На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Комплекс проблем ближневосточного урегулирования. Требования Израиля и арабов в отношении Иерусалима, исторические судьбы евреев и арабов, связанные с ним. Израильско-палестинская Декларация принципов 1993 г. Расширение муниципальных границ Иерусалима.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Междун. отношения. Добавлен: 03.04.2011. Сдан: 2011. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):



27
Реферат:
Проблема Иерусалима в Арабо-израильском конфликте
Вопрос о Иерусалиме занимает особое место в комплексе проблем ближневосточного урегулирования. Хотя он порожден вполне реальным столкновением интересов в экономической, политической и других областях, он вызывает настолько сильную эмоциональную реакцию у обеих сторон, что исключает возможность рационального подхода к его обсуждению В связи с этим иерусалимская проблема многие годы преднамеренно выводилась за рамки мирных инициатив по ближневосточному урегулированию.
Требования Израиля и арабов в отношении Иерусалима оставались на протяжении десятилетий настолько бескомпромиссными и несовместимыми, что задача выработки решения, хотя бы в минимальной степени удовлетворявшего обе стороны, стала представляться многим политикам и на Ближнем Востоке, и на Западе практически невыполнимой. После арабо-израильской войны 1967 г. в американской политологии появилась даже такая точка зрения (Г. Готлиб), что для решения проблемы Иерусалима следует сделать статус города настолько сложным, чтобы никто не мог в нем разобраться. В этом случае каждая из сторон считала бы свои притязания реализованными, хотя по существу город находился бы в двойном подчинении. Это небезынтересное мнение, правда, так и не было подкреплено конкретными предложениями.
В политической и научной литературе возник даже особый термин - «отложенный статус Иерусалима», предполагающий перенос обсуждения иерусалимской проблемы на самую позднюю стадию ближневосточного урегулирования. В этом подходе был свой резон. Предполагалось, что в ходе выработки решений по всем другим аспектам палестинской проблемы стороны научатся вести конструктивный диалог и к заключительной фазе переговорного процесса выйдут на такой уровень взаимопонимания, который позволит им спокойно, без эмоциональных всплесков заняться поисками компромиссного, взаимоприемлемого решения для самой острой проблемы - иерусалимской.
Именно поэтому важным прорывом в подходе к Иерусалиму стала совместная израильско-палестинская Декларация принципов, разработанная в Осло и подписанная в Вашингтоне в сентябре 1993 г. Впервые за всю историю конфликта израильтяне и палестинцы, в соответствии с этим документом, согласились обсуждать будущий статус города на официальных переговорах. Политическое решение, если оно в принципе возможно, пока представляется делом отдаленного будущего. Однако переговорный процесс создает единственное «окно возможностей», обеспечивающее постепенное формирование атмосферы терпимости, сосуществования и взаимодоверия и оставляющее в прошлом хаос насилия и ненависти.
В отличие от всех других проблем ближневосточного конфликта, возникших после образования государства Израиль и являющихся прямым следствием ряда арабо-израильских войн, проблема Иерусалима имеет глубокие корни. Исторические судьбы евреев и арабов на протяжении веков тесно связаны с Иерусалимом, и это дает веские основания обеим сторонам предъявлять на него свои права. В основу арабской аргументации заложен тот факт, что, начиная с VII в. н.э. Иерусалим, за исключением небольшого периода правления крестоносцев (1099 - 1189 гг.), являлся мусульманским городом. Еврейские претензии подкрепляются древней историей, опирающейся на Ветхий Завет, в котором говорится о завоевании Иерусалима царем Давидом и превращении его в столицу первого иудейского государства. В традиционной библеистике эти события датируются примерно началом Х в. до н.э., однако ни светские, ни религиозные историки не могут назвать точную дату. В научной литературе последних лет выдвигается версия, что Иерусалим стал городом-государством не ранее VII в. до н.э., а столицей национального образования только в персидский период, то есть в VI в. до н.э.
В развернувшейся сегодня борьбе за Иерусалим история стала политическим оружием. Отсутствие достоверной даты основания города активно эксплуатируется обеими сторонами. Свою версию иерусалимской истории израильское правительство рассчитывало утвердить за счет начатой им в сентябре 1995 г. официальной программы торжественных мероприятий, посвященных 3000-летию Иерусалима. Празднования длились в течение пятнадцати месяцев. Главной их целью была демонстрация намерений сохранить незыблемым израильский суверенитет над городом.
