На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


доклад Казахстанско-китайские отношения

Информация:

Тип работы: доклад. Добавлен: 22.08.2012. Сдан: 2011. Страниц: 4. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


  Казахстанско-китайские  отношения. 

  Казахстанско-китайские  отношения прошли в своем становлении  путь от преимущественно торгово-экономических  контактов до выхода на уровень стратегического  партнерства. Причем, Казахстан является единственным государством в Центральной  Азии, взаимодействующим с Китаем на данном уровне.
  Взаимный  интерес к развитию сотрудничества возник задолго до обретения Казахстаном  независимости. Еще будучи в статусе социалистической республики, Казахстан принимал активное участие в налаживании контактов с Синьцзян-Уйгурским автономным районом. В тот период двусторонние связи характеризовались преобладанием научно-технической составляющей в торгово-экономических отношениях. Для Казахстана важно было выйти из-под влияния центра в вопросах внешнеэкономической деятельности, а для Китая – использовать материально-технический и научный потенциал Казахской ССР для развития собственных территорий.
  После установления официальных дипломатических  отношений между КНР и РК цели двух стран в рамках межгосударственного  взаимодействия существенно модифицировались. Китай стремился, «используя благоприятный  момент», решить значимые для него внешнеполитические задачи: проблему границ, а также  ограничения влияния идеологии  пантюркизма, политического ислама и этнического сепаратизма на приграничные с Центральной Азией  регионы Китая.
  Для Казахстана в тот период на первом плане находилось решение насущных экономических проблем. С начала и до середины 90-х годов казахстанский  рынок в буквальном смысле заполнился китайскими товарами, а многие жители молодого государства нашли себя в новом качестве «шоп-туристов». Данные процессы были настолько стихийны и неуправляемы, что в 1994 году по инициативе казахстанских властей был введен визовый режим и торгово-экономические отношения постепенно стали приходить в более упорядоченное состояние.
  Во  второй половине 1990-х годов подходы  Китая в отношении его политики в Центральной Азии вообще и в  Казахстане в частности несколько  изменились. Во главу угла стали  ставиться не только экономические, но и геостратегические интересы. Приоритетное положение в отношениях КНР со всеми государствами Центральной  Азии занимают вопросы коллективной безопасности. Китай, всегда отличавшийся реалистичностью и прагматизмом, не стремился занять доминирующую позицию  во внешнеполитической стратегии Казахстана, однако отчетливо предъявил права  на то, чтобы стать здесь одной  из ведущих сил. Кроме того были урегулированы  вопросы границы, активно велась кампания по «борьбе с исламским  фундаментализмом» и «этническим  сепаратизмом».
  Не  менее важным в тот период стал приход на казахстанский рынок крупных  китайских компаний, в частности CNPC. В 1995 г. было создано АО «CNPC-Актобемунайгаз», до сих пор занимающее серьезные позиции на энергетическом рынке РК.
  С 2000 года происходит новый виток казахстанско-китайских  отношений. В этот период были окончательно решены вопросы о межгосударственной границе, а общее количество подписанных  соглашений разного уровня побило все  рекорды. Китай предпринимает ряд  активных действий по наращиванию своего экономического присутствия в РК и одновременно решает значимые для  него геостратегические задачи. В  их числе:усиление конкуренции с Россией и США за доступ к казахстанским ресурсам и производствам, а также борьба за влияние на местную элиту.
  Важнейшим инструментом китайской политики становится использование механизма ШОС  для укрепления собственных позиций  в системе региональной безопасности.
  В 2005 г. Казахстан и Китай подписывают  соглашение об установлении отношений  стратегического партнерства. С  этого же периода Китай разворачивает  активную деятельность за доступ к  энергетическим ресурсам РК, основной победой на данном поприще становится ввод в эксплуатацию нефтепровода Атасу-Алашанькоу.
