На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


дипломная работа Договор финансовой аренды лизинга

Информация:

Тип работы: дипломная работа. Добавлен: 27.08.2012. Сдан: 2011. Страниц: 17. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
 
 
 
ОГЛАВЛЕНИЕ 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

Введение

   Сегодня для многих отечественных компаний приоритетным становится усовершенствование и создание новых технологий, продуктов и услуг. Такие тенденции, как правило, подразумевают обновление основных фондов, приведение их в соответствие с новыми требованиями и нормами.
   Одним из наиболее привлекательных и доступных  способов приобретения основных средств  без значительных единовременных материальных затрат является такой финансовый инструмент, как лизинг (финансовая аренда).
   Как справедливо утверждает И.М. Абдульмянов  в своем исследовании, «при активном внедрении, лизинг, в силу присущих ему возможностей, может быть мощным импульсом технического перевооружения производства, структурной перестройки российской экономики, насыщения рынка высококачественными товарами»1.
   В современных условиях лизинговый бизнес - один из сложнейших видов предпринимательской деятельности, в котором задействованы арендные отношения, элементы кредитного финансирования под залог, расчеты по долговым обязательствам и другие финансовые механизмы.
   Место лизингового бизнеса в предпринимательстве определяется прежде всего самими объектами лизинга, представляющими собой важнейшие элементы активной части основных фондов — машины, оборудование, транспортные и другие средства.
   До  начала 60-х годов лизинг в зарубежных странах в основном затрагивал розничные компании, которые часто арендовали свои помещения. В течение последующих десятилетий популярность лизинга резко возросла; вместо того, чтобы занимать деньги для покупки аэроплана, компьютера, реактора или спутника компания может взять его в лизинг. Авиа- и железнодорожные компании берут в лизинг огромное количество оборудования, многие компании берут в лизинг свое имущество, а различные магазины — здания и склады. Даже предприятия коммунальных услуг обратились к лизингу, так как для них все труднее становится брать деньги в кредит.
   Даннная дипломная работа посвящена одному из видов договора аренды – договору финансовой аренды (лизинга).
   Несмотря на активное развитие, лизинг в российской экономике и гражданском законодательстве - явление еще мало изученное, а нормы, регулирующие данный вид обязательства, впервые появились лишь в Гражданском кодексе РФ 1996 г. Поэтому необходимость совершенствования знаний по данному институту гражданского права определяет актуальность изучения вопросов правового регулирования лизинга.
   Объектами данного исследования являются исторический аспект появления лизинга, стороны договора лизинга,  права и обязанности субъектов договора финансовой аренды, правовое положение объектов данного договора, существенные условия договора финансовой аренды, правовая природа договора лизинга.
   Цель  дипломной работы состоит как  в рассмотрении исторического аспекта лизинга, теоретических аспектов положений договора финансовой аренды , а так же вопросов касающихся его существенных условий, практического применения  данного гражданско-правового договора, изучении его правовой природы, так и анализе судебной практике и действующего законодательсва по заявленной теме.
   Указанная цель определяет задачи иссследования:
    изучить историю возникновения и развития договора финансовой аренды (лизинга);
    рассмотреть особенности правового регулирования лизинга;
    проанализировать понятие и содержание договора лизинга;
    изучить основные проблемы лизинговых правоотнощшений, таких как: соотношение договора аренды и договора лизинга; колличество сторон в договоре лизинга и т.д.
    обзор и анализ материалов судебной практики, складывающейся в области лизинговых отношений.
   В ходе исследовательской работы проведен обзор и анализ нормативно правовых актов регулирующих договор финансовой аренды (лизинга) главным образом положения части второй Гражданского кодекса РФ (параграфа 6, главы 34) и Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)». Так же были изучены материаллы судебной практики : информационные письма Высшего арбитражного суда РФ, Постановления Федеральных арбитражных судов РФ.
   Осуществлен анализ современной юридической  литературы таких авторов как: Витрянский В.В., Брагинский М.И., Кулагин М.И., В.Д. Газман, Ю.С. Харитонова, Кабатова Е.В. и другие. Так же выполнен анализ современной юридической прессы, статей непосредственно посвященных проблематике, связанной с договором финансовой аренды. Необходимо отметить такие периодические издания как: «Вестник Высшего арбитражного суда», «Арбитражная практика», «Экономика и жизнь», «Журнал российского права», «Эж – Юрист», «Хозяйство и право» и другие.
   В процессе иследования использованы следующие методы:
   1. общие методы научного познания:
    методы эмпирического исследования (анализ документов);
    методы, используемые как на эмпирическом, так и на теоретическом уровне (абстрагирование, анализ и синтез, индукция  
    и дедукция, моделирование и др.);

