Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Политическая модернизация в современной России

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 20.08.2012. Сдан: 2011. Страниц: 17. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание
     ВВЕДЕНИЕ  ………………………………………………………………..……….3
     Глава 1 Политическая модернизация: анализ категории ………………..…......7
      § 1 Понятие и сущность модернизации …………………………..………7
      § 2 Политическая модернизация ………………………………….….......17
     Глава 2 Опыт, проблемы, перспективы политической модернизации в
                  современной России ………………………………………………...…...28
      § 1 Генезис и эволюция модернизации в России ………………………..28
      § 2 Факторы, определяющие протекание политической модернизации
           в современной России ………………………………………….….…..40
      § 3 Перспективы политической модернизации в современной
           России..………………………………………………………..………..47
     ЗАКЛЮЧЕНИЕ …………………………………………………………………..55
     СПИСОК  ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ……………………………..57 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение
     С точки зрения теории модернизации целью политического развития является формирование нового типа взаимодействия власти и общества, создание социальных и политических механизмов, позволяющих большей части населения влиять на принятие основных решений.
     В политической теории под модернизацией понимается совокупность процессов индустриализации, бюрократизации, секуляризации, урбанизации, становления системы всеобщего образования, представительной политической власти, ускорения пространственной и социальной мобильности и др., которые ведут к формированию «современного открытого общества» в противоположность «традиционному закрытому»1.
     Исходя  из этого, можно сказать, что новое осмысление как исторического, так и современного опыта модернизации как целостного и закономерного этапа в развитии обществ, переходящих в индустриальную стадию или преобразующихся внутри самой этой стадии, представляет сейчас одну из актуальных задач современной отечественной политической науки.
     Актуальность  темы данной курсовой работы обусловливается тем, что обозначившийся переход наиболее развитых обществ к историческому времени постмодерна заставляет по-новому рассмотреть модернизацию - как происходившую в прошлом, так и незавершенную для многих обществ по сей день. Дело в том, что понять механизмы, лежащие в основе трансформации современного общества в постсовременное, едва ли возможно без попыток концептуализации процессов осовременивания на более высоком уровне знания и с использованием вновь накопленного эмпирического материала.
     Объект  исследования – политическая модернизация.
     Предмет – политическая модернизация в современной  России.
     Цель  курсовой работы – детальное изучение политической модернизации в современной  России.
     Задачи  курсовой работы:
      Рассмотрение основных понятий и сущности модернизации;
      Изучение сущности политической модернизации;
      Исследование факторов, определяющих протекание политической модернизации в современной России;
      Изучение тенденций и перспектив политической модернизации в современной России.
     Теории  модернизации - теории, рассматривающие модернизацию как сложный глобальный процесс, протекающий во всех ключевых сферах жизнедеятельности общества и характеризующийся структурно-функциональной дифференциацией и образованием соответствующих форм интеграции.
     Различают технологическую, функциональную и глобальную модернизации по К.Леви-Строссу, Н.Смелсеру и П.Винеру соответственно, различные интерпретации стадий модернизации в отдельных странах.
     Методы  исследования – сбор, обработка данных, обобщение и систематизация, сравнение, анализ и синтез, классификация эмпирических фактов и материалов.
     Методологической  базой курсовой работы являются многочисленные труды российских и зарубежных авторов, а также статьи из популярных изданий  и учебные пособия. Использовались такие статьи, появившиеся за последние десять лет по данной проблематике в академических журналах, а именно «Полис», «Социологические исследования», «Мировая экономика и международные отношения», «Вопросы философии», «Вопросы экономики». Кроме того, привлекались отдельные публикации из других журналов, а также материалы, имеющиеся в сети. Особый вклад в разработку теории модернизации внесли работы Г. Алмонда и Д. Пауэлла, Д. Аптера, С. Липсета, Л. Пая, Д. Растоу, Ш. Эйзенштадта, С. Хантингтона.
     В ХХ веке самыми сильными и громкими сторонниками модерна в Европе были несшие разрушение советский коммунизм и германский национал-социализм. В 1920-е годы для многих интеллектуалов Европы великим будущим виделся Советский Союз. Для многих из них Советский Союз стал позднее «падшим богом», но некоторые из его лозунгов выдвигались и в терминах развития модерна. И национал-социалисты говорили о модерне, обещали построить «новую Европу». В конце 1940-х немецкое общество лежало в руинах, а в конце 1980-х европейская коммунистическая система практически скончалась от старческого бессилия2.
     Если  концепцией модерна пользуются при  дифференциации типов модерна и  не уточняют следствия разных ее типов, она обнаруживает тенденцию становиться  идеалом с авторитарными оттенками. В социальной науке ХХ века такая  точка зрения была особо подчеркнута сэром Карлом Поппером в его суждениях о «постепенной социальной инженерии». По Попперу социальная политика должна сосредоточиваться на устранении плохих условий, от которых люди страдают, а не стремиться ввести идеальные условия, создать которые можно чаще всего только путем сокрушения оппонентов3.
     Работы К. Поппера явно подтверждают скандинавский подход к изучению благосостояния и достижений социального государства. Когда шведский социолог Стен Юхансон инициировал начало скандинавской волны исследований защищенности и построения индикаторов защищенности, одной из центральных отправных точек была идея Поппера о «постепенной социальной инженерии» с ее целью устранить условия, при которых страдают люди4.
     Национальные  доклады по постсоциалистическим странам Центральной и Восточной Европы во многих отношениях отличные, содержательные документы. В них богатая информация о трудностях этих государств. Концепции модерна и модернизации определенно стимулировали социологическое воображение. Однако поразительно, что те же результаты и данные можно было бы представить и без всяких ссылок на концепции модерна и модернизации. Более того, эти концепции можно развить и сделать теоретически плодотворнее, если бы использовать их для выделения разных видов и типов модерна и соответствующих эмпирических показателей.
     Приступая к исследованию политических явлений, прежде всего, необходимо отметить сложность  и противоречивость изучения политики вообще. Русский мыслитель И. Ильин писал: «Самые опасные предрассудки - это те, которые замалчиваются и не выговариваются». Так обстоит дело особенно в политике, где предрассудки цветут буйно и неискоренимо. И вот первый политический предрассудок должен быть формулирован так: «Что такое политика - известно каждому; тут не о чем разговаривать». Действительно, трудности для исследователя - политолога во многом состоят в том, чтобы преодолеть иллюзии «понятности» и «простоты», суметь найти свой методологически выверенный путь в изучении политического процесса как сферы общественной жизни и области познания.
