Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Убийство

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 24.08.2012. Сдан: 2011. Страниц: 34. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


МИНИСТЕРСТВО  СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА  РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ  ТОМСКИЙ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ – ФИЛИАЛ ФЕДЕРАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧЕРЕЖДЕНИЯ  ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО  ОБРАЗОВАНИЯ «НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ  АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» 
 
 
 
 
 
 
 

Факультет заочного обучения 
 
 
 
 
 
 

Курсовая  работа
На тему: Убийство
По дисциплине: Уголовное право 

                                                                    
 
 
 
 
 

                                                                   Выполнил: Студент группы № 101у
                                                                    специальность «юриспруденция»
                                                                    Изосимов Сергей Александрович
                                                                   Проверил: 
 
 
 
 
 
 
 

Томск 2011
СОДЕДРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ          стр. 3
ГЛАВА I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРТИКА УБИЙСТВА КАК КАТЕГОРИИ УГОЛОВНОГО ПРАВА
1.1. Понятие убийства         стр. 5
1.2. Характеристика состава  преступления статьи 105 УК РФ стр. 7
ГЛАВА 2. КВАЛИФИЦИРУЮЩИЕ  ПРИЗНАКИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРЕДУСМОТРЕННОГО СТ. 105 УК РФ.
2.1. Простое преступление        стр. 12
2.2. Виды квалифицированного убийства     стр. 13
ЗАКЛЮЧЕНИЕ          стр. 20
СПИСОК  ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ    стр. 23
ПРИЛОЖЕНИЯ         стр. 25 

 

    ВВЕДЕНИЕ
     В соответствии с Конституцией РФ личность и ее права поставлены на первое место среди человеческих ценностей. Ст. 2 Конституции Российской Федерации  гласит: «Человек, его права и  свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства»1. В новом Уголовном кодексе Российской Федерации,  преступления против личности находятся на первом месте, что соответствует приоритетам в государстве, сложившимся за последнее время.
     Преступление  против личности – это группа предусмотренных  Уголовным кодексом РФ общественно  опасных деяний, направленных против основных личных прав граждан. В группу преступлений против личности входят преступления против жизни. Из Уголовного кодекса следует, что к преступлениям против жизни отнесены шесть видов преступлений: 1) убийство (ст. 105-108); 2) причинение смерти по неосторожности (ст. 109); 3) доведение до самоубийства (ст. 110), причинение вреда здоровью (ст. 111-125).
     Нас интересует убийство, предусмотренное ст. 105 УК как наиболее опасное преступление против личности, относящееся к категории особо тяжких преступлений.
     Общественная  опасность убийства определяется целым  рядом присущих только этому преступлению признаков, содержание которых свидетельствует об исключительной опасности наступивших последствий, а также лиц, совершивших такое преступление.
     Убийство  в ряде случаев означает, что виновный лишил человека возможности сделать  для общества ему доступное в  соответствии с его способностями. Это обстоятельство является одним из показателей особо опасного характера убийства.
     Общественная  опасность убийства определяется также  тем, что при совершении этого  преступления наступают последствия, не поддающиеся возмещению, причиняется  вред, который не может быть заглажен, так как не имеет равного эквивалента.
     Правильное  осознание всеми лицами общественной опасности убийства определяется тем, что при совершении этого преступления причиняется вред таким благам, которые  имеются у каждого человека и оцениваются каждым человеком, как самые ценные дорогие блага, приобретаемые человеком при рождении. Убийца прекрасно осознает, какого блага он лишил потерпевшего. Правильно оценивая опасность совершаемого деяния, преступник тем не менее идет на это и совершает такое тяжкое преступление, как убийство. Подобное психическое отношение виновного к совершаемому деянию свидетельствует о повышенной общественной опасности личности преступника и преступления в целом.
     Актуальность  данной курсовой работы заключается в том, что убийство является самым тяжким преступлением, поэтому необходимо различать квалифицирующие признаки рассматриваемого состава.
     Цель  данной работы рассмотреть состав преступления, предусмотренный ч.1 и ч. 2 ст. 105 УК РФ, какие деяния подлежат квалификации по данной статье, спорные вопросы, возникающие в теории и на практике при квалификации убийств,  а так же раскрыть основные понятия и термины, применяемые в данной норме УК РФ.
     Объект - преступления, предусмотренные ст. 105 КУ РФ.
     Предмет - убийство
     Практическая  часть – анализ преступлений, предусмотренных  статьей 105 Уголовного Кодекса Российской Федерации.
     Метод исследования: анализ научной литературы, сравнение, описание, индукции, дедукции.
 

