На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Статистика серого импорта

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 21.08.2012. Сдан: 2011. Страниц: 10. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


    Федеральное агентство по образованию  РФ
    Нижегородский государственный  университет
    им. Н. И. Лобачевского

     Финансовый  факультет

    Специальность «Таможенное дело»
    Курсовая  работа
                    по  дисциплине таможенная статистика
    Тема  «Статистика серого импорта». 
 
 

                             Руководитель
                             Чалиев А.А.
                             Выполнил студент
                             третьего курса
                            дневного отделения
                             группа 13312
                             Папин Александр
                     
                   
                   

    г. Н. Новгород.
    2010 год. 
СОДЕРЖАНИЕ:

Введение…………………………………………………………………………..3
Глава 1. Понятие и значения «серого» импорта
      Теневой бизнес России…………………………………………………….5
      Схемы ввоза импортного товара в Россию: ретроспективный анализ………………………………………………………………………………9
      Таможенная статистика - как инструмент выявления серого импорта…………………………………………………………………………...15
Глава 2. Анализ «серого» импорта в России с 2001-2009 гг………………….18
Заключение……………………………………………………………………….28
Список литературы………………………………………………………………30 
 

 


     Введение 

     Актуальность  работы. Работники государственных структур склонны считать «серым» любой импорт, при котором стоимость товара намеренно занижается для того, чтобы не платить налоги и пошлины в общество полном объеме. А крупные западные корпорации, говоря о "серых" дилерах своей продукции, имеют в виду неофициальные каналы человек дела поставок, нередко срезающие прибыли официальных дилеров и дистрибьюторов.
     Чтобы стать "серым" импортером, совсем не обязательно нарушать закон или  вести двойную бухгалтерию. Если вы или ваши друзья закупите в арабских эмиратах или Турции партию сотовых телефонов, то никто не запретит вам ввозить их в Россию. Придется лишь заплатить за их растаможивание. Если растаможивать телефоны на вес, то выйдет примерно три доллара за килограмм, то есть растаможка одного телефона обойдется вам примерно в 30 центов. И в итоге цена за сотовый телефон окажется гораздо ниже, чем в офисе официального оператора мобильной связи.
     Из  всего вышеизложенного возникают  закономерные вопросы - если "серые" импортеры высокотехнологичных  товаров создают столько проблем, как для фирм-поставщиков, так  и для потребителей импортируемой  продукции, то почему "серый" импорт продолжает жить и процветать? за счет чего формируется спрос на импортируемую  продукцию? попытаемся ответить на эти  вопросы.
     Российский  рынок не относится к категории  привилегированных. Поэтому многие новые модели бытовой техники, сотовых  телефонов, а тем более специализированных устройств или автомобилей поступают  к нам по официальным каналам  с опозданием на несколько месяцев. А поскольку появляется свободная  ниша, появляются и люди, которые  способны ее заполнить, при этом неплохо  заработав на поставках сверхмодной  техники, ввозимой из-за рубежа небольшими партиями.
     Таким образом, объектом исследования является «серый» импорт в России.
     Целью данного курсового проекта является освоение инструментов статистики для  дальнейшего применения в анализа «серого» импорта в России.
 

