На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Структура производных слов и методы ее анализа

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 22.08.2012. Сдан: 2010. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
 
 
 
      Факультет иностранных языков 
 
 

      Структура производных слов и методы ее анализа
      Реферат по лексикологии 
 
 
 
 

      Выполнил: 

      Руководитель: 
 
 
 
 
 
 
 

      Санкт-Петербург 2010 

      Содержание: 

1. Формирование  семантики производного слова…………………………стр. 3
2. Неидиоматичные и идиоматичные дериваты. Понятие «деривационного статуса»……………………………………………………………………...стр. 11
3. Деривационный статус производных слов языка и речи и особенности производных как средств номинации……………………………………..стр. 18 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

1. Формирование семантики производного слова 

      Постоянно растущий интерес современной лингвистики  к различным аспектам словообразования объясняется тем, что слово является центральной единицей языка. Собственные свойства слова как лексической единицы перекрещиваются и взаимодействуют в нем со свойствами других элементов языка. Это взаимодействие лежит в основе функционирования языковой системы в целом. Тщательное изучение специфических явлений языка, находящихся на грани лексики и грамматики, выдвигает дериватологию как самостоятельную теоретическую дисциплину. В исследованиях семантики производных слов все чаще проявляется тенденция выйти за рамки самого слова как единицы языковой системы, что вызвано стремлением понять, как функционируют производные слова в речи, и на этой основе глубже заглянуть в механизм формирования их семантики.
      Производные слова в отличие от простых  обусловлены другими словами, т. е. являются вторичными знаками. Непременным  компонентом семантики производных слов является словообразовательное значение.
      Словообразовательные  значения выделяются при сопоставлении  значений однокоренных производных  и производящих слов. Между такими однокоренными словами существуют отношения словообразовательной мотивации. При этом слово, структурно и семантически обусловленное другим словом, выступает как мотивированное, а исходное слово играет роль мотивирующего. Общее значение, которое выявляется при сопоставлении значений всех мотивированных слов определенного типа и значений мотивирующих их слов, называется словообразовательным. Характерной особенностью словообразовательных значений является их регулярность, т. е. повторяемость в группах словообразовательно соотнесенных слов.
      Существуют  различные объяснения механизма  формирования семантики производного слова. Так, хотя истинным носителем словообразовательного значения является тип отношений, существующих между значениями мотивированных и мотивирующих их слов, традиционно считалось, что значение производного слова возникает в результате присоединения аффикса — носителя словообразовательного значения к производящей основе — носителю лексического значения. Такая трактовка отражает лишь часть словообразовательных процессов и не может удовлетворить лингвистов, так как неприемлема при исследовании различных способов безаффиксного словообразования, таких, как конверсия, сложные слова и др. Кроме того, попытки вывести значения производных слов из суммы лексического значения производящих основ и значений формантов часто не в состоянии объяснить явление полисемии производного слова. Ср., manage-ment: 1) process of managing; 2) subject (a group of people, an organization, etc.) of managing; writ-en 1) one who writes something; 2) one who practices writing as an occupation; 3) a manual for teaching how to write (в составе сложного слова letter-writer).
      Следует, однако, иметь в виду, что в  области аффиксального словопроизводства  представления о носителе словообразовательного значения часто (и неизбежно) связывают с аффиксами. Это происходит в результате постоянного наблюдения фактов, когда при присоединении того или иного форманта возникает производное слово, характеризуемое определенным словообразовательным значением. Поэтому, когда говорят, что словообразовательное значение есть результат присоединения форманта или что формант является его носителем, нужно понимать это как условность.
      С учетом специфики аффиксального  словообразования отождествление значения форманта и словообразовательного значения иногда используется в целях упрощения объяснения. Так, высказывание типа «словообразовательное значение возникает в результате присоединения форманта» следует понимать как сокращение более развернутого объяснения; «при присоединении форманта устанавливается определенный тип отношений между значениями мотивированной и мотивирующей основ».
      Поскольку в одной и той же морфологической  структуре часто находят отражение  результаты функционирования различных  словообразовательных моделей и других семантических процессов, дериватологи обратили внимание на соотнесенность производных слов со словосочетаниями, передающими тот же смысл. Давно было замечено, что некоторые синтаксические конструкции и производные слова связаны своеобразными отношениями синонимии, причем дериваты в таких случаях дают возможность выразить в сжатой форме то, что более точно и развернуто передают словосочетания (ср. пример Ф. И. Буслаева: сеятель — тот, кто сеет).