ГЛАВА I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРТИКА УБИЙСТВА КАК КАТЕГОРИИ УГОЛОВНОГО ПРАВА
1.1. Понятие убийства
     Российское  уголовное законодательство устанавливает  ответственность за преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства  личности. Наибольшую опасность среди  преступлений, направленных против личности, представляет убийство.
     На  первый взгляд может показаться, что  в раскрытии понятия убийства, вообще нет необходимости, так как  это понятие само по себе достаточно ясно. Между тем понятие убийства в житейском смысле не раскрывает и не может раскрыть юридической характеристики данного преступления.
     Понятие «убийство» неразрывно связано с  жизнью и смертью человека, поэтому  без выяснения содержания понятия  жизни и смерти нельзя говорить об определении убийства.
     «Жизнь  – пишет Ф. Энгельс, - есть способ существования белковых тел, и этот способ существования заключается в постоянном обновлении их химических составных частей путем питания и выделения»2.  Это высказывание Ф. Энгельса имеет принципиальное значение для определения понятия жизни человека, которая с биологической точки зрения состоит в непрерывном обмене веществ, питании и выделении. С прекращением этих функций прекращается жизнь человека. Человеческая жизнь в биологическом смысле слова имеет значение для определения границ жизни человека. Возникновение жизни связано с началом процесса родов. Началом жизни считается появление плода во время родов. Поэтому лишение ребенка жизни в этот момент и позднее является убийством.
     Естественное  и неизбежное завершение жизни –  физиологическая смерть человека вследствие старения организма 
     Однако  некоторая часть людей умирает  в результате патологической, преждевременной  смерти, вызванной болезнью или насильственными  действиями. К патологической смерти относится и убийство – род  насильственной смерти.
     Следовательно, насильственный характер смерти – один из признаков убийства. Но насильственная смерть может свидетельствовать не только об убийстве, но и о несчастном случае и самоубийстве. В связи с этим возникает вопрос об их разграничении. В отличие от несчастного случая и самоубийства убийство преследуется как противоправное деяние, предусмотренное Особенной частью уголовного кодекса. Чтобы исключить отнесение к убийству случайное причинение смерти, совершаемое при отсутствии вины, необходимо указать на виновное лишение жизни при определении убийства. Наконец, для отграничения от самоубийства должно быть указано, что речь идет о лишении жизни другого человека.
     Исходя  из указанных признаков, в российской юридической литературе убийство определяется как предусмотренное Особенной частью Уголовного кодекса виновное деяние, посягающее на жизнь другого человека и причиняющее ему смерть3.
     Против  этого определения выступил М. Д. Шадгородский, который полагал, что  «убийство – это неправомерное  лишение жизни другого человека». Все другие элементы, включаемые в определение убийства, он считал излишними. С этим нельзя согласиться. Определение М. Д. Шаргородского явно не полно. Оно не позволяет отграничить убийство от других преступлений, при совершении которых потерпевший лишается жизни. Кроме того, «неправомерность» не позволяет отличить убийство, в частности, от самоубийства и несчастного случая. Дело в том, что далеко не всякое деяние, которое признается невиновным, является соответствующим праву.
     Уголовный кодекс, определяет три вида убийств:
     - простое (ч. 1 ст. 105 УК),
     - квалифицированное, т.е. при отягчающих  обстоятельствах (ч. 2 ст. 105 УК)  
     - привилегированное, т.е. при смягчающих  обстоятельствах (статьи 106,107 и 108 УК).
           В данной курсовой работе будут рассмотрены преступления, предусмотренные статьей 105 Уголовного Кодекса Российской Федерации, т.е. простое и квалифицированное убийство.
       1.2. Характеристика состава преступления
     Уголовный кодекс Российской Федерации признает приоритетной задачей охрану личности человека и гражданина. Он придает важное значение при охране жизни — самой большой ценности и для самого человека, и для общества в целом. Потерю такого блага как жизнь возместить невозможно. Это последствие необратимо.
     Родовым объектом убийства является личность человека, непосредственным — жизнь человека. Закон рассматривает жизнь как биологическое состояние организма. Он не определяет момента начала жизни. Этот вопрос решается на доктринальном уровне, то есть наукой. Среди юристов общепризнанно, что началом жизни человека является начало физиологических родов, то есть момент, когда какая-либо часть тела ребенка показалась из утробы матери. Причинение смерти ребенку до этого момента не может квалифицироваться как убийство. Поэтому убийство беременной женщины (независимо от срока беременности) должно рассматриваться не как убийство двух лиц (п. «а» ч. 2 ст. 105 УК), а как убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «г» ч. 2 той же статьи)4.
     Концом  жизни признается наступление биологической смерти, когда вслед за остановкой сердца прекращается поступление кислорода в кору головного мозга, что влечет необратимые изменения — распад клеток коры головного мозга и гибель мозга уже через 5–7 минут после остановки сердца.
     Поэтому клиническая смерть человека в момент остановки сердца не может рассматриваться как смерть человека в уголовно-правовом смысле этого слова, ибо в это время еще не исключается реанимация человека и его возвращение к жизни.
     Приведенные различия имеют принципиальное значение, так как в настоящее время все большее развитие получает трансплантология. При этом успешность пересадки органов и тканей зависит от своевременности изъятия этих органов и тканей. Чем быстрее после наступления смерти они изымаются, тем вероятнее положительный исход операции. Отсюда ясно, что возможны злоупотребления — изъятие органов и тканей у еще живого человека. При этом в ряде случаев таким донором может быть безнадежно больной человек, когда орган изымается незадолго до неминуемой смерти (например, в результате дорожно-транспортного происшествия), а в других — возможно и убийство здорового человека для того, чтобы воспользоваться его органами5.
     Со  смертью человека прекращается уголовно-правовая охрана его жизни, и, следовательно, нельзя говорить об убийстве, когда лицо стреляло с целью лишения жизни в уже умершего человека. Убийство при таком положении совершить невозможно, но и действия лица все же представляют общественную опасность, так как последствия не наступают по не зависящим от лица обстоятельствам. Оно должно отвечать за покушение на негодный объект.
     Уголовно-правовой охране по российскому законодательству в равной мере подлежит жизнь любого человека независимо от его возраста, физических и моральных качеств.
     Объект  посягательства при убийстве указывает  на особую общественную опасность этого  преступления. Она прежде всего состоит  в том, что человек лишается самого ценного блага – жизни. По делам  об убийстве смерть потерпевшего исключает  возможность загладить причиненный вред. Если при совершении некоторых преступлений может быть полностью или в значительной степени возмещен  причиненный ущерб, то при убийстве последствия необратимы.
     Выяснение объекта убийства в равной степени  имеет значение как для определения  общественной опасности, так и для квалификации преступления.
     Уже подчеркивалось, что объектом преступления против жизни является жизнь любого человека. Когда же выясняется объект преступления по конкретному делу, то речь идет обычно о потерпевшем, о конкретной человеческой личности. В судебной практике встречаются случаи, когда виновный, желая убить одного человека, по ошибке убивает другого. Такие случаи в литературе иногда оцениваются как «ошибка в объекте». Это неверно. Здесь жизнь «другого» человека также остается объектом убийства, ошибка происходит  в личности потерпевшего, которая по общему правилу, не оказывает на квалификацию преступления.
     Для правильной квалификации важно разграничить посягательства по объекту. Установление в качестве объекта посягательства жизни человека обязывает проверить данные о личности потерпевшего, которые могут иметь значение для квалификации (например, убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, убийство матерью своего новорожденного ребенка). Это позволяет разграничить квалификацию по виду убийства.
     Выяснение объекта посягательства имеет так  же значение для анализа других признаков  этого преступления, необходимых  для его правильной квалификации.
     Объективная сторона убийства характеризуется деянием в форме действия либо (в достаточно редких случаях) — бездействия. Для состава оконченного преступления необходимо наступление последствия — смерти человека.
     Установление  способа действия как признака объективной  стороны убийства имеет серьезное значение для его квалификации. При совершении некоторых убийств способ является квалифицирующим обстоятельством. Установление особой жестокости при убийстве влечет квалификацию по п. «д» ст. 105 УК РФ.
     При анализе объективной стороны  убийства необходимо учитывать, что действие или бездействие – лишь внешний признак преступления. Это объясняется тем, что его общественная опасность в конечном счете заключается в причиненном вреде – смерти потерпевшего. Наступление ее как последствие преступных действий – обязательный признак объективной стороны убийства. Не наступление такого последствия в результате действия (бездействия) виновного исключает признание преступления оконченным.
     Еще одним признаком объективной  стороны при убийстве является причинная  связь между действием (бездействием) виновного и наступившей смертью потерпевшего. В отличие от других признаков объективной стороны убийства (действия или бездействия и наступившей смерти потерпевшего) причинная связь не всегда очевидна. Нередко ее установление по делам об убийстве на практике встречает трудности, которые объясняются иногда тем, что не учитывается конкретная обстановка, в которой совершено преступление.
     Конкретная  обстановка совершения убийства имеет  значение не только для решения вопроса  о наличии или отсутствии причинной связи, но и при определенных обстоятельствах – для привлечения данного лица к уголовной ответственности и для квалификации данного преступления. Установление момента совершения убийства без отягчающих обстоятельств, в случае истечения срока давности, имеет значение для освобождения лица от уголовной ответственности. Место убийства обуславливает применение уголовного закона, действующего в местности, где оно было совершено.
     Субъектом преступления, предусмотренного ст. 105 УК, может быть вменяемое физическое лицо, достигшее 14-летнего возраста.
     Однако  возраст и вменяемость не относятся  к числу признаков состава  преступления, а являются лишь условиями  наступления уголовной ответственности. Это объясняется тем, что любое  деяние, в том числе и лишение жизни другого человека, совершенное малолетним или невменяемым, не исключает его общественной опасности, а устраняет лишь уголовную ответственность этих лиц. Если же возраст и вменяемость отнести к признакам состава преступления, то логически неизбежно лишение жизни другого человека, совершенное малолетним или невменяемым, признавать не представляющим опасности для общества за отсутствием состава преступления. Между тем производство по уголовному делу в отношении малолетнего исключается не за отсутствием состава преступления, а в связи с недостижением им возраста уголовной ответственности.
     Однако  это вовсе не означает, что субъект  находится за рамками состава  преступления. Без субъекта не может  быть преступления. Наличие физического  лица, вследствие умышленных действий которого причинена смерть другому человеку, - необходимое условие признания данного причинения смерти убийством6.
     Закон называет некоторые признаки субъекта убийства, влияющие на квалификацию этого  преступления.
     С субъективной стороны убийство является умышленным преступлением. Умыслом охватывается лишение жизни другого человека. При этом на квалификацию не влияет, если виновный хотел убить одного человека, а на самом деле причинил смерть другому. 

