На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Жизнь и творчество П.А. Сорокина.

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 23.08.2012. Сдан: 2012. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение

 
      Актуальность  изучения творчества  П.А. Сорокина вызвана прежде всего новым этапом в развитии российского общества, стремлением осмыслить собственное научное наследие, определить будущее государства.
      В центре внимания Питирима Сорокина всегда находились человек, общество и культура. Будучи по происхождению русским человеком П.Сорокин уделял России огромное внимание. Однако на родине вплоть до 60-х годов ХХ века не только не переиздавались его книги, изданные в России до 1922 года, но также не была переведена и издана ни одна книга его американского периода. Самого Питирима Сорокина очень огорчал этот факт: «До сих пор ни один из моих томов не переведен на русский язык, - с сожалением писал он в одном из писем в Москву, - тогда как книги моих учеников – Парсонса, Мертона, Беккера и других – переведены и изданы, хотя они являются более «буржуазными» и консервативными, чем мои идеологии и теории».1 
      Наличие в архивах АН СССР его первых статей и работ, переизданные в России в первую очередь научных трудов, относящихся к так называемому «русскому периоду» его творчества, а также несомненный интерес обществоведов возрождающейся России к событиям 1917 – 1920-х годов -  все это отчасти способствовало акцентированию внимания российских социологов в первую очередь на русском периоде творчества П.А. Сорокина.
      Но  американский период по-прежнему изучен не достаточно и в значительной степени остается «белым пятном» в науке.
      Еще одним фактом, подтверждающим актуальность изучения творчества этого социолога является непреходящая ценность его идей и прозрений, его прогнозов, особенно в свете тех событий, которые происходят в нашей стране и во всем мире в настоящее время. Это подчеркивается и российскими, и зарубежными исследователями.

