На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Средства выражения оценочности в медиатексте

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 21.08.2012. Сдан: 2011. Страниц: 15. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


     Содержание 

 

      Введение
     Настоящая работа посвящена анализу средств  выражения модальности в газетном тексте на английском языке.
     Модальность принадлежит к универсальным  понятийным категориям, «в разных формах, обнаруживающихся в языках разных систем» (Виноградов 1950, 38; Мещанинов, 1945, 237). Модальность, будучи одной из стержневых категорий, формирующих непосредственную связь высказывания с внеязыковой действительностью, является объектом устойчивого и длительного интереса со стороны отечественных и зарубежных лингвистов (В.В. Виноградов, Ш. Балли, Л.Дюрович, В.Г. Адмони, Г.А. Золотова, Р. Мразек, В.Г. Гак, Г.В.Колшанский, В.РГ. Ярцева, Л.С. Ермолаева, Ф. ГТалмер, А. Вежбиикая, В.З. Панфилов, П.А. Лекант, А.В. Бондарко, Т.И. Дешериева, Е.И. Беляева, А.А. Мецлер, С.С. Ваулина, Н.Ю.Павловская, О.В. Трунова, Б.В.Хрычиков, М.А. Болотина, Г.П. Немец, А.В. Зеленщиков и др.), в трудах которых разработаны ключевые понятия, позволившие определить семантический объем, функционально-грамматический статус данной категории и выявить основные средства ее выражения в языке. Вместе с тем сложность и многоаспектность содержательной природы модальности породила множество самых различных ее квалификаций, зачастую противоречащих друг другу. «Видимо, нет другой категории, — отмечает В.П. Попова, — о природе и составе частных значений которой высказывалось бы столько противоречивых мнений, как о категории модальности» (Попова 2000: 10). Чрезмерно широкое варьирование понятия модальности в современном языкознании дает основания некоторым исследователям вообще считать данную категорию «недоразумением, лингвистическим фантомом, своего рода поручиком Киже» (Hinrichs, Kubler, 2001, 238-245).
     Так, по мнению У. Хинрикса, Д.У. Лайфута, Дж.Оллвуд, О. Даля, В.Ф. Либерта, Г. Редекер, Л. Уог и других все содержание модальности без остатка распределяется между иными языковыми понятиями, такими, как предикативность, пропозиция, виды речевых актов и т.д. Вполне очевидно, что при таком подходе, по справедливому замечанию Б.Ю. Нормана, «для модальности просто не остается места» (Норманн, 1994, 170). Именно поэтому весьма оправданным представляется стремление специалистов использовать наиболее эффективные направления исследования данной категории. Одним из таких направлений является функциональный подход, который «дает возможность наиболее оптимально раскрыть, объяснить языковые факты в их конкретной реализации, показать средства языковой передачи экстралингвистических ситуаций» (Петровская, 1989, 64). Важность подобных исследований обусловливается также и тем, что в настоящее время, когда в лингвистике весьма отчетливо проявляются антропоцентрические тенденции, учет человеческого фактора, играющего роль экстралингвистического компонента языковых преобразований, обусловливает закономерный интерес исследователей к прагматическому аспекту функционирования языковых единиц и грамматических категорий, в том числе и к так называемой прагматической модальности, раскрывающей коммуникативную перспективу высказывания (его цель, степень достоверности, субъективно-модальную оценку и т. п.). От изучения языковых единиц «как элементов инвентаря языковой системы ученые перешли к изучению языкового материала как продукта речевой деятельности, в котором системное содержание языковых факторов взаимодействует с прагматическими факторами» (Иванова, 1997, 1). Исследование функционально-прагматического компонента языка стало особенно заметным в последние десятилетия в связи с активной разработкой функциональной грамматики и развитием когнитивной лингвистики, что во многом детерминировано интересом исследователей к языку «со стороны его основной и глобальной функции — выражения мышления в процессе коммуникации» (Колшанский, 1975, 99).
     Вышеперечисленными  обстоятельствами определяется:
     Актуальность данной работы, в качестве непосредственного объекта которой является побудительная модальность, выступающая в виде соответствующего микрополя, а предмет составили средства ее выражения в английском языке.
     Цель данного исследования состоит в установлении структурно-содержательной специфики микрополя побудительной модальности в рамках функционально-семантической категории модальности в английском языке.
     Достижению  указанной цели подчинено решение  следующих задач:
    установить место микрополя побудительной модальной в структурно-функциональной иерархии модальных значений;
    охарактеризовать план содержания модального микрополя побудительной модальности;
    определить прагматический компонент в составе микрополя побудительной модальности;
    выявить конституентный состав плана выражения рассматриваемого микрополя;
    установить типологические признаки средств выражения модального значения побуждения в исследуемых языках и выявить их внутриязыковую специфику.
     Материалом для анализа послужили тексты современных английских и американских газет. Данный выбор не случаен: язык газет является в определенной мере идеальным для изучения прагматического аспекта языка, поскольку публицистический дискурс, оперативно реагируя на самые последние события в экстралингвистической действительности, отражают все изменения в языковой картине мира, сохраняя при этом глубокую антропоцентричность. Именно поэтому изучение побудительной модальности в публицистическом дискурсе способствует более точному осмыслению закономерностей речевой коммуникации.
     Достижению  поставленной в работе цели и решению  вышеперечисленных задач служит комплексная методика исследования, включающая методы описательного, контекстуального, функционально-семантического, сопоставительного анализа, прием трансформации и метод количественных подсчетов.
     В соответствии с целью и задачами курсовой работы в качестве основных положений на защиту выносятся следующие:
     1. Побудительная модальность, являясь важным структурно- содержательным компонентом функционально-семантической категории модальности, выступает в ней в качестве соответствующего модального микрополя.
    План содержания микрополя побудительной модальности отличается полифункциональностью, заключающейся в наличии гносеологической и коммуникативной функций, направленных на выявление целевой установки высказывания, а также экспрессивной функции, вызванной желанием говорящего оказать целевое воздействие на собеседника.
    План выражения микрополя побудительной модальности представлен системой разноуровневых средств, имеющих ядерно-периферийную организацию. Значительную часть ядра и периферии составляют лексическо-грамматические средства, хотя единицами выражения модального значения побуждения могут быть и собственно грамматические, в том числе и синтаксические экспликаторы.
     4. Конституенты модального микрополя побуждения имеют незамкнутый семантический потенциал и представляют собой открытый класс, пополняющийся за счет несобственно модальных модификаторов, и средств выражения, принадлежащих к другим микрополям ситуативной модальности — микрополям желательности, необходимости, долженствования, возможности.
     5. План выражения микрополей побудительной  модальности в английском языке  имеет типологическую основу, обусловленную  универсальностью языковой категории  модальности. 
     Теоретическая значимость определяется функциональным подходом к пониманию содержательной природы модальности, создающим теоретическую базу для комплексного рассмотрения разноуровневых языковых средств выражения ее составных значений, что в свою очередь создает условия для установления их функциональной иерархии в микрополе побудительной модальности, шире — в структуре прагматической модальности и в функционально-семантической категории модальности в целом, а также позволяет выявить типологические, универсальные средства выражения побудительной модальности и выявить индивидуальные языковые средства, отражающие этнокультурную специфику. Кроме того, данное исследование вносит определенный вклад в разработку теории публицистического дискурса.
     Практическая  значимость работы заключается в возможности использования ее материалов и выводов при дальнейшей разработке теоретических вопросов языковой модальности в целом и побудительной модальности в частности, в вузовских спецкурсах и спецсеминарах по проблемам функциональной грамматики и модальности, по лингво-стилистическому анализу языка газет, в практике преподавания английского языка (в частности, на практических занятиях по переводу), а также в методике преподавания родного и иностранного языков при обучении чтению и интерпретации газетных текстов с учетом реализации в них побудительной модальности.
     Структура работы. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии, включающей список использованной научной литературы, перечня источников.
 

