На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Значение Персидского залива в мировой политике и международная борьба за нефть региона. Развитие острых социальных процессов в Иране и Ираке. Исторические прецеденты политики двойного сдерживания и отношений США с Ираном и режимом Саддама Хусейна.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Междун. отношения. Добавлен: 07.09.2010. Сдан: 2010. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


    Содержание
    Введение
    1. Внешнеполитические приоритеты США
      1.1 Исторические прецеденты политики двойного сдерживания
      1.2 Внешняя политика США после распада СССР
    2. Отношения США с Ираном
    3. США и режим Саддама Хусейна
    Заключение
    Литература

Введение


Персидский залив как регион в течение последней четверти XX столетия представляется одним из самых напряженных в политическом, социальном и военном отношениях районов мира. Здесь на основе богатейших нефтяных месторождений планеты во многом формируются общие условия международных поставок нефти; в течение восьми лет велась крупномасштабная и весьма разрушительная
ирано-иракская война, а вслед за нею не менее тяжелая по итогам и последствиям война за Кувейт; наблюдаются усиленная гонка вооружений, постоянное и многостороннее вмешательство инорегиональных сил. Причем такие факторы, как "повышенная международная напряженность", "нефть" и "Персидский залив" в непосредственной взаимосвязи активно и практически постоянно звучат в мировой политике.
Если в предшествовавшие исторические времена Персидский залив выступал в качестве одного из задворков мировой политики, либо использовался в виде фона и резервного участка в междержавных противоречиях и войнах, то именно в последней четверти нынешнего века он превратился, можно сказать, в один из ведущих театров международного противоборства мирового масштаба. В этот период державы Запада и Востока впервые стали непосредственно вводить сюда и масштабно применять крупные вооруженные силы уже не в целях дополнительной поддержки своих главных позиций где-то в Европе, или в иных географических зонах, а для защиты собственных интересов именно в Персидском заливе и на всем Ближнем и Среднем Востоке. Вспомним десятилетнее пребывание и боевые действия советской стотысячной военной группировки в Афганистане, все более усиливавшееся вооруженное вмешательство США в ирано-иракскую войну, войну американской армии совместно с союзниками против Республики Ирак за Кувейт, продолжение американо-иранской военной конфронтации, и, наконец, события после 11 сентября, - война в Афганистане и свержение правительства Саддама Хусейна. На протяжении всего XX столетия мировое сообщество было свидетелем жесткой международной борьбы здесь, а также на мировых рынках за нефть региона - за количества и условия ее покупки у производителей и продажи потребителям, за характер использования так называемых "нефтедолларов". В последнем случае имеется ввиду, в чью пользу - Запада и его местных союзников, или же его политических противников - "работали" эти доходы от экспорта и иной реализации нефти. Правящие круги Запада всегда считали, что желаемые для себя результаты в регионе Залива можно получить прежде всего благодаря созданию стабильного блока (или по крайней мере круга) лояльных и дружественных, а также зависимых режимов. Пусть даже характеристики последних были неоднозначными, также как и уровни сотрудничества с ними. Однако определяющим мотивом поведения Запада здесь выступала стратегическая цель, которая заключалась в том, чтобы, опираясь на поддержку обозначенных стран, обеспечить благоприятные условия для торжества своей политики в регионе и по возможности расширять ее масштабы.
Именно в последние два десятилетия весьма значительно возросла активность Запада в регионе Персидского залива, и в том числе в таких важнейших государственных и международных сферах, как военно-стратегическая, политическая и общественно-хозяйственная. А это, в свою очередь, вызвало: обширные военные поставки; постоянное присутствие иностранных вооруженных сил и их участие во внутрирегиональных военных операциях; насыщенную политическую и дипломатическую деятельность США, включая частые челночные вояжи высших сановников из Вашингтона и столиц других западных держав на БСВ. а арабских лидеров - в США и Европу; большую масштабность оборота нефтедолларов, движение которых определялось характером взаимоотношений между местными странами, с одной стороны, и западными державами - с другой, и т.д.
