На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Политико-правовые взгляды Ш.-Л. Монтескье

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 23.08.2012. Сдан: 2011. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


     Содержание
Введение ………………………………………………………………………… 3
Глава 1. История жизни и деятельности Монтескье в период кризиса во Франции во второй половине XVIII в………………………………………… 5
Глава 2. Политико-правовые взгляды Ш.-Л. Монтескье…………………….. 9
Заключение …………………………………………………………………….. 23
Список  литературы …………………………………………………………… 25 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     Введение.
      Шарль Луи Монтескье (1689—1755)— один из ярких  представителей французского Просвещения, выдающийся юрист и политический мыслитель.
     Наряду  с юриспруденцией и политикой  в поле его внимания и творчества находились проблемы философии, этики, истории, социологии, религии, политической экономии, естественных наук, искусства  и литературы.                          
      Тремя основными его произведениями являются «Персидские письма» (1721), «Размышления о причинах величия и падения римлян»  (1734)  и,  наконец,  итог двадцатилетнего труда — «О духе законов» (1748).
      Главная тема всей политико-правовой теории Ш.Л. Монтескье и основная ценность, отстаиваемая в ней, - политическая свобода. К числу  необходимых условий обеспечения  этой свободы относятся справедливые законы и надлежащая организация  государственности.
      Цель  данной работы рассмотреть политико-правовые взгляды Ш. Монтескье.
      Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:
      Рассмотреть понятие общества и политического закона
      Проанализировать учение о формах правления
      Раскрыть причины разнообразия форм правления.
  Американский  исследователь Т. Пэнгл в своем  комментарии к трактату "О духе законов" обратил внимание, что идеи и методы Монтескье не были до конца поняты в новое время, несмотря на то, что он признанный предшественник либерализма, давший непревзойденные образцы понимания его больших и важных проблем. Актуальность изучения трудов Монтескье особенно усиливается в наши дни. "Необходимость и важность изучения Монтескье, – подчеркивал Т. Пэнгл, – более актуальны для нынешнего поколения. Серьезное размышление над такой книгой, как "О духе законов", позволит дать большую часть ответов по поводу кризиса теоретических основ наших политических принципов". В трудах Монтескье Т. Пэнгл находит истоки новых политологических построений, способных вывести современное буржуазное общество из тупика и заблуждений. "Монтескье, – считает он, – обосновал установление того, что теперь часто объявляется как "гуманизация" или "гуманное общество". Именно у Монтескье "гуманность", которая стала заменой христианского милосердия, заняла центральное место в политических рассуждениях". 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

    Глава 1. История жизни и деятельности Монтескье в период кризиса во Франции во второй половине XVIII в.
    В идейно-политической борьбе, разыгравшейся  в дореволюционной Франции, Монтескье принял весьма деятельное участие, заметно повлиял на формирование молодого поколения просветителей, вооружил их исходными аргументами в критике феодальных социально-политических отношений, французского абсолютизма и господствующей христианской церкви. По радикализму своих политических и философских взглядов он, конечно, уступал не только Мелье и Руссо — идеологам социальных низов, по и Дидро, Ламерти, Гельвецию, Гольбаху.
Это   понятно,   ибо   Монтескье, как и Вольтер, выражал умонастроение достаточно умеренных верхушечных слоев дореволюционной французской буржуазии. Однако отмеченное обстоятельство не может поставить под сомнение историческое значение Монтескье, его знаменитой 
книги «Дух законов» в становлении и развитии важнейших идей французского Просвещения XVIII века.1

    Шарль Луи Монтескье (1689 –1755) – один из ярких представителей французского Просвещения, выдающийся юрист и политический мыслитель.
    Наряду  с юриспруденцией и политикой  в поле его внимания и творчества находились проблемы философии, этики, истории, социологии, религии, политической экономии, естественных наук, искусства  и литературы.
