На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Нейрофизиологические корреляты сознания и речи

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 22.08.2012. Сдан: 2012. Страниц: 15. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Министерство  образования и  науки Российской Федерации
Государственное образовательное 
учреждение  высшего профессионального образования
«Владимирский государственный  университет 
имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых»
(ВлГУ) 

Кафедра психологии 

КУРСОВАЯ  РАБОТА
по дисциплине: физиология ВНД и сенсорных систем
на тему: Нейрофизиологические корреляты сознания и речи 

Выполнил:
студентка группы ПЛ-111
Карпова Д. А.
 Проверил:
 ст. преподаватель:
 Акинина  Е. Б. 
 
 
 
 

Владимир 2011 г.
Содержание
Введение…………………………………………………………………………...4
Глава I. Сознание………………………………………………………………..6
  1.1 Психофизиологический подход к определению сознания………………..6
  1.2 Сознание и уровни бодрствования…………………………………………6
Глава II. Речь………………………………………………………………….....9
  2.1 Первая сигнальная система………………………………………………....9
  2.2 Вторая сигнальная система………………………………………………….9
  2.3 Взаимодействие первой и второй сигнальных систем……………..……11
  2.4 Три уровня внутренней речи………………………………………………13
  2.5 Периферические системы обеспечения речи…………………………… ..14
Глава III. Нейрофизиологические корреляты сознания………………….16
  3.1 Внимание и сознание………………………………………………………16
3.2 Электрическая активность мозга человека….……………………………..17
Глава IV. Функциональные и структурные предпосылки сознания…...19
  4.1Структуры мозга, участвующие в процессе сознания……………………19
  4.2 Нейрофизиологические основы сознания…………………………….......21
  4.3 Функциональные предпосылки сознания……………………………….22
  4.4 Отличие функций полушарий……………………………………………..25
  4.5 Взаимосвязь полушарий………………………………………………….25
  4.6 Дисфункции полушарий мозга……………………………………………26
Глава V. Нейрофизиологические аспекты речи………………………….27
  5.1 Основные функции речи………………………………………………….27
  5.2 Латеризация речи…………………………………………………………..30
  5.3 Ценрты речи……………………………………………………………......36
  5.4 Модель речи Вернике – Гешвинда………………………………………..39 

Глава VI. Расстройства речи при сенсорной и моторной афазии………..44
Глава VII. Развитие речи в онтогенезе………………………………………47
Заключение…………………………………………………………………….52
Библиографический список………………………………………………….53
Приложения…………………………………………………………………….56 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение
     О том, что представляет собой сознание, высказывается большое разнообразие мнений. Можно определять сознание как субъективно переживаемую последовательность событий, противопоставляемых бессознательным  процессам. В нейрологии сознание сопоставляется с состоянием бодрствования. Согласно условнорефлекторной теории Павлова, сигналы осознаются в том случае, когда они приобретают характер элементов второй сигнальной системы, то есть выражаются словом. Слово непосредственно  связано с речью.
     Актуальность  темы моей работы заключается в том, что сознание включает в себя такие важные для человека формы психической деятельности, как ощущения, восприятия, представления, мышление, внимание, чувства и волю. Речь играет важную роль в жизни человека. Она тесно связана со всеми психическими функциями-процессами. Высшее абстрактно-понятийное мышление невозможно без речи.
     Обмениваясь друг с  другом разнообразной информацией, люди выделяют в сообщаемом главное. Так происходит абстрагирование, т.е. отвлечение от всего второстепенного, и сосредоточение сознания на самом существенном. Откладываясь в лексике, семантике в понятийной форме, это главное затем становится достоянием индивидуального сознания человека по мере того, как он усваивает язык и научается пользоваться им как средством общения и мышления. Обобщенное отражение действительности и составляет содержание индивидуального сознания. Вот почему мы говорим о том, что без языка и речи сознание человека немыслимо.
     Язык  и речь как бы формируют два  разных, но взаимосвязанных в своем  происхождении и функционировании пласта сознания: систему значений и систему смыслов слов. Значения слов называют то содержание, которое  вкладывается в них носителями языка.
     Смыслом слова в психологии называют ту часть его значения или то специфическое значение, которое слово приобретает в речи употребляющего его человека. Со смыслом слова, кроме ассоциированной с ним части значения, связано множество чувств, мыслей, ассоциаций и образов, которые данное слово вызывает в сознании конкретного человека.
Цель моей курсовой работы: изучить нейрофизиологические основы сознания и речи.
Задачи:
    рассмотреть понятия «сознание» и «речь»;
    изучить нейрофизиологические основы сознания и речи: определить функциональные и структурные предпосылки сознания, а также роль в этом процессе левого и правого полушарий;
    изучить нейрофизиологические аспекты речи (летерализацию речи, центры речи, модель речи Вернике – Гешвинда);
    описать расстройства речи при сенсорной и моторной афазии, а также развитие речи в онтогенезе.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Глава I. Сознание
Сознание  – это высший уровень определения психического отражения объективной реальности, а так же высший уровень саморегуляции, присущий человеку как социальному существу. ( А.Н. Леонтьев) [13]
Сознание – это процесс осознания, определения и изменения субъектом окружающего мира и тех отношений, в которые он вступает. (С.Л. Рубенштейн) [21]
1.1 Психофизиологический подход к определению сознания
Сознание  как организованную группу процессов  в нервной ткани, возникающих немедленно на предшествующие интрапсихические (вызванные внутренними причинами) или экстрапсихические (вызванные внешними причинами) процессы. Эта группа нервных процессов, т.е. сознание, воспринимает, классифицирует, трансформирует и координирует вызвавшие его процессы с целью начать действие на основе предвидения его последствий и в зависимости. от наличной информации.
1.2 Сознание и уровни бодрствования
При анализе  сознания как психофизиологического  феномена необходимо четко различать  два его аспекта. Во-первых, сознанию соответствует определенный диапазон в существующем континууме "сон-бодрствование". Известно, что при сильном снижении уровня бодрствования развивается состояние, которое определяется как кома ("без сознания"). Очевидно также, что при относительно низких уровнях бодрствования, например во сне, сознание в полном объеме своих функций не выявляется. Именно поэтому сон предлагается квалифицировать как измененное состояние сознания. Физиологическим условием проявления сознания служит состояние пассивного и активного бодрствования.
Во-вторых, в качестве самостоятельной характеристики предлагается выделять содержание сознания. Последнее непосредственно связано  с психическим отражением и выполняет  все функции. Очевидно, что обе стороны сознания тесно связаны между собой. Так, при пробуждении ото сна, по мере возрастания уровня бодрствования содержание сознания становится все более насыщенным. В то же время при очень сильном эмоциональном напряжении, когда уровень бодрствования достигает наиболее высоких значений, содержание сознания начинает страдать, происходит его своеобразное "сужение". Наконец, существует словосочетание "ясное сознание", т.е. такое состояние, когда человек свободно реализует все перечисленные выше функции сознания, и принятые им решения наиболее осознанны. Есть все основания полагать, что этому соответствует особый уровень возбуждения коры больших полушарий, который именуется оптимальным.
Итак, в  психофизиологии сознание понимается, в первую очередь, как особое состояние мозга, при котором только и возможна реализация высших психических функций. Другими словами сознание — это специфическое состояние мозга, позволяющее осуществлять определенные когнитивные операции. Выход из этого состояния приводит к выключению высших психических функций при сохранении механизмов жизнеобеспечения.[3]
Сознание  является содержанием жизненного опыта  в каждый момент времени. В этом смысле сознание обращено внутрь человека и  касается такой качественной стороны, как субъективные размеры жизненного опыта. Наряду с этим сознание является всегда персональным и требует от субъекта определенной точки зрения. Содержание сознания является стабильным на протяжении коротких периодов жизни, но, как правило, варьирует в течение  длительных интервалов. Сознание является центральной для человека величиной: продолжение человеческой жизни, когда  его сознание утрачивается необратимо, в клинической практике рассматривается как напрасное усилие.
 С  помощью сознания целенаправленно  регулируются формы контакта  человека с окружающим миром.  Соотнесение накопленных знаний  с реальной действительностью  и включение их в индивидуальный  опыт - есть процесс осознания  действительности.
Сознание  включает все формы психической  деятельности человека: ощущения, восприятия, представления, мышление, внимание, чувства  и волю. [8] 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Глава II. Речь 
Речь - исторически сложившаяся форма  общения людей с помощью звуковых и зрительных знаков. Для различения высшей нервной деятельности животных и человека И.П. Павлов ввел понятия первой и второй сигнальных систем, выражающих различные способы психического отражения действительности. 