     Таким образом, теоретико-методологические методы, использованные в данном исследовании – это: философско-политологические, системные, системно-генетические.
     Курсовая  работа состоит из введения, двух основных глав, заключения и списка использованной литературы. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Глава 1 Политическая модернизация: анализ, категории
§1 Понятие и сущность модернизации
     Модернизация  - общественно-исторический процесс,  в ходе которого традиционные общества становятся прогрессивными, индустриально развитыми. В классической социологии этот термин  осмыслялся Э. Дюркгеймом как процесс социальной дифференциации, посредством которого осуществлялось общественное разделение труда5; М. Вебером - как процесс рационализации, в ходе которого хозяйствующие субъекты стремились максимально повысить собственную экономическую отдачу6; К. Марксом - как процесс товаризации, в ходе которого товары и услуги все более и более производились для рынка7.
     Модернизация – это переход от того состояния страны, которое мы имеем в настоящее время к тому, каким оно должно быть для ее успешного и благополучного развития в современном мире.
     Модернизация  – макропроцесс перехода от традиционного  к современному обществу – обществу модерности.
     В настоящее время: понятие модернизации рассматривается преимущественно в трех различных значениях:
      как внутреннее развитие стран Западной Европы и Северной Америки, относящееся к европейскому Новому времени;
      догоняющая модернизация, которую практикуют страны, не относящиеся к странам первой группы, но стремящиеся их догнать;
      процессы эволюционного развития наиболее модернизированных обществ (Западная Европа и Северная Америка), т.е. модернизация как некий перманентный процесс, осуществляющийся посредством проведения реформ и инноваций, что сегодня означает переход к постиндустриальному обществу.
     Модернизационное  направление является междисциплинарной  попыткой освещения проблем развития. Каждая дисциплина вносила свой вклад  в определение ключевых проблем модернизационного перехода. Социологи фокусировали внимание на изменениях типовых переменных и структурной дифференциации, «социальных реквизитах» демократического поведения; экономисты изучали технологическую, инвестиционную, внешнеэкономическую, распределительную политику, подчеркивали значимость увеличения производственных инвестиций для достижения самоподдерживающегося экономического роста; политологи рассматривали роли партий, элит, групповых интересов в процессе политической мобилизации, придавали большее значение росту возможностей политических систем, существенное внимание уделяли влиянию традиций, ценностных установок, традиционных лояльностей, национальных символов на стремление поддерживать демократические институты. Дифференциация подходов среди сторонников модернизационной перспективы настолько велика, что некоторых из них иногда выделяют в самостоятельные теоретические направления, в частности школу девелопментализма, школу политического развития, школу «национального строительства». Итак, внутри модернизационной школы в рамках различных подходов, как теоретико-методологических, так и дисциплинарных, исследователи по-разному ставили вопросы, акцентировали внимание на различных аспектах перехода от традиционного к современному обществу. Это не могло не отразиться на концептуализации самого понятия модернизация.
     В работе «Динамика модернизации», впервые изданной в 1966 г., С. Блэк писал: «Современная литература по проблемам модернизации... еще находится в процессе определения своего предмета и установления фундаментальных различий между универсальными характеристиками современности и специфическими институтами конкретных обществ и культур. Целью этого относительного нового подхода является междисциплинарное изучение человечества посредством описания и объяснения во всей их сложности процессов изменения, которым сегодня приписывается мировое значение»8.
     Данное  утверждение в известном смысле справедливо по сей день. Несмотря на то, что большинство исследователей видит за понятием «модернизация» процесс трансформации традиционного общества в общество, характеризующееся применением машинной технологии, рациональными и секулярными жизненными установками, а также высоким уровнем дифференциации социальной структуры, существует множество нюансов в понимании содержания и масштабов самого этого процесса. Специалисты вынуждены признавать, что понятие модернизация не слишком четкое, допускает определенные двусмысленности в толковании его содержания, но, тем не менее, оно более удобно в использовании по сравнению с прочими терминами.
     Так, Рейнхард Бендикс понимал под модернизацией «тип социальных перемен, имеющий корни в английской индустриальной и политической французской революциях. Он заключается в экономическом и политическом прогрессе отдельных обществ-первопроходцев и последующих переменах у отстающих»9.
     «Модернизация, — считает известный специалист в области проблем развития Сирил Блэк, — может быть определена как процесс, посредством которого исторически эволюционировавшие институты адаптируются к быстро меняющимся функциям, что отражает беспрецедентное расширение человеческих знаний, позволяющее осуществлять контроль над своим окружением, которое сопровождало научную революцию. Этот процесс адаптации имел свои корни и первоначальное влияние в обществах Западной Европы, но в XIX–XX вв. данные изменения распространились на другие общества и результировались в мировой трансформации, затронувшей все человеческие отношения»10.
     В работе 1966 г. Шмоэль Эйзенштадт определил модернизацию как «процесс изменения в направлении тех типов социальных, экономических и политических систем, которые развивались в Западной Европе и Северной Америке с XVII по XIX век и затем распространились на другие европейские страны, а в XIX и XX веках — на южноамериканский, азиатский и африканский континенты»11.
     По  мнению Роберта Уорда, «модернизация... опирается на «систематическое», непрерывное и целевое применение человеческой энергии для «рационального» контроля над природным и социальным окружением человека»12. В работе Р.Уорда и Р. Макридиса модернизированное общество характеризуется далеко идущими возможностями контролировать природное и социальное окружение, а также ценностной системой, принципиально оптимистичной относительно желания и последствий таких возможностей. Модернизация влечет «стремительное расширение контроля над природной средой благодаря более тесной кооперации между людьми»13, отмечает Дэнкварт Растоу.