  Таким образом, невозможно отрицать, что отношения  двух стран отличаются постоянной положительной  динамикой и могут официально претендовать на звание самых образцовых и самых перспективных в регионе. В этих отношениях почти нет неразрешенных вопросов, и наблюдается полная солидарность по ключевым проблемам.
  Сферы совпадения интересов масштабны  и перспективны. На региональном уровне это: во-первых, заинтересованность в  сохранении региональной безопасности. Собственно, и договор об установлении отношений стратегического партнерства  был подписан в Астане летом 2005 года после «тюльпановой революции» в Бишкеке и майских беспорядков в Андижане, а также последовавших за тем геополитических пертурбаций.
  Во-вторых, желание видеть регион экономически стабильным и благополучным. Заинтересованность Астаны в данном случае вполне очевидна. Да и Китай, желающий иметь рядом  с собственными западными провинциями  стабильный источник сырьевых и финансовых ресурсов, а также богатый рынок  сбыта, более чем логичен.
  В рамках двусторонних отношений главным  направлением, на котором наблюдается  единодушие, является энергетическое сотрудничество. Казахстанская сторона  заинтересована в обширной реализации сырья, а также в диверсификации путей экспорта энергоресурсов. Китайская  сторона, соответственно, заинтересована в их приобретении и диверсификации импорта.
  Сферы разногласий, а они существуют, более  приземленные. Чаще всего на официальном  уровне их предпочитают вовсе не замечать. Тем не менее, именно эти моменты  дают наиболее полную картину реального  состояния казахстанско-китайских  отношений.
  Не  стоит спорить с тем, что главным  достижением двустороннего взаимодействия традиционно считается урегулирование пограничных вопросов. Несомненно, подписание соответствующих соглашений между Казахстаном и Китаем имеет  огромное значение для обеих стран. Однако болезненной деталью в  этом вопросе на протяжении многих лет остается проблема трансграничных рек. Крупнейшие из них - Иртыш, Или и  Текес. По каждой из этих рек китайской стороной разработаны соответствующие ирригационные проекты, часть которых уже запущена в эксплуатацию. В результате на территорию Казахстана с каждым годом приходит все меньше воды и ее экологические показатели все хуже.
  В настоящее время эти проблемы решаются в рамках совместных комиссий, однако китайская стороны всячески затягивает и тормозит процесс решения данного вопроса. Сведения о работе двусторонней комиссии практически закрыты для исследователей, а перспективы решения вопроса крайне туманны. Не исключено также, что Китай использует фактор трансграничных рек для оказания постоянного воздействия на Казахстан с целью удержания его в сфере своих политико-экономических интересов.
  Вообще, проблема решения вопроса о трансграничных реках косвенно связана с одной  из базовых проблем казахстанско-китайских  отношений – доминированием Китая  в ходе переговорного процесса практически  по всем направлением взаимодействия. Причин этому много. Казахстанская дипломатия не так давно набрала необходимые силу и опыт для ведения международных переговоров не на столь высоком уровне. Китайцы же, с их четко проработанной внешнеполитической и экономической стратегией уверенно подавляли казахстанских коллег. Имея при этом значительные финансовые возможности в качестве дополнительного козыря воздействия.
  Экономическое сотрудничество Казахстана и Китая  характеризовалось постоянным ростом товарооборота, хотя в последнее время кризис сломал данную динамику.
  Вместе  с тем, необходимо отметить высокую  несбалансированность данного оборота  – как географически, так и  структурно. 75% товарооборота между  КНР и РК приходится на Синьцзян-Уйгурский автономный район. Вполне очевидно стремление официальных органов Китая целенаправленно привлекать необходимые ресурсы из соседних стран в определенный регион, ограничив деятельность казахстанских предпринимателей поставками сырья. Это усиливает сырьевой характер казахстанской экономики и ограничивает возможности развития обрабатывающих производств, формирования современных конкурентоспособных отраслей.
