На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


творческая работа Культура вины и стыда как социологические категории

Информация:

Тип работы: творческая работа. Добавлен: 21.08.2012. Сдан: 2011. Страниц: 8. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


МИНИСТЕРСТВО  ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ
ДОНЕЦКИЙ  НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

КУЛЬТУРА  ВИНЫ И СТЫДА КАК СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ  КАТЕГОРИИ:
творческая  работа по социологии 
 
 
 
 
 
 
 

Выполнила студентка группы 3-А
Шевченко  Анна Николаевна
Научный консультант:
Масальский  В.И. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Донецк  – 2009
     План
     Введение
Раздел I. Социологическое трактование вины, понятие и характеристика культуры вины.
Раздел II. Социологическое понимание стыда, понятие и характеристика культуры стыда.
Раздел III. Примеры исторических сообществ, представляющих культуру вины и стыда.
          Выводы
          Список использованных источников  и литературы 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

           Введение
     Чем сложнее и динамичнее изучаемая  система, будь то культура или личность, тем большую роль в ее функционировании играет саморегуляция и тем сложнее должны быть ее внутренние регулятивные механизмы. При изучении социологии и культуры большое значение в этой связи придается соотношению страха, стыда и вины как регуляторов человеческого поведения — индивидуального и группового. Здесь могут быть выделены два подхода. При первом противопоставляются друг другу страх как инстинктивно-биологическое, присущее всем животным, настороженное отношение к потенциально враждебным и опасным внешним силам, и стыд как специфически человеческий, сформированный культурой психический механизм, гарантирующий соблюдение определенных норм и обязанностей по отношению к «своим».
     При втором, более традиционном подходе  противопоставляются стыд как ориентация на внешнюю оценку (что скажут или подумают окружающие?) и вина как ориентация на самооценку, когда невыполнение какой-то внутренней, интернализованной нормы вызывает у индивида угрызения совести (самообвинение).
     Начиная с конца прошлого века в украинском обществе стремительно меняется не только направление морально-этических ценностей, но и внутренние механизмы регуляции человеческого поведения. В настоящее время мы уже имеем дело с результатами этих изменений; и сейчас, как никогда ранее, важно определить средства социального контроля современного общества.
     В культурологических исследованиях  эти понятия еще более многозначны  и связаны с контекстом. Сравнительно-исторические исследования показывают, что разные средства социального контроля не столько сменяют друг друга, сколько сосуществуют, дифференцируясь по сферам своего влияния. Ю. М. Лотман убедительно показывает, например, что стыд и страх не только регулируют разные сферы отношений (стыд существует только в отношениях со «своими»), но само их соотношение может изменяться в зависимости от конкретных исторических условий. Так, сословный кодекс чести, запрещая дворянину обнаруживать страх, вытесняет его в подсознание, стыд оказывается сильнее страха. Напротив, в атмосфере массового террора или грубого восточного деспотизма гипертрофия страха вызывает почти полную атрофию чувства стыда (на это обращал внимание уже древний китайский историк Сыма Цянь), делая людей бесстыдными, так что они перестают понимать даже нормы порядочности, считавшиеся элементарными в прошлом (характерный пример—моральная деградация немецкого общества в годы фашизма, когда многие люди не испытывали не только вины, но даже стыда, донося в гестапо на своих знакомых, и т. п.).
     Страх - тревога человека за то, «что с ним  сделают», если он нарушит или уже нарушил какое-либо правило. Страх, как отмечает Ю. М. Лотман, присущ не только человеку любой культуры, но и животным, но кроме страха существуют и специфически человеческие, сформированные культурой механизмы, гарантирующие соблюдение нравственных норм.
     Это - «стыд как ориентация на внешнюю  оценку (что скажут или подумают окружающие?) и вина как ориентация на самооценку, когда невыполнение какой-то внутренней, интернализованной  нормы вызывает у индивида угрызения  совести (самообвинение). Рассматривая эти регуляторы человеческого поведения в качестве стержневого измерения культур, Р. Бенедикт в своей знаменитой книге «Хризантема и меч» противопоставляла западные культуры вины восточным культурам стыда.
     В качестве типичной культуры стыда она рассматривала японскую культуру, где «стыд считается основой всех добродетелей». В культуре, где принадлежность к определенной группе значит больше, чем сохранение индивидуальности, а главным механизмом социального контроля является стыд, у человека формируется привычка соотносить свои действия с моральными оценками окружающих. «Стыд означает тревогу за свою репутацию; он возникает, когда индивид чувствует, что он в чем-то слабее других», например из-за незрелости или порочности характера.
     Фрейд выделял ряд психологических механизмов социализации: имитацию, идентификацию, чувство стыда и вины.
     Имитацией называется осознанная попытка ребенка  копировать определенную модель поведения. Идентификация – это способ осознания  принадлежности к той или иной общности. Основное влияние здесь оказывает ближайшее окружение ребенка.
     Имитация  и идентификация являются позитивными  механизмами, поскольку нацелены на усвоение определенного типа поведения. Стыд и вина представляют собой негативные механизмы так как они подавляют или запрещают некоторые образцы поведения.
     Целью данной работы является изучить культуры вины и стыда как социологические  категории.
     Задачами  являются: проанализировать психологическое  и социальное значение понятий «вина», «стыд»; сравнить культуры, в которых преобладает тот или иной регулятор человеческого поведения, привести примеры исторических социумов с ярко выраженной культурой вины и стыда. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