 

      ГЛАВА 2. КВАЛИФИЦИРУЮЩИЕ  ПРИЗНАКИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРЕДУСМОТРЕННОГО СТ. 105 УК РФ
     2.1. Простое убийство
     Простым принято называть убийство без квалифицирующих  или привилегирующих признаков. Ответственность за него предусмотрена  ч. 1 ст. 105 УК РФ. Это основной состав убийства. Анализ состава простого убийства имеет значение и для других видов убийства.
     Непосредственным  объектом этого преступления является жизнь человека.
     Объективная сторона убийства как типичного  преступления с материальным составом представляет собой единство трех элементов:
    1) действие (бездействие), направленное на лишение  жизни другого лица; 2) смерть потерпевшего  как обязательный преступный  результат; 
     3) причинная связь между действием  (бездействием) виновного и наступившей  смертью потерпевшего.
     Чаще  убийство совершается путем активных действий как посредством использования каких-либо орудий преступления, так и непосредственного физического воздействия на организм потерпевшего. Способ причинения смерти в принципе не имеет значения, за исключением случаев, когда со способом убийства связан какой-либо из квалифицирующих признаков в ч. 2 ст. 105 УК.
     Убийство  путем бездействия встречается  относительно редко. Оно предполагает, что на виновном лежала обязанность  предотвратить наступление смертельного исхода. Эта обязанность может вытекать из договора, трудовых отношений, предшествующего поведения виновного и других фактических обстоятельств. Например, судебной практике известны случаи, когда мать умышленно причиняет смерть своему ребенку, оставив его без пищи и посторонней помощи одного в запертой квартире на длительное время7.