Арабское население восприняло эти мероприятия резко негативно. Палестинцы утверждали, что возраст Иерусалима насчитывает 5 тыс. лет и что город просуществовал 2 тыс. лет до захвата его царем Давидом. Многие политологи и историки, в том числе и израильские, высказывали мнение о неуместности и даже абсурдности подобных празднеств на фоне с трудом продвигающихся израильско-палестинских переговоров. Россия, США и подавляющее большинство других членов международного сообщества отказались от участия в этих мифологизированных торжествах.
Так же абсурдна ставшая модной в последние годы среди палестинцев теория о происхождении палестинских арабов от древних ханаанцев, проживавших на этой территории задолго до ее освоения евреями. Из этого следует, что по праву более древней этнической группы арабы-палестинцы имеют все основания претендовать как на страну, так и особенно на Иерусалим. Этот бег наперегонки в глубь тысячелетий можно было бы считать несерьезным политиканством, если бы не распространение подобных взглядов в палестинских средствах массовой информации, насаждение их в среде подрастающего поколения. Впрочем, палестинский пропагандистский аппарат явно уступает по своим возможностям израильскому. Израильская молодежь воспитывается в духе догматического восприятия священного писания как реальной древней истории еврейского народа, обосновывающей его современные права на Эрец-Исраэль. При сохраняющейся остроте израильско-палестинского противостояния такаяидеологизация истории не только неразумна, но и очень опасна.
Действительно, Иерусалим занимает центральное место в национальном сознании как евреев, так и палестинцев. В иудаизме он является воплощением еврейской духовности, символом национального спасения. Идея возвращения в Иерусалим на протяжении веков способствовала сплочению еврейского народа в рассеянии. Светский сионизм, основываясь на традиционной приверженности евреев Иерусалиму, постепенно превратил его в знамя борьбы за создание национального государства в Палестине.
Для палестинцев Аль-Кудс (арабское название города, до сих пор противопоставляемое еврейскому Иерушалаим) - третья святыня ислама после Мекки и Медины. По преданию, храм Купол Скалы хранит отпечаток ноги пророка Мухаммеда, а мечеть Аль-Акса напоминает о его ночном путешествии в Иерусалим.
Формирование палестинского народа как национальной целостности тесно связано с Иерусалимом в политическом, культурном, идеологическом плане. Реализацию собственной государственности палестинцы всегда непосредственным образом увязывали с признанием их национального суверенитета над Иерусалимом. В то же время, в 20 - ЗО-х гг. арабские националистические лидеры нагнетали страсти среди палестинцев, призывая сохранить арабский характер Иерусалима, «очистив» его от еврейского присутствия.
Немалую роль в раздувании межнационального конфликта в Иерусалиме сыграла политика Англии, которая, действуя по принципу «разделяй и властвуй», намеренно нагнетала враждебность в отношениях между двумя общинами.
Еще одним фактором, способствовавшим политизации иерусалимской проблемы, является особое значение города для христианского мира. На протяжении двадцатого столетия в ряде международных инициатив предлагалось выделить город в отдельную территориальную единицу (corpusseparatum) под международным контролем. Интернационализация Иерусалима должна была обеспечить безопасность Святых мест и свободный доступ к ним, а также решить проблему взаимоисключающих претензий на Иерусалим со стороны евреев и арабов.
В результате первой арабо-израильской войны (1948-1949 гг.) вопрос о статусе Иерусалима был решен военным путем. В соответствии с соглашением о перемирии от 3 апреля 1949 г., город был разделен на западную часть, отошедшую Израилю, и восточную под контролем Иордании. Израильское руководство еще в 1948 г., практически сразу же после образования государства, приняло однозначное решение о распространении на Западный Иерусалим израильского суверенитета и о превращении его в столицу. Последующие попытки международного сообщества, правда, весьма робкие, вернуться к вопросу об интернационализации Иерусалима на основании резолюции 181/III Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1947 г. не имели успеха. Израильское правительство аргументировало свою позицию тем, что арабы, напав на Израиль в 1948 г., сделали резолюцию ГА ООН, в том числе и в ее иерусалимской части, юридически и фактически недействительной.