     
Глава 1. Понятие и значения «серого» импорта
      Теневой бизнес России
     При всем разнообразии мнений о причинах и последствиях теневой экономики, есть утверждения, объединяющие сторонников  самых разных взглядов. Один из таких  распространенных и не вызывающих споры  тезисов касается решающей роли государства  в формировании и развитии теневого сектора. Только ленивый не упрекает государство во взращивании «тени». Однако одни считают это следствием слабости государства, не способного установить и контролировать обязательный для  всех экономический порядок. Другие же, наоборот, обвиняют государство  в излишней силе, без нужды применяемой  к частной инициативе, что проявляется  в чрезмерной зарегулированности экономики .
     Однако  дальше общих тезисов дело, как  правило, не идет. Между тем государственная  власть не однородна. У разных ведомств могут быть свои интересы и представления  о регулировании бизнеса. Меняются эти представления далеко не синхронно  и в силу разных обстоятельств. Бизнес тоже отнюдь не унифицирован: разные рынки  имеют (или не имеют) свои резоны к  выходу из «тени». Поэтому разумно  оставить разговоры про «власть  и бизнес вообще» и обратиться к конкретному анализу диалога  таможни и импортирующих фирм. Такой подход даст возможность на конкретном материале восстановить хронологию их взаимодействия, увидеть  общий вектор перемен и оценить  перспективы. Мы покажем, как в диалоге  с государством отстраивалась практика теневого растаможивания.
     Бизнес, связанный с таможней, существует в России в режиме трех схем, обозначаемых предпринимателями умилительно  просто: черные, серые и белые. В  этой цветовой гамме раскручивается роман бизнеса и власти.
     Белые схемы - абсолютно легальные, осуществляемые с соблюдением всех формальных требований Государственного таможенного комитета. Черные схемы - абсолютно нелегальные, иначе говоря, контрабандные. Серые - имитация законности по договорной цене, позволяющая на выходе иметь легальные документы [6]
     Безусловно, на сегодняшний день абсолютный приоритет  имеют серые схемы. По оценкам  предпринимателей, на рынке бытовой  техники и электроники контрабанда  занимает порядка 5 % розничного товарооборота, завезенный “в белую” товар — порядка 15-20 %. И это по самым высоким  оценкам. Весь остальной рынок существует за счет серых схем ввоза.
     Итак, наименее распространена контрабанда. Что провоцирует ее выбор?
     • авантюрный тип личности предпринимателя;
     • малый масштаб деятельности;
     • краткосрочная мотивация в данном бизнесе, когда ввоз товара рассматривается  как побочная (или предварительная, или реваншистская) операция по отношению  к основному виду деятельности;
     • шальные, легко заработанные деньги, которыми можно рискнуть в надежде  на одноразовую удачу;
     • встроенность в контрабандные сети поставки, сбыта, дистрибуции.
     В настоящий момент контрабандисты являются маргиналами в предпринимательской  среде, которая культивирует устойчивость развития как залог прогнозируемости деловых контактов. Порицание контрабанды  складывается из двух смысловых блоков: этического и прагматического. Этическое  неприятие современным “цивилизованным” бизнесом чистой контрабанды восходит к ее “вчерашности”, а стало быть, обреченности и бесперспективности. В этике бизнеса особое место  занимают устремленность в будущее, нацеленность на расширение и развитие. Соответственно, схема, связанная с  огромным риском и принципиально  осуществимая лишь в малых размерах, заведомо проигрывает с точки  зрения перспективы и масштабности.
     Но  есть и вполне приземленный, прагматический аспект такого неприятия. Речь идет о  ценовых проблемах. Контрабандный  товар содержит угрозу демпинга, потому что с него не платят таможенную пошлину, НДС, страховые платежи и т. д. И этот демпинговый потенциал почти всегда реализуется, потому что скорейшая реализация такого товара — залог спокойствия контрабандиста. Ценовые всполохи за счет контрабандного товара — регулярны, досадны и осуждаемы “правильными” предпринимателями. Такие товарные потоки на профессиональном сленге иногда называют “черносливом”, то есть “вчерную” на рынке “сливается” товар, что сбивает цены.
     Белые схемы представляют иную крайность, другой предельный случай предпринимательских  стратегий (импортеры называют их “лобовыми”). Они — предельно безопасны  и предельно дороги. Впрочем, одна из причин их существования состоит  как раз в том, что по некоторым  видам товаров легальные таможенные платежи меньше договорной “серой”  цены за растаможивание машины. В целом  белая схема подразумевает абсолютно  достоверное декларирование как  товарных кодов и количества ввозимого, так и ввозной (инвойсной) цены. С  декларируемой суммы платят таможенную пошлину, потом с образовавшейся суммы — НДС и, радуясь, что  “все по закону”, предлагают товар  российскому потребителю. Только делают так далеко не все и не всегда.
     Как правило, по белой схеме работают следующие предприниматели:
     • патологически законопослушные  или боязливые предприниматели, что в мире бизнеса встречается  редко;
     • крупные западные производители, имидж  которых на мировой арене как  законопослушных не позволяет вести  себя иначе даже в России, к тому же работающие на российском рынке  зачастую на дотационных условиях;
     • фирмы, находящиеся в силу разных обстоятельств “под колпаком” у  различных силовых и контролирующих структур, включая Государственный  таможенный комитет; 

