На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Тема Родины в творчестве Марины Цветаевой

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 23.08.2012. Сдан: 2012. Страниц: 12. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Муниципальное образовательное учреждение
средняя общеобразовательная  школа № 11 
 
 
 
 
 

Реферат по литературе: 

«Тема Родины в творчестве Марины Цветаевой». 
 
 
 
 
 
 
 

                                                               Работу выполнила
                                                                   ученица 11 класса А
                                                                                        Якушенкова Мария Михайловна
                                                         Преподаватель
                                                                                  Леонова Галина Максимовна 
 

Смоленск 2008г. 

План 

                                                                     I. Вступление……………………………………………………………………………… с. 3.
II. Основная часть. Тема Родины в лирике М.Цветаевой.
1. Москва юной Марины. «Этот тополь среди акаций, цвета пепла и серебра…»…. с. 5.
2. «Версты». «Ох,  Родина–Русь…»…………………………………………………….. с. 15.
3. Эмиграция.  «Тоска по Родине!»………………………………………………………с. 22.
4. «Стихи к  сыну»………………………………………………………………………...с. 27.
5. Возвращение на родину. «Чужбина, Родина моя!»………………………………….с. 30.
III. Заключение…………………………………………………………………………...с. 32.
IV. Список литературы…………………………………………………………………..с. 35. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

I. Вступление.
                 Родина – не есть условность территорий, а принадлежность памяти и крови. Не быть в России, забыть Россию может бояться только тот, кто Россию мыслит вне себя. В ком она внутри – тот теряет ее лишь вместе с жизнью.
                   М. Цветаева. 

   Всем  известно, что в первой четверти двадцатого века появилось множество талантливых писателей и поэтов, (недаром этот период получил название «серебряный век» русской литературы, век возрождения) среди них и Александр Блок, и Николай Гумилев, и Осип Мандельштам, и Анна Ахматова, и Марина Цветаева, и многие другие. Поэзия «серебряного века» совершенно необыкновенна, она пропитана тревожным духом времени революций и перемен. Поэты именно этого времени заставили меня полюбить поэзию в целом, и наиболее яркое впечатление на меня произвели стихи Марины Ивановны Цветаевой.
   Первое  же прочитанное мною стихотворение из «Вечернего альбома» оставило неизгладимый след в моей душе. Это стихотворение – «Молитва». Сколько лихорадочной, страстной жажды жизни в этих восхитительных строках!
    
          Я жажду сразу –  всех дорог!
          Всего хочу: с душой цыгана
          Идти  под песни на разбой,
          За  всех страдать под звук органа
          И амазонкой мчаться  в бой;
          Гадать  по звездам в черной башне,
          Вести детей вперед, сквозь тень…
          Чтоб  был легендой день вчерашний,
          Чтоб  был безумным каждый день!1 

Именно  эти строки в корне изменили мое  отношение к поэзии, они влюбили меня в Цветаеву. Этот поэт, чьи стихи необычны и наполнены огромной силой переживания, чья поэзия мужественна и трагична, навсегда вошел в мою жизнь. Тема Родины в русской поэзии – вечная. Пожалуй, в нашей литературе не найти поэта, который бы не говорил о России. И в творчестве Марины Цветаевой эта тема является одной из ведущих. Ее любовь к родной стране захватила меня и не перестает восхищать, поэтому темой моего экзаменационного реферата является  «Тема Родины в творчестве Марины Цветаевой».
   Цель  моей работы – проследить эволюцию темы Родины в поэзии М.Цветаевой, выявить, в чем своеобразие ее стихов о России.
   В написании реферата мне очень  помогла книга В.А.Швейцер «Быт и бытие Марины Цветаевой». Книга  о жизни и творчестве М.И.Цветаевой – итог собирательской и исследовательской работы автора. Книга А. Саакянц «Жизнь и творчество Марины Цветаевой», повествующая о трудной судьбе поэтессы, о ее творчестве, личных драмах, падениях и разочарованиях, также мне очень помогла.  
 