  Положительное сальдо в торгово-экономическом  сотрудничестве также требует дополнительных комментариев. Первые десять позиций  казахстанского экспорта в Китай  занимают нефтепродукты, различные виды металлов – в первую очередь медь. Согласно данным казахстанской таможни, в 2010 г. доля сырья в казахстанском экспорте в КНР составила 91%. Импорт же состоит из преимущественно готовой продукции, на первом месте трубы для нефте- и газопроводов, бурильные и проходческие машины, металлоконструкции, автокраны и т.д. Причем товары, ввозимые из Китая, несопоставимы с экспортом из РК и по такому показателю, как разнообразие продукции. Количество наименований импортируемой продукции составляет около 5420 единиц, в то время как количество наименований экспортируемой продукции составляет всего 167 единиц.
  Другим  деструктивным фактором в развитии казахстанско-китайских отношений  является деятельность китайских предприятий  на территории РК. Число зарегистрированных китайских компаний в несколько раз больше, чем число реально действующих, а среди последних – основная масса ориентирована на торгово-закупочную деятельность, что также отражает невыгодный для развития казахстанской экономики общий характер казахстанско-китайского экономического сотрудничества.
  Говоря  о проблемах казахстанско-китайских  отношений нельзя не упомянуть о  проблеме китайской миграции в РК. Пока данные миграционных служб, а также  общая стабильность ситуации говорят  о том, что ситуация в этой сфере  находится под контролем. Тем  не менее, в случае массового привлечения  китайской рабочей силы в рамках тех или иных проектов, а также  увеличения числа китайских предприятий  – что в последнее время  и происходит – велик риск того, что китайская диаспора в РК может  появиться.
  Для существования китайских сообществ  во всем мире характерно очень быстрое  выстраивание собственной инфраструктуры, налаживание связей с местными органами власти, формирование практически закрытых и неконтролируемых извне объединений, формируемых по принципу землячеств и отличающихся четкой иерархией. В  этой связи, необходимо упомянуть о  потенциале влияния решения о  вступлении РК в ВТО. Не стоит забывать, что для членов Организации действует  требование «либерализации рынка труда», а это откроет китайским гражданам  дополнительные возможности составить  казахстанцам серьезную конкуренцию на рынке рабочей силы.
  С учетом того, что по условиям своей  Конституции КНР обязуется четко  соблюдать интересы китайцев, в том  числе и за рубежом, попытки силового воздействия на такие сообщества непременно повлекут за собой серьезное  осложнение отношений с Китаем.
  Текущий кризис несомненно влияет на развитие казахстанско-китайских отношений. Это связано с тем, что устойчивый механизм экономического сотрудничества, эффективно работавший на протяжении многих лет, дает серьезные сбои, что обуславливает необходимость поиска новых форм взаимодействия.
  В целом, расположение же Казахстана по соседству с таким политическим и экономическим гигантом делает приоритетным китайский вектор казахстанской внешней политики. Возьму на себя смелость заявить, что обеспечение подлинно цивилизованного мироустройства XXI века, опирающегося на волю большинства членов мирового сообщества, его реальных и потенциальных центров влияния, будет зависеть, в том числе, и от успешности развивающегося доверительного партнерства стратегического характера между Казахстаном и Китаем, стабильных казахстанско-китайских отношений на основе общего понимания новой, формирующейся сегодня архитектуры международных отношений, нацеленной на построение справедливого, ненасильственного и равноправного мира.
 