      1. Жизнь и этапы  творческого пути

 
      Питирим Александрович Сорокин – видный русско-американский социолог, один из крупнейших мыслителей ХХ века. Родился 21 января 1889 года в с. Турье Вологодской губернии. А.В. Липский и П.П. Кротов, в частности указывают: «… доподлинно узнать  время появления на свет Питирима Сорокина – 20, 21 или 23 января – уже не представляется возможным. Однако место рождения – село  Турья, Яренского уезда – более не подлежит  сомнению»2. Умер 10 февраля 1968 г. в США.3 
      Отец  Александр Прокопьевич Сорокин  был странствующим ремесленником  и занимался церковно-реставрационными работами. Сам он был устюжанином, где, собственно, и выучился чеканному ремеслу у знаменитых мастеров Великого Устюга, в одной из гильдий.  
      Питирим Сорокин рано осиротел. Окончив Гамскую  второклассную школу с отличными результатами, по протекции учителя Образцова осенью 1904 года он поступает на казенный кошт в Хреновскую  церковно-учительскую школу в деревне Хреново, Костромской губернии. Немаловажную роль сыграл в его дальнейшей судьбе его учитель Образцов – ведь без его рекомендаций он должен был бы уехать учительствовать в одно из сел Яренского уезда «по распределению». Кроме того, видимо он и направил Сорокина именно в  Хреновскую школу, которая открывала своим выпускникам дорогу в светские высшие учебные заведения, оценив его незаурядные способности к науке.  Липский и Кротов подчеркивают следующее: «Таким образом, можно уверенно говорить, что уже по окончании Гамской школы П.А. Сорокин сознательно определил свои  жизненные планы – получение  гимназического, а затем  и высшего образования для занятий наукой» 4.  
      Всеобщее  брожение умов, характерное для социально-политической ситуации этих лет, охватило и школу, где учился Сорокин, разбив студентов на группы. В 1905 году он вступил в организацию социалистов-революционеров, созданную в 1901 - 1902 гг. на останках народнической идеологии.  
      Интересные  факты для представления облика  Сорокина-студента приводят Липский и Кротов в своем очерке: «Особенностью сорокинского стиля занятий являлась  нерегулярность посещения лекций. Он предпочитал  самостоятельно изучать первоисточники и монографии профессоров, читавших  курсы, чем слушать то же самое в аудиториях. Достигавшаяся этим экономия  времени позволяла вникать в предмет глубже и шире предписанного  программой. Так, например, 3 тома по теории права и морали профессора Л. Петрожицкого он проштудировал  за несколько дней вместо годичного курса по шесть академических часов в неделю. Недостаток лекционного общения  с преподавателями Сорокин возмещал на семинарах и в личных беседах с ними, заслужив репутацию  способного молодого ученого.»5
      Будучи  студентом Петербургского университета Сорокин ведет активную научную  и публицистическую деятельность. В этот период он публикует более десятка серьезных научных работ, не считая рецензий, рефератов и обзоров публикаций в  зарубежной периодике. В это время он сотрудничает с журналами «Вестник психологии», «Вестник знания», «Запросы жизни»,  «Заветы», «Новые идеи в социологии». Главное его достижение в этот период – пятисотстраничная  монографическая работа (зима 1912 – 1913 года) «Преступление и кара, подвиг и награда», которая вышла в 1914 году, была отмечена многими  положительными рецензиями ученых.
      В 1919 году Сорокин основал социологический  факультет, став первым его профессором  и деканом. В 1923 году он переезжает в  США, где работает профессором в  университете Миннесоты, а в 1929 г. его  приглашают в Гарвардский университет.
      Вообще, следует отметить, что Сорокину понадобилось менее года для культурной и языковой акклиматизации в США. Посещая церковь, публичные собрания, университетские лекции и много читая, Сорокин довольно быстро обрел свободный разговорный язык. Затем он объехал друзей в штатах Среднего запада, читая лекции и подыскивая работу. Уже летним семестром 1924 года, благодаря усилиям  Росса  и Ф.С. Шэпина, он приступает к чтению лекций в Миннисотском  университете, сотрудничая при этом с университетами в Иллинойсе  и Висконсене. 
      Интересные данные этого периода его жизни можно обнаружить в переписке Питирима Сорокина с профессором Самюэлем Харпером (1882 – 1943) одним из первых американских специалистов по России, преподавателем русского языка в университете Чикаго, неофициальным советником ряда американских послов в Москве, автором многочисленных книг о России. Питирим Александрович очень ценил его работы, статьи и книги, посвященные России: «… я должен честно признаться, что он представляет собой очень счастливое исключение из большого числа американцев, пишущих о России. Ваша характеристика спокойна, но совершенно адекватна. Будучи русским, выражаю Вам свою глубокую благодарность за такую правдивую информацию для американцев о моей стране».6  Переписка относится к 1923 – 1930 годам и включает шесть писем С. Харпера и 14 писем Сорокина.
      С момента своего пребывания в Америке  Сорокин сталкивается с глухой оппозицией со стороны академических ученых, однако, предвзятость в отношении ученого спадает не только благодаря поддержке таких асов как Ч. Кули, Э. Росс, Ф.Гиддингс, но также его трудам периода работы в Миннисоте (1923 – 1929), которые хотя и были неоднозначно встречены и оценены американским научным сообществом, но определяли уровень социологической науки того времени и создали Сорокину репутацию крупной фигуры в американской социологии, ученого противоречивого, но такого, которого нельзя игнорировать.  Благодаря достоинствам его трудов президент Гарвардского университета Эбботт  Лоуэлл пригласил Сорокина в 1930 году стать первым руководителем  создаваемого отделения социологии. Лоуэлл искал ученого, который вывел бы Гарвард на ведущую позицию в весьма  активной тогда социологии. Ранее Сорокин отклонял предложения такого рода, но на сей раз решается занять деканское кресло и с головой уходит в организацию нового факультета, предпринимая попытку воплотить свои творческие и дидактические замыслы, имевшие место еще в России. За 12 лет, в течение которых Сорокин был деканом, факультет воспитал множество известных и популярных ученых (Р. Мертон, У.Мур, Ч.Лумис, Э.Шилз, Р.Бербер, Дж.Хоманс, Э.Тирьякан и др.); факультет стал впоследствии центром социологии в Америке. Питирим Александрович проработал на  факультете до ухода на пенсию в 1959 году.  