    Тремя основными его произведениями являются «Персидские письма» (1721), «Размышления о причинах величия и падения  римлян» (1734) и, наконец, итог двадцатилетнего  труда – «О духе законов» (1748).
    Шарль –Луи Секонда барон де Ла-Бред и  де Монтескье родился 18 января 1689 года в знатной аристократической семье, происходившей из Гаскони. Фамилию Монтескье, получившую всемирную известность, Шарль-Луи Секонда принял 1716 году от своего бездетного дяди, который завещал ему все свое состояние, включающее земли, дома и должность президента Бордосского парламента, являвшегося в то время судебным учреждением.
    Предки  Монтескье не польстились на блеск  двора французских королей, жили в своих поместьях, ведя хозяйство  и участвуя в работе парламента Бордо, что указывает на независимость  их взглядов и характеров.
      Монтескье едва исполнилось 7 лет, когда неожиданно умерла его мать. Все заботы о воспитании шестерых детей легли на плечи отца. В десятилетнем возрасте Шарль был определен в колледж при монастыре в Жюльи. Преподавание в нем носило не только религиозный характер, но и включало классические дисциплины. Окончив учебу в колледже, Монтескье вернулся в замок своего отца и начал самостоятельно изучать юриспруденцию, поскольку по всей видимости, в семье было уже решено, что после смерти дяди должность президента парламента перейдет к нему. Познание права в то время было трудным делом. Но Монтескье смог быстро усвоить весь огромный правовой материал, где рядом с ордонансами королей действовали право римское и каноническое, разнообразные и несхожие местные обычаи-кутюмы. Он сам составил план своих занятий, благодаря чему не потерялся в хаосе французских законов и комментариям к ним, а, напротив вынес из своих занятий много общих идей и понимание роли права как одного из важнейших факторов государственной жизни. В 1716 году после смерти дяди Монтескье занял видное положение президента парламента.
    Начало  судейской деятельности Монтескье совпало с концом правления Людовика XIV. Французский абсолютизм в то время шел уже по нисходящей линии. Это было связано с ослаблением его социальной основы. В начале XVIII века феодальный строй во Франции начал обнаруживать признаки неизлечимого недуга. Разоряющееся феодальное хозяйство стремилось отстоять свое существование, усиливая эксплуатацию крестьянства, значительные массы которого в период царствования Людовика XIV были доведены до нищеты. Отчаявшиеся крестьянские массы все чаще вступали в кровавые схватки со своими поработителями — феодалами и стоявшей за их спиной королевской властью. Так, в годы учения Монтескье в Южной Франции, в провинции Лангедок, крестьяне вели ожесточенную борьбу против феодальных поборов и повинностей. Хлебные бунты становились обычным явлением.2
    Положение отсталой феодальной Франции еще  более ухудшалось неудачными войнами  против ее главного конкурента — Англии и союзников Англии. Каждая новая война и каждое новое поражение усугубляли хаос во Франции. Всей своей тяжестью эти события ложились на бедствующие народные массы, содействовали, обострению классовых противоречий. Так, в итоге войны за испанское наследство (1701—1714) государственный долг Франции достиг 2,5 миллиарда ливров, в 32 раза превысив годовой доход страны. Но, несмотря на это, расточительство двора не знало пределов. Разгульная жизнь, безумная роскошь господствующей знати, ее аморализм— все эти явления, достигшие особенного развития в эпоху регентства, отражали начало общего кризиса феодальной системы Франции.
    В недрах феодального строя складывались и развивались капиталистические отношения. Дальнейший рост капитализма, экономической мощи буржуазии тормозился системой феодальных отношений, вот почему идеологи буржуазии с нарастающей силой выступали против феодальных порядков и феодально-клерикальной идеологии. Все смелее передовая интеллигенция атаковала королевскую власть, стоявшую на страже феодализма, В соответствии с новыми, буржуазными отношениями складывались и развивались новая надстройка, новые политические, правовые, философские, художественные, нравственные идеи.