Таким образом в резюмированном виде актуальность избранной нами темы можно обозначить следующими обстоятельствами: во-первых, стремительным развитием острых социальных процессов в ряде стран Персидского залива и Среднего Востока (в частности Иране и Ираке). Они настолько радикализовали общественную жизнь в них, что поставили под угрозу стабильность политических режимов в соседних государствах; во-вторых, нарастанием числа неподконтрольных, более того, враждебных, Западу стран, а с ними - больших масс населения и территорий. К тому же эти тенденции шаг за шагом стабилизировались, развивались и оказывали соответствующее идеологическое воздействие на общественное мнение всего БСВ; в-третьих, сохранилась стратегическая значимость Персидского залива как региона богатейших на земном шаре нефтяных месторождений и промыслов. Значение данного феномена возрастает, в связи с ростом потребления мировой экономикой нефте и газопродуктов, а также в связи с интенсификацией разработок и налаживанием экспорта данных продуктов из соседних внутриконтинентальных ареалов - Центральной Азии и Кавказа. В-четвертых, в последней четверти XX века в зоне Залива появились политические режимы, которые стали открыто конфронтировать друг с другом и с внешними силами, не останавливаясь даже перед угрозой военного вмешательства США и других держав. А это означает, что Запад столкнулся с необходимостью отстаивать свои интересы в регионе с помощью применения вооруженных сил, причем в крупных масштабах и периодически выдвигать в Залив, под видом проведения военных маневров, значительные массы воинских подразделений; в-пятых, исламский фактор, заняв ведущие позиции в общественной и политической жизни БСВ, стал, в отличие от прошлого, радикализовать отношение населения стран Залива к действиям внешних государств здесь, образуя таким образом его антизападную настроенность. Главными объектами анализа были избраны: из государств Запада - США, ведущая и самая активная держава, играющая ключевую роль в действии внешнего фактора в Заливе; из местных стран - наиболее значимые в формировании создавшейся в 90-е годы политической ситуации в регионе - Иран и Ирак. Началом нового этапа развития политической ситуации в Заливе, да и на БСВ в целом, можно назвать рубеж 70-80-х годов, когда на его восточном фланге - Среднем Востоке - в результате последовавших одна за другой революций возникли два явно радикальных режима - Демократическая Республика Афганистан и Исламская Республика Иран. Хотя в социально-политическом плане они были неоднозначными, а по идеологическим задачам представляли противоположность друг другу, их внезапное появление на географической карте резко осложнило проблему удержания политического климата в контролируемом Западом русле не только в рамках Залива, но и на БСВ в целом. Причем эти режимы сформировались в уже значительно изменившемся и окрепшем по многим важным общественным показателям за последние десятилетия регионе. Он пережил интенсивный экономический взлет, достиг сравнительно высокого жизненного уровня местного населения и диверсифицированности межгосударственных, а также групповых международных контактов. В нем наблюдался значительный рост национального и религиозного самосознания. Кроме того, по соседству, в пределах БСВ, уже имелись такие "неприятные" для Запада политические режимы, как Сирия, Ливия, НДРИ. Зависимость же Запада от энергоресурсов и полезных ископаемых Залива, хотя и имела тенденцию к сокращению, сохранилась на довольно высоком уровне.
Цель работы: проанализировать политическое положение Ирана и Ирака в 90-е годы, в контексте внешней политики США
Задачи работы:
1. Определить истоки политики "двойного сдерживания".
2. Выявить основные приоритеты внешней политики США.
3. Охарактеризовать отношения США и Ирана.
4. Проанализировать отношения США и режима Саддама Хусейна.

1. Внешнеполитические приоритеты США

1.1 Исторические прецеденты политики двойного сдерживания


Будучи морской державой, то есть государством, не имеющим сухопутных границ, Соединённые Штаты были заинтересованы в так называемой "неформальной" империи, то есть без колоний в политическом смысле. Правительственные круги Соединённых Штатов реализовали идею морской мировой империи, что на практике означало установление контроля над мировыми торговыми путями. С этой целью после окончания второй мировой войны США проводили так называемую стратегию преобладания, направленную как против коммунистического лагеря, так и против союзников Соединённых Штатов из числа государств "свободного мира", почему её справедливо назвали политикой "двойного сдерживания". При этом "советская угроза" была важным фактором, способствующим проведению в жизнь "стратегии преобладания".

Результатом такого "двойного сдерживания" стала интеграция двух крупнейших мировых центров силы - Японии и Западной Европы - в систему экономических и военно-политических связей, главную роль в которой играли США, и установление контроля финансовой элиты американского бизнеса за потоками товаров и капиталов в мировом масштабе. В итоге к середине 90-ых гг. займы американских банков и их заграничных филиалов составили от 40 до 60% совокупного международного кредита, а масштабы только зарубежного производства американских корпораций соответствовали около 40% мировой торговли товарами [2, с. 62].