2.1 Первая сигнальная  система
Первая  сигнальная система - система конкретных, чувственно непосредственных образов действительности, фиксируемых мозгом человека и животных, единственная сигнальная система у животных и первая у человека обеспечивают отражение действительности в виде непосредственных чувственных образов. Это “то, что мы имеем в себе как впечатление, ощущение и представление от окружающей внешней среды, как общеприродной, так и нашей социальной, исключая слово, слышимое и видимое”[18]. Специфические особенности высшей нервной деятельности человека представлены второй сигнальной системой, присущей только человеку системой обобщенного отражения действительности в виде понятий, содержание которых фиксируется в словах, образах, художественных произведениях, которая возникла в результате развития речи как средство общения между людьми в процессе труда. “Слово сделало нас людьми”, - писал И.П. Павлов. Развитие речи привело к появлению языка как новой системы отображения мира.
2.2 Вторая сигнальная  система
Вторая  сигнальная система представляет новый принцип сигнализации. Она сделала возможным отвлечение и обобщение огромного количества сигналов первой сигнальной системы, оперирует знаковыми образованиями (“сигналами сигналов”). Вторая сигнальная система действительность в обобщенном и символьном виде. Центральное место во второй сигнальной системе занимает речевая деятельность, или речемыслительные процессы. Слово, обозначающее предмет, не является результатом простой ассоциации по типу “слово - предмет”. Связи слова с предметом качественно отличаются от первосигнальных связей. Слово, хотя и является реальным физическим раздражителем (слуховым, зрительным, кинестетическим), принципиально отличается от них тем, что в нем отражаются не конкретные, а наиболее существенные свойства предметов и явлений. Поэтому оно и обеспечивает возможность обобщенного и отвлеченного отражения действительности. Эта функция слова со всей очевидностью обнаруживает себя при исследовании глухонемоты. А.Р. Лурия считает, что глухонемой, который не обучен речи, не способен абстрагировать качество или действие от реального предмета. Он не может формировать отвлеченные понятия и систематизировать явления внешнего мира по отвлеченным признакам. Вторая сигнальная система охватывает все виды символизации. Она использует не только речевые знаки, но и самые различные средства, включая музыкальные звуки, рисунки, математические символы, художественные образы, а также производные от речи и тесно с ней связанные реакции человека, например, мимико-жестикуляционные и эмоциональные голосовые реакции, обобщенные образы, возникающие на основе абстрактных понятий, и т.п.
Таким образом, с помощью понятия второй сигнальной системы И.П. Павлов обозначил  специальные особенности ВНД  человека, существенно отличающие его  от животных. Этим понятием охватывается совокупность условно-рефлекторных процессов, связанных со словом. Слово при  этом понимается как «сигнал сигналов»  и является таким же реальным условным раздражителем, как и все другие. Работа второй сигнальной системы заключается  прежде всего в анализе и синтезе  обобщенных речевых сигналов.
     Развитие  этих представлений нашло свое отражение  в трудах М.М.Кольцовой, Т.Н.Ушаковой, Н.И.Чуприковой.
     Обе сигнальные системы находятся в  постоянном взаимодействии. Если сигналы  второй сигнальной системы (слова) не имеют  опоры в первой сигнальной системе (не отражают того, что было получено через нее), то они становятся непонятными. Так, слово на иностранном языке, которого мы не знаем, ничего нам не говорит, так как за этим словом нет для нас конкретного содержания. Но и одни первые сигналы не дают глубоких и полных знаний о мире. Лишь при посредстве второй сигнальной системы (речи) человек научился расширять свои сведения, обобщая отдельные факты, устанавливая важные для себя закономерности. Благодаря второй сигнальной системе люди углубляют и сохраняют свои знания. 
2.3 Взаимодействие первой и второй сигнальных систем
Взаимодействие  двух сигнальных систем выражается в  явлении элективной (избирательной) иррадиации нервных процессов между двумя системами. Оно обусловлено наличием связей между структурами, воспринимающими стимулы и обозначающими их словами. Элективная иррадиация процесса возбуждения из первой сигнальной системы во вторую впервые была получена О. П. Капустник в лаборатории И.П. Павлова в 1927 г. У детей при пищевом подкреплении вырабатывали условный двигательный рефлекс на звонок. Затем условный раздражитель заменяли словами. Оказалось, что произнесение слов “звонок”, “звонит”, а также показ карточки со словом “звонок” вызывали у ребенка условную двигательную реакцию, выработанную на реальный звонок. Элективная иррадиация возбуждения была отмечена и после выработки условного сосудистого рефлекса на оборонительном подкреплении. Замена звонка - условного раздражителя - на фразу “даю звонок” вызывала такую же сосудистую оборонительную реакцию (сужение сосудов руки и головы), как и сам звонок. Замена на другие слова была неэффективной. У детей переход возбуждения из первой сигнальной системы во вторую выражен лучше, чем у взрослых. По вегетативным реакциям ее выявить легче, чем по двигательным. Избирательная иррадиация возбуждения происходит и в обратном направлении: из второй сигнальной системы в первую.
Между двумя сигнальными системами  существует также иррадиация торможения. Выработка дифференцировки к первосигнальному стимулу может быть воспроизведена и при замене дифференцировочного раздражителя его словесным обозначением. Обычно элективная иррадиация между двумя сигнальными системами - это кратковременное явление, наблюдаемое после выработки условного рефлекса. [18]
   Четыре  типа взаимоотношений  первой и второй сигнальных систем.
   А.Г. Иванов-Смоленский, ученик И.П. Павлова, исследовал индивидуальные различия в  зависимости от особенностей передачи процессов возбуждения и торможения из одной сигнальной системы в  другую. По этому параметру им выделено четыре типа взаимоотношений первой и второй сигнальных систем. Первый тип характеризуется легкостью передачи нервных процессов из первой во вторую, и наоборот; второй тип отличает затрудненная передача в обоих направлениях; для третьего типа характерна затрудненность передачи процессов только из первой во вторую; у четвертого типа затруднения передачи возникают при переходе из второй сигнальной системы в первую.
   Семантические связи могут быть изучены с  помощью ориентировочного рефлекса. Словесный раздражитель включает два  компонента: сенсорный (акустический, зрительный) и смысловой, или семантический, через который он связан со словами, близкими ему по значению. Сначала  угашают ориентировочный рефлекс, как на сенсорный, так и на смысловой  компонент, предъявляя слова, входящие в одну смысловую группу (например, названия деревьев или минералов), но отличающиеся друг от друга по акустическим характеристикам. После такой процедуры предъявляют слово, близкое по звучанию к ранее угашенному, но сильно отличающееся от него по смыслу (т.е. из другой семантической группы). Появление ориентировочной реакции на это слово указывает, что оно относится к другой семантической группе. Тот набор словесных стимулов, на который распространился эффект угасания, представляет единую семантическую структуру. Как показали исследования, отключение словесных стимулов от ориентировочной реакции осуществляется группами в соответствии с теми связями, которыми они объединены у данного человека. Сходным образом, т.е. группами, происходит и подключение словесных раздражителей к реакциям.
2.4 Три уровня внутренней речи
     Л.С.Выготский  в своей знаменитой дискуссии  с Ж.Пиаже выделяет в процессе развития ребенка речь эгоцентрическую, шепотную и, наконец, 1 интаризацию –  возникновение внутренней речи. Под  ее влиянием меняется поведение ребенка  от условно-рефлекторного к так  называемому произвольному. [19]
     Первый  уровень внутренней речи связан с  механизмами действия и владения отдельными словами, обозначающие события  и явления внешнего мира. Этот уровень  реализует так называемую номинативную функцию языка речи и служит в  онтогенезе основой для дальнейшего  развития механизмов внутренней речи. Установлено, что следы словесных  сигналов в коре мозга ребенка  вместе с образами воспринимаемых предметов  образуют специализированные комплексы  временных связей, которые можно  рассматривать как базовые элементы внутренней речи.
     Второй  уровень соотносится с образованием множественных связей между базовыми элементами и материализованной  лексикой языка, так называемой «вербальной  сетью». В многочисленных электроэнцифалографических экспериментах было показано, что  объективной языковой связанности слов соответствует связанность их следов в нервной системе. Эти связи и есть «вербальные сети» или «семантические поля». Показано, что при активации узла «вербальной сети» затухающее возбуждение распространяется на близлежащие узлы этой сети. Подобные связи «вербальной сети» оказываются стабильными и сохраняются на протяжении всей жизни. Т.Н.Ушакова предполагает, что в структуре «вербальной сети» материализуется языковой опыт человечества, а сама «вербальная сеть» составляет статистическую основу речевого общения людей, позволяя им передавать и воспринимать речевую информацию. [29]
     Поскольку речь человека всегда динамична и  индивидуальна, то «вербальная сеть»  в силу своих особенностей, таких  как статичность и стандартность, может составлять лишь предпосылку  и возможность речевого процесса. Поэтому в механизме внутренней речи существует третий динамический уровень, соответствующий по своим  временным и содержательным характеристикам  продуцируемой внешней речи. Этот уровень состоит из быстро сменяющихся  активаций отдельных узлов «вербальной  сети», так что каждому произносимому  человеком слову предшествует активация  соответствующей структуры внутренней речи, переходящая путем перекодирования  в команды артикуляционным органам.
     Вербальные  сети фактически представляют собой  морфофункциональный субстрат второй сигнальной системы. [25]
2.5 Периферические системы обеспечения речи
К периферическим органам речи относятся:
    Энергетическая система дыхательных органов, необходимая для возникновения звука (легкие и главная дыхательная 2мышца – диафрагма);
    Генераторная система – звуковые вибраторы, при колебании которых образуются звуковые волны (голосовые связки гортани – тоновый вибратор; щели и затворы, получающиеся во рту при артикуляции);
    Резонаторная система (носоглотка, череп, гортань и грудная клетка).
     Речь  образуется в результате изменения  формы и объема надставной трубки, состоящей из полости рта, носа и  глотки. В резонаторной системе, отвечающей за тембр голоса, образуются определенные форманты, специфические для данного  языка. Резонанс возникает в результате изменения формы и объема надставной трубки.
     Артикуляция – это совместная работа органов  речи, необходимая для произнесения звуков речи. Артикуляция регулируется речевыми зонами коры и подкорковыми образованиями. Для правильной артикуляции  необходима определенная система движений органов речи, формирующаяся под  влиянием слухового и кинестезического анализаторов.
     Процесс речи можно рассматривать как  результат работы периферических органов, основанный на генерации дифференцированных акустических последовательностей (звуков) и являющийся высоко координированной произвольной моторной активностью  фонационного и артикуляционного аппаратов. Все характеристики речи, такие, как  скорость, сила звука, тембр, окончательно складываются у мужчин после так  называемой «ломки голоса», а у женщин по достижении старшего подросткового  возраста и представляют собой устойчивую функциональную систему, которая остается практически неизменной вплоть до глубокой старости. Именно поэтому мы легко  узнаем знакомого человека по голосу и особенностям речи. [30] 
 
