенную степень самостоятельности  по  отношению  к  обществу,  которое делегирует этому  аппарату  властные  полномочия.  А  эта  самостоятельность питает почву для процветания бюрократии. У бюрократа  “государственная  цель  превращается в его личную цель, в погоню за чинами, в делание  карьеры”[19], в  удовлетворение  своих  материальных  потребностей.  Такое  безразличие  к общественным   делам   выражается   в   государственном   формализме,   т.е. превращение  политических  целей  в   канцелярские   задачи,   и   наоборот. Социальная  почва  государственного  формализма  -  отношения  собственности (частной и государственной),  материальные  интересы  и разделение  труда, которое  порождает   корпоративные   интересы.   Необходимость   их   защиты культивирует устойчивые организационные формы[20]. “Государственный  аппарат не может быть слишком простым. Ловкость жуликов всегда в том и  заключается, чтобы усложнить этот аппарат и сделать его загадочным”.[21]
         Политический рассудок есть форма  мысли, которая отражает  бюрократические отношения и государственный формализм.  Политический  рассудок  определяется материальным положением индивидов, групп и классов.  А  чем  более  политика довлеет  над  экономикой,  тем  бюрократичнее  государство[22].  Бюрократизм возник еще в рабовладельческом обществе  и  особенно  развился  в  восточных деспотиях, базировавшихся  в  соответствии  с  терминологией  К.  Маркса  на “азиатском способе производства” с характерным для  него  большим  значением централизованно управляемых ирригационных работ. Бюрократизм  развивался  на почве исторически закономерного процесса выделения управления в  особый  вид общественной  деятельности,   профессионализации   аппарата   управления   и наделение его необходимыми для управления властными полномочиями. По  мнению марксистов он достиг наивысшего расцвета в буржуазных  государствах,  прежде всего в тех,  которые  и  на  капиталистической  стадии  развития  сохранили многое от аппарата управления абсолютной монархии.  Не  случайно  анализ  К. Марксом прусского бюрократизма  40-х  гг.  XIX  в.  и  анализ  В.И.  Лениным российского  бюрократизма  в  конце  XIX  и  начале   XX  в.  долгое   время оставались единственным  приемлемым  в  нашей  стране  взглядом  на  природу бюрократии.[23]
         Таким образом, социально-политические  корни бюрократизма, с точки   зрения марксистской  парадигмы,  так  как  он  сформировался  в   эксплуататорском, главным образом в буржуазном обществе, заключаются в чрезмерном  обособлении аппарата управления  от  общества,  утверждении  чиновничьего  эгоцентризма, использовании работниками аппарата предоставленных  им  властных  полномочий для обеспечения своих  собственных  групповых  и  индивидуальных  интересов, которые определяются прежде всего их материальным положением[24].
         Совсем иные истоки проявления  бюрократии  в  общественно-политической  и хозяйственной жизни описывает  М.  Вебер  в  своем  итоговом,  в  буквальном смысле этого слова,  труде  “Хозяйство  и  общество”,  который  к сожалению остался  незавершенным.  Общим  для  Вебера  и  марксизма  был   взгляд   на бюрократию, как аппарат господства. Но  если  марксисты  рассматривали  этот аппарат прежде всего как инструмент военно-политического господства,  то  М. Вебер  видел  в  этом  организационный  аспект  господства,   обеспечивающий целостность  существования  общества.  Социальная  структурированность,   по мнению М. Вебера, необходима не только для сил (социальных  групп,  сословий и  т.д.),  находящихся  непосредственно  в  системе  аппарата  управления  и заинтересованных в его консервации, но и для  всех  членов  общества[25].  В этом аспекте господство  получает  свое  функциональное  оправдание,  дающее право на применение прямого насилия узкой  группой  лиц  в  интересах  всего общества,  а  не  того  или  иного  класса.  Источник  дальнейшего  развития бюрократии, пронизывающей все  сферы  общественной  деятельности,  М.  Вебер видит в процессах концентрации (социальной,  политической,  экономической  и др.),  которые  сопровождаются  отчуждением  непосредственного   исполнителя (“производителя”) от средств производства. Это приводит  к  необходимости  в посреднике,  обеспечивающем  восстановление  этой  связи.  То  есть,   корни бюрократии по мнению  М.  Вебера  более глубокие   и лежат не  столько в плоскости экономических отношений и вопросов  собственности,  а  исходят  из онтологической  потребности  человека  в  социальной  структурированности  и организации для обеспечения  своей  повседневной  безопасности.  Поэтому  М. Вебер считает, что бюрократия не  является  “надстройкой”  над  “отношениями эксплуатации и частной  собственности”.[26]  Он  видит  глубокую  внутреннюю связь   процессов   бюрократизации,   огосударствления    собственности    и потребности в социальной организации общества вообще.