  
Китайская опасность  для Казахстана 

8 ноября в Алматы  состоялся «круглый стол» «Китайский  фактор в экономике Казахстана: мифы и реальность», где эксперты  в неформальной обстановке не  только дали оценку соседству  нашей республики с Поднебесной,  но и поделились своими прогнозами  развития взаимоотношений двух  стран. 

Китай давно стал активным участником протекающих на постсоветском пространстве политических и экономических процессов. Как  говорят эксперты, за примером далеко ходить не надо, достаточно посмотреть на ежегодные саммиты глав государств Шанхайской организации и поднимаемые  на них вопросы, которые охватывают достаточно широкий комплекс проблем. Это не только перспективы экономического и политического развития, но и  проблемы региональной безопасности. Собственно, и двусторонние отношения  Казахстана и Китая также имеют  динамичный характер, что позволяет  политическому истеблишменту двух стран строить долгосрочные планы. 

Тем временем, активная позиция Поднебесной на постсоветском  пространстве заставила насторожиться  не только экспертов, но и широкую  общественность, у которой на уровне коллективного бессознательного формируется  образ «китайской угрозы». Такое  положение во многом продиктовано прошлым  Советского Союза, у которого были натянутые  отношения с восточным соседом. Сложившийся под влиянием пропагандистской машины негативный стереотип дает знать  о себе сегодня, когда на мировой  арене больше нет СССР, а «реакционная»  клика «хунвейбинов» давно сошла  с политической сцены Китая. С  другой стороны, опасения вызывает деловая  хватка китайской диаспоры за рубежом  – «хуасяо». Так, численность этнических китайцев в Индонезии не превышает 15 процентов в обществе, но при этом она контролирует порядка 80 процентов экономики. И подобные факты не могут не производить обескураживающего впечатления на окружающих. 

Тем не менее, по мнению директора Группы оценки рисков Досыма Сатпаева, современный Китай все же имеет предел роста своего влияния, который объясняется дисбалансом проводимых в Поднебесной реформ. В то время как западная часть Китая пожинает плоды экономических преобразований, сельскохозяйственные районы востока (так в тексте – прим. ред. АПН-Казахстан) испытывают трудности. В 2004 году, по официальным данным, в стране было зарегистрировано 74 тысячи пикетов протеста, а в начале текущего года противостояние приняло нежелательный вооруженный характер. По данным гонконгской прессы, в результате столкновения полицейских с крестьянами на юге Китая погибло порядка 10 человек. Кроме того, Китай до сих пор не решил территориальную проблему с «мятежным Тайванем», который отказывается жить по принципу «одна страна – две системы». Подобные факты вынуждают Китай акцентироваться на своих внутренних проблемах и ограничивают его активное участие в экономической и политической жизни Центральной Азии. 

В целом в экспертном сообществе сложилась неоднозначная  оценка относительно Китая, и сегодня  наблюдается существование нескольких устойчивых групп. По классификации  директора Группы оценки рисков, среди специалистов в Казахстане можно выделить оптимистов, конформистов, пессимистов и тех, кто предпочитает видеть будущие отношения Казахстана с Китаем через призму прагматичных интересов. 

Позиция оптимистов сводится к тому, что Поднебесная  сегодня активно развивается, а  проводимый курс «открытых дверей»  в сочетании с успехами экономических  реформ позволит в свою очередь и  Казахстану подняться на «азиатской»  волне процветания. Самый популярный аргумент оптимистов заключается в  том, что нефтегазовое сотрудничество с Китаем повышает количество альтернативных энергетических маршрутов для Казахстана.  

Близкую к оптимистам, но далеко не тождественную позицию  сегодня в аналитическом сообществе выражают конформисты. Они готовы признать лидирующую роль Поднебесной в регионе. Свои аргументы они подкрепляют  тем, что в 2020 году, когда Китай  и Индия войдут в тройку мировых  держав, ожидается конкуренция для  доллара со стороны юаня. В таком  случае Астане необходимо сохранить  тесное и динамичное сотрудничество с Пекином, изначально признавая  низкую конкурентоспособность казахстанской  экономики. С другой стороны, конформисты  в своих выводах исходят из того, что у Казахстана нет способов влияния на своего соседа, что осложняет  позицию Астаны в любом переговорном процессе. Подобные аргументы конформисты  оправдывают тем, что Казахстан  – не первое и далеко не единственное государство на планете, которое  оказалось подверженным экономической  и демографической экспансии  Китая. Мировая экономика нуждается  в дешевой рабочей силе и китайских  инвестициях, и это естественный процесс в условиях глобализации. Собственно, об этом же красноречиво говорит  и существование китайских кварталов  в крупных мегаполисах США  и Европы. А потому в воздухе  завис риторический вопрос: способны ли в таком случае упреждающие  меры Казахстана дать эффективные результаты? 