      Когда в середине 30-х годов Сорокин  аннонсирует  новое направление исследований своей творческой лаборатории, Гарвардский университет выделяет четырехгодичный грант колоссальных по тем временам размеров в 10 тысяч долларов для осуществления его замыслов. На протяжении нескольких лет, привлекая к работе многих ученых, и учеников в качестве соавторов и для сбора эмпирического материала и для технической обработки источников и специальной литературы, он создает свой главный труд «Социальную и культурную динамику» (в 4-х томах), где «проанализированы закономерности циклической флуктуации европейской культуры в  течение трех тысячелетий». Реакция на это академических кругов, которые  и являлись основными читателями Сорокина, оказалась весьма неблагоприятной и Сорокин обращается к «читающей Америке» и издает популярную адаптацию «Динамики» для массового читателя – книгу «Кризис нашего времени» (1941г.), которая стала впоследствии самой читаемой книгой ученого. Также появляются не менее известные его книги «Человек и общество в бедствии», «СОС: значение нашего кризиса» (1951г.)  В конце 1959 года Сорокин выходит в отставку и получает звание почетного профессора Гарвардского университета.
      Творческую  эволюцию воззрений П.Сорокина можно  разделить на три основных этапа.
      На  первом этапе (до 1922 г.) – русском  – Сорокин создает позитивистскую модель социологии, основанную на бихевиоризме. В этот период им написаны следующие работы: «Преступление и кара, подвиг и награда» (1913), «Самоубийство как общественное явление» (1913), «Предмет и границы социологии» (1913) «Общедоступный учебник по социологии» (1920), «Система социологии» (1920), «Голод как фактор» (1921).
      Второй  этап (1922-1930) характеризуется продолжением идей первого периода. Сорокин разрабатывает  основные положения теории «социальной  стратификации» и «социально мобильности», которые были изложены в книгах «Социология революции» (1925) и «Социальная мобильность» (1927). В конце этого периода он обращается к проблемам философии культуры, что нашло свое отражение в работе «Современные социологические теории» (1928).
      Третий  этап характеризуется кардинальным пересмотром своих взглядов. На переднем плане – проблемы культуры, которым  отводится роль определяющего фактора социальной жизни и поведения человека. Итогом работы стало создание интегральной системы социологии культуры. 30-50-е годы – пик научного творчества Сорокина. Он пишет системное исследование «Общество, культура и личность» (1947). Всемирную известность ему приносит четырехтомная монография «Социальная и культурная динамика» (1937-1941).
      В этот период Сорокин пишет книгу за книгой: «Социальная философия в век кризиса» (1950), «Альтруистическая любовь» (1950), «Изыскания в области альтруистической любви и поведения» (1950), «Пути и власть любви» (1954), «Виды любви и ее сила» (1954), «Причуды и недостатки социологии и смежных наук» (1956), «Американская сексуальная революция» (1957). «Власть и нравственность» (1959) и другие. 
      В конце 1959 года Сорокин выходит в  отставку и получает звание почетного профессора Гарварда. В 60-е годы ученый закладывает  основы теории конвергенции в книге «Взаимная конвергенция США и СССР в направлении смешанного социокультурного типа» (1961), пишет автобиографию «Дальняя  дорога» (1963), издает труды «Основные тенденции нашего времени» (1964) и «Социологические теории сегодня» (1966). Переиздание его классических трудов в 60-е годы и появление двух сборников статей, посвященных  ему (Allen.A. Pitirim Sorokin in Rewiew. Durham. N.Y., 1963; Tiryakian E. Sociological Theory Values, and Sociocultural Change, N.Y.,1963) привлекло к нему еще больше внимания.
      Приковывают внимание многие аспекты личности Сорокина: каким он был в жизни, каким  преподавателем, ученым и просто человеком. Обратимся к воспоминаниям современников  и учеников.  
      Один  из выпускников Гарварда вспоминал: «Сценически Сорокин как лектор был бесподобен. Обладая громадной физической силой, он совершал натиски «атак» на классную доску, зачастую разламывая при этом все мелки».
      Роберт  Мертон, его ученик, в своих воспоминаниях  подчеркивает противоречивость и цельность личности своего учителя. Сорокин отличался «научным нетерпением все охватить», острым критицизмом, и хотя «Сорокин подходил к чужим  работам со скептицизмом, рассматривая их с самых высоких общенаучных позиций», это не мешало ему «относится к аспирантскому творчеству как к последнему слову в науке», и включать подготовленные Мертоном «куски» текста для  «Социокультурной динамики» прямо в свою книгу. По воспоминаниям Мертона, его семинары «походили скорее на лекции, чем на обычный процесс работы со студентами». «Вспышки гнева охватывали его в тех случаях, когда люди не оказывали ему должного уважения, в  открытую не соглашались с его идеями или посягали на его авторитет.  Он не был очень общительным, но я никогда не испытывал дискомфорта в его присутствии. В целом он был очень хорошим человеком».7
      Последние два года были омрачены тяжелой болезнью. 11 февраля 1968 года П.А. Сорокин скончался  в своем доме на Клифф-стрит в  Винчестере. В том же году Американская ассоциация учредила ежегодную премию имени Сорокина за лучшую книгу по социологии. Жена и двое сыновей Сергей и Петр, передали часть архива Сорокина в канадский университет провинции Саскачеван, часть бумаг остались в Гарварде. Сыновья Сорокина пошли по стопам родителей, оба стали докторами наук. Петр – физик, Сергей – врач-микробиолог. В начале 1999 года Сергею посчастливилось побывать на родине отца, когда с докладом «Воспоминания о Питириме Сорокине» он приехал  на Международный научный симпозиум, посвященный 110-летию со дня рождения ученого. Он побывал в Москве, Санкт-Петербурге, Сыктывкаре и в селе Турья, где торжественно был открыт первый в мире памятный знак с барельефом П.А. Сорокина. Этот год можно считать «возвращением», конечно, символическим, П. Сорокина и его наследия в Россию.  
 