         Если говорить о политической  истории России, то в ней ярко  видны глубокие корни и традиции российской  бюрократии,  обладающей  своими  специфическими особенностями. Гражданского общества европейского образца в  России  никогда не существовало. Государство всегда господствовало  над  обществом.  Поэтому бюрократия   обладала   преимуществом   по   сравнению   с   другими,   даже привилегированными сословиями. Экономические преобразования  в  значительной степени осуществлялись сверху, путем  государственного  принуждения,  причем превыше  всего  ставились  интересы  государства,  потребности   обороны   и экспансии,   и   эти   интересы   не   всегда   совпадали    с    интересами привилегированных  сословий.  В.П.   Макаренко   считает,   что   неизбежным следствием  этого  принципа  является   монополия   государства   на   любые социальные инициативы. Формы социальной жизни и организации,  не  навязанные государством,  решительно   пресекались.   На   этой   почве   формировалась бюрократическая традиция  политической  мысли  и  практики:  гражданин  есть собственность государства и все  его  действия  либо  определяются  властью, либо   являются   покушением   на   власть.[27]    Государство    становится всеобъемлющим  инструментом  для  реализации  задач,  направленных  на  свое воспроизводство.  Все  сферы  общественной  жизни  требуют  в  этом   случае тотальной  подконтрольности   со   стороны   государства.   Без   этого   их существование становится невозможным. В свою очередь необходимость в  полном контроле   и   соблюдении   интересов   государства   требуют    постоянного воспроизводства  аппарата,  который  сможет  осуществлять  этот  контроль  и блюсти эти интересы.
         Классики марксизма считали, что  при переходе  к  социализму  утрачивается главная  опора   бюрократии   -   система   капиталистических   общественных отношений. Но реальность показала, что бюрократия может существовать  и  без этой “главной” опоры, питая свои корни в более благодатной  и  непоколебимой почве - в самом государстве. Достаточно полный анализ  советской  бюрократии содержит работа кандидата экономических наук  Каратуева  А.Г.[28]  Советская бюрократия   вполне    успешно    приспособила    методы    “обобществления” производства,   а    также    идеологическое    единение    государства    и государственного  аппарата.  В  экономической   сфере,   а   А.Г.   Каратуев рассматривает методы господства советской бюрократии  именно  сквозь  призму экономической  деятельности,  государственная  бюрократия  смогла  проводить конфискационную  экономическую  политику,  которая   исключала   возможность конкуренции и  на  первое  место  выдвигала  фетиш  “плана”,  приоритетность выполнения  “показателей”,  поклонение  регламентирующим  документам.  Такая политика обеспечила формирование  военно-полицейского  характера  экономики, который подразумевал  невозможность  экономической  свободы  предприятий,  а также  простых  граждан,  которые   были   практически   лишены   источников независимого от  государственной  службы  существования.  В  такой  ситуации тотальной зависимости от государства, и прежде всего от аппарата  управления этим государством, складывалась возможность осуществления полного  контроля, максимального  использования  властных   полномочий   через   монополизацию, консервацию и постоянное воспроизводство  бюрократической  машины,  якобы  в интересах всего “общества”.   Очень интересно объясняется перманентная  бюрократизация  управленческого аппарата в  замечательной  работе  английского  публициста  Сирила  Норткота Паркинсона  “Закон  Паркинсона”.  Истоки  этого  феномена  он  рассматривает сквозь призму  социально-психологической  ориентации  чиновника.  Его  Закон выражается в форме двух “почти аксиоматических положений”:
        1) чиновник множит подчиненных,  но не соперников;
        2) чиновники работают друг на  друга.[29]
         Если кратко расшифровать эти  тезисы,  то  перед  нами  предстанет  вполне реальная картина. Чиновник, находясь  на  определенном  этапе  своей  жизни, жалуется  на  перегрузку,  и,  как  правило,  просит  себе  в  помощь   двух подчиненных. Причем обязательно двух, ни в коем  случае  не  меньше,  “чтобы каждый придерживал другого, боясь,  как  бы  тот  его  не  обскакал”[30].  С течением времени возникнет  необходимость  разгрузить  и  этих  подчиненных, назначив каждому в помощники еще по два исполнителя. Таким образом,  первый чиновник будет иметь определенный административный вес,  а  его  подчиненные будут  трудится  в поте  лица,  причем  независимо  от  того,   увеличилось количество  дел  или  нет.  При  выполнении  разросшимся  в   геометрической прогрессии штатом сотрудников по существу того же объема работ,  что  раньше выполнял первый чиновник, весь штат  оказывается  загруженным  полностью,  а чиновник-вершина пирамиды занят больше, чем прежде.   Не менее интересен обзор “болезни  Паркинсона”,  которая может поразить практически   любое   учреждение   и   способно    загубить    всякую    его работоспособность. Эта болезнь проходит стадии. Первый  признак  заболевания проявляется в том, что  среди  сотрудников  учреждения  появляется  человек, сочетающий  полную  непригодность  к  своему  делу  с   завистью   к   чужим успехам.[31] Опасность увеличивается, когда этот человек, не  справляясь  со своей работой, суется в чужую и пытается войти в руководство. Когда ему  это в  какой-то  степени  удается,  наступает  вторая  стадия  заболевания.   Он начинает выживать тех, кто способнее его, и не дает  продвинуться  тем,  кто может заменить его в будущем. И в конечном итоге штаты  заполняются  людьми, которые глупее начальника. Если он второго сорта, они будут третьего,  а  их подчиненные четвертого. А чтобы жить спокойной жизнью в этом учреждении  все принимают эти правила игры  и  пытаются  выглядеть  глупее,  чем  они  есть.
       Коматозного состояния учреждение достигает  на третьей стадии,  когда  в  нем снизу доверху не  встретишь  и  капли  разума.  Из  этого  состояния  выхода практически уже нет и  учреждение  обречено  на  гибель  или  неплодотворное существование.
         Различия  во  взглядах  на  истоки  феномена  бюрократии  отражаются   на классификации и типологии бюрократии, и на определении ее сущности.  

                         1.2. Типология бюрократии и ее сущность. 

         Б.П. Курашвили, как представитель  марксистского  подхода,  различает   два типа  бюрократизма  -  добросовестный  (патерналистский)  и   своекорыстный. Формула   добросовестного    (патерналистского)   бюрократизма:    максимум общественной пользы при максимуме  задаваемого  сверху  порядка  и  минимуме доверия к управляемым, минимуме  их  самостоятельности и инициативы  в их собственном деле и в общественной  жизни  в  целом.  Формула  своекорыстного бюрократизма:  максимум  карьеры  и  корыстного   использования   служебного положения  при  минимуме  заботы  об  общественной  пользе.[32]  Надо  также сказать, что Б.П. Курашвили отождествляет своекорыстный  бюрократизм  прежде всего с капитализмом, а при социализме он  “сохраняется  во  враждебной  ему среде”,   хотя “исторически   загнан    в    угол”[33].    Представителями патерналистского  (“отеческого”)   бюрократизма   Б.П.   Курашвили   считает добросовестных и честных чиновников,  которые  тем не  менее пропитываются “эгоцентристским     духом     аппарата,     профессиональным     снобизмом, технократическим  высокомерием”.