    методы теоретического исследования (восхождение от абстрактного к конкретному, системный подход, структурно-функциональный подход и др.).
   2. специальные методы исследования, которые включают в себя конкретно-правовой анализ, сравнительно-правовой анализ, историко-правовой анализ, статистическо-правовой метод и др.

   I. История возникновения и развития финансовой аренды

     (лизинга)

   1.1. Появлене и развитие международного лизинга

   Лизинг  – слово английского происхождения, производное от глагола lease – брать  и сдавать имущество во временное  пользование.
   В отечественной юридической и экономической литературе по-разному оцениваются обстоятельства, связанные с появлением договора лизинга. По мнению правоведов, договор лизинга как таковой появился в США в середине XIX в., а в других странах Запада нашел широкое распространение в середине XX в. как юридический институт, призванный регулировать новые формы инвестирования денежных средств в экономику, связанные с использованием такого способа, как приобретение финансовыми организациями по просьбе промышленных фирм машин и оборудования с последующей передачей их этим фирмам в аренду.
   Так, М.И. Кулагин, характеризуя изменения, происшедшие за последние десятилетия (к началу 80-х годов XX в.) в системе договоров в странах Запада, отмечал, что «с середины нашего столетия большое распространение получили договоры лизинга, особенно машин и оборудования. В силу договора лизинга одна сторона (лизинговая компания) передает другой стороне (пользователю) определенный предмет (машину, транспортное средство, завод и т.п.), а пользователь обязуется вносить за него периодически плату и по окончании договора вправе приобрести названный предмет на льготных условиях, с зачетом этих платежей. В договоре лизинга сочетаются характеристики и договора имущественного найма (аренды), и договора продажи»2.
   Исследователи истории развития лизинга в странах  Запада обычно отмечают, что толчком к широкому применению лизинга в США и Западной Европе послужило развитие железнодорожного транспорта: железнодорожные компании, стремясь уйти от излишне обременительных расходов, стремились приобретать локомотивы, вагоны и иные транспортные средства не в собственность (по договорам купли - продажи), а лишь в пользование. В этих целях на первоначальном этапе в США применялась конструкция траста, когда трастовые фирмы приобретали соответствующие транспортные средства с последующей передачей их в пользование железнодорожным компаниям. Затем активная заинтересованность компаний - производителей транспортных средств в реализации произведенной ими продукции и финансовых компаний в выгодном вложении капитала привела к изменению системы инвестирования: финансовые компании стали приобретать транспортные средства и иное оборудование, необходимое транспортным компаниям, у определенного производителя по просьбе эксплуатирующих организаций с передачей их последним в аренду. В начале 50-х годов XX столетия в США массовый характер приобрела сдача на основах лизинга эксплуатирующим организациям технологического оборудования, машин, морских судов, самолетов и т.д. К этим же годам относится появление первых специализированных лизинговых компаний. В лизинговых операциях стали принимать непосредственное участие коммерческие банки США, которые получили от Федеральной резервной системы США разрешение создавать дочерние фирмы для осуществления лизинговых операций. Аналогичные процессы развивались в Западной Европе и Японии3.
   В экономической литературе нередко  можно встретить утверждение  о том, что лизинг имеет тысячелетнюю историю. Ученые - экономисты находят  следы лизинга еще в древних  государствах Шумера (III тыс. до н.э.) и в Законах Хаммурапи (1792 - 1750 гг. до н.э.) и считают, что в Институциях Юстиниана (483 - 565 гг.) уже была осуществлена кодификация норм, регулирующих лизинговые отношения. Однако, как свидетельствует ознакомление с соответствующими научными трудами, экономисты часто видят лизинг во всех исторических документах, где речь идет об имущественном найме (аренде), и, более того, называют лизингом любой комплекс имущественных отношений, связанных с владением вещью на ином праве, нежели право собственности. Представляется, что такие утверждения основаны на неправильном понимании сущности договора лизинга и его квалифицирующих признаков, выделяющих лизинг в отдельный вид договора аренды4.
