На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


дипломная работа Аспекты коррекции астенических состояний девочек-подростков средствами фототерапии

Информация:

Тип работы: дипломная работа. Добавлен: 22.08.2012. Сдан: 2011. Страниц: 16. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
Содержание 
 

Введение 
I. Теоретические аспекты коррекции астенических   состояний   девочек-подростков   средствами  фототерапии 
      1.1. Эмоциональная сфера в подростковом возрасте 
      1.2. Особенности проявления астенических состояний 
      1.3. Фототерапия, как метод терапевтического воздействия 
      Выводы  по первой главе 
   II. Экспериментальное исследование коррекции астенических состояний девочек-подростков средствами фототерапии 
    2.1.Организация,  методы и этапы исследования 
    2.2.Описание  коррекционной программы с использованием фототерапии 
    2.3.Сравнительный  анализ особенностей 
      Выводы  по второй главе 
      Выводы  и предложения
Заключение 
Список  использованной литературы 
Приложения  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     Введение
     Актуальность. В условиях текущего социально-экономического  кризиса и кризиса образовательной системы возрастает риск развития   астенических состояний у детей в подростковом возрасте.
     Астенические  состояния, по мнению ряда авторов, являются наиболее  распространенными явлениями в подростковом возрасте.  Они могут быть инициальными проявлениями невротических состояний или самостоятельными клиническими формами, такими как «неврастения» и «расстройство адаптации».
     Астенические  состояния отличаются структурным полиморфизмом и   всегда ухудшают качество жизни, снижают физическую и умственную работоспособность. С учетом психологических особенностей  в подростковом возрасте актуальной становится задача раннего выявления астении и её психокоррекции. Наиболее оптимальными и щадящими    методами  коррекции  астении на наш взгляд является фототерапия.
     Фототерапия – одна из форм визуального искусства. Фотография – ценный инструмент в  работе психолога для решения разного рода психологических проблем, а также снижения уровня астенического состояния.
     Фототерапию можно рассматривать как игру. Она действительно позволяет «играть» с реальностью и ее зримыми отображениями, выбирать то, что для человека наиболее интересно и важно сейчас, творчески комбинировать разные элементы реальности друг с другом и даже создавать иную, новую реальность.
     В  связи  с  вышеизложенным  мы решили провести исследование на тему: «Коррекция астенических состояний девочек-подростков средствами фототерапии».
     Цель исследования заключается в разработке и апробировании программы фототерапии по коррекции астенических состояний девочек-подростков.
     Объект  исследования – астенические состояния у девочек-подростков.
     Предмет исследования: коррекция астенических состояний девочек-подростков средствами фототерапии.
     Гипотеза исследования: коррекция астенических состояний девочек-подростков будет эффективна, если: (условия будут составлены при разработке программы фототерапии).
     Задачи  исследования:
    Осуществить теоретический анализ современного состояния проблемы коррекции астенических состояний девочек-подростков средствами фототерапии и обосновать актуальность ее исследования.
    Исследовать особенности проявления астенических состояний у девочек-подростков.
    На основе полученных результатов разработать и апробировать программу фототерапии по коррекции астенических состояний девочек-подростков.
    Определить результативность опытно – экспериментальной работы коррекции астенических состояний девочек-подростков средствами фототерапии.
     Методологической  основой выступают отечественные и зарубежные теории о подростковом возрасте (Л.С. Выготский, Ст. Холл, Э. Шпрангер, Ш. Бюлер, В. Штерн, Э. Эриксон, Ж. Пиаже, Д.Б. Эльконина и др.); в работе учитывались результаты исследований, выполненных в рамках проблемы астенических состояний (С.С. Корсаков, Шарко, И.Н. Филимонов, М.И. Аствацатуров, Шарко, Ю. Белицкий, П. Шустер, И.Н. Филимонов, Б. Н. Бирман, В.А. Смирнов и др.). Также исследование опирается на теоретические положения представителей отечественной и зарубежной психологической науки о фототерапии (А.И. Копытин, Дж. Лей, М. Барби и др.).
     Методы  исследования включали в себя теоретический анализ проблемы и эмпирические методы. Было проведено обзорно-аналитическое исследование психологической литературы по изучаемой проблеме с целью выяснения ее разработанности и определения дальнейших путей исследования. В экспериментальной части работы использовались психодиагностические методики: «Основные параметры психического состояния» (ОППС), разработанную А.А. Кармановым, опросник «Дезадаптационные нарушения» и «Психические состояния школьников» А.О. Прохорова. В работе использовались также статистические методы обработки эмпирических результатов (t – критерий Стьюдента и Т – критерий Вилкоксона).
     Достоверность и обоснованность результатов исследования  обеспечивается комплексностью теоретического анализа проблемы при определении исходных принципов ее исследования, применением методик, адекватных целям и задачам исследования, методологической обоснованностью выбора комплекса теоретических и эмпирических методов исследования, сочетанием качественного и количественного анализа полученных данных, использованием методов математической статистики, репрезентативностью выборки испытуемых.
     Теоретическая значимость исследования определяется его вкладом в решение психологической проблемы изучения эффективности разработанной и апробированной программы фототерапии при коррекции астенических состояний.
     Практическая  значимость исследования заключается в том, что разработанная и апробированная нами программа по фототерапии может применяться психологами различных образовательных учреждений при коррекции астенических состояний, а также полученные результаты в ходе исследования может найти применение в качестве реальной основы работы по профилактике и психологическому сопровождению детей, отличающихся астеническим состояние.
     База  исследования: исследование проводилось в Дым-Тамакской ООШ Ютазинского района Республики Татарстан, в котором приняли участие 60 дети подросткового возраста женского пола 13-15 лет.
     Структура работы. Диплом отражает логику исследования и состоит из введения, двух глав, выводов, заключения, списка использованной литературы и приложений.
     Во  введении обоснована актуальность исследования, определена цель и задачи….
     \В  первой главе….
     Во  второй главе…..
     Работа  содержит ?? таблицы, ?? рисунков, ?? приложения. Библиографический указатель включает в себя ??? наименований.  

I. Теоретический анализ по проблеме исследования коррекции астенических   состояний   девочек-подростков   средствами  фототерапии

      1.1.Эмоциональная сфера в подростковом возрасте

     О переходном периоде обычно говорят  как о периоде повышенной эмоциональности, что проявляется в легкой возбудимости, страстности, частой смене настроений и т.п. Однако в этом случае необходимо различать общую эмоциональную реактивность и различные специфические аффекты и влечения.
      Некоторые особенности эмоциональных реакций  переходного периода коренятся  в гормональных и физиологических  процессах. Физиологи объясняют  подростковую психическую неуравновешенность и характерные для нее резкие смены настроения, переходы от экзальтации к депрессии и от депрессии к экзальтации с нарастанием в пубертатном возрасте общего возбуждения и ослаблением всех видов условного торможения (12, С.164).