Виды  квалифицированного убийства (ч. 2 ст. 105 УК)

     Квалифицированным убийством принято называть убийство, совершенное при наличии хотя бы одного из отягчающих обстоятельств (квалифицирующих признаков), перечисленных в ч. 2 ст. 105 УК. Разумеется, все остальные признаки основного состава убийства тоже должны быть налицо.
     Если  в действиях виновного имеются два или несколько квалифицирующих признаков, то все они должны быть указаны в предъявленном обвинении и приговоре. Однако они не образуют совокупности преступлений и наказание назначается единое, хотя наличие двух или нескольких квалифицирующих признаков учитывается при определении тяжести содеянного.
    В соответствии с положениями ч. 1 ст. 17 УК РФ убийство двух или более лиц, совершенное одновременно или в разное время, не образует совокупности преступлений и подлежит квалификации по пункту «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а при наличии к тому оснований также и по другим пунктам части 2 данной статьи, при условии, что ни за одно из этих убийств виновный ранее не был осужден8.
    Убийство  одного человека и покушение на убийство другого не может рассматриваться  как оконченное преступление - убийство двух лиц. В таких случаях независимо от последовательности преступных действий содеянное следует квалифицировать по ч. 1 или ч. 2 ст. 105 и по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ.
    По  п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицируется  убийство лица или его близких, совершенное  с целью воспрепятствования правомерному осуществлению данным лицом своей  служебной деятельности или выполнению общественного долга либо по мотивам мести за такую деятельность.
    Под осуществлением служебной деятельности следует понимать действия лица, входящие в круг его обязанностей, вытекающих из трудового договора (контракта) с  государственными, муниципальными, частными и иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями независимо от формы собственности, с предпринимателями, деятельность которых не противоречит действующему законодательству, а под выполнением общественного долга - осуществление гражданином как специально возложенных на него обязанностей в интересах общества или законных интересах отдельных лиц, так и совершение других общественно полезных действий (пресечение правонарушений, сообщение органам власти о совершенном или готовящемся преступлении либо о местонахождении лица, разыскиваемого в связи с совершением им правонарушений, дача свидетелем или потерпевшим показаний, изобличающих лицо в совершении преступления, и др.).
    К близким потерпевшему лицам, наряду с близкими родственниками, могут относиться иные лица, состоящие с ним в родстве, свойстве (родственники супруга), а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений.
    По  п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии) надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, неспособному в  силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство. К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее9.
    При квалификации действий виновного по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ по признаку «убийство, сопряженное с похищением человека либо захватом заложника» следует иметь  в виду, что по смыслу закона ответственность по данному пункту ч. 2 ст. 105 УК РФ наступает не только за умышленное причинение смерти самому похищенному или заложнику, но и за убийство других лиц, совершенное виновным в связи с похищением человека либо захватом заложника. Содеянное должно квалифицироваться по совокупности с преступлениями, предусмотренными ст. 126 или ст. 206 УК РФ10.
    При квалификации убийства по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ надлежит исходить из того, что понятие особой жестокости связывается  как со способом убийства, так и с другими обстоятельствами, свидетельствующими о проявлении виновным особой жестокости. При этом для признания убийства совершенным с особой жестокостью необходимо установить, что умыслом виновного охватывалось совершение убийства с особой жестокостью.
    Признак особой жестокости наличествует, в  частности, в случаях, когда перед  лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применялись пытки, истязание или  совершалось глумление над жертвой  либо когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение большого количества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение заживо, длительное лишение пищи, воды и т.д.). Особая жестокость может выражаться в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный сознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания.
    Глумление над трупом само по себе не может  расцениваться в качестве обстоятельства, свидетельствующего о совершении убийства с особой жестокостью. Содеянное в таких случаях, если не имеется других данных о проявлении виновным особой жестокости перед лишением потерпевшего жизни или в процессе совершения убийства, следует квалифицировать по соответствующей части ст. 105 и по ст. 244 УК РФ, предусматривающей ответственность за надругательство над телами умерших.
    Уничтожение или расчленение трупа с целью  сокрытия преступления не может быть основанием для квалификации убийства как совершенного с особой жестокостью.
    Под общеопасным способом убийства (п. «е»  ч. 2 ст. 105 УК РФ) следует понимать такой  способ умышленного причинения смерти, который заведомо для виновного  представляет опасность для жизни  не только потерпевшего, но хотя бы еще  одного лица (например, путем взрыва, поджога, производства выстрелов в местах скопления людей, отравления воды и пищи, которыми помимо потерпевшего пользуются другие люди).
    Если  в результате примененного виновным общеопасного способа убийства наступила  смерть не только определенного лица, но и других лиц, содеянное надлежит квалифицировать, помимо п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ, по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а в случае причинения другим лицам вреда здоровью - по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ и по статьям УК, предусматривающим ответственность за умышленное причинение вреда здоровью.
    В тех случаях, когда убийство путем  взрыва, поджога или иным общеопасным  способом сопряжено с уничтожением или повреждением чужого имущества  либо с уничтожением или повреждением лесов, а равно насаждений, не входящих в лесной фонд, содеянное, наряду с п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ, следует квалифицировать также по ч. 2 ст. 167 или ч. 2 ст. 261 УК РФ11.
    При квалификации убийства по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ необходимо учитывать содержащееся в ст. 35 УК РФ определение понятия преступления, совершенного группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой лиц.
    Убийство  признается совершенным группой  лиц, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причем необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них (например, один подавлял сопротивление потерпевшего, лишал его возможности защищаться, а другой причинил ему смертельные повреждения). Убийство следует признавать совершенным группой лиц и в том случае, когда в процессе совершения одним лицом действий, направленных на умышленное причинение смерти, к нему с той же целью присоединилось другое лицо (другие лица).
    Предварительный сговор на убийство предполагает выраженную в любой форме договоренность двух или более лиц, состоявшуюся до начала совершения действий, непосредственно  направленных на лишение жизни потерпевшего. При этом, наряду с соисполнителями преступления, другие участники преступной группы могут выступать в роли организаторов, подстрекателей или пособников убийства, и их действия надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 33 и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ.
    Организованная группа - это группа из двух и более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких убийств. Как правило, такая группа тщательно планирует преступление, заранее подготавливает орудия убийства, распределяет роли между участниками группы. Поэтому при признании убийства совершенным организованной группой действия всех участников независимо от их роли в преступлении следует квалифицировать как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК РФ.
    По  п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство из корыстных побуждений) следует квалифицировать убийство, совершенное в целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц (денег, имущества или прав на его получение, прав на жилплощадь и т.п.) или избавления от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и др.).
    Как убийство по найму надлежит квалифицировать  убийство, обусловленное получением исполнителем преступления материального  или иного вознаграждения. Лица, организовавшие убийство за вознаграждение, подстрекавшие к его совершению или оказавшие пособничество в совершении такого убийства, несут ответственность по соответствующей части ст. 33 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.
    Как сопряженное с разбоем, вымогательством  или бандитизмом следует квалифицировать убийство в процессе совершения указанных преступлений. Содеянное в таких случаях квалифицируется по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ в совокупности со статьями УК, предусматривающими ответственность за разбой, вымогательство или бандитизм12.
    По  п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ следует квалифицировать  убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу и общепринятым нормам морали, когда поведение виновного  является открытым вызовом общественному  порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение (например, умышленное причинение смерти без видимого повода или с использованием незначительного повода как предлога для убийства).
    Если  виновный, помимо убийства из хулиганских побуждений, совершил иные умышленные действия, грубо нарушавшие общественный порядок, выражавшие явное неуважение к обществу и сопровождавшиеся применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества, то содеянное им надлежит квалифицировать по п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ и соответствующей части ст. 213 УК РФ.
    Для правильного отграничения убийства из хулиганских побуждений от убийства в ссоре либо драке следует  выяснять, кто явился их инициатором, не был ли конфликт спровоцирован виновным для использования его в качестве повода к убийству. Если зачинщиком ссоры или драки явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его противоправное поведение, виновный не может нести ответственность за убийство из хулиганских побуждений.
    По  смыслу закона квалификация по п. «к»  ч. 2 ст. 105 УК РФ совершенного виновным убийства определенного лица с целью  скрыть другое преступление или облегчить  его совершение исключает возможность  квалификации этого же убийства, помимо указанного пункта, по какому-либо другому пункту ч. 2 ст. 105 УК РФ, предусматривающему иную цель или мотив убийства. Поэтому, если установлено, что убийство потерпевшего совершено, например, из корыстных или из хулиганских побуждений, оно не может одновременно квалифицироваться по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ.
    Под убийством, сопряженным с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, следует понимать убийство в процессе совершения указанных  преступлений или с целью их сокрытия, а также совершенное, например, по мотивам мести за оказанное сопротивление при совершении этих преступлений.
    Учитывая, что при этом совершаются два  самостоятельных преступления, содеянное  следует квалифицировать по п. «к»  ч. 2 ст. 105 УК РФ и, в зависимости от конкретных обстоятельств дела, по соответствующим частям ст. 131 или ст. 132 УК РФ.
    По  смыслу закона убийство не должно расцениваться  как совершенное при квалифицирующих  признаках, предусмотренных п. п. «а», «г», «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также при обстоятельствах, с которыми обычно связано представление об особой жестокости (в частности, множественность ранений, убийство в присутствии близких потерпевшему лиц), если оно совершено в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения либо при превышении пределов необходимой обороны13. 