 
 

Глава III. Нейрофизиологические корреляты сознания
Любым произвольным (субъективным, осознанным) действиям человека соответствует  определенный паттерн нейронной  активности в различных областях мозга. Сознательный жизненный опыт является результатом взаимодействия значительного количества распределенных областей мозга, которые вовлечены  в процессы внимания, восприятия, памяти и целенаправленного действия. Поэтому  под нервными коррелятами сознания понимают совпадение паттернов активности (электрической или метаболической) между разделенными и расположенными на расстоянии друг от друга полями коры головного мозга при различных состояниях сознания. Например, сознание тесно коррелирует с состоянием сна и бодрствования, зрительным осознанием (синоним осведомленность) человека, а также вниманием, восприятием, памятью и мыслительными функциями мозга. Совпадение паттернов активности (электрической или метаболической) между распределенными полями коры головного мозга коррелирует с состоянием сознания и обуславливает индивидуальную форму отражения действительности (сознание) и способность осознавать психическую деятельность (самосознание).[35] (Приложение 1)
3.1 Внимание и сознание
Внимание  имеет общее значение для человека. Так, педагог обращается к своим  студентам с фразой «будьте внимательными», когда он просит их сконцентрироваться, чтобы выслушать его учебное  задание. Эта общая форма внимания зависит от состояния бодрствования  и бдительности человека, когда зрение и слух «настраиваются» на лучшее восприятие, а умственная деятельность ориентируется на выполнение задания. При выполнении какого-либо задания  на внимание абстрактное знание начинает управлять вниманием человека. Это  называется произвольно контролируемым вниманием. При этой форме внимания оно направляется в определенную точку пространства и поэтому обозначается как фокусное внимание.
Фокусное  внимание является часовым на ворогах  осознанного восприятия. Фокусное внимание, ориентированное на характерные  особенности объекта, всегда является активным, т. е. произвольным. Наиболее важным нервным коррелятом произвольного  внимания является изменение нейронной  активности в специфических областях коры головного мозга при движении объекта к фокусу зрительного  внимания и от него. Этот процесс  называется нейронной экспрессией внимания и в определенной степени отржает нейронное «сопровождение» сознания. Активность веретенообразной (восприятие лица) и гиппокампальной (восприятие объектов) областей коры головного мозга человека с высокой достоверностью изменяется при переключении внимания с лиц на виды при их одновременной демонстрации испытуемым. Феномен нейронной экспрессии внимания выражен в наибольшей степени, если человек осведомлен о содержании воспринимаемого зрительного стимула.
3.2 Электрическая активность  мозга человека. Электрические  корреляты сознания.
Электрическая активность мозга может быть физиологической  основой осознаваемого жизненного опыта, но может и не иметь отношения  к таковому. По данным современной  нейрофизиологии мозга, поведенческие  и электрофизиологические проявления в деятельности мозга человека в  цикле сон—бодрствование коррелируют  с тремя главными состояниями  сознания: бодрствование, быстрое движение глаз и медленные волны сна. Состояние  сознания во время бодрствования  и быстрых движений глаз характеризуется  десинхронизацией ЭЭГ мозга человека, а в стадии медленных волн сна  — электрической синхронизацией мозга. Однако в у-диапазоне ЭЭГ (35—45 Гц) у человека синхронизация электрической  активности мозга имеет место  как при бодрствовании, так и  при быстрых движениях глаз. Электрофизиологическими коррелятами сознания при этих состояниях являются сенсорные вызванные потенциалы в сенсомоторных областях коры и огромное разнообразие «когнитивных» потенциалов (потенциалы готовности), возникающих в различных участках двигательных полей коры головного мозга примерно за 1 с до начала выполнения движения. Поэтому все осознаваемые человеком познавательные процессы имеют определенные электрические корреляты. [27] 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Глава IV Функциональные и структурные предпосылки сознания
4.1 Структуры мозга, участвующие в процессе сознания.
В процессах  сознательного восприятия участвуют  корковые проекции органов чувств. Во время хирургических операций на мозге, проводимых под местной  анестезией, при прямой электрической  стимуляции различных зон коры можно  вызвать сознательные ощущения и  воспоминания о прошлых событиях, не активируя афферентные пути. Например, если раздражению подвергается область  кисти руки в корковой проекции (зона S, по Бродману), человек ощущает “прикосновение”  к кисти руки; раздражение проекционных зон глаза приводит к ощущению вспышки света; раздражение височных областей коры вызывает цепь воспоминаний, в первую очередь, слуховых - музыкальных  фрагментов, ритмов, знакомых и незнакомых мелодий.
Участие сенсорной коры является необходимым, но недостаточным условием для проявления сознательного восприятия, определяемого  человеком как ощущение, образ  предмета, явления или события. В  условиях сна или наркоза, вызванные  сенсорной стимуляцией, корковые потенциалы регистрируются, но сознательное восприятие стимулов отсутствует. Для того, чтобы  стимул был осознан, необходим приток активирующих воздействий из ретикулярной формации в кору мозга. Повреждение  верхней части ствола мозга, включающей ретикулярную формацию, приводит к  стойкой потере сознания. Следовательно, активность ретикулярной формации регулирует состояние сознания.
Для сознательного  восприятия внешних раздражителей  необходимо участие как минимум  двух потоков возбуждения в неокортексе - активации специфической сенсорной  проекции и активации неспецифической  системы ретикулярной формации. Информация о физических параметрах объекта  восприятия передается по специфической  сенсорной системе, неспецифическая  активация определяет уровень бодрствования. Эмоциональная окраска восприятия зависит от активности лимбической системы, в которую поступают сенсорные сигналы по нескольким параллельным путям.
Связи лимбической системы с верховным  центром регуляторных функций и  эндокринной гормональной системы - гипоталамусом, являются основой включения  непроизвольных бессознательных рефлекторных реакций в процесс сознательного  восприятия. Например, в минуты опасности  сложные двигательные действия сопровождаются учащением пульса, потоотделением и  т.д. Эфферентное звено сознательного  восприятия - действие, которое можно  разделить на две категории - приближения  и избегания. В движении проявляются  все факторы, составляющие поведение  человека, - осознанное восприятие сигналов и ситуации, мотивация к действию и рефлекторные реакции. Результатом  той или иной ситуации может быть и бездействие человека. В основе бездействия лежат те же процессы, что и в основе действия.
Представление о нервном субстрате сознания базируется на некоторых фактах, известных  из нейрофизиологии. Кора головного  мозга человека - самая сложная  по структуре и функциям система, наиболее поздно развившаяся в эволюции животного мира. Сознание, как способность  к абстрактному заключению о мире и о себе, к разделению всего  на “Я” и “не Я”, может быть соотнесено с сочетанной функцией коры головного мозга и систем ее активации. Кора головного мозга дифференцируется горизонтально, на слои, и вертикально. Вертикально связанные нейроны  всех слоев коры образуют ансамбли - колонки Маунткасла, в состав одной колонки входит приблизительно 100 нейронов. Несколько вертикальных ансамблей объединяются в единую крупную модульную колонку. Модульные колонки получают и перерабатывают большой объем информации. Они функционируют в составе обширных петель, по которым информация из модулей в виде импульсных потоков и медленных колебаний потенциалов передается к определенным корковым и подкорковым зонам. Многократное поступление информации в корковые модули и ее циркуляция в замкнутых цепях обеспечивает электрические и химические изменения в нейронах и синапсах, необходимые для организации долговременной памяти. Переработка информации происходит в параллельных каналах (нейронных цепях, модулях). Обширные связи различных областей мозга между собой условно делятся на закрепленные, запрограммированные генетически и развивающиеся в результате сенсорного притока и моторного опыта. В результате, в мозге, помимо жестко закрепленных, организуются “распределенные” системы получения и обработки информации, системы, участвующие в обучении. Любой модуль может входить в любую систему обработки информации.
Распределенные  системы мозга располагают полной информацией - как поступающей из внешнего мира, так и сигнализирующей  о внутренних состояниях организма (память, эмоции, потребности и т.д.). Сравнение “внутренних” данных, сохраняемых  в нервной системе, текущего состояния  последней, с информацией об окружающем мире, составляет предполагаемую основу сознания. Точка зрения на описанную  “голографическую” основу сознания нуждается в дальнейшем уточнении.  [1] 

