На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


дипломная работа Особенности защитносовладающего поведения у юношей с расстройствами личности возбудимого типа

Информация:

Тип работы: дипломная работа. Добавлен: 22.08.2012. Сдан: 2012. Страниц: 21. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


МИНИСТЕРСТВО  ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ
Государственное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
Тверской  государственный университет 
 

Факультет психологии и социальной работы
Кафедра психологии труда, клинической и  организационной психологии
Специальность «Клиническая психология» 
 

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА 

«Особенности  защитно–совладающего поведения у юношей
с расстройствами личности возбудимого типа» 
 
 

Выполнила: студентка 53 гр.
Кынчева И.В.
Научный руководитель:
канд. психол. наук, доцент
Васильева Т.М.
Допущена  к защите:
«___»___________2011 г.
____________________ 
 
 
 

Тверь 2011
ОГЛАВЛЕНИЕ 

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………4 

ГЛАВА 1. ЛИТЕРАТУРНЫЙ ОБЗОР  ………………………..........................8
1.1. Механизмы  психологических защит: современное состояние проблемы 8
1.2. Стратегии  совладания со стрессом, их связь с механизмами защит…….20
1.3. Психопатии  как нарушения характера и поведения……………………...33
1.4. Особенности  изучения механизмов защит и  совладающего поведения у лиц  с пограничными психическими расстройствами…………………………41
Выводы по главе 1……………………………………………………………….42
ГЛАВА 2. ОРГАНИЗАЦИЯ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ …………………………………………………………….45
2.1. Цели и  задачи исследования………………………………………..………45
2.2. Материал  и методы исследования……………………….………………...46
2.3. Методы  обработки и анализа результатов…………………………….......50
ГЛАВА 3. РЕЗУЛЬТАТЫ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ.…………………………………………………………….52
3.1. Проверка на нормальность распределения………………………………..52
3.2. Выявление различий у двух групп…………………………………………52
3.3. Анализ взаимосвязей в двух группах……………………………………...59
3.4. Факторный анализ…………………………………………………………..70
ВЫВОДЫ……………………………………………………………………......78
ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………………….......80
БИБЛИОГРАФИЯ…………………………………….……………………….82
ПРИЛОЖЕНИЯ 
 
 
 

ТЕЗАУРУС 

     Механизмы психологических  защит (МПЗ) – система адаптивно ориентированных психических процессов, направленных на минимизацию внутреннего дискомфорта и тревоги, обусловленных внутренними и внешними конфликтами, а также на сохранение целостности «Я» (как субъективного мира) для более адекватного взаимодействия с реальностью (Богданова М.В., 2005).
     Совладающее поведение (копинг-поведение) – индивидуальный способ взаимодействия с ситуацией в соответствии с ее собственной логикой, значимостью в жизни человека и его психологическими возможностями (Нартова-Бочавер С.К., 1997).
     Защитно-совладающее  поведение –  интегральное образование, состоящее из большого числа системных элементов (неосознаваемых механизмов психологической защиты и осознанных механизмов совладания), организованных в более крупные иерархические подструктуры (в зависимости от уровня и степени их зрелости, адаптивности, активности), одновременно обладающие как общими, так и специфическими чертами, имеющие собственную динамику развития (Корытова Г.С., 2007).
     Психопатия – это аномалия характера, которая определяет психический облик, накладывая отпечаток на весь душевный склад, в течение жизни не подвергается сколько-нибудь резким изменениям и мешает приспособляться к окружающей среде (Ганнушкин П.Б., 1964) 
 
 
 
 
 
 

ВВЕДЕНИЕ 
     Актуальность  исследования. Проблема изучения психической адаптации и ее нарушений является одной из традиционных для психологии. В настоящее время ее значение возрастает в связи с возрождением научного интереса к теории стресса как важного компонента приспособления человека к усложняющимся условиям жизни и деятельности. Как известно, и механизмы защит, и стратегии совладания личности являются наиболее используемыми  механизмами адаптации.
     Подчеркнем, что важность изучения защитно-совладающего поведения особенно актуальна у лиц с расстройствами личности, которые в силу характерологических особенностей могут использовать неадаптивные стратегии совладания и механизмы психологической защиты, что может усиливать их дезадаптацию. Вследствие недостаточной «работы» механизмов защитно-совладающего поведения возможно проявление декомпенсации, заострения психопатических черт, сопровождаемое обычно нарушениями поведения и социальной адаптации. И наоборот, использование личностью адаптивных механизмов адаптации позволяет личности более успешно приспосабливаться к социуму, выполнять на должном уровне повседневно необходимые задачи, а также заниматься успешной трудовой деятельностью.
     Изучение  преодоления личностью фрустрационных и стрессовых ситуаций приобретает значимость, так как это обеспечивает также поиск «мишеней» для психологической коррекции личности и ее поведенческих стереотипов, что, в свою очередь, является одной из наиболее сложных задач современной клинической психологии.
     Исследование  защитно-совладающего поведения у  лиц с расстройствами личности и  у здоровых лиц представляет научный  клинический интерес и требует  проведения специальных исследований.
     В качестве объекта исследования выступили лица мужского пола, страдающие расстройствами личности возбудимого типа, находятся на лечении в Тверской областной клинической психиатрической больнице им. М.П. Литвинова в количестве 30 человек (возраст от 17 до 23 лет). Контрольную группу составили студенты старших курсов Тверского государственного университета в количестве также 30 человек (возраст от 17 до 23 лет).
     Предмет исследования – защитно-совладающее поведение (механизмы психологических защит и стратегии совладания) как факторы компенсаторных механизмов личности при расстройствах личности возбудимого круга.
     Цель  исследования – выявление преобладающих психологических стилей защитно-совладающего поведения у больных с расстройствами личности.
     В соответствии с целью исследования поставлены следующие задачи:
     1. На основе изучения отечественной и зарубежной научной литературы провести анализ по проблеме исследования (защитное и совладающее поведение).
     2. Выявить специфику стилей защитного и совладающего поведения у лиц с расстройствами личности и у здоровых лиц (особенности механизмов психологических защит, агрессивности, стратегий совладания), выявить уровень социальной фрустрированности и провести сравнительный анализ.
     3. Выявить преобладающие взаимосвязи между механизмами психологических защит, стратегиями совладания, уровнем социальной фрустрированности и показателями агрессивности у лиц с расстройствами личности и у здоровых лиц и провести сравнительный анализ.
     4. Выявить и сравнить факторы, определяющие стили защитно – совладающего  поведения у лиц с расстройствами личности и здоровых лиц (с помощью факторного анализа).
     Гипотеза  исследования: пациентам с раcстройствами личности возбудимого круга свойственны определенные типичные стили защитно- совладающего поведения, включающие незрелые защитные механизмы и неконструктивные копинг-стратегии, затрудняющие адаптацию и повышающие социальную фрустрированность.
     Методы  и методики исследования. Включают комплекс общепсихологических методов (теоретический анализ научной литературы, наблюдение, беседа) и методики для определения стилей защитно-совладающего поведения. Были использованы следующие методики: 1) опросник «Индекс жизненного стиля» Р. Плутчика («Life Stile Index»); 2) методика диагностики показателей и форм агрессии А. Баса и А. Дарки (адаптация А.К. Осницкого); 3) опросник «Стратегии совладающего поведения» (WCQ, адаптация Л.И. Вассермана и соавт.); 4) методика диагностики уровня социальной фрустрированности Л.И. Вассермана.
     Статистическая  обработка материала проводилась  при помощи пакета программ «SPSS 19.0 for Windows» и включала анализ достоверности различий по U-критерию Манна-Уитни, корреляционный и факторный анализ.
     Достоверность и обоснованность результатов исследования обеспечивалась использованием комплекса методов исследования, адекватных его предмету, гипотезам, задачам; репрезентативностью выборки испытуемых; применением современных методов математической статистики при обработке эмпирических данных с использованием адекватных компьютерных программ; содержательным анализом выявленных факторов, зависимостей, закономерностей.
     Теоретическая значимость исследования состоит в обосновании слаженного функционирования механизмов психологической защиты и механизмов совладания (стилей реагирования) у здоровых лиц, что способствует позитивному функционированию, умениям противостоять трудным жизненным ситуациям и, как следствие, ощущению психологического благополучия. Полученные в исследовании результаты существенно углубляют представление о структуре адаптационных механизмов и раскрывают особенности регуляции поведения личности у больных с психопатией.
     Практическая  значимость исследования. Полученные в результате исследования данные могут иметь широкое применение в практической работе клинических психологов, психотерапевтов, психиатров, так как изучаемые структуры личности являются значимыми параметрами индивидуальности, обуславливающие те или иные пути реагирования на воздействия социальной среды. Данные могут быть использованы для создания программ психопрофилактики и психокоррекции больных с расстройствами личности.
     Структура и объем работы. Настоящая работа состоит из введения, трех глав, заключения, выводов, библиографического списка (62 наименования). Объем дипломной работы – 85 страниц. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