 

II. Основная часть. Тема Родины в лирике М.Цветаевой. 

1. Москва юной Марины.
«Этот тополь среди акаций, цвета пепла и  серебра…»  

   Сначала была Москва, родившаяся под пером юного, затем молодого поэта: подруга, спутница ребенка, с его маленькими и такими важными радостями, и реже – печалями.
   Марина  Ивановна Цветаева родилась в Москве 26 сентября 1892 года в полночь с  субботы на воскресенье, на Иоанна Богослова, почти в самом центре Москвы, в  тихом Трехпрудном переулке, в  небольшом уютном доме, похожем на небольшую усадьбу фамусовских времен. По происхождению, семейным связям, воспитанию она принадлежала к научно-художественной интеллигенции. Если влияние отца, Ивана Владимировича, университетского профессора и создателя одного из лучших Московских музеев (ныне музея Изобразительных Искусств), до поры до времени оставалось скрытым, подспудным, то мать, Мария Александровна, страстно и бурно занималась воспитанием детей до самой своей ранней смерти, – по выражению дочери – завила их музыкой: «После такой матери мне осталось только одно – стать поэтом». Характер у Марины Цветаевой был трудный, неровный, неустойчивый. Илья Эренбург, хорошо знавший ее в молодости, говорит: «Марина Цветаева совмещала в себе старомодную учтивость и бунтарство, пиетет перед гармонией и любовью к душевному косноязычию, предельную гордость и предельную простоту. Ее жизнь была клубком прозрений и ошибок».2
    
   Красною кистью
   Рябина  зажглась.
   Падали  листья.
   Я родилась.
   Спорили сотни
   Колоколов.
   День  был субботний:
   Иоанн Богослов.
   Мне и доныне
   Хочется грызть
   Красной рябины
   Горькую кисть.3 

   Детство, юность и молодость Марины Ивановны прошли в Москве и в тихой подмосковной Тарусе, отчасти за границей. Во главе  всего и вся царил, конечно, отчий: «волшебный» дом в Трехпрудном  переулке: 

                      Высыхали  в небе изумрудном
                      Капли звезд, и пели петухи.
                      Это было в доме старом, доме чудном…
                      Чудный  дом, наш дивный дом  в Трехпрудном,
                      Превратившийся  теперь в стихи.4 

   Таким он предстает в этом уцелевшем  отрывке отроческого стихотворения. Дом был одушевлен: его зала становилась участницей всех событий, встречала гостей; столовая, напротив, являла собою некое пространство для вынужденных четырехкратных равнодушных встреч с «домашними», – столовая осиротевшего дома, в котором уже не было матери, а постоянная занятость отца лишала обеденные и прочие ритуалы душевного общения. Мы не узнаем из стихов Цветаевой, как5 выглядела зала или столовая, вообще сам дом – «на это есть архитектура, дающая». Но мы знаем, что рядом с домом стоял тополь, который так и остался перед глазами поэта на всю жизнь: 

                        Этот  тополь! Под ним  ютятся
                        Наши  детские вечера.
                        Этот  тополь среди акаций,
                        Цвета пепла и серебра.5  

    
   Небольшой дом в Трехпрудном был олицетворением цветаевской Москвы: на такие «домики  старой Москвы», маленькие и беззащитные, надвигались новые доходные дома – «вас заменили уроды, грузные в шесть этажей», – и юная Цветаева, как и впоследствии всю жизнь, была на стороне «обиженных».
   «Трехпрудный  дом» был в революцию снесен, и  в этот переулок Цветаева с тех  пор больше не пришла… Была Тверская – «колыбель юности», и Тверской бульвар – «магическая верста» (слово «верста», как и само  понятие, станет для поэта символичным). Верста эта вела к памятнику Пушкину – «чугунному правнуку Ибрагимову». Весной через открытое окно в комнате можно было услышать звуки шарманки, погрустить об ушедшей зиме, и растаявшем катке, с которым таяла, растворялась в небытии девичья романтическая мечта… Пасхальный московский день порождал в душе смутную грусть; это чувство юному поэту как бы передавал сам город, растревоженный весной. Они ведь были неразлучны: Москва и юная Цветаева.
   Вот как об этом вспоминает сестра Марины Цветаевой А.И.Цветаева:
   В Александровский  сад нас водили редко; чаще на ближние  – Тверской и Страстной  бульвары и на Патриаршие пруды. Об Александровском саде на всю жизнь осталась тоска.
   Магазины  старой Москвы… Мы любили ходить в самый «простой» из них, близкий к нам, детям, был – Севастьянов: небольшой магазин, вкусно пахнущий сдобным и сладким. Отсюда раз в неделю шла нам плетеная из лучинок корзиночка с десятком пирожных и конфеты-завсегдатаи: клюква в сахаре (папино любимое нам – детям), пастила, мармелад. Тут мы брали на «книжку». Севастьянов был на Тверской. На Тверской же, дальше по направлению к Охотному, – Филиппов: большой хлебный магазин и кондитерская с мраморными столиками, где мы с мамой присаживались съесть пирожки с капустой, горячие. Черный филипповский хлеб славился на всю Москву и за ее пределами.6  

                                                   Тверская. 