      Глава 1. Теоретические аспекты модальной направленности текста

      1.1 Модальность текста

      Прежде всего, следует  дать определение понятию текста, так как именно от этого определения  зависит и подход к такой текстообразующей категории, как модальность. В качестве базового для настоящей работы выбрано определение текста, данное И.Р. Гальпериным: «Текст – произведение речетворческого процесса, обладающее завершенностью, объектированное в виде письменного документа, литературно обработанное в соответствии с типом этого документа, произведение, состоящее из названия (заголовка) и ряда особых единиц (сверхфразовых единств), объединенных разными типами лексической, грамматической, логической, стилистической связи, имеющее определенную целенаправленность и прагматическую установку» (Гальперин, 1981, 18).
      В этом определении  существенно то, что текст не рассматривается  как простая последовательность предложений. Текст – это образование  иного, более высокого уровня, не сводимое к сумме составляющих. Учет качественного  своеобразия такого явления, как текст, позволяет ответить на вопрос о том, является ли текстовая модальность суммой модальностей предложений, входящих в его состав. По всей вероятности, нет. Но это не значит, что понятие модальности текста сразу же становится четким и недвусмысленным. В этой связи интересным является мнение Роджера Фаулера, который полагал, что поскольку теория модальности предложения не разработана в достаточной степени полно, мы не можем обратиться к ней за разъяснениями, разрабатывая подобную теорию применительно к тексту (Фаулер, 1977, 140). В результате существующие подходы к изучению модальности текста отличаются огромным разнообразием, ничуть не меньшим, чем то, которое существует в сфере исследования модальности предложения. Рассмотрим некоторые подходы.
      В лингвистической литературе понимание модальности неоднозначно: оно объединяет различные определения и толкования. Параллельно сосуществуют самые разнообразные исследования: от традиционного изучения модального значения различных единиц языка до содержательной разработки модальности текста. На многообразие воззрений и важность изучения модальности указывает М.Н. Кожина: «Особое положение занимает категория модальности (особенно при включении в нее субъективной модальности). Она – и собственно (узко) языковая категория, то есть проявляющаяся в модели языка, так сказать, дотекстового уровня, то есть чисто грамматическая модальность» (Кожина, 101). Но модальность – и текстовая категория, называемая в кругу текстовых категорий И.Р. Гальпериным. Ее можно включить и в список функциональных семантико-стилистических категорий. Дело здесь, вероятно, не столько в многоаспектности самой категории (хотя налицо эта ее сторона), сколько в различных подходах к ней со стороны разных исследователей.
      Изучение  модальности в отечественной лингвистической традиции заложено в трудах В.В. Виноградова, причислившего эту категорию к числу основных, центральных языковых категорий, в разных формах «обнаруживающихся в языках разных систем». Вот как определяет модальность В.В. Виноградов, уделявший в своих работах этой теме большое внимание: «Любое целостное выражение мысли, чувства, побуждения, отражая действительность в той или иной форме высказывания, облекается в одну из существующих в данной системе языка интонационных схем предложений и выражающих одно из тех синтаксических значений, которые в своей совокупности образуют категорию модальности». (Виноградов, 1975, 53) Отражение в речи объективной действительности, а также участие субъекта речи в этом процессе и определяет сущность модальности, которую в самом общем виде можно представить как выражение субъективного и объективного в языке.
      В.З. Панфилов, рассматривая категорию модальности  на уровне предложения в тесной связи  с анализом логической категории  модальности и суждения, выделяет два типа модальных значений: объективную модальность и субъективную модальность, при этом объективная модальность «отражает характер объективных связей, наличных в той или иной ситуации, на которую направлен познавательный акт, а именно, связи возможные, действительные и необходимые». Субъективная модальность «выражает оценку со стороны говорящего степени познанности этих связей, то есть она указывает на степень достоверности мысли, отражающей данную ситуацию». (Панфилов, 1977, 75)