Реалисты, так же как и конформисты, рассматривают  сотрудничество с Китаем. Главный  их аргумент – для Китая экономическая  активность налицо. В то время как  западные предприниматели инвестируют  спекулятивный сегмент экономики, вкладывая средства в акции и  облигации, китайские бизнесмены останавливают  свое внимание на реальном секторе  экономики. Это прямые инвестиции, в  которых сегодня заинтересованы многие государства мира, в том  числе и страны Центрально-Азиатского региона. Кроме того, согласно мнению западных экспертов, в ближайшее  десятилетие в мире будут доминировать Бразилия, Россия и Китай как наиболее активно развивающиеся страны, способные  войти в «клуб шести» индустриально  развитых государств мира. Ожидается, что в такой экономической  конфигурации Китай будет занимать доминирующее место, а потому желает того Казахстан или нет, рост влияния  Поднебесной будет очевидным. Китай  не проводит дифференцированной экономической  политики в сотрудничестве с другими  странами, отстаивая везде свои национальные интересы. А потому необходима стратегия  «работы» с Поднебесной, которая  бы учитывала не только интересы соседа, но и приоритеты Казахстана. Это  позволит успешно решить многие аспекты  сотрудничества при участии Поднебесной. В качестве примера реалисты приводят сотрудничество в транспортной сфере, где успех продиктован естественной потребностью Китая найти для  себя дополнительные возможности выхода на европейские рынки. 

Противоположного  мнения придерживаются «казахстанские ястребы» в аналитических кругах – пессимисты. Они свое внимание акцентируют на демографических  показателях Поднебесной, за которыми видят не только стремительный рост народонаселения соседа, но и опасность  процесса ассимиляции народов Центральной  Азии. Кроме того, «ястребы» не всегда склонны видеть взаимоотношения  между странами как исключительно  взаимовыгодные. 

Как бы там ни было, Китай с численностью 1,2 млрд человек представляет огромный рынок сбыта продукции и может рассматриваться как фактор развития для Центральной Азии. Однако на деле все обстоит наоборот и, как правило, заканчивается нефтяной трубой и китайской продукцией на центральных рынках городов обширного региона. А потому «форум экспертов» обозначил еще одну любопытную деталь – отечественный капитал пока не в состоянии противостоять экономической экспансии Китая. По словам политолога Бурикхана Нурмухамедова, «сегодня главные вложения казахстанских инвестиций осуществляются в Грузию и Кыргызстан», государства с относительно слабой экономикой. Другое дело – китайский бизнес, который в ходе процесса глобализации и вступления во Всемирную торговую организацию (ВТО) уже получил закалку. 

С другой стороны, интеграция Китая в глобальную экономику  и присоединение к ВТО способно по-своему отразиться и на планах Казахстана пополнить ряды 50 индустриально  развитых государств. Как говорят  эксперты, организация конкурентоспособного производства в Казахстане в качестве стартовой площадки для «подскока» на богатый китайский рынок может  стать труднодостижимой целью. Для  создания экспортоориентированных предприятий в нашей республике необходимы зарубежные инвестиции и, прежде всего, передовой технологический опыт. А потому напрашивается вопрос, насколько сегодня готовы вкладывать свои средства иностранные предприниматели в Казахстан, если рядом расположен один из участников Всемирной торговой организации – Китай. В данном случае все выглядит как в школьном курсе математики, который гласит, что кратчайший путь между двумя точками – это прямая линия. Это означает, что главные потоки иностранных капиталов способны обойти Казахстан стороной. Однако не стоит опускать руки раньше времени, поскольку решением подобной проблемы может и должна стать более агрессивная экономическая политика правительства. 