     «Модернизация влечет за собой диффузию того, что один эксперт определил как «мировая культура» – основанная на передовой технологии и духе научности, на рациональном взгляде на жизнь, светском подходе к социальным отношениям, чувстве справедливости в общественных делах и, кроме всего прочего, признании в качестве главной единицы в политической реальности национального государства»14, — пишет Люциан Пай. Модернизированному обществу присуща культура, подчеркивающая ценности науки, знания и достижения, считают Рой Макридис и Бернард Браун.
     Рейнхард  Бендикс также тесно увязывал процессы модернизации и индустриализации. Если термин индустриализация он использовал для объяснения экономических сдвигов, вызванных новыми технологиями, основанными на использовании неодушевленных источников энергии, и непрерывным совершенствованием прикладных научных исследований, то посредством термина модернизация он считал возможным объяснять широкий спектр социальных и политических изменений, сопровождавших индустриализацию в большинстве стран Западной цивилизации.
     «Модернизация — пишет Стивен Ваго, — это процесс, посредством которого аграрные общества трансформируются в индустриальные. Данный переход влечет развитие передовой индустриальной технологии и политических, культурных, социальных механизмов, адекватных задачам поддержания, руководства и использования данной технологии»15.
     Культурологический подход при концептуализации понятия модернизация применил шведский социолог Геран Терборн. По его мнению, modernity может быть понята как эпоха, повернутая в будущее, которое представляется как нечто отличное и лучшее по сравнению с современностью и прошлым. Контраст между прошлым и будущим управляет «семантикой времени» modernity, создает его «бинарный код». Согласно Г. Терборну, эпоха modernity завершается, как только люди прекращают локализовать поведение или формы жизнедеятельности на оси традиция—   современность, неразвитость—развитость, когда различение между прошлым и будущим теряет свою актуальность в дискурсе по поводу общества и культуры. Конец эпохи modernity знаменуется девальвацией таких понятий как прогресс, развитие, эмансипация, рост, просвещение и т.д16.
     Перечисленные определения, перечень которых далеко не исчерпывающий, отражают содержание процесса модернизации с разной полнотой, высвечивая порой отдельные, пускай весьма значимые, его измерения. С  известной долей условности данные определения можно разделить на универсальные и специализированные. Далее, можно выделить определения исторические, дихотомические, инструментально-технологические, ментальные, культурологические, цивилизационные. Как нам представляется, все разновидности определений научно оправданы. При этом исторические, дихотомические и цивилизационные определения претендуют на универсализм, инструментально-технологические, ментальные, культурологические определения более специализированы. Историческим понятиям в большей степени присуща описательность. Применение дихотомических и цивилизационных концептов, несмотря на их познавательную глубину и эффективность, вызывает некоторые сомнения с теоретической точки зрения. Дело в том, что противоположность традиционности и современности в процессе модернизации не настолько очевидна, как это может казаться. Традиционные институты и ценности вполне могут адаптироваться к современности; предпосылки же современности зарождаются в традиционных контекстах. Определение modernity в качестве специфической цивилизации также не безупречно, особенно в свете признания мультилинеарности процесса модернизации, допущения возможности появления новых центров modernity и даже трансформации самих моделей модернизации. Специализированные определения также открыты для критики вследствие присущей им тематической ограниченности.
     Итак, модернизация, по мнению большинства  исследователей, подразумевает рациональный контроль над природным и социальным окружением человека, тесную интеграцию в мировую культуру, осуществление научной революции, распространение рационального взгляда на жизнь, строительство либерально-демократического государства. Модернизация связывается с использованием неодушевленных источников энергии, индустриализацией, расширением прикладных научных исследований, распространением индустриальных ролей.
     В общем, модернизацию можно охарактеризовать как процесс, посредством которого традиционные, аграрные общества трансформируются в современные, индустриальные. Данный переход приводит к появлению и развитию передовых индустриальных технологий, а также соответствующих им политических, культурных, социальных механизмов, позволяющих указанные технологии поддерживать, использовать и управлять ими. Модернизационный переход редко протекает спокойно и равномерно; он оказывает воздействие на все социальные институты, всех членов общества. Термин модернизация, таким образом, должен описывать множество одновременных изменений на различных уровнях. Модернизация сопровождается расширяющейся дифференциацией экономической, организационной, политической и культурной сфер. Модернизация тесно связана с процессом индустриализации; тем не менее, их нельзя отождествлять.
     Итак, усилиями сторонников модернизационной перспективы создана комплексная, всеобъемлющая, достаточно детальная система признаков и критериев, позволяющая идентифицировать ступени прохождения обществами модернизационного континуума. Необходимо при этом признать, что разработка данной системы наиболее активно осуществлялась в рамках классических модернизационных штудий. Между тем, модернизационная парадигма, сформировавшаяся в значительной степени под влиянием эволюционизма и функционализма в 1950—1960-е гг., прошла длительный путь развития, в ходе которого она подвергалась значительному усовершенствованию. Модернизационная перспектива — пример теории, которая развивалась в постоянном взаимодействии с реальными процессами развития, вносившими коррективы в ее содержание. Пересматривались как методология исследования, так и теоретические основы данного научного направления, что, в конце концов, способствовало превращению первоначально достаточно односторонней и абстрактной теоретической модели, не игравшей существенной роли в эмпирических исследованиях, в многомерную и эластичную по отношению к эмпирической реальности. К числу наиболее важных особенностей эволюции школы модернизации можно отнести: пересмотр роли и места традиционного социокультурного и институционального контекста модернизации, придание ему большего значения в сравнении с ранними концептуальными схемами; рост внимания к конфликтам в процессе модернизации и влиянию на данный процесс внешних факторов; инкорпорацию в теоретическую модель фактора исторической случайности; признание циклической природы процесса модернизации.
       Усвоение указанных теоретических новаций требует определенной переделки системы критериев модернизации, устраняющей заложенный в ней дихотомизм и телеологизм17.
     Модернизация  стала сегодня ключевым термином дня, главным словом эпохи. Такую  же примерно роль 20 лет назад играло слово «демократия». Модернизация сейчас, как демократия тогда, должна, согласно распространенным представлениям, спасти страну, вывести ее к новым историческим рубежам и горизонтам развития. 
В то же время, единого понимания модернизации в элитах нет. И очень важно, чтобы «модернизацию» сегодня не постигла та же участь, что «демократию» в начале 1990-х гг., т.е. чтобы это понятие не было выхолощено, дискредитировано и не превратилось в свое отрицание.