      Однако  эмоциональные реакции и поведение  подростков, не говоря уже о юношах, не могут быть объяснены лишь сдвигами гормонального порядка. Они зависят также от социальных факторов и условий воспитания, причем индивидуально-типологические различия, сплошь и рядом превалируют над возрастными. Одно из первых мест занимает эмоционально-психологическая атмосфера в семье. Чем более она неспокойна, напряжена, тем с большей яркостью будет проявляться эмоциональная неустойчивость у подростка. Тем большими по амплитуде будут перепады настроения, нервные срывы, тем большая вероятность развития сначала акцентуаций характера и личности, а затем психопатий. Психологические трудности взросления, противоречивость уровня притязаний и образа «Я» нередко приводят к тому, что эмоциональная напряженность, типичная для подростка, захватывает и годы юности (7, C.142).
      Эмоциональные проблемы подросткового возраста имеют  разные истоки. Подростковый синдром  дисморфомании - озабоченности своим  телом и внешностью, страха или  бреда физического недостатка - в  юности обычно уже проходит (24, С.104). Резкое увеличение в переходном возрасте количества личностных расстройств обусловлено главным образом тем, что у детей таких расстройств не бывает вовсе из-за неразвитости их самосознания. Болезненные симптомы и тревоги, появляющиеся в юности, - часто не столько реакция на специфические трудности самого возраста, сколько проявление отсроченного эффекта более ранних психических травм. Новейшие исследования опровергают мнение о юности как «невротическом» периоде развитии. У большинства людей переход из подросткового возраста в юношеский сопровождается улучшением коммуникативности и общего эмоционального самочувствия. Эмоционально неуравновешенные, с признаками возможной психопатологии, подростки и юноши составляют статистически меньшинство в своей возрастной группе, не превышающее 10-20% от общего числа, т.е. почти столько же, сколько и у взрослых (24, С.127).
      Многое  в их жизни, включая собственные  поступки, кажется совершающимся  автоматически, помимо их воли и даже вопреки ей. Просто их мотивы вследствие тех или иных обстоятельств не осознаются подростком и не поддаются логическому анализу. Чтобы понять их, следует четко разграничивать напряженность, а нередко - и внутреннюю конфликтность психики подростка и социальную конфликтность поведения. Многие внутренние и внешние конфликты, традиционно относимые на счет гиперсексуальности, обусловлены прежде всего тем, что сексуальное влечение и поведение подростков не находят признания и символизации в культуре и потому кажутся опасными (21, С.83).
      Старшим часто кажутся иррациональными многие подростковые увлечения. Даже если их предмет вполне невинен и положителен, взрослых смущает и раздражает юношеская одержимость, страстность и односторонность: увлекаясь чем-то одним, подросток зачастую запускает другие, более важные с точки зрения старших дела (43, С.101).
      Такие претензии часто безосновательны и психологически наивны. Если подросток чем-то увлекается, его упрекают в односторонности. Если он ничем не увлекается, что характерно для большинства подростков, ибо далеко не все люди способны страстно увлекаться, - его упрекают в пассивности и равнодушии. Когда увлечения подростка изменчивы и краткосрочны, его обвиняют в поверхностности и легкомыслии, если же они устойчивы и глубоки, но не совпадают с родительскими представлениями о желательном и должном, - его всячески стараются отвлечь или оторвать от таких увлечении своих детей.
      Не  давая себе труда вникнуть в то, какие глубинные психологические  потребности личности удовлетворяет  то или другое хобби, старшие бездумно и яростно возлагают ответственность за все действительные и мнимые опасности и издержки подростковых увлечений на их предмет, будь то музыка или страсть к мотоциклам и автомобилям. Но главное - не предмет увлечения, а его психологические функции, значение для субъекта. Эмоции, как и мыслительные процессы, нельзя понять без учета всей совокупности психологических качеств личности.
      Процесс формирования «Образа Я» морали, взглядов на мир сопровождается сильными аффективными переживаниями. Особого внимания заслуживает эмоциональный компонент самооценки подростка (22, С.87).
      Развитие  самооценки подростка связано с  анализом своих переживаний, связанных  как с внешними, так и с внутренними  стимулами: собственными мыслями, ожиданиями, установками. Впервые подростки, изучая свой внутренний мир как бы со стороны, убеждаются в том, что они не похожи на других людей, они уникальны и неповторимы (12, С.130). В силу этого у них возникает мысль, что никто не может их понять. Подобные мысли являются весьма благоприятной почвой для появления повышенной тревожности и обостренного чувства одиночества, которые многие авторы рассматривают как две типичные особенности эмоциональной сферы подростков.
      Экспериментальные данные говорят о том, что у  подростков повышенная тревожность в большей степени связана с общением со сверстниками. У старшеклассников она имеет место во всех сферах общения, но сильнее всего она проявляется в общении с родителями и другими взрослыми людьми, от которых они зависят (22, С.89).
      Под влиянием ощущения собственной уникальности подростку кажется, что все, что когда-либо случалось с другими людьми к нему не имеет ни какого отношения, именно поэтому они бывают бесстрашны и способны  совершать очень рискованные действия, поступки.
      Типичными чертами подростков является также раздражительность и возбудимость. Физиологи объясняют это бурным половым созреванием, наступающим в этот период жизни. Отличительной особенностью физиологических проявлений подростков является то, что они могут эмоционально реагировать на слабые стимулы и не откликаться на сильные. Наконец, может быть такое состояние нервной системы, когда раздражительность вообще вызывает неожиданную, неадекватную реакцию (27, С.137).
      В этот период жизни у девочек могут  наблюдаться перепады настроения, повышенная слезливость, обидчивость (в частности, это бывает связано с появлением у них менструального цикла). У мальчиков отмечается двигательная расторможенность. Они чрезмерно подвижны, и даже тогда, когда они сидят, их руки, ноги, туловище, голова ни на минуту не находятся в состоянии покоя и расслабления.
      Физиологическая перестройка организма подростков сопровождается возникновением у них  повышенной утомляемости. Вначале появляется повышенная двигательная активность, а затем сильная возбудимость или сонливость.
      К 15 годам нервная система становится более уравновешенной. Как правило, они становятся менее раздражительны и более оптимистичны. Отличительной  особенностью у них является их достаточно высокая избирательность. Если маленькие  дети реагируют на все, что происходит вокруг них, то подростки, по сравнению с ними, более избирательны (44, С.174).
      Процесс формирования мировоззрения подростков - становления самооценки и морали, выработки жизненных планов, формирования взглядов и убеждений - имеет сильную аффективную окрашенность. В частности, это выражается в страстном отстаивании своих взглядов, остром реагировании на слова и поступки, затрагивающие юношеские оценки и самооценки, принципы и установки.
      Как известно, эмоционально значимым фактором в жизни подростков является их внешность. Они подолгу изучают себя перед зеркалом, гримасничая и апробируя какие-то мимические и пантомимические способы невербального общения (9, С.174). С какого-то момента дети начинают уделять повышенное внимание оформлению внешности - прическе, одежде, макияжу и своему телу.
