На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Изучение процесса развития транснациональных корпораций и мировых финансовых центров. Исследование глобализации как новой тенденции развития мирового хозяйства. Анализ роли государства в формировании механизмов устойчивого динамического развития в Корее.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Междун. отношения. Добавлен: 21.04.2011. Сдан: 2011. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):



Размещено на webkursovik.ru/
План работы

Введение
Глава 1. ТНК и принципы их организации
1.1 ТНК: принципы организации и деятельности
1.2 ТНК Европейских стран и США
1.3 ТНК Юго-Восточной Азии (Китай, Корея, Япония)
Глава 2. Особенности функционирования ТНК в условиях глобализации
2.1 Глобализация как новая тенденция развития мирового хозяйства
2.2 Особенности деятельности ТНК в условиях глобализации
Глава 3. Роль ТНК в развитии экономики Кыргызской Республики с учетом глобализации
Заключение
Список использованной литературы
Введение

Сегодня трудно найти более модную и дискуссионную тему, чем глобализация. Ей посвящены десятки конференций и симпозиумов, сотни книг, тысячи статей. О ней говорят и спорят ученые, политики, бизнесмены, религиозные деятели, люди искусства, журналисты.
Говоря об основах этого явления, можно отметить, что некоторые черты современной глобализации просматривались достаточно давно. Корни процесса уходят в эпоху, когда становление колониальных империй заложило первые основы международных экономических отношений в этом тысячелетии. Однако современные международные экономические отношения, лежащие в основе глобализации, принципиально отличаются от тех, что были сформированы с начала эпохи Великих географических открытий и становления колониальных империй.
В эпоху колониализма отношения выстраивались преимущественно между метрополиями и их колониями, представлявшими собой фактически обмен готовых товаров и изделий, произведенных в метрополии, на сырье и прочие колониальные товары. Основы же современной системы строятся прежде всего на товарно-экономических отношениях между развитыми странами, то есть, по сути, между самими метрополиями. Эти отношения представляют собой обмен конечной высоко сложной продукцией и передовыми технологиями. Это вызвано исторически сложившейся различной отраслевой специализацией тех или иных развитых стран и регионов. Так, например, для США представляют интерес изделия японской электронной промышленности, а для Японии - энергетическое оборудование, произведенное в США. На самом деле эти цепочки гораздо более разветвленные и сложные. То есть, современные экономические отношения между развитыми странами, можно охарактеризовать как межотраслевые. При этом также сохраняются те отношения, которые существовали между метрополией и колониями, являющиеся внутриотраслевыми.
Так, например, развитые страны используют бывшие колонии как источник сырья и рабочей силы, зачастую "вывозя" туда свое высокотехнологичное производство. Другая важная особенность процесса глобализации, заключается в интернационализации не столько товарообменных, сколько производственных процессов. Здесь необходимо сказать о таком порождении последних лет, как транснациональные корпорации (ТНК). Нынешняя международная торговля во многом реализует процессы кооперации и товарообмена, протекающие внутри одной ТНК, например, между филиалами или дочерними предприятиями, находящимися в разных частях света, либо с другими ТНК.
Рассмотрим еще один пример, приведенный в начале 90-х годов в одном из выпусков "Уолл Стрит Джорнэл". В нем говорится о том, что из $10250, вырученных компанией "Дженерал Моторс" от продажи своего автомобиля "Понтиак", на счету самой компании остается только $4000. Остальное растекается: в Южную Корею - $3000, в Японию - $1850, в Германию - $700, в Сингапур и на Тайвань - $400, в Англию - $259 и $50 - в Ирландию. Проиллюстрированную выше и развивающуюся уже несколько лет тенденцию можно назвать "интернационализацией производства", которая, в свою очередь, является выражением более масштабного процесса в мировой экономике - глобализации.
Теперь стоит сказать еще об одной важнейшей особенности глобализации мировой экономики - это бурное развитие финансовых рынков в последние годы ХХ века. Новая роль финансовых рынков (валютных, фондовых, кредитных) за последние годы резко изменила архитектуру мировой экономики. Еще несколько десятков лет назад основной целью финансовых рынков было обеспечение функционирования реального сектора экономики. В последние годы мировой финансовый рынок стал проявлять самодостаточность. В результате, сегодня мы видим рост объема этого рынка в 2 раза, что стало результатом широкого спектра спекулятивных операций, вызванных либерализацией экономических отношений. Одним словом, процесс получения денег из денег значительно упростился, благодаря исключению из него, собственно, самого производства какого-либо товара или услуг. Производство заменили спекулятивные операции с различными производными финансовыми инструментами, такими как фьючерсы и опционы, а также игра на разнице курсов мировых валют.
Колоссальные масштабы и обороты международного финансового рынка действительно представляют серьезную опасность для мировой экономики. Огромные массы свободно перемещающегося по миру спекулятивного капитала легко могут, как оживить, так и обрушить финансовую систему практически любого государства. Новейшая история знает немало тому примеров. Это и обвал национальной валюты Великобритании, вызванный спекулятивными операциями фондов Джорджа Сороса, и последний азиатский кризис, который, "наглядно продемонстрировал эту новую ситуацию: 1) колоссально возросшую роль финансовых рынков и 2) далеко зашедшую глобализацию этих рынков...". Сегодня из всех финансовых операций на международном валютном рынке только 10% обслуживают внешнюю торговлю.
Сегодня можно с полной уверенностью сказать, что в конце XX века глобализация стала, пожалуй, самой главной тенденцией в развитии мировой экономики, такая же роль ждет ее и в веке XXI. При этом надо заметить, что роль глобализации в жизни человечества не ограничена только изменением структуры экономики - ее проявления мы испытываем на себе и в социальной, и в культурной сфере.
Историки и политики еще долго будут спорить о богатейшем наследии уходящего века, но его идейно-политические итоги вряд ли будут пересмотрены в обозримом будущем. Вкратце они сводятся к следующему: права человека имеют основополагающее значение, демократия сильнее тирании, рынок эффективнее командной экономики, открытость лучше самоизоляции. Эта система ценностей и установок, создателем и активным пропагандистом которой исторически выступил Запад, получила широкое распространение и признание в современном мире.
Сближение взглядов и подходов, характерное для современного человечества, так или иначе проявляется в общественной практике. После краха "социалистического лагеря" рыночная экономика, политическая демократия, идейный плюрализм, открытое общество стали общезначимыми ориентирами в движении вперед. Впервые в истории абсолютное большинство живущих на Земле людей постепенно вырабатывают общее понимание основных принципов жизнеустройства. Это - идейный фундамент глобализации.
Как сто и двести лет назад, конец века ознаменован новым научно-техническим переворотом. Интеллект, знания, технологии становятся важнейшими экономическими активами. В передовых странах, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития, более половины валового внутреннего продукта создается в интеллектуально емком производстве. Информационная революция (ИР), базирующаяся на соединении компьютера с телекоммуникационными сетями, коренным образом преобразует человеческое бытие. Она сжимает время и пространство, открывает границы, позволяет устанавливать контакты в любой точке земного шара. Она превращает индивидов в граждан мира.
В новом социальном пространстве время ускоряет свой бег. То, на что раньше уходили месяцы и годы, можно сделать за считанные дни. Процесс социального взаимодействия интенсифицируется, приобретает невиданную ранее динамику. Пространство общественного бытия уплотняется и перемешивается, становясь более однородным.
Не впадая в крайности и преувеличения, можно констатировать: если информационная революция - не победа разума над временем и пространством, то столь существенное ослабление этих естественных ограничителей человеческой деятельности, что многое, казавшееся просто немыслимым, становится возможным. В новых видах коммуникаций, в новых формах взаимодействия, в новых созидательных возможностях человека глобализация обретает свой экономический базис.
Глобализация - это общий термин, обозначающий все более сложный комплекс трансграничных взаимодействий между физическими лицами, предприятиями, институтами и рынками, который проявляется в расширении потоков товаров, технологий и финансовых средств, в неуклонном росте и усилении влияния международных институтов гражданского общества, в глобальной деятельности транснациональных корпораций, в значительном расширении масштабов трансграничных коммуникационных и информационных обменов, прежде всего через Интернет, в трансграничном переносе заболеваний и экологических последствий и во все большей интернационализации определенных типов преступной деятельности. Также под глобализацией можно понимать постепенное преобразование мирового пространства в единую зону, где беспрепятственно перемещаются капиталы, товары, услуги, где свободно распространяются идеи и передвигаются их носители, стимулируя развитие современных институтов и шлифуя механизмы их взаимодействия. Глобализация, таким образом, подразумевает образование международного правового и культурно-информационного поля, своего рода инфраструктуры межрегиональных, в т.ч. информационных, обменов.