     Для значительной части экономической  и административной элиты модернизация – это просто совокупность программ, позволяющих получить недорогое финансирование из государственного бюджета или от окологосударственных банков.
     Крупные отряды бюрократии нередко понимают модернизацию как локальную / точечную замену аппаратных кадров – «не совсем правильных» чиновников на «совсем правильных», т.е. принадлежащих к определенным группам / кланам. Это относится, во многом, и к бывшим крупным чиновникам, понимающим под модернизацией систему механизмов их собственного возвращения в той или иной форме  в российскую власть.
     Большая часть статусного «экспертного сообщества»  рассматривает модернизацию как  повод для получения новых  бюджетов на написание аналитических  и псевдоаналитических документов.
     Тем не менее, в ходе экспертной дискуссии в СМИ были высказаны и достаточно серьезные тезисы о модернизации. В основном, они сводятся к следующему:
     · Модернизация – это система мер и мероприятий по преодолению экономического и технологического отставания России от некоторых развитых стран Запада (по списку); в связи с этим критерии и параметры модернизации, равно как и шкала оценки ее успешности могут формироваться только по отношению к странам (группам стран), принятых за образец (модернизационный паттерн);
     · Российская модернизация является экзогенной, так как обусловлена давлением внешних факторов, а не внутренней потребностью элит / общества / народа в модернизации;
     · Множество стран мира (Япония, Южная Корея, страны ЮВАО, некоторые государства Латинской Америки) прошли путь экзогенной модернизации, и их опыт представляет для России существенную (в некоторых элементах - определяющую) ценность;
     · Модернизация подразумевает отказ от любых представлений об «особом пути» страны / цивилизации, хотя и предполагает интеграцию некоторых традиционных для данного социума ценностей и представлений;
     · Модернизация может привести к радикальному и качественному сокращению отставания от стран, принятых за образец, но никогда не приведет ни к «догонянию», ни к «перегонянию»; модернизация, в известном смысле – это фиксация неизбежного, «справедливого» отставания от стран, принятых за образец;
     · В экономической сфере модернизация неизбежно подразумевает импорт технологий как основу рывка (прорыва) на определенных направлениях;
     · Модернизация – это краткосрочный или среднесрочный (в зависимости от масштабов объекта модернизации) проект, имеющий четкие временные параметры и  границы.
     Итак, можно выделить следующие критерии модернизации в различных областях общественной жизни:
     - в социальной области - разделение функциональных ролей, выполняемых разными индивидами в обществе, в особенности разделение между обязанностями в общественном производстве, в политике и в семье, разделение сфер частной и общественной жизни, вытеснение отношений личной зависимости между людьми отношениями их личной независимости, основанной на эквивалентном обмене вещами (на вещной зависимости);
     - в экономике - применение технологии, основанной на использовании научного (рационального) знания, появление вторичного (индустрия, торговля) и третичного (услуги) спектров хозяйства, углубление общественного и технического разделения труда, развитие рынков товаров, денег и труда;
     - в политической области - образование централизованных государств и в то же время - разделение властей, включение широких масс населения в политический процесс (хотя бы посредством выборов), установление политической демократии или, по крайней мере, популистского правления, формирование осознанных интересов различных общественных групп;
     - в духовной области - дифференциация культурных систем и ценностных ориентаций, секуляризация образования и распространение грамотности, многообразие течений в философии и науке, религиозный имморализм, развитие средств распространения информации, приобщение крупных групп населения к достижениям культуры.
     Но  традиции, ценностные установки, менталитет - вот то, что определяет успех  трансформации и модернизации в первую очередь.
     Более того, в последние годы в западных исследованиях начинает ставиться  ключевой вопрос: “Является ли западная модель обязательной и неизбежной?” И тезис о том, что западная модель является неизбежной для всего мира - подвергается серьезному сомнению. Данный тезис о неизбежности западной модели наиболее подвержен заблуждениям этноцентризма.
     В широком смысле слова, модернизация есть переход от традиционного общества к современному, от аграрного к индустриальному. Хотя то, что принято называть традиционным обществом, составляет большинство человечества. 
 
 
 
 
 
 
 

§ 2 Политическая модернизация
     Для обозначения перехода общества от традиционной политической системы к современной используется понятие «политическая модернизация».
     Политическая  модернизация – это возрастание  способности политической системы  постоянно и успешно адаптироваться к новым образцам социальных целей и создавать институты, обеспечивающие каналы для эффективного диалога между правительством и населением. Развиваясь с 50-х годов ХХ века, в наши дни теория модернизации является обоснованием политических изменений в посттоталитарном мире18.
     Политическая модернизация - совокупность приемов и средств совершенствования политической системы государства, повышения ее эффективности19.
     История политических модернизаций знает два  основных пути ее осуществления: либеральный; консервативный.
     Однако  единства мнений относительно движущей силы процесса политической модернизации в западной политологии не существует. Наиболее общепризнанной является позиция Г. Алмонда и Л. Пая, утверждающих, что политическое развитие опирается на процесс постоянного совершенствования функций, которые должна выполнять политическая система для обеспечения стабильности и эффективности всего социального организма. Исходя из функционального подхода, они установили, что «изменение системных качеств и функций политических институтов включает три процесса: структурную дифференциацию институтов политической системы и специализацию их функций; возрастание способности политической системы к мобилизации и выживанию» (Л. Пай); тенденцию к равноправию20.
     Структурная дифференциация институтов политической системы отражает процесс усложнения социальных отношений вследствие реализации закона возрастающего многообразия деятельности людей и появления новых групп интересов. Чтобы удовлетворить новые экономические и социальные потребности, политическая система должна быстро реагировать на их появление. Это достигается с помощью структурной дифференциации и высокой специализации функции институтов политической системы. Каждая политическая структура выполняет четко очерченную функцию. При этом все специализированные структуры тесно взаимосвязаны и составляют внутренне интегрированную систему. Подобного разделения труда между политическими структурами не существует в политически неразвитых обществах. Обычно все властные и управленческие функции в традиционных обществах сосредоточены в руках узкого круга лиц и институтов.