      Часто подростки бывают, недовольны своей  внешностью или отдельными ее частями. Они переживают из-за отличия их внешности от социально-формируемых  стандартов мужской и женской  красоты, носителями которых являются кинозвезды, шоумены, спортсмены, фотомодели, их кумиры, и просто их  родители (33, С.67).
      Девочки и мальчики могут болезненно переживать из-за своего небольшого роста. Некоторые  девочки негативно воспринимают свой высокий рост. Причиной отрицательных эмоций могут являться также мелкие дефекты кожи, избыточный вес.
      И.С. Кон отмечает, что у многих подростков накапливается избыточный вес, который выполняет функции энергетического резерва, расходуемого организмом по мере полового созревания (22, С.194). Помимо этого излишний вес может появляться у детей и подростков, испытывающих школьный невроз. Сильные эмоциональные переживания, вызываемые школьной средой, например, плохими отношениями с учителями или одноклассниками, требуют затрат большого количества нервной энергии, которая восполняется обильным приемом пищи после посещения школы (3, С.144). В свою очередь, это вызывает чрезмерную расслабленность и потребность в пассивном отдыхе - сидя у телевизора или лежа на диване с книгой в руках.
      Предметом пристального внимания подростков является развитие у них вторичных половых признаков как показателей взрослости. Так, некоторые девочки сильно переживают из-за того, что у них быстрее, чем у большинства их сверстниц, растут грудные железы (некоторые авторы приводят случаи, когда девочки затягивают грудь полотенцем). Другие боятся того, что не станут полноценными девушками, потому что они сексуально не развиты - у них маленькая грудь и короткие ноги. Третьи отказываются посещать школу из-за повышенного интереса одноклассников к их увеличившимся грудным железам. Четвертые не идут на конфликт с учителями, которые не позволяют им подчеркивать выигрышные части тела: носить мини-юбки, узкие джинсы и т.п. (8, С.92).
      И.С. Кон выделяет две причины повышенного интереса подростков к своей внешности (22, С.199). Первая описана нами выше. Новый, более совершенный способ познания действительности, формирующийся в подростковом возрасте, направляется в первую очередь на изучение самого себя, в т.ч. и собственной внешности. Внешность подростков, переходящих от детства к юности, претерпевает такие изменения, что не заметить этого просто невозможно. Другая причина определяется влиянием среды. Многие родители пристально следят за изменениями, происходящими во внешности подростков, ожидая появления первых признаков взрослости. Они присматриваются к своим детям и их товарищам, сравнивают и обсуждают их внешние данные. Таким образом, нередко именно родители провоцируют у своих детей появление «комплекса неполноценности» из-за недостатков фигуры, отдельных частей лица, замедленных или ускоренных темпов их физиологического и психологического развития.
      Повышенный  интерес подростков к своей внешности - лишь составная часть их психосексуального  развития, также определяющего общий  фон эмоционального состояния. Процессы половой идентификации, неприятие своего пола, появление менструального цикла у девочек, раннее или позднее сексуальное развитие, возникновение сексуальных фантазий и мастурбаций, ранняя половая связь - все это также существенно влияет на эмоциональную сферу в подростковом периоде (28, С.361).
      В подростковом возрасте в эмоциональной  сфере происходят существенные сдвиги, которые определяются стремлением  детей выглядеть взрослыми, занять определенное место в жизни, желанием самоутвердиться в глазах окружающих и в первую очередь сверстников референтной группы. Трудности и противоречия в достижении названных ценностей у подростков вызывают острые социальные переживания, а небольшие успехи - одухотворенность, чувство собственного достоинства (30, C.264). Мелкую опеку, излишний контроль, назойливую заботливость и стремление взрослых оказывать влияние подростки отвергают и сопротивляются им. Большинство конфликтов в воспитании подростка возникают именно на этой почве. Одним словом, самоутверждение и самовыражение и связанные с ними чувства являются главными в эмоциональной сфере личности подростка.
      Другим  ведущим чувством у подростков выступает  чувство товарищества, которое постепенно переходит в чувство дружбы и  любви к противоположному полу. На начальных этапах развития чувство любви больше напоминает влюбленность (29, С.90). Однако, самыми характерными качествами чувств подростков считаются их импульсивность, аффективность, что можно наблюдать в отношении детей этого возраста к музыке, музыкантам, актерам, спортсменам.
      Формирование  у школьников понимания функций  и самочувствий, умение делать упор не на настроение, а на реальность, решение  реального положения дел, поддерживание  психического и физического состояния в хорошем состоянии. 
 

      1.2. Особенности проявления  астенических состояний
      Слово «астения» в переводе с греческого языка означает бессилие, слабость. Под астенией понимают патологическую усталость после нормальной активности, сопровождающуюся снижением энергии, необходимой для обеспечения нормальной жизнедеятельности и внимания, резкое снижение работоспособности. Обычно астения сопровождается вялостью, сонливостью, раздражительностью. В сознании преобладает чувство усталости, разбитости.
     Нет и терминологического единства. Наряду с термином «астения» употребляются как близкие, а нередко и идентичные и другие определения: астенический синдром, астеническое состояние, астеническая реакция, неврастенический синдром, неврастеническое состояние, неврастеническая реакция, невротический синдром, невротическое состояние, невротическая реакция, псевдоневрастения, функциональное заболевание нервной системы, невроз, психоневроз (2, С.17).
      Чаще  всего встречаются астении преимущественно  психогенного происхождения, данное состояние принято называть неврастенией.
      Еще Филлострат (II-III вв. до нашей эры) дал  подробнейшее описание так называемой астенической конституции (Ю.А. Александровский). В последующем Е. Кретчмер, В. Шелдон находили связь между конституцией пациента с одной стороны и чертами личности, с другой стороны. Уже в XIX столетии Г.Берг выделил «американский невроз» — неврастению в качестве самостоятельного забоолевания. Он рассматривал неврастению как состояние раздражительной слабости, связанное с истощением нервной системы. Работы Ж. Шаркот и его коллег также способствовали разграничению истерии, ипохондрии и неврастении. Исследуя головные боли он ввел понятие «каска неврастеника» (2, С.19).
      Данные  работы положили начало пересмотру существовавших до второй половины XIX века представлений  о психогенно обусловленных психических  нарушениях, эклектически объединявшихся с эклампсией, столбняком, хореей, эпилепсией. Р. Крафт-Ибинг определял астению как «болезненное состояние нервной системы, главными клиническими признаками которого являются ненормально легкая возбудимость и чрезмерно быстрая истощаемость нервных функций» (2, С.28).
     Хорошо  известный факт широкого распространения астенических состояний был разъяснен и физиологически обоснован И.П. Павловым и его учениками (23, С.63). В клинике и эксперименте было доказано, что при самых разнообразных соматических, инфекционных, мозговых, психических и нервных заболеваниях возникают закономерные изменения в течении основных процессов высшей нервной деятельности. При этом в первую очередь обычно ослабевает процесс активного торможения, в результате чего нарушается контроль и сбалансированность его с раздражительным процессом. При последующем воздействии патогенного фактора появляется лабильность и слабость раздражительного процесса. При длительном или весьма интенсивном действии болезнетворного агента могут развиться склонность к запредельному торможению, а также другие нарушения высшей нервной деятельности. Клиническим отражением этих нарушений в одних случаях является астения, а в других — симптомы психической слабости, недержания аффекта и т.п.. Астения является, таким образом, одной из распространенных и наименее специфичных (А.В. Снежневский) форм реагирования центральной нервной системы на самые разнообразные внешние и внутренние вредности: психогенные, травматические, соматогенные, инфекционные и др. (2, С.36).