      Эти наблюдения послужили толчком к  развитию направления в исследованиях  производных слов как результата «словообразования на синтаксической основе» (дефиниционное словообразование). Суть этого подхода состоит в том, что при создании новых производных слов компоненты, выбранные говорящим для называния, комбинируются в зависимости от того суждения, которое он вынес о предмете или связи предметов и понятий, и в зависимости от того угла зрения, под которым говорящий «видит явление, подлежащее называнию. Поскольку суждения всегда облекаются в форму предложения, дериватологи стали рассматривать производное слово как следствие свертывания некоторой синтаксической конструкции, передающей смысл суждения о том или ином понятии. В связи с этим считается, что в основе мотивационных отношений семантики конкретного (актуального) производного слова лежит его «мотивирующее суждение или мотивирующее высказывание». При свертывании мотивирующих суждений, т. е. при универбации словосочетаний, образуются универбы — производные слова, включающие в свой состав основу только одного из членов словосочетания, так что по форме производное соотносится с одним словом, а по смыслу с целым словосочетанием. В рамках этой концепции обратная процедура, а именно развертывание универба в исходное мотивирующее суждение, есть одновременно механизм восприятия (понимания) значения производного слова лицом, декодирующим высказывание, и метод анализа словообразовательного значения. Исследования словообразовательных значений с помощью реконструкции мотивирующих суждений позволяют изучать семантику производных слов, которая в значительной степени определяется тем, насколько полно содержание мотивирующего суждения находит отражение в морфологической структуре универба.
      Однако  это не следует понимать в том  смысле, что при каждом употреблении производного слова говорящий сначала  выстраивает в своем сознании цепочку «мотивирующее суждение - свертывание - универб», а воспринимающий сообщение обязательно проделывает ту же операцию в обратном порядке. Как показывают психолингвистические исследования, подобный динамический словотворческий механизм проявляется в зависимости от коммуникативных установок кодирующего и декодирующего сообщения с различной степенью очевидности. В процессе речи говорящие конструируют совершенно новые слова, осмысливают существующие в языке производные как результат универбации, воспроизводят дериваты как готовые единицы, либо моделируют их по аналогии с уже существующими. Факты употребления готовых производных слов в речи никоим образом не ставят под сомнение принципы дефиниционного словообразования, поскольку предметом его изучения являются как конкретные факты свертывания словосочетаний в универбы (в частности, окказионализмы), так и словообразовательные модели — образцы бесчисленных универбации, закрепленные в системе языка. Употребление в речи готовых «смоделированных» дериватов и их конструирование не исключают, а дополняют друг друга. Говорящий (пишущий) употребляет готовые производные слова именно потому, что он знает, как они (были) сделаны и как их можно сделать. И, наоборот, новые слова конструируются, а существующие осмысливаются, как если бы их создавали в момент речи на основе образцов — бесчисленных результатов предшествовавшего конструирования производных слов, закрепленных в системе языка.
      Словообразованию  на синтаксической основе противостоит, а точнее его дополняет, производство слов на основе аналогии. При этом образцом служат формальные и семантические отношения между мотивированными и мотивирующими основами, которые зафиксированы во многих производных словах. Так, можно считать, что слово сеятель возникло по аналогии с такими словами, как деятель, любитель, строитель и т. п.
      Не  всегда можно определенно сказать, что то или иное производное образовалось по аналогии или в результате свертывания синтаксической конструкции. Образование семантики производных слов недоступно непосредственному наблюдению. Поэтому принципы дефиниционного и аналогического словопроизводства выступают как возможные, дополняющие друг друга пути образования дериватов и служат равноценными способами анализа их значений.
      Существует  еще один механизм формирования семантики  производного слова. Он основан на принципе импликации, проявляющемся в том, что если слово имеет значение типа А, то оно может быть употреблено и в значении типа В. В таком случае слово становится многозначным. Если любое слово, имеющее значение типа А, может быть употреблено и в значении типа В, то можно говорить о регулярной многозначности. Таким образом в языке складываются модели, по которым, как принято считать, образуются не новые слова, а новые значения одних и тех же слов. Например, если есть отглагольное существительное contact1, обозначающее состояние, выражаемое глаголом to contact, то по механизму регулярной многозначности образуются его лексико-семантические варианты contact2 — обозначающий инструмент, с помощью которого осуществляется это состояние, и contact3— обозначающий субъект или объект этого состояния.