 

       ЗАКЛЮЧЕНИЕ
    В целях обеспечения правильного  применения законодательства, предусматривающего ответственность за умышленное причинение смерти другому человеку, Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать судам следующие разъяснения:
    При рассмотрении дел об убийстве, являющемся особо тяжким преступлением, за совершение которого возможно назначение самого строгого наказания из предусмотренных  ст. 44 УК РФ видов наказаний, суды обязаны неукоснительно выполнять требование закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела.
    По  каждому такому делу должна быть установлена  форма вины, выяснены мотивы, цель и  способ причинения смерти другому человеку, а также исследованы иные обстоятельства, имеющие значение для правильной правовой оценки содеянного и назначения виновному справедливого наказания.
    Если  убийство может быть совершено как  с прямым, так и с косвенным  умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда  содеянное свидетельствовало о  том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.).
    Необходимо  отграничивать убийство от умышленного  причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, имея в виду, что при убийстве умысел виновного направлен на лишение  потерпевшего жизни, а при совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, отношение виновного к наступлению смерти потерпевшего выражается в неосторожности.
    При решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств  содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения.
    Убийство, совершенное при квалифицирующих  признаках, предусмотренных двумя  и более пунктами ч. 2 ст. 105 УК РФ, должно квалифицироваться по всем этим пунктам. Наказание же в таких  случаях не должно назначаться по каждому пункту в отдельности, однако при назначении его необходимо учитывать наличие нескольких квалифицирующих признаков.
    В случаях, когда подсудимому вменено  совершение убийства при квалифицирующих  признаках, предусмотренных несколькими  пунктами ч. 2 ст. 105 УК РФ, и обвинение по некоторым из них не подтвердилось, в описательной части приговора достаточно с приведением надлежащих мотивов сформулировать вывод о признании обвинения по тем или иным пунктам необоснованным.
    Действия  должностного лица, совершившего убийство при превышении должностных полномочий, следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 или ч. 2 ст. 105 и ч. 3 ст. 286 УК РФ.
    Аналогично  по совокупности с ч. 2 ст. 203 УК РФ должны квалифицироваться действия руководителя или служащего частной охранной или детективной службы, совершившего убийство при превышении полномочий, предоставленных ему в соответствии с лицензией, вопреки задачам своей деятельности.
    Убийство  сотрудника места лишения свободы  или места содержания под стражей  либо осужденного с целью воспрепятствовать его исправлению или из мести за исполнение им общественной обязанности, совершенное лицом, отбывающим наказание в виде лишения свободы или содержащимся под стражей, надлежит квалифицировать, помимо соответствующей части ст. 105 УК РФ, по ст. 321 УК РФ, предусматривающей ответственность за дезорганизацию нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества.
    При назначении наказания за убийство необходимо учитывать все обстоятельства, при  которых оно совершено: вид умысла, мотивы и цель, способ, обстановку и стадию совершения преступления, а также личность виновного, его отношение к содеянному, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание. Равным образом должны быть исследованы данные, относящиеся к личности потерпевшего, его взаимоотношения с подсудимым, а также поведение, предшествовавшее убийству.
    По  каждому делу об умышленном причинении смерти другому человеку надлежит устанавливать  причины и условия, способствовавшие совершению преступления, и при наличии к тому оснований реагировать на них в предусмотренном процессуальным законом порядке. 