ГЛАВА 1. ЛИТЕРАТУРНЫЙ ОБЗОР 

§ 1.1. Механизмы психологических защит: современное состояние проблемы 

     Психологическая защита: определения  и подходы. Концепция психологической защиты была и остается одним из важных вкладов психоанализа в теорию личности. В преобразованных формах психоаналитическая идея психологической защиты используется практически во всех психотерапевтических школах (Карвасарский Б.Д., 1999). «Проблема защитных механизмов личности пережила период ревизии породившей ее теоретической концепции, была творчески переосмыслена и развита в иных научно-психологических подходах и по-прежнему привлекает к себе внимание исследователей» (Арестова О.Н., Калинина Н.В., с. 20).
     Впервые понятие «психологическая защита», как отмечает А. Фрейд (1993), было введено З. Фрейдом в 1894 г. в работе «Защитные нейропсихозы», хотя, по мнению Хр. Димитрова, «большинство психологических механизмов, связываемых обычно с психоанализом, … можно найти сформулированными более или менее отчетливым образом в работах современных и предшествующих Фрейду философов» (Димитров Хр., 1973, с. 283. Цит. по Чумакова Е.В., 1998).
     Несмотря  на более чем столетнее существование  понятия защитных механизмов личности и значительное количество исследований по данному вопросу как в зарубежной, так и в отечественной психологии (Адлер А., 1995, 2000; Бассин Ф.В., 1969, 1988; Никольская И.М., Грановская Р.М., 2000; Райх В., 1999; Романова Е.С., Гребенников Л.Р., 1996; Субботина Л.Ю., 2006;  Фрейд А., 1993; Фрейд З., 1989, 1997; Фромм Э., 1998; Юнг К.Г., 1993), в настоящее время остается неясным ряд аспектов психологической защиты (закономерности развития защитных механизмов, уровень сознательности, соотношение со стратегиями совладания и возможностями личностного роста, эффективность механизмов защит и т.п.). В связи с этим в последние десятилетия возросло число исследований, посвященных изучению механизмов защит у различных групп населения (Богданова М.В., 2005; Гущина Т.В., 2005; Корытова Г.С., 2007).
     Термин  «психологическая защита» характерен в большей мере для отечественной  психологии, в то время как у  зарубежных исследователей используются понятия «защита» (defense), «Я-защита» (ego defense), «механизмы защиты» (defense mechanisms).
     Первоначально изучение механизмов психологических  защит (МПЗ) было связано с изучением  генеза невротических расстройств  и либидо. Структура личности, по З. Фрейду (1989, 1997), состоит из трех компонентов («Я», «Оно» и «Сверх-Я»). Механизмы психологических защит представляют собой бессознательную деятельность «Я», которая начинает функционировать, когда «Я» подвержено опасной для него активности побуждений и аффектов со стороны «Оно», «Сверх-Я» и внешнего мира при угрозе целостности личности. Причина неврозов рассматривается как неэффективность защиты, основная функция которой – снижение тревоги, снятие внутреннего напряжения, редукция внутреннего конфликта. Роль психологической защиты заключается в социальной адаптации, необходимость которой вытекает из противоречия между индивидом и обществом.
     В дальнейшем постепенно трансформируется взгляд на природу психологической  защиты. МПЗ понимаются как важные адаптационные процессы личности; появляются новые ракурсы понимания структурной неоднородности МПЗ; динамика механизмов защит начинает связываться с условиями прохождения этапов онтогенеза, индивидуальными личностными особенностями, акцентуациями характера и видом психической патологии; зрелые и примитивные защиты рассматриваются как важные индикаторы гармонизации и стабилизации «Я» и социальных отношений.
     В самом общем виде в современной  психоаналитической литературе МПЗ определяются как «совокупность действий, нацеленных на уменьшение или устранение любого изменения, угрожающего цельности и устойчивости биопсихологического индивида; … речь идет о защите от внутреннего побуждения (влечения) и особенно от представлений (воспоминаний, фантазий), причастных к этому влечению, а также о защите от ситуаций, порождающих такое возбуждение, которое нарушает душевное равновесие и, следовательно, неприятно для Я» (Лапланш Ж., Понталис Ж.-Б., 1996, с. 145. Цит. по Соколова Е.Т., 2007).
     Как отмечают Л.И. Вассерман и соавт. (1999, 2010), защитные механизмы имеют следующие общие свойства: они действуют в подсознании, индивид не осознает, что с ним происходит; они отрицают, искажают или фальсифицируют действительность; они действуют в ситуации конфликта, фрустрации, психотравмы, стресса. Цель психологической защиты – снижение эмоциональной напряженности и предотвращение дезорганизации поведения, сознания и психики в целом.
     Целесообразно обратить внимание на ряд определений  МПЗ, зафиксированных в отечественной  научной литературе. Их можно условно разделить на две группы. В первой группе сущность механизмов защит рассматривается как некоторая форма активности:
    Психическая деятельность, направленная на спонтанное изживание последствий психической травмы (Бассин Ф.В., 1969).
    Схемы психических действий, которые приводят к той или иной степени и форме адаптированности личности, разрешения фрустрирующей ситуации (Налчаджян А.А., 1988).
    Пассивно-оборонительные формы реагирования в патогенной жизненной ситуации (Зачепицкий Р.А., 1980)
    Механизмы, обеспечивающие регуляцию, направленность поведения, редуцирующие тревогу и эмоциональное напряжение (Березин Ф.Б., 1988).
    Система адаптивно ориентированных психических процессов, направленных на минимизацию внутреннего дискомфорта и тревоги, обусловленных внутренними и внешними конфликтами, а также на сохранение целостности «Я» (как субъективного мира) для более адекватного взаимодействия с реальностью (Богданова М.В., 2005).
    Специальная регулятивная система стабилизации личности, которая ограждает сферу сознания от неприятных, травмирующих переживаний, сопряженных с внутренними и внешними конфликтами, состояниями тревоги и дискомфорта (Никольская И.М., Грановская Р.М., 2000).
     Вторая  группа определений отражает сущностное содержание МПЗ в терминах когнитивных теорий и видит его в специализированной обработке информации:
    Механизм адаптивной перестройки восприятия и оценки, активизирующийся в случаях, когда личность не может адекватно оценить чувство беспокойства, вызванное внутренним или внешним конфликтом, и не может справиться со стрессом (Ташлыков В.А., 1984).
    Способы переработки информации в мозге, блокирующие угрожающую информацию (Тонконогий И.М., 1973).
    Последовательное искажение когнитивной и аффективной составляющих образа реальной ситуации с целью ослабления эмоционального напряжения (Романова Е.С., Гребенников Л.Р., 1996).
    Способы репрезентации искаженного смысла (Цапкин В.Н., 1985. Цит по Журбин В.И., 1990).
     Анализируя  феномен психологической защиты, необходимо отметить, что в литературе присутствуют следующие синонимичные понятия, отражающие содержательные аспекты МПЗ: «психическая защита» как системное свойство психики (Стойков И.Д., 1986); «психологическая защита» как свойство личности (Карвасарский Б.Д., 1999; Ташлыков В.А., 1992); «механизмы психологической защиты» или «защитные механизмы» (Романова Е.С., Гребенников Л.Р., 1996); «защитный процесс» или «защитная деятельность» как процесс использования механизмов защиты (Налчаджян А.А., 1988); «защитные проявления» или «защитные действия» (Никольская И.М., Грановская Р.М., 2000); «защитная стратегия» или «защитная тактика», «стиль защиты» как индивидуальная, закрепленная в онтогенезе устойчивая система защитных действий (Соколова Е.Т., 2007).