      Распространенность  астенических состояний сама по себе требует тщательного их изучения.
     В оценке механизма, сущности астенических состоняний исследования развивались по тем же главным направлениям, что и в большинстве других разделов психиатрии. Шарко, Жане, Бабинский, Дюбуа и др. определяли их как заболевание с нарушением функции психической сферы (2, С.38). Вместе с тем астенические состояния вообще и в частности стали изучаться с психологических позиций.
     Представители психологического направления (И. Дежерин) расценивали астению как психогенное заболевание, результат перенапряжений, эмоционального истощения (23, С.70). Описание и классификация его проводились путями и методами, принятыми в нормальной психологии; никаких попыток вскрыть и объяснить астенические состояния изменениями функций центральной нервной системы этими исследователями не предпринималось. Результаты исследований носили идеалистический характер. Современным, наиболее реакционным идеалистическим психологическим направлением являются, как известно, психоаналитические концепции Фрейда и Адлера и разновидности их — психобиологическое (психодинамическое) антинозологическое направление А. Майера, а также теория «анализа существования» Л. Бинсвангера и так называемое психосоматическое направление (2, С.42). Неофрейдизм и его разновидности получили широкое распространение в США, Англии и некоторых других империалистических странах (23, С.78). Развитие астении фрейдисты и неофрейдисты связывают не с психической травматизацией, присущей социальным конфликтам современного мира, а с борьбой и «прорывом» «ущемленных в подсознании», «неотреагированных влечений и комплексов» — главным образом сексуальных, стремлением личности к власти, «самоутверждением», которые, вступая в конфликт с реальной действительностью, проявляются в различных невротических, в том числе астенических синдромах.
     Психоанализ, изучение «внутреннего мира» людей с астеническим состоянием, игнорирование влияния внешней среды — таков порочный путь борьбы с астенией, предлагаемый представителями этого идеалистического направления (2, С.59).
     Гуморальное направление объясняло развитие астенических состояний эндокринными, обменными, биохимическими сдвигами, явлениями аутоинтоксикации при утомлении (кенотоксин) или интоксикацией при соматических заболеваниях (Гризингер, Крафт-Эбинг, Арнд Мёбиус, Ю. Белицкий) (2, С.63). Гризингер, Крафт-Эбинг и некоторые другие представители конституционологического направления связывали их с конституцией и наследственностью (23, С.87). Шарко выделял хроническую (конституциональную) астению (23, С.88). Наряду с конституциональным признавался временный благоприятный вариант этого заболевания (С.С. Корсаков, Шарко, И.Н. Филимонов, М.И. Аствацатуров), так называемая истинная астения Шарко. Ю. Белицкий, П. Шустер, И.Н. Филимонов, Б. Н. Бирман, В.А. Смирнов считают возможным заболевание астенией как лиц неполноценных, так и ранее здоровых людей после перенесенных интоксикаций, травм и т. п. (истинная и конституциональная астения Шарко) (2, С.92). П.М. Зиновьев полагает, что внешние причины (перенапряжения) лишь выявляют неполноценность; до 50% заболевших, по его наблюдениям были астениками. По его мнению, у здоровых людей возникает лишь после голода, сифилиса, интоксикации, дистрофий и т.п. (2, С.107)
     Советские и зарубежные последователи клинико-физиологического направления (П.П. Пелехин) (2, С.110), исходящие из принципа взаимосвязи нарушений функций мозга и организма в целом, единства организма и среды, усматривают механизм астенических состояний в нейродинамических нарушениях, закономерности которых были установлены И.П. Павловым, А.Г. Ивановым-Смоленским, Б.Н. Бирманом и др. (23, С.126). Закономерности эти, имея общие черты, имеют и свои отличия при астениях различной этиологии и в разных стадиях и формах астенических состояний (П. М. Зиновьев, В. А. Гиляровский, А. В. Снежневский, Бауман, Е.А. Попов, С.Н. Давиденков, Крейндлер, И.П. Павлова) (2, С.127). Материалистическое по своей сущности клиническое (клинико-физиологическое) направление в борьбе с современными реакционными идеалистическими концепциями является наиболее плодотворным и перспективным путем развития учения об астенических состояниях.
     Следует отметить, что и по сей день, нет единого мнения по ряду конкретных вопросов, связанных с астеническими состояниями. Прежде всего, нет общепринятого клинического критерия для разграничения астении.
     К.Г. Давиденкова, Ю.В. Каннабих, Е.А. Осипова, B.А. Гиляровский, Е.А. Попов, С.Н. Давиденков причинами астении считают перенапряжение (острое и длительное), эмоциональное истощение, утомление, сопряженное с эмоциональным отягощением, травмированием, в том числе социально-травмирующими ситуациями, а также астения возникает, по мнению этих авторов, вследствие голода, истощения, кровопотерь, инфекций, травм и т.п. (В.П. Осипов, В.В. Шостакович и др.) (2, С.130). Е.К. Краснушкин, П.М. Зиновьев, Хорст, Е.Е. Плотникова, X.Г. Ходос, С.Н. Давиденков и др. утверждают, что астения может возникать как вследствие экзогенных (соматогенных) воздействий (инфекции, интоксикации и различные соматогенные процессы), так и психогенным путем, т.е. после аффективных травм (23, С.97). При этом часть этих авторов подчеркивает ведущее значение соматогении, часть — психогении, а большинство отмечает комбинацию этих воздействий.
     И.П. Павлов указывает, что астения может  быть эпизодом или «бросать тень на всю жизнь», так как слабость высшей нервной деятельности может наследоваться или возникать под влиянием трудного положения (2, С.136).
     С.И. Гольденберг утверждает, что переутомление  само по себе не ведет к астеническому состоянию (2, С.137).
     Блейлер считает, что в основе приобретенной астении лежит не истощение нервной системы, а эмоциональная перегрузка — «раннее включение вентиля утомления» (2, С.137).
     По  мнению Е.К. Краонушкина астению надо отличать от состояния физиологического утомления (23, С.120). В отличие от утомления, указывает Д.Н. Арутюнов, астения не проходит после отдыха, хотя переутомление нередко является причиной возникновения невротических, а иногда даже необратимых расстройств (В.К. Хорошко) (2, С.139).