      Как видно из приведенных выше определений модальности, одним из основных аспектов дифференциации этой категории в отечественном языкознании является противопоставление объективной и субъективной модальности. Объективную модальность, выражающую отношение сообщаемого к действительности в плане реальности и потенциальности, считают одним из обязательных признаков высказывания. Объективное в речи вытекает из объективных свойств объекта или явления объективной действительности, а также обусловлено объективными характеристиками субъекта как представителя некоего социума, так как «многие жизненные отношения совпадают у больших групп людей или даже у всего человечества в меру общности тех или иных объективных характеристик». Объективная модальность отражает объективные связи реальной действительности, независимый от акта общения денотат – факт или явление объективной действительности.
      В содержательном плане значение объективной  модальности традиционно ограничивается тремя характеристиками и их разновидностями: возможности, необходимости и реальности существования какого-либо факта объективной действительности. Семантической основой субъективной модальности считают оценку, которая характеризуется разнообразием значений и их оттенков. В связи с возросшим интересом к проблеме субъективной модальности происходит постоянное расширение ее объема за счет включения в нее новых значений.
      В семантический объем субъективной модальности разными исследователями  включаются различные значения: абсолютной и сравнительной оценки, экспрессивно-эмоциональной  оценки, значения запретного и разрешенного, желательного и нежелательного, известного и неизвестного, значение истинности/ложности, утверждения/отрицания, потенциальности/целенаправленности, категоричности некатегоричности, возможного/невозможного и т.д.
      Как отмечает А.В. Бондарко, модальность – это комплексная категория, имеющая в своем распоряжении синтаксические, морфологические и лексические средства выражения. (Бондарко, 1984, 136)
      Многие  авторы сходятся в том, что адекватный семантический анализ модальности возможен только при учете ее функционирования в речи, в коммуникации, высшей единицей которой является текст. Именно в тексте актуализируется значения всех модальных единиц, в результате синтеза и взаимодействия которых возникает модальный смысл текста, представляющий собой сложное явление, не равное простой сумме модальных значений единиц, составляющих текст.
      Модальность в художественных текстах рассматривается  как «коммуникативно-семантическая  категория, выражающая субъективное, но базирующееся на объективных факторах, отношение автора к своему сообщению, проявляющееся как результат выбора предметов и явлений объективной действительности, качественной оценки текстовых объектов и способе отражения между явлениями в тексте». (Донскова, 1982, 28) В текстах художественной коммуникации модальная направленность определяется художественным мировоззрением автора, его эстетическим кредо, отношением к окружающей действительности. «Модальность выявляется в процессе интеграции частей и способов их сцепления, в характере предикативных и релятивных отрезков текста…» (Донскова, 1982, 187) Модальность также рассматривается как часть прагматики художественного текста, в основе которого лежат субъективно-модальные смыслы одобрения/неодобрения.
      И.Р. Гальперин: «Текстовая модальность присуща целому. Она окрашивает отдельные высказывания только для того, чтобы подготовить читателя к восприятию субъективно-модального значения этого целого». (Гальперин, 1981, 116) Это положение очень важно для выработки переводческой стратегии, а значит, и для создания адекватного перевода. Переводчик должен попытаться передать различные оттенки оценок как можно точнее, хотя это, конечно, не исключает некоторых потерь. Необходимо помнить, что текстовая модальность проявляется на разных уровнях. В процессе перевода переводчик, следуя выработанной стратегии, может на каком-то уровне делать опущения, а на другом обязательно это компенсировать для выражения «общей» нужной текстовой модальности.
      Семантическую основу категории модальности составляют: предметная модальность, представляющая отраженную в тексте авторскую модель действительности, и оценочная модальность, модифицирующая предметную модальность дополнительными качественно-оценочными характеристиками сообщаемого в тексте.
      Предметный  аспект текстовой модальности, передающий соотношение между текстовым содержанием и реальной действительностью с точки зрения автора, несет в себе определенную информацию о предмете, ситуации реальной действительности: все слова в тексте, все предложения, как и текст в целом, актуализированы. Они выступают не как словарные лексемы и гипотетические синтаксические конструкты, а как означающие конкретные предметы и реальные высказывания о конкретных фактах и ситуациях. Отнесенность к действительности, или актуализация, является необходимым свойством всякого текста.