     В большинстве исследований, в том  числе и в данном, разведение этих понятий не имеет принципиального значения (кроме специально оговоренных случаев), поэтому авторы допускают их синонимичное использование, применяя для обобщения термин «психологическая защита» или «механизм психологической защиты».
     Современное психоаналитическое понимание МПЗ  строится в основном на теориях личности динамического направления. Как  уже упоминалось выше, впервые  понятие «психологическая защита»  было введено З. Фрейдом в 1894 г. в работе «Защитные нейропсихозы» и было использовано в ряде последующих его работ (Фрейд З., 1989, 1997). Функциональное назначение механизма защиты состоит в ослаблении внутреннего напряжения, обусловленного противоречием между инстинктивными импульсами бессознательного и требованиями внешней среды. Прототипом психологической защиты является, по З. Фрейду, механизм вытеснения, который, помимо этого, является еще и основой других защитных механизмов. А. Фрейд (1993) также отмечает важную роль вытеснения ввиду того, что данный механизм защиты совершает большую «работу», чем другие МПЗ. З. Фрейд заложил основы изучения МПЗ как источника уменьшения тревоги, вместе с тем в его работах описываются функции, проявления механизмов, побудительные источники возникновения, но нет определения механизма защиты. Первое определение защиты дала А. Фрейд. По ее мнению, защитные механизмы – это деятельность «Я», которая начинается, когда «Я» подвергается чрезмерной активности побуждений или соответствующих им аффектов, представляющих для него опасность. Они функционируют автоматично, не согласуясь с сознанием.
     В. Райх (1999), являясь представителем телесно-ориентированной психотерапии, применительно к защитным механизмам делает акцент на том, что ими могут выступать телесные барьеры, используемые личностью для устранения эмоционального напряжения. Он ввел понятие «мышечный панцирь», под которым понимается мышечное напряжение, «изолирующее» человека от неприятных эмоциональных переживаний. «Панцирь» притупляет выражение эмоциональности, делает характер ригидным, не позволяя человеку нормально реализовать себя.
     Параллельно с психоаналитическим подходом, в  отечественной психологии развивается  и другой взгляд как на конфликт, так и на функцию МПЗ. Конфликт, противоречие понимается как источник личностного развития. Механизмы защиты рассматриваются уже не как «патологические», не как искажающие реальность, а как постоянно действующие в сознании индивида.
     Ф.В. Бассин рассматривает психологическую защиту как важнейшую форму реагирования сознания индивида на психическую травму. Подчеркивается тот факт, что «… психологическая защита является нормальным, постоянно применяемым психологическим механизмом. … Этот механизм имеет огромное значение в сопротивлении, оказываемом организмом болезни, и предотвращает – при его правильном функционировании – дезорганизацию психической деятельности и поведения» (Бассин Ф.В., 1969, с. 124).
     Необходимо  отметить, что дискуссии по поводу адаптивной или дезадаптивной роли психологической защиты продолжаются и в настоящее время. Ряд авторов (Василюк Ф.Е., 1984; Киршбаум Э.И., 2000; Стойков И.Д., 1986; Ташлыков В.А., 1992) рассматривают психологическую защиту как препятствие для личностного развития, другие же исследователи (Зейгарник Б.В., 2003; Мягер В.К., 1983; Никольская И.М., Грановская Р.М., 2000; Соколова Е.Т., 2007) отмечают положительную, адаптивную функцию механизмов защит.
     Проводятся  также исследования защитных механизмов не только у отдельной личности, но и у групп. В.А. Штроо отмечает, что группа людей «может выступать в качестве субъекта активности, прямо направленной на самоподдержание, воспроизводство себя как целого, иными словами, в качестве субъекта психологической защиты» (Штроо В.А., 2001, с. 5). На основе анализа литературы автором показано, что 1) защитный механизм выступает как способ действования в ситуации обнаружения угрозы (внешней или внутренней) для целостности группы; 2) основная системная функция защитных механизмов – стабилизационная; 3) стабилизация того или иного аспекта групповой целостности достигается за счет аффективно-когнитивного переструктурирования угрожающей информации; 4) в группе такой способ действования выступает как норма поведения ее членов, причем наличие нормы зачастую нельзя обнаружить иным путем, кроме как нарушив ее.
     Подходы к классификации  механизмов защит. Единой общепринятой классификации механизмов психологической защиты не существует, хотя имеется множество попыток их группировки по различным основаниям.
     А. Фрейд (1993) одной из первых сделала попытку классификации механизмов защит. Ею были выделены десять МПЗ: вытеснение, регрессия, формирование реакции, изоляция, уничтожение, проекция, интроекция, борьба «Я» с самим собой, обращение, сублимация. Рассматривая механизмы психологической защиты как средство защиты от тревоги, А. Фрейд указывает на три возможных ее источника: 1) тревога, страх перед разрушительными и безоговорочными притязаниями инстинктов бессознательного, которые руководствуются только принципом удовольствия (страх перед «Оно»); 2) тревожные и невыносимые состояния, вызванные чувством вины, угрызениями совести (страх «Я» перед «Сверх-Я»); 3) страх перед требованиями реальности (страх «Я» перед реальностью). Заслугой А. Фрейд является также соотнесение защитных механизмов с онтогенетическим развитием человека.
     В современной научной литературе широкое распространение получили идеи о разной степени сформированности защит: первичные (протективные) и зрелые (дефензивные) защиты. К протективным защитам относятся вытеснение, отрицание, регрессия, реактивное образование, к дефензивным – рационализация, интеллектуализация, изоляция, идентификация, сублимация, проекция, замещение. Психодинамически ориентированные клиницисты (Вассерман Л.И. и соавт., 1999, 2010) предполагают, что защиты формируются одна за другой, в определенной последовательности по мере развития ребенка и что некоторые защиты представляют собой более примитивный процесс, чем другие. Протективные защиты не допускают поступления травмирующей информации в сознание, дефензивные эту информацию пропускают, но интерпретируют ее «безболезненным» для себя образом.
     H. Grzegolowska (Цит. по Вассерман Л.И. и соавт., 1999) предлагает похожую интерпретацию МПЗ. Под защитным механизмом автор понимает познавательный процесс, который может быть охарактеризован нарушением восприятия или преобразования информации в случае сверхсильной активации тревожного характера. Выделяются два уровня защиты:
    Уровень «перцептивной защиты», проявляющийся в увеличении порога чувствительности к негативной информации при несоответствии поступающей закодированной информации (с использованием вытеснения, подавления или отрицания). Принцип работы защит данного уровня: удаление неприемлемой для личности информации из сознания.
    Уровень нарушения переработки информации за счет ее перестройки (проекция, изоляция, интеллектуализация) и переоценки-искажения (рационализация, реактивное образование, фантазирование). Принцип работы защит данного уровня, прежде всего, переструктурирование информации.
     В работе О.Н. Арестовой и Н.В. Калининой (2000) предпринята попытка выделить уровни, на которых актуализируются защитные механизмы. Авторами были выделены следующие уровни функционирования МПЗ: 1) инструментальный уровень (для операций); 2) уровень атрибуций и цели (для действий); 3) уровень смысловой переориентации (для деятельности).