Главным методом установления контроля над морскими путями было создание военно-политических блоков, состоящих из государств, находящихся в центре межконтинентальной морской торговли, подобных Сингапуру, или стратегически важных для Соединённых Штатов, таких, как Тайвань, Южная Корея. Чтобы убедиться в правомерности этого тезиса, достаточно рассмотреть процесс блокового строительства и состав участников военно-политических блоков, создаваемых США после второй мировой войны.
Основным блоком был Североатлантический договор, подписанный в 1949 г. и постепенно приобретший явно выраженную антисоциалистическую направленность, то есть смысл его заключался в реализации антикоммунистической составляющей "двойного сдерживания". Благодаря НАТО Соединённые Штаты также закрепили своё присутствие в Западной Европе и поставили её под свой контроль.
Так называемые периферийные блоки создавались, с одной стороны, для контроля над "свободным миром", а с другой - для создания "позиции силы" с целью сдавливания СССР, недопущения его в сферы потенциального и реального американского влияния. Это были блоки СЕАТО (Организация Договора для Юго-Восточной Азии), существовавший в период с 1954 по 1977 гг., АНЗЮС (Тихоокеанский пакт безопасности), АСЕАН (Ассоциация государств Юго-Восточной Азии), АЗПАК (Азиатско-Тихоокеанский Совет), СЕНТО (Организация Центрального Договора), действовавшая в период с 1955 по 1979 гг. и созданная на развалинах СЕНТО МЕТО (Организация Договора для Ближнего Востока). Если составить единый список государств - всех союзников Соединённых Штатов по периферийным блокам, то это будут Австралия, Новая Зеландия, Таиланд, Филиппины, Пакистан, Малайзия, Индонезия, Сингапур, Израиль, Египет, Саудовская Аравия, Иордания. К этому реестру следует добавить 28 латиноамериканских стран, входящих в созданную под эгидой США ОАГ (Организацию американских государств). Очевидно, что это именно те государства, союз с которыми и позволял Соединённым Штатам поддерживать стабильность своей "неформальной империи" и противостоять так называемому восточному блоку во главе с Советским Союзом.
Дело в том, что по условиям всех договоров на территориях стран-участников блоков США могли создавать свои военные базы. Эти военные базы выполняли троякую функцию: во-первых, создавали реальную военную угрозу СССР и всему социалистическому миру, во-вторых, защищали экономические интересы американского финансового капитала, и, в-третьих, сохраняли угодные Соединённым Штатам правительства. Это и были необходимые условия для реализации стратегии "двойного сдерживания".
Итак, американская империя отличалась от традиционных империй тем, что подчинение других народов происходило не через уничтожение политической независимости их государств, а путём формирования в этих странах зависимых от США и угодных им правительств. Такая политика тем более соответствовала вильсонианской идеологии, поскольку Соединённые Штаты контролировали правительства этих так называемых самоопределившихся государств под лозунгом защиты демократии и национальной независимости, а целью создаваемых союзов провозглашались не конкретные цели, а абстрактная идея защиты мира.
Из выше изложенного следует, что в период после второй мировой войны существовало две основных сферы деятельности в борьбе за "мир по-американски". Первая - это борьба за гегемонию в рамках капиталистической мировой экономики. Вторая - борьба против СССР как основной преграды на пути США к мировому господству. Соответственно можно говорить о двух основных направлениях этой борьбы. В борьбе за гегемонию в несоциалистическом мире главным методом было навязывание всем странам так называемой демократической формы правления и либеральной экономической модели (реализация традиционного вильсонианства - демократия и самоопределение), то есть вестернизация этого мира, что было, естественно, невозможно по отношению к СССР и его союзникам В борьбе против социалистического мира во главе с Советским Союзом главным методом был ядерный шантаж, то есть угроза применения атомного оружия. Об этом свидетельствуют все военно-политические доктрины США и блока НАТО.
1.2 Внешняя политика США после распада СССР
На формирование внешнеполитической стратегии США в 90-х годах влияли как уже отмеченные идейно-теоретические подходы, так и изменения во внутренней и международной обстановке. И хотя администрацию Клинтона часто критикуют за отсутствие целостной "большой стратегии", основные контуры новой стратегии обозначены уже достаточно четко не только на доктринальном, но и на политическом уровне.