    В числе первых борцов за новое мировоззрение был и Монтескье. Он понял необходимость существенных преобразований в экономике и политическом управлении Франции. Несмотря на аристократическое происхождение, Монтескье примкнул к оппозиционным буржуазным кругам, но, как уже было сказано, к умеренно оппозиционным.3
    В 1726 году Монтескье отказался службы, чтобы полностью посвятить себя науке. Вскоре он из Бордо переехал в Париж, где установил тесные связи с передовыми   деятелями   культуры,   много   и   упорно   работал над новыми произведениями, В 1728 году Монтескье отправился в Англию; пристально изучал он социальный и государственный строй, историю и культуру этой страны. Поездка сыграла очень большую роль в формировании его мировоззрения, если учесть, что Англия в ту эпоху значительно опередила Францию и другие европейские государства в своем развитии. Английская буржуазная революция XVII века нанесла сокрушительные удары феодализму в Англии, подорвала его мощь и открыла широкие возможности для развития капитала. Королевская власть была ограничена парламентом, в котором буржуазия играла решающую роль.4
    В апреле 1731 года Монтескье вернулся во Францию. Жил то в Париже, то в своем замке, разрабатывая свое политико-правовое учение. В деревне Монтескье писал свои произведения, а в Париже подготовлял и обдумывал их. Монтескье оттачивал свою мысль, проводя время в беседах с учеными людьми в  великосветских салонах.
    Во  Франции разворачивалась ожесточенная борьба между официальной идеологией, защищавшей отживающий феодально-абсолютистский строй, и Просвещением — мощным прогрессивным  и антифеодальным идеологическим движением. Эта борьба оказала существенное влияние на историческое развитие страны и, конечно, на творчество политических мыслителей. 
 
 

Глава 2. Политико-правовые взгляды Ш.-Л. Монтескье
    Учение  Монтескье принадлежит идеологии   Просвещения. Не только в «Персидских  письмах», но и в других крупных  работах мыслителя: «Размышления о  причинах величия и падения римлян» (1734 г.), «О духе законов»  (1748 г.), «Защита  «О духе законов» (1750 г.) отразились все  основные черты просветительства.
    В 1721 г. он опубликовал «Персидские  письма» — своеобразный философский роман в эпистолярной форме, который хотя и был выпущен анонимно, но принес Монтескье большую известность, так как он вскоре был узнан как автор этого нашумевшего произведения. Роман этот обладал незаурядными художественными достоинствами, занимательностью, но не этим он привлек внимание современников.  В  форме переписки  знатных  персидских путешественников—Узбека  и  его  друзей,  посетивших   Францию  и другие европейские страны. Монтескье выразил свое отрицательное отношение к абсолютной монархии, к царившему в. стране политическому произволу, к мерзким нравам дворцовой камарильи. Он осмеял самого «короля-солнце» Людовика XIV, который', по словам Монтескье, простирал абсолютную власть не только на замученные тела своих подданных, по и па души их, заставляя мыслить так, как он этого хочет, мог возвысить и унизить каждого, как только вздумается, не считаясь ни с логикой, ни с нравственностью. «...Он не думает, — писал Монтескье о монархе, — что царственное величие должно быть стесняемо в даровании милостей... Он дал маленькую пенсию некоему человеку, убежавшему от неприятеля на две мили, и хорошую губернию тому, кто убежал на четыре».5 Монтескье видел хаос, который воцарился в государственном управлении, и набросал картину  растущего беспорядка в экономической жизни, в финансах. «Министры, — отмечал он, — сменяют и уничтожают здесь друг друга, как времена года: в течение трех лет финансовая система переменилась на моих глазах четыре раза». 6
    «Персидские письма» реалистически отобразили быт и нравы господствующих паразитических сословий. Монтескье с негодованием отзывался о концентрации огромных богатств в руках реакционных церковников и в следующих словах охарактеризовал их: «. . .это компания жаднюг, всегда берущих и никогда не отдающих; они беспрестанно накопляют доходы, чтобы наживать капиталы. Столько богатств оказывается, если можно так выразиться, в параличе: нет больше оборотов, нет коммерции, нет ремесла и мануфактур».7
    Монтескье  гневно  бичевал и осуждал деспотизм, доказывал право людей на свободу  и из всех политических форм правления   считал   наилучшей   республику   по   образцу   швейцарской.