   Как отмечалось, во многих странах договор лизинга был урегулирован законодательством, в том числе путем включения соответствующих норм в кодификационные законодательные акты.
   Например, в ст. 2А-103 Единообразного торгового кодекса США (ЕТК) отличительные признаки, выделяющие финансовую аренду в отдельный вид договора аренды, характеризуются следующим образом. Финансовая аренда (лизинг) означает аренду, при которой арендодатель не выбирает, производит или поставляет имущество, а приобретает имущество или право владения и пользования им в связи с договором аренды. При этом происходит одно из следующих событий: a) арендатор получает копию контракта, согласно которому арендодатель приобрел имущество или право владения и пользования имуществом до подписания договора аренды; b) одобрение арендатором контракта, по которому арендодатель приобрел имущество или право владения или пользования имуществом, является условием заключения договора аренды; c) арендатор до подписания договора аренды получает полное и достоверное заявление об обязательствах и гарантиях, об отказе в гарантиях, ограничениях в правах требования, способах защиты и возмещаемых убытках, в том числе третьей стороны (например, производителя имущества), предоставленных арендодателю поставщиком по контракту, согласно которому арендодатель приобрел имущество или право владения или пользования имуществом, или d) если аренда не является потребительским договором, арендодатель, до того как арендатор подпишет договор аренды, должен в письменной форме (a) указать арендатору лицо, поставляющее имущество арендодателю, за исключением случаев, когда сам арендатор выбрал данного поставщика и уполномочил арендодателя приобрести имущество или право владения и пользования данным имуществом у данного лица, (b) указать, что арендатор имеет право на пользование обязательствами и гарантиями, в том числе третьей стороны, предоставленными арендодателю поставщиком имущества по контракту, согласно которому арендодатель приобрел имущество или право владения и пользования имуществом, и (c) сообщить, что арендатор может вступить в контакт с лицом, поставившим имущество арендодателю, и получить от данного лица полное и достоверное заявление об обязательствах и гарантиях, а также об отказе в гарантиях и ограничениях гарантий или способов защиты5.
   Гражданский кодекс Квебека, представляющий особый интерес, поскольку он находится на стыке общего (англо - американского) права и права континентального, соединяя в себе особенности обеих правовых систем, рассматривает договор лизинга в качестве отдельного типа гражданско - правового договора (наряду с договором имущественного найма) и посвящает этому самостоятельному договору отдельную главу (глава третья "О лизинге", ст. 1842 - 1850). Согласно указанному Кодексу лизингом признается договор, по которому одно лицо, лизингодатель, предоставляет движимое имущество в распоряжение другого лица, лизингополучателя, на определенный срок за плату; лизингодатель приобретает имущество, являющееся предметом лизинга, у третьего лица по требованию и в соответствии с указаниями лизингополучателя; договор лизинга может быть заключен только в предпринимательских целях. Имущество, являющееся предметом лизинга, даже если оно связано с недвижимым имуществом или присоединено к нему, сохраняет характер движимого имущества на все время действия договора, если оно не теряет свою индивидуальность. О наличии договора лизинга лизингодатель должен указать в документах о купле - продаже имущества. При этом продавец имущества по договору купли - продажи отвечает непосредственно перед лизингополучателем по законным и договорным гарантиям, присущим договорам купли - продажи. С момента вступления нанимателя (лизингополучателя) во владение имуществом на него переходят все риски гибели этого имущества, даже вследствие действия непреодолимой силы. В таком же порядке к нанимателю переходят обязанности по несению всех расходов по содержанию и ремонту имущества. В случае если имущество не было доставлено лизингополучателю в разумный срок после заключения договора или в течение срока, указанного в требовании о доставке, лизингополучатель при просрочке лизингодателя вправе считать договор лизинга расторгнутым. При этом лизингодатель должен вернуть лизингополучателю (взамен возвращаемого имущества) все полученное от него по договору, за исключением разумной суммы с учетом выгоды, которую лизингополучатель извлек из договора в период его действия. По окончании договора лизинга лизингополучатель обязан вернуть имущество лизингодателю, если только он не воспользовался в соответствующем случае правом приобрести это имущество (такое право может быть предоставлено лизингополучателю договором)6.