Глава 1. ТНК и принципы их организации

1.1 ТНК и принципы их организации и деятельности

Глобализация означает всемирный капитализм, а капитализм - это рынок плюс корпорации. За последние десятилетие на мировой арене появились и утвердились новые мощные действующие силы. До середины 20 в. основными субъектами международных экономических отношений были государство и предприниматели, находящиеся под их юрисдикцией. Гигантский скачок в развитии мировой экономики произошел во второй половине ХХ в. В этот период развиваются новые формы международного сотрудничества, которые объединяют различные материальные и духовные ресурсы для совместных исследований и прикладных целей. Появились и быстро развиваются новые единицы - транснациональные корпорации (ТНК) и мировые финансовые центры (МФЦ). Корни их возникновения уходят в длительную историю внешней торговли и иностранных инвестиций. Важным фактором их формирования с 70-х годов была политика либерализации, позволившая сильнейшим кампаниям и банкам выскользнуть из-под национально-государственного контроля и приобрести немалую самостоятельность. Однако одним из центральных объектов политических исследований они стали лишь поколение назад. Эти тенденции, проявляющиеся в международной кооперации во всех сферах политической жизни, можно определить как переход от классической внешней политики к мировой внутренней политики. Произошло географическое сжатие мирового пространства, требующее новых форм взаимоотношений.
Мировое сообщество в преддверии III тысячелетия представляет собой политическое пространство, всевозрастающая «плотность» которого напрямую связана с активно развивающимися планетарными процессами модернизации. Углубление всеобщей взаимозависимости объективно способствовало и принципиально новые вызовы цивилизации, создающие реальные предпосылки для совместной деятельности групп людей поверх государственных и социокультурных барьеров. Эти процессы принято называть «Глобализация» или «интернационализация». Накопление эмпирического материала подводит общественные дисциплины к проблемно-теоретическому осмыслению новых явлений и тенденций в мировом развитие. Разработка и описание общей модели глобализации позволит увидеть противоречивость и импульсивность переходных процессов, ощутить действие фундаментальных закономерностей в эволюции мирового сообщества как системы высшей сложности, т.е. прочувствовать взаимосвязь прошлого, настоящего и будущего, провести сопряжение краткосрочных событий, факторов и долгосрочных тенденций, чья каузальность обусловлена ходом истории.
У сегодняшних мировых политических процессов есть солидная геоэкономическая подоснова. Обозначившаяся в 1970-е годы интернационализация мировой экономики имела несколько далеко идущих политических последствий. Во-первых, внутриотраслевая кооперация в мировом хозяйстве объективно повысила роль надгосударственных факторов в структурно-перестроечных процессах и фактически подрывала такие некогда незыблемые принципы, как суверенитет и национальная стратегия развития. Во-вторых, даже само начало глобализации неизбежно повлекло за собой неконтролируемое накопление транснационального краткосрочного капитала, противоречивого по самой своей природе. Удовлетворяя текущие потребности экономики, этот капитал, в силу своего спекулятивного характера, способен увеличивать размах конъюнктурных колебаний, порождая национальные и региональные финансовые кризисы и расшатывая политические системы. Даже активные сторонники интернационализации указывают на опасности, порождаемые кумулятивным эффектом такого рода процессов. В-третьих, в глобализацию не вписывается свободное перемещение рабочей силы, поскольку в промышленно развитых странах весьма высок уровень безработицы, а если спрос на рабочую силу существует, то он относится к высококвалифицированному «человеческому капиталу». Постоянно ужесточаемые на Западе правила иммиграции усиливают противоречия между «центром» и «периферией». В большинстве развивающихся стран темпы демографической динамики явно превосходят показатели экономического роста.
Наконец, господствующие представления о глобализации отталкиваются от идеи о «рыночных» инструментах управления общественными процессами, к чему многие страны не готовы. Более того, пока не сложились реальные предпосылки для сокращения функций государства. Там же, где детализация управления имеет место, она происходит под влиянием международных финансовых институтов, а это наслаивает принесенные глобализацией противоречия на неразрешенные, старые проблемы.
Глобализация - явление отнюдь не новое: как интернационализация хозяйственных связей и как форма межнационального общения она активно развивалась в конце XIX - начале XX вв. Показатели уровня интернационализации с тех пор принципиально не изменились: если доля накопленных зарубежных инвестиций слегка понизилась (с 12% ВВП в начале 20 века до 10% в 1990-е годы), то экспортная квота в мировой торговле с 1913 по 1994 г. незначительно возросла (с 13 до 14,5%). Правда, мировые кризисы, войны и распад колониальных империй в 20 веке существенно ослабляли импульсы глобализации.
Глобализация стала важным реальным аспектом современной мировой системы, одной из наиболее влиятельных сил, определяющих дальнейший ход развития нашей планеты. Она затрагивает все области общественной жизни, включая экономику, политику, социальную сферу, культуру, экологию, безопасность.
Исторические корни глобализации уходят в процесс интернационализации, который с позиции отдельных стран развивается в двух направлениях - вовнутрь и вовне. Развитие вовнутрь означает, что процесс идет по пути расширения использования иностранных товаров, капитала, услуг, технологии, информации в сфере внутреннего потребления данной страны. Развитие вовне характеризуется преобладанием ориентации стран на мировой рынок и глобальной экспансией фирм в торговле, инвестициях и других сделках. Главным следствием этого процесса наряду с ростом взаимозависимости государств является пространственная и институциональная интеграция рынков.
В течение последних десятилетий выявился ряд источников глобализации.
Один из них - технологический прогресс, приведший к резкому сокращению транспортных и коммуникационных издержек, значительному снижению затрат на обработку, хранение и использование информации. Информационное обслуживание непосредственно связано с успехами в электронике - созданием электронной почты, Интернета, мировой "паутинки". Современный компьютер стоимостью в 2 тыс. долл. во много раз мощнее, чем компьютер стоимостью в 10 млн. долл. двадцать лет назад.
Второй источник глобализации - либерализация торговли и другие формы экономической либерализации, вызвавшие ограничение политики протекционизма и сделавшие мировую торговлю более свободной. В результате были существенно снижены тарифы, устранены многие иные барьеры в торговле товарами и услугами. Другие либерализационные меры привели к усилению движения капитала и остальных факторов производства.
Третьим источником интернационализационного процесса и одним из основных источников глобализации является феномен транснационализации, в рамках которой определенная доля производства, потребления, экспорта, импорта и дохода страны зависит от решений международных центров за пределами данного государства. В качестве ведущих сил здесь выступают транснациональные компании (ТНК), которые сами являются одновременно и результатом, и главными действующими лицами интернационализации.
Процесс глобализации экономики ускорился в последние десятилетия, когда различные рынки, в частности, капитала, технологии и товаров, а в известной степени и труда, становились все более взаимосвязанными и интегрированными в многослойную сеть ТНК. Эти весьма влиятельные и хорошо организованные образования постоянно стремятся к созданию новых связей в производстве, продуктовых разработках, дизайне, товарной универсализации и маркетинге. Они постоянно нацелены на экспансию, рвутся к новым рынкам, выступают за единые либеральные правила хозяйственной игры, а также служат важным инструментом глобализации рынков путем расширения информационной инфраструктуры, которая ускоряет заключение и снижает издержки хозяйственных сделок. Хотя определенное количество ТНК оперирует в традиционном торговом секторе, в целом международные фирмы выступают за промышленную реструктуризацию многих развивающихся стран путем создания новых отраслей, в частности, автомобильной, нефтехимической, машиностроительной, электронной и др., и модернизации традиционных, включая текстильную и пищевую.
Подобные структурные изменения укрепляют позиции таких компаний, увеличивают их прибыль, повышают производительность, что позволяет им выбирать источники сырья, открывать производство и осваивать рынки в других странах, быстро приспосабливаясь к меняющимся условиям. Практически все крупные предприятия располагают сетью филиалов или стратегическими союзами, которые обеспечивают им необходимое влияние и гибкость на рынке. В рамках подобных многонациональных корпораций в настоящее время осуществляется почти треть мировой торговли.
С появлением глобальных предприятий международные конфликты в значительной мере переместились со странового на фирменный уровень, и борьба завязывается не между странами за территориальные владения, а между фирмами за долю на мировом рынке. Некоторые усматривают в таких компаниях угрозу власти и автономии государства, однако пока они сохраняют силу, государство может спокойно выполнять свои традиционные функции в мировой экономике и политике.
Более широкие перспективы открылись и перед неправительственными организациями, вышедшими, как и в случае с глобальными фирмами, на многонациональный или мировой уровень. Новую глобальную роль стали играть даже такие международные организации, как ООН, МВФ, Всемирный банк, ВТО.
Таким образом, многонациональные предприятия и другие организации, как частные, так и государственные, превратились в основных действующих лиц глобальной экономики.
В качестве четвертого источника глобализации можно отметить достижение глобального единомыслия в оценке рыночной экономики и системы свободной торговли. Начало этому было положено объявленной в 1978 г. реформой в Китае, за которой последовали политические и экономические преобразования в государствах Центральной и Восточной Европы и распад СССР. Этот процесс привел к идеологической конвергенции - на смену недавних противоречий между рыночной экономикой Запада и социалистической экономикой Востока пришло практически полное единство взглядов на рыночную систему хозяйства. Основным результатом такой конвергенции стало решение бывших социалистических стран о переходе к рыночной экономике. Однако попытки такого перехода, особенно в бывшем СССР и странах Центральной и Восточной Европы, удались лишь частично.
Правительства этих стран и поддерживающие их силы в международных организациях и странах Запада с развитой рыночной экономикой сконцентрировали свое внимание на трех условиях перехода к рынку: стабилизации макроэкономики, либерализации цен и приватизации государственных предприятий. При этом, к сожалению, недооценивалась важность формирования рыночных институтов, необходимость создания условий для развития конкуренции, игнорировалась особая роль правительства в современной смешанной экономике.