    Безумная  роскошь господствующих сословий достается каторжным трудом народа, подавляющее большинство которого бьется в тисках нищеты и голода, — это Монтескье отчетливо видел. Он писал, что при существующем режиме для того, чтобы один человек мог жить, наслаждаясь, нужно, чтобы сотни других работали без отдыха.8
       Особое  возмущение вызывали у Монтескье бесчеловечное подавление свободы совести, расправы католической церкви с инакомыслящими Он поднял голос против центра католической реакции – Ватикана, разоблачал его как вековечного врага человеческого разума, как 
защитника всего ветхого и отжившего. Монтескье выступил против попыток Ватикана вторгаться во внутренние дела Франции, провоцировать раздоры между французами.

    Как бы испугавшись того впечатления, которое  произвели 
«Персидские письма» на современников, Монтескье в ближайшие 
годы обратился к совсем иному роду литературы: он опубликовал 
написанную в легком жанре поэму в прозе – пастораль «Киндский храм», а затем другое сочинение в том же духе — «Путешествие на Пафос», которые должны были доказать, как далек их автор от политики, и открыть ему двери в Академию.9

    В 1728 г. Монтескье был действительно  избран во Французскую академию. Весьма характерным для него штрихом, раскрывающим присущий ему дух компромисса, была его вступительная речь. Анонимный автор «Персидских писем», так зло и беспощадно высмеявший и разоблачивший правление Людовика XIV, выступая как барон Секонда де Монтескье, посвятил всю свою речь восхвалению и апологии того же Людовика XIV.
    Развернуто  и последовательно гуманистическая  и просветительская позиция Монтескье представлена в трактате «О духе законов». Эта книга, сделавшая Монтескье одним из авторитетных классиков во всемирной истории политической и правовой мысли, была встречена идеологами тогдашнего абсолютизма и церкви злобной критикой и сразу же внесена в черные списки «Индекса запрещенных книг». Монтескье достойно встретил атаку реакционных сил и блестяще ответил им в своей «Защите «О духе законов» (1750).
    Главная тема всей политико-правовой теории Монтескье  и основная ценность, отстаиваемая в ней, – политическая свобода. К числу необходимых условий обеспечения этой свободы относятся справедливые законы и надлежащая организация государственности.
    «О  духе законов» подразделяется на несколько  частей, кажущаяся разнородность которых не раз отмечалась. Следуя логике моих рассуждений, в этой работе можно выделить в основном три больших раздела.
    Во-первых, 1 3 первых книг, в которых освещается широко известная теория трех форм правления — т.е. именно то, что  мы могли бы назвать политической социологией, — и, по сути, предпринимается  попытка свести всего к нескольким типам многообразие форм правления, каждый из которых характеризуется, исходя одновременно из его природы и принципа.
    Второй  раздел включает с XIV до XIX книги. Он посвящен материальным и физическим факторам, т.е. в основном влиянию на человека, его нравы, политические структуры климата и географической среды.
    В третьем разделе, включающем XX—XXVI книги, последовательно рассматривается влияние на нравы, обычаи людей и их законы социальных факторов, торговли, денежной системы, численности населения и религии.
    Эти три раздела представляют собой, по всей видимости, с одной стороны, элемент политической социологии и, с другой — социологический анализ причинных факторов, как физических, так и моральных, воздействующих на общественное устройство.