В июне 1967 г. ситуация, при которой Иерусалим на протяжении девятнадцати лет был разделен и находился под властью двух государств, была резко изменена. В результате «шестидневной войны» израильские войска в тяжелых боях овладели Восточным Иерусалимом, включая Старый город. Уже 27 июня 1967 г. кнессет принял два важнейших ордонанса, согласно которым законодательство, юрисдикция и администрация израильского государства распространялись на районы Восточного Иерусалима, в том числе и на Старый город. Меры по так называемому «объединению Иерусалима» включали роспуск муниципального совета, который управлял Восточным Иерусалимом под иорданской администрацией, депортацию некоторых его членов и передачу всех полномочий по управлению оккупированными районами муниципальному совету Западного Иерусалима, состоявшему исключительно из израильтян. В то же время израильские власти приняли специальный закон об охране Святых мест, обязавшись обеспечить свободу доступа представителей различных религий к священным для них местам,
В Израиле установился чуть ли не общенациональный консенсус относительно Иерусалима как «объединенного города» в границах 1967 г., являющегося «вечной и неделимой столицей Израиля». Позже, во время кэмп-дэвидских переговоров в 1978 г., когда вопрос о статусе Иерусалима угрожал сорвать подписание египетско-израильского договора, стороны зафиксировали свои позиции в письмах, ставших приложениями к основному документу. С израильской стороны бывший в то время премьер-министром М. Бегин указывал, что «правительство Израиля в июле 1967 г. постановило, что Иерусалим является единым, неделимым городом, столицей Израиля». Израильские лидеры откровенно заявляли, что ни на какие переговоры, а тем более компромиссы относительно будущего Иерусалима они не намерены идти.
Визит египетского президента А. Садата в Иерусалим осенью 1977 г. был истолкован в Израиле как признание египетской стороной его претензий на город. Однако позиция по Иерусалиму, изложенная А. Садатом при подписании мирного договора с Израилем, свидетельствовала о другом. В своем специальном письме египетский президент подчеркивал, что «арабский Иерусалим является неотъемлемой частью Западного берега и должен быть возвращен под арабский суверенитет». Все меры, принятые Израилем в целях изменения статуса города, следовало, по мнению А. Садата, объявить недействительными. Он также предлагал предоставить арабам равные с израильтянами права в управлении городскими делами для действительного сохранения единства города, а Святые места выделить под контроль представителей соответствующих религий. Египетская позиция, несмотря на всю ее сдержанность, совершенно расходилась с подходом арабского мира. Большая часть арабских стран, от Саудовской Аравии до стран, входивших во «Фронт Отказа», и, конечно, сами палестинцы рассматривали любые уступки по вопросу о Иерусалиме как предательство интересов всех арабов.
Во время переговоров о так называемой палестинской автономии, проводившихся Египтом и Израилем на основе кэмп-дэвидских соглашений, но без участия самих палестинцев, израильтяне категорически отказались включить статус Иерусалима в круг обсуждаемых вопросов. В июле 1980 г., т.е. вскоре после подписания кэмп-дэвидских соглашений, кнессетом был принят «Основной закон» об Иерусалиме. Он формально закреплял аннексию Восточного Иерусалима, объявив, что Иерусалим, целый и единый, является столицей Государства Израиль.
Не менее жесткой и бескомпромиссной была на протяжении двух десятилетий после «шестидневной войны» палестинская позиция по Иерусалиму. Она основывалась на положениях Палестинской национальной хартии (принята в 1964 г.), объявлявших Палестину в границах, существовавших во времена британского мандата, неделимой территориальной целостностью. Главной национальной задачей провозглашалась борьба противсионисткой и империалистической агрессии и ликвидация всех ее последствий (т.е. ликвидация Государства Израиль). Все свои надежды палестинцы возлагали исключительно на вооруженную борьбу при поддержке арабских стран. Возможность переговоров и компромиссной договоренности с Израилем даже не рассматривалась.
После октябрьской войны 1973 г. в ООП постепенно начинает формироваться позиция умеренного меньшинства, склонявшегося к варианту установления палестинского контроля над частью освобожденной от израильской оккупации территории Палестины в качестве промежуточной ступени на пути к полному освобождению. Соответственно, признавалась возможность достижения этой цели политическими средствами. Однако большинству палестинских лидеров еще предстояло пройти долгий путь осознания бесперспективности ставки на террористические методы борьбы, катастрофичности последствий ливанской войны, «тунисского изгнания», чтобы убедиться в необходимости поисков путей к налаживанию диалога с израильским правительством, в том числе и по иерусалимской проблеме.
В арабском мире особую заинтересованность в Иерусалиме проявляла Иордания. Король Хусейн как представитель династии, претендующей на генеалогическую связь с пророком Мухаммедом, считал своим предназначением утвердить и сохранить арабский характер Иерусалима. В выдвинутом в 1971 г. плане иордано-палестинской федерации Иерусалиму отводилась роль административного центра палестинской части будущего государственного образования.