Пятый источник кроется в особенностях культурного развития. Речь идет о тенденции формирования глобализованных "однородных" средств массовой информации, искусства, попкультуры, повсеместного использования английского языка в качестве всеобщего средства общения.
Частично из-за этого некоторые страны, особенно Франция и ряд других европейских государств, рассматривают глобализацию как попытку США добиться культурной, экономической и политической гегемонии. В сущности они считают глобализацию новой формой империализма или новой стадией капитализма в век электроники. Другие видят в глобализации новую форму колониализма, при которой роль новой метрополии играют США, а ее колоний - большинство остальных стран, поставляющих туда не только сырье, как это было раньше, но и оборудование, рабочую силу, капитал и другие необходимые для производственного процесса компоненты, будучи одновременно частью глобального рынка сбыта.
Как бы ни относились к глобализации ее противники и сторонники, нужно признать, что она уже явно изменила мировую систему, порождая новые проблемы, но и открывая новые возможности. Очевидно, что отмеченные выше тенденции технологического, политического, институционального, идеологического и культурного развития активизируют глобализационный процесс, который в будущем, видимо, ускорится.
1.2 ТНК Европейских стран и США

Особенности процессов американо-канадской интеграции. Своеобразно протекает региональный интеграционный процесс между США и Канадой. Прежде всего интеграция в Северной Америке развивается на частной корпоративной основе, в то время как в Западной Европе это развитие базируется на государственно-корпоративной основе, путем создания наднациональных институтов (отсюда - определение интеграции как институциональной). Основа такой специфики в регионе Северной Америки - высокий уровень взаимопереплетения и взаимопроникновения капиталов двух стран, интегрирующих две национальные экономики в единый народнохозяйственный комплекс. Здесь, например, давно существует свободный режим движения капиталов между двумя странами:
- свободная миграция населения;
- рабочей силы.
Поскольку характер и направления интеграции с самого начала определяли мощные американские корпорации и их канадские филиалы, превратившиеся в послевоенные десятилетия в ТНК, они вполне обходились без сложного и громоздкого наднационального механизма, регулирующего интеграционный процесс. Преобладающая роль ТНК в континентальной экономической интеграции неоспорима, как и очевидный выигрыш от этого крупного бизнеса США. Американские корпорации еще с 60-х годов стремились расширить двустороннюю интеграцию, сделав ее трехсторонней, то есть континентальной, за счет "включения" Мексики.
В 1992 г. эта долгосрочная задача была достигнута - был подписан договор, который призван в будущем объединить США, Канаду и Мексику в общий североамериканский рынок (НАФТА) с населением в 1997 г. порядка 410 млн. человек. Договор предусматривает постепенное снижение и к концу столетия полную ликвидацию таможенных ограничений во взаимной торговле. Но и до возникновения НАФТА эта торговля, либерализированная на двустороннем уровне, шла очень интенсивно. Канада - первый, а Мексика - третий по значению рынок для США (на втором месте - Япония). Особенно бурно прогрессируют экономические связи между США и Мексикой: в 80-90-е годы, например, с 1987 по 1997 годы американский экспорт в соседнюю страну рос в среднем на 23% в год. В 1992 году Мексика стала вторым по значению потребителем промышленных товаров из США. Идет своего рода процесс "выравнивания" взаимопроникновения крупного капитала на всей территории североамериканского континента. В этом смысле континент в целом становится одним из трех экономических центров, способным абсолютно доминировать над двумя другими центрами силы (Западной Европой и Японией).
Американские экономисты моделируют создание само достаточного панамериканского торгового блока протяженностью от Аляски до Огненной Земли. Интерес к Латинской Америке подкрепляет то обстоятельство, что именно страны в Южном полушарии демонстрируют самые высокие темпы экономического роста и, по прогнозам, сохранят эти темпы в ближайшие годы. Экономический рост в 1992- 1998 гг. предполагается примерно 9 процентов. Экспансия в южном направлении вовсе не означает снижение активности США на других рынках. Крупнейший в мире экспортер (598 млрд. долларов в 1991 г.), США после нескольких лет относительного спада восстанавливает свою конкурентоспособность. Этому помогли снижение курса доллара (почти на треть с 1985 года), улучшение качества товаров, некоторое снижение традиционной дороговизны рабочей силы и радикальные перемены в мышлении американских менеджеров. Если их старшее поколение направляло основные усилия на обширный внутренний рынок, принижая значение экспортного фактора, то теперь внимание товаропроизводителей все больше обращено к внешнему рынку. Например, такие гиганты, как "Дженерал электрик", "Боинг", "Дженерал моторс" и многие другие корпорации, более трети своих доходов зарабатывают за пределами США.
Особенности интеграции в Западной Европе. Европейский центр силы имеет ту особенность, что он представляет собой неоднородное государственное целое, не имеющее пока ни единой государственности, ни единой (жестко согласованной) ориентации хозяйственной политики, хотя усилия в этом направлении предпринимаются энергичными структурами ЕЭС. Совокупный потенциал Европы - это около 400 млн. человек; в середине 80-х годов на него приходилось 40% мировой торговли. Несмотря на весьма активно происходящие интеграционные процессы в рамках самого Европейского сообщества (включает ЕС и ЕВРАТОМ с населением более 350 млн. человек), оно, в свою очередь, углубляет связи и с шестью странами ЕАСТ (с населением около 40 млн. человек). При имеющихся противоречиях интересов национальных группировок европейского капитала, они все сильнее чувствовали невыгодность существования раздробленных рынков, не позволявших полностью использовать преимущества высокой концентрации производства и мощный потенциал, способный действовать на емком объединенном западноевропейском континенте. Таким образом, идея "Соединенных Штатов Европы" оказалась вполне реалистичной и отнюдь не абсолютно реакционной, каковой она выглядела в начале века. Этот процесс объективен, а объективное трудно причислять однозначно к реакционному, консервативному, несмотря на возможности разной трактовки этого явления.
Гетерогенность европейского центра преодолевается комплексными интеграционными мероприятиями, включающими экономическую, социальную и политическую деятельность в рамках ЕЭС. Во второй половине 80-х годов его институты оказывали целенаправленное влияние на интеграционные процессы, стремясь создать условия для расширения внутреннего рынка, позволяющего свободное движение товара, людей, услуг и капитала. Для решения этих задач разрабатывается главное направление экономической стратегии европейского центра рыночной экономики на период до полной интеграции. Это реально позволяет создать сильный экономический международный комплекс, экономическое и политическое влияние которого намного превышает возможности отдельных государств, удачно сочетающий централизм и автономию и не ущемляющий национальное достоинство членов сообщества.
Характер интеграционного процесса в рамках ЕЭС на протяжении ряда лет складывался как следствие координации хозяйственной политики. Речь идет прежде всего о совместной сельскохозяйственной политике, а также различного рода торгово-политических решений по отношению к третьим странам (к СНГ, Балтии, ЕС и т.д.). При этом принятию решения предшествует сложный и трудный путь к консенсусу, отражающий в компромиссном виде сочетание единичных и общих интересов правительств стран - членов ЕЭС. В ЕС доминируют решения межгосударственного координационного характера, что происходит по мере повышения роли национальных политико-экономических приоритетов и интересов небольших групп стран (особенно ФРГ, отчасти - Франции, Великобритании). Поэтому суть происходящего в ЕС интеграционного процесса нельзя интерпретировать однозначно, как жестко надгосударственный механизм вынесения решений. Хотя элементы над государственности в процессе развития и углубления интеграции развиваются и расширяются. Можно сказать, что ЕС в настоящее время с точки зрения содержательной, представляет собой конфедерацию европейских государств, в которой элемент сотрудничества и межгосударственной координации комбинируется с некоторыми надгосударственными решениями. При этом решающие аспекты экономического и политического суверенитета продолжают оставаться в компетенции национальных государств. Исключение составляет внешнеторговая политика, которая перешла в ведение Комиссии европейских сообществ ЕЭС. Однако эта комиссия фактически не имеет право "навязывать" свои представления отдельным странам - членам ЕС. Без их мандата она, например, не может открыть даже очередного заседания.
Единый Европейский акт. Хотя ЕС продолжает оставаться сообществом самостоятельных государств, правда, со значительной интенсивностью межгосударственной координации, его страны выступают объектами высокого уровня координационного воздействия в плане осуществления экономического (и политического) курса. Знаменателен в этом плане ратифицированный в 1987 г. Единый европейский акт. Он имеет своей задачей в институционально-правовой форме координировать достигнутую ступень интеграционных институтов, в том числе Европейский парламент и Европейское политическое сотрудничество, в которых определена важнейшая задача по координации внешней политики стран ЕС. Этот документ дополняет первоначальную договорную основу 50-х годов, придает сообществу новую качественную определенность, поскольку речь идет о правовом выражении новой интеграционной реальности и институтов ЕС.