           Раздел I. Социологическое трактование вины, понятие и характеристика культуры вины.
     Вина  – продукт индивидуального сознания. Вина в этом случае переживается личностью  как разлад с собственной совестью, как результат нарушения приватных, внутренних установок. 
Впервые эти понятия были сформулированы в книге американского специалиста по культурной антропологии Рут Бенедикт "Хризантема и меч. Модели японской культуры". В главе "Нравственная дилемма" Р. Бенедикт говорит следующее: "В культурно-антропологических исследованиях оказывается чрезвычайно важным учитывать различие между культурами, придающими особое значение стыду, и культурами, делающими упор на вину». Считается, что «Везде, где поведение предписывается коллективом, существуют общие представления, которым отдельный индивид следует, иногда органов принуждения и вовсе нет. Человеку стыдно действовать иначе, нежели принято. Неудобно перед соседями, перед членами прихода, перед товарищами по оружию. Он смотрит на себя глазами других. Подобные культуры называют культурами стыда». Но "в системе социальной регуляции, основанной на стыде, человек не испытает облегчения от исповеди". Более того, человеку в таком обществе очень трудно дается признание в совершении неблаговидного поступка. В рамках "культуры стыда" нет оснований беспокоиться о совершенном проступке, "пока люди не узнали". "Поэтому-то в «культурах стыда» (shame culture) исповедь не предусматривается. Здесь религиозные обряды, как правило, служат не для замаливания грехов, а для испрашивания благополучия.

     А "общество, в котором предписываются абсолютные критерии морали, которое зиждется на воспитании совести у каждого его члена, представляет собой "культуру вины" (guilt culture) по определению". Есть другая культура, уже не клановая, а – личностная – культура вины. Личностная ответственность привила честность, гордость за поступки. Человек поступает честно не потому, что его увидят другие, а потому, что на него смотрит Бог".
       Иными словами, культура вины выработала универсальные  правила поведения на основании  высшего долга, общего для всех.
       Однако  же человек из такого общества помимо вины вполне может быть терзаем и стыдом - например, если не к случаю одет. Причем терзания, вызванные стыдом, могут быть весьма значительны, к тому же стыд, подобно вине, нельзя облегчить признанием или каким-либо видом искупления.
       С целью проанализировать понятие «вина», я обратилась к толковым словарям.
       Вина - проступок, прегрешение, провинность.. || Ответственность за совершенный проступок. (Ушаков) 
Вина (лат. culpa), юридич. термин, означает необходимое условие ответственности как гражданской, так и уголовной. Для наличности гражданской вины требуется: сознание совершенного и воля совершить именно то, что совершенно. (Брокгауз и Ефрон) 
ВИНА - психическое отношение лица к своему противоправному поведению (действию или бездействию) и его последствиям. Означает осознание (понимание) лицом недопустимости (противоправности) своего (юридический словарь).