     Защитные механизмы инструментального уровня представляют собой бессознательное отреагирование на ситуацию с минимальной проработкой поступившей информации, выражающееся в «уходе» от травмирующего фактора (отрицание, подавление и др.). На уровне атрибуций и цели представлены механизмы, актуализация которых приводит к перекомпоновке элементов ситуации и ее интерпретации. На этом уровне активно задействуются атрибутивные процессы в целях повышения самооценки (рационализация, компенсация, проекция). Актуализация МПЗ на уровне смысловой переориентации предполагает переосмысление уже не ситуации, а собственной личности в контексте возникшей ситуации. Принцип действия МПЗ данного уровня – приобретение знания о себе и использование его для прогнозирования исхода ситуации и выбора наилучших альтернатив (интеллектуализация и сублимация).
     В рамках данной уровневой гипотезы рассматривается  вопрос и об эффективности защитного  поведения. Защитные механизмы инструментального  уровня охраняют психику от излишних переживаний, но не побуждают к внутреннему развитию. Используя механизмы уровня атрибуций и цели, нельзя оценить истинные причины угрожающей опасности. «Побочным эффектом» использования механизмов уровня смысловой переориентации можно назвать уязвимость личности для незначительных фрустрирующих воздействий и пессимизм, возникающий вследствие глубокой рефлексии. «Гибкость при выборе уровня защиты, т.е. неакцентированность ведущего уровня, способствует эффективности защитного поведения, а его однозначная выраженность эту эффективность снижает» (Арестова О.Н. Калинина Н.В., 2000, с. 23).
     И.Д. Стойков (1986) рассматривает проблему психологической защиты путем ее поуровневого анализа, в основу которого положено представление о разных уровнях психической активности. При этом психологическая защита рассматривается им как свойство, присущее всем животным индивидам. Защитные проявления существуют на всех этапах эволюционного развития психики, а в онтогенетическом развитии человека раскрываются на различных уровнях психической регуляции деятельности. Автор выделяет три функционально взаимосвязанных и возрастающих по сложности уровня психической защиты:
    Сенсорная психологическая защита – защитные проявления организма, реализуемые посредством сенсорной психической регуляции поведения.
    Перцептивная психологическая защита – защитные проявления индивида, реализуемые путем перцептивной психологической регуляции.
    Психологическая защита личности – защитные проявления личности, реализуемые при помощи сознательной и личностной регуляции поведения и деятельности.
     G.E. Vaillant (Цит. по Бодров В.А., 2006) рассматривает МПЗ как стили адаптации и классифицирует их по критерию осознанности: проективные, незрелые, невротические, зрелые. Иерархия механизмов основана на степени искажения реальности конкретным механизмом: в перечисленном порядке каждый последующий механизм обладает меньшей искажающей силой и поэтому более эффективен. Предполагается, что с возрастом защитные стили меняются от незрелых к более личностно зрелым. Люди, использующие менее зрелые механизмы, по мнению ученого, характеризуются меньшей адаптивностью в профессиональной и межличностной сферах. Наиболее примитивны проективные механизмы – это отрицание, проекция и искажение. Незрелые защиты, типичные для личностных расстройств – это фантазия, ипохондрия, двигательная активность и пассивно-агрессивное поведение. Невротические защиты включают интеллектуализацию, подавление, замещение, реактивное образование и диссоциацию. К зрелым защитам причисляются такие защиты, как сублимация, вытеснение (т.е. произвольное подавление), альтруизм, предвидение и юмор.
     N. Haan рассматривает защитные механизмы в рамках адаптации в целом (Цит. по Бодров В.А., 2006). Автор выделяет десять базовых личностных процессов личности (распознавание, классификация, смыслообразование, отсрочка ответа, восприимчивость, возврат к прошлому, отбор информации, отвлечение, трансформация, обуздание), которые могут проявляться в трех видах действий: преодоление (совладающее поведение) – сознательные целенаправленные действия; защита – вынужденные, ригидные действия, направленные на устранение тревоги, а не проблемы; избегание – иррациональные автоматизированные действия, искажающие межличностные отношения. Защитные процессы направлены «вовнутрь», процессы преодоления – «вовне». Согласно N. Haan, люди используют преодоление, когда могут действовать, а защиты – когда должны действовать.
     Ф.Б. Березин (1988) выделяет четыре типа защит:
    Препятствующие осознанию факторов, вызывающих тревогу, или самой тревоги.
    Позволяющие фиксировать тревогу на определенных стимулах (фиксация тревоги).
    Снижающие уровень побуждений (обесценивание исходных потребностей).
    Устраняющие тревогу или модифицирующие ее интерпретацию за счет формирования устойчивых концепций (концептуализация).
     Автор отмечает, что психологическая защита может реализовываться на психофизиологическом, соматическом, смысловом и поведенческом уровнях и зависит от стабильности среды и продолжительности адаптационного напряжения.
     В.А. Штроо (2001) систематизирует описанные в литературе групповые защитные механизмы. Выделяются такие защиты, как: групповое табу (запрет на обсуждение «опасных» тем внутригрупповой жизни), группомыслие (качество группового решения оценивается с точки зрения сохранности единомыслия в группе), ингрупповой фаворитизм (межгрупповое сравнение в пользу своей группы), самоизоляция, фиксация внутригрупповой статусной иерархии (становление и жесткое поддержание неравенства позиций членов группы в системе межличностных отношений) и др.
     Одной из наиболее структурированных и полных концепций психологической защиты является психоэволюционная теория эмоций R. Plutchik (Цит. по Вассерман Л.И. и соавт., 1999). В рамках данной теории предлагается специфическая сеть взаимоотношений между различными уровнями личности: уровнями эмоций, защитами и диспозицией (наследственной предрасположенностью к психическим заболеваниям). Центральная идея всей концепции заключается в том, что механизмы защиты являются производными эмоций и выполняют функцию их регуляции. Существуют восемь основных механизмов защиты (отрицание, вытеснение, регрессия, компенсация, проекция, замещение, интеллектуализация, реактивное образование), которые связаны с восемью основными эмоциями (страх, гнев, радость, печаль, принятие, отвращение, ожидание, удивление). Методику «Индекс жизненного стиля» («LSI»), описанную на результатах данной теории, на сегодняшний день следует признать наиболее удачным средством диагностики как отдельных МПЗ, так и напряженности защитной системы в целом (Вассерман Л.И. и соавт., 1999, 2010).
     Несмотря  на долгую историю исследования, проблема психологической защиты все еще  остается дискуссионной. Среди наиболее актуальных вопросов можно выделить: общие закономерности образования  и реорганизации МПЗ в онтогенезе; побудительные источники возникновения (внутри- / межличностный); функции (оборонительная / приспособительная, деструктивная / конструктивная); уровень функционирования (сознательный / бессознательный, аффективный / когнитивный); соотношение МПЗ с другими механизмами саморегуляции; критерии различения примитивных и более зрелых защит, факторы, определяющие их индивидуально-типологическую вариативность; патогенная роль примитивных МПЗ в аномальном развитии (Соколова Е.Т., 2007). 