      1.2 Соотношение субъективного и объективного в модальности текста

      Проявление  субъективного и объективного в  модальности текста трактуется в  лингвистике весьма неоднозначно. Например, И.Р. Гальперин именно субъективную модальность разделил на фразовую и текстовую, считая, что «из двух видов модальности – объективной и субъективной – первая вообще не свойственна художественному тексту. Более того, объективное значение чаще всего ограничивается только предложением. Ведь отношения реальность/ирреальность в художественных текстах вообще снимается, поскольку художественные произведения дают только изображенную реальность». (Гальперин, 1981, 117)
      В работах по текстовой модальности  последних лет исследователи  пытаются показать, что субъективное и объективное – неотъемлемые составляющие текстовой модальности, степень проявления которых зависит от ряда факторов, основным из которых является фактор стиля/жанра текста. В тех жанрах текстов, которые являются непосредственно «привязанными» к действительности, к предмету, факту или явлению объективного мира (например, научно-технические тексты, тексты некоторых жанров деловых документов, некоторые жанры газетных сообщений), объективное выступает достаточно веско, и авторы текстов пытаются это подчеркнуть, подавая информацию в безличной форме. Однако уже сам выбор объекта для описания и определенный ракурс рассмотрения этого объекта в тексте говорят об относительности объективности.
      Таким образом, соотношение субъективного  и объективного в модальности представляется следующим: объективное как общее, общеязыковое, общенациональное; субъективное – как частное, принадлежащее конкретному акту коммуникации, личностное или авторское.
      На  уровне текста модальность можно  рассматривать как категорию, в которой объективное и субъективное принципиально неразделимы. Эти категории взаимосвязаны, существование одной невозможно без другой, и служат они передаче различных планов отношений.

      1.3 Средства и способы реализации текстовой модальности

      Перейдем  к рассмотрению формальных показателей  текстовой модальности. Вопрос о  способах выражения модальности  текста весьма сложен и неоднозначен. С выражением модальных значений в тексте связано взаимодействие многих языковых средств различных  уровней: от морфологических до синтаксических. Эти средства языка группируются в тексте в функционально-семантические поля модальности, которую многие лингвисты относят, соответственно, к полевым категориям.
      «В  плане выражения полевая категория  представляет собой совокупность единиц различных языковых уровней, объединенных общностью семантики и текстовой функцией, а также способом организации языковых составляющих. Переменными полевых категорий текста являются следующие: набор языковых составляющих по уровневой принадлежности, стилистической маркированности, характеру выражения категориально-текстовой семантики; состав ядра и периферии на основании признаков непосредственного/опосредованного выражения категориальной семантики, а также плотности однотипных языковых единиц в тексте; взаиморасположение (комбинаторика) языковых составляющих, в том числе наличие конструктивных приемов их сочетания; размещение языковых составляющих в тексте относительно композиционных частей». (Максимова, 1993, 39)
      В языке перевода нужно пытаться сохранить именно поля модальности. Возможно, в каких-то случаях переводчику не удастся передать в точности оригинал, но тогда уже в другом месте в рамках того же поля следует компенсировать потерю. Причем компенсация может осуществляться не обязательно на одном уровне и в пределах одного абзаца.
      Следует также помнить, что в художественном тексте модальность реализуется  в «характеристике героев, в своеобразном распределении предикативных и  релятивных отрезков высказывания, в  сентенциях, в умозаключениях, в актуализации отдельных частей текста и в ряде других средств» (Гальперин, 1981, 115).
      «Однако модальность распределяется неодинаково  в различных частях текста. Это  зависит от многих факторов, в том  числе от индивидуальной манеры автора, объекта описания, прагмаустановки текста, от эксплицитности/ иплицитности выраженности оценки, концентрированности/ диффузности, интенсивности/ослабленности оценки автора. Вполне возможно, в тексте существуют сильные и слабые позиции модальности, распределение которых связано в тексте с его членением». (Максимова, 1993, 40)
      Перечислить все средства и приемы, актуализирующие  модальность в тексте, вероятно, невозможно, так как в конкретном тексте может произойти эмоциональная, образная, эстетическая и др. трансформации  любых языковых единиц, которые в зависимости от намерения автора и контекста могут стать модальными, то есть выражать авторское отношение, оценку. Значительную роль в формировании модальности текста, по мнению И.Р. Гальперина, играет система стилистических приемов литературной обработки, в особенности средства образности, эпитеты, повторы и др.
      В этой связи следует упомянуть, что  усиление оценочности часто является речевым явлением и может достигаться  различными способами: стилистическими  приемами, экспрессивными (образными, эмоциональными, логическими, интенсивными) средствами.
      Наконец, следует заметить, что в лингвистике  принято подразделять средства модальности  текста на эксплицитные и имплицитные, к эксплицитным относятся единицы  всех уровней, имеющие в своем составе модальную сему. Что касается имплицитных средств, то они варьируются в зависимости от типа текста, но вне зависимости от стилистической специфики текста к ним можно отнести такие текстовые параметры, как способ изложения, выбор объекта для описания в тексте, а также контекст.