Создание "внутреннего рынка” в 1993 году. Развитие интеграционного процесса в рамках ЕС, несомненно, оказывает решающее влияние на роль европейского центра мировой экономики. Главная задача заключается в создании действительно реального "внутреннего рынка" на всей территории 12 стран-членов ЕС, между которыми должны быть ликвидированы экономические границы (политические границы по сути ликвидированы). Речь идет о разработке концепции весьма сложных процессов преодоления материальных, технических, административных, а главное, налоговых барьеров. Эти процессы развиваются, исходя из достигнутой ступени интеграции, являющейся результатом непрерывного развития интеграционных процессов на протяжении трех десятилетий. Уже в 1993 г. планировалось устранить большинство пока еще существующих нетарифных барьеров пограничного контроля (различные нормы, налоговые системы и т.д.) в условиях свободного передвижения людей, товаров, услуг и капитала - что, несомненно устраивает крупные фирмы всех стран. (Речь идет о реализации маастрихстских соглашений). Им не приходится особенно опасаться обострения конкуренции, что может произойти в случае полного открытия национальных рынков (для фирм "других" стран, вне ЕС). От реализации "внутреннего рынка" менеджеры и политики интеграционных институтов стран-членов ЕС ожидают получить все возможные преимущества крупномасштабной экономики континентальных размеров и преодолеть исторически возникшую и формировавшуюся под влиянием государственных границ и социально-культурных традиций западноевропейскую раздробленность.
С 1993 г. 70% правил единого рынка распространяются и на государства, входящие в Европейскую ассоциацию свободной торговли. Возникнет Европейское экономическое пространство (ЕЭП) с огромным хозяйственным и человеческим потенциалом. Однако существуют и опасения, что с расширением Сообщества будет все тоньше становиться его политическая ткань и будет затруднено достижение совместных договоренностей. У государств, находящихся за пределами "единой Европы", вызывает настороженность тот факт, что входящие в нее страны три четверти своей внешней торговли осуществляют друг с другом, ЕЭП образует некую само достаточную торговую зону, доступ в которую извне может быть затруднен.
Однако предполагается, что созданные законодательные и институциональные механизмы способны справиться с тенденцией к автаркии в ЕС. Программа полной интеграции стран ЕС была опубликована в 1985 г. в так называемой "Белой книге". В ней содержатся точные сроки проведения мер, благодаря которым будут устранены препятствия на пути передвижения капиталов, услуг, товаров, населения и т. п. Дополнением к "Белой книге" является Единый европейский акт 1986 г., признавший широкие полномочия Совета министров Европейского экономического сообщества. Для унификации экономических систем участников ЕС необходимо дальнейшее развитие европейской валютной системы, единство фискальных и транспортных систем, стандартов и норм, направлений в сельскохозяйственной политике и т. д.
1.3 ТНК Юго-Восточной Азии (Китай, Корея, Япония)

В результате быстрого экономического развития Япония заняла одно из ведущих мест в международных экономических отношениях постиндустриальное развитие капиталистических стран М., 1993г. . В начале 90-х годов она вышла на второе место в мире по общему объему зарубежных прямых капиталовложений (15% общемирового объема). В предыдущие десятилетия ведущей формой отношений выступала внешняя торговля. По размерам экспорта Япония уступает только США и ФРГ, на ее долю приходится 9--10% мирового экспорта (1994--1995 гг.). По величине экспортной квоты она может быть отнесена к полуоткрытой экономике. За рубежом реализуется 10--13% ВВП. Ряд отраслей промышленности почти полностью работает на экспорт (производство часов, магнитофонов -- 90%, кассовых аппаратов -- 83, копировальных машин -- 77%).
Развитие и структура внешней торговли. За последние 50 лет физический объем экспорта Японии увеличился более, чем в 70 раз, его темпы почти в два раза опережали прирост мирового экспорта.
В основе успехов японских компаний на мировых рынках лежит конкурентоспособность продукции, которая формируется за счет высокого качества, новейшей технологии, кадровой политики, авторитета фирмы. Японские фирмы известны эффективно развитой системой всестороннего и последовательного контроля и управления качеством продукции, которое связано прежде всего с характером организации производства. Ритмичность и гибкость производственного процесса, его способность к пере налаживанию и выпуску новой продукции, поставки комплектующих изделий и сырья точно в срок существенно повышают качество продукции и эффективность работы предприятий. Рост уровня автоматизации и роботизации, использование систем контроля за качеством оборудования, высокий уровень нормирования технологических пределов также позволяют значительно улучшать качество выпускаемых товаров. Принцип автономизации производства предполагает выпуск конечного изделия с полным контролем качества и гарантиями без дефектности.
Один из методов конкурентной борьбы японских фирм -- быстрая смена моделей. Период разработки новой продукции у них короче, чем в США.
При всей важности указанных выше факторов высокой конкурентоспособности японских товаров на мировых рынках следует иметь в виду, что стоимость рабочей силы в единице продукции в Японии была ниже, чем в США и ряде других промышленно развитых стран. Стоимостный компонент компенсировал отставание японских компаний в одном из важнейших факторов конкурентоспособности -- производительности труда. По оценкам отдельных японских исследовательских организаций, Япония на 1/3 отстает от США по уровню производительности труда в обрабатывающей промышленности. Разрыв в этом показателе сократился (1975 г. -- 50%), но остается значительным. Отставание в уровне производительности труда во многом связано со стратегией большого числа японских фирм, которые уделяют первостепенное внимание не прибылям, а их доле на рынке. На общее состояние дел влияет и то обстоятельство, что производительность труда на мелких и средних предприятиях значительно уступает показателям крупных, составляя 40% от уровня крупных предприятий. Это сдерживает общие показатели всей промышленности.
Высокий уровень производительности труда достигнут в черной и цветной металлургии, химической промышленности, где он значительно превышает американские показатели. Во всех других отраслях отмечается отставание, даже в таких, как автомобилестроение и электротехника, где японские компании обладают сильной конкурентоспособностью. Там уровень производительности составляет 78 и 85% американского.
Япония долгое время занимала ведущее место по конкурентоспособности своих товаров на мировых рынках. В результате ослабления ценового фактора она опустилась на третье место в 1993 г. после Сингапура и США. Произошел значительный рост стоимости рабочей силы примерно с 60% в конце 80-х годов до 70% добавленной стоимости в 1994 г. (45% в 1960 г.).
В послевоенный период существенные изменения претерпела структура экспорта. До 60-х годов преобладающее место в ней занимали потребительские товары: радиоприемники, телевизоры, текстильные изделия. Затем ведущие позиции заняли продукция черной металлургии, суда, автомобили -- свыше 60% экспорта. В 80-е годы произошел новый сдвиг в структуре японского экспорта. При увеличении доли автомобилей и бытовой электротехники вперед стал выходить экспорт капитальных средств. Значительно возросла доля продукции общего машиностроения (13,9 и 24,1%), электромашиностроения (9,9 и 25,6%), научного оборудования, оптики (3,7 и 4,5% за 1980-- 1995 гг.).
По отдельным видам продукции на долю японских компаний приходится весомая часть экспортных поставок в мире: полупроводники -- 50%, легковые автомобили -- 22, конторское и телекоммуникационное оборудование -- 22,6, сталь -- 17,4%. Превращение Японии в одного из главных мировых экспортеров продукции машиностроения и наукоемкой продукции стало итогом се промышленного и научно-технического развития.
Структура импорта отражает процессы международной специализации промышленности, интернационализации хозяйства и бедность минеральной отечественной базы Запад уникален, но не универсален МЭМО 1997г. . Японию отличает самая низкая среди промышленно развитых стран степень самообеспеченности сырьем и топливом, страна почти полностью зависит от ввоза многих видов минерального и сельскохозяйственного сырья. По многим видам минерального сырья она выступает крупным покупателем на мировых рынках. На нее приходится свыше 30% мирового импорта железной руды, свыше 19% руд цветных металлов, каменного угля, хлопка и шерсти.
На первых этапах экономического развития структура производства предопределила большую зависимость Японии от развивающихся стран -- около половины ее экспорта и свыше 40% импорта. Юго-Восточная Азия и страны Персидского залива до сих пор являются главным рынком сбыта и поставок энергетического сырья. Поставки рудного и химического сырья в последние десятилетия локализуются в промышленно развитых странах -- Канаде, Австралии и Новой Зеландии.
Важной особенностью географической структуры внешнеторговых связей является их концентрация на США. До настоящего времени на американском рынке реализуется 29% японского экспорта и обеспечивается 22% импорта. В свою очередь на Японию приходится свыше 11% американского экспорта, в том числе почти 20% сбыта сельскохозяйственной продукции.
Япония выступает основным торговым партнером ряда стран Восточной и Юго-Восточной Азии. Она обеспечивает Индонезии 37% ее экспорта и 24% импорта, для Малайзии -- 26% ее импорта и 16% экспорта, для Сингапура -- 21% его импорта и 17% экспорта, для Южной Кореи -- 26% ее импорта. Япония является также основным экспортным и импортным рынком КНР (15-16%).
Торговый оборот сводится с огромным положительным сальдо, которое возросло в 6 раз за 1981--1995 гг. и превысило 130 млрд. долл. 40% его объема образуется в товарообороте с США. Положительное сальдо складывается со всеми регионами, за исключением стран Среднего Востока и в 90-е годы -- с Восточной Европой. Торговые отношения с промышленно развитыми странами сопровождаются вспышками торговых войн, давлением на Японию, установлением «добровольных ограничений» ее экспорта. Особенно в этом преуспевают США.