§ 1.2. Стратегии совладания со стрессом, их связь  с механизмами защит 

     Понятие совладающего поведения. Понятие «coping» происходит от английского «to cope» – преодолевать. В германоязычной психологии в этом же смысле используются как синонимы понятия «Bewaltigung» (преодоление) и «Belastungsverarbeitung» (переработка нагрузок) (Цит. по Нартова-Бочавер С.К., 1997, с. 20). В российской психологии данное понятие переводят как адаптивное, совладающее поведение, или психологическое преодоление. Помимо термина «coping», могут употребляться также иные термины и речевые обороты. В научной англоязычной литературе, среди прочих, наиболее употребительными являются термины «handle with» (справляться с чем-либо), «deal with» (иметь дело с чем-либо), «managing» (разрешать, справляться, управлять), «resolve» (разрешать конфликты), «problem solving» (разрешение проблем). В повседневной речи «coping», как отмечает Е.В. Либина (2003), используется в смысле «go through» (проходить через ситуацию, в смысле ее разрешения), «carry out» (выполнять), «take care of» (позаботиться о чем-либо), «achieve» (достигнуть цели или результата), «take in hand» (брать (ситуацию) в свои руки). Говоря о взаимоотношениях между людьми, возможно использование оборота «get along with» (справляться с кем-либо, иметь дело с кем-либо). Обращаясь к этимологии понятия «совладание» в российской психологии, необходимо отметить, что, согласно словарю русского языка С.И. Ожегова (1988), глагол «совладать» означает «овладеть», «справиться» (с собой), «добиться самообладания» и происходит от старорусского «лад» либо «ладить». «Ладить» подразумевает под собой «приводить в готовность», «налаживать» (дело), «справиться с ситуацией», «на лад» – значит успешно (дело пошло на лад).
     Понятие «стратегия совладания» применительно  к процессу преодоления стресса  характеризует определенные способы поведения человека в стрессовых ситуациях на основе анализа признаков развития стресса (Бодров В.А., 2006). Стратегии по преодолению стресса могут быть активными и пассивно-выжидательными, с положительным или отрицательным эффектом, прямого или косвенного действия. Они направлены на поиск помощи и информации, выполнение действий по защите от стресс-факторов и изменению трудной проблемной ситуации. Но каким бы ни был характер этих действий, усилия по преодолению стресса выполняют функцию либо предотвращения, либо устранения, либо снижения стресса, либо восстановления исходного состояния.
     Как отмечает Т.Л. Крюкова (2008), совладающее со стрессом, трудной жизненной ситуацией поведение относится к малоизученным дарованиям личности или ее конструктивным силам, инициирующим направленную на мир и самого себя преобразующую активность человека. Оно связано с системой целеполагающих действий, прогнозированием возможных исходов, творческим порождением новых решений трудной (проблемной) ситуации. Совладающее поведение позволяет субъекту справиться со стрессом или трудной жизненной ситуацией с помощью осознанных действий, адекватных личностным особенностям и ситуации. Оно направлено, прежде всего, на активное взаимодействие с ситуацией – ее изменение или приспособление к ней.
     Принято считать, что первым, кто использовал  термин «coping», был L.B. Murphy (Цит. по Крюкова Т.Л., 2004), который занимался исследованием способов преодоления детьми дошкольного возраста возрастных кризисов развития. Как известно, возрастные кризисы связаны с разрешением противоречий между уже сформированной системой отношений и новыми требованиями со стороны окружающего социального мира. В представлении L.B. Murphy копинг понимается как стремление ребенка решить определенную проблему. Вместе с тем необходимо отметить, что еще в 40-х гг. XX века Н. Нartmann (Цит. по Либина Е.В., 2003) в рамках психодинамической парадигмы указывает на существование свободной от конфликтов сферы «Я» («conflict-free ego sphere»). Взаимодействие с окружающим миром происходит не только за счет защитных механизмов, приводящих к конфликтам личности, но также и за счет других механизмов, основанных на реалистическом восприятии мира с целью удовлетворения инстинктивных побуждений в условиях фрустрации.
     С.К. Нартова-Бочавер (1997) дает следующее определение копинга: «Сoping есть индивидуальный способ взаимодействия с ситуацией в соответствии с ее собственной логикой, значимостью в жизни человека и его психологическими возможностями» (с. 21). Психологическое предназначение «coping», по мнению автора, состоит в том, чтобы как можно лучше адаптировать человека к требованиям ситуации, позволяя ему овладеть ею, ослабить или смягчить эти требования, постараться избежать или привыкнуть и таким образом погасить стрессовое воздействие ситуации.
     Среди задач копинга можно выделить следующие: 1) минимизация негативных воздействий обстоятельств и повышение возможностей восстановления активности и деятельности; 2) приспособление к трудной жизненной ситуации, ее регулирование; 3) поддержание позитивного образа «Я», уверенность в собственных силах; 4) поддержание эмоционального равновесия; 5) установление и сохранение тесных взаимоотношений с окружающими людьми (Крюкова Т.Л., 2008). H. Weber (Цит. по Нартова-Бочавер С.К., 1997) также отмечает, что главная задача копинг-поведения (coping-behavior) состоит в обеспечении и поддержании благополучия человека, физического и психического здоровья и удовлетворенности социальными отношениями.
     Как отмечают R.S. Lazarus и S. Folkman (Цит. по Крюкова Т.Л., 2004), новый подход к копингу, являющийся трансакциональным и процессоцентрированным, был сформирован в конце 70-х – начале 80-х гг. Необходимость изучения копинг-поведения была продиктована научно-техническим прогрессом и в связи с этим постоянным усилением стресса в жизни отдельного человека, а также возможностью осознанного преодоления стрессовых факторов для успешной адаптации в социуме.
     В российской психологии концепция совладающего поведения создается с 90-х гг. XX века. При этом отечественные исследователи сталкиваются с немалыми методологическими и методическими трудностями, что является прямым отражением сложности поведения человека в стрессовой ситуации. В отечественной психологии исследования по преодолению стресса нашли отражение в работах Л.И. Анцыферовой (1994), В.А. Бодрова (2006), Л.Г. Дикой (2007), Л.А. Китаев-Смыка (2009), Т.Л. Крюковой (2004, 2008), А.Б. Леоновой (2000), С.К. Нартовой-Бочавер (1997) и ряда других ученых. Кроме того, существуют работы, посвященные изучению копинг-поведения в контексте целостной системы защитно-совладающего поведения и рассматривающие копинг как один из уровней или компонентов данной системы стабилизации и адаптации личности (Исаева Е.Р., 2010, Никольская И.М., Грановская Р.М., 2005, Субботина Л.Ю,, 2006).
     Подходы к изучению копинг-поведения. На сегодняшний день выделяют три основных подхода к изучению совладающего поведения и толкованию понятия «coping»: психодинамический, диспозициональный и когнитивно-поведенческий. Сторонники психодинамического подхода (Haan N., 1977., Vaillant G.E., 1977; Цит. по Бодров В.А., 2006) рассматривают процесс совладания как специфический Эго-механизм, к которому прибегает человек с целью ослабления напряжения, возникшего в результате стрессовых либо фрустрационных ситуаций.
     В рамках диспозиционального подхода (A.G. Billings, R.H. Moos, 1984; Цит. по Нартова-Бочавер С.К., 1997) копинг-стратегии рассматриваются как относительно постоянные черты личности во взаимосвязи с устойчивыми индивидуальными особенностями. Копинг понимается как предрасположенность отвечать на стрессовые события определенным образом. Ключевой идеей данного подхода является выделение стилей совладающего поведения как устойчивых личностных образований.
     Наиболее  распространенной в настоящее время  является когнитивно-поведенческая теория совладания со стрессом, разработанная R.S. Lazarus и S. Folkman (R.S. Lazarus, S. Folkman, 1984; Цит. по Крюкова Т.Л., 2008). Копинг-поведение рассматривается как динамический процесс, специфика которого зависит как от ситуации, от фазы столкновения со стрессовым фактором, стадии развития конфликта, так и от когнитивной оценки стрессора и ситуации.
     R.S. Lazarus и S. Folkman (1984) выделили два основных типа совладания со стрессом: 1) копинг, направленный на решение проблемы (problem-focused); 2) копинг, направленный на регуляцию эмоций (emotion-focused). Выбор того или иного типа копинг-поведения определяется субъективной оценкой возможности изменения проблемной ситуации. При выборе эмоционально-ориентированного копинга происходит изменение собственных установок в отношении ситуации, но не самой ситуации в целом.