4.2 Нейрофизиологические основы сознания
     Зона  локальной активации имеет вид  светлого пятна на темном фоне. Современным аналогом представлений Павлова можно считать теорию "прожектора" (Crick). Решающая роль в ней отводится таламусу, именно он направляет поток возбуждения в кору больших полушарий. Причем процесс осуществляется таким образом, что в каждый данный момент времени только один из таламических центров находится в состоянии возбуждения, достаточном для создания в коре зоны повышенной возбудимости. Период такой высокой возбудимости длится около 100 мс, а затем усиленный неспецифическим таламическим возбуждением приток импульсов поступает к другому отделу коры. Область наиболее мощной импульсации создает центр внимания, а благодаря постоянным перемещениям потока возбуждения по другим участкам коры, становится возможным их объединение в единую систему.
4.3 Функциональные предпосылки сознания
   Относительно  функциональных предпосылок сознания человека (т. е. активности нейронов, лежащей в основе его сознания) в настоящий момент можно высказать лишь крайне примитивные и в целом совершенно неудовлетворительные положения. Очевидно, для сознания необходим некий промежуточный уровень активности ЦНС. Этот уровень проявляется, например, в виде десинхронизированной ЭЭГ при бодрствовании. Слишком низкая нейронная активность (например, при наркозе или в состоянии комы) несовместима с сознанием.
   С другой стороны, сознание невозможно и  при чрезмерной активности нейронов - например, при эпилептических припадках  или электрическом шоке. Можно  полагать также, что сознание формируется  только в результате взаимодействия между структурами коры и подкорки, и ни одна из этих структур сама по себе не может породить сознание.
   Возможно, ключевую роль в поддержании состояния  сознания играет восходящая активирующая ретикулярная система (ВАРС). Такое  предположение основано на значении ВАРС в регуляции цикла сон  – бодрствование.
     Новые важные данные о структурных основах сознания были получены в опытах Р. Сперри и его сотрудников. У больных, с целью облегчить или хотя бы ограничить не поддающиеся консервативному лечению эпилептические припадки, было произведено рассечение мозолистого тела и передней спайки. После рассечения комиссуральных связей двух полушарий у таких больных каждое полушарие функционирует самостоятельно, получая информацию только справа или слева. У них в каждое полушарие поступает только половина зрительной информации: в левое полушарие — от правой половины зрительного поля, в правое — от левой.
     Если  больному «с расщепленным мозгом» в  правую половину зрительного поля предъявить какой-либо предмет, то он может его  назвать и отобрать правой рукой. То же самое со словом: он может его  прочесть или написать, а также  отобрать соответствующий предмет  правой рукой. Таким образом, если используется левое полушарие, такой больной  не отличается от нормального человека. Дефект проявляется, когда стимулы  возникают на левой стороне тела или в левой половине зрительного  поля. Предмет, изображение которого проецируется в правое полушарие, больной  назвать не может. Однако он правильно  выбирает его среди других, хотя и после этого назвать его  по-прежнему не может, т.е. правое полушарие  не обеспечивает функции называния  предмета, но способно его узнавать.(Приложение 2)
     Хотя  с лингвистическими способностями  преимущественно связано левое  полушарие, тем не менее правое полушарие  также обладает некоторыми языковыми  функциями. Так, если зрительно предъявить название предмета, то больной не испытывает затруднений в нахождении левой  рукой соответствующего предмета среди  нескольких других, т.е. правое полушарие  может понимать письменную речь.
   В опытах Дж. ЛеДу и М. Газзанига (J. LeDu, M. Gassanig) на больном С.П., перенесшем комиссуротомию, у которого правое полушарие обладало значительно большими лингвистическими способностями, чем обычно, было показано, что с помощью правого полушария  больной может не только «читать» вопросы, но и «отвечать» на них левой  рукой, составляя слова из букв, нанесенных на карточки. Таким же способом больной  С.П. мог называть предметы, предъявляемые  ему зрительно в правое полушарие, а точнее, «писать» с помощью правого полушария, составляя слова из букв левой рукой.
4.4 Отличие функций полушарий
     Установка позволяет предъявлять в каждой половине поля зрения визуальные сигналы (световые вспышки, предметы, надписи). Кроме того, испытуемый может ощупывать  предметы или писать правой и левой  рукой без зрительного контроля. В таких условиях зрительные и  тактильные сигналы с правой стороны  поступают только в левое полушарие  и наоборот. Важнейшие результаты, полученные в этих экспериментах, следующие. 
Когда в правой половине поля зрения предъявляется какой-либо предмет (например, ключ или карандаш), больной с расщепленным мозгом способен назвать его или отобрать среди других предметов правой рукой. Когда в этой половине зрительного поля проявляются слова, он может прочесть их вслух, написать или опять же выбрать соответствующий предмет правой рукой. Больной способен также назвать и написать название предмета, помещенного в правую руку. Иными словами, в таких ситуациях он не отличается от нормального человека. Если же предмет предъявлен в левой половине поля зрения, больной с расщепленным мозгом назвать его не может, хотя способен выбрать его левой рукой (однако и после этого все равно не может назвать, даже если предмет вложен ему в левую руку). Больным не удается прочесть вслух предъявленное в левой половине поля зрения слово, однако если оно обозначает распространенный бытовой предмет, они могут отобрать его левой рукой (но и после этого не способны назвать). Таким образом, в подобных экспериментальных условиях они выполняют определенные задания, однако не могут рассказать или написать о том, что делают.(Прил.2) 
Важнейший вывод из всего этого следующий. Изолированное левое полушарие и с субъективной точки зрения больного, и объективно с учетом наблюдаемого поведения, так же эффективно обеспечивает владение письменной и устной речью, как и нерасщепленный мозг. Следовательно, это полушарие (или какие-то его области) можно считать главным нейронным субстратом названных функций и у нормальных людей. Изолированное правое полушарие не обеспечивает устную или письменную речь, однако и его возможности достаточно широки. Оно способно к зрительному или тактильному распознаванию форм, абстрактному мышлению и в определенной степени к пониманию речи: больные выполняют услышанные команды, читают простые слова, а в некоторых случаях даже пишут или копируют их (хотя при этом остается неясным, присутствовало ли такое правополушарное понимание речи до операции или развилось после нее). Некоторые задания, например распознавание лиц, а также связанные с пространственными построениями и музыкой, по-видимому, выполняются правым полушарием успешнее, чем левым. [26] 