                    Вот и мир, где сияют витрины,
                    Вот Тверская, – мы вечно  тоскуем о ней.
                    Кто для Аси нужнее Марины,
                    Милой Асеньки кто мне  нужней? 

                    Мы  идем, оживленные рядом,
                    Все впивая: закат, фонари, голоса
                    И по чьим-нибудь взглядом
                    Иногда  опуская глаза. 

                    Только  нам огоньками  сверкая,
                    Только  наш он, московский
                    Вечерний  апрель.
                    Взрослым  улицам, нам же Тверская –
                    Полувзрослых  сердец колыбель. 

                    Колыбель  золотого рассвета,
                    Удивление миру, что утро дано…
                    Вот окно бриллиантами Тэта,
                    Вот с огнями другое окно… 

                    Все поймем мы чутьем или  верой,
                    Всю подзвездную даль и небесную ширь!
                    Возвышаясь  над площадью серой
                    Розовеет  страстной монастырь. 

                    Мы  идем, ни на миг не смолкая.
                    Все родные – слова, все  родные – черты!
                    О, апрель незабвенный  – Тверская,
                    Колыбель  нашей юности ты!7 

     Из  воспоминаний Анастасии Цветаевой: 

     Летами  мы жили в Тарусе, куда ездили всем домом  с Курского вокзала  до Ивановской станции  и оттуда семнадцать верст по невероятной (обрывами, то глинистой, с глубокими  колеями, то песчаной) дороге – до парома (позже  – до станции Ока  и оттуда пароходом).8 

                    Если  шагом, в гору –  тяжко,
                    В сонном поле – гром…
                    Ася, слышишь? Спит, бедняжка,
                    Проспала  паром! 

                    Впереди Ока блеснула
                    Жидким  серебром…
                    Ася глазки разомкнула,
                    – «Подавай паром!»9 

     Из  воспоминаний Анастасии Цветаевой: 

     Таруса. Маленький городок  на холмах, поросших березами, на левом берегу Оки. Яблочные и ягодные сады. Собор на площади (там же бывает ярмарка) и красная с белым Воскресенская церковь – на крутом холме. Это на полпути к даче, где мы живем; на холме пониже, часовенка, точь-в-точь как на картине «Над вечным покоем».
     Полноценнее, счастливее детства, чем наше в Тарусе, я не знаю и не могу вообразить…10  

     Девочка вырастала в девушку,  затем  – в молодую женщину. 27 января 1912 года состоялась свадьба Марины Цветаевой и Сергея Эфрона. В 1912 году выходит второй сборник стихов Марины Цветаевой «Волшебный фонарь», посвященный мужу.
     Сияющий день 31 мая 1912 года, когда был открыт знаменитый Музей изящных искусств на Волхонке и заветная мечта И.В.Цветаева воплотилась наконец в его любимом детище. Он умер спустя год с небольшим после открытия Музея. Однако он сумел еще порадоваться на внучку: 5 сентября 1912 года у Марины родилась дочь Ариадна – Аля.
     Устойчивый  быт уютного дома в одном из старомосковских переулков, неторопливые будни профессорской семьи – все это было поверхностью, под которой уже зашевелился «хаос» настоящей, недетской поэзии. К тому времени Цветаева уже хорошо знала себе цену как поэту (уже в 1914 году она записывает в своем дневнике:«В своих стихах я уверена непоколебимо»), но ровным счетом ничего не делала для того, чтобы наладить и обеспечить свою человеческую и литературную судьбу.        