Годы реформ сильно преобразили Поднебесную, где сегодня  формируется общество средней зажиточности, заинтересованное в стабильности внутри страны и прагматичных отношениях с  окружающим миром. Нельзя также не признать, что Китай с каждым годом становится более открытой для внешнего мира страной, готовой строить отношения  со всеми, в том числе и с  ближайшими соседями. Как говорят  эксперты, этого сотрудничества не стоит бояться, им необходимо уметь  правильно распоряжаться.
 


Сотрудничество Республики Казахстан с Китайской Народной Республикой 

  
 

Дипломатические отношения  между Республикой Казахстан  и Китайской Народной Республикой  установлены 3 января 1992 г. 

Посол РК в КНР  И.Адырбеков приступил к исполнению своих обязанностей в апреле 2007 г. 

Послом КНР в  РК с мая 2010 г. является Чжоу Ли. 

  

Политическое сотрудничество. 

На территории Китая  кроме Посольства, расположенного в  Пекине (с декабря 1992 г.), также функционируют  генеральные консульства РК в  Гонконге (с августа 2003 г.) и Шанхае (с мая 2005 г.), а также Паспортно-визовая  служба в Урумчи (с марта 1995 г., без  статуса консульского учреждения). 

Помимо Посольства КНР в Астане с августа 2007 г. в  Алматы официально действует Генеральное  консульство КНР.  

Отличительной чертой казахстанско-китайских отношений  на современном этапе является наличие  четкой системной основы реализации достигнутых договоренностей. Долгосрочное стабильное развитие стратегического партнерства между РК и КНР обеспечивают Совместная декларация об установлении и развитии стратегического партнерства (от 4 июля 2005 г.), Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве (от 23 декабря 2002 г.), Соглашение о создании Комитета по сотрудничеству (2 июля 2004 г.), Стратегия сотрудничества в 21 веке (от 20 декабря 2006 г.) и Концепция развития экономического сотрудничества (от 20 декабря 2006 г.). 

Сегодня на основе накопленного опыта сотрудничества отношения  между двумя странами продолжают демонстрировать свою поступательную динамику. Важную роль в этом играют регулярные контакты на высшем и высоком  уровне. 

Визиты Президента РК Н.Назарбаева в КНР: официальный визит (18-21 октября 1993 г.); государственный визит (11-13 сентября 1995 г.); официальный визит (23-27 ноября 1999 г.); государственный визит (22-25 декабря 2002 г.);  государственный визит (16-19 мая 2004 г.); рабочий визит (24-25 сентября 2004 г.), государственный визит (19-22 декабря 2006 г.);  рабочий визит (7-10 августа 2008 г. в рамках участия в церемонии открытия 29-х летних Олимпийских игр); государственный визит, совмещенный с участием в ежегодной конференции Боаоского Азиатского форума (15-19 апреля 2009 г.). 

21-23 февраля 2011 г.  состоялся государственный визит  Президента РК Н.Назарбаева в КНР. В ходе визита Президент РК Н.Назарбаев провел переговоры с Председателем КНР Ху Цзиньтао, встретился с Председателем Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей У Банго и Премьером Государственного совета КНР Вэнь Цзябао. 

По итогам визита было принято Совместное коммюнике  Республики Казахстан и Китайской  Народной Республики. В присутствии  глав двух государств был также заключен пакет межправительственных и межведомственных соглашений и меморандумов о сотрудничестве в таких областях, как энергетика, безопасность, охрана качества вод  трансграничных рек, строительство  высокоскоростной железнодорожной  магистрали Астана-Алматы и др. 

Визиты на высшем уровне с китайской стороны: 4-6 июля 1996 г. - государственный визит Председателя КНР Цзян Цзэминя; 4 июля 1998 г. - рабочий  визит Председателя КНР Цзян Цзэминя; 27-30 июля 2000 г. - официальный визит  Председателя КНР Цзян Цзэминя; 2-4 июня 2003 г. - государственный визит Председателя КНР Ху Цзиньтао; 3-4 июля 2005 г. - государственный  визит Председателя КНР Ху Цзиньтао, 17-18 августа 2007 г. - государственный  визит Председателя КНР Ху Цзиньтао, 12-13 декабря 2009 г. – рабочий визит  Председателя КНР Ху Цзиньтао. 