    За  пределами этих трех основных разделов остаются последние книги «О духе законов», посвященные в качестве исторических иллюстраций изучению римского и феодального законодательства, и книга XXIX, которую трудно отнести к какому-либо из трех разделов и в которой предпринимается попытка ответить на вопрос о том, как следует создавать законы. Эта книга может быть истолкована как практическая разработка, возникшая на основе выводов научно-теоретического исследования.
    Есть, наконец, еще одна книга, которая  с трудом вписывается в общий план труда, это книга XIX, которая касается темы общего духа отдельно взятой нации. Автор не останавливается на каком-либо одном факторе или на политическом аспекте социально-политических институтов, а трактует то, что, возможно, составляет основополагающий принцип объединения всего входящего в понятие «социальный». Во всяком случае, эта книга — одна из самых значительных. Она представляет собой переходное или связующее звено между первым разделом «О духе законов» — политической социологией — и двумя другими разделами, где исследуются физические и моральные причинные факторы.10
    Монтескье различает три формы правления  — республику, монархию и деспотизм. Каждый из этих трех видов правления  находит свое определение с помощью  двух понятий, которые автор «О духе законов» называет природой и принципом правления.
    В поисках «духа законов», т.е. закономерного  в законах, он опирался на рационалистические представления о разумной природе человека, природе вещей и т.д. и стремился постигнуть логику исторически изменчивых позитивных законов, порождающие их факторы и причины.
     Свой  подход Монтескье характеризовал следующим  образом:
     «Я  начал с изучения людей и нашел, что все бесконечное разнообразие их законов и нравов не вызвано  единственно произволом их фантазии. Я установил общие начала и  увидел, что частные случаи как  бы сами собою подчиняются им, что  история каждого народа вытекает из них как следствие и всякий частный закон связан с другим законом или зависит от другого, более общего закона».11
    Закон, по Монтескье, как раз и выражает момент определяемости, обусловленности  и пронизанности тех или иных отношений разумным началом, т.е. присутствие разумного (и необходимого) в этих отношениях.
    Общим понятием закона охватываются все законы – как неизменные законы, действующие  в мире физическом, так и изменчивые законы, действующие в мире разумных существ. Как существо физическое человек, подобно всем другим природным телам, управляется неизменными естественными законами, но как существо разумное и действующее по собственным побуждениям человек (в силу неизбежной ограниченности разума, способности заблуждаться, подверженности влиянию страстей и т.д.) беспрестанно нарушает как эти вечные законы природы, так и изменчивые человеческие законы.
    Применительно к человеку законы природы (естественные законы) трактуются Монтескье как  законы, которые «вытекают единственно  из устройства нашего существа». К естественным законам, по которым человек жил  в естественном (дообщественном) состоянии, он относит следующие свойства человеческой природы: стремление к миру, к добыванию  себе пищи, к отношению с людьми на основе взаимной просьбы, желание жить в обществе.
    Монтескье специально отмечал неправоту Гоббса, приписывавшего людям изначальную агрессивность и желание властвовать друг над другом. Напротив, человек, по Монтескье, вначале слаб, крайне боязлив и стремится к равенству и миру с другими. Кроме того, идея власти и господства настолько сложна и зависит от такого множества других идей, что не может быть первой во времени идеей человека.
    Но  как только люди соединяются в  обществе, они утрачивают сознание своей слабости. Исчезает существовавшее между ними равенство, начинаются войны  двоякого рода – между отдельными лицами и между народами. «Появление этих двух видов войны, – писал Монтескье, – побуждает установить законы между людьми». Появляются законы, определяющие отношения между народами (международное право); законы, определяющие отношения между правителями и управляемыми (политическое право); законы, которые определяют отношения всех граждан между собой (гражданское право).
    Потребность людей, живущих в обществе, в общих  законах обусловливает, согласно Монтескье, необходимость образования государства: «Общество не может существовать без правительства».