 
 
 
 
 
 
 
 

      2. Основные положения социологических концепций Питирима Сорокина

      2.1.Становление  теоретических воззрений

 
      Становление теоретических воззрений Сорокина происходило под влиянием теорий таких русских ученых как Михайловский, Лавров, Петражицкий, Ковалевский,  Ростовцев,  Павлов,  Толстой, Достоевский и Жаков, Чернов, Кропоткин.  Академик Л.И. Абалкин также рассматривает творчество Питирима Сорокина  «…через призму своеобразия традиций и преемственности российской школы как экономической мысли, так и обществоведения.» Масштабы России  веками учили  думать глобально, перспективно,… это  заложено в корнях российской мысли. Посмотрите работы Кондратьева, Сорокина, Леонтьева, и вы узнаете этот макровзгляд. Здесь отложилось и то, что было уникально присуще России и, пожалуй, только ей, которая была и остается единственной великой евразийской страной, сочетающей ценности восточной культуры и западного рационализма…Это ее судьба и ее школа»8.
      Еще в России Сорокин познакомился с  идеями выдающихся западных социологов, таких как Гексли, Гард, Дюркгейм, Спенсер, Бергсон, Тэйлор, Фюстель де Куланж, Вандервельд, Верхарн, Маркс. Кроме того, он был знаком с трудами Дарвина, Гегеля, Конта, позднее – Зиммеля. 
      Необходимо  учитывать также и ту социально-политическую обстановку в России, которая оказала огромное влияние на становление его взглядов и мировоззренческих позиций: первая русская революция, мировая война, Великая Октябрьская революция, условия  бытовой неуверенности, отсутствие академических свобод, неуверенность в безопасности послереволюционных лет.
      Все эти условия в совокупности не могли не оказать влияние на его  работы и труды русского периода, которые, как утверждает большинство исследователей наследия Сорокина, содержат в себе многие темы, версии и направления работ американского периода творчества ученого. Более того, А.Ю. Согомонов, И.А. Голосенко, В.В. Козловский, например, утверждают, что разделение всего творчества Сорокина на русский и американский периоды нецелесообразно и не вполне справедливо, так как «…его научное творчество едино, целостно, несмотря на сложные идейные метаморфозы, им перенесенные».9  
      Основанием  для такой позиции является прежде всего видение структуры социологического знания Сорокина («смутный абрис социологической  науки»), которое почти безо всяких изменений он сохранит на долгие годы.