     Мобилизационная способность политической системы  также формируется в определенных условиях. Возрастающее многообразие интересов и потребностей социальных групп и индивидов заметно  повышает конфликтность и интенсивность столкновения интересов политических сил, преследующих свои цели. Для урегулирования конфликтов, обеспечения общественного порядка и социального прогресса политическая система должна быть способна мобилизовать материальные и людские ресурсы для выполнения общезначимых целей - в этом и обнаруживается мобилизационная способность политической системы. Обычно в традиционных обществах способность к мобилизации осуществляется с помощью политического насилия21.
     О способности политической системы к выживанию свидетельствует ее стремление к модернизации. Более сложные политические системы обладают значительным потенциалом к выживанию, поскольку располагают различными формами коммуникации и социализации. Через эти каналы политическая система культивирует определенные образцы политического поведения и внушает доверие к власти, поддерживает веру в ее законность и справедливость. Естественно, что традиционные политические системы реализуют свою способность к выживанию не формированием положительной установки на систему, а принуждением, опорой на силу обычаев, традиций, верований.
     Тенденция к равноправию проявляется в снятии всех ограничений на политическое участие различных социальных групп, предоставление всем гражданам возможности свободного занятия государственных постов. Традиционные политические системы характеризуются отчуждением широких слоев населения от политической деятельности, наличием кастовых, племенных, партийных и иных ограничений на занятие государственных должностей.
     Наиболее  часто используемый механизм политической модернизации — заимствование (копирование, имитация) образцов.
     Обычно  выделяют два типа имитации:
      имитация алгоритма, когда копируется механизм какого-либо процесса, включая его содержание или функциональную нагрузку (например, процесса взаимодействия трех ветвей власти);
      имитация результата или формы (например, провозглашение свободных и соревновательных выборов как принцип, то есть de jure, при их несвободном и несоревновательном характере de facto или создание трех ветвей власти без фактической реализации принципа разделения властей)22.
     При этом, как верно отмечают некоторые  видные политологи, наилучшие результаты с точки зрения решения задач  модернизации дает имитация алгоритмов.
     Следует учесть, что имитация осуществляется не в пустом пространстве, а в конкретно-историческом и социокультурном контексте той или иной страны под влиянием национальных традиций. Более того, имитационные институты и практики не только изменяются под влиянием традиций, но и перерабатываются под эти традиции. В целом можно утверждать, что происходит взаимовлияние традиций и заимствований и их изменение в ходе этого процесса.
     Несмотря  на то, что модернизация может осуществляться различными способами с использованием различных механизмов, можно выделить универсальные составляющие политической модернизации: создание дифференцированной политической структуры с высокой специализацией политических ролей и институтов; создание современного государства, обладающего суверенитетом; усиление роли государства, расширение сферы действия и усиление роли закона, связывающего государство и граждан; рост численности граждан, расширение включенности в политическую жизнь социальных групп и индивидов; возникновение и увеличение рациональной политической бюрократии, превращение рациональной деперсонифицированной бюрократической организации в доминирующую систему управления и контроля; ослабление традиционных элит и их легитимности; усиление модернизаторских элит.
     В зависимости от используемого механизма  политическая модернизации в политологической литературе принято выделять следующие виды этого процесса23 (Таблица 1):
     - «органическая», или «первичная», характерная для таких стран, как Великобритания, США, Канада, некоторые другие европейские страны (модернизационное ядро). Ее начало охватывает эпоху первой промышленной революции, разрушения традиционных наследственных привилегий и провозглашения равных гражданских прав, демократизации и т.д. В этих странах модернизация осуществлялась преимущественно эволюционным путем на основе собственных культурных традиций и образцов;
     - «неорганическая» или «вторичная», «отраженная», «модернизация вдогонку» (Россия, Бразилия, Турция и др.), основным фактором которой выступают социокультурные контакты «отставших» в своем развитии стран с модернизационным ядром, а основным механизмом — имитационные процессы. «Вторичная», «догоняющая» модернизация предполагает, что одни элементы общества «убежали» вперед, более или менее соответствуют развитию в «передовых» странах, а другие — еще не «вызрели», отстают в своем развитии или вовсе отсутствуют. Развитие общества при «вторичной» модернизации напоминает, по мнению бразильского историка Н. Вернек Содре24, «движение квадратного колеса». Варьируется в разных странах лишь систематичность «встрясок», глубина «ухабов» да скорость движения. «Движение квадратного колеса» — удачный образ циклического процесса «догоняющей» модернизации, когда чередуются эволюционные и революционные начала25.
Таблица 1 – Типы политической модернизации по В. Содре
Название  типа Описание типа
Органическая  или первичная политическая модернизация характерная для  таких стран, как Великобритания, США, Канада, некоторые другие европейские  страны (модернизационное ядро). Ее начало охватывает эпоху первой промышленной революции, разрушения традиционных наследственных привилегий и провозглашения равных гражданских прав, демократизации и т.д. В этих странах модернизация осуществлялась преимущественно эволюционным путем на основе собственных культурных традиций и образцов;
Неорганическая  или вторичная политическая модернизация «отраженная», «модернизация вдогонку» (Россия, Бразилия, Турция и др.), основным фактором которой  выступают социокультурные контакты «отставших» в своем развитии стран с модернизационным ядром, а основным механизмом — имитационные процессы. «Вторичная», «догоняющая» модернизация предполагает, что одни элементы общества «убежали» вперед, более или менее соответствуют развитию в «передовых» странах, а другие — еще не «вызрели», отстают в своем развитии или вовсе отсутствуют. Развитие общества при «вторичной» модернизации напоминает, по мнению бразильского историка Н. Вернек Содре, «движение квадратного колеса». Варьируется в разных странах лишь систематичность «встрясок», глубина «ухабов» да скорость движения. «Движение квадратного колеса» — удачный образ циклического процесса «догоняющей» модернизации, когда чередуются эволюционные и революционные начала.
 
     Следует отметить, что данная типология основана на выделении неких идеальных  типов. В действительности в рамках «классического» модернизационного ядра развитие также происходит с использованием имитационных механизмов, а в странах «догоняющей модернизации», как уже отмечалось, имитация может носить различный характер и не играть главную роль в политическом развитии. Более совершенной типологией представляется выделение трех типов модернизации: эндогенная, то есть осуществляемая на собственной основе; эндогенно-экзогенная, осуществляемая на собственной основе, равно как и на основе заимствований; экзогенная модернизация, осуществляемая на основе заимствований при отсутствии собственных оснований.