Обмен технологий. Начиная с 80-х годов Япония предпринимает усилия для расширения двустороннего и многостороннего сотрудничества в области науки и техники. Многосторонние научно-технические связи базируются на осуществлении международных исследовательских проектов. В 1986 г. Япония выдвинула крупномасштабную программу под названием «Человеческие границы», которая сравнивается самими японцами с американской «СОИ» и европейской «Эврикой». Цель ее -- поднять авторитет страны, ликвидировать отставание от других стран Запада в области фундаментальных исследований, а также обеспечить себе лидирующие позиции на наиболее перспективных направлениях НТП, в частности механизма живых организмов. При этом исходят из того, что это направление станет ключевым фактором в создании принципиально новых материалов, механизмов и технологий, способных преодолеть трудно разрешимые в настоящее время проблемы энергии природных ресурсов, гармоничных взаимоотношений человека и новых технологических средств. Программа рассчитана на 20 лет, в течение которых предполагается израсходовать 6-- 7 млрд. долл., половину из них за счет Японии.
Произошли существенные изменения в технологическом платежном балансе страны. С 70-х годов начал усиливаться экспорт японской технологии. Правда, место Японии в торговле технологией контрастировало резко с обменом товарной продукцией. До 1992 г. платежи по технологии превышали экспорт. При этом объем японских поступлений (3--3,6 млрд. долл.) в 6--7 раз уступал американскому. По стоимости технологического импорта Япония превосходит ведущие западноевропейские страны. При этом следует иметь в виду, что общий дефицит технологического баланса во многом определялся наследием прежних периодов, когда страна полностью зависела от импорта технологии. Это связано с тем, что в сальдо технологического баланса включаются как поступления и платежи по вновь заключенным контрактам, так и выплаты роялти по старым контрактам, которые могут охватывать период до 10-- 15 лет. Баланс платежей по вновь заключаемым контрактам начиная с 1972 г. сводится с положительным сальдо. В 1993 г. было достигнуто положительное сальдо по обмену технологии в целом.
Япония занимает своеобразное место в мировом движении технологии. Она импортирует всю технологию из индустриальных стран, а экспортирует почти поровну в промышленно развитые и развивающиеся страны. 40% общего объема экспорта технологии вывозится в страны Азии. Японские компании расширяют научно-техническое сотрудничество и развитие промышленной кооперации с Восточной и Юго-Восточной Азией, стремясь перевести производство продукции средней сложности в соседние страны, а самим сосредоточиться на разработке и освоении технологически сложной продукции. В результате в азиатской части мира просматриваются черты японо-центристской модели научно-технического и промышленного взаимодействия.
Отношения с США в обмене технологией характеризуются сотрудничеством и конфликтами. Остается высокая зависимость Японии от импорта технологии из США (69% ее импорта). В начале 90-х годов соотношение между экспортом и импортом было примерно 2:1 в пользу США, но в области электроники оно составляет 5:1, в станкостроении -- 7:1. В США активизируются усилия по защите американской технологии по мере обострения торгово-экономических отношений.
Организационная структура системы управления международной деятельностью отличается большим числом посреднических фирм, которые наряду с банковскими институтами, промышленными компаниями и аппаратом государственного регулирования стали одной из важнейших составных частей механизма осуществления ее внутренних и внешних экономических связей. Самая большая роль в организации и осуществлении международной деятельности принадлежит девяти универсальным торговым посредническим компаниям (сого сёся). Они образуют олигопольную систему регулирования и осуществления международной и внутренней торговой деятельности. Это торговые дома «Мицубиси», «Мицуи», «Итотю», «Марубени», «Сумитомо», «Ниссс иваи», «Тоё мэнка», «Канемацу госе», «Нитимэн». На них приходится около 45% экспорта и 77% импорта. К их общим функциям относится осуществление операций по экспорту и импорту, выполнение формальностей по обеспечению внешней торговли, организация валютного обмена, консультирование по вопросам логистики. В последние годы появились новые функции -- инвестирование капиталов за границей, содействие научно-техническим исследованиям и разработкам.
Сочетание в общей структуре субъектов внутренней и внешнеэкономической деятельности крупных универсальных торговых и мелких и средних специализированных фирм создает двойственную структуру посреднической сети, образует основу высокой эффективности системы обращения и во многом предопределяет успех страны во внешнеэкономических связях. Подобная структура управления и регулирования выступает серьезным препятствием для проникновения конкурентов на японский рынок. Степень проникновения импорта (доля импорта во внутреннем потреблении в 1,5--3 раза меньше, чем в других ведущих странах (1975 г. -- 4,9%, 1987 г. -- 4,4. 1995 г. -- 10,1%).
Экспорт -- импорт капитала. Его характерные черты. В 80-е годы произошла переориентация Японии с экспорта товаров на экспорт капитала. Во второй половине прошедшего десятилетия она занимала первое место по экспорту прямых капиталовложений. Среднегодовой объем вывоза в 1981--1985 гг. равнялся 5, в 1986--1990 гг. -- 32, в 1991--1993 гг. -- 20 млрд. долл. В начале 90-х годов японские компании в экспорте капитала пропустили вперед американские и французские ТНК. По кумулятивному объему заграничных прямых инвестиций японские компании, как отмечалось выше, вышли на второе место после США. Восемь японских компаний по объему заграничных активов входят в число 50 крупнейших инвесторов в мире («Хитачи», «Мацушита»,«Тойёта», «Сони», «Ниссо Иваи» и др.).
В 60--70-е годы вывоз капитала в форме прямых инвестиций в значительной мере был нацелен на обслуживание сбыта товаров и создание сети добывающих предприятий за рубежом. В последующем в связи с повышением стоимости рабочей силы, курса иены японские компании стали создавать предприятия трудоемких отраслей. Примерно 15% производства автомобилей в США осуществляют компании с японским капиталом. Однако до сих пор основные капиталовложения сосредоточены в кредитной сфере (42,4%), в торговле (11,3%), недвижимости (11,1%). Если в США и ФРГ за пределы своей территории выведено соответственно 30% и 20% промышленного производства, то в Японии -- только 11%. В обрабатывающей промышленности зарубежные капиталовложения концентрируются в электротехнике, химии и транспортном машиностроении.
Основным рынком приложения японского капитала выступает Северная Америка, где заметна тенденция внедрения компаний высокой технологии, которые стремятся использовать американский опыт и ликвидировать свое отставание в таких областях, как ЭВМ, мобильная связь, компьютерная графика. Они не только образуют с американскими компаниями совместные предприятия, но и создают свои. Далее в приоритетах японских компаний идет Западная Европа, где они сконцентрированы в Британии и Нидерландах. В Азии основными центрами притяжения японского капитала являются Индонезия (24%), КНР (свыше 20%), а в Южной Америке -- Панама (40%).
Таблица 1 Направление японских зарубежных капиталовложений, %
Страны
1975
1987
1992
Северная Америка
27,6
46,0
42,6
Европа
10,2
19,7
20,7
Азия
33,5
14,6
18,8
Латинская Америка
11,3
14,4
7,9
Океания
5,5
4,2
7,0
Средний восток
6,0
0,2
2,1
Африка
5,9
0,8
0,7
Всего млн. долл.
3280
33364
34138
Происходит географическое смещение приоритетов. С середины 80-х годов после заключения ведущими западными странами валютного соглашения «Плаза» началось массированное внедрение японского капитала в страны Восточной и Юго-Восточной Азии. Их объем увеличился почти в четыре раза, достигнув 9,3 млрд. долл. в 1994 г. и превысив в два раза уровень американских прямых инвестиций. Следствием изменения политики японских компаний явилось превращение западной части Азиатско-Тихоокеанского региона в один из главных центров производства и экспорта цветных телевизоров, магнитофонов, кондиционеров.
Японские капиталовложения в этом районе способствуют созданию отношений многообразной и сложной производственной специализации между местными и японскими предприятиями и местными предприятиями и их партнерами из соседних стран. Отношения производственной специализации способствуют тому, что одна или несколько стран становятся основными поставщиками отдельных видов продукции: электротехнических деталей и элементов электронных схем -- Тайвань, Южная Корея, Сингапур, Таиланд; станков и производственного оборудования -- Тайвань, Южная Корея; бытовых электротоваров -- Сингапур, Малайзия, Таиланд.
Зарубежные японские предприятия в Восточной и Юго-Восточной Азии направляют в Японию основную часть их экспорта -- свыше 40%. Очевидно, что имевшая прежде подавляюще высокую степень зависимость от рынка США постепенно сдает свои позиции, что создает предпосылки для региональной экономической интеграции на микро уровне или интеграции, проводимой зарубежными капиталовложениями. Японские поставки продукции обрабатывающей промышленности в страны Восточной и Юго-Восточной Азии превысили соответствующий экспорт туда из Северной Америки и Западной Европы Японские зарубежные компании обычно имеют невысокую норму прибыли. На предприятиях обрабатывающей промышленности она составляет 0,9%. В странах Азии она достаточно высока -- 4,8%, а в Северной Америке и Западной Европе зачастую имеет отрицательную величину. Иными словами, контролируемые там японским капиталом предприятия убыточны. Обычно это относительно новые по времени их действия филиалы и дочерние компании, когда у них приоритетной целью является расширение масштабов деятельности, а не получение прибыли.