      2.2. Система социологии  П.Сорокина

 
      Структуру социологических знаний Сорокин  описывает в 1 томе своей «Системы социологии» во 2-й главе обширного  введения «Архитектоника социологии и ее основные отделы», а также рисует обобщенную схему10.  Однако, более лаконично, предметно и кратко, на мой взгляд, он описывает эту структуру в уникальной программе преподавания социологии (это была первая советская программа такого рода), составленная в 1919 году.
      С точки зрения Сорокина, предметом социологии выступает межчеловеческое взаимодействие, отличное от взаимодействия в неорганической и органической природе.
      Вся социология делится автором на теоретическую  и практическую. Теоретическая социология распадается на 3 основных отдела:   
      1) «… на социальную аналитику  (или социальную анатомию и  морфологию), изучающую строение населения».  Она делится на 2 подотдела: социальную аналитику, изучающую строение простейшего социального явления и социальную аналитику, изучающую строение  сложных социальных единств, образованных путем той или иной комбинации простейших социальных явлений. «Таким образом, социальная аналитика есть учение о социальных явлениях, рассматриваемых, во-первых, статистически,… во-вторых, изучаемых … с точки зрения их строения» 11;   
      2) «…на социальную механику, изучающую  социальные силы и социальные процессы». Она делится на 3 части:    
      «…1 часть: учение о раздражителях человеческого  поведения и факторах социальных процессов…    
      2 часть… ставит задачей изучение  не сил, а процессов, совершающихся в среде данного населения… здесь изучаются все важнейшие «физиологические процессы, данные в среде любой социальной группы…
      3 часть…изучает механику социальных  процессов на анализе судеб  личности с момента ее появления и  до момента ее смерти…     
      Эти три части «Социальной механики»  исчерпывают «физиологию общества», т.е. учение о социальных процессах».        
      3)«…  на социальную генетику, или теорию  эволюции общественной жизни и отдельных ее сторон, исследующую законы развития последних явлений»12   «… ее можно иначе назвать теорией социальной эволюции (в отличие от оценочной теории прогресса)13  
      Практическая  социология (или «социальная политика»): «Социальная политика,  подобно прикладной медицине, должна  быть системой рецептуры, указывающей точные средства для борьбы с социально-психическими болезнями, для рациональных реформ во всех областях общественной жизни… для наилучшего использования социально-психической энергии»14
      Сорокин не только надолго сохранит это видение  структуры социологического знания, но также использует многие версии и наметки  двухтомника «Системы социологии» в своих работах американского периода. Интересен в этом смысле комментарий В.В. Сапова: «Система социологии» по замыслу автора должна была состоять «по меньшей мере», из восьми томов, из них опубликованы два тома».15  Структура социологического знания, в книге, безусловно, есть, но вот структуру труда, состоящего из 8 томов, с распределением информационных блоков по каждому тому, здесь не имеется. Если следовать логике Сорокина, который посвятил «первых тома двум подотделам социальной аналитики, то можно предположить, что на социальную механику предполагалось написать 3 тома (по каждой из перечисленных выше частей), на социальную генетику, видимо, отводилось 2 тома, потому как круг поднимаемых вопросов, которые призвана решать, по Сорокину, социальная генетика, очень широк,  а этого автора отличает подробное и обстоятельное изложение материала и 8 том, вероятно, планировался для изложения «рецептов» «социальной политики». Подтверждения этой моей гипотезе найти не удалось. 
      Интерес представляют дальнейшие выводы В.В. Сапова: «Основные идеи третьего тома «Системы социологии» изложены П.А. Сорокиным  в «Общедоступном учебнике социологии». Как сильно «разросшиеся» части третьего тома  можно рассматривать книги Сорокина «Голод как фактор» (Пг., 1921г., сохранилось 17 печатных листов этого уничтоженного советской цензурой труда) и «The Sociology of Revolution» (1925). И еще две книги можно рассматривать как продолжение «Системы социологии»: «Social Mobility» (1927), и «Contemporery Sociological Theory» (1928), и, тем не менее, задуманный Сорокиным грандиозный «синтез» не был завершен. В конце 20-х годов произошла идейная переориентация Сорокина. Свои прежние воззрения он отнес теперь к умеренной форме «русского бихевиоризма» ( Russion Sociology in 20 Century, 1927). Это и явилось основной причиной, в силу которой «Система социологии» в целом не была завершена».16  
 