Исходя из официальных внешнеполитических установок США, изложенных в выступлениях их лидеров, программных документах в сфере внешней и военной политики (прежде всего периодических докладах Белого дома о стратегии национальной безопасности), можно следующим образом представить национальные интересы США и пути их обеспечения.
Основные цели "большой стратегии" США - укрепление безопасности и обеспечение экономического процветания страны, а также продвижение демократии в мире. Последнее считается соответствующим не только принципам, но и интересам США, поскольку (как отмечается в последнем издании "Стратегии национальной безопасности в новом столетии") "демократические режимы более склонны сотрудничать друг с другом для отражения общих угроз, они поощряют свободную торговлю и устойчивое экономическое развитие. Такие режимы реже развязывают войны и нарушают права своих граждан. Поэтому всемирная тенденция продвижения к рынку продвигает и американские интересы".
Этим во многом обосновывается и необходимость руководства миром со стороны США - не только как единственной страны, обладающей необходимыми "волей и возможностями", но и как страны, идеалы и интересы которой в наибольшей степени соответствуют "универсальным ценностям демократии и свободы".
Доктрина национальной безопасности США различает три уровня национальных интересов страны.
1. Жизненные национальные интересы (обеспечение выживания, безопасности и жизнедеятельности США; сюда входит безопасность территории США и их союзников, безопасность американских граждан, экономическое благосостояние страны и защита ее важнейших инфраструктур); для защиты этих интересов допускается использование военной силы, в том числе в одностороннем порядке.
2. Важные национальные интересы (затрагивают экономическое благополучие США и требуют соразмерных американских акций, например по поддержанию мира в Боснии).
3. Гуманитарные и другие интересы (противодействие экологическим и гуманитарным бедствиям, помощь в урегулировании межгосударственных и внутренних конфликтов и т.п.).
Угрозы безопасности США также разделяются на несколько видов:
* угрозы регионального или государственного уровня (их основными источниками в данное время считаются Иран, Ирак и Северная Корея);
* транснациональные угрозы (терроризм, международная преступность, торговля наркотиками, незаконная торговля оружием, угроза информационной инфраструктуре США);
* распространение опасных технологий, прежде всего по производству ОМУ;
* иностранный шпионаж;
* угрозы, исходящие от "несостоятельных государств" (их неспособность обеспечить устойчивое правление может привести к внутренним конфликтам, гуманитарным кризисам и региональной нестабильности).
Отсутствие прямой военной угрозы существованию США по типу советской времен холодной войны рассматривается Пентагоном как временное явление, а наиболее вероятным сценарием ее возрождения там считают появление "веймарской России" или враждебного Китая как новой великой державы. Поэтому важнейшей задачей военно-политической стратегии СИТА, как отмечал У. Перри (министр обороны США в 1994 - 1997 гг.), является "превентивная оборона", нацеленная, по сути, на участие в формировании военного потенциала этих стран путем расширения взаимодействия и оказания влияния на их военные доктрины и характер военного строительства. В то же время подчеркивается. что США должны сохранять военно-стратегический потенциал, необходимый на случай провала "превентивной обороны" и возрождения большой военной угрозы. Что касается угроз регионального уровня, то основным средством их сдерживания является поддержание военного потенциала, достаточного для успешного ведения двух "крупных региональных войн" (вместо "двух с половиной войн" периода разгара холодной войны), наиболее вероятными из которых считаются войны в районах Персидского залива и Корейского полуострова. В целом, как подчеркивается в "Стратегии национальной безопасности", "Соединенные Штаты не позволят какой-либо враждебной силе доминировать в любом регионе, критически важном для наших интересов". К таким регионам в добавление к традиционным для послевоенной стратегии США Западному полушарию, Западной Европе, Восточной Азии и Персидскому заливу все чаще причисляются Центральная и Восточная Европа, Балканы, а также бассейн Каспийского моря (включая Центральную Азию и Кавказ) с его огромными сырьевыми ресурсами.