Япония не является крупным объектом приложения иностранного капитала. Хотя значение иностранных прямых капиталовложений возрастает, их приток незначителен, уступая соответствующему японскому экспорту в 10--20 раз. В ведущих западноевропейских странах подобное соотношение находится в пределах 1--2,2 раза.
В прошлом достаточно широко использовался иностранный капитал в форме кредитов и займов и портфельных инвестиций. В 1950--1960 гг. его доля в валовых капиталовложениях не превышала 2,5%. За 1950--1975 гг. было привлечено почти 32 млрд. долл. В новых отраслях иностранный капитал играл более значительную роль. Кредиты и займы предоставлялись Японии экспортно-импортным банком США.
Экономическое развитие Японии коренным образом изменило характер ее валютного положения. Повышение конкурентоспособности японских товаров на мировых рынках привело с середины 60-х годов к резкому увеличению положительного сальдо по всем статьям внешних расчетов. Превратившись в один из полюсов притяжения международных платежных средств, Япония стала одним из крупнейших кредиторов. Она играет важную роль в предоставлении правительственной помощи развитию, став крупнейшим донором (1995 г. -- 24,5%), хотя по доле государственной помощи в ВВП Япония уступает многим странам -- 0,20% ВВП.
Значительная часть помощи традиционно направляется в азиатский регион (свыше 60%). Самую значительную часть се получают КНР, Индия, Индонезия, Таиланд, Филиппины, Бангладеш. Произошли изменения в географическом направлении помощи. В 70-е годы в число ее крупнейших получателей входили Южная Корея, Пакистан, Индия. В 80-е годы Япония усилила внимание к странам Африки (12,2%) и Латинской Америки (9,1% экономической помощи в 1992 г.), но в странах Азии она обеспечивает половину всей помощи западных стран, а в Латинской Америке -- 18%. В отличие от США и западноевропейских стран более половины двусторонней помощи представляется в виде йеновых займов под низкий процент. Они носят в основном несвязанный характер, чем также отличаются от помощи ряда западных стран. Примерно 12% всей помощи идет на техническое сотрудничество, что ниже уровня США, Франции, ФРГ. Центральное место в нем занимает прием иностранных студентов и стажеров при сравнительно незначительном количестве направляемых за рубеж японских специалистов (5 тыс. иностранных студентов в 1990 г.).
Япония выделяет около 10% средств Верховного комиссариата ООН по делам беженцев. Она также предоставляет помощь беженцам через другие международные организации, но сама приняла небольшое количество беженцев -- около 9 тыс.
Токио -- мировой финансовый центр. Внешнеэкономическая экспансия способствовала появлению в Восточной Азии мощного финансового центра. Токио не уступает Нью-Йорку и Лондону по объему валютно-биржевых операций, количеству котируемых на фондовой бирже наименований ценных бумаг и объему купли-продажи, но имеет и слабые стороны деятельности. Он отстает по обработке синдицированных займов (в 1993 г. -- 1% соответствующего показателя Северной Америки, в пять и два раза меньше, чем соответственно в Гонконге и Сингапуре). В Токио аккредитовано менее 100 иностранных банков, что в четыре раза меньше чем Нью-Йорке и Лондоне.
Слабости Токио как международного финансового центра сдерживает процесс укрепления позиции йены в качестве международного платежного средства. Она занимает невысокие позиции валютных резервов мира (6,8 - 8,1% за 1985 и 1994 гг.), почти в 8 раз уступает доллару. Более широко используется японская денежная единица в расчетах по внешней торговле. Если в 1970-х г. менее 1% расчета по японскому экспорту осуществлялось в йенах, то в 1995-х г. - уже 38%. Значительный сдвиг произошел в обслуживании йеной импортной торговли - 24%. Но данные значительные изменения в основном определялись только одним районом - Азией, где доля экспорта, выраженного в йенах, поднялась с 39% в 1986г. до 48% в 1994 г., а доля импорта - с 9,2 до 34%.
Необходимость укрепления международных позиций йены для японской экономики возрастает. Под сильным давлением доллара и других валют курс йены растет. За 1970-1993 гг. по отношению к доллару он поднялся в 3,6 раза, сдерживая экспортную экспансию японских компаний. По оценкам повышения соотношения йена - доллар на одну единицу приводит к сдерживанию ВВП Японии на 0, 06%. За 1985 - 1995 гг. курс йены повысился на 170 единиц, что равносильно снижению ВВП Японии на 10,2% в результате сдерживания экспорта товаров и усиление импорта. Повышение курса вызывает импортный бум. Иностранные товары сейчас занимают значительно большую долю национального рынка, чем раньше - 16%. В 1994 г. Япония стала чистым импортером цветных телевизоров. В результате японские компании имеют меньше возможности покрывать свои высокие издержки за счет повышения внутренних цен, они стали снижаться.
Чеболь или финансово-промышленные группы играют главную роль в экономике Южной Кореи. В последнее время роль чеболь распространилась далеко за пределы “страны утренней свежести”, и уже сегодня эти финансово-промышленные конгломераты существенно влияют на мировое производство, технологию и торговлю. По своей структуре чеболь напоминают японские дзайбацу. Возникновение первых чеболь относится ещё к периоду японского колониального господства в Корее. Большинство из них имеет семейно-клановый характер, они построены, главным образом, по вертикали, объединяя компании, действующие в разных отраслях промышленности.
Правительство поощряло и всячески поддерживало рост чеболь путем слияния, укрупнения и расширения их производственной и финансовой базы. Наиболее активно этот процесс проходил в 80-е гг. Число фирм, входящих в финансово-промышленные группы только в 80-е гг. возросло с 400 до 850.
По совокупному показателю концентрации производства и капитала чеболь значительно опережают японские монополии. Четыре южнокорейские чеболя входят в число ста крупнейших ТНК, в то время как 50 чеболей создают 48% ВНП Республики Корея, а на 30 чеболей приходиться примерно 50% экспорта Южной Кореи.
Особую роль сыграли южнокорейские монополии в процессе интеграции Южной Корей в мировое хозяйство. Динамичный рост чеболь, ориентация на внешний рынок постепенно способствовали их превращению в ТНК, которые являются основной интегрирующей силой мировой экономики. Из общего числа крупных корейских фирм к ТНК можно отнести около 20 чеболь, это прежде всего - “Самсунг”, “Хёнде”, “Дэу”, “Лаки Голдстар”, “Санкёнг”, “Лотте”, “Ссанъёнг” и др. Именно эти фирмы явились проводниками политики экспортной ориентации. Благодаря высокой конкурентоспособности южнокорейских товаров и агрессивной торговой политики чеболь, Южной Корее удалось занять достаточно твёрдые позиции на многих мировых товарных рынках.
РОЛЬ ЧЕБОЛЬ В ПРОМЫШЛЕННОСТИ ЮЖНОЙ КОРЕИ
Основной род деятельности чеболь включает машиностроение, приборостроение, текстильную, электротехническую, судостроительную, автомобилестроительную, нефтехимическую отрасли промышленности, капитальное строительство, транспорт и т.д. Вкратце можно разбить ведущие конгломераты по следующим отраслям:
Автомобилестроение - “Хёнде Моторс” (47%), “Дэу Мотор” (18%) и “Киа Мотор”.
Судостроение - “Хёнде”, “Дэу”, “Самсунг” и “Кориа шипбилдинг энд инжиниринг” - 90% всех мощностей.
Электротехническая - “Лаки Голдстар”, “Самсунг”, “Дэу” и “Хёнде” - промышленность практически все производство микроэлектроники, компьютеров, телевизоров и т.д.
Эта же четверка занимает лидирующее положение в химической индустрии и машиностроении, однако в этих отраслях экспортная деятельность не столь активна и результативна. Освоение этих рынков началось сравнительно недавно.
Что касается строительной индустрии, то степень монополизации в этой отрасли значительно ниже. Здесь действуют более 40 крупных компаний. В основном это специализированные подрядчики, предлагающие полный цикл услуг - от проектирования до строительства. Однако и в этой отрасли сильно влияние “Большой четверки”. В частности, “Самсунг” стал первой корпорацией, которой удалось в 70-х годах выйти на рынок строительных услуг Ливии, Ирана, Ирака, а в 80-е года - на рынки Ближнего Востока, Южной Америки, Юго-Восточной Азии и Африки.
Следует также отметить текстильную промышленность, где 65% южнокорейского экспорта приходиться на “Дэу текстайл компани”. Как и другие чеболи эта компания также меняет свою экономическую политику и переходит к экспорту капитала в места сбыта продукции. Таким образом, создаются совместные предприятия в странах-импортерах.
Итоги деятельности крупнейших южнокорейских чеболей можно свести в следующую таблицу.
Таблица 2. Крупнейшие Южнокорейские Финансово-Промышленные Группы
ФПГ
Основные отрасли специализации
Кол-во компаний
Объём годовых продаж млрд.долл. за 1993 год.