      1.5 Проблема уровней  модальной оценки в анализируемом  тексте

      И.Р. Гальперин писал: «Создавая воображаемый мир, художник слова не может быть беспристрастен к этому миру. Представляя  его как реальный, он в зависимости  от своего метода изобразительности либо прямо, либо косвенно выражает свое отношение к изображаемому. (Гальперин, 1981, 123) Субъективно-оценочная модальность с наибольшей очевидностью проявляется в тех произведениях, где просвечивается личность автора: «коэффициент модальности меняется в зависимости от целого ряда причин – индивидуальной манеры автора, объекта описания, прагматической установки, соотношения содержательно-фактуальной и содержательно-концептуальной информации. Этот коэффициент тем выше, чем отчетливее проявляется личность автора в его произведениях». (Гальперин, 1981, 118).
       В тексте происходит языковое воплощение личности автора. Очень редко позиция  автора выражается в открытой форме  лирических отступлений, связывающих  предшествующий фрагмент текста с последующим. Чаще позиция автора скрыта, проявляется в тех или иных формах, приемах, в том числе и в организации структуры произведения.
       Для того чтобы автору найти идее произведения адекватную форму, ему необходимо занять определенную позицию по отношению ко всем внутритекстовым субъектам данного текста. Категория «автор – событие» представляет собой внутреннюю организующую форму речетворческого процесса, в которой заключены отношения, структурирующие повествование». (Попова, 1996, 74)
       Точка зрения говорящего – это авторская позиция, направляющая повествование и – благодаря варьированию субъектно-речевыми сферами ипостасей образа автора – представленная как «картина событий или сцена, увиденная глазами одного персонажа, или описание состояния действующего лица, но данное «изнутри» им самим либо через восприятие другого, или же фиксация событий и состояний третьим лицом (наблюдателем…. автором) и т.д. (там же, 88).
       В этом контексте уместно говорить и об оценке. Оценка является, по мнению, Н.Д. Арутюновой, наиболее ярким представителем прагматического значения. (Арутюнова, 1988, 5) В Словаре лингвистических терминов О.С. Ахмановой дается следующее определение оценки. Оценка – это суждение говорящего, его отношение – одобрение или неодобрение, желание, поощрение и т.п. – как одна из основных частей стилистической коннотации. (О.С. Ахманова, 1969, 305).
       Для языкового значения оценки представление  о человеке выступает в качестве точки отсчета: «Оценка относится  к числу собственно человеческих категорий. Она задана физической и психической природой человека, его бытием и чувствованием, она задает его мышление и деятельность, отношение к другим людям и предметам действительности, его восприятие искусства» (Арутюнова, 1988, 5). Именно это представление обеспечивает широкий подход к оценке как понятию субъективного отношения говорящего к любому предмету речи при всем многообразии аспектов этого отношения – эмоционального, модального, количественного, временного, пространственного. Всеобъемлющий характер оценки влияет и на выбор языкового знака – «всякая вербализация – в известном смысле уже оценка» (Маркелова, 1996, 17). При таком подходе оценка имеет характер взгляда, точки зрения, что глобализирует ее смысл, оправдывает «вездесущность», реализуемую единицами фонетико-интонационного, лексического, словообразовательного, морфологического и синтаксического уровней языка в условиях их специфической речевой реализации. Однако многообразие средств и многоаспектность отношений обусловливают нечеткость границ этой категории, лишают ее самостоятельного языкового статуса.
        