    Положительный (человеческий) закон предполагает объективный характер справедливости и справедливых отношений. Справедливость предшествует положительному закону, а не впервые им создается. «Законам, созданным людьми, должна была, – подчеркивал Монтескье, – предшествовать возможность справедливых отношений. Говорить, что вне того, что предписано или запрещено положительным законом, нет ничего ни справедливого, ни несправедливого, значит утверждать, что до того, как был начертан круг, его радиусы не были равны между собою».12
    Закон вообще – это, по Монтескье, человеческий разум, управляющий всеми людьми. Поэтому «политические и гражданские законы каждого народа должны быть не более как частными случаями приложения этого разума». В процессе реализации такого подхода Монтескье исследует факторы, образующие в своей совокупности «дух законов», т.е. то, что определяет разумность, правомерность, законность и справедливость требований положительного закона.
    Далее, Монтескье отмечает необходимость  соответствия положительных законов природе и принципам установленного правительства (т.е. форме правления), географическим факторам и физическим свойствам страны, ее положению и размерам, ее климату (холодному, жаркому или умеренному), качеству почвы, образу жизни населения (земледельцев, охотников, торговцев и т.д.), его численности, богатству, склонностям, нравам и обычаям и т.д. Специальное внимание уделяется необходимости учета взаимосвязанности законов (или, как сейчас бы сказали, системной целостности законодательства), особых обстоятельств возникновения того или иного закона, целей законодателя и т. п.
    Решающее  влияние на законы, согласно Монтескье, оказывают природа и принцип правительства, учреждаемого в гражданском состоянии. Он различает три образа (формы) правления: республиканский, монархический и деспотический. При республиканском правлении верховная власть находится в руках или всего народа (демократия), или его части (аристократия). Монархия – это правление одного человека, но посредством твердо установленных законов. В деспотии все определяется волей и произволом одного лица вне всяких законов и правил. Такова, по оценке Монтескье, природа каждого образа правления, из которой вытекают «основные краеугольные законы» данной формы правления.
    От  этой природы правления он отличает присущий каждой форме принцип правления, тоже играющий существенную законообразующую роль. Поясняя это отличие, он писал: «Различие между природой правления и его принципом в том, что природа его есть то, что делает его таким, каково оно есть; а принцип – это то, что заставляет его действовать. Первая есть его особенный строй, а второй – человеческие страсти, которые двигают им».13
     Говоря  о законах, вытекающих непосредственно  из природы различных форм правления, Монтескье применительно к демократии отмечает, что здесь народ является государем только в силу голосований, которыми он изъявляет свою волю. Поэтому основными для демократии он считает законы, определяющие право голосования. Народ, утверждает он, способен контролировать деятельность других лиц, но не способен вести дела сам. В соответствии с этим законы в условиях демократии должны предусматривать право народа избирать своих уполномоченных (должностных лиц государства) и контролировать их деятельность. К числу основных в демократии относится и закон, определяющий саму форму подачи избирательных бюллетеней, включая вопросы об открытом или тайном голосовании и т.д.
     Одним из основных законов демократии является закон, в силу которого законодательная  власть принадлежит только народу. Но кроме постоянных законов, подчеркивает Монтескье, необходимы и постановления  сената, которые относятся им к  актам временного действия. Он отмечает, что подобные акты полезны и в  том отношении, что появляется возможность  в течение определенного срока  проверить их действие, прежде чем  установить окончательно. В обоснование  этого законотворческого принципа, получившего в дальнейшем свою конкретизацию  в идее законодательного эксперимента, Монтескье ссылается на поучительный опыт Рима и Афин, где постановления сената имели силу закона в продолжении года и только по воле народа превращались в постоянный закон.
     К основным законам аристократии он относит  те, которые определяют право части  народа издавать законы и следить  за их исполнением. В общем виде Монтескье  отмечает, что аристократия будет тем лучше, чем более она приближается к демократии, что, естественно, и должно определять, по его мнению, главное направление аристократического законодательства в целом.