1
Хёнде
Электротехническая пром-ть, автомобилестроение, судостроение, электроника, строительство
45
60,00
2
Самсунг
Электроника, машиностроение, хим. пром-ть
55
51,53
3
Лаки Голдстар
Электроника, нефтехимия, строительство
54
37,00
4
Дэу
Машиностроение, автомобилестроение, судостроение, транспорт
22
33,80
5
Санкёнг
Нефтехимия, текстильная пром-ть, транспорт
32
22,09
6
Ханджин
Машиностроение, строительство, транспорт
8,25
7
Ссанъёнг
Нефтехимия, цветная металлургия, автомобилестроение
14,75
8
Киа
Автомобилестроение, черная металлургия
8,35
9
Ханхва
Нефтехимия, транспорт
7,25
10
Лотте
Пищевая пром-ть, химическая пром-ть, транспорт
СПЕЦИФИКА ЮЖНОКОРЕЙСКИХ ЧЕБОЛЬ
Специфической чертой чеболь считается их “независимость” друг от друга. Если в других странах, где встречаются промышленные группы обязательно прослеживаются значительные и тесные связи между ними, такие как создание СП, открытые директораты, совместное владение акционерным капиталом и т.д., то в Южной Корее ничего подобного не происходит, каждая группа абсолютно независима от других. Хотя и здесь под давлением государства было создано несколько совместных предприятий.
Другой специфичной чертой является “четкость границ” - подчинённость головной компании всегда определена и однозначна, так же как и её руководству - “принцип единоличного контроля”. Не только права на владение компанией принадлежит одной семье, но и, как правило, контроль за этой компанией в целом концентрируется в руках одного человека - хведжана. Как будет отмечено далее, акции в таких фирмах распределяются членами семьи, это производиться, главным образом, в целях снижения налоговых выплат и выполнения установленных законом пределов единоличного владения акциями одной фирмы.
Промышленная структура чеболь также весьма специфична. В первую очередь необходимо отметить необычайное разнообразие отраслей, в которых может работать одна и та же чеболь, а также исключительную широту ассортимента производимых товаров. Так одна из крупнейших чеболь “Самсунг” имеет свои мощности в текстильной промышленности, целлюлозно-бумажной, в производстве микросхем, кинескопов, электрического оборудования, металлообрабатывающих станков, военной технике, судостроении, оптовой и розничной торговли, имеет свою страховую компанию, свою газету, радиостанцию, гостиницы, клиники, и даже университеты.
Политика реформ и открытости, проводимая в КНР с конца 70-х годов 20 века, дала ошеломляющий результат. Последовательное и постепенное открытие экономики, контролируемое государственное регулирование макроэкономических процессов, введение капиталистических элементов в развитие экономики при сохранении социалистического строя (социализм с китайской спецификой) - все это привело к тому, что Китай из аграрной отсталой страны превратился в сильное индустриальное развитое государство с мощной и объемной экономикой. И хотя одним из лозунгов новой политики было высказывание “Открытость и само обеспечение“, последовательная стратегия опоры на собственные силы, как выясняется, не противоречит быстрым тактическим ускорениям в развитии внешнеэкономических связей. Так, одним из предопределяющих направлений политики открытости является всемерное привлечение и использование иностранных инвестиций.
Привлекаемые иностранные средства состоят из внешних займов и прямых инвестиций зарубежных бизнесменов. За 1979-1995 гг. было фактически освоено 229,14 млрд. долл. США, из них 91,44 млрд. долл. составили внешние займы, а 137,7 млрд. долл. прямые зарубежные инвестиции. Продолжался устойчивый рост использования иностранного капитала. В 1996 г. фактическое использование иностранных инвестиций составило 55,2 млрд. долл. США (рост 14,2%). В том числе прямые инвестиции зарубежных предпринимателей составили 42,35 млрд. долл. США (рост 12,2%) Использование иностранных инвестиций позволило Китаю преодолеть нехватку в капитальном строительстве, ускорить освоение энергоресурсов, развитие транспорта, связи и сырьевой промышленности, заимствовать передовую зарубежную технику и технологии, повысить свои возможности увеличения валютных доходов за счет экспорта. Зарубежные инвесторы, в свою очередь, получили возможность вступать на китайский рынок, извлекая оттуда прибыль. Привлечение иностранного капитала стало в период реформ одной из основных форм осуществления открытой внешнеэкономической политики Китая.
Таблица 3. Отдельные показатели экономического развития КНР. 1983-1997 гг.
Годы
Прирост розничных цен %
Экспорт. млрд.долл.
Импорт. млрд. долл.
Реализ.прям. инвестиции млрд долл.
1983
1,5
22,2
21,4
0,6
1984
2,8
26,1
27,4
1,3
1985
8,8
27,4
42,2
1,7,
1986
6,0
30,9
42,9
1,9
1987
7,3
39,4
43,2
2,3
1988
18,5
47,5
55,3
3,2
1989
17,8
52,5
59,1
3,4
1990
2,1
62,1
53,4
3,5
1991
2,9
71,8
63,8
4,4
1992
5,4
84,9
80,6
11,0
1993
13,2
91,7
104,0
27,5
1994
21,7
121,0
115,7
33,8
1995
14,8
148,8
132,1
37,7
1996
6,0
151,1
138,8
41,8
1997
1,1
182,7
142,4
45,3
Источник: Статистический ежегодник КНР. Пекин. 1998.
Приоритетное значение в 1990-х годах приобрели прямые предпринимательские инвестиции, опередившие по освоенным средствам объемы внешнего заимствования. В условиях возрастающей потребности в валюте для оплаты импорта необходимых техники и технологии, сырья и материалов они рассматриваются в качестве эффективного способа разрешения противоречия между импортными потребностями и экспортными возможностями. Велика их роль во внедрении новых методов и идей в экономическую теорию и современных приемов и форм хозяйствования в практику. В конце 1970-х - начале 1980-х годов сложились благоприятные внутренние и внешние условия для привлечения иностранного капитала в КНР. Страной был взят курс на ускоренную модернизацию народного хозяйства, потребовавший значительных финансовых и материально-технических ресурсов, с другой стороны, на международном рынке имелись избыточные свободные капиталы.
Таблица 4. Оценка привлекательности стран и регионов для капитала
Страна
Место
Общая оценка
Количественная оценка
Оценка риска
Качественная оценка
США
1
100,0
97,5
93,5
89,5
Гонконг
3
94,4
96,4
82,1
82,5
Южная Корея
19
71,1
72,7
45,6
68,7
Япония
26
66,4
77,0
76,0
43,3
Китай
28
58,8
82,6
64,4
25,8
Бразилия
36
50,1
69,6
29,3
31,4
Россия
44
29,2
46,4
19,0
12,1
Источник: Capital Access Index. Milken Institute, Policy Brief. Santa Monica, USA, May 1999. №4. p.2
Введение налоговых и таможенных льгот для СП, облегчение процесса их создания, учреждение районов льготного инвестирования в приморской полосе дали толчок развитию совместного предпринимательства, представленному на первоначальном этапе главным образом кооперационными предприятиями, действовавшими в трудоемких областях обрабатывающей промышленности, в сфере услуг, туризма, в коммунальном и гостиничном хозяйстве и т.п. Предприятия концентрировались в приморских провинциях Гуандун и Фуцзянь, большинство иностранных вкладчиков являлись зарубежными китайцами из Гонконга, Макао, Тайваня. При этом низкая экономическая эффективность хозяйствования (малый экспорт, дефицит валютных доходов, узкая непроизводственная отраслевая структура, краткосрочный характер сотрудничества, привязанность к зарубежным поставкам и т.д.) требовала от китайского руководства принятия действенных шагов. В середине 1980-х годов они были сделаны. Усилилась роль государства в регулировании иностранных инвестиций, были предприняты шаги по их выборочному ограничению и поощрению в отношении отраслевой, технологической и территориальной структуры. Шел постепенный процесс адаптации национального законодательства к общепринятой мировой практике. В результате, начиная со второй половины 1980-х годов в КНР наметился переход от количественного наращивания внешних ресурсов вследствие либерализации инвестиционного климата к многосторонней системе поощрения иностранных капиталовложений с учетом их качественных характеристик. Более двух третей СП, созданных в этот период, пришлись на сферу производства (автомобилестроение, нефтепереработка, угледобыча, производство бытовой техники), совместные (паевые) предприятия стали преобладающей формой совместного предпринимательства, усилилась их экспортная направленность, активнее пошел в страну тайваньский капитал. Тяньаньмэньские события лета 1989 г. и последующие за ними санкции западных стран снизили число создаваемых совместных и кооперационных предприятий, одновременно резко возросло количество иностранных предприятий, что поощрялось правительством в условиях нехватки валютных средств. Начало 1990-х годов, совпавшее с отменой санкций, стало для Китая поистине "золотым периодом" в привлечении зарубежного предпринимательского капитала. В 1992-1993 гг. этот процесс приобрел поистине лавинообразный характер. В эти два года в отдельности создано столько СП, сколько за все предыдущие годы реформ начиная с 1979 г. В целом на 1991-95 гг. приходится почти 90% общего количества созданных совместных предприятий и 80% объема их иностранного капитала (South China Morning Post, 11.02.1996).