      The greater the clamping pressure between the conductors in contact1 and the greater the area of contact1 the less the contact1 resistance will be...; Contacts2 should always be so designed that...; His role was that of negotiator and contact3.
      Далее, на основе, например, отглагольного  существительного manage-ment, обозначающего процесс (process of managing smb, smth), возникает значение субъект управления (группа людей, организация и т. п.): ...The pickets, by their efforts, crippled and brought down a management that had openly boasted that they would not countenance a trade union "rabble".. Однако границы между полисемией и омонимией, когда одна и та же морфологическая структура является формой разных слов, бывают иногда весьма неопределенны. Это зачастую приводит к тому, что лингвисты по-разному толкуют семантику одних и тех же производных. Так, одни считают слова типа счетчик1 (тот, кто считает) и счетчик2 (прибор для счета) словообразовательными омонимами, т. е. словами с различной словообразовательной структурой, и ставят их в один ряд с лексическими омонимами. Другие видят в них результат словообразовательной полисемии, полагая, что в них реализуются частные словообразовательные значения — «агентивное» и «орудийное» — общего словообразовательного значения «субстанция, совершающая действие», т. е. счетчик1 и счетчик2 являются вариантами одного и того же слова, образованными с помощью многозначного словообразовательного суффикса.
      Что касается эквивалентных английских производных counter1 (one who counts smth, smb) и counter2 (a device for counting), то, как будет показано ниже, это два лексико-семантических варианта одного слова. Различия в словозначениях counter1 и counter2 обусловлены не проявлением действия частных словообразовательных моделей, а механизмом импликации, т. е. системностью значений производных слов, в которой, в свою очередь, отражаются объективные связи свойств предметов и явлений реального мира. Поэтому у слов counter, cutter, washer и т. п. есть и агентивные и орудийные значения, и они могут быть названы с помощью имен одушевленных лиц, а у слов типа owner, dreamer, boaster и т. п. только агентивные значения одушевленного лица (деятеля), потому что нет предметов-орудий, которым можно было бы дать эти имена.
      Из  этого следует вопрос: какие же процессы ведут к образованию слова типа counter1 — counter2, management1— management2 — словообразовательные, лексические (семантическая деривация) или сочетание тех и других? Для ответа на этот вопрос прежде всего нужно уточнить некоторые исходные принципы и термины, ими обусловленные.
      В современной лингвистике при  изучении производных слов не всегда проводится последовательное различие между словообразованием и деривацией. Это находит отражение, в частности, в том, что дисциплину, изучающую проблемы словообразования, называют иногда «дериватологией», а производные слова, независимо от способа их образования, «дериватами».
      К области словообразования относятся только те процессы, в результате которых возникают структурно и семантически мотивированные слова. При сопоставлении их с мотивирующими основами можно установить их словообразовательные значения.
      К области семантической деривации, или просто деривации, относятся процессы, в результате которых образуются семантически мотивированные варианты одного слова, т. е. возникает полисемия слова. Новые значения слова могут формироваться как механизмом регулярной многозначности, так и вследствие индивидуальных изменений его значения. Однако полисемия — это не просто ряд исторически сложившихся в данной лексеме значений... — это прежде всего ряд, объединенный актуальными деривационными связями значений... Говоря о полисемии, мы вынуждены применять по отношению к значениям термины «производящее» и «производное», обычно применяемые только к словам.
      Следовательно, при сопоставлении нового значения слова с семантикой исходного значения того же слова можно установить его деривационное значение.
      Хотя  в механизмах словообразования и деривации есть общие черты, существенное различие заключается в том, что о соответствующем изменении или «приращении» значения в производных словах по сравнению с производящими сигнализирует формант. Так, в словах management1 и manager форманты -ment и -еr указывают, что в первом к значению глагола to manage (управлять) прибавилось значение «опредмеченное действие», а во втором — «деятель, лицо». Иное положение в случае management1 — management2. Здесь приращение значения «субъект процесса управления» в management2 не находит никакого формального подкрепления по сравнению с management1.
      Однако  в словах, образованных по одной  и той же словообразовательной модели, характер приращенного значения может быть различным. Так, в отличие от manager (one who manages smth, smb) производное baker означает one who bakes and sells bread, cakes и т. д. В этом производном нашло отражение как приращение значения, маркированное формантом, так и не отмеченное изменение лексического значения. В зависимости от характера приращенного идиоматичные производные слова делятся на неидиоматичные и идиоматичные. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