       Чувство вины - это реакция на какое-либо неправильное действие, совершенное  или замышленное по отношению  к другому, что вызывает стремление получить наказание. Виновный человек, таким образом, ищет наказания; далее, его вина, тормозя дальнейшую агрессивность, имеет парализующий эффект. Такая реакция наиболее наглядным образом просматривается у депрессивных больных, заторможенных и отсталых, обвиняющих себя в греховности.
       Если  в культуре велико значение чувства  вины в качестве регулятора поведения, действия оцениваются и осуждаются самим человеком в соответствии с интернализованными нравственными  нормами, даже когда окружающие не знают  о его преступлениях. Суд над человеком, «включая не только его поступки, но и его помыслы», осуществляет совесть как внутренняя моральная инстанция. Впрочем, существуют специальные способы, позволяющие человеку облегчить сознание греховности, например в христианстве подобную функцию выполняет исповедь.
       Враждебные, агрессивные, отчужденные импульсы вызывают чувство вины; оно в свою очередь подавляет возможность  человека утвердится в соревновании с другими. Невозможность самоутвердиться  тормозит успешное соревнование с другими, парализует агрессивность и враждебность, которыми впоследствии будут также подавлены чувством вины. Таким путем создается замкнутый круг, лежащий в основе многих невротических расстройств.
       Большинство психологов и психоаналитиков пребывают  в уверенности, что чувство вины имеет, скорее, деструктивный характер. Например, британские специалисты из университета Халла заявляют, что «чувство вины снижает сопротивляемость организма инфекции». Более того, согласно американскому психологу Афродите Матсакис (Aphrodite Matsakis), «во многих случаях вина является основополагающей причиной лени, нерешительности, депрессии, патологической тревоги, переедания, алкоголизма, наркотической и сексуальной зависимости». Чувство вины нередко подталкивает человека к самоубийству: по статистике почти 80% взрослых, которые когда-либо предпринимали попытку покончить с собой, страдали от хронического чувства вины или стыда.
       Неоднозначность данного феномена проявляется уже  в том, что мнения о чувстве  вины расходятся даже непосредственно в психологических кругах. Например, достаточно широко распространена точка зрения о том, что человечество не смогло бы нормально функционировать без чувства вины: некоторые полагают, что вина «помогает нам контролировать «зверя внутри нас» — нашу жадность, гнев и похоть».
       Другие  заявляют, что благодаря чувству  вины мы извлекаем уроки из своих  ошибок и впоследствии, попадая в  похожую ситуацию, мы удерживаемся от дурных поступков, памятуя о наказании  и о наших собственных неприятных эмоциях, вызванных угрызениями совести. Психолог Шери Рон (Sheri Rone) в статье для «Лос-Анджелес Таймс» пишет, что вина есть эффективный способ «уравновешивания влияния» в контексте семейных отношений: в определенных ситуациях более «слабый» супруг может манипулировать более «сильным», прибегая, например, к таким фразам, как: «Если ты меня любишь, ты не сделаешь...» или: «Если ты меня любишь, ты обязательно сделаешь...»
       Наконец, чувство вины рассматривается как  своего рода «стимулятор», благодаря  которому мы выполняем свои обязательства по отношению к работе и учебе, к супругу, детям и родителям, к обществу и т.д. 

       Культура  вины - традиция, при которой центральное значение придается переживанию человеком вины за свои ошибки.
Более распространена в европейской цивилизации.
Характеристика «культуры вины»:
       1)Индивидуальная  оценка своих действий самим  человеком. 
       2)Есть  понятие совести, как самооценки  своих действий.
       3)Нравственное  наказание за ошибку - угрызения  совести. 
       4)Возможность  замалить грехи, искупить ошибку, восстановить репутацию.
       5)Необходимость  действовать исходя из личных  правил нравственности и морали, независимо от того, поддерживает  тебя коллектив или нет. 
       6)Наличие  наказаний, как способа искупления  вины. 