 

      Глава 2. Анализ модальной  направленности текста в публицистическом дискурсе

      2.1 Язык газет как  объект лингвистического анализа

     Реализация  категории модальности, которую  знаменитый датский лингвист Отто Есперсен называл двуликим Янусом (с одной стороны, модальность обращена к форме высказывания, а с другой стороны, очень важная составляющая модальности — это содержание (понятие — notion): «Janus-like phenomenon faces both ways: towards form and towards notion» (Palmer, 1979, 1), анализируется нами в современном публицистическом дискурсе, который мы понимаем как совокупность текстов различных жанров разнообразной тематики. В публицистический дискурс входят газетно-публицистические тексты, ораторские выступления, официальные тексты на политическую тему (постановления, указы, законы), политические, экономические статьи, очерки, фельетоны, обозрения, колонки переписки с читателями, рекламные объявления и т.п. Язык газет мы рассматриваем как особую социальную систему, выполняющую функции ориентации и концептуализации действительности и определенным образом формирующую информационно-языковую культуру в обществе. Материал газет является идеальным в этом смысле, с нашей точки зрения, так как именно публицистические высказывания насыщены событиями. Основные концепты события - субъект, предикат и объект, фон события - контекст в широком смысле слова. Такие особенности газеты, как ее целевое назначение - информировать читателя, воспитывать его, убеждать, давать социальную оценку событиям и явлениям внутренней и международной жизни, а также специфика и разнообразие газетных жанров (информационная статья, очерк, фельетон и т.д.) определили выбор объекта исследования.
     В качестве единицы исследования, вслед  за П. Эслон, мы принимаем контекст (дискурс), поскольку предложение как единица речи не может обеспечить адекватную интерпретацию модальных значений, объектом анализа побудительной модальности должно быть действие или состояние, а едитщей анализа — событие как носитель идеи действия, состояния (Эслон, 1997, 233).
     Язык  современных газет, как указывалось  нами выше, является идеальным материалом для прагматического анализа, поскольку  средства массовой коммуникации в известной  мере моделирует речевое поведение  человека, отбирающего языковые ресурсы в зависимости от социальной ситуации. С филологической точки зрения он имеет ряд специфических свойств, среди которых выделяются следующие:
     — Коллективное авторство и технологичность текста, так как всякий текст создается и обрабатывается несколькими лицами (журналистом, редактором и т. д.) и помещается в окружении других текстов, так что структура выпуска определяет содержание каждого материала. Технология создания текстов массовой информации основана на выводах психологической и социологической науки и предполагает максимальную эффективность воздействия на получателя (Читающего).
     — Единая система идеологического воздействия. Разные печатные органы воспроизводят содержание сообщений, предоставляемых информационными агентствами по-разному: каждый орган массовой информации ориентирует сообщения на запросы своей аудитории, поэтому вся система средств печатной информации создает определенную картину действительности, варьируясь в допускаемых управляющими инстанциями пределах. Массовая информация живет за счет рекламы и спонсорства, либо числится на государственном бюджете. Эффективность средств печатной массовой информации и, стало быть, их финансирование определяются объемом и составом аудитории.
     — Невозможность критического анализа получателем: Читающий сообщения выступает как максимально широкая рассредоточенная аудитория, а отправитель (Пишущий) индивидуализирован как авторитетная организация. Выпуск массовой информации предстает перед получателем (Читающим) как совокупность независимых материалов, которые не образуют связного текста на уровне восприятия непрофессиональным получателем. На самом же деле материалы любого печатного органа и любого выпуска массовой коммуникации, как и всей системы в целом, объединены системой ключевых слов и категорий с положительным и отрицательным значением (так называемого "символического зонтика"), а сами по себе сообщения или отдельные высказывания получают истолкование через систему намеков и ассоциаций. Поэтому сообщения массовой информации не могут быть критикованы получателем в пределах данной системы массовой информации.
     - Принудительность содержания: получение газетного текста не обязательно, но все-таки газетные тексты читает подавляющее большинство общества, и именно газетные тексты не в последнюю очередь создают молву и общественное мнение. Общество как бы погружено в содержание массовой информации, и на деле ее сообщения оказываются принудительными (Лысакова, 1989, 174).
     — Подавление аудитории: органы печатных СМИ не предполагают диалога с  получателем (Читающим), за исключением колонок, где публикуются письма читателей. Получатель (Читающий) утрачивает индивидуальность, ибо воздействие текста носит статистический характер и формирует так называемое общественное мнение.
     Цель  общения в газете мотивирует возникновение того или иного текста - текста передовой статьи, краткого информационного сообщения, текста аналитической информации, очерка, хроники, социальная функция которых заключается в том, что они участвуют в формировании общественного сознания, внедряются в механизм регуляции общественной деятельности и поведения. Динамичный и всегда реагирующий на малейшие изменения в лингвистическом корпусе в режиме "on-line" (в режиме реального времени) язык печатных СМИ в большой степени довольно четко обозначает план содержания модального микрополя побуждения.
     Все вышеперечисленное формирует отличительную  особенность коммуникативно-прагматической составляющей побудительных речевых  актов, встречающихся в языке  газет, значительное снижение влияния  таких факторов, как характер личностных и коммуникативных взаимоотношений коммуникантов, который определяется как устойчивыми характеристиками их личности (возрастом, образованностью, степенью воспитанности, тагом характера), так и разного рода ситуативными параметрами (официальностью / неофициальностью общения, степенью знакомства коммуникантов, заинтересованностью в общении и достижении согласия, наличием субординативных отношений, физическим состоянием говорящего и адресата, развитием общения в режиме толерантности или конфликтности).
     Функционально-семантический  подход, при котором языковые явления  рассматриваются с точки зрения их функционирования в речи и их значения, помогает выявить многоаспектный план содержания побудительной модальности, репрезентируемый набором эксплицитных и имплицитных средств. Межъязыковой сопоставительный анализ, в свою очередь обнаруживающий «способы описания однотипной ситуации средствами разных языков» (Гак, 1966, 17), способствует выявлению не только универсальных типологических экспликаторов модального значения побуждения, но и идеоэтнических (национально-специфических) особенностей языковой картины мира.