      2. Неидиоматичные и идиоматичные  дериваты. Понятие «деривационного  статуса» 

      К неидиоматичным дериватам обычно относят производные, семантика которых представляет собой «сумму» значения мотивирующей основы и словообразовательного значения (dark - to dark-еn; red - redd-ish; to employ — to re-employ и т. п.). Членение смысловой и морфологической структур в таких дериватах совпадает, и их значения членятся «без остатка».
      Идиоматичность  производных слов определяется тем, что их значения включают дополнительные компоненты — «приращенные значения», не получающие выражения в формальной структуре производного. При этом дополнительные компоненты могут содержаться как в мотивирующей, так и немотивирующей части производного.
      Наиболее  ясными примерами идиоматизации  являются производные, немотивирующая часть которых в результате развития их значений включает дополнительные компоненты. Иллюстрацией подобных процессов служит наличие в семантике производного baker компонента and sells bread, etc. Проблема формирования семантики этого производного исчерпывается указанной индивидуальной особенностью, и для того, чтобы его правильно понимать и использовать, необходимо эту особенность знать заранее. Включение таких компонентов определяет идиоматичность производных, и при этом тип значения мотивирующей основы не играет существенной роли.
      Труднее объяснить природу приращений значений, носящих регулярный характер. Так, например, в семантику следующих производных существительных: She is a skater; Не is a stutterer; Не is a teacher, помимо значений one who skates / stutters / teaches, складывающихся из значений производящих основ и словообразовательного значения, входят дополнительные компоненты — ...and it is her hobby (profession); ...and it is his fault; ...and it is his profession.
      Подобное  приращение значения становится особенно очевидным при сравнении значений одного и того же производного слова. Ср.: Не is a teacher1 - Не is one who teaches as profession; Paul is my teacher2 of English - He is the one who teaches me English.
      Рассматривая  производные типа teacher1, можно прийти к выводу, что приращение значений может быть: а) либо следствием изменения лексических значений мотивирующих слов при неизменных значениях суффикса, б) либо результатом присоединения суффиксов в различных их значениях к мотивирующим основам одного и того же значения, в) либо это явление обусловлено сочетанием «идиоматизирующих»  значений  основ с «идиоматизирующими» значениями суффиксов, из чего вытекает, что значения аффиксов могут быть источниками идиоматизации семантики производных слов. Казалось бы, таким образом вопрос вообще нельзя ставить: любой словообразовательный суффикс является носителем словообразовательного значения  и  неотъемлемой частью словообразовательной модели. Следовательно, если суффикс входит в состав мотивированного слова, то это может сигнализировать только о том, что в семантическую структуру производного слова входит значение какой-то словообразовательной модели. Установление этого значения и его соотношения с другими элементами словообразовательной семантики производного слова может ставить перед исследователем определенные проблемы, но не проблему возникновения идиоматичности. Тем не менее вопрос об «идиоматизирующем» влиянии суффиксов возникает. Поэтому данная проблема требует рассмотрения сама по себе, а также в связи с необходимостью оценки того вклада, который вносят суффиксы в семантику производных слов.
      При обсуждении этого вопроса следует  иметь в виду, что все суффиксы обладают лексическими значениями, закрепленными  в системе языка. При этом каждый из них имеет общекатегориальное значение (значение части речи), многие — общекатегориальные лексические значения, с помощью которых образуются производные слова определенных лекcико-семантических разрядов, а некоторые суффиксы характеризуются индивидуальными значениями. На основании этого подхода словообразовательные средства конкретных языков исследуются с целью установления таких явлений, как омонимия и полисемия аффиксов.
      Решение проблем, связанных с полисемией словообразовательных аффиксов, имеет существенное значение как для проведения словообразовательного анализа, и в частности для установления специфики собственно словообразовательных процессов и процессов лексикологического характера, так и для определения критериев идиоматичности производных слов.
      Смысл концепции полисемии словообразовательных суффиксов заключается в том, что одна и та же морфема может передавать как общие, так и частные словообразовательные значения. Так, среди отглагольных производных с суффиксом  -еr/-оr, имеющих общее словообразовательное значение «предмет, производящий действие или предназначенный для выполнения действия», можно выделить дериваты, образованные по следующим частным моделям. Например, дериваты skater, stutterer, teacher1, очевидно, являются носителями значений частных моделей, таких, как «увлечение (спорт), характерный дефект, по профессии», соответственно. Основанием для этого служит тот факт, что аналогичные мотивационные связи практически характерны для неограниченного круга производных той же морфологической структуры. Ср.: She is a skier; Не is a puffer; He is a builder и т. п. Если учесть такие примеры, как Не is a countеr («лицо»); It is a counter («инструмент, устройство»), количество частных словообразовательных моделей увеличивается до четырех. Можно привести еще одно словообразовательное значение — «субстанция»: The film is a teaser1 ср.: Не is a teaser2 — «лицо». При этом трудно сказать определенно, в каких отношениях находится словообразовательное значение «субстанция» (teaser1) с остальными словообразовательными значениями: является ли оно общим по отношению к ним или равноправно сосуществующим со значением «лицо, выполняющее действие». К этому списку можно еще добавить частное словообразовательное значение «лицо — исполнитель актуального действия». Ср.: Little Paul is my teacher of English.
      Вероятно, можно обнаружить какие-то еще частные словообразовательные значения, передаваемые этим суффиксом. В принципе многозначность языкового знака не вызывает удивления, однако, если учесть специфику рассматриваемых языковых знаков — строевых единиц, данные, свидетельствующие об их полисемии, должны быть исследованы с особой тщательностью. Это требование обусловлено их положением в системе языка как единиц, образующих закрытые классы и противостоящих открытым классам производящих основ. Нетрудно предположить, что смысл их существования и функционирования заключается в том, что они выступают носителями весьма ограниченных и четких значений.
      Однако  наряду с полисемией в некоторых  случаях наблюдается и неопределенность словообразовательного значения производного, а следовательно, его носителя —  форманта. Так, в приведенных примерах She is a skater/skier с учетом наших знаний о современном спорте значения производных слов могут иметь дополнительные компоненты «как увлечение» или «по профессии». Иногда эти компоненты могут сосуществовать в значении деривата.
      И. С. Улуханов считает, что следующие  производные слова имеют только значение «субстанции, совершающей  действие (без дальнейшей конкретизации  «лицо», «механизм» и т. п.): Бомба  — это опасная игрушка, никто  не спорит. Но она же и отрезвитель хороший... для горячих голов! Мама, у карандаша сломался писатель». Однако нельзя отрицать, что эти слова также имеют сему «инструмента». Вряд ли можно сомневаться в том, что «отрезвляют» и «пишут» все-таки деятели (люди) с помощью предметов-инструментов (бомбы, того, что сломалось у карандаша). Все это ставит под вопрос правильность результатов такого анализа семантики словообразовательного суффикса, поскольку значения строевых морфем обычно отличаются четкостью и определенностью. 