       Культура  вины могла возникнуть лишь с появлением монотеистических религий и установкой морального сознания. Она связана с возникновением более развитой личности, ощущающей свою личную зависимость уже не от окружающих, а от высших сил. Регулятором поведения становится не столько стыд перед другими людьми, сколько стыд перед самим собой, перед Богом, - совесть. В данном случае индивидуальное моральное сознание формируется на основе чувства изначального несовершенства, своей вины и подчиненности высшим ценностям, высшим идеалам. Человек вынужден сам вырабатывать свою линию поведения, исходя из иерархии этих высших ценностей.
       При этом человек не перестает жить в  обществе и входить в какую-либо группу. Более того, именно общественная жизнь, все более развиваясь, и  способствует развитию культуры вины. С ее усложнением человек начинает входить во множество групп, обществ, партий коллективов одновременно. Их интересы могут не совпадать, сталкиваться, и человек должен делать выбор в неоднозначных, подчас многовариантных условиях. В таком случае он должен руководствоваться высшими интересами, знаниями, верой. Так возникает поведение не по обычаю, как в культуре стыда, а по собственному убеждению. 
 
 
 
 
 
 
 
 

     Раздел  II. Социологическое понимание стыда, понятие и характеристика культуры стыда.
     «Стыд - чувство смущения, раскаяния от сознания предосудительности поступка. (СловарьУшакова.)» 
«Стыд - чувство, возникающее у человека при совершении им поступков, противоречащих требованиям морали, унижающих достоинство личности. Содержание поступков, вызывающих чувство С., имеет общественно-исторический характер, зависит от эволюции норм морали. С. испытывается как тягостное беспокойство, неудовлетворённость собой, осуждение своего поведения, сожаление о совершенном поступке. С. может переживаться при недостойном поведении др. людей, в особенности близких. Чувство С. возникает и при воспоминании об унизительном поступке, совершенном в прошлом. Переживание С. может иметь отчётливые телесные симптомы — покраснение лица, опускание глаз и т. п.»(БСЭ)