     С.И. Гольденберг делит астении на соматогенные, протрагированные постинфекционные с прогредиентным течением (энцефалиты), протрагированное, часто рецидивирующее истощение нервной системы на почве биологической неполноценности (конституциональная нервность Крепелина, астеническое развитие по П.Б. Гаинушкину), реактивные истощения (временная неврастения С.С. Корсакова) и эмоциональное истощение типа психической депрессии (2, С.140). Е.А. Осипова делит астению по этиологическому принципу на соматогенную, психогенную, смешанную и группу, где неврастеническая симптоматика несамостоятельна и связана с начальными проявлениями органического заболевания мозга. Р.А. Зачепицкий выделяет в посттравматической астении вялую, возбудимую и простую формы (2, С.143).
     При определенных различиях имеются общие признаки астенического состояния. Эти симптомы относятся в первую очередь к психическому состоянию, однако неизменно касаются и соматической, в том числе неврологической сферы.
     Наиболее  типичными, постоянными являются четыре симптома (23, С.127):
    Раздражительность. Она может проявляться в гневливости, взрывчатости, повышенной возбудимости, ворчливой обидчивости, придирчивости или недовольной брюзгливости. Суетливая тревожность, раздражительное недовольство собой и окружающими. При некоторых формах астении раздражительность проявляется в ранимости, сензитивности со слезами и недовольстве по явно неадекватным поводам и т.д. Явления раздражительности могут быть очень кратковременными, быстро сменяясь слезами, улыбкой или извинениями (проявление обиды и недовольства выздоравливающего соматического больного). Они могут длиться часами, повторяясь вновь и вновь, или носить почти постоянный характер (при гипертонии и атеросклерозе).
    Слабость. Как и раздражительность, симптом слабости неоднороден сам по себе и выступает в различных сочетаниях с другими болезненными расстройствами при разных формах астении. У одних это почти постоянное, более или менее быстро появляющееся чувство физической и умственной усталости, ограничивающее работоспособность, нередко возникающее еще до начала работы. У других — неспособность к длительному напряжению, быстрая истощаемость, ведущая к падению качества и количества производимой работы уже через несколько часов после начала таковой. Слабость может проявляться в чувстве бессилия, адинамии, неспособности к запоминанию, творчеству, что сопровождается слезами и отчаянием, или в чувстве вялости, слабости, затруднении мышления, обрывах ассоциаций, отсутствии мыслей, ощущении пустоты в голове, падении активности и интереса к окружающему (астения при шизофрении). Слабость может проявляться в виде повышенной физической и психической истощаемости с резкой потливостью, «игрой сосудов» и общим тремором, особенно часто наступающими после возбуждения или конфликта.
    Расстройства сна. Для астении в начальной стадии характерно главным образом затруднение засыпания. При этом, чем сильнее усталость, тем обычно труднее засыпание. Сон характеризуется чуткостью, тревожностью, «прозрачностью», иногда также «отсутствием чувства сна» и всегда отсутствием освеженности после сна. Подобные нарушения сочетаются с характерными колебаниями настроения, самочувствия и работоспособности, со «стягивающими» головными болями и другими психическими и соматическими нарушениями, типичными для этой болезни. Расстройства сна не только наиболее частый, но и наиболее стойкий симптом астении. Налаживание сна — большей частью признак выхода из астенического состояния, признак выздоровления.
    Вегетативные нарушения. Также являются обязательным симптомом каждого астенического состояния. В зависимости от причины, обусловившего астению, особенностей нервной системы больного и ряда других моментов они могут быть выражены незначительно или, напротив, выступать на первый план. Подчас эти нарушения определяют, особенно в субъективных жалобах и ощущениях больного, картину болезни или остаются, «застревая», после успешного лечения и исчезновения других симптомов астении (затянувшиеся вегетативные нарушения в некоторых случаях неврастении и др.). Наиболее часто встречаются различные формы сосудистых нарушений. Почти постоянной жалобой при астении являются головные боли. Они неоднородны при различных астенических состояниях. Головные боли при неврастении чаще возникают при волнениях, усталости, к концу рабочего дня, они носят стягивающий характер (больные указывают, что на голову точно обруч надет — «каска неврастеника»). Сосудистая неустойчивость проявляется также в колебаниях артериального давления. Повышение артериального давления чаще наступает после волнений, носит кратковременный и нередко выраженный характер. Лабильность сосудов обуславливает также легкое побледнение или покраснение особенно при волнениях. Пульс лабилен, обычно учащен.
     Таким образом, астенические состояния описываются и изучаются на протяжении ряда столетий. Высшим, качественно новым этапом изучения астений являются работы И.П. Павлова, его учеников. Одни исследователи считают, что астенические расстройства возникают в равной мере от психогенных и соматогенных причин, другие расценивают их как психогенное заболевание, третьи считают причину этого состояния смешанной. Многие авторы, однако, считают астению — соматогенным заболеванием. 
 

      1.3. Фототерапия как метод терапевтического воздействия
     Несмотря  на сравнительно длительное существование искусства фотографии, ее применение с лечебно-коррекционными и развивающими целями до последнего времени было редким. Нам известны лишь единичные публикации, в которых описывается практика использования фотографии в интересах оздоровления, психотерапии и реабилитации (М.Е. Бурно, М. Барби, А.И. Копытин, Й. Кук, Дж. Лей, Дж. Хаузи, Р. Мартин) (4, С.15; 5, С.39; 18, С.27; 19, С.70; 26, С.62). Отчасти это связано с тем, что «разговорная» психотерапия, как правило, обходила стороной зримые свидетельства жизненного опыта клиента и лишь иногда привлекала фотоснимки в качестве материала для обсуждения. В то же время психотерапевтический потенциал фотографии привлекает специалистов в области психического здоровья, заставляя их искать возможность для ее включения в психокоррекционные программы. Являясь представителями разных направлений психотерапии и консультирования, а иногда и имея различную базовую подготовку, эти специалисты по-разному обосновывают психокоррекционное, психопрофилактическое и развивающее воздействие фотографии: одни руководствуются клинико-психиатрическими критериями и рассматривают занятия фотографией как одну из форм терапии творческим самовыражением (М.Е. Бурно) (6, С.35), другие пытаются найти ей применение в контексте игровой и игровой семейной психотерапии (Й. Кук, Лей Дж., Хаузи Дж.) (19, С.75; 26, С.84), феминистского (Р. Мартин), визуально-нарративного (М. Барби) и иных подходов (4, С.16).
     Поскольку фотография связана с созданием  зрительных образов, было бы естественно ожидать определенный интерес к ее использованию со стороны арт-терапевтов. Но как это, ни парадоксально, они применяют ее в своей работе с клиентами ничуть не чаще, чем представители иных психотерапевтических направлений, хотя ими иногда предлагаются весьма интересные варианты включения фотографии в арт-терапевтический процесс, примером чему может быть техника фотоколлажа.
     «Технизированность» фотографии как одного из жанров изобразительного искусства означает относительно высокую  осознанность действий (15, С.174). Это, однако, не исключает проявления в процессе занятий фотографией неосознаваемых чувств и потребностей.
     Фотографию  также можно рассматривать как  игру. Она действительно позволяет «играть» с реальностью и ее зримыми отображениями — выбирать из нее то, что для художника наиболее интересно и важно, творчески комбинировать разные элементы реальности друг с другом и даже создавать иную, фантастическую реальность (сюрреальность), которая невидима физическим зрением (45, С.93).