Помимо непосредственно арабских участников ближневосточного конфликта давление на Израиль в связи с неурегулированностью статуса Иерусалима оказывало международное сообщество, требовавшее вывода израильских вооруженных сил со всех оккупированных территорий на основании резолюции 242 Совета Безопасности ООН (ноябрь 1967 г.). Генеральная Ассамблея и Совет Безопасности уделяли пристальное внимание положению в Иерусалиме. В документах ООН по иерусалимскому вопросу постоянно подчеркивалось что «все законодательные и административные меры, предпринимаемые Израилем в целях изменения статуса города Иерусалима... и поглощения оккупированного сектора, не имеют законной силы и не могут менять его статуса». Специализированные учреждения ООН, другие международные организации резко осуждали Израиль за нарушение прав арабов-палестинцев в экономической, социальной и культурной сферах.
Международный протест выражался и в отказе подавляющего большинства государств от перевода в Иерусалим своих посольств, хотя с 50-х гг. главы дипломатических миссий вручали свои верительные грамоты израильскому президенту в его иерусалимской резиденции. В то же время, в Иерусалиме сохранялись и до сих пор существуют консульства ряда государств (в том числе США, Великобритании), которые обычно называют «Консульским корпусом отдельной единицы» Формально они не поддерживают официальных отношений с израильскими властями и занимаются в основном связями с палестинцами на оккупированных территориях.
В официальной позиции США, изложенной еще в конце 60-х гг. американскими представителями в ООН, было зафиксировано, что «часть Иерусалима, перешедшая под контроль Израиля в период июньской войны 1967 г., …рассматривается как оккупированная территория...» Меры, предпринятые Израилем 28 июня 1967 г., считались временными, не предопределяющими окончательного статуса Иерусалима. Правда, несмотря на декларативную жесткость, американцы обычно избегают выражать резкий протест по поводу массового израильского строительства в районах Восточного Иерусалима.
Тактическим интересам Израиля соответствовало затягивание и срыв любых переговоров о Иерусалиме, перенос в отдаленное будущее рассмотрения всей связанной с ним тематики. Время работало на израильтян, так как позволяло, несмотря на протесты мировой общественности, арабских стран и палестинцев, создавать в Иерусалиме совершенно новую реальность.
С 1967 г. израильское правительство целенаправленно проводило политику изменения демографических и географических параметров города. За короткий период после июня 1967 г. территория города, включая торговые и жилые районы в Старом городе и вокруг него, была расширена с 38 до 108 кв. км за счет включения в городскую черту близлежащих арабских деревень Западного берега. При этом новая городская граница была проведена таким образом, чтобы включить как можно больше земли, не создавая в то же время концентрации палестинского населения. В юго-западной части Иерусалима на землях, принадлежавших арабским деревням Бейт Сафафа и Бейт Джала, в 70-х гг. были построены новые еврейские кварталы Гило и ГиватХаматос. В начале 90-х гг. в них проживало около 30 тыс. человек, и они продолжали расширяться за счет конфискации арабских земель. В то же время, в начале 90-х гг. израильское правительство сократило почти в три раза (с 20 тыс. до 7 тыс. домов) планы муниципального жилищного строительства в арабских районах Бейт Ханина и Шуфат.
За счет перекройки муниципальных границ города, интенсивного строительства еврейских кварталов на аннексированных арабских землях и намеренного сдерживания развития арабских жилых районов властям удавалось на протяжении последних нескольких десятилетий наращивать перевес еврейского населения в общей численности городского населения. Из 550 тыс. жителей Иерусалима палестинцы составляют в настоящее время не более одной четверти. В Восточном Иерусалиме также еврейское население (150 тыс.) численно преобладает над арабским (140 тыс.) В израильской публицистике нередко встречаются откровенные рассуждения о том, что закрепление такого демографического перевеса должно способствовать тому, чтобы «арабский Восточный Иерусалим перестал бы быть оплотом мусульманского религиозного национализма и превратился бы в этнографический музей под открытым небом».
Наряду с созданной новой демографической ситуацией в аннексированном Восточном Иерусалиме израильское правительство предпринимало шаги по расширению еврейских поселений в районе так называемого Большого Иерусалима. Хотя территориальные пределы этого района официально определены не были, но судя по высказываниям представителей израильского правительства, он охватывает территорию от Рамаллаха на севере до Вифлеема на юге и от Маале Адумима на востоке до Мевассерета на западе в рамках одного муниципального района. К 90-м гг. на территориях Западного берега были созданы такие гигантские поселения, как Маале Адумим, Гиват Зеев, Эфрат и другие, менее значительные. Их административное подчинение Иерусалиму позволяет Израилю распространить свой суверенитет на эту территорию и, следовательно, исключить ее из числа районов Западного берега, по которым предстоит вести переговоры о передаче их палестинской автономии.