     Из  воспоминаний Анастасии Цветаевой: 

     Когда в конце лета 1914 года мы вновь оказались  в Москве, это была уже другая Москва – военная. Шли  маршевые роты. В наш дом в Трехпрудном №8, где мы родились и выросли, мы никогда не вернулись. Брат вскоре отдал его под лазарет для раненых, которых уже свозили в Москву. С уходом дома, где еще незримо с нами жили папа и мама, с началом войны, кончилась наша юность.11  

     Этот  мир невозвратно-чудный
     Ты  застанешь еще, спеши!
     В переулок сходи Трехпрудный,
     В эту душу моей души.12 

     Такому  чувству, такому отношению нужен  был непосредственный толчок, и он последовал. Зимой 1915-16 года Цветаева ненадолго  приехала в Петроград (для нее – Петербург – город Анны Ахматовой и Александра Блока). И хотя она не встречалась с ними, город на Неве был для нее священен их именами, к которым после единственной и недолгой встрече присоединилась имя Михаила Кузьмина. И если сам город, с его европейскими прямыми улицами и домами-дворцами, вероятно, не слишком впечатлил Цветаеву еще в 17-летнем возрасте посетившую Париж, то она была очарована самим духом его, бессонными бдениями, наполненными чтением стихов, – так, во всяком случае, Цветаева, по своему мифотворческому сознанию, воспринимала северную столицу. Здесь царили блоковские метели, мгновенно кончающиеся зимние дни и длинные ночи, проходившие в бесконечном чтении стихов при свете люстр и блеске зеркал под высоченными зеркалами… Эта поездка вызвала в душе Цветаевой реакцию некой ревнивой потребности самоутверждения и даже противопоставления себя – поэта Москвы, себя – москвички и, наконец, самой Москвы – Петербургу и его поэтам. Ибо она и Москва (не устанем повторять!) были единым целым. 

                     Царю  Петру и вам, о  царь, хвала!
                     Но  выше вас,  цари, колокола.
                     Пока  они гремят из синевы,
                     Неоспоримо  первенство Москвы…13 

     В бессонной Москве (не только в Петербурге не спят по ночам) романтичнее мечтается  о петербургском «божестве» –  Александре Блоке… Кто знает, были бы написаны в 1916 году стихи к Блоку, если б Цветаева не съездила в его город… Петербургской скорости, сдержанности противопоставлена московская, на все распространяющаяся, понимаемая в широком смысле простота, даже простонародность; европеской воспитанности – российская удаль. К тому же 1916 году относятся стихи, в которых Цветаева делает героиней женщину лихую, грешную, бесшабашную, «Царь-Девицу - беззаконницу». И в этом – тоже её своеобразный вызов, вызов Москвы – Петербургу, или, мягче, - соревнование, но соревнование любовное и немного авантюрное. Впрочем, с Москвой не дано сравниться ни одному городу, ибо она – уникальная точка мира, «Огромный странноприимный дом», куда все придут в конечном счете. Если б Цветаева могла хотя бы отдаленно предположить, сколь пророческими окажутся её слова! Ведь Москва, в её романтическом осмыслении, была как бы некой «квинтэссенцией» городов, мировым городом. подобно поэту-гражданину вселенной, а говоря её словами – «утысячеренному человеку». Рассуждая же с точки зрения судьбы: Цветаевой, после долгой разлуки, суждено было под конец жизни в Моску вернуться. Но об этом – в своем месте…
     В своих стихах Цветаева всегда экономно, прицельно использует цвет. В «Стихах  о Москве» определяющий цвет –  красный, он дан в сочетании с золотым и синим. Красный цвет в народной традиции неразрывно связан с красотой, любовью, жизнью сердца. И Цветаева сознательно следует этой традиции, используя для передачи различных нюансов все оттенки этого цвета. У неё «красный», «червонный», «багряный» означают «прекрасный», «драгоценный», «дорогой». «Червонные возблещут купола», «с багряных куполов», «в червонный день Иоанна родилась Богослова», «Иверское сердце, червонное, горит».
     Московская  тема в творчестве Цветаевой всегда связана с темой пути, путешествия, открытия. «С кремлевского кремля» героине видна вся земля. Москва дает ощущение пространства, распахивает перед ней дали. Общение с городом, поклонение его святыням врачуют душу. Любящее сердце Москвы открыто всем обиженным, заблудшим, заплутавшимся, страждущим. Человек может быть грешен, глух к чужим страданиям и боли, но рано или поздно в нем проснется желание очистить свою душу. И тогда он сумеет расслышать отдаленный, но настойчивый зов с «колокольного семихолмия».
                      Издалека-далече –
                      Ты  все же позовешь.14
      Цветаевская Москва той поры была уютной и благостной, «дивным городом», приютом странников, что берут по «всюду бегущим» российским дорогам… 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

         2. «Версты».  «Ох, Родина-Русь…» 