     По  сравнению со странами первого типа в обществах «догоняющей» модернизации политический фактор играет более существенную роль. Это вполне объяснимо, так как  здесь не сложилось достаточно предпосылок для спонтанной трансформации традиционных экономических, социальных, социокультурных и политических структур, поэтому государство вынуждено в некоторых случаях выступать как «толчок» и организатор процесса трансформации. С этим часто связывают и установление авторитарного режима в этих странах, который получил название «авторитаризм развития». Несмотря на то, что дискуссии об эффективности отдельных политических режимов с точки зрения успешности процесса модернизации имеют научную и практическую значимость, следует отметить их второстепенный характер. Это объясняется тем, что модернизация представляет собой достаточно длительный процесс, измеряемый в масштабе эволюции в то время, как существование авторитарного режима происходит в масштабе повседневности и истории; оно может лишь повлиять на специфику отдельного момента модернизационного процесса. Кроме того, сама постановка вопрос об эффективности режима может говорить о намерении исследователя представить модернизацию как результат реализации определенного политического курса, результат деятельности политических элит, то есть может свидетельствовать об однобокой трактовке исследователем самого понятия модернизации.
     Некоторыми  исследователями выделяются различные  этапы или стадии модернизации. В частности, весьма распространенным в настоящее время является выделение Раннего, Среднего и Зрелого Модерна (Таблица 2).
     Так, М. В. Ильин конструирует идеальную модель модернизации, включающую три ее фазы, специфика содержания каждой из которых обусловлена особым набором функциональных задач. Эта идеальная модель иллюстрируется на примере процесса модернизации стран Западной Европы26.
     Под Ранним Модерном понимается фаза политического  развития, включающая в себя становление  суверенного национального государства, а также выделение и развитие гражданского общества как зоны, свободной от принуждающего насилия государственной власти. Итогом этой фазы является закрепление позиций государства и гражданского общества в так называемых «конституциях первого порядка».
     В период Среднего Модерна происходит дифференциация внутри гражданского общества и государства, что выражается в  появлении групп интересов, протопартий, а также разделение властей. Плодом этой дифференциации является создание системы политического представительства, последующих отношения государства и гражданского общества. Эта система создается в целях реализации принципа народного суверенитета, выборного и ответственного правления. Для этой фазы политического развития характерно появление конституций «второго порядка», закрепляющих принципы республиканского устройства.
     Зрелый  Модерн характеризуется решением задач, связанных с созданием механизма  чередования, сменяемости, легитимации  и делегитимации политических курсов и дискурсов. Эти задачи решаются с помощью дальнейшей демократизации, точнее, процесса консолидации демократии, в процессе которой закрепляются институты и механизмы такой соревновательности (например, институт выборов).
Таблица 2 – Идеальная модель модернизации с тремя фазами М. В. Ильина
Фазы  модернизации Описание  фазы
Ранний  Модерн Под Ранним Модерном понимается фаза политического развития, включающая в себя становление суверенного  национального государства, а также  выделение и развитие гражданского общества как зоны, свободной от принуждающего насилия государственной власти. Итогом этой фазы является закрепление позиций государства и гражданского общества в так называемых «конституциях первого порядка».
Средний Модерн В период Среднего Модерна происходит дифференциация внутри гражданского общества и государства, что выражается в появлении групп интересов, протопартий, а также разделение властей. Плодом этой дифференциации является создание системы политического представительства, последующих отношения государства и гражданского общества. Эта система создается в целях реализации принципа народного суверенитета, выборного и ответственного правления. Для этой фазы политического развития характерно появление конституций «второго порядка», закрепляющих принципы республиканского устройства.
Зрелый  Модерн Зрелый Модерн характеризуется решением задач, связанных  с созданием механизма чередования, сменяемости, легитимации и делегитимации  политических курсов и дискурсов. Эти  задачи решаются с помощью дальнейшей демократизации, точнее, процесса консолидации демократии, в процессе которой закрепляются институты и механизмы такой соревновательности (например, институт выборов).
 
     В целом анализ современных концепций  модернизации, содержания этого процесса и выявление его отдельных  составляющих позволяет утверждать, что модернизация не является движением к какому-либо образцу. Этот процесс имеет многовариативный и альтернативный характер. Поэтому имеющиеся типологии модернизации, а также характеристики отдельных типов и этапов могут рассматриваться только как рабочие варианты, нуждающиеся в дальнейшем уточнении и дополнении. Вместе с тем эти типологии и модели обладают значительной теоретической и эвристической ценностью, так как позволяют выделить некоторые основные элементы модернизации и, таким образом, формируют предпосылки для анализа единичных случаев и сравнения этого процесса в разных странах и регионах, в том числе в России.