В старой части города, расположенной за древними стенами, израильтяне также предприняли наступление на права арабов. Память о недавнем прошлом выработала у израильского общества, даже у его нерелигиозной части, особую чувствительность в отношении Старого города. По завершении войны 1948-49 гг. иорданские войска изгнали из еврейского квартала Старого города около двух тысяч проживавших там евреев-ортодоксов, и евреи вплоть до 1967 г. были лишены доступа к Стене Плача, древнему кладбищу на Масличной горе и к другим святыням, оказавшимся за линией перемирия. Арабы уничтожали следы еврейского присутствия в Старом городе: разрушались синагоги и ишивы, осквернялись могилы на Масличной горе. Правда, были и удивительные исключения: в самом центре мусульманского квартала, в непосредственном соседстве с христианскими святынями на ВиаДолороса арабский сторож почти двадцать лет охранял синагогу, построенную в конце XIX в. раввином Виноградом, выходцем из России. Когда в 1967 г. израильтяне пришли в это здание, они обнаружили в полной целости и сохранности все синагогальные принадлежности, а также библиотеку из трех тысяч томов.
Сразу же после того, как в июне 1967 г. Старый город перешел в руки израильтян, в нем начались работы по воссозданию еврейского квартала и благоустройству территории, примыкающей к Стене плача. В связи с этим был снесен квартал Маграби, располагавшийся на нынешней площади у главной еврейской святыни, и выселены 135 проживавших в нем арабских семей. Им была, правда, выплачена некоторая компенсация. Однако большая часть земли и другой собственности в еврейском квартале, принадлежавшие, по утверждениям арабских историков, исламскому Вакфу и частным арабским лицам, были конфискованы израильскими властями без всякого возмещения.
В мусульманском квартале Старого города вопреки традиции раздельного проживания арабского и еврейского населения стали размещаться различные еврейские организации, прежде всего принадлежащие к ортодоксальному крылу иудаизма. Одна из них под названием «Правоверные Храмовой горы» была создана в 1967 г. и ставит перед собой задачу строительства третьего храма на месте мусульманских святынь. В октябре 1990 г., когда накал страстей в Иерусалиме достигал высшей степени в связи с интифадой, члены этой организации спровоцировали вблизи Стены плача беспорядки среди палестинцев. Вмешавшиеся израильские силы безопасности открыли огонь. В результате в пределах Храмовой горы, самого священного места мусульман, было убито семнадцать палестинцев. Произошел один из самых драматичных инцидентов за два десятилетия израильской оккупации, повлекший за собой новую серию актов насилия.
Несмотря на постоянные заявления израильских лидеров о том, что Иерусалим является единым городом, в нем сохраняются ярко выраженные разделения по этническим признакам. В политической сфере права жителей арабской части ограничены их статусом «резидентов». Иерусалимские арабы отказываются принимать израильское гражданство и поэтому не имеют права голоса на общенациональных выборах, хотя могут принимать участие в муниципальных выборах. Однако обычно этим правом пользуется не более 3-7% палестинских избирателей. На выборах 1993 г. поддержка иерусалимских арабов могла бы обеспечить преимущества Т. Колеку, занимавшему пост мэра почти четверть века и являвшемуся противником насильственного вытеснения арабов из Иерусалима. От него исходила идея о разделе Иерусалима на арабские и еврейские округа, которые имели бы широкие административные полномочия при сохранении израильского контроля над всем городом. Однако лидеры палестинцев рекомендовали тогда восточно-иерусалимским арабам воздержаться от участия в выборах. Мэром Иерусалима стал представитель партии Ликуд И. Ольмерт, который занимает гораздо более жесткие, националистические позиции.
С 1967 г. начался приток арабского населения в Иерусалим благодаря открывшимся новым рабочим местам в израильской экономике. К середине 70-х годов реальный доход на душу населения в Восточном Иерусалиме удвоился по сравнению с иорданским периодом и продолжал расти вплоть до 1987 г. Однако арабы использовались в основном на малооплачиваемых, непристижных работах, не требовавших высокой профессиональной квалификации. Свой уровень жизни они сравнивали теперь не с тем, что было при иорданском правлении, а с уровнем жизни своих израильских соседей, который рос гораздо быстрее.
Израильские власти распространили на Восточный Иерусалим свою систему социального страхования, но в сильно урезанном виде по сравнению с предназначенной для израильтян. Существует к тому же огромный разрыв в объеме и качестве муниципальных услуг, предоставляемых жителям еврейского и арабского секторов города. В начале 90-х гг. только 2,6% городского бюджета расходовалось и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.