      С весны тысяча семнадцатого года для  Марины Цветаевой наступил трудный  период. Беззаботные, быстро промчавшиеся времена, когда можно было себе позволить  жить тем. чем хотелось, отступали  всё дальше, в прошлое.
        Поэзия Цветаевой, чуткая на  звуки, различала голоса бесчисленных  дорог, уходящих в разные концы  света. но одинаково обрывающихся  в пучине войны: «Мировое началось  во мгле кочевье…» В канун  революции Цветаева вслушивается  в «новое звучание воздуха». Родина, Россия входила в её душу широким полем и высоким небом. в стихах 1916-1917 годов много гулких пространств, бесконечных дорог, предвещающих бурю, и лиловых беспокойных зорь. Самый стих у неё постоянно кружится, плещет, сверкает, переливается и тревожно-празднично звенит туго натянутой струной. Многие стихи, которые написаны в 1916-1920 годы, вошли в её книгу «Версты». Это – самая знаменитая книга Марины Цветаевой. Ее талант, который она однажды сравнила с пляшущим огнем, сказался здесь с полной силой. Книгу «Версты» Цветаева начала собирать в 1921 году – как только мелькнула возможность для издания. Моментами поэту передавалась от города тревога: ведь уже два года шла война. Жалость и печаль переполняли ее слово.
                               
                                Бессонница меня толкнула в путь.
                    – О, как же ты прекрасен, тусклый кремль мой! –
                    Сегодня ночью я целую  в грудь –
                    Всю круглую воюющую  землю!..15   

     Бедствия  народа – вот что прежде всего  пронзило ее душу. Вместе с народным горем в ее стихи вошло и народное слово. Обделенная сказкой в детстве, не имевшая традиционной для русского поэта няни, Цветаева жадно наверстывала упущенное. Сказка, былина, россыпи заклятий и наговоров –
весь  этот многоцветный поток хлынул в  ее поэтическую речь. Она зачитывается былинами и сказками. Русскому фольклору не понадобилось трудно обживаться в ее душе: он просто в ней очнулся. В стихах, составлявших «Версты», есть несколько произведений, где фольклорная «чара» (любимое цветаевское слово) уже хорошо чувствуется. Московская Русь, ее цари и царицы, ее кремлевские святыни, Смутное время, Лжедмитрий и Марина, вольница Степана Разина и, наконец, неприкаянная, кабацкая, подзаборная, каторжная Россия – все это образы одной народной стихии: 

                        Непотоптанный путь
                        Непутевый огонь, –
                        Ох, Родина – 
                        Русь, Неподкованный конь!16    

     Россия  у М.Цветаевой – многокрасочный и многозвучный мир. В центре его – образ русской женщины «с гордым видом, с бродячим нравом». Это героиня надевает разные личины. Она и московская стрельчиха, и неукротимая боярыня Морозова, и тишайшая «бездомная черница», и ворожея-чернокнижница, а чаще всего – бедовая острожная красавица, «кабацкая царица». В ней – широта, размах и удаль русского национального характера: 

                     Целовалась  с нищим, с вором, с горбачем,
                     Со  всей каторгой гуляла – нипочем!
                     Алых  губ своих отказом  не тружу,
                     Прокаженный подойдет – не откажу.17 

     Естественно, что в стихах М.Цветаевой много  проникновенных строк посвящено  русской природе. В описании пейзажа  всегда подчеркивается его русскость:
                     Русской ржи от меня поклон,
                     Ниве, где баба застится…
                     Из  сырости и шпал
                     Россию  восстанавливаю.
                     Из  сырости – и  свай,
                     Из  сырости – и  серости.18 

     Русская природа для М.Цветаевой –  источник творчества. В связи с  ней она видит начало своей  самобытности, непохожести на других: 

                    Другие  – с очами и  личиком светлым,
                    А я-то ночами беседую  с ветром.
                    Не  с тем – италийским
                    Зефиром младым, –
                    С хорошим, с широким,
                    Российским, сквозным!19 

     Россия  в стихах М.Цветаевой – не только тема. Она – внутри цветаевских  стихов. Устойчивая черта цветаевского стиля – интонация русской народной песни: 

                  Кабы  нас с тобой  да судьба свела –
                  Ой, веселые пошли  бы на земле дела!
                  Не  один бы нам поклонился град,
                  Ох, мой родненький, мой  природный,
                  Мой безродный брат!20 

     От  русской народной песни – все качества лучших цветаевских стихов: открытая эмоциональность и бурный темперамент, полная свобода поэтического дыхания, крылатая легкость стиха, текучесть всех стиховых форм, умение вывести из одного
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.