      В то же время, рассматривая приведенные примеры, нельзя не заметить, что все разнообразие значений дериватов становится очевидным только в рамках предложения, т. е. когда производные слова выступают как единицы речи (ср.: teacher1 и teacher2, countеr1 и counter2, teaser1 и teaser2). Если бы эти различия были обусловлены функционированием разных словообразовательных значений, то они проявлялись бы у этих производных и вне текста. Это является существенным свойством значений, возникающих при использовании словообразовательных средств, поскольку значения словообразовательных моделей принадлежат системе языка, Тем не менее из сопоставления значений производных слов teacher, counter, teaser, взятых вне текста, со значениями мотивирующих глаголов можно вывести лишь одно словообразовательное значение «то (предмет в широком смысле слова), что (который) совершает действие».
      Из  этого можно сделать вывод, что  в качестве источников полисемии производных слов выступают: а) либо лексико-семантические особенности производящих основ, проявляющиеся, в частности, в том, что различия в семантике однокоренных производных слов идентичной морфологической структуры обусловлены мотивацией различными значениями производящей основы, б) либо частные словообразовательные значения возникают в каждом конкретном производном в результате какого-то специфического взаимодействия значения мотивирующей основы «вообще» и общего значения суффикса «то, что совершает действие». Можно также предположить, что указанные различия в семантике производных слов не являются собственными лексическими свойствами, а «возникают» при употреблении суффиксального деривата в контексте.
      В основу описания семантики производных слов положены принципы, вытекающие из первого вывода, так как он наиболее точно отражает реальные соотношения элементов смысла, которые вносят в семантику деривата его мотивирующая основа и формант. Эта точка зрения исходит из необходимости уделять пристальное внимание специфике мотивирующего значения производящего слова, так как мотивационные связи в конкретном производном слове складываются на базе только одного конкретного мотивирующего значения, а не значения «вообще» основы производящего слова. На основании такого подхода можно с большой степенью вероятности полагать, что различия в семантике производцых типа teacher1 и teacher2, counter1 и counter2 являются скорее следствием мотивации этих слов различными значениями производящей основы, чем полисемией суффикса. Эти доводы представляются тем более убедительными, если учесть принадлежность производящих основ к открытым классам языковых единиц, а формантов — к закрытым, а также учитывая часто наблюдаемую зависимость значений суффиксов в составе производных слов от лексического содержания   производящих  основ. По мере  изложения материала уделяется также внимание двум другим интерпретациям механизма   формирования   значения   производного   слова. Для изучения различий в семантике однокоренных производных слов идентичной морфологической структуры прежде всего необходимо найти ту исходную точку, от которой можно вести «отсчет» изменений лексических значений мотивирующих слов, определяющих соответствующие изменения в значениях производных и, в частности, для установления их идиоматичности или неидиоматичности. Действительно, необходимой предпосылкой констатации идиоматичности производного является четкое представление о том, какое значение производящего слова выступает в качестве реального мотивирующего. В свою очередь, в семантике мотивирующей основы могут происходить изменения, приводящие к идиоматизации значения производного слова в целом.
      Ясно, что в качестве подобной точки  отсчета должны использоваться первичные (прямые, вещественные, номинативные и т. п.) значения мотивирующих слов, ибо только в этом случае можно правильно оценить все последующие семантические изменения, как на уровне мотивирующей основы, так и всего мотивированного слова в целом.  