За 1979-1995 гг. Китай создал 258 тыс. объектов с участием иностранного капитала, из них 234 тыс. относятся к предприятиям с совместным капиталом, предприятиям совместного ведения хозяйства и предприятиями основанным целиком на иностранном капитале Капиталовложения в основные фонды в 1996 г составили 2366 млрд. юаней, что на 18,2% больше, чем в 1995 г (с учетом роста цен реальный рост составил 12,7%) В том числе капиталовложения госсектора составили 12359 млрд. юаней (рост 134%); коллективного сектора - 349 млрд. юаней (рост 6,1%), инвестиции граждан в городах и селах - 333 млрд. юаней (рост 30,1%); инвестиции других секторов - 448,1 млрд. юаней (рост 37%). Вложения в капитальное строительство - 839,9 млрд. юаней (рост 13,4%), прирост снизился по сравнению с 1995 г на 1,6%; вложения в техническую реконструкцию и обновление оборудования - 374,5 млрд. юаней (рост 13,5%), темпы роста повысились на 0,4%; вложения в строительство недвижимого имущества - 328,5 млрд. юаней (рост 21,5%), темпы роста снизились на 1,8%.
Капиталовложения по отраслям (здесь и дальше не включаются капиталовложения сельских коллективов и жителей) вложения в сельское, лесное, рыбное, водное хозяйство, животноводство и ирригационное строительство составили 33,6 млрд. юаней (рост по сравнению с 1995 г - 27,5%), удельный вес от общего объема капиталовложений повысился с 1,8 до 1,9%; вложения в энергетическую промышленность составили 293,8 млрд. юаней (рост 21,2%), удельный вес повысился с 16,7% до 16,9 %; вложения в сырьевую промышленность составили 150,5 млрд. юаней (рост 2,9%), удельный вес снизился с 10,1 до 8,7%; вложения в машиностроение и электронную промышленность составили 87,2 млрд. юаней (рост 21,1%), удельный вес такой же, как в 1995 г; вложения в легкую и текстильную промышленность составили 99,9 млрд. юаней (рост 10,7%), удельный вес снизился с 6,2 до 5,7%; капиталовложения в транспорт и связь составили 301,2 млрд. юаней (рост 22,1%), удельный вес повысился с 17 до 17,3%.
Капиталовложения по регионам. Рост вложений в восточные районы идет несколько быстрее, чем в центральные и западные районы. В 1996 г. вложения в 12 восточных районов составили 1038 млрд. юаней (рост 17,4%), вложения в 9 центральных районов составили 368,2 млрд. юаней (рост 16,6%), вложения в 9 западных районов составили 211,3 млрд. юаней (рост 11,2%).
В 1996 г было завершено и введено в эксплуатацию 134 крупных и средних объектов, в том числе 33 ключевых объектов государства, на 340 объектах было произведена реконструкция и обновление. Введенные в 1996 г. мощности по угледобыче -10,45 млрд. тонн, по выработке электроэнергии -15,25 млн. кВт, по нефтедобыче - 19,73 млн. тонн, по добыче газа -- 4,4 млрд. кубометров (цифры по нефтедобыче и газодобыче включают мощности, добавленные в результате проведения технической реконструкции и реновации), по выплавке чугуна - 2,5 млн. тонн, по выпуску автомобилей -- 290 тыс. штук, по производству этилена - 740 тыс. тонн (в пересчете на 100-процентно эффективные компоненты), по заготовке древесины - 290 тыс. кубометров, было сдано в эксплуатацию 1954 км новых железнодорожных путей и 1522 км. вторых путей, пропускная способность вновь построенных и расширенных портов - 3,4 млн. тонн; емкость коммутаторов телефонной сети - 21,07 млн. абонентов, протяженность волокно-оптической линии связи -20 тыс. км.; протяженность новой микроволновой линии связи - 10 тыс. км, 1117 км новых скоростных автострад.
В 1996 г. было завершено и пущено в эксплуатацию 81,974 объекта капитального строительства, реконструкции и обновления, коэффициент завершения и введения в эксплуатацию объектов 54,2%, что на 0,8% ниже, чем в 1995 г, объем увеличения основных фондов составил 723,8 млрд. юаней; коэффициент введения в эксплуатацию основных фондов составил 59,6% (рост 0,4%); в 1996 г площадь строительных объектов, сданных в эксплуатацию, составила 235,23 млн.кв.м; коэффициент введения в эксплуатацию - 44,9% (рост по сравнению с 1995 г составил лишь 0,2%)(13)
В результате в 1993 г. КНР вышла на первое место среди развивающихся стран и на второе место в мире после США по объемам привлекаемого иностранного капитала4 При этом следует иметь в виду, что объемы фактически освоенных капиталовложений несколько завышены китайской статистикой, главным образом вследствие т.н. квазииностранных инвестиций, когда китайские предприятия в целях получения налоговых и прочих льгот создают за рубежом (преимущественно в Гонконге, вывозя как легально, так и нелегально денежный капитал) дочерние предприятия, которые затем основывают "совместные " предприятия со своей материнской компанией. Доля такого "иностранного" капитала, по оценкам
американских специалистов, доходит до 25%. официального общего объема привлекаемых в КНР инвестиций (China Quarterly, 1995, Nol44, p.1067.) Не совсем ясно также, входит ли реинвестируемая прибыль и исключаются ли репатриируемые доходы из объемов инвестиций, как это делается в международной практике. Что касается согласованных инвестиций по соглашениям, то они еще меньше отражают реальную картину: освоенные инвестиции гораздо меньше согласованных, однако последние являются хорошим. Резкий рост притока инвестиций в КНР в этот период объяснялся политической стабильностью общества, наличием огромного внутреннего рынка и тесной связью с китайской диаспорой за рубежом, поступательным экономическим ростом в результате проводимого курса реформ и интеграции в мировую экономику, постепенной, более глубокой, чем в Японии и Республике Корея на начальном этапе их развития либерализацией инвестиционного режима, продуманной системой налоговых льгот и преференций. Решающим же фактором роста стало допущение иностранного капитала в отрасли т.н. "третьей сферы" экономики (розничную торговлю, недвижимость (долгосрочную аренду земельных участков под застройку), транспортные, страховые, консультационные, финансовые услуги, туризм и т.д.) в крупнейших торгово-промышленных центрах страны: Пекине, Тяньцзине, Шанхае, Гуанчжоу, Шэньчжэне К примеру, в сфере розничной торговли в 11 крупных городах разрешено создание совместных с иностранным капиталом супермаркетов и магазинов (в Пекине - японский "Яохань", германский "Люфтханза-Юи", американские "Бенетон"и "Баскин- Роббинс"), которым, однако, разрешено импортировать товары в размере не более, чем 30% от объема продаж. Согласно индивидуальному плану действий в рамках АТЭС Китай обязался в ближайшие 20 лет расширить доступ иностранных банков в финансовую и денежную сферу, либерализовать страховой и фондовый рынок, а также розничную и оптовую торговлю..
Симптоматично в этой связи, что Китаю, как крупнейшему реципиенту предпринимательского капитала начала 1990-х годов не смогли составить сколько-нибудь значимую конкуренцию страны бывшего Советского Союза и Восточной Европы. В 1994-1996 гг. темпы роста числа совместных предприятий и объемов их заявленных инвестиций по соглашениям заметно снизились. Такая динамика оценена китайскими специалистами в целом положительно - как результат урегулирования отраслевой структуры СП, вызванного нехваткой инвестиций в базовые отрасли промышленности, определяющие научно-технический прогресс, и усиления жесткой кредитно-финансовой политики государства. Так, приоритетные отрасли для привлечения иностранного капитала, закрепленные Госсоветом КНР во Временном положении о регулировании направления иностранных инвестиций (1995 г.), включают:
- сельское хозяйство, включая рыбное, лесное, скотоводство;
- инфраструктуру и базовые отрасли промышленности (энергетику, металлургию, железные и автомобильные дороги, порты и аэропорты);
- машиностроение, электронную, нефтехимическую, автомобильную промышленность, производство стройматериалов;
- высокотехнологичные, наукоемкие, энергосберегающие и экологичные производства;
- отрасли, активно задействующие рабочую силу и природные ресурсы западных и центральных районов страны.
На динамику роста СП оказали воздействие и внешние факторы: возрастающая конкуренция за "свободные" капиталы со стороны динамично развивающихся государств ЮВА (Индонезия, Таиланд, Малайзия), а также колебания американского доллара и японской йены, торговые войны между ведущими экономическими державами. Главным источником зарубежного предпринимательского капитала в Китае стабильно является Гонконг (около 60% общего объема), а также Тайвань. Достаточно быстро растут японские и американские капиталовложения, инвестиции стран Европейского Союза, АСЕАН, Республики Корея.
В территориальном размещении капиталовложений сохраняются значительные диспропорции: на приморские провинции Гуандун, Цзянсу, Шаньдун, Фуцзянь приходится около двух третей привлекаемого иностранного капитала. Характерной чертой в последние годы стало, однако, значительное расширение регионов привлечения иностранных инвестиций, включая внутренние, приграничные провинции. Однако преимущественный приток капитала в приморские провинции, судя по крупномасштабному освоению шанхайского района Пудун, на наш взгляд, в ближайшие годы останется неизменным.
Следует отметить, что механизм привлеч и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.