[34]   В   социалистическом   обществе   они существуют также не в чистом виде - в виде местничества  и  ведомственности. Одним из обоснований  бюрократического  отчуждения  аппарата  управления  от управляемых  Б.П.  Курашвили  видит  в  необходимости  профессионализма    в управлении, который нередко порождает  у  чиновников  чувство  превосходства над “простыми” людьми.[35] Как отмечает А.П.  Бутенко,  одно  из  извращений социализма состоит в  том,  что  подменяется  “механизм  двусторонней  связи управляющих  и   управляемых...   механизмом   одностороннего   командования сверху”.[36]  Этот  механизм  неизбежно  вызывает  к   жизни   своекорыстное обособление и отчуждение аппарата управления от  общества,  использование  в корыстных  (групповых  или  индивидуальных)  интересах  предоставленных   им
властных  полномочий,  элитарно-кастовые  тенденции  в  их  среде, что   в совокупности составляет  социально-политическую  сущность  бюрократизма.[37]
       Организационно-техническую  сущность этого явления Б.П. Курашвили,  апеллируя к  работам  классиков  марксизма-ленинзма,  видит в   сплошной   формальной заорганизованности всего и вся, и в стремлении бюрократии выдать  формальное за содержание, а содержание - за формальное, когда весь  принцип  управления приобретает призрачный характер и  сводится  к  обожествлению  “показателей” как  инструмент  для  измерения   эффективности   аппарата   управления.[38]
       Немаловажен,  по  мнению  сторонников   марксистской   точки   зрения,   при определении  социально-политической  сущности  бюрократизма   и   вопрос   о “правовой”  основе  бюрократии,  которая  уделяет  исключительное   внимание “правовому обеспечению” своего воспроизводства,  созданию  юридической  базы для своего существования.
         Несколько  другую  классификацию   бюрократии  приводит  в  своей   работе “Хозяйственная этика мировых религий” Макс  Вебер.  Он  различает  два  типа бюрократии:    традиционную    “патримониальную”,    которой свойственно
иррациональное  начало, и современную рациональную. Первый  тип зародился и развивался, проникая постепенно во все сферы общественной  жизни,  вместе  с зарождением и развитием государственной машины. Он  охватывал  прежде  всего область государственного управления  и  поддержания  общественного  порядка. Среди   традиционной   бюрократии    М.    Вебер    вычленяет    “бюрократию
древнекитайских  мандаринов”  и  древнеегипетских,  позднеримских,  а также византийских чиновников. Древнекитайский  мандарин  отличался  от  чиновника “египетского, позднеримского и византийского типа” тем,  что он  вообще  не был специалистом управления, а скорее “литературно-гуманитарно  образованным
джентльменом”.[39] Рациональная бюрократия  сформировалась  в  эпоху  Нового времени, первоначально охватывая сферу частно-хозяйственной деятельности  и прежде  всего  сферу  внутрихозяйственного   управления   наиболее   крупных предприятий.   Постепенно    влияние    рациональной    модели    бюрократии распространилось и на другие сферы общественной жизни,  постепенно  вытесняя патримониальную.[40]  Но  тем не  менее,  общегосударственная   бюрократия, приобретая черты рациональности, четко отделялась М. Вебером  от  бюрократии частно-хозяйственной, т.к. существовал принцип невмешательства государства в   частно-хозяйственную   область   и   разграничение    экономической    и государственно-политической деятельности.  Современный  М.  Веберу  бюрократ отличается по его мнению от патримониального бюрократа второго типа  гораздо большей “рациональной предметной  специализированностью  и вышколенностью”, т.к.   произошло   вливание   рационального   начала    частно-хозяйственной бюрократии.