4.5 Взаимосвязь полушарий
     Следует отметить, что в норме правое и  левое полушария постоянно обмениваются информацией; последнее, по-видимому, играет при этом роль «интерпретатора причин». Оно анализирует сигналы, возникающие  во всех областях новой коры и подкорковых  структур, с целью определить их причину и уменьшить когнитивный  диссонанс. Иными словами, если какая-то явная двигательная, скрытая эмоциональная  или вегетативная реакция не совпадает  с мысленными ожиданиями, левое полушарие  строит гипотезы относительно причин такого расхождения, пока не будет достигнут  когнитивный консонанс; отношения  или представления, лежавшие в основе несбывшихся ожиданий, меняются или корректируются, чтобы соответствовать действительности. 
 

4.6 Дисфункции полушарий мозга
     У больных с поражениями правого  полушария часто наблюдается  равнодушие или эйфорическая расторможенность, а при патологии левого полушария  возникают «катастрофические идеи»  с глубокой депрессией даже в тех  случаях, когда речевые функции не нарушены.
     В нейрофизиологических исследованиях  было показано, что поражение одного из полушарий приводит к перевозбуждению  второго путем растормаживания. При повреждениях передних корковых зон нарушается выражение эмоций, при патологии задних -эмоциональное  распознавание и различение. Больные  с поражениями правой теменной области  часто отрицают наличие болезни, ее проявлений и/или аффективных  компонентов (сенсорный и эмоциональный  негативизм); их эмоции выражаются либо слишком слабо, либо ненормально  расторможены. При депрессивных состояниях патологически повышена ЭЭГ-активность правой, а при маниакальных - левой лобной области. 
 
 
 
 
 
 
 