     В фотографии может происходить соприкосновение и соединение реальности и фантазии, благодаря чему снимок становится своеобразным «транзитным объектом», инструментом наглядно-действенного освоения мира и собственной внутренней реальности. Благодаря своим игровым возможностям, фотография может приносить удивительное ощущение свободы, возможно, столь же сладостное, как и то ощущение свободы, которое переживает во время игры ребенок (26, С.120).
     По  своей природе фотография социальна: она связана с контактами между  людьми и передачей значимых для них чувств и представлений. Ее можно рассматривать как своего рода ритуал, обеспечивающий социализацию и формирование идентичности, включение в разные группы людей с характерной для них системой ценностей, а также ролевое развитие и трансформацию. Все это обусловливает тесную связь фотографии со сценическим искусством, а также возможность использования представлений и техник современной драматерапии применительно к терапевтической фотографии.
     Фотографирование  часто связано с саморепрезентацией — представлением себя в определенном образе реальной или воображаемой аудитории, и хотя мы часто не осознаем, в какой мере при этом наши внешность и поведение изменяются, а «сценарий» разыгрываемой перед фотоаппаратом драмы нам неведом, в это время все равно происходит нечто, напоминающее мини-спектакль, воздействие которого и на его участников, и на зрителей порой весьма значительно (15, С.106).
     Рассмотрим  функции фототерапии (17, С.180):
    Фокусирующая или актуализирующая функция связана со способностью фотографии оживлять воспоминания и приводить к повторному переживанию имевших место ранее событий — как положительно, так и отрицательно окрашенных. Хотя повторное переживание неприятных и травматичных событий может быть для человека психологически небезопасным, в контексте психотерапии это зачастую необходимо для того, чтобы в результате прийти к их переосмыслению, либо завершить прошлую ситуацию с новыми, более положительными последствиями. Данная функция фотографии связана также с проявлением латентных, ранее скрытых свойств личности, ее потребностей и тенденций. Человек может открыться для самого себя и окружающих с новой стороны благодаря тому, что, например, снимки запечатлели его в непривычном или ранее не столь, очевидно проявлявшемся состоянии, либо в момент совершения какого- либо действия, которое для него раньше было не характерно. Как и при повторном переживании прошлых ситуаций, такая «встреча» человека с ранее несвойственными либо «невидимыми» для него проявлениями своей личности иногда может быть неприятной или даже пугающей, и многое зависит от того, в каких условиях это происходит и какими интервенциями психолога или психотерапевта сопровождается. Если такая ситуация переживается им болезненно, есть основание связать это с «теневыми» и неосознаваемыми проявлениями его внутреннего мира. Именно на этом основана психоаналитическая работа с фотодокументами. Это, конечно же, не значит, что наибольшее психотерапевтическое значение при работе с фотографией имеют лишь негативные переживания. Когда «встреча» человека с прошлыми ситуациями и невидимыми для него ранее проявлениями своего «Я» приятна и желанна, фотографии могут выступать в качестве средства раскрытия и укрепления внутренних ресурсов, а также в качестве стимула к дальнейшему развитию. Личность может освоить новые грани своего «Я» и более активно использовать их в ее деятельности и отношениях.
    Стимулирующая функция связана с тем, что при создании и восприятии снимков происходит активизация разных сенсорных систем — прежде всего, зрения, кинестетики, тактильной чувствительности. Фотографируя, человек вступает в активные отношения с миром. Выбирая объекты для съемки, и производя ее, ему порой приходится прилагать немалые усилия для мобилизации своих чувств, воли и изобретательности. С этим связана мобилизующая функция фотографии. Кроме того, фотосъемка и последующее восприятие фотографий, и их художественное оформление связаны с координацией разных сенсорных систем: вначале — с объектом съемки, а затем — с готовым образом. При этом могут оживать воспоминания и творческое воображение; формироваться новые представления. И, конечно же, фотосъемка немыслима без способности человека осуществлять свой выбор, и определенным образом «встраивать» объект восприятия в систему личных значений, соотносить его со своими потребностями и опытом. Все это отражено в еще одной — организующей (интегрирующей) функции фотографий.
    Объективирующая функция в какой-то мере связана с фокусирующей или актуализирующей функцией и заключается в способности фотографии делать зримыми переживания и личностные проявления человека, отражающиеся в его внешнем облике и поступках. Благодаря объективирующей функции фотографии, человек также может лучше осознать свою принадлежность к определенной социальной группе (профессиональной, культуральной, национальной и т.д.). В этом случае она будет отражать его значимые отношения с людьми и предметами — то есть основу его самоидентификации. Человек может понять, в какой степени его мимика и поза, прическа, одежда, а также интерьер, его собеседники в кадре и т. д. связаны с его чувством культурного, тендерного или профессионального «Я» и потребностями в его изменении.
    Фотография  также позволяет увидеть и  осознать эти изменения, равно как  и те метаморфозы, которые происходят с ним вследствие тех или иных событий или психотерапевтической работы. Таким образом, отражение динамики внешних и внутренних изменений — еще одна важная психологическая функция фотографии. Данная функция проявляется в том случае, если имеется достаточное количество снимков, позволяющих провести ретроспективный анализ определенных этапов жизни человека и увидеть, насколько различаются оформление его внешности, поведение и окружающая среда в разные моменты времени.
    Смыслообразующая функция фотографии заключается в ее способности помогать человеку увидеть смысл поступков и переживаний — как своих собственных, так и других людей. В повседневной жизни мы часто действуем и реагируем неосознанно, либо приписываем поступкам и переживаниям определенный, как нам кажется, очевидный смысл. Фотография же позволяет «остановить мгновение» и достичь такой фокусировки на них, которая многим людям в обыденной жизни недоступна. Она также обеспечивает необходимую для саморефлексии отстраненность, благодаря чему люди могут увидеть переживания и поступки в новом свете и постичь их иное — зачастую более глубокое либо альтернативное — содержание.
    Данная  функция тесно связана с функциями рефрейминга и реорганизации. «Рефрейминг» в переводе с английского означает «помещение в иную рамку» и связан с включением объекта (каковыми могут также являться поступки, чувства и мысли человека) в иной контекст восприятия, что приводит к изменению его смысла. Применительно к фотографии это, в частности, может быть связано с применением фотоколлажа или фотомонтажа, позволяющих соединить определенный визуальный образ (например, изображение человека) с тем материалом, который на оригинальном снимке отсутствовал. При этом человек может увидеть свои чувства и поступки в совершенно новом свете. Так, например, молодой человек может увидеть себя героем киносериала или перенестись в прошлое и оказаться на одном корабле с первооткрывателями Америки.
    Контейнирующая (удерживающая) функция связана с тем, что фотография может «удерживать» чувства от их бессознательного отреагирования в реальности. Данная функция основана на том, что фотографические образы часто выступают в качестве инструментов символической экспрессии, которые, как это следует из психодинамических представлений, служат «канализации» психической энергии и ее трансформации в более высоко организованные психические проявления. На этом, в частности, основана идея о сублимации.