     Исследование  опыта преобразований в странах, характеризующихся переходным этапом развития, позволяет выделить некоторые  устойчивые тенденции и этапы в их эволюции. Например, С. Блек выделял этапы «осознания целей», «консолидации модернизируемой элиты», «содержательной трансформации» и «интеграции общества на новой основе». Ш. Эйзенштадт писал о периодах «ограниченной модернизации» и «распространении преобразований» на все общество. Но наиболее развернутую этапизацию переходных преобразований дали Г. О'Доннел, Ф. Шмиттер, А. Пшеворский и некоторые другие ученые, обосновавшие наличие следующих трех этапов27:
     Первый  этап либерализации, который характеризуется обострением противоречий в авторитарных и тоталитарных режимах и началом размывания их политических основ. Возникновение кризиса идентичности, падение авторитета теряющей эффективность власти, выявление изъянов институциональной системы способствуют разложению правящего режима. Разногласия между сторонниками демократии и правящими кругами провоцируют идейную и политическую борьбу в обществе, нарастание активности общественных движений и усиление оппозиции. В результате начальной стадии борьбы устанавливается «дозированная демократия», легализующая сторонников преобразований в политическом пространстве. В обществе начинается широкая дискуссия по вопросам демократизации, формируются новые правила «политической игры»;
     Второй  этап демократизации отличается институциональными изменениями в сфере власти. Идет вживление демократических институтов (выборов, партий) и соответствующих ценностей в политическую систему. Стимуляция общественных инициатив ведет к формированию основ гражданского общества. Это время поиска «политического синтеза», при котором традиционные институты власти сочетают свои действия с универсальными приемами и методами государственного управления. Кардинальное значение на этом этапе имеет вопрос о достижении согласия между правящими кругами и демократической контрэлитой. Отстраняемые от власти чиновники, генералитет представляют собой серьезную угрозу демократии в силу оставшихся связей, влияния на конкретные институты власти. В результате возникает проблема организации союза тех, кто находился у власти, и тех, кто пришел на смену. В целом для успешного реформирования государств необходимо достичь трех основных консенсусов между этими двумя группами: относительно прошлого развития общества; по поводу установления первостепенных целей общественного развития; по определению правил «политической игры» правящего режима. Формами установления такого типа консенсусов могут быть: внутриэлитарный сговор, общественный договор, исторический компромисс, заключение пакта. Наиболее типичной и распространенной формой согласия между элитарными кругами с учетом новой перспективы развития является пакт. Он предполагает синтез элитарных слоев на базе признания ими новых ценностей, заключение идеологического союза. Итоговым документом, ставящим черту под этим соглашением, является демократическая конституция;
     Третий  этап переходных преобразований —  консолидация демократии, когда осуществляются мероприятия, обеспечивающие необратимость  демократических преобразований в  стране. Это выражается в обеспечении лояльности основных акторов по отношению к демократическим целям и ценностям, в процессе децентрализации власти, осуществлении муниципальной реформы. Как считает английский ученый М. Гарретон, критериями необратимости демократии являются: превращение государства в гаранта демократического обновления и его демилитаризация; автономность общественных движений и трансформация партийной системы; быстрый экономический рост, повышение уровня жизни населения; рост политической активности граждан, приверженных целям демократии.
     Опыт  описания «перехода» сделал общепризнанным фактом признание альтернативного  характера модернизации, ее острой конфликтности, асинхронного характера  преобразований. Ярким показателем  сложности переходных трансформаций  явилось возникновение в ряде стран режимов «делегативной (нелиберальной) демократии» (Г. О'Доннел), где использование демократических институтов перестроено с прав личности на права лидера; снижена роль правовых норм и представительных органов власти; систематически игнорируются интересы широких слоев населения; выборы являются инструментом разрешения конфликтов между кланами внутри правящей элиты, а коррупция и криминал становятся едва ли не важнейшим механизмом властвования28.
     Таким образом, модернизация может осуществляться различными способами с использованием различных механизмов, можно выделить универсальные составляющие политической модернизации: создание дифференцированной политической структуры с высокой специализацией политических ролей и институтов; создание современного государства, обладающего суверенитетом; усиление роли государства, расширение сферы действия и усиление роли закона, связывающего государство и граждан; рост численности граждан, расширение включенности в политическую жизнь социальных групп и индивидов; возникновение и увеличение рациональной политической бюрократии, превращение рациональной деперсонифицированной бюрократической организации в доминирующую систему управления и контроля; ослабление традиционных элит и их легитимности; усиление модернизаторских элит.
     В зависимости от используемого механизма  политическая модернизации в политологической литературе принято выделять два типа модернизации – это органическая и неорганическая. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

2 Опыт, проблемы, перспективы  политической модернизации  в современной  России
§ 1 Генезис и эволюция модернизации в России
     Факторы модернизации современной России определились не сразу, а в процессе длительной истории и политической модернизации прошлых лет.
     Россия  на протяжении нескольких веков шла  по пути неорганической модернизации или догоняющего развития. Но ни одна из ее попыток осуществить догоняющую модернизацию полностью не удалась, и если в технологическом и  социокультурном плане историческая ситуация порой складывалась благоприятно, то задачи политической модернизации всегда оставались камнем преткновения для реформаторов.
     Первым  опытом российской модернизации являются реформы Петра. Попытки вестернизировать страну предпринимались и ранее, однако реформы Петра были первым опытом «догоняющей модернизации». Успешные преобразования могли бы обеспечить дальнейшее органичное продвижение России по пути индустриализации, становления гражданского общества и политической демократии.
     Последствия петровских реформ в разных сферах были далеко не одинаковы, причем некоторые изъяны этого варианта ранней модернизации воспроизводились и на более поздних этапах отечественной истории. Петр I пытался заимствовать технику и технологию в отрыве от тех социальных и экономических институтов, в рамках которых они действовали на Западе. Неудивительно, что использование зарубежных технологических образцов приводило к результатам, прямо противоположным тем, которые достигались в других странах. Например, если в Западной Европе развитие мануфактурного производства сопровождалось распадом феодальных структур, то в России насаждение мануфактур "сверху" лишь дало дополнительный импульс такому институту феодализма, как крепостное право. Некоторые нововведения были совершенно не подготовлены предшествующим развитием страны и имели искусственный характер. Так, например, когда Петр I учреждал в Санкт-Петербурге первый университет, из-за границы пришлось "выписывать" не только преподавателей, но и студентов.
     Как и многие последующие реформации в России, петровская оказалась некомплексной и незавершенной. О собственно политической модернизации в тот период вообще не могло быть и речи. В то же время петровские реформы опосредованным образом оказали значительное влияние на политическое развитие России и модернизацию ее государственной системы в дальнейшем29.
     При Петре I завершилась культурная изоляция России. Но поскольку благотворные последствия деятельности самодержца в этом направлении почувствовала  лишь привилегированная часть общества, в последующие два столетия социокультурный процесс в России имел дуалистический характер. Европеизированная элита перенимала западные ценности и идеалы, а основная часть населения продолжала жить в традиционной патриархальной среде, по-прежнему отгороженная от внешнего мира глухой стеной. Поэтому, хотя в научно-техническом и социально-экономическом отношениях Россия не приблизилась к Западу, но через образованный слой она оказалась европейской в духовном плане.
     Установление  тесных связей с Западом в духовной сфере привело к тому, что любая родившаяся там политико-философская идея почти моментально находила сторонников в России, хотя зачастую и не имела никакого отношения к насущным отечественным проблемам. Так Екатерина II, ведя оживленную переписку с философами Просвещения, тем не менее, своими практическими действиями не способствовала приближению России к западным ценностям.