      Необходимо, однако, иметь в виду, что не всегда можно точно выделить  первичное  значение  полисемантичного мотивирующего  слова. Поэтому не исключено, что иногда идиоматичность / неидиоматичность дериватов может носить относительный характер. Тем не менее само собой разумеется, что любое производное слово либо идиоматично, либо неидиоматично, хотя в силу некоторых причин, речь о которых пойдет ниже, эти признаки производных слов могут проявляться с различной степенью очевидности. Следовательно, можно говорить о некотором статусном признаке идиоматичности / неидиоматичности производных слов или их деривационном статусе. Если исходить из принципа оценки значения деривата на основе сравнения с первичным значением мотивирующего слова, деривационный статус производного представляет собой результат изменений первичного лексического значения мотивирующего слова (за исключением изменений, вызываемых грамматическими формантами), отраженный в семантике производного слова речи. В деривационном статусе могут находить отражение результаты как словообразовательных, так и деривационных процессов.
      К исследованию проблемы идиоматичности производных неоднократно обращались в основном на материале словообразовательной системы русского языка (Е. А. Земская, О. П. Ермакова, Е. С. Кубрякова, П. А. Соболева, Е. Л. Гинзбург, И. Г. Мило-славский, И. С. Улуханов и др.). В значительно меньшей степени этот вопрос изучен в дериватологии современного английского языка. Поэтому описание специфики формирования семантики суффиксальных производных английского языка под этим углом зрения представляет несомненный интерес.  
 

      3. Деривационный статус производных  слов языка и речи и особенности производных как средств номинации 

      Деривационный статус производных слов — это  явление, в равной степени принадлежащее  языку и речи. Так, по некоторым  моделям неидиоматичные производные  образуются на уровне словообразовательной системы языка, и их деривационный статус не претерпевает никаких изменений в речевом функционировании (yellow-ish, to black-en, psychological-ly, to re-write и др.).
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.