 

      Список используемой литературы. 

I. Нормативные  акты.
    Конституция Российской Федерации. Принята всенародным   голосованием 12 декабря 1993 года. М., Издательство «Новая Волна», 1997. – 63с.
    Уголовный кодекс Российской Федерации. Официальный текст по состоянию на 1 марта 2002 г. М.: Ассоциация авторов и издателей «ТАНДЕМ». Издательство «ЭКМОС».– 2002. – 112с.
    Уголовный кодекс РСФСР: С постатейными материалами. – М.: Юридическая литература., 1987. – 464с.
    Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. -  М.: Юрайт-М, 2002. – 483 с.
    Закон РФ от 22.12.92. № 4180-1 «О трансплантации органов и (или) тканей человека» // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. №2. ст.62.
    Постановление Пленума Верховного суда РФ от 27 января 1999 г. №1 «О судебной практике по делам об убийстве».
    Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 N 7
    Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 03.04.2008 N 4
    Основы Законодательства Российской Федерации «Об Охране Здоровья Граждан», утв. ВС РФ 22.07.1993 N 5487-1 (ред. от 31.12.2005).
II. Специальная  литература.
    Аниньянц М.К. Ответственность за преступления против жизни по действующему законодательству союзных республик. М., 1964.
    Борзенков Г.Н. Комиссаров В.С.. Курс уголовного права: Особенная часть: Т. 3: Учебник для вузов. М., 2002.
    Бородин С.В. Ответственность за убийство: квалификация и наказание по российскому праву. М.: Юристъ, 1994.
    Бородин С.В. Преступления против жизни. М.: Юристъ, 1999.
    Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. Ред. А,В, Наумов.- 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2000.
    Кудрявцев В.Н.,  Наумова А.В. Российское уголовное право. Особенная часть. М., 1997.
    Кудрявцев С.В. Конфликт и насильственное преступление. М., 1991.
    Колосовский П.П. Преступления против жизни и здоровья. М.
    К. Маркс и Ф. Энгельс. Собрание сочинений. Т.20.
    Общая теория квалификации преступлений. М.: «Юридическая литература», 2000.
    Побегайло Э.Ф. Умышленные убийства и борьба с ними. Воронеж, 1965.
    Разгильдиев Б. Т. Убийство по заказу // РЮ. 1995. N 6.
    Рарога А. И.  Уголовное право России. Особенная часть М., 1996
    Святенюк Н. Квалификация некоторых видов убийств // Уголовное право. 2004. N 1.
    Скуратов И.Ю., Лебедев В.М. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации М., 2001.
    Толковый словарь русского языка / Под ред. Ожегова.
    Чечель Г. И. Жестокий способ совершения преступления против личности. Нальчик, 1999.
    Шестаков Д.А. Супружеское убийство как общественная проблема. СПб., 1992.
    Якушин В.А. Субъективное вменение и его значение в уголовном праве. Тольятти, 1998.
 
 

                      Приложение 1
                                           
ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 

КАССАЦИОННОЕ  ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 2 октября 2007 года 

Дело N 12-о07-17 

    Судебная  коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: 

    председательствующего           Свиридова Ю.А.,
    судей                                           Семенова Н.В.,
                                                        Толкаченко А.А. 

    рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденной С., адвоката Данилова И.П., потерпевшей М. на приговор Верховного Суда Республики Марий Эл от 18 июля 2007 года, по которому
    С., родившаяся 2 февраля 1988 года в г. Йошкар-Оле, не судимая,
    осуждена  по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК РФ на 6 лет  лишения свободы в исправительной колонии общего режима.
    По  ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 161 УК РФ С. оправдана  за отсутствием в деянии состава  преступления.
    Постановлено  о взыскании в счет компенсации морального вреда и процессуальных издержек.
    Заслушав  доклад судьи Верховного Суда РФ Семенова Н.В., объяснения адвоката Данилова И.П., мнение прокурора Химченковой М.М., полагавшей оставить приговор без изменения, Судебная коллегия 

УСТАНОВИЛА: 