      2.3. Научные концепции  П.Сорокина

 
      Прежде  всего, необходимо представить, как обозначаются разными социологами направления, теории и концепции разностороннего учения П.А. Сорокина. Это «концепции социальных нарушений», «социология революций», «аграрная социология», «теория конвергенции», «теория социокультурной динамики», «теория социальной стратификации и мобильности», «интегрализм», «концепция истории теоретической социологии», «теории цикличности», «концепция смены мировых цивилизаций» и т.д. Названий бесконечно много и нет смысла все их здесь перечислять, необходимо выделить самые значительные и своеобразные теории. Такую попытку предпринял профессор МГУ В.П. Култыгин. По его мнению, П. Сорокин создал как минимум четыре совершенно уникальных  и эпохальных научных парадигмы: работы по социологии экстремальных ситуаций, интегративный подход, приведший к появлению теории социальной стратификации, к теории мобильности; социальная и культурная динамика; теория социальной любви и творческого альтруизма. Взяв ее частично за основу, опуская критические замечания, считаю необходимым определить следующие этапы рассмотрения научной деятельности П.А. Сорокина:
    - Концепция социальных  нарушений и их  роли в жизнедеятельности  общества.
    - Теория истории  и социокультурной  динамики.
    - Интегрализм -  парадигмальная основа  мировоззрения ученого.
    - Теория социальной  любви и творческого  альтруизма.
      Стержнем  созданной им  концепции социальных нарушений являются войны и революции. Следует вкратце  охарактеризовать эту концепцию. 
      В первую очередь Сорокин приводит классификацию и дифференциацию социальных нарушений. Он выделяет 5 классов нарушений:
      политические нарушения, способные вызвать изменение существующего политического режима или строя;
      социоэкономические нарушения направленные на модификацию социального и экономического порядка;
      национальные и сепаратистские нарушения, направленные на достижение национальной независимости, автономии или каких-либо привилегий на национальной почве;
      религиозные нарушения – дезорганизация, раскол церковной жизни, конфликты разных конфессий и т.п.;
      «смешанный тип» нарушений, без единого лидирующего класса, объединяющий их в самые причудливые комбинации».17            
 