     Стили преодоления стресса. В исследовании Т.Л. Крюковой (2004) показано, что человек в трудной жизненной ситуации может использовать одновременно несколько разноуровневых осознанных видов поведения: простые единичные копинг-действия, детерминированные спецификой ситуации; копинг-стратегии (конкретные образы действий); копинг-стили (группы стратегий, близких по смыслу, например, приближение к стрессовой ситуации – удаление от нее). Стиль совладающего поведения – это полноценная составляющая более интегративного явления – стиля человека в целом. Автор на основе изучения литературы приходит к выводу о выделении трех базовых стилей преодоления: 1) проблемно-ориентированный стиль, направленный на рациональный анализ проблемы, на решение трудной ситуации; проявляется в таких формах поведения, как самостоятельный анализ ситуации, обращение за помощью к другим значимым лицам, поиск необходимой информации; 2) эмоционально-ориентированный стиль является в целом следствием эмоционального реагирования на стрессовую ситуацию; проявляется в виде погружения в собственные переживания, самообвинение и т.п.; 3) избегание как стиль совладания предполагает уход от ситуации, от решения трудностей; возможно употребление алкоголя как способа отвлечься, перекладывание ответственности на других людей, частое неконтролируемое обращение за социальной поддержкой и т.п.
     В.А. Бодров (2006) также делает акцент на том, что преодоление стресса определяется не только правильным выбором и использованием адекватной ему копинг-стратегии, но и стилем преодоления, то есть индивидуально-своеобразным стереотипным привычным или предпочтительным способом действий по решению проблемы. При этом автор выделяет проактивные и реактивные стили совладания: люди с проактивным стилем нацелены, прежде всего, на предотвращение развития стресса, а лица с реактивным стилем меньше используют превентивные меры, нередко реагируя импульсивно при возникновении стресса.
     Л.И. Анцыферова отмечает, что «совладание – это процесс, в котором на разных его этапах субъект использует различные стратегии, иногда даже совмещая их. При этом … не существует таких стратегий, которые были бы эффективными во всех трудных ситуациях» (Анцыферова Л.И., 1994, с. 16).
     Влияние возраста и семьи  на психологическое  преодоление. Активное развитие совладающего поведения происходит в подростковом и юношеском возрасте в условиях постоянного активного взаимодействия с родителями и сверстниками. У взрослых людей формирование различных стратегий совладания подразумевает под собой не столько уже развитие, сколько расширение репертуара и повышение гибкости в применении определенных копинг-стратегий для ответов на стрессовые ситуации. Можно говорить о том, что положительная динамика совладающего поведения в определенной мере заключается в увеличении с возрастом продуктивных (повышающих адаптацию личности, ориентированных на разрешение проблем) и снижении непродуктивных (оказывающих в ряде случаев дезадаптивное действие) стратегий.
     Обращаясь к вопросу влияния возраста и  семьи как важного фактора  формирования совладающего поведения, можно отметить следующие работы. H. Sek (Цит. по Нартова-Бочавер С.К., 1997), изучая способы совладающего поведения в подростковом возрасте, отмечает, что буферная роль социальной поддержки увеличивается по мере увеличения силы стресса и, кроме того, среди членов семьи способы социальной поддержки остаются стабильными. Наиболее востребованной, как показывает H. Sek, является эмоциональная поддержка. Совместная деятельность подростков со взрослыми, поддержка в сложных стрессовых ситуациях является успешным залогом формирования и развития в дальнейшем адаптивных стратегий совладания и способов преодоления жизненных трудностей.
     Т.В. Гущина (2005), изучая характеристики копинг-стратегий у девиантных матерей и их детей, показала, что их копинг является неэффективным. Е.В. Куфтяк (2003) при исследовании особенностей совладающего поведения родителей и детей младшего школьного возраста в семьях, где применяются физические наказания, отмечает определенные закономерности: в данных семьях модели эмоционального копинга (переживание собственной беспомощности, невозможности справиться со стрессовой ситуацией) наследуются детьми от матери, а, например, избегание проблем – от отца. Можно говорить о т.н. межпоколенном «наследовании» копинга – передаче и присвоении семейных моделей копинга, усвоении опыта, знаний, умений, навыков и качеств совладающего (или несовладающего) с трудностями человека (Крюкова Т.Л., 2005).
     Классификации совладающего поведения. Общепризнанной классификации типов совладающего поведения на сегодняшний день не существует. Различные авторы, как зарубежные, так и отечественные, предлагают свои критерии и варианты классификации.
     H. Weber (Цит. по Нартова-Бочавер С.К., 1997) выделяет восемь способов психологического преодоления. К ним относятся: 1) реальное (поведенческое или когнитивное) решение проблемы; 2) поиск социальной поддержки; 3) перетолкование ситуации в свою пользу; 4) защита и отвержение проблемы; 5) уклонение и избегание; 6) сострадание к самому себе; 7) понижение самооценки; 8) эмоциональная экспрессия.
     Л.И. Анцыферовой (1994) предложена классификация стратегий преодоления стресса, построенная с учетом особенностей когнитивного и поведенческого уровня регуляции данного процесса и своеобразия трудных жизненных ситуаций. Автор выделяет преобразующие стратегии, приемы приспособления к трудным ситуациям, вспомогательные приемы самосохранения, приемы совершенствования нравственного начала личности.
     В.А. Бодров (2006) на основе анализа литературы и результатов собственных исследований предлагает классификацию наиболее типичных стратегий и когнитивно-эмоциональных действий по преодолению стресса, включающую в себя преобразующие стратегии, приспособление к трудным ситуациям, контроль за стрессом, «самораскрытие» и «катарсис», избегание трудных ситуаций, «самопоражающие» стратегии. Предложенная автором классификация преодоления основана на систематизации по следующим признакам: 1) превентивной (профилактической), оперативной (коррекционной), комплексной (двусторонней) направленности воздействий; 2) ориентированности приемов регуляции на личность, решение проблемы или избегание; 3) активности или пассивности форм преодоления; 4) характера мобилизованных личных ресурсов (психологических, социальных, физиологических, профессиональных). Необходимо отметить, что некоторые стратегии четко дифференцируются по перечисленным признакам, другие же могут обладать многофункциональными свойствами.
     A.G. Billings и R.H. Moos (Цит. по Нартова-Бочавер С.К., 1997) описали три способа психологического преодоления: 1) копинг, нацеленный на оценку ситуации (active-cognitive coping); 2) копинг, нацеленный на проблему, на изменение ситуации (active-behavioral coping); 3) копинг-избегание, уход от решения проблемы (avoidance или escapism). Нацеленное на оценку преодоление стресса включает в себя попытки определить значение ситуации, то есть такие стратегии, как логический анализ, когнитивная переоценка и т.д. Нацеленное на проблему совладание со стрессом имеет целью модифицировать либо устранить источник стресса. Копинг-избегание подразумевает поведенческое и/или когнитивное отстранение от наличной ситуации и, таким образом, поддержание равновесия с окружающей средой.
     Л.Г. Дикая (2007) на основе изучения анализа взаимодействия психологических систем профессиональной деятельности и деятельности по саморегуляции состояния выделяет (в зависимости от объекта и направленности средства саморегуляции) два типа совладания со стрессом – деятельностно-ориентированный и эмоционально-ориентированный. По мнению автора, осознанный выбор той или иной стратегии определяется ценностно-нравственными и мотивационно-когнитивными стратегиями и ресурсами.
     В целом необходимо отметить, что большинство  классификаций в определенной мере построено вокруг двух предложенных R.S. Lazarus и S. Folkman модусов психологического преодоления, направленного либо на решение проблемы (problem-focused), либо на изменение собственных установок в отношении стрессовой ситуации (emotion-focused). Данные авторы разработали наиболее полную и точную классификацию стратегий совладания, выделив на основе факторного анализа восемь основных копинг-стратегий: конфронтация, дистанциирование, самоконтроль, поиск социальной поддержки, принятие ответственности, избегание, планирование решения проблемы, положительная переоценка (Вассерман Л.И. и соавт., 2010).