      2.2 Способы выражения прямых побудительных высказываний

     Прямые  побудительные акты в английском языке составляют большую долю методов реализации модусности - 32 %. Наиболее распространенным способом выражения прямых побудительных речевых актов в языке англоязычных газет являются императивные конструкции. Среди них можно выделить несколько групп.
     I. Императивные невопросительные предложения с отрицанием и без отрицания с глаголами повелительного наклонения:
     1) простые: «They then encourage carb-watchers to make Bud light their choice: Choose on taste" is the tagline» (The USA Today, Apr., 2004); «Escape the RAE knife»! (The Times Higher, Dec, 2004): «Subscribe to The Times Higher and get a free 2005 calendar worth ? 10»! (The Times Higher, Nov., 2004);
     2) эмфатические: «Do have it, please, do! We would appreciate every attempt of yours!» (The Sunday Times, Dec, 2004); «But Professor Burgess does suggest that universities need to consider whether a full breakdown of students' performance in all degree modules and units should be used» (The San Fransisco Chronocle, Dec, 2001); «He described Mr Deller's thesis on the rise of Teddy Boy culture as gripping. "He was so broad and culturally elastic. I do want all students to be like this"» (The Times Higher, Dec, 2003);
     3) модифицированные присоединительными косвенными вопросами: «Be particular, Mr. Lighfoot, if you can» (The International Herald Tribune, Jan., 2003); «Professor Parker said: "Arabic is also doing well at the moment, we have a lot of takers but it's very cyclical. Please take it, if you wish» (The Times Higher, Nov., 2003); «Please, keep up with the rest of the world, if you could» (The USA today, Aug., 2005);
     4) эллиптические (безглагольные): «One more step, one more!» (The Guadian, Feb., 2003); «Gloves off! The debate on hunting turned on 'purely human interests'» (The Times, Dec, 2004); «Off with your hats»! (The Sunday Times, June. 2005).
     При этом следует отметить, что в английском языке отдельную группу составляют императивные фразеологизмы типа Would you care for (a cup of tea)? Do you mind doing that? Why don'/ you do that? (Беляева 1992: 16). Например: «I asked my students: Do you mind doing that? The UK people should pick up Asian languages, try hard to understand China and Asia and attempt to engage with them right now» (The Times Higher, Dec, 2004); «Why don't you do that? Overseas students often fare better if they join strudent-run societies, or if they are able to take advantage of initiatives, such as being paired with a British student who wants to learn a language from a native speaker» (The Times Higher, Dec, 2002); «There is a famous aphorism that has been attributed in variuos forms to Fyodor Dostoyevsky, Winston Churchill and Nelson Mandella. It is that one sure way of measuring the civilisation of a society is by looking at the use it makes of prison. Would we care for making it come true»? (The Times, Apr., 2003).
     II) Неимперативные предложения. Среди них выделяем несколько типов:
     1) Повествовательные предложения с отрицанием и без отрицания с глагольными предикатами в форме изъявительного наклонения. В английском языке соответствующие глаголы употребляются:
     а) в форме настоящего неопределенного времени (The Present Indefinite Tense): «Everyone stays in his place! - cried Mr. Nevvey, one of the criminals» (The Sunday Times, Oct., 2001); «You sort the problem out, 'cause it could cost them a lot of money, -said Leigh Bisset, a chair of the BMA's student committee» (The USA today, Jan., 2001); «You don't tell kids they should go to university because they'll get a better job at the end of it, - Cashmore enjoyed student life enormously» (The International Herald Tribune, Feb., 2004);
     б) в форме настоящего продолженного времени (The Present Continuous Tense): «You are not going there or we may not want to pay attention to the results» (The Sun-Fransico Chronicle, Sep., 2001); «You are leaving with us! Please think twice about begging for money in this way» (The Times Higher, Nov., 2003); «You are sharing the room with a Muslim otherwise we have to say 'no'» (The Sunday Times, May, 2004); в) в форме будущего неопределенного времени (The Future Indefinite Tense): «You will get the phone, if the boss asks you» (The Sunday Times, Nov., 2004); «You will work with ear plugs, 'cause it's the only way study can be done in severely limited space of an overcrowded cell, -explained one of OU students» (The Press of Atlantic City, March, 2005); «You will remember these comments of the H-century poet Ricard Lovelock, I promise: "Stone walls do not a prison make, nor iron bars a cage."» (The Sunday Times, Apr., 2005).
     2) Повествовательные предложения с отрицанием и без отрицания в форме сослагательного наклонения. «It is demanded that the results should be positive» (The Independent, Feb., 2004); «Hugh Pennington is very anxious that smallpox shouldn't be put lower on the list of microbiological threats than other organisms» (The Daily Telegraph, Aug., 2005); «Peter Mitchel, who represents Brunei at the AUT insits that research and publication levels should be the key factors in selecting staff» (The Times Higher, Dec, 2004).