11-12 июня 2010 г. состоялся  государственный визит Председателя  КНР Ху Цзиньтао в Казахстан.  По итогам переговоров был  подписан пакет межправительственных  и межведомственных документов  о сотрудничестве в таких областях, как энергетика и несырьевые сектора экономики. 

Визиты на уровне глав правительств с казахстанской  стороны: 24-28 февраля 1992 г. Премьер-Министр  РК С.Терещенко совершил визит в КНР; 7-12 мая 1998 г. состоялся официальный визит Премьер-Министра Казахстана Н.Балгимбаева в Китай; 22-26 декабря 2004 г. Председатель Сената Парламента РК Н.Абыкаев посетил Китай; 17-18 марта 2007 г. состоялась рабочая поездка Премьер-Министра РК К.Масимова в КНР, 9-12 апреля 2008 г. состоялся официальный визит Премьер-Министра РК К.Масимова в КНР, совмещенный с его участием в очередной сессии Боаоского Азиатского форума, 22-24 ноября 2009 г. – рабочий визит Премьер-Министра РК К.Масимова в Специальный административный район (САР) Сянган (Гонконг) КНР, 29-30 апреля 2010 г. Премьер-Министр РК К.Масимов посетил Шанхай, где принял участие в церемонии открытия Всемирной выставки «ЭКСПО-2010» и встретился с Председателем КНР Ху Цзиньтао, 15 сентября 2010 г. Премьер-Министр РК К.Масимов совершил рабочую поездку в Международный центр приграничного сотрудничества (МЦПС) «Хоргос», 14 октября Премьер-Министр РК К.Масимов совершил рабочий визит в САР Сянган (Гонконг) КНР. 

Визиты на высоком  уровне с китайской стороны: 25-28 апреля 1994 г. - официальный визит Премьера Госсовета КНР Ли Пэна; 24-25 сентября 1997г. - визит Премьера Госсовета КНР Ли Пэна; 13-15 сентября 2001 г. - официальный визит Премьера Госсовета КНР Чжу Жунцзи; 8-9 апреля 2002г. - участие Заместителя председателя НПКСК Ван Вэня во втором Евразийском экономическом саммите в Алматы; 9-12 января 2006 г. - участие Заместителя председателя КНР Цзэн Цинхуна в инаугурации Президента РК Н.Назарбаева. 

29-31 октября 2008 г.  состоялся первый официальный  визит Премьера Государственного  совета КНР Вэнь Цзябао в Казахстан, в рамках его участия в очередном заседании Совета глав правительств государств-членов ШОС. В ходе визита был подписан ряд двусторонних документов, также главы правительств приняли Совместное коммюнике. 

Продолжает развиваться  сотрудничество между Парламентом  РК и Всекитайским собранием народных представителей (ВСНП). Так, 10-13 сентября 2007 г. Казахстан посетила Заместитель  председателя Постоянного комитета ВСНП Хэ Лули.  

Важным событием в этой области стал официальный  визит Председателя Сената Парламента РК К.Токаева в Китай, состоявшийся 23-28 января 2008 г. К.Токаев встретился с Председателем КНР Ху Цзиньтао и Председателем Постоянного комитета ВСНП У Банго,  с которыми обменялся мнениями о состоянии и перспективах казахстанско-китайских отношений.  

21 июля 2010 г. в рамках  третьей всемирной конференции  спикеров парламентов (Женева) состоялась  встреча Спикера Сената Парламента  РК К.Токаева с Председателем ПК ВСНП У Банго. 

9-11 ноября 2010 г. Казахстан  с визитом посетил Председатель  Всекитайского комитета Народного  политического консультативного  совета Цзя Цинлинь. 

Внешнеполитические  ведомства двух стран также поддерживают активное сотрудничество. Так, 22-24 февраля 2010 г. состоялся официальный визит  Государственного секретаря – Министра иностранных дел РК К.Саудабаева в КНР.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.