     • фирмы, испортившие отношения с  конкретными представителями таможни  и опасающиеся ответных действий с упованием на закон;
     • фирмы, оперирующие эксклюзивными  товарами, реализуемыми с огромными  наценками, что позволяет им выдерживать  любые таможенные пошлины;
     • фирмы, ввозящие товары, по которым  легальные таможенные платежи меньше договорной “серой” цены [8].
     Но  на этом черно-белом фоне абсолютным лидером являются серые схемы  ввоза импорта. Эти схемы, экономя  на таможенных платежах, “облегчают”  цену товара, делая его доступным  для российского потребителя. Происходит это за счет увязывания воедино интересов  таможенников, околотаможенных агентов (брокеров, владельцев складов временного хранения и пр.) и предпринимателей. Суть этих схем — в искажении  деклараций в заранее согласованном  с таможней форме и масштабе, в  результате чего машина уходит с таможни  с легальными документами, позволяющими оперировать товаром на законных основаниях. Искажения возможны по следующим направлениям:
     • таможенные коды (что ввозят);
     • количество ввозимого (сколько ввозят);
     • инвойсные цены (по какой цене ввозят).
     “Серая” цена растаможивания дает возможность  предпринимателям экономить на таможенных платежах (соответственно, и на НДС), госбюджету получать необходимые средства (пусть меньшие, чем по писаным  правилам, но неизмеримо большие, чем  при контрабанде), таможенникам —  иметь неформальные доходы, потребителям — приобретать товар по приемлемой цене.
     Описывать серые технологии довольно сложно в  силу их качественного многообразия. К тому же в них возможны разные составы игроков. Где-то существенную роль играют склады временного хранения, где-то обходятся без них. В одних  случаях достаточна лояльность начальника таможни, в других — необходима лоббистская деятельность в верхних эшелонах власти. Другими словами, серые схемы — условное название целого спектра технологий, существенно различающихся по степени отклонения практики от нормативных требований. Но все они объединены тем, что неформальная практика согласования интересов множества агентов ставит конечной целью имитацию их легальной деятельности, в результате чего недостоверно задекларированный товар по договорной цене приобретает статус легального.
     В построении серых схем важную роль играют фирмы-однодневки, делающие цепочку  от производителя до потребителя  непрозрачной, сводя тем самым  результативность проверок практически  к нулю. В редких случаях такие  фирмы создаются собственно импортерами, но чаще они входят в сервисный пакет обслуживающих сделки банков. Эта отлаженная схема “гасит” риск фирм-импортеров и приносит приличные доходы финансовым институтам, являясь, таким образом, механизмом перераспределения (усреднения) рисков и прибыли.
     Подчеркнем, что серые схемы преобладают  не в силу испорченности бизнесменов. Рынок не допускает существенную вариацию затрат, и на нем не могут  сосуществовать праведные и неправедные  алгоритмы. Соблюдать официальные  нормы могут все или никто. Вопрос о праведности подменяется  другим: остаться в этом секторе  рынка или уйти. Но уход в другой сегмент вряд ли гарантирует святость — везде существуют свои неписаные  законы безальтернативного нарушения легальных норм [8]. 