    Экспрессивно-катарсическая функция фотографии заключена как в восприятии готовых снимков, так и в их создании. Повторное, иногда более глубокое, по сравнению с прошлой ситуацией, переживание чувств и их вербальное и невербальное выражение во время просмотра фотографий, в особенности, если оно происходит в присутствии достаточно эмпатичных и понимающих собеседников, способно приводить к эмоциональному «очищению» и освобождению от тягостных переживаний. Что же касается создания снимков, то экспрессивно-катарсическая функция фотографии отчасти связана с тем, что фотографические образы могут не только «рассказывать» о чувствах, но и «воплощать» их. Последнее основано на феноменах проекции и проективной идентификации, когда субъект в результате идентификации с объектом восприятия (каковым может быть растение, животное, неодушевленный предмет или другой человек) «переносит» на него свои собственные переживания либо начинает переживать то, что переживает объект.
    Дополнительные возможности для выражения чувств заключены в использовании музыки, различных аксессуаров, а также в самой среде, в которой проводится съемка. При этом большое значение может иметь подготовка к съемке и то, что за нею следует, когда порой в течение довольно продолжительного времени человек может входить в определенное состояние и переживать его в присутствии окружающих, что обеспечивает заметный катарсический эффект.
    Защитная функция фотографии, отчасти также смыкающаяся с ее контейнирующей и объективирующей функциями, связана с ее способностью обеспечивать дистанцирование от травматичных и малопонятных переживаний и ту или иную степень контроля над ними. Так, например, человек может в течение определенного времени скрывать от близких некоторые из своих фотографий, если демонстрация и обсуждение того, что на них изображено, является для него психологически небезопасным. При этом он может ощутить, что именно он и никто другой, определяет момент, когда снимки могут быть показаны. Его возможность контролировать ситуацию и свои чувства будет очень важна для достижения чувства психологической безопасности и, в конечном итоге, возможно, сделает его более готовым к показу фотографий.
     Это, по крайней мере, некоторые из наиболее важных, как нам кажется, психологических функций фотографии, позволяющих использовать ее в качестве коррекционного и развивающего инструмента.
     Ниже  приведём примеры, иллюстрирующие некоторые моменты фототерапевтических занятий. Данные примеры включают не только описание ряда техник и упражнений.
     Техники, игры и упражнения фототерапии могут быть использованы в разных условиях и разными специалистами. Хотя в нашей работе они представлены главным образом как инструмент психологического тренинга, их можно также использовать в контексте психотерапии или арт-терапии, психологического консультирования, реабилитационных и развивающих программ (18, С.139). Это вполне реально сделать, учитывая содержание и цели применения каждой из описываемых техник. Большинство из них можно использовать с людьми разного возраста.
     Мы  разделили разные техники, игры и  упражнения на несколько групп, в  зависимости от их основного назначения. Следует, однако, учесть, что многие из них могут применяться с разными целями, поскольку оказывают многостороннее положительное воздействие и связаны с проявлением разных психологических функций фотографии.
     Группа  А — «Развитие памяти, внимания, мышления, тонкой моторики» — включает такие техники, которые способствуют развитию и тренировке визуального и понятийного мышления, памяти и внимания, а также социальной компетентности и тонкой моторики.
     Группа  Б — «Общие темы» — предназначена  для выражения различных чувств (как правило «в обход» заявленной или предполагаемой психологической проблематики). В то же время, эти техники позволяют дать выход сложным переживаниям и достичь их осознания. Целью применения этих техник может быть совершенствование навыков самоконтроля и психологических защит, раскрытие внутренних ресурсов личности и творческого потенциала, а также актуализация и проявление латентных потребностей и свойств личности. При использовании в групповом контексте они способствуют самораскрытию участников группы и ее сплочению, кроме того, развивают способность к пониманию чувств и потребностей других людей.
     Группа  В — «Восприятие себя» —  состоит из таких техник, игр и  упражнений, которые позволяют более целенаправленно исследовать образ «Я» участников группы и различные грани их внутреннего мира и системы отношений. Основным назначением этих техник может быть выражение и осознание тех чувств и потребностей клиента или участников группы, которые так или иначе связаны с заявленной ими или предполагаемой психологической проблематикой, либо теми или иными аспектами их личностного функционирования. Их использование способно помочь в осознании и коррекции дизадаптивных паттернов поведения и мышления. Эти техники уместнее всего применять в контексте психотерапии и психокоррекции, хотя они могут иметь и психопрофилактическое и развивающее значение. Их применение в группе позволяет сплотить группу, развить межличностную компетентность, осознать общность и различия опыта, а также укрепить «Я» и личные границы.
     Техники, игры и упражнения группы Г предназначены для работы в парах и позволяют развивать межличностную компетентность и навыки включения в совместную деятельность, помогают увидеть и осознать дизадаптивные паттерны взаимодействия, укрепить «Я» и личные границы, актуализировать латентные потребности и свойства, а также творческие возможности. Их применение в групповом контексте способствует сближению и самораскрытию участников и формированию групповой сплоченности.
     Техники, игры и упражнения группы Д рассчитаны на совместную работу участников группы (или членов семьи) и применяются примерно с теми же целями, что и техники, игры и упражнения группы Г. В то же время некоторые из них могут быть использованы для работы с внут- ригрупповыми конфликтами и для раскрытия внутренних ресурсов группы.
     И наконец, группа Е включает техники, игры и упражнения, сочетающие фотографию с иными формами творческого самовыражения — сценическим искусством, движением и танцем и другими. Цели их применения разнообразны. В некоторых случаях они могут применяться с теми же целями, что и техники группы Б. Поскольку они могут предполагать парную или коллективную работу, цели их применения могут быть аналогичны целям применения техник групп Г и Д.
     Таким образом, фототерапия может включать работу с готовыми фотографиями и создание оригинальных авторских снимков. Развивающее и исцеляющее воздействие, связанное с восприятием или созданием фотографий, может проявляться и в повседневной жизни людей, однако фототерапия, как правило, включает в себя общение со специалистом.  
 
 
 
 

Выводы 
      В ходе теоретического исследования данной проблемы, мы пришли к следующим  выводам:
    Подростковый возраст является этапом развития личности, подразумевающим как личностные, так и социальные изменения. Внутриличностные конфликты подросткового возраста связаны, прежде всего, с особенностями развития самосознания в этот период. Приблизительно в 12 лет внимание ребенка начинает обращаться к собственной личности. Но разобраться в себе сразу и до конца может не каждый взрослый, а подросток только учится рефлексии. В подростковом возрасте в эмоциональной сфере происходят существенные сдвиги, которые определяются стремлением детей выглядеть взрослыми, занять определенное место в жизни (инцидент, эскалация конфликта), завершение конфликтов, она зависит также от социальных факторов и условий воспитания, причем индивидуально-типологические различия, сплошь и рядом превалируют над возрастными.