     «Стыд, по наиболее точному определению Спинозы -"неудовольствие, сопровождаемое идеею какого-либо нашего действия, кот. другие, как нам представляется, порицают". Различие между С. и стыдливостью: С. есть неудовольствие, следующее за поступком, кот. нам стыдно; стыдливость же есть страх и боязнь С., препятствующее человеку допустить что-либо постыдное. Вл. Соловьев ("Оправдание труда") впервые указал, что С. не только отличит. признак, выделяющий человека из проч. животного мира, но что здесь сам человек выделяет себя из всей материальной природы: стыдясь своих природных влечений и функций собствен. организма, человек тем самым показывает, что он не только природное существо, но и нечто высшее. С точки зрения эволюционной можно считать установленным факт постепенного совершенствования идеи С. и постепенного углубления самой стыдливости.» (Брокгауз и Ефрон)
     Таким образом, понятие стыда хорошо разработано  в русской культуре. Стыд – это  эмоция, сопровождающаяся такими телесными  коррелятами, как покраснение лица, учащенное дыхание, возникающая  в результате осознания совершения действий, несовместимых с нравственно-моральными нормами, сформировавшимися как под влиянием общественных установок, так и под влиянием личных обстоятельств. Стремление избежать чувства стыда можно назвать стыдливостью. Стыд является регулятором и ограничителем человеческой деятельности, позволяющий соблюдать правила общественного и личного поведения.
     Стыд  с другой стороны, - это реакция на ощущение слабости, неумелости , униженности по отношению к другим. Психологическая реакция на стыд противоположна реакции на чувство вины: она стимулирует агрессивность. Чтобы избавиться от стыда, индивид должен доказать, что он не слаб, что он может победить того кто его опозорил. Стыд - несколько примитивная реакция, но чувство вины может возникнуть лишь тогда, когда у индивида развита совесть, то есть – иначе - когда он осознает и принимает моральные ценности своего круга.
       Если стыд есть эмоция, то вина есть осознание, т.е. продукт сознания и мышления. Если стыд функционирует на бессознательном, рефлекторном уровне, то вина – на сознательном. Но осознание вины может вызывать чувство стыда, а также подавленное настроение, что все вместе можно назвать чувством вины. Чувство стыда преодолеть сложно, а вот с виной справится легче: надо покаяться в грехе – вас простят и вам полегчает.
     Многие  люди стыдятся своей наготы, беспорядка в одежде, стыдятся проявлять свои эмоции, брать чужое, врать, просить. Стыд отличается от вины именно физическим коррелятом, дискомфортом, но он быстро проходит при исчезновении вызвавшей его причины. Стыд нельзя контролировать. А вина может ощущаться очень долго, но проходить при покаянии.
     Культура  стыда - (автор термина - Рут Бенедикт, "Хризантема и меч. Модели японской культуры") - модель культуры, при которой центральное значение придается переживанию стыда и позора.
     Многие  восточные культуры построены на культуре стыда.
     Основным  мотивом японцев является забота о собственной репутации, производимом на других впечатлении. Это устойчивая исторически сложившаяся психологическая установка японцев. Японец не мыслит себя вне семьи, общины, группы и потому ориентируется исключительно на эту группу, а не на высшие универсальные принципы.
     Характеристика  «культуры стыда»:
     1)Существуют  предписанные строгие ритуалы,  соблюдение которых необходимо  для всех. Нарушенный ритуал - это  позор. Искупить это позор можно  только соблюдением ритуала. 
     2)Поведение  оценивает общество, а не сам человек, сильная оценочная зависимость.
     3)Интересы  группы, к которой принадлежит  человек, всегда выше интересов  конкретного человека.
     4)Нравственность  не в том, чтобы искупить  грех, а в том, чтобы его не  совершить. 
     5)Отсутсвия  возможности замаливания грехов, исповеди.
     6)Нравственное  наказание за ошибку - презрение  родных и близких, презрение  товарищей, презрение группы, к  которой принадлежишь.
     7)Необходимость  действовать исходя из правил, принятых в группе.
     Человек смотрит на других, бессознательно сверяя с общепринятой нормой их внешний вид, обустройство семьи, поступки, и в то же время смотрит их глазами на себя, проверяет свои установки и реализует их в знаках культуры, а их множество. Он действует ввиду одобрения других, даже когда он один, ориентируется в повседневной жизни и в своих поступках на свою, как сейчас говорят, «референтную группу» и если знает ее мнение по тем или иным вопросам, не преступает общих норм поведения. Готовясь к какому-либо решению, он примеряет на себя общее должное, согласует свое поведение с тем, что «положено».
     Так, Япония является страной базирующейся на культуре стыда, в то время как  США типичный представитель культуры вины. Как иллюстрирующий факт за 1980г.США  произошло 10728 убийств(население 220 млн.человек) , в то время как в Японии было зарегистрировано 48 случаев (население 120 млн.человек). Риск подвергнуться насильственному нападению в Нью-Йорке в 200 раз выше чем в Токио.
     Между культурой стыда и культурой  вины всегда возникал глубокий конфликт. Но защитникам старого порядка невдомёк, как слаба культура стыда, как ненадёжно существование в её рамках. Единство мнений ослабляет, не даёт вариабельности поведения. Авторитарный строй лишён внутреннего содержания, неэффективен и эфемерен. И это понятно, ибо всё создаётся как раз отдельным человеком.
     С современной точки зрения любая  культура стыда насквозь криминальна. Ее преступность коренится не в природной  порочности людей, как считается, напротив, эта последняя зависит от универсальности  центрального мифа, который по определению может быть только непререкаемым в глазах подавляющего большинства членов данного коллектива, независимо от того, племя это, народ спаянного принудительным единством государства или иная идеологизированная группа. Миф культивируется не только как безусловно правильный, но и как единственно правильный. Однако рядом и вокруг находятся другие племена со своим таким же универсальным, но другим мифом и со скрепляющей целостность культурой стыда, в лоне которой действуют несколько несхожие правила поведения.
     Диктуемые центральным мифом требования и  разрабатываемая на их основе система  поведения, будучи внутри себя морально-оправданными, действуют только до границы данного племени. Мы прекрасно видим, что даже в высокоразвитых и очень долговременных мифах правила поведения относятся только к сообществу верующих в это центральное учение. Все правила, в которых самих по себе не так уж много отчетливо криминальных обычаев (например, таких, как кровная месть), распространяются только на членов данного сообщества. За границами клана они становятся неопределенными, потому что действующие там обычаи в целом неприемлемы, чужды. Поэтому по отношению к членам другого сообщества поведение не регламентируется. Чужак аксиоматически, заранее является врагом, и все они вместе называются этим собирательным существительным. Вот почему кража внутри племени наказуема, а за пределами своего племени нет. Убийство личного врага предосудительно, но убийство собирательного врага всегда называлось доблестью.
     Любое всемирное, вселенское и священное учение порождало неизменно и повседневно борьбу всех против всех, не индивидуальную войну, но клановую. Практически все войны, ведущиеся в мире, есть войны коллективные и престижные. Причем в силу всемирности и непререкаемости центрального учения и разработанного на его основе кодекса поведения данная культура никогда не осознает своей ущербности и порочности. Она всегда права в отношении себя. Так, в неразвитом сознании свои всегда, изначально правы, а чужие не правы также всегда, только потому, что они чужие, а не на основании расследований и протоколов.  
 