     3) Повествовательные предложения с модальными глаголами и предикативами в сочетании с зависимым инфинитивом, выражающими следующие модальные значения:
     а) значение возможности, которое в  русском языке эксплицируется главным  образом модальными модификаторами мочь, можно, нельзя, невозможно, волен, а в английском — can, could, may, might. Например: «You might start immediately -perks the coach into - Or it certainly led to some awkward moments» (The Sunday Times, Apr., 2000); «You may leave your convent and try to adapt to life, struggle courageously to make sense of life and faith and to survive illness» (The Daily Telegraph, Sept., 2005); «You can approach this project with high expectations: the subject is of supreme importance and the space allowed is more than generous» (The Times Higher, Oct., 2004); «You could put forward a number of ways in which universities can improve the performance of their spin-offs, and identify the key phases in the development of aspin-off business» (The Daily Telegraph, March, 2005);
     б) значение долженствования в русском  языке эксплицируется при помощи таких модальных предикативов и  модальных слов, как нельзя, должен, не/надо, должно быть и др., а в английском — при помощи модальных глаголов must, should, ought to, have to, be to, shall. Например: «Should we revive Israel boycott?» (The Times, Apr., 2005); «If it interests undergraduates in virilogy -which it should - you must even help to reverse the decline in recruitment to microbiology» (The Daily Telegraph, Jan., 2005); «What am I to do? — shouted Mr. Winkler, You are to stand here. Do you understand?» (The Sunday Times, Feb., 2004); «You ought to have told me about it. Perhaps my major dissappointment with the book is relative lack of attention paid to the cancer patients» (The Daily Telegraph, Aug., 2005); «We'll have to put it off till next time, when Britain's most imperial moment seems to approach» (The Financial Times, Apr., 2005); «This week's competition, in which you have to identify a book from its opening sentence, is from a novelist and playwright who the Nobel Prize in 1969: "Mr Hackett turned the corner and saw, in the failing light, at some little distance, his seat"» (The Times Higher, Dec, 2005); «Shall we talk about something different now? Because I am sure Ellens is right, both in his analysis of the situation and in his judgement of it» (The Sunday Times, Feb., 2005);
     в) значение необходимости, которое в  русском языке выражается при  помощи модальных предикативов пора, нужно, необходимо, а в английском В английском языке аналогичное значение выражается модальными глаголами need, must, have to, be to с отрицанием и без отрицания и др. При этом следует отметить, что значительную долю примеров составили сочетания данных модальных глаголов с каузативными глаголами, самыми частотными из которых явились to get, to ask. Например: «I think you need ask for advice!» (The USA today, Dec, 2001); «The ? 320 m saving represents 11 per cent of the licence fee, and we need to get that out of the cost base to invest in our new strategy and services, - said Mr Thompsin» (The Financial Times, Aug., 2005); «You must go and regester with us». (The USA today, Dec, 2001); «The Board insisted: "We have to be at the dormitory before midnight"» (The Times Higher, Nov., 2002); «We are to come up with the ideas tomorrow» (The Sunday Times, Feb., 2004).
     4) Повествовательные и вопросительные предложения с отрицанием и без отрицания со значением желательности. Например: "Will you please leave the room? And do it now"! (The Press of Atlantic City, Dec, 2001); «You may put youself in their shoes, if you will, but when it comes to accomodating students with disabilities don't anticipate problems before they arise, - says Harriet Swain» (The Times Higher, Feb., 2001); «He added: "I'm not saying that this experiment was perfect or that all Professor Josephson's comments are wrong, no, I will not say that -but overall I think the results give us an additional insight into Natasha's claimed abilities"» (The Daily Telegraph, June, 2005).
     5) Оптативные предложения с отрицанием и без отрицания. Например: «I wish our bosses'd hurry up, we are tired of waiting» (The USA today, Dec, 2001); «As a scientist Г wish you would find the book most enjoyable. It was difficult to put down» (The Times Higher, Dec, 2002); «I wish the honourable colleagues would mind their own business» (The Times, Feb., 2001).
     6) Вопросительные предложения с отрицанием и без отрицания. Например: «May I procede now? — asked Professor Hawking» (The Times Higher, Sept., 2004); «Why should one accrediting body enjoy a monopoly?» (The Daily Telegraph, Oct., 2004); «The right question is 'why should anybody want to miss out on three years of complete revelry?' - the euthemism he cheerfullly uses to cloak the precise detail of Newcastle student life from 1972 to 1975» (The Times Higher, Dec, 2004).
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.