      Схемы ввоза импортного товара в Россию: ретроспективный  анализ
 
     Вплоть  до перестройки импортный товар  в страну ввозился по двум каналам. Первый канал принадлежал государству  и, как следствие, масштабы закупок, ассортимент товаров и выбор  стран-импортеров определись не потребностями населения, а исключительно приоритетами государственной политики, включая мотив помощи дружественным странам просоциалистической ориентации (показателен период изобилия китайских полотенец и вьетнамских циновок). Товарный дефицит делал востребованным второй канал импорта, представленный индивидуальными “муравьиными” усилиями представителей «выездных категорий» (артисты балета, звезды советского спорта, родственники дипломатов, туристы и пр.). Так создавалась товарная база знаменитых барахолок. И только в связи с перестройкой канал негосударственного ввоза импортных товаров стал легальным, регулярным и масштабным.
     Первый  период пришелся на конец 1980-х годов. Фирмы, как правило, не осуществляли самостоятельный ввоз импортной  продукции, а банально скупали импорт, поступавший в страну по линии  бартера и челночных усилий. Дискуссия  о таможенной пошлине не была актуальна. Усилия были направлены на создание инфраструктуры концентрации импортных товаров: частный  бизнес находил каналы импорта и  договаривался о цене с минимальной  переплатой. В начале 1990-х годов  ситуация изменилась.
     Второй  период ознаменовался тем, что частный  бизнес занялся самостоятельным  ввозом, поскольку появились легальные  и очень дешевые возможности  такой деятельности. Дело в том, что  таможенных пошлин практически не было, платили только за процедуру оформления. Эта плата составляла 0,15 % от декларированной  стоимости товара. Поскольку плата  была низкой, то декларировали истинную номенклатуру товара, не искажали и  его стоимость.
     Третий  период — связан с введением таможенных пошлин (1991—1992 гг.). Сначала это были 5 %. Через полгода ввели и НДС. Легальная схема расчета с  государством стала следующей: сумма  стоимости товара, транспортных расходов и страховки облагается таможенной пошлиной (сначала 5 %), затем на образовавшуюся сумму начисляется НДС (20 %). Нетрудно посчитать, что, если стоимость товара 100 руб., транспорт и страховка еще 2 руб., то при таможенной пошлине в 5 % с учетом НДС получается примерно 130 руб., то есть рост цены товара почти на 30 %. И это при минимальной таможенной пошлине. А когда к концу 1992 г. пошлины стали более 20 % (с дифференциацией по товарным группам), то с учетом НДС стоимость товара в момент растаможивания возрастала более чем в полтора раза.
     И тут начинается самое интересное. Именно в этот период вводятся значительные таможенные льготы для ряда организаций. Фактически колоссальные пошлины вводятся одновременно с созданием канала для льготного ввоза. Естественно, что этим каналом стали пользоваться. Стимул был более чем существенный, поскольку льготный ввоз давал ощутимую экономию. Особенно активен был НФС (Национальный фонд спорта).
     Схема была следующая: некая иностранная  фирма подписывает контакт с  “льготником” на поставку товара. Товар, как правило, изначально покупается под конкретного заказчика. Возможны два пути: либо фирма сама проплачивает контракт за “льготников”, либо перечисляет  деньги “льготникам”, а те расплачиваются с поставщиком как бы от себя. Маржа “льготников” составляла 2-4 % с дифференциацией по товарным группам. Сами посудите, насколько сильным  был мотив к использованию  этой схемы. Если по закону груз дорожал  более чем в полтора раза (20 % таможенной пошлины и 20 % НДС), то при  работе с “льготниками” получалось удорожание на 2-4 %. При такой разнице  другого выбора и быть не могло. Все  импортеры научились работать в  обход закона. Схема была взаимовыгодной: “льготники” получали вознаграждение, бизнес-структуры имели грузовую таможенную декларацию, делавшую товар  легальным. В проигрыше было разве  что государство, но не его отдельные  представители, конструировавшие поле таможенных льгот [5]
     Закономерен вопрос: если маржа составляла всего 2-4 %, то откуда у “льготников” взялись  средства на покупку лояльности чиновников? Ответ лежит скорее в психологической  плоскости. Чиновники еще не привыкли греть руки, масштабы их притязаний были скромны. Сохранялись и какие-то идеалы. К тому же обороты импорта были колоссальны. Поскольку практически весь бизнес работал исключительно через “льготников”, то даже при малой марже выходила приличная сумма. Как и между кем она распределялась — поле для догадок. Впрочем, стабильность ситуации и ее материальная необременительность не создавали стимулов для ее разгадывания. Заметим, таможня сама создала льготную лазейку для уклонения от “правил для всех”. Потопленные в крови таможенные льготы спортсменов и “афганцев” — свидетельство того, что в эти узкие проходы устремились все импортеры, давя и тесня друг друга.
     Четвертый период связан с отменой таможенных льгот. Это произошло в 1995 г. Но обратимость  ситуации была уже невозможна: период льгот сформировал устойчивое представление, что закон писан не для всех. Точнее, не для всех закон одинаков. Это первое. Второе — были нажиты огромные состояния, появились люди, способные покупать все и всех. До этого коррупция тормозилась  по двум направлениям: чиновники еще  не привыкли брать, а у бизнеса  еще не было возможности давать по-крупному. За годы “льготного” импорта все  привыкли к беззаконию, появились  огромные состояния, на этом нажитые. Естественно, чиновники захотели поучаствовать  в их дележе. И, наконец, третье следствие  этих лет. Вокруг таможни сформировалась своя тусовка. Появились люди, которые  плавали в этом, как рыбы. Они  быстро адаптировались к новым схемам, имели личные контакты на разных уровнях  таможенной иерархии, то есть сформировалась сеть контактов, работающих и после  отмены льгот. Это была команда, которая  “творчески” обрабатывала любую  ситуацию, любое нововведение, любую  законотворческую инициативу. После  отмены льгот все стали искать иные схемы работы в обход закона. И, естественно, нашли.