    С. осуждена за покушение на убийство М. на почве личных неприязненных  отношений.
    Преступление  совершено 17 января 2007 года в г. Йошкар-Оле  при обстоятельствах, изложенных в  приговоре.
    В кассационных жалобах:
    осужденная  С. просит приговор отменить и дело прекратить, считает, что имела место провокация со стороны работников милиции, которые побудили ее, С., совершить преступление, шприц, который был изъят на месте происшествия, не тот, который вручил ей Очетов, инъекцию она не успела сделать, т.к. была задержана, дает оценку показаниям потерпевшей, свидетелей, считает, что они противоречивы, суд необоснованно не признал ее заявление, написанное после задержания, явкой с повинной;
    адвокат Данилов в защиту осужденной С. просит приговор отменить и дело прекратить, считает, что имела место провокация в отношении С. со стороны работников милиции, которые побудили С. совершить преступление, оперативными работниками были искусственно созданы доказательства, показания свидетелей Очетова и Скоблова, а также работников милиции, задерживавших С., противоречивы;
    потерпевшая М. просит приговор отменить и направить  дело на новое судебное разбирательство, считает, что действия С. должны быть квалифицированы по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 161 УК РФ и по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку С. планировала завладеть ее сотовым телефоном, и завладела им, а также завладела кредитной картой и сняла со счета деньги, указывает, кроме того, что в описательно-мотивировочной части приговора суд указал, что в счет компенсации морального вреда надлежит взыскать 55000 руб., а в резолютивной части указал сумму в 50000 руб.
    Проверив  материалы уголовного дела, обсудив  доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.
    Как показал свидетель Скоблов, в  начале января 2007 года к нему обратилась его знакомая С. с просьбой убить женщину, пообещав заплатить за это. Он сообщил об этом своему знакомому Очетову, который предложил выяснить, насколько серьезны намерения С. Они встретились с С., которая подтвердила свои намерения, помимо оплаты разрешила взять драгоценности, которые будут на потерпевшей, передала им фотографию М. После этого он и Очетов обратились в правоохранительные органы с заявлением о готовящемся преступлении.
    Работники уголовного розыска Сидоркин и Котляров предложили им сотрудничество для предотвращения готовящегося С. убийства. Они согласились, им была выдана аппаратура для записи разговоров с С., в тот же день они встретились с С. На встрече С. предложила способ убийства путем передозировки наркотиком, она сама намеревалась сделать потерпевшей укол и ввести большую дозу героина, а они должны были выманить М. из дома под предлогом вызова ее в милицию, привезти к месту убийства и закопать труп. С. заполнила бланк повестки о вызове М., сообщила, что у М. при себе должна находиться банковская кредитная карта, которой они должны были завладеть и выяснить у М. пин-код карты, чтобы С. смогла снять деньги со счета, часть из которых обещала отдать им за участие в преступлении. На следующий день С. дала им 5000 руб. для покупки героина и на оплату водителя такси, назначила время совершения преступления - первую половину дня 17 января 2007 года. С. пояснила, что собирается убить М. из-за ее мужа, которого она, С., любит. Утром 17 января 2007 года они пришли к М., предъявили ей повестку, сели в машину под управлением сотрудника милиции Котлярова, и поехали на встречу с С., им было известно, что М. в курсе событий. Встретившись с С., они передали ей кредитную карту М. и пин-код к ней, поехали в банк, где С. вместе с Очетовым зашла в банк и получила деньги, после чего они приехали в садоводческое товарищество, завели М. в домик, где С. перетянула руку М. жгутом и сделала укол в руку шприцом, который им, Скоблину и Очетову, передали работники милиции, после чего была задержана работниками милиции.
    Аналогичные показания дал свидетель Очетов.
    Потерпевшая М. показала, что между ее мужем  и С. сложились близкие, интимные отношения, муж тратил деньги на С., отдыхал вместе с ней. Она пыталась убедить С. не разрушать ее семью, но та заявила, что любит ее мужа и она, М., должна уступить. После того, как муж уехал отдыхать вместе с С., она подготовила документы на развод. Вечером 16 января 2007 года ее пригласили работники милиции Котляров и Сидоркин, сообщили ей, что С. готовится совершить ее убийство, предложили ей принять участие в оперативном эксперименте, на что она дала согласие. Ей рассказали, как планирует С. лишить ее жизни, как будет проходить эксперимент, сообщили, что шприц вместо героина будет заполнен физраствором. На другой день к ней приехали Очетов и Скоблов, предъявили повестку о вызове в милицию, она вместе с ними в автомашине под управлением Котлярова поехала на встречу с С., которой при встрече Очетов согласно плану эксперимента передал ее, М., кредитную карту с пин-кодом, вместе с Очетовым С. заходила в банк, чтобы снять со счета деньги, затем ее привезли в домик в садоводческом товариществе, где С. перетянула ей руку жгутом, и сделала укол, после чего в домик вбежали работники милиции и задержали С.
    Свидетели Котляров и Сидоркин подтвердили обстоятельства, при которых к ним обратились Скоблов и Очетов, обстоятельства, при которых проходил эксперимент с целью изобличения С.
    Осужденная  С., отрицая наличие умысла на лишение  потерпевшей жизни, подтвердила, что у нее сложились близкие отношения с мужем М., та беседовала с ней, просила не разбивать семью, но она, С., объяснила М., что любит ее мужа и он сам должен решить, кого из них выбрать. Между ней и М. сложились неприязненные отношения. В начале января 2007 года к ней подошли два молодых человека и сказали, что М. "заказала" им ее, но они не хотят ее убивать, и у них есть люди, которые могут помочь опередить М. Она дала им номер своего телефона, чтобы те люди могли позвонить ей. Об этом разговоре она сообщила Муравьеву, и тот предложил убить свою жену с помощью инъекции большой дозы героина. Вскоре ей позвонил молодой человек, предложил встретиться, и она встретилась с со Скобловым и Очетовым, дала согласие на убийство М., сообщила об образе ее жизни, передала фотографию М., дала ее адрес. При последующих встречах они обсуждали способ убийства, они предложили ввести потерпевшей большую дозу наркотика. Она сообщила им о наличии у М. серебряных украшений и банковской карточки, они решили снять деньги со счета М. Она передала им 5000 руб. на приобретение героина и заполненный ею бланк повестки о вызове М. в милицию. 17 января 2007 года она в условленном месте встретилась со Скобловым и Очетовым, которые привезли М. Она с Очетовым сняла деньги с кредитной карточки М., отдала их Очетову. Они привезли М. в садовый домик. Очетов передал ей шприц с жидкостью, убедил, что это героин, а Скоблов перетянул руку М. шнуром от ее, С., спортивных брюк. Она стояла со шприцем у окна, чтобы передать шприц Скоблову, чтобы он сделал инъекцию, но в это время в дом вбежали сотрудники милиции, толкнули ее и шприц упал на пол. Инъекции М. никто не делал.