 
 
 
 
 
 

     Раздел  III. Примеры исторических сообществ, представляющих культуру вины и стыда.
     В примитивных обществах всё продумано  заранее. Известно, как поступить  в том или ином случае. Неизменные ритуалы сопровождают рождение и смерть, женитьбу и строительство дома. Даже абсолютно точно известно, какой узор нанести на новый горшок. Тот, который наносил отец, и ни одного лишнего завитка. Внешний мир ничего не говорит человеку племени, установил антрополог Люсьен Леви-Брюль, написавший книгу о первобытном мышлении. „Знание“ дикаря — это особым образом устроенная сложная совокупность мифов, древних сказаний, преданий о коварных и могущественных духах вод и земель. Эти „знания-значения“ называются коллективными представлениями.
     В племени нет личности. Вернее, нет  личности индивидуальной. Есть личность коллективная. В качестве индивида, субъекта выступает племя целиком, где человек — не единица, а  дробь, часть единицы. При этом нет  никакого дополнительного порабощения, никакого принуждения или выгоды вождя, например, на которого рядовой член племени работает. Речь идёт о добровольном поведении, где все, как один.
     Эти наблюдения относятся отнюдь не только к диким племенам.
     Везде, где поведение предписано коллективом, существуют общие представления, которым отдельный индивид следует, иногда органов принуждения и вовсе нет. Человеку стыдно действовать иначе, нежели принято. Неудобно перед соседями, перед членами прихода, перед товарищами по оружию. Он смотрит на себя глазами других.
     Со  времени выхода в 1946 году знаменитой книги „Хризантема и меч“ американского  антрополога Рут Бенедикт, изучавшей  японцев, подобные культуры называют культурами стыда. Если отступишь от партийного устава, если нарушишь волю воровского авторитета, если откажешься мстить за убитого брата, если захочешь эмигрировать из страны, тебя настигнет „гнев и презрение товарищей“.
     В сущности, это метод жизни общества, позволяющий ему выжить в жестоком, враждебном мире. Нельзя сказать, что в таком сообществе из человека воспитывают злодея. Ничего подобного. Учат быть честным, не воровать, не убивать, уважать старших, заботиться о женщинах и детях. Но только все эти замечательные правила относятся исключительно к членам данного сообщества. По отношению к другим поведение сразу становится неопределённым, оно не регулируется. И если случится украсть у чужих, умыкнуть женщину, убить человека другого племени, то судить не будут. Наоборот, сочтут за доблесть.
     Такая культура не может терпеть никакой другой. Чтобы ни натворили свои, они всегда правы, а чужие всегда не правы. Любое древнее общество стремится стать империей абсолютной и в идеале — всемирной. Абсолютен панславизм, пантюркизм, арийство. Вы легко можете найти сочинения, где утверждают, что Геракл родом из-под Курска, что этруски — это русские, а в Осетии вам скажут, что все европейские цивилизации созданы осетинами.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.