     Весь 1996 г. работали по новой схеме —  под знаком компаний с иностранным  уставным капиталом (т.н. работа через  «уставщиков»). На совершенно законном основании такие фирмы практически  беспошлинно ввозили в Россию имущество (товар), “укомплектовывая” свой уставный капитал. Так завозили мебель, технику, алкоголь, табачные изделия, компьютеры и пр. Фактически такие предприятия играли роль оптовых баз, с которых потом товар расходился по стране. Их было не так много, потому что решение о создании такой фирмы принималось на самом верху. Потом фирмы закрывались, а “уставный капитал” распродавался. Тут появляется новый момент.
     Поскольку разрешение на создание такой фирмы, равно как и на ее закрытие получали на самом верху, то рос уровень, с  которого начиналась эта схема. Договариваться надо было уже не со спортсменами или  “афганцами”, а с самым верхом. По властным коридорам стали растекаться  большие деньги фирм-импортеров. Теперь у власти не просто “покупали” льготные режимы (и автономно их раскручивали), а сама власть становилась участником этой игры. Эта практика была свернута в начале 1997 г. Видимо, массовые закрытия предприятий со стопроцентным иностранным  уставным капиталом стали слишком  заметны. Росли трансакционные издержки на поддержание схемы и страховку  от утечки информации. В результате начали отстраивать другие способы  облегчения таможенного бремени.
     На  пятом этапе, начиная с 1997 г., началось повальное искажение таможенных кодов: что бы ни везли в страну, с таможенного терминала по документам выезжали “поваренная соль” или  “зеленый горошек”. Если верить статистике, то в 1997-1999 гг. электроника в страну практически не завозилась. То есть она не растаможивалась как электроника. Исключение составлял груз, который  “вели” органы. Тогда и сами предприниматели  боялись неверно декларировать  товарные коды, и таможенники не брались за это. Но это было редко. В результате по документам Россия съедала за год зеленого горошка  больше, чем его выращивала вся  Европа за несколько лет.
     С конца 1999 г., на шестом этапе, начались попытки власти навести порядок  на таможне. Политические декларации сопровождались рейдами, проверками. Многие фирмы, не новички на рынке, пострадали. В результате удалось сократить, и довольно существенно, искажение товарных кодов. Бизнес ответил занижением декларируемой стоимости (инвойсной цены). То есть телевизоры не маскировали под другой товар, но стоимость телевизоров значительно занижали. Ответным ходом Государственного таможенного комитета (ГТК) было установление минимально допустимых ввозных цен (“приказные цены”) и “экюшных ставок”, определяющих минимальный таможенный платеж в абсолютном выражении по конкретному товару. Разница между этими ограничениями чисто техническая: контролируется либо минимальная цена, с которой уплачивается пошлина, либо минимальный размер самой пошлины. Впрочем, эта мера вновь привела к засилью “зеленого горошка”.
     “Они  боролись, чтобы все было нормально  с ценой, и ставили сколько-то евро за дюйм по телевизорам, евро за литр по холодильникам...… Что в результате? Все осталось так же, стали только коды менять, оформлять как газовые  горелки, конфорки, зеленый горошек  тот самый знаменитый…”.
     Конкретных  схем работы стало довольно много. “Мейнстрим”  таможенного бизнеса стал довольно размытым. Многовидовость и масштабность серых схем, а также изобретательность  их участников не могли не волновать  верхние эшелоны власти. Причина  волнения сводилась к следующим  моментам:
     • бюджет терял значительные средства;
     • обилие терминалов и команд прикрытия  делали импортирующий бизнес плохо  контролируемым верховной властью;
     • на местах коррупция достигла размеров, превышающих негласно допустимый уровень (что сделало таможенника персонажем анекдотов). Это вело к снижению управляемости  таможней как бюджетообразующим  органом;
     • вопиющее расхождение таможенных деклараций с реальностью приводило к  искажению статистики ввоза. А поскольку  страна по многим видам товаров все  более ориентировалась на иностранное  производство, то этот блок статистики становился одним из основных в оценке насыщенности российского рынка потребительскими товарами;
     • общая политическая тенденция к  наведению порядка, вызванная сменой руководства и усталостью населения  от рыночной вольницы, требовала действий.
     Понятно, что и по другим каналам бюджет недополучал, государственные службы были коррумпированы, статистика лгала, а население желало “разобраться”. Но таможня была в этом ряду особым звеном. Во-первых, число таможен  ограничено, то есть их физически можно  проконтролировать; во-вторых, затраченные  усилия на этом участке обречены на окупаемость; в-третьих, этой кампании легко придать характер праведной  и поддерживаемой населением, забывающим, что может пострадать за счет роста  цен. По всем этим позициям усиление контроля за таможней выигрывало по сравнению  с борьбой с неуплатой налогов, с контролем за трудовым законодательством  и т.д. Таможня была объектом, где, как казалось, легко, показательно и  оперативно можно добиться значительных финансовых и политических дивидендов. В диалоге власти и бизнеса начинается новый этап [3] 