Глава V. Нейрофизиологические аспекты речи
5.1 Основные функции речи
     Исследователи выделяют три основные функции речи: коммуникативную, регулирующую и программирующую. Коммуникативная функция обеспечивает общение между людьми с помощью языка. Речь используется для передачи информации и побуждения к действию. Побудительная сила речи существенно зависит от ее эмоциональной выразительности.
     Через слово человек получает знания о  предметах и явлениях окружающего  мира без непосредственного контакта с ними. Система словесных символов расширяет возможности приспособления человека к окружающей среде, возможности  его ориентации в природном и  социальном мире. Через знания, накопленные  человечеством и зафиксированные  в устной и письменной речи, человек  связан с прошлым и будущим.
     Способность человека к общению с помощью  слов-символов имеет свои истоки в  коммуникативных способностях высших обезьян.
     Язык представляет собой определенную систему знаков и правил их образования. Человек осваивает язык в течение жизни. Какой язык он усвоит как родной, зависит от среды, в которой он живет, и условий воспитания. Существует критический период для освоения языка. После 10 лет способность к развитию нейронных сетей, необходимых для построения центров речи, утрачивается. Маугли - один из литературных примеров потери речевой функции.
     Человек может владеть многими языками. Это означает, что он использует возможность обозначать один и тот  же предмет разными символами  как в устной, так и в письменной форме. При изучении второго и  последующих языков, по-видимому, используются те же нервные сети, которые ранее были сформированы при овладении родным языком. В настоящее время известно более 2500 живых развивающихся языков.
     Языковые  знания не передаются по наследству. Однако у человека имеются генетические предпосылки к общению с помощью  речи и усвоению языка. Они заложены в особенностях как центральной  нервной системы, так и речедвигательного  аппарата, гортани. Амбидекстры - лица, у которых функциональная асимметрия полушарий менее выражена, обладают большими языковыми способностями.
     Регулирующая  функция реализует себя в высших психических функциях — сознательных формах психической деятельности. Понятие высшей психической функции введено Л.С. Выготским и развито А.Р. Лурия и другими отечественными психологами. Отличительной особенностью высших психических функций является их произвольный характер.
А.Р. Лурия  и Е.Д. Хомская в своих работах  показали связь регулирующей функции  речи с передними отделами полушарий. Ими установлена важная роль конвекситальных  отделов префронтальной коры в регуляции  произвольных движений и действий, конструктивной деятельности, различных  интеллектуальных процессов. Больной  с патологией в этих отделах не может выполнять соответствующие  действия, следуя инструкции. Показано также решающее участие медиобазальных отделов лобных долей в регуляции  избирательных локальных форм активации, необходимых для осуществления  произвольных действий. У больных  с поражениями этих отделов мозга  угасание сосудистого компонента ориентировочного рефлекса на индифферентный раздражитель не нарушается. Однако восстановления ориентировочного рефлекса под влиянием речевой инструкции, придающей стимулам сигнальное значение, не происходит. У  них же не может удерживаться в  качестве компонента произвольного  внимания тонический ориентировочный  рефлекс в виде длительной ЭЭГ-активации, хотя тонический ориентировочный рефлекс продолжает возникать на непосредственный раздражитель. Таким образом, высшие формы управления фазическим и тоническим ориентировочными рефлексами, так же как и регулирующая функция речи, зависят от сохранности лобных долей.
     Программирующая функция речи выражается в построении смысловых схем речевого высказывания, грамматических структур предложений, в переходе от замысла к внешнему развернутому высказыванию. В основе этого процесса - внутреннее программирование, осуществляемое с помощью внутренней речи. Как показывают клинические данные, оно необходимо не только для речевого высказывания, но и для построения самых различных движений и действий. Программирующая функция речи страдает при поражениях передних отделов речевых зон - заднелобных и премоторных отделов полушария.
     Большинство наших знаний о нейрофизиологии  речи основано на клинических наблюдениях. Важнейшая информация здесь получена при сравнении речевых нарушений  с патологоанатомическими данными  о характере сопровождающих их повреждений  мозга. Интересные результаты дали и  другие методы исследования, особенно нейрохирургические операции, при которых  производилось электрическое раздражение  головного мозга бодрствующих больных. При перерезке комиссуральных волокон  в лечебных целях (операция «расщепления мозга»)  обнаружено, что, как правило, речевые центры располагаются лишь в левом полушарии. Подобное предположение высказывалось значительно раньше на основании клиникопатологоанатомических данных, поэтому левое полушарие получило название доминантного. Считалось, что его доминирование над правым распространяется и на другие функции; хорошо известна, например, выраженная латерализация двигательных навыков: большинство людей -правши. Отсюда был сделан вывод, что у левшей речевые центры должны находиться в правом полушарии. 
Оба эти обобщения неверны. Хотя речевые центры у правшей, действительно, практически всегда расположены в левом полушарии, у некоторых левшей они находятся там же, а в других случаях либо в правом, либо в обоих полушариях. Кроме того, накапливается все больше данных (в основном при исследовании больных с расщепленным мозгом), говорящих, что правое полушарие справляется с определенными заданиями лучше, чем левое. Таким образом, правильнее говорить не о доминировании полушарий, а об их взаимодополняющей специализации с преобладанием речевых функций (как правило) у левого. [30]
 

5.2 Латеризация речи
      В настоящее время утвердилось  мнение, что левое полушарие доминирует в формальных лингвистических операциях, включая речь, синтаксический анализ и фонетическое представление. Правое полушарие у больных с расщепленным мозгом проявляет почти полную неспособность  к активной речи, не может различать  времена глагола, множественное  и единственное число, правильно  понимать предложения со сложным  синтаксисом или требующие значительной нагрузки на кратковременную вербальную память, неспособно к фонетическому  представлению. Однако оно узнает звучащее слово и хорошо улавливает ассоциативные  значения отдельных произносимых (или  написанных) слов, что свойственно  также многим видам птиц и млекопитающих. Уникальные особенности левого полушария  у человека включают высокоразвитое программирование артикуляционного аппарата и обладание тонкими программами  различения временных последовательностей  фонетических элементов и причинно-следственных связей, выражаемых синтаксическими  средствами.
      Нарушение способности к чтению и письму (дислексии) связывают с анатомическим  аномалиями левого полушария. Однако степень  проявления и частота дислексий могут зависеть от языка, на котором человек учится читать. Так, среди населения стран Запада число дислектиков составляет 1-3% населения, в Японии их число в 10 раз меньше. В японском языке используется два вида письма: кана, где символы соответствуют слогам, и кандзигде символами служат иероглифы, отображающие не звуки, а понятия или предметы. При поражении левого полушария мозга вследствие инсульта, японские больные сохраняли способность читать слова на кандзи, но теряли возможность читать на кана. Данные факты подтверждают возможность локализации зрительно-пространственного восприятия правой половиной мозга.  Известно, что некоторые американские дети, страдающие дислексией, успешно обучились читать по-английски, представленном в виде китайских иероглифов (цит. по [Блум, Лейзерсон, Хофстедтер, 1988]).
      Язык  жестов, применяемый глухими людьми, также основан на зрительно-пространственных способностях.
      Один  из видов языка жестов, применяемый  для коммуникации, является американский язык жестов (american sing language), в котором  каждый знак представляет слово, слова  организованы в грамматическую структуру. Клинические данные подтверждают, что  люди, пользующиеся этим языком, не способны активно его использовать или  понимать из-за повреждения левого полушария в тех областях, где  происходит обработка звуковой речи у лиц, обладающих слухом. Исследование глухих людей, использующих язык жестов с очень раннего возраста, показали, что у них левое полушарие  доминировало над правым и при  решении зрительно-пространственных задач.
      Интересно отметить, что большинство людей, читающих по Брайлю, предпочитают пользоваться левой рукой для распознавания  знаков. Это пример взаимодействия координации специализации правополушарных  и левополушарных функций.
      Вербальная  и невербальная коммуникации позволяют  человеку использовать два канала, две субсистемы получения и обработки  информации. В настоящее время  накоплено много данных о важной роли невербальных средств  коммуникации (жестов, мимики, пантомимики, невербальных компонентов речи) в жизни человека. Так, например, частота основного тона речи и ее изменения являются носителями информации не только о эмоциональных характеристиках высказывания, но и позволяют судить о возрасте, поле, некоторых индивидуально-личностных особенностях человека. Невербальная коммуникация является функцией правого полушария. Способностью к невербальным коммуникациям обладают и животные. Она раньше вербальных способностей появляется в онтогенезе человека. Эволюционно-историческая древность невербальных функций позволили выдвинуть предположение о правополушарном приоритете в латерализации мозга.
     Данные  Л.Р.Зенкова и Л.Т.Попова (1987), полученные при обследовании больных с левополушарными  повреждениями мозга, позволяют  авторам выдвинуть гипотезу, что  правое полушарие специализируется на коммуникации посредством иконических  знаков, а левое - символических. Иконические  знаки являются формой образных представлений.   (Приложение 3)
     Специализация мозга в процессе становления  речевой функции обладает значительной пластичностью. Удаление коры левого полушария  при раковой опухоли у взрослых пациентов приводит к тяжелым  необратимым речевым потерям. Однако если подобная операция по удалению левого полушария проводилась в младенческом возрасте, то это почти не сказывалось  на развитии речи. Стандартные тесты  на оценку вербальных способностей не выявили различий в речевом развитии детей перенесших операцию и нормальными  сверстниками. Не было обнаружено и  различий при удалении правого или  левого полушария.
      Только  тонкий анализ развития речевых способностей у детей с удаленным полушарием показал наличие у этих детей  трудностей в оценке грамматических правил (цит. по Блум, Лейзерсон и Хофстедтер, 1988).
     В ранний период жизни мозг обладает огромными возможностями компенсации. С возрастом пластичность мозговой организации уменьшается. Дети более  старшего возраста, перенесшие операцию на левом полушарии, могли разговаривать, но делали много грамматических ошибок и хуже понимали речь.
      Правое  полушарие лучше левого различает  ориентацию линий, кривизну, многоугольники неправильных очертаний, вертикальные и горизонтальные ряды точек в  точечных матрицах, пространственное положение зрительных сигналов, глубину  в стереоскопических изображениях, сходство или различие между непрерывным  и фрагментарным контурами. Оно  демонстрирует превосходство и  во многих других задачах, требующих  мысленного преобразования пространственных отношений или интеграции и синтеза  общей формы. [6]
     При исследовании методом электрошока (одностороннего воздействия по медицинским  показаниям) на взрослых испытуемых были получены следующие характеристики “левополушарного” и “правополушарного” типа организации психических функций. У “левополушарного” человека страдают виды психической деятельности, связанные  с образным мышлением: он не воспринимает интонационный состав речи, мелодии, словоохотлив, имеет богатый словарный  запас, усилены виды психической  деятельности, лежащие в основе абстрактного мышления: наблюдается склонность к  классификации. Отличается положительным  эмоциональным тонусом. “Правополушарный”  человек демонстрирует резкое снижение речевых способностей, классификация  нарушена, объясняется охотнее мимикой  и жестами, хорошо различает изменение интонации. Отличается образным мышлением. Преобладают отрицательные эмоции. (Деглин, 1995). Таблица 1. (Прил.3)
     "Пространственное" правое и "временное" левое  полушария обладают способностями,  позволяющими им вносить важный  вклад в большинство видов  когнитивной деятельности. Комплементарность  специализированнных функций двух  полушарий определяет то, что  модели действительности, конструируемые  нормальным мозгом и качественно  отличные от простого суммирования  типов репрезентационных стратегий,  свойственных каждому отдельному  полушарию, дают человеку возможность  видеть и воспринимать окружающий  мир во всем его многообразии.   
 
 

  Левое полушарие Правое  полушарие
Устная  речь Чтение
Письмо
Вербальное  мышление
Метр  прозы и поэзии
Ритм  музыки
Название  цветов
Классификация цветов
Счет
Правая  часть внешнего пространства
Интерпретация мимики и жестов
Метафорный  смысл речи Чувство юмора
Эмоциональная окраска речи
Интонация устной речи (просодия)
Звуковысотные отношения, тембр и гармония в  музыке
Пространственные  понятия и представления, стереоскопическое  зрение, вращение в пространстве
Пространственные  координаты, общая пространственная ориентация
Геометрия, игра в шахматы
Восприятие "гештальтов"
Левая и правая части внешнего пространства
Распознавание мимики и жестов
Узнавание лиц
Эмоциональные реакции
Таблица 1
Латерализация и распределение  доминирования неокортикальных  функций у правшей (О.-Й.Грюссер, Т.Зельке, Б.Цинда, 1995).
 
 
 
 
 
5.3 Ценрты речи
     К передним отделам речевых зон  коры относится и центр Брока -"центр моторных образов слов". Он расположен в нижних отделах третьей лобной извилины, у большей части людей в левом полушарии, находится рядом с частью мозга, управляющей мышцами, необходимыми для речи. Функции этой зоны: контроль и осуществление речевых реакций,  моторная организация речи, преимущественно связанная с фонологической и синтаксической кодификациями. (Приложение 4)
     Ее  поражение вызывает эфферентную  моторную афазию, при которой страдает собственная речь больного, а понимание  чужой речи в основном сохраняется. При эфферентной моторной афазии нарушается кинетическая мелодия слов за счет невозможности плавного переключения с одного элемента высказывания на другой. Больные с афазией Брока  большую часть своих ошибок осознают. Говорят они с большим трудом и мало.
     Зона  Вернике расположена в заднем отделе верхней височной извилины доминантного (чаще левого) полушария мозга, имеет важное значение для интерпретации речи и навыков чтения. Здесь находится «анализатор слов», содержащий звуковые схемы, необходимые для превращения звуков речи в отдельные слова (понимание информации). Зона Вернике помогает контролировать содержание речи, а также влияет на восприятие того, что мы видим и слышим. При повреждении этой области обработка нарушается, и звуки не воспринимаются как связная речь. (Приложение 4)
     Большой нервный пучок связывает зону Брока и Вернике и тоже помогает контролировать содержание речи; позволяет  человеку повторять звуки и слова, которые он слышит. Повреждение нервного пучка может лишить человека способности  повторять слова и фразы.
     В средней части верхней височной извилины (поле 22) находится центр распознавания музыкальных звуков и их сочетаний. А на границе височной, теменной и затылочной долей (поле 39) находится центр чтения письменной речи, обеспечивающий распознавание и хранение образов письменной речи. Понятно, что поражения этого центра приводят к невозможности чтения и письма. ( Рисунок 2)
     Оба этих центра ассиметричны и находятся  в разных полушариях у левшей и  правшей.
     Так же в височной области расположено  поле 37,  отвечающее за запоминание слов. (Рисунок 2). Люди с поражениями этого поля не помнят названия предметов. При этом они очень напоминают забывчивых людей, которым постоянно приходится подсказывать нужные слова. Такой человек, забыв название предмета, четко помнит его назначение и свойства,  поэтому долго описывает его качества, объясняет, что делают с этим предметом, но назвать его, хоть убей,  не может. Ну, например,   вместо слова «галстук» человек, глядя на него, говорит примерно следующее: «это то, что надевают на шею и завязывают специальным узлом, чтобы было красиво, когда идут в гости».
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.