   Как уже отмечалось, во многих странах, где действует континентальное  право, в целях регулирования лизинговых операций приняты специальные законодательные акты, посвященные финансовой аренде (лизингу). Причем в законодательных актах отдельных стран имеются различия, начиная с того что зарубежное законодательство оперирует разными терминами, для обозначения договоров, регулирующих лизинговые отношения. Так, лизинг иногда определяется как «кредит – аренда», суть которого состоит в передаче лизингодателем лизингополучателю материальных ценностей во временное пользование с оплатой лизингополучателем стоимости услуг лизингодателя и процента по кредиту. Например, во французском законодательстве получил закрепление договор под названием «кредит – аренда», который сочетает в себе элементы как найма имущества, так и кредитных отношений и может рассматриваться как специфический вид лизинга. По этому договору осуществляется аренда оборудования финансовой организацией или банком для профессиональных целей с опционом на покупку. Обязательным условием договора кредит - аренды признается предоставление арендатору права покупки арендованного имущества
   В бельгийском законодательстве используются понятия как «договор имущественного найма – финансирования» (location - financement), так и «аренда». Несмотря на имеющиеся различия в терминологии и элементах, составляющих содержание договоров, регулирующих лизинговые отношения, по существу речь идет об одном и том же договоре. Е.В. Кабатова приводит определение договора лизинга, данное в одном из документов Европейской ассоциации национальных ассоциаций по финансовой аренде (лизингу) оборудования (Leaseurope): «Лизинг - это договор аренды завода, промышленных товаров, оборудования, недвижимости для использования их в производственных целях арендатором, в то время как товары покупаются арендодателем и он сохраняет за собой право собственности» 7.
   Широкое распространение лизинговых операций во многих странах мира, в том числе в сфере международного сотрудничества, различия в правовом регулировании договора лизинга обусловили необходимость унификации правил о международном лизинге, что привело к разработке представителями разных государств в рамках Международного института по унификации частного права (УНИДРУА) Конвенции о международном финансовом лизинге, подписанной в Оттаве 28 мая 1988 г8.  Российская Федерация присоединилась к указанной Конвенции в феврале 1998 г.
   Конвенция о международном финансовом лизинге  представляет огромный интерес не только как акт международного частного права, содержащий ряд традиционных коллизионных норм, позволяющих определить применимое право к взаимоотношениям сторон по международному лизингу. Она содержит четкие положения, касающиеся самого понятия лизинга, характерных признаков данного договора, что наиболее ценно, поскольку сама Конвенция - плод согласования различных подходов, имеющихся в законодательствах разных государств.
   Итак, под сделкой финансового лизинга  в Конвенции понимается такая  сделка, в которой одна сторона (лизингодатель) по указанию другой стороны (лизингополучателя) заключает соглашение (договор поставки) с третьей стороной (поставщиком), по которому лизингополучатель приобретает комплект машин, средства производства и иное оборудование (оборудование) на условиях, одобренных лизингополучателем, поскольку это касается его интересов, и заключает соглашение (лизинговое соглашение) с лизингополучателем, по которому предоставляет лизингополучателю право использовать оборудование за арендную плату (ст. 1 Конвенции).
   В тексте Конвенции отмечены и характерные  черты всякой сделки финансового лизинга. К их числу относятся следующие:
   во-первых, лизингополучатель сам определяет оборудование и выбирает поставщика, в основном не полагаясь на квалификацию и решение лизингодателя;
   во-вторых, оборудование приобретается лизингодателем в связи с лизинговым соглашением, которое с ведома поставщика заключено или должно быть заключено между лизингодателем и лизингополучателем;
   в-третьих, арендные платежи, подлежащие оплате по лизинговому соглашению, рассчитываются так, чтобы учесть, в частности, амортизацию всей или существенной части стоимости оборудования.
   Кроме названных характерных черт договора финансового лизинга, в Конвенции специально подчеркивается, что она подлежит применению независимо от того, предоставлено ли лизингополучателю право купить арендованное оборудование. Следовательно, выкуп имущества арендатором не относится к обязательным признакам финансового лизинга.
   Согласно  Конвенции из круга объектов сделки финансового лизинга исключается оборудование, которое будет использоваться главным образом персоналом лизингополучателя, а также в семейных (домашних) целях. Таким образом, под международным финансовым лизингом понимаются в основном сделки, заключаемые в сфере предпринимательской деятельности.
   Сфера применения Конвенции о международном  финансовом лизинге определена традиционным способом. Прежде всего необходимо отметить, что Конвенция применяется в том случае, когда лизингодатель и лизингополучатель имеют места своей деятельности в различных государствах (п. 1 ст. 3). Здесь по существу назван критерий, который позволяет считать финансовый лизинг международным с точки зрения Конвенции. Соответственно, если стороны договора лизинга: лизингодатель и лизингополучатель - расположены и имеют места своей деятельности в одном государстве, такой договор не признается международным и не подпадает под действие Конвенции.
   Помимо  того что лизингодатель и лизингополучатель  имеют места своей деятельности в различных государствах, для применения Конвенции необходимо, чтобы сделка финансового лизинга была связана с государствами - членами Конвенции. Такая связь может быть обнаружена в двух случаях: а) государства, в которых имеют места своей деятельности лизингодатель, лизингополучатель, а также поставщик оборудования, являются договаривающимися сторонами (т.е. членами Конвенции); б) в силу норм международного частного права как соглашение о поставке оборудования, так и лизинговое соглашение подпадают под действие права государства, являющегося членом Конвенции.
   При наличии одного из названных условий  применение Конвенции, тем не менее  может быть исключено. Однако для  этого требуется, чтобы каждая из сторон как лизингового соглашения, так и соглашения о поставке оборудования была согласна на такое исключение.
   Примечательной  чертой Конвенции о международном  финансовом лизинге является то, что  она обеспечивает путем установления унифицированных правил позитивное регулирование прав и обязанностей сторон по договору международного финансового лизинга9.
   Прежде  всего Конвенция проявляет заботу о вещных правах лизингодателя в отношении переданного в аренду оборудования на случай банкротства лизингополучателя. На это оборудование не может быть наложен арест, оно не включается в конкурсную массу (ст. 7).
   Учитывая, что лизингополучатель сам выбирает поставщика оборудования и только по воле лизингополучателя выбор оборудования и его поставщика может быть возложен на лизингодателя, Конвенция освобождает лизингодателя от ответственности перед лизингополучателем в отношении сохранности оборудования в связи с ущербом, причиненным лизингополучателю в результате его доверия к квалификации и решению лизингодателя в выборе поставщика или оборудования. Данная норма является диспозитивной, она может быть изменена соглашением сторон. Лизингодатель освобождается также от ответственности перед третьими лицами за причинение оборудованием, эксплуатируемым лизингополучателем, вреда жизни, здоровью или имуществу третьих лиц (п. 1 ст. 8).
   В то же время Конвенцией предусмотрена обязанность лизингодателя гарантировать, что спокойное владение лизингополучателя не будет нарушено третьими лицами, имеющими преимущественные права на объект лизинга (п. 2 ст. 8). Следовательно, если имущество будет отобрано у лизингополучателя по требованию третьего лица, лизингополучатель сможет потребовать возмещения ущерба за счет лизингодателя.