      Первым  критерием дифференциации Сорокин  определяет социумный уровень и  выделяет в этом отношении нарушения, могущие иметь место на персональном, групповом (институциональном) уровнях и на уровне суперсистемы. Последние два вида усложняются, передаются от группы к группе, «наслаиваются» друг на друга в жизни групп, институтов, обществ и их систем.  
      Вторым  критерием является степень опасности нарушений для целостности социального порядка. Здесь выделяются совсем не опасные и нарушения, грозящие  разрушением порядка. Нарушения второго вида надолго остаются в исторической  памяти, это «наиважнейшие» нарушения. 
      Третьим критерием дифференциации Сорокин определяет  историческое время существования групп и институтов. В зависимости от этого он выделяет две группы нарушений: напоминающие «болезни роста» бурно развивающегося молодого организма или «недомогания» старческого.
      Однако  Сорокин не останавливается лишь на классификации нарушений и, критикуя множественные и разнообразные определения социальных нарушений исследователей и историков, предлагает не «передавать эмоции в словах», а попытаться «измерить социальные штормы».
      Он  опирается на «индикаторы социальных нарушений», которые собирались им за внушительный промежуток времени – с 60 века до н.э. до 20 века н.э. (т.е. охватывали античную цивилизацию Древней Греции, Рима, Византии и европейскую цивилизацию с 6 века н.э.). По четырехаспектной схеме делались замеры нарушений и сводились в общие списки, таблицы, графики и диаграммы; использовались фактические данные, собранные в многотомной Британской энциклопедии, в исторических хрониках, научных историографических изысканиях. Всю эту информацию Сорокин очень интересно оформил: разбил «горизонталь» на «отдельные исторические единицы в лице национальных государств»: Англию, Францию, Италию, Испанию, Нидерланды, Россию и две пары Германию-Австрию, Польшу-Литву. «вертикаль» разбил на временные отрезки по 25 и 100 лет. Таким образом, все эти сведения раскрывали увеличение и уменьшение («флуктуацию») социальных нарушений «по горизонтали» - от страны к стране, от цивилизации к цивилизации, «по вертикали»- от периода к периоду. 
      Этот  массив информации собирался и предварительно обрабатывался многими людьми: специалистами по военной социологии, по праву, культурологами и т.д., в основном из ученых русского зарубежья. 
      Безусловно, по объему данных этот анализ беспрецедентен.  
      Пытаясь определить причину появления процессов социальных нарушений, он приводит «гипотезу транзита». Суть ее такова. «Гипотеза транзита»  раскрывает происхождение флуктуации и пики роста социальных нарушений. Внутренние социальные нарушения есть одна из форм имманентной борьбы «интегральных», «неинтегральных» и «полуинтегральных» элементов за очередное лидерство в обществе и культуре. Центральная причина появления социальных нарушений в неизбежном имманентном изменении любой социокультурной  системы, когда ее доминирующие формы, достигнув предела своих потенциальных возможностей, «лимита» начинают клониться к упадку, а идущие им на смену формы еще только складываются. 
      Исходным  условием «извержения» социальных нарушений  Сорокин считал «неустроенность» социальной или культурной или обеих вместе систем, однако, определяющую роль в его построениях оставалась за значимостью ценностей и их систем, т.е. за культурной системой. «Неустроенность определялась им как расшатанность, несовместимость, некристаллизованность» либо как главных и духовных ценностей, так и социальных отношений, либо только главных духовных ценностей. Когда какая-либо социокультурная система вырабатывает свой предел прочности, она ясно начинает демонстрировать признаки дезинтеграции и входит в стадию транзита, которая характеризуется бурным ростом социальных нарушений, приближающим пик социальных нарушений, который может быть острым и не очень острым, в зависимости от того, насколько «стихийное протекание «транзита» можно сделать более управляемым и целесообразным.
      Сорокин приходит к выводу, что войны и революции имеют одинаковую сущность, они лишь проявляют себя на разных уровнях: революция – следствие дезинтеграции общей системы ценностей какого-либо общества (внутренний процесс), война – следствие дезинтеграционных процессов в отношениях каких-либо двух или более обществ (внешний процесс для каждого из них). Кроме того, «Характерно, что война стимулирует революцию, и наоборот.»18.
      В отношении рассматриваемых Сорокиным  проблем исторического процесса и социокультурных перемен, интересна его статья «Обзор циклических концепций социально-исторического процесса» (1927), которую, совместно с работой «Социальная и культурная мобильность» (1927), можно назвать предтечей, целеполагательным этапом работы над «Социальной и культурной динамикой».
      В этой статье Сорокин привлекает внимание своих читателей к «…иной, цикличной  концепции социальных перемен и  исторического процесса
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.