     В монархии, где источником всякой политической и гражданской власти является сам государь, к основным Монтескье относит законы, которые определяют «существование посредствующих каналов, по которым движется власть», т.е. наличие «посредствующих, подчиненных и зависимых» властей, их правомочий. Главной из них является власть дворянства, так что без дворянства монарх становится деспотом. «Уничтожьте в монархии прерогативы сеньоров, духовенства, дворянства и городов, и вы скоро получите в результате государство либо народное, либо деспотическое».
     Основным  законом деспотического правления, где, собственно, нет законов и их место занимают произвол и прихоть деспота, религия и обычаи, является наличие должности полновластного визиря.
     Природа каждой формы правления, таким образом, определяет основные, конституирующие данный строй (и в этом смысле – конституционные) законы.
     Природе каждого вида правления соответствует  и свой принцип, приводящий в движение механизм человеческих страстей, – особый для данного политического строя.
     В республике (и особенно в демократии) таким принципом является добродетель, в монархии – честь, в деспотии – страх. Монтескье специально подчеркивает, что, говоря об этих принципах, он имеет в виду не реально существующее положение, а должный (соответствующий каждому строю) порядок: « из этого следует лишь, что так должно быть, ибо иначе эти государства не будут совершенными».
     Характеризуя  законотворческое значение и законообразующую силу соответствующего принципа, Монтескье  пишет: «...законы вытекают из него, как из своего источника».
     В плане конкретизации общей идеи о необходимости соответствия позитивных законов принципам правления Монтескье обстоятельно, иногда доходя до частностей, исследует вытекающие из данной идеи следствия применительно к законам для общества в целом, к законам о воспитании, об обороне и т.д. Подробно прослеживается им влияние, оказываемое принципами различных видов правления на характер гражданских и уголовных законов, на формы судопроизводства и определение наказаний.
     Специальное внимание Монтескье уделяет проблеме соотношения закона и свободы. Он различает два вида законов о политической свободе: 1) законы, устанавливающие политическую свободу в ее отношении к государственному устройству, и 2) законы, устанавливающие политическую свободу в ее отношении к гражданину. Речь, следовательно, идет об институциональном и личностном аспектах политической свободы, подлежащих законодательному закреплению. Без сочетания этих двух аспектов политическая свобода остается неполной, нереальной и необеспеченной. «Может случиться, – замечает Монтескье, – что и при свободном государственном строе гражданин не будет свободен, или при свободе гражданина строй все-таки нельзя будет назвать свободным. В этих случаях свобода строя бывает правовая, но не фактическая, а свобода гражданина фактическая, но не правовая».
     Монтескье подчеркивает, что политическая свобода  возможна вообще лишь при умеренных правлениях, но не в демократии или аристократии, а тем более в деспотии. Да и при умеренных правлениях политическая свобода имеет место лишь там, где исключена возможность злоупотребления властью, для чего необходимо достичь в государстве разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную. Такое умеренное правление характеризуется как «государственный строй, при котором никого не будут понуждать делать то, к чему его не обязывает закон, и не делать того, что закон ему дозволяет».
     Основная  цель разделения властей – избежать злоупотребления властью. Чтобы пресечь такую возможность, подчеркивает Монтескье, «необходим такой порядок вещей, при котором различные власти могли бы взаимно сдерживать друг друга». Подобное взаимное сдерживание властей – необходимое условие их правомерного и согласованного функционирования в законно очерченных границах. «Казалось бы, – пишет он, – эти три власти должны прийти в состояние покоя и бездействия. Но так как необходимое течение вещей заставит их действовать, то они будут вынуждены действовать согласованно». Причем ведущие и определяющие позиции в системе различных властей занимает, согласно Монтескье, законодательная власть.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.