   Обязанности лизингополучателя согласно Конвенции (ст. 9) состоят в надлежащем использовании оборудования и содержании его в том состоянии, в котором оно было получено. Все вопросы, связанные с износом и модификацией оборудования, должны согласовываться сторонами. По окончании срока действия лизингового соглашения лизингополучатель обязан возвратить оборудование лизингодателю. Исключение составляют случаи, когда лизингополучатель реализует предусмотренное договором право на выкуп этого оборудования либо сможет договориться с лизингодателем о продлении его аренды.
   Что касается отношений, вытекающих из соглашения о поставке оборудования, то Конвенция по сути ставит лизингополучателя в положение покупателя, наделяя его всеми правами последнего, в том числе и правом отложить или отменить без согласия лизингодателя поставку оборудования. Напротив, стороны соглашения о поставке (поставщик и лизингодатель) не вправе изменять срок поставки оборудования, который был предварительно одобрен лизингополучателем, без согласия последнего (ст. 11).
   В случае нарушения срока поставки оборудования или иного неисполнения или ненадлежащего исполнения соглашения о поставке лизингополучатель наделяется определенными правами требования в отношении как лизингодателя, так и поставщика. В частности, по отношению к лизингодателю лизингополучатель имеет право отказаться от принятия оборудования и расторгнуть лизинговые соглашения. Если же лизингополучатель не расторгает лизинговое соглашение, он может воспользоваться правом отказаться от выплаты арендной платы по лизинговому соглашению до тех пор, пока лизингодатель не возместит ущерб за непоставку оборудования в соответствии с соглашением о поставке. В случае, когда лизингополучатель отказывается от лизингового соглашения, он вправе требовать от лизингодателя возмещения арендной платы и других сумм, выплаченных авансом (ст. 12 Конвенции).
   Конвенцией (ст. 13) предусмотрены также последствия на случай неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств со стороны лизингополучателя. Речь идет главным образом об основной обязанности последнего по своевременному внесению арендной платы. При невыполнении лизингополучателем данной обязанности лизингодатель вправе требовать взыскания с него задолженности по арендной плате вместе с соответствующими процентами, а также возмещения причиненного ущерба.
   Если  же невыполнение лизингополучателем своих  обязательств носит существенный характер, лизингодатель может реализовать одно из своих дополнительных прав: потребовать предварительной оплаты суммы будущих арендных платежей (такое право должно быть предусмотрено лизинговым соглашением) либо заявить о прекращении лизингового соглашения, т.е. о расторжении договора. В случае если лизингодатель расторгает договор, лизингополучатель должен возвратить ему сданное внаем имущество и, кроме того, возместить ущерб в сумме, которую лизингодатель получил бы, если бы лизингополучатель выполнил лизинговое соглашение в соответствии с его условиями.
   Отдельным образом регулируется в Конвенции  вопрос о правомочиях лизингодателя и лизингополучателя на уступку ими своих прав, вытекающих из лизингового соглашения. На этот счет имеется два противоположных правила. Лизингодатель вправе передать или иначе распорядиться всеми или любым из своих прав как в отношении оборудования, так и по лизинговому соглашению. Такая передача прав, однако, не освобождает лизингодателя от каких-либо его обязанностей по лизинговому соглашению.
   Что касается лизингополучателя, то последний, напротив, не может передать право на использование оборудования или иные права по лизинговому соглашению без согласия лизингодателя и без учета прав третьих лиц (ст. 14 Конвенции)10.
   В юридической литературе при анализе зарубежного законодательства о договоре лизинга обычно выделяют следующие его характерные особенности: в отличие от обычного договора аренды (имущественного найма) в пользование арендатора (лизингополучателя) передается технический объект, специально приобретенный лизинговой фирмой для арендатора по его просьбе; договор лизинга, как правило, заключается на