    Под астенией понимают патологическую усталость после нормальной активности, сопровождающеуюся снижением энергии, необходимой для обеспечения нормальной жизнедеятельности и внимания, резкое снижение работоспособности. Обычно астения сопровождается вялостью, сонливостью, раздражительностью. В сознании преобладает чувство усталости, разбитости.
    Применение фотографии с целью лечения, психокоррекции именуют фототерапией. На сегодняшний день фототерапия объединяет в себе те формы работы, которые применяются с целью решения психологических проблем и психосоциальной адаптации лиц с разнообразными эмоциональными и психическими расстройствами, а также физическими недостатками, и предполагают создание, восприятие и обсуждение ими фотографических образов. Фотографируя друг друга и окружающий мир, мы способны ощутить радость игры и творческого отношения к жизни. Благодаря фотографии мы в какой-то мере можем «овладевать» и «управлять» предметами и создавать для себя новую реальность. Мы также можем попытаться «остановить» время, зафиксировав образы мира и свое состояние, чтобы затем постичь красоту и магию повседневности.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
   II. Экспериментальное исследование коррекции астенических состояний девочек-подростков средствами фототерапии 

      2.1.Организация,  методы и этапы  исследования
      Согласно  цели нашей работы о разработке и апробировании программы фототерапии по коррекции астенических состояний девочек-подростков, мы провели экспериментальное исследование, в котором приняли участи 60 девочек-подростков 13-15 лет из числа учащихся в Дым-Тамакской ООШ  Ютазинского района Республики Татарстан.
      Группу  респондентов мы разделили на:
    экспериментальная группа, состоящая из 30 девочек-подростков, с которыми мы будем проводить программу фототерапии;
    контрольная группа, состоящая из 30 девочек-подростков, с которыми психокоррекция проводиться не будет.
      Исследование  проходило в учебном классе данной школы, в утреннее время, в группах от 8 до 14 человек; данное исследование проводилось в групповой форме в течение четырёх месяцев, одними и теми же специалистами,  в одной и той же обстановке.
      Психодиагностика  с подростками осуществлялась на добровольной основе. Был установлен полный контакт с ними, климат доверия и безопасности. Все респонденты на момент тестирования имели удовлетворительное самочувствие и жалоб не предъявляли.
      Исходя  из определения «астения» (от греч. asthиneia – слабость, бессилие) – это состояние, характеризующееся быстрой истощаемостью нервных процессов и повышенной утомляемостью, в поведении проявляются раздражительность, слезливость, капризность, вегетативные расстройства, резко снижается работоспособность, мы использовали следующие методики в диагностике астенических состояний у девочек-подростков:
    Методика «Основные параметры психического состояния» (ОППС), разработанную А.А. Кармановым (см.приложение 1).
    Методика  ОППС разработана в 1998 году А.А.Кармановым.  Данная методика предназначена для экспресс - диагностики основных параметров психического состояния.
    Были  выделены следующие три основные параметры:
      настроенность - фрустрированность;
      спонтанность - полезависимость;
      ригидность - транс.
    В названии каждого параметра заложены противоположные полюсы параметра. Стимульный материал методики представляет собой стандартный (из 8 карточек) набор цветового теста Люшера. Является очевидным, что три параметра теста напрямую соотносятся с категориями общенаучного базиса цель – средство - результат. Так, первый параметр, настроенность - фрустрированность, отражает категорию «цель». А именно отражает способность человека к адекватной постановке цели, внутренней свободе в выборе целей своей деятельности. «Спонтанность – полезависимость» является отражением категории «средство», свидетельствует об уровне внутренней свободы в выборе средств достижения поставленной цели. Недаром у данного параметра присутствует такой важный компонент как активность, ибо активный человек, человек, находящийся в состоянии возбуждения - значительно свободнее в выборе средств, чем человек утомленный, подавленный, расслабленный. Агрессивность как составляющая данного параметра тоже повышает свободу действий, что является очевидным, так как человек в состоянии агрессии об интересах окружающих людей думает не в самую первую очередь. «Ригидность – транс» является воплощением категории «результат», отражает уровень переживания результата, «уровень порога восприятия» его. В состоянии ригидности индивид недооценивает значимость полученных результатов. Именно это, заставляет персевирирующего человека неоднократно выполнять какое - то действие, повторять десятки раз одну фразу: высоко поставленная планка, мощный фильтр, включенный в момент нахождения в состоянии ригидности, настолько тормозят акцептор результатов действия, что человек даже не замечает того, что действие закончено, фраза сказана... Наоборот, человек в состоянии транса, склонен, весьма переоценивать значимость для себя тех или иных результатов, да и вообще событий. Человек в состоянии транса постоянно «перетекает» из одного состояния в другое. Испытуемому предъявляется стандартный набор цветовых карточек теста Люшера на белом фоне. Дается стандартная инструкция. Количество раскладов: один и только один. Когда остается четыре цвета - психолог просит теперь выбирать наиболее не нравящиеся цвета. Записывается порядок цветов. В ОППС нумерация позиций расклада начинается с конца. То есть наиболее отвергаемый цвет (в нашем примере коричневый) находится на первой позиции, наиболее нравящийся цвет (у нас синий) - на 8-й. Будем обозначать как П0 номер позиции серого цвета, П1 - синего и т.д.. Сырые баллы параметров вычисляются по формулам, далее они переводятся в стены.
    Методика «Психические состояния школьников» А.О. Прохорова (см.приложение 2). Методика изучает психические состояния у школьников, состоит из 24 эмоциональных состояний, которые необходимо проранжировать от 0 до 5 и содержит 14 шкал.
    Опросник «Дезадаптационные нарушения» (см.приложение 3). Данная методика включает в себя 77 вопросов и имеет 3 шкалы:
      астенические реакции и состояния (АС);
      психотические реакции и состояния (ПС);
      дезадаптационные нарушения (ДАН).
    Далее мы в соответствии с целью и  задачами нашего исследования провели  статистическую обработку полученных нами данных.
    Опросник  ДАН: 

    Среди методов математической статистики в наибольшей мере задачам нашего исследования удовлетворяет статистический коэффициент t – Стьюдента и Т – критерий Вилкоксона. 
    t – критерий Стьюдента был разработан Уильямом Госсеттом для оценки качества пива в компании Гиннесс. В связи с обязательствами перед компанией по неразглашению коммерческой тайны (а руководство Гиннесса считало таковой использование статистического аппарата в своей работе), статья Госсетта вышла в журнале «Биометрика» под псевдонимом «Student» (Студент).
    Критерий  позволяет найти вероятность  того, что оба средних значения в выборке относятся к одной  и той же совокупности. Данный критерий наиболее часто используется для проверки гипотезы: «Средние двух выборок относятся к одной и той же совокупности».
    При использовании критерия можно выделить два случая. В первом случае его  применяют для проверки гипотезы о равенстве генеральных средних  двух независимых, несвязанных выборок (так называемый двухвыборочный t-критерий). В этом случае есть контрольная группа и экспериментальная (опытная) группа, количество испытуемых в группах может быть различно.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.