      Таможенная  статистика - как  инструмент выявления  серого импорта
     Очень часто известная формула расчёта  внутреннего потребления «импорт + внутреннее производство – экспорт» даёт сильно заниженный результат. Причина  занижения заключается в том, что импорт, представляющий собой  учётный показатель официальной  таможенной статистики, в свою очередь, содержит данные как о торговле по реальным, так и по заниженным ценам. Последняя ситуация называется «серый импорт».
     Если  специалист, анализируя рынок, сможет вычленить долю серого импорта из полного объёма и пересчитать её в реальный денежный объём, то тогда итоговая цифра внутреннего потребления станет более приближенной к реальности.
     Попробуем выявить признаки торговли, которые  могут быть связаны с «серым импортом»  и которые могут быть выявлены с помощью анализа таможенной статистики.
     Признак первый: «непрямой» канал поставки, организованный с нерациональным логистическим  плечом. Речь идёт о том, что производитель  зарубежного товара поставляет его  в Россию не самостоятельно, а через  «вторые руки». Причём эти «вторые  руки» географически удалены  от производителя. Например, страна-производитель  товара Италия или Испания, а поставляется из Латвии или Литвы; или произведенный  в Китае товар поставляется из Германии или Нидерландов. Казалось бы, для чего везти товар из Китая  в Европу, чтобы потом поставить  его в Россию? Ответ: либо для того, чтобы снизить его реальную закупочную стоимость и сэкономить натаможенных платежах в бюджет Российской Федерации, либо для того, чтобы исключить  ввозимый товар из перечня товаров, контролируемых по стране происхождения  товаров и избежать корректировки  таможенной стоимости. Поэтому разброс  стран-производителей и стран-поставщиков, связанный с нелогичной географией доставки, может быть признаком серого импорта.
     Признак второй: «непрямой» канал поставки, связанный с наличием многочисленных российских фирм-посредников. Сегодня  так называемый «профиль компании» - тема, доступная для всех желающих изучить участников того или иного  рынка. Если компания:
     никак не продвигает себя в Интернете;
     не  является законопослушным субъектом  сдачи финансовой и иной статистической отчётности (проще говоря, данных о  ней в официальной, доступной  статистике просто нет);
     если  от роду ей всего ничего, и она  не только не выставляет на своём сайте  документ об официальном статусе  зарубежного представителя, но и  вообще не имеет сайта то большая вероятность, что торговля, с ней связанная, есть так же предмет серого импорта.
     Признак третий: контрактная цена значительно  отличаются от розничных цен аналогичных  товаров на российском рынке более  чем в 2-3 раза. Только в этом случае, конечно, нужно хорошо ориентироваться  в ценах.
     Признак четвёртый: товар известного производителя, выпускающего определенную номенклатуру изделий, подтверждение которой (описание, фотографии) легко можно получить на его сайте, отражается в таможенной статистике под не соответствующим  данной номенклатуре кодом ТН ВЭД  или содержит описание, отличное от опубликованного производителем. Цель подобной операции: ввоз под более  низкую ставку импортной пошлины  или попытка избежать затрат на исполнение требований законодательства РФ в части  применения к ввозимому товару мер нетарифного регулирования [1]. 

 


Глава 2. Анализ «серого» импорта в России с 2001-2009 гг. 

     Исходные  данные для анализа приведены  в таблице 1. Данные для анализа  взяты с сайта www.cbr.ru. Сводной статистики по «серому» импорту в России нет, однако в ежегодных публикация официальных лиц дается оценка доли «серого» импорта.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.