     Для образованной России начала XIX в. характерно было понимание необходимости реформ. Речь шла о вполне продуманных  мерах, которые совмещали в себе социально-экономические преобразования в духе экономического либерализма и политические новации, включая конституционное оформление народного представительства. Однако эти планы так и не были реализованы. Их осуществлению помешали и внешние обстоятельства (вовлеченность России в европейскую политику), и совокупность внутренних факторов. Примечательно, что, наряду с сопротивлением со стороны косных элементов аристократии и правительственной бюрократии, одним из таких факторов оказалась и деятельность радикалов. Как часто бывало с другими западными идеями, идеи революционного радикализма, активно проникавшие в то время на российскую почву, привели совсем не к тем результатам, на которые рассчитывали их сторонники.
     Как отмечает В.В. Леонтович Александр I вынужден был из-за революционного радикализма опираться на правые элементы. Вследствие этого ему было трудно проводить в жизнь либеральные реформы "потому, что эти круги отклоняли не только революционные тенденции, а и либеральные реформы"30.
     Как отмечает С.А. Ланцов, упущенные десятилетия дорого обошлись нашей стране. Именно в тот период, когда в других ведущих государствах мира развернулись процессы, характерные для раннеиндустриального типа модернизации, развитие России, и без того отстававшей от них в технологическом, экономическом, социально-культурном плане, существенно затормозилось. Усилившийся разрыв уровней экономического развития обусловил и военно-техническое отставание России, что, в свою очередь, стало причиной ее поражения в Крымской войне. Военные неудачи заставили правительство вновь поставить на повестку дня вопрос о модернизации31.
     При Александре II власть стремилась, сохраняя политическую стабильность, осуществлять программу социально-экономических  реформ, но не под давлением "снизу", а путем целенаправленных и обдуманных действий "сверху". Народу было предоставлено столько гражданских прав и свобод, сколько он мог, в меру своей тогдашней политической зрелости, реализовать и усвоить. Впервые в истории России начался процесс освобождения общества от всепроникающего бюрократического контроля. Экономическая и социально-культурная сферы получали определенную автономию, что на практике означало реальное движение к гражданскому обществу.
     Логически следующей акцией властей должно было бы стать решение задач политической модернизации. О том, что понимание ее необходимости у высшей административно-политической бюрократии, несмотря на ее колебания, все же было, свидетельствует проект реформ, вошедший в историю под названием «конституции Лорис-Меликова». Несмотря на несовершенство данного проекта, для страны, не имевшей демократических традиций и только что избавившейся от крепостного права, реализация такой программы могла бы оказаться действенным шагом на пути к постепенной модернизации авторитарно-бюрократической системы. В перспективе этот шаг подготовил бы почву для осуществления всего комплекса задач политической модернизации. Однако действия левых радикалов перечеркнули такую возможность.
     Радикалы  в России представляли своеобразный слой интеллигенции, сознание которой формировалось под влиянием западноевропейских социалистических идей. Но поскольку между этими идеями и действительностью пореформенной России существовала пропасть, перенесение их на российскую почву не могло родить ничего, кроме мифов, которыми и руководствовались теоретики и практики русского революционного движения.
     В начале XX столетия социальные перемены стали отражаться и в политической сфере. Выросла общественная активность различных групп городского населения. Общими для них были стремление к непосредственному участию в политической жизни, выдвижение требований, направленных на институционализацию такого участия. Сначала эти требования находили место в программах первых леворадикальных партий, а затем и в деятельности более умеренных либеральных оппозиционных групп.
     Однако, надеждам на мирное, эволюционное продвижение  по пути политической модернизации не суждено было сбыться. Николай II и  его ближайшее окружение отвергали  возможность ограничения самодержавной  власти. События 1905-1907 гг. были типичным проявлением революционного кризиса, обусловленного резким отставанием процесса политической модернизации от сдвигов в экономике и социальной структуре.
     Осуществленные  под давлением «снизу» конституционные реформы следует оценивать двояко. Возникшие благодаря им политические институты еще не были полноценными элементами парламентской демократии. Законодательные полномочия Государственной Думы сильно ограничивались, она не обладала правом формировать правительство и лишь в минимальной степени контролировала государственный бюджет. Совершенно недемократической была избирательная система. Верховная власть изначально враждебно относилась к Думе, видя в ней временное, а главное - вредное для общественного спокойствия учреждение. Как только позволила обстановка, самодержавие стало по частям отбирать дарованные ранее права, перекроило избирательную систему в еще более антидемократическом направлении. Следует признать, что по своим социокультурным характеристикам российское общество еще не созрело тогда для полновесной парламентской демократии.
     Рассматривая  события 1905 - 1907 гг. в исторической ретроспективе, мы видим, что Россия уже не могла  обойтись без политической модернизации, но пока не была способна успешно ее осуществить. Нерешенность целого ряда ключевых задач экономической и социальной модернизации, незрелость гражданского общества делали проблематичным непосредственный и быстрый переход к правовому государству и эффективной демократической системе. Выбор в пользу постепенных реформ при сохранении политической стабильности, сделанный премьер-министром П.А. Столыпиным, отражал крайне противоречивую российскую реальность32.
     Вероятно, при определенных исторических условиях избранный Столыпиным авторитарный вариант осуществления назревших социально-экономических и политических реформ имел шансы на успех. Однако политические реалии показали неспособность самодержавия добровольно пойти по пути трансформации своего режима в направлении конституционной монархии.
     Если  Первая русская революция была проявлением кризиса модернизации, то события 1917 года лишь отчасти имели такую основу. Формы и динамика революционного процесса этого периода обусловливались трудностями затянувшейся войны, которая дезорганизовала экономическую и политическую жизнь страны, негативно сказавшись на психологической атмосфере в обществе. Вопрос тогда стоял о выборе не между диктатурой и демократией, а между различными вариантами диктатуры. Революционный взрыв привел к столь стремительной демократизации политической системы, что, в конечном счете она, не выдержав перегрузок, рухнула. Утвердившийся тоталитарный режим перечеркнул результаты политической модернизации страны за все предшествовавшие десятилетия.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.