    Оценивая  показания осужденной, суд пришел к правильному выводу о том, что  они в основном совпадают с  показаниями потерпевшей и свидетелей Скоблова и Очетова, однако обоснованно отверг ее доводы о том, что она не делала инъекции потерпевшей, поскольку они опровергаются показаниями потерпевшей и свидетеля Скоблова о том, что С. ввела иглу в руку потерпевшей, заключением судебно-биологической экспертизы о том, что в жидкости, находившейся в шприце, изъятом с места происшествия, находится кровь, которая могла произойти от потерпевшей, а также заключением судебно-медицинской экспертизы об обнаружении у М. ранки на кровотечном основании на коже области локтевой ямки, которая могла возникнуть острого оружия, каковым могла быть медицинская игла.
    Обоснованно суд отверг доводы осужденной о том, что работники милиции спровоцировали ее на совершение преступления, поскольку  они опровергаются показаниями  свидетелей Скоблова, Очетова, фонограммами разговоров между С., Очетовым и Скобловым по месту жительства С., а также разговоров между С., Очетовым, Скобловым, М. и Котляровым 17 января 2007 года, из которых следует, что инициатором преступления была осужденная С. При этом осужденная С., свидетели Скоблов и Очетов в суде подтвердили принадлежность голосов на фонограммах.
    Соглашаясь  с такой оценкой суда, Судебная коллегия находит несостоятельными аналогичные доводы жалоб осужденной и ее адвоката.
    Вина  осужденной С. подтверждена также протоколом осмотра места происшествия, показаниями свидетелей Николаева, Сташевской, Конакова, Каябордина, Хасанова, Богданова, Муравьева, другими материалами дела.
    Суд, оценив исследованные доказательства в совокупности, пришел к правильному выводу о том, что вина осужденной С. в покушении на убийство М. на почве личных неприязненных отношений доказана.
    При этом Судебная коллегия не может согласиться  с доводами кассационной жалобы потерпевшей  о том, что действия С. должны быть квалифицированы как покушение на убийство из корыстных побуждений по следующим основаниям.
    При квалификации действий С. суд исходил  из конституционного принципа о том, что неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.
    Как видно из материалов дела, органами предварительного расследования С. обвинялась в покушении на убийство, как на почве личных неприязненных отношений, так и из корыстных побуждений, а также в покушении на открытое похищение имущества М. - денег в сумме 56500 руб., сотового телефона и драгоценностей, а всего на сумму 66199 руб.
    В судебном заседании государственный  обвинитель отказался от поддержания  обвинения в части покушения  на похищение 54000 руб. со счета М., мотивируя  это тем, что снятие денег со счета  образует состав другого преступления - покушения на убийство из корыстных побуждений.
    Суд пришел к выводу о том, что не имеется  доказательств, бесспорно подтверждающих вывод следствия о том, что  С., имея умысел на лишение М. жизни, руководствовалась корыстным мотивом, а именно: желала завладеть деньгами с банковского счета и драгоценностями.
    От  обвинения С. в покушении на похищение  драгоценностей и денежных средств  государственный обвинитель отказался, местонахождение денежных средств  снятых со счета М. следствием не установлено, выводы следствия о том, что С. при задержании скрыла денежные средства, основаны на предположениях.
    Кроме того, как видно из показаний свидетелей Скоблова и Очетова, со слов С. им известно, что лишить М. жизни она решила из-за мужа потерпевшей, с которым она хотела создать семью.
    О намерении С. создать семью с  Муравьевым показала и потерпевшая  М.
    При таких обстоятельствах суд обоснованно  квалифицировал действия С. по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК РФ.
    При назначении осужденной наказания суд  учел характер и степень общественной опасности содеянного ею, данные о ее личности, обстоятельства дела, назначил справедливое наказание.
    Вместе  с тем, суд обоснованно не признал  в качестве явки с повинной заявление  С., в котором она излагает обстоятельства покушения, поскольку оно написано после ее задержания с поличным.
    С доводами кассационной жалобы потерпевшей  о необоснованном оправдании С. по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 161 УК РФ Судебная коллегия также не может согласиться.
    Органами  предварительного расследования С. обвинялась в покушении на открытое похищение имущества М. - денег в сумме 56500 руб., сотового телефона и драгоценностей, а всего на сумму 66199 руб.
    В судебном заседании государственный  обвинитель отказался от поддержания  обвинения в части покушения на похищение 54000 руб. со счета М., мотивируя это тем, снятие денег со счета образует состав другого преступления - покушения на убийство из корыстных побуждений. Отказался государственный обвинитель от обвинения С. и в покушении на хищение драгоценностей по тем основаниям, что изъятие Очетовым драгоценностей во время участия в операции по предотвращению преступления состава преступления не образует, С. в изъятии драгоценностей не участвовала.
    В соответствии с нормами ч. 7 ст. 246 УПК РФ полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения обязателен для суда.
    Оправдывая  С. по обвинению в покушении на открытое похищение сотового телефона, суд указал в приговоре, что из показаний свидетелей Скоблова и  Очетова усматривается, что С. намеревалась после лишения жизни М. воспользоваться ее сотовым телефоном для того, чтобы отправить М. SMS-сообщение о неожиданном отъезде потерпевшей для того, чтобы Муравьев не стал разыскивать жену, а также с целью дополнительного обеспечения алиби.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.