Согласно доктрине национальной безопасности США противодействие транснациональным угрозам предусматривает укрепление режимов нераспространения и контроля за ракетной технологией, односторонние и коллективные действия по борьбе с международным терроризмом и преступностью, защите окружающей среды и т.д. Характерно, что все больше внимания уделяется формированию безопасной для США внешней среды. Этим самым подчеркивается первостепенная роль США в создании новой системы международной безопасности. При этом США, говорится в "Стратегии национальной безопасности", "должны быть способны к ответу на весь спектр возможных угроз и кризисов... Наш ответ может быть дипломатическим, экономическим, правовым, военным или, скорее, их сочетанием. Мы должны использовать наиболее адекватный набор средств, действуя в союзе или партнерстве, когда наши интересы разделяются другими, или же односторонним образом, когда того требуют национальные интересы".
Нетрудно заметить, что даже на декларативном уровне. "большая стратегия" США имеет ярко выраженный глобальный характер, а в концептуальном плане сочетает в себе элементы "гегемонизма", "согласованной безопасности" и "избирательного вовлечения". Более надежный критерий оценки - сама внешнеполитическая практика США 90-х годов.
Несмотря на радикальные изменения международной обстановки, США сохранили глобальную систему своих военно-политических союзов и обязательств, созданную в годы холодной войны. Более того. важнейший из этих союзов - НАТО - был не только расширен, но и перенацелен с "защиты территории" на гораздо более широкую функцию - обеспечение стабильности всего "трансатлантического региона" путем, в том числе, действий за пределами территории стран - членов альянса. В итоге США распространили сферу своих военно-политических обязательств на страны ЦВЕ, а с лета 1999 г. - фактически и на все Балканы. Эта ключевая внешнеполитическая акция США соответствовала линии сторонников "расширения демократии", а также геополитическим установкам заполнения "стратегического вакуума" в центре Европы и сдерживания потенциальных "экспансионистских устремлений" России. Как подтвердили и военная операция НАТО в Косово в 1999 г., и новая стратегическая концепция альянса, США, продолжая ссылаться на возможную роль ОБСЕ, тем не менее последовательно проводят линию на обеспечение центральной роли НАТО в решении европейских дел.
Мало изменилось и лидерство США внутри самой НАТО. Хотя администрация Клинтона заняла более гибкую позицию по сравнению с предшествующими в отношении признания "европейской идентичности" в сфере внешней политики и безопасности, проведенные в 90-х годах реформы военного планирования в НАТО сохранили руководящую роль США в альянсе и поставили внешне реанимированный ЗЕС в полную зависимость от натов-ской военной инфраструктуры. Через инициированные Соединенными Штатами программу "Партнерство во имя мира" и двусторонние соглашения о партнерстве (прежде всего с Россией и Украиной) НАТО стала важным каналом сотрудничества с постсоветскими государствами, их постепенного втягивания в систему безопасности, существующую под ее эгидой. В итоге Соединенным Штатам удалось благодаря существенной адаптации усилить роль НАТО (а значит, и свою собственную) в решении вопросов европейской безопасности.
Меньше изменеюш претерпело военное присутствие США в друпк стратегически важных регионах - Восточной Азии (Япония. Южная Корея) я Персидском заливе. В целом после некоторого сокращения количества военных баз и вооруженных сил зарубежом США сохранили систему передового базирования и значительные воинские контингенты на уровне', который планируется поддерживать в обозримом будущем (расходы на эти цели составляют около 100 млрд. долл. в год). США также ежегодно расходуют около 15 млрд. долл. на программы иностранной помощи. При некотором сокращении ассигнований на эти цели по сравнению с периодом холодной войны объем помощи ключевым стратегическим союзникам США- Израилю, Египту, Турции остался практически без изменений.
В 90-х годах США взяли курс на поддержание подавляющего военно-силового превосходства над остальными странами. После заметного сокращения военных расходов в середине десятилетия к его исходу они вернулись на уровень конца холодной войны, превышая суммарные военные расходы остальных великих держав. Некоторое сокращение численности вооруженных сил (до 1,5 млн. человек) сопровождается повышением их качественных характеристик - уровня образования и подготовки, технической оснащенности и боеготовности. Наращивая потенциал ведения обычных войн, США сохраняют и совершенствуют основу своего ядерного потенциала", крайне осторожно продвигаясь по пути дальнейших сокращений ядерного оружия и пересмотра стратегии его применения, продолжают активно разрабатывать новые системы противоракетной обороны.
Все это вместе взятое позволило Соединенным Штатам к концу 90-х годов увеличить до рекордного в истории уровня военно-технологический отрыв от своих потенциальных конкурентов, особенно в глобальном проецировании военной мощи и новейших методах ведения наземных боевых действий. Военно-политическое руководство США преи и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.