         Социально-политическую сущность  бюрократии  М.  Вебер  определяет  черезонтологическую    потребность    общества    в    социальной организации, структурированности и упорядочения вообще и видит глубокую внутреннюю  связь процесса бюрократизации с процессом огосударствления собственности.[41]  Эти процессы порождают неминуемое возникновение  угрозы  исчезновения  элементовсвободы  в экономической и других  сферах.   Государственная   бюрократия начинает  вмешиваться   во   внутрихозяйственное   управление   предприятий, подрывая его мелочной  опекой  и  вступая  в  противоречие  с  экономической рациональностью  и   рентабельностью.   Такая   ситуация   вмешательства   и тотального контроля с целью обеспечения фискальных  интересов  и  укрепления военной мощи государства была,  к  примеру,  очень  характерна  для  системы органов  управления  горнозаводской  промышленностью  Урала  XVIII-XIX  вв., когда частные предприятия организовывались и функционировали  под  неусыпным надзором государства.  Сфера  деятельности  этих  предприятий  также  строго регламентировалась  и   направлялась   в   русло   военной   промышленности.
       Выполнение   заказов    военного    ведомства    пользовалось    неоспоримой приоритетностью, а вопросы  экономической  целесообразности  и,  тем  более, рентабельности волновало государство в меньшей степени.
 


     ГЛАВА 2. Исторические корни бюрократизма 

     Бюрократия - категория историческая, в России она ведет начало от времени оформления абсолютизма. Не всякое лицо, причастное к яправлению, можно назвать бюрократом и не всякие учреждения - бюрократическими. Лица, отправлявшие управленческие функции, известны и во времена Русской Правды - уже тогда существовали вирники и тиуны. В последующие столетия численность их, как и номенклатура отправляемых ими функций, увеличивалась и усложнялась, но ни в XVI, ни в в XVII столетиях бюрократия в России еще не сложилась.
     Подобно тому как монархическую форму правления на основании определенных признаков считают абсолютистской (наличие регулярной армии, бюрократии, правильно организованной финансовой системы, определенного уровня развития товарно-денежных отношений, обеспечивавших материально абсолютистский режим), так и форму административного устройства правомерно называть бюрократической только в том случае, если налицо система, совокупность определенных признаков, а не один или несколько из них. Это - зависимость чиновников от монарха, строгая иерархия учреждений и должностных лиц, руководствующихся в своей деятельности уставами и регламентами, единообразие структуры и штатов учреждений и обязанностей должностных лиц, углубление разделения их труда, выражавшееся хотя бы в таком первичном виде, как разграничение гражданской и военной служб, и т. д.
     В обобщенном виде отличия в положении  государственного аппарата XVII столетия по сравнению с XVIII в. отражены в присягах. В XVII столетии отсутствовал единый текст присяги: в различных учреждениях имелись свои крестоприводные записи для различных категорий должностных лиц. Для подьячих Посольского приказа и Разряда она была не такой, как для подьячих прочих приказов; свои крестоприводные записи были у думных чинов, иностранцев на русской службе, донских казаков и т. д. При Петре же был установлен единый текст присяги, под которой ставили подписи как сенаторы, так и канцелярские служители: «Государственных коллегий в члены, такой; и прочие чины гражданские, и каждый особо»,- как сказано в Генеральном регламенте. Еще более существенно то, что в присягу Генерального регламента введено обязательство, которого нет и не могло быть в крестоприводных записях XVII в., а именно: действовать в соответствии с инструкциями, регламентами и указами.
     Бюрократической системе необходима иерархия учреждений. Иерархия учреждений является, пожалуй, единственным признаком, унаследованным бюрократической системой от правительственного механизма предшествующего времени: уже в XVII в. существовали Боярская дума, а также приказы в центре и  воеводские избы на местах. Однако это  трехчленное деление, особенно в  его среднем звене, было лишено единства принципов организации и определения  прав и обязанностей. Нормативные  акты, определявшие права и обязанности  Боярской думы и приказов, отсутствовали. Едва ли не самым ярким примером отсутствия строгой системы в формировании центрального аппарата является множественность принципов определения их компетенции: власть одних приказов распространялась на всю страну (Поместный, Посольско-Пушкарский и др.), другие приказы управляли определенной территорией (Приказ Казанского дворца, Сибирский, Смоленский и др.); впасть некоторых приказов распространялась на ограниченную территорию (чети: Галицкая, Устюжская и др.) или определенные отрасли управления. В структуру государственных учреждений вторгались дворцовые, а также патриаршие приказы.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.