     С.К. Нартова-Бочавер (1997), проанализировав различные классификации совладающего поведения зарубежных авторов, предлагает в качестве возможных оснований для создания удовлетворительной системной классификации следующие признаки копинга: 1) ориентированность, или локус-копинг (на проблему или на себя); 2) область психического, в которой непосредственно «развертывается» преодоление (внешняя деятельность, представления или чувства); 3) эффективность копинга (приносит ли желаемый результат по разрешению затруднений или нет); 4) временная протяженность полученного эффекта (разрешается ситуация радикально или требует возврата к ней); 5) ситуации, провоцирующие копинг-поведение (кризисные или повседневные).
     Ресурсы совладающего поведения  и эффективность  копинга. Поскольку психологическое преодоление «запускается» ситуацией, то естественно считать его завершенным, состоявшимся, когда ситуация для субъекта утрачивает свою значимость как раздражитель и тем самым освобождает его энергию для решения других задач.
     При решении проблемной ситуации реализуются  две функции совладающего поведения: поведение, направленное на решение  проблемы, ситуации, и поведение, направленное на снижение эмоционального напряжения, вызванного данной ситуацией. Соответственно, рассматривая вопрос эффективности копинга, можно выделить объективный критерий, связанный с достижением определенной цели, решением проблемы, и субъективный критерий, связанный с регулированием эмоционального напряжения, сохранением положительного самочувствия и активности.
     Стратегии копинг-поведения определяются спецификой ситуации и личностными особенностями: эффективность одного и того же копинга  может меняться в зависимости от ситуации, одна и та же стратегия может быть эффективна для одного человека и бесполезна для другого. Вместе с тем, в основном критерий эффективности психологического преодоления для любого человека связан с психическим благополучием, и определяется снижением уровня невротизации личности (Nakano K, 1991; Цит. по Нартова-Бочавер С.К., 1997).
     Обращаясь к эффективности совладания в  зависимости от гендерной принадлежности, необходимо отметить, что мужчины  и женщины выбирают разные стратегии совладания с неблагоприятными жизненными событиями: мужчины предпочитают активные действия для разрешения ситуации; женщины склонны к более пассивной позиции, они чаще обращаются за социальной поддержкой и разрешают возникшие трудности эмоционально (Blanchard-Fields F et al., 1991, Цит. по Нартова-Бочавер С.К., 1997).
     Эффективным способом преодоления стресса является выражение собственных чувств, кроме  прямого выражения агрессивности; ожидаемая социальная поддержка  в виде значимых других может выступать фактором более эффективного поведения и разрешения ситуаций (Холмогорова А.Б., Гаранян Н.Г., Петрова А.Г., 2003).
     Wong P.T. отмечает, что «… преодоление стресса является эффективным в той степени, в какой человек располагает и может использовать соответствующие ресурсы и стратегии преодоления» (Wong P.T., 1993, с. 51. Цит. по Бодров В.А., 2006). Развитие и реализация как личностных, так и средовых ресурсов является основным фактором противодействия стрессовым ситуациям. Ресурсы – это физические и духовные возможности человека, мобилизация которых обеспечивает выполнение способов поведения для предотвращения или купирования стресса.
     Изучению  ресурсов совладающего поведения посвящено  немало научных работ. Л.Г. Дикая (2007) на основе разработанной модели субъектной активности предлагает классификацию психологических и социально-психологических ресурсов, обеспечивающих успешность формирования профессиональной и личностной самореализации субъекта труда и возможности совладания со стрессом. Выделяются следующие ресурсы:
     1. Ресурсы профессионального пространства (профессия, условия деятельности, семья, общество).
     2. Субъектно-деятельностные ресурсы (когнитивные ресурсы, новые управленческие технологии, наличие способностей, уровень интеллектуального развития, образованность и др.).
     3. Субъектно-личностные ресурсы (повышение самооценки, уверенности, самоконтроля, общая интернальность, развитая эмоциональная саморегуляция, способность к адаптации и др).
     4. Социально-психологические ресурсы как «социальный фонд» (состояние социальной и экономической жизни общества, информационная помощь, денежное и моральное вознаграждение, поддержка семьи, социальная поддержка коллег и др.).
     5. Социально-профессиональные ресурсы (возможность повышения профессиональной квалификации, льготы при смене профессии, переобучении, профессиональные тренинги и др.).
     В.А. Бодров (2006) все ресурсы человека в соответствии с их ролью в регуляции процессов преодоления стресса разделяет на несколько видов: личностные, социальные, психологические, профессиональные, физические и материальные.
     Соотношение понятий «психологическая защита» и «совладание». Совладающее поведение и механизмы психологических защит рассматриваются как важнейшие формы адаптационных процессов, вместе с тем в настоящее время в литературе отсутствует пока общепринятая позиция о соотношении механизмов защит и стратегий совладания.
     В отличие от защитных механизмов, способствующих ослаблению психического дискомфорта  в рамках неосознанной деятельности, процессы совладания используются как сознательные стратегии действий личности, направленные на устранение ситуации психологической угрозы (Вассерман Л.И. и соавт., 1999, 2010).
     Основным  отличием защитных автоматизмов от копинг-стратегий  является неосознанное включение первых и сознательное, целенаправленное использование последних. Психологические защиты не учитывают особенностей ситуации, приводят к искажению действительности и самого себя, дают возможность только разового снижения напряжения и не нацелены на будущее, в то время как копинг-поведение нацелено как на изменение ситуации, так и на изменение отношения к ситуации (на данный момент и в перспективе).
     Л.И. Анцыферова обращает внимание, что «… люди, предпочитающие конструктивно преобразующие стратегии, оказываются личностями с оптимистическим мировоззрением, устойчивой положительной самооценкой, реалистическим подходом к жизни и сильно выраженной мотивацией достижения. Люди же, уходящие от трудных ситуаций, прибегающие к механизмам психологической защиты, … воспринимают мир как источник опасностей, у них невысокая самооценка, а мировоззрение окрашено пессимизмом» (Анцыферова Л.И., 1994, с. 12).
     Для различения механизмов психологической  защиты (МПЗ) и механизмов совладания Л.И. Вассерманом и соавт. (1999) предложена следующая схема анализа:
    МПЗ не приспособлены к требованиям ситуации и являются ригидными; техники эмоционального самоконтроля являются пластичными и приспособлены к ситуации.
    МПЗ стремятся к возможно более быстрому уменьшению возникшего эмоционального напряжения; при использовании эмоционального самоконтроля человек, напротив, часто сам приносит себе мучения (антигедонистический характер техник самоконтроля).
    МПЗ «близоруки», создают возможность только разового снижения напряжения (принцип действия – «здесь и сейчас»), тогда как механизмы совладания рассчитаны на перспективу.
    МПЗ приводят к искажению восприятия действительности и самого себя; механизмы самоконтроля связаны с реалистическим восприятием, а также со способностью к объективному отношению к самому себе.
     К критериям совладания Т.Л. Крюкова (2008) относит, в отличие от механизмов психологических защит, следующие параметры: осознанность поведения; целенаправленность; контролируемость ситуации (возможность устранить, преобразовать ситуацию или приспособиться к ней); неразрывная связанность с трудной (стрессовой) ситуацией и направленность на нее – адекватность ситуации и моменту времени (своевременность); регуляция уровня стресса; значимость последствий выбора данного поведения для психологического благополучия субъекта; социально-психологическая обусловленность совладания (принадлежность как индивидуальному, так и групповому субъекту); возможность обучения этому виду поведения, подготовки, «закаливания» перед жизненными трудностями. 

§ 1.3. Психопатии как нарушения  характера и поведения 

     Под расстройствами личности подразумеваются  выраженные и устойчивые нарушения  характера и поведения, которые  препятствуют социальной адаптации. В  нашей стране для этих случаев  обычно используется термин “психопатия”, предложенный В.М. Бехтеревым еще в 1886 г. (Цит по Коркина М.В., Лакосина Н.Д., Личко А.Е., 1995).
     Психопатия  – это аномалия характера, которая  определяет психический облик, накладывая отпечаток на весь душевный склад, в  течение жизни не подвергается сколько-нибудь резким изменениям и мешает приспособляться к окружающей среде (Ганнушкин П.Б., 1964). Эти признаки О.В. Кербиковым были положены в основу диагностических критериев психопатии: 1) тотальность патологических черт характера; они проявляются везде – дома и на работе, в труде и на отдыхе, в условиях обыденных и при эмоциональных стрессах; 2) стабильность патологических черт характера; они сохраняются на протяжении всей жизни, хотя впервые выявляются в разном возрасте, чаще всего в подростковом, иногда с детства, реже при повзрослении; 3) социальная дезадаптация является следствием именно патологических черт характера, а не обусловлена неблагоприятной средой (Цит по Коркина М.В., Лакосина Н.Д., Личко А.Е., 1995).
     В настоящее время выделяют конституциональные (генуинные, “ядерные”) психопатии, обусловленные наследственностью и проявляющиеся даже при самых благоприятных условиях непосредственного социального окружения; психопатическое (патохарактерологическое) развитие (“приобретенные психопатии”, “патохарактерологические формирования”), являющиеся следствием неправильного воспитания или продолжительного дурного влияния окружающей среды, особенно если это приходится на подростковый возраст (период становления характера); органические психопатии – являются результатом пренатальных, натальных и ранних постнатальных (первые 2-3 года жизни) вредных воздействий на формирующийся мозг (тяжелые токсикозы беременности, травмы плода во время беременности и родов, внутриутробные и ранние мозговые инфекции и нейроинтоксикации, длительные истощающие соматические заболевания с первых месяцев жизни); психопатоподобные расстройства на почве резидуальных органических поражений мозга возникают после черепно-мозговых травм, мозговых инфекций и нейроинтоксикаций, перенесенных в возрасте, когда формирование мозга уже завершено, т.е. после 3-4 лет жизни; психопатоподобные (псевдопсихопатические) расстройства при шизофрении наблюдаются в виде самостоятельной психопатоподобной формы, во время ремиссии после перенесенного приступа или как один из вариантов исхода заболевания (Коркина М.В., Лакосина Н.Д., Личко А.Е., 1995; Жариков Н.М., Тюльпин Ю.Г., 2002).
     Классификации психопатий весьма разнообразны. В МКБ-10 включены следующие типы.
     Шизоидное расстройство личности (шизоидная  психопатия) по МКБ-10 характеризуется следующими чертами характера: неспособностью переживать наслаждение (ангедония); эмоциональной холодностью и неспособностью выразить теплые или неприязненные чувства к другим; слабой реакцией на похвалу и порицания; малым интересом к сексуальному общению с другими; склонностью к фантазированию про себя и к интроспекции (погружение во внутренний мир); недостатком тесных доверительных контактов с другими; затруднением в понимании и усвоении общепринятых норм поведения, что проявляется эксцентричными поступками.
     Диссоциативное  расстройство личности (психопатия неустойчивого типа, антисоциальное расстройство личности) распознается по следующим признакам: пренебрежение чувствами других и недостаток эмпатии – способности проникновения в их переживания; безответственность и игнорирование социальных норм, правил и обязанностей; неспособность поддерживать устойчивые отношения с другими; низкая толерантность к фрустрации (невозможность получить желаемое); легкость агрессивных вспышек, включая жестокость; отсутствие чувства вины и неумение извлекать опыт из прошлого, в особенности из наказаний; склонность во всем обвинять других и жаловаться на неудачи; постоянная раздражительность.
     Эмоционально-неустойчивое расстройство личности (эмоционально-лабильный  тип психопатии, эксплозивная, аффективная, импульсивная, возбудимая, эпилептоидная психопатии) по МКБ-10 представляет сборную группу с различными нарушениями эмоциональной сферы. В русской психиатрии принято различать два близких, но не тождественных типа.
     Эксплозивная (аффективно-лабильная) психопатия характеризуется эмоциональными вспышками по малейшему поводу, но гнев легко сменяется слезами, ругань и швыряние вещей – стенаниями, агрессия к другим – нанесением самоповреждений, покушениями на самоубийство. Настроение часто меняется, что ведет к неусидчивости, несобранности, отвлекаемости.
     Эпилептоидная психопатия отличается тем, что, кроме эксплозивности (склонности к безудержным аффективным реакциям с агрессией и аутоагрессией), периодически возникают состояния дисфории – мрачно-злобного настроения, во время которого больные ищут, на чем бы сорвать накопившееся зло. Дисфории длятся от нескольких часов до нескольких дней. Бурным аффективным реакциям обычно предшествует постепенное закипание сперва подавляемого раздражения. В аффекте, во время драк звереют – способны наносить тяжкие повреждения. Иногда выявляются нарушения влечений, чаще всего садистско-мазохистские склонности.
     Гистрионическое расстройство личности (истерическая психопатия), согласно МКБ-10, может быть диагностировано при наличии склонности к самодраматизации, театральности поведения, преувеличенном выражении эмоций; внушаемости, легкой податливости влиянию других; поверхностной и лабильной эффективности; эгоцентричности со стремлением себе все прощать и не считаться с интересами других; постоянного желания быть оцененным и легкой уязвимости; жажды ситуаций, где можно быть в центре внимания окружения; манипулятивного поведения (любые подтасовки), чтобы добиться своих целей.
     Ананкастное (обсессивно-компулъсивное) расстройство личности (психастеническая психопатия) характеризуется нерешительностью, постоянными сомнениями; чрезмерной предусмотрительностью в отношении возможно опасного или неприятного для себя хода событий; перфекционизмом (т.е. стремлением всегда достигать наивысших результатов, все сделать лучшим образом независимо от маловажности дела); потребностью повторно перепроверять сделанное; крайней озабоченностью в отношении деталей в пустяковых вещах и утратой широкой перспективы; чрезвычайной совестливостью, скрупулезностью, озабоченностью, мешающими испытывать удовольствие; педантизмом и соблюдением условностей с ограниченной способностью выразить теплые чувства; ригидностью и упрямством, настаиванием, чтобы другие подчинялись установленному ими порядку; появлением нежелательных мыслей и побуждений, которые, однако, не достигают степени тяжелой навязчивости; потребностью планировать всякую деятельность наперед в самых незначительных деталях.
     Тревожное (“избегающее”) расстройство личности (сенситивная  психопатия) по критериям МКБ-10 может быть распознано по постоянному чувству внутреннего напряжения и тревоги; застенчивости и чувству собственной неполноценности, неуверенности в себе; постоянным попыткам понравиться и быть принятым другими; повышенной чувствительности к критике со стороны; по склонности отказываться вступать во взаимоотношения с окружающими, пока не будут уверены, что не будут подвергнуты критике; весьма ограниченному кругу личных привязанностей; тенденции преувеличивать потенциальную опасность и риск каждодневных ситуаций, избегая некоторые из них, что, однако, не достигает устойчивых фобий (навязчивых опасений); по ограниченному образу жизни, позволяющему чувствовать себя в безопасности.
     Зависимое расстройство личности соответствует одному из видов астенической психопатии. Его характеризует склонность перекладывать ответственность за себя на других и целиком подчиняться интересам того, от кого зависят, пренебрегая собственными желаниями. Себя оценивают как беспомощных, некомпетентных и невыносливых. Им присущ страх быть покинутыми и постоянная потребность в успокоении в этом отношении. Они не переносят одиночества, чувствуют себя опустошенными и беспомощными, когда обрываются связи с тем, от кого зависели. Ответственность за несчастья переносят на других.
     Смешанные типы расстройства личности диагностируются, когда трудно установить отдельный тип из-за того, что черты разных типов представлены относительно равномерно. Однако совершенно “чистые” типы психопатий встречаются относительно редко – тип следует определять по преобладающим чертам. Так же как при акцентуациях характера, смешанные типы могут быть промежуточными (преимущественно наследственно обусловленными, например, шизоидно-эпилептоидная психопатия), или амальгамными (на эндогенное ядро одного типа наслаиваются черты другого вследствие длительного неблагоприятного влияния среды, например, на конституциональные черты эмоциональной лабильности при воспитании в детстве как “кумира семьи” накладываются гистрионические, т.е. истероидные, черты).
     П.Б. Ганнушкин (1964) описал несколько групп  психопатий. Группа циклоидов (конституционально-депрессивные, конституционально-возбужденные, циклотимики, эмотивно-лабильные) отличаются особенностями господствующего настроения. Группу астеников (неврастеники, “чрезмерно впечатлительные”, психастеники) объединяла склонность к легкой истощаемости и “раздражительная слабость”. Кроме того, выделялись группы шизоидов, паранойиков, эпилептоидов, истерических и неустойчивых психопатов и др., большинство из которых включены в МКБ-10 под теми же или иными названиями. О.В. Кербиков (1971) для классификации взял типы высшей нервной деятельности И.П. Павлова и разделил психопатии на возбудимые (эксплозивные, эпилептоиды) и тормозимые (астеники, психастеники).
     Динамика  психопатий. Расстройства личности, в особенности конституциональные психопатии, отличаются стабильностью: патологические черты характера, выявившиеся в определенном возрасте, сохраняются на всю жизнь. Однако эти черты то заостряются, то смягчаются. Это дало основание московскому психиатру П.Б. Ганнушкину (1964) развить учение о динамике психопатий. К динамическим сдвигам были отнесены этапы формирования психопатий, возрастные кризы, компенсации и декомпенсации, психопатические фазы, трансформации типов психопатий.
     Возрастные  кризы – пубертатный и климактерический – обусловлены в основном биологическими факторами. Период полового созревания сильнее выявляет и заостряет патологические черты характера у мальчиков, климактерический период в этом отношении сильнее действует на женщин.
     Компенсация – временное смягчение  психопатических особенностей за счет изменения “микросреды” (семейной, трудовой) на такую, где эти особенности не мешают наилучшим образом приспособиться (например, уединенный образ жизни с возможностью целиком отдаться увлечению или интересам при шизоидном расстройстве личности). Реже компенсация осуществляется за счет активной выработки механизмов психологической защиты, образа жизни и манеры поведения.
     Декомпенсация – заострение психопатических  черт, сопровождаемое обычно нарушениями  поведения и социальной дезадаптацией. Наступает чаще под действием неблагоприятных факторов среды, однако обычно вполне переносимых здоровыми личностями.
     Психопатические фазы – периодические без каких-либо причин резкие ухудшения, также через некоторое время сами по себе проходящие – встречаются только при некоторых типах психопатий. Примером могут послужить дисфории при эпилептоидной психопатии.
     Депсихопатизация  – стойкое сглаживание психопатических  черт характера с многолетней  компенсацией. Обыденные жизненные  трудности и повседневные стрессы переносятся удовлетворительно. Тип характера остается прежним, но не препятствует социальной адаптации. Наступает в благоприятных условиях, особенно при наличии гармоничной семьи, приблизительно в 15% случаев.
     Особенности психопатий возбудимого  круга [по МКБ 10: расстройства личности – F60.3]. Лица с диагнозом «возбудимая психопатия» отличаются бурными вспышками раздражения, недовольства и гнева в ситуациях, не отвечающим интересам больного или в случаях, когда ущемляют его права. Поведение больного может не отличаться от нормального, если все их желания реализуются. Однако при малейшем ущемлении их интересов они действуют импульсивно, без достаточной логической оценки, без учета возможных последствий. Бурно отреагировав на психотравму, больные быстро успокаиваются, испытывают удовлетворение, иногда сожалеют о своей несдержанности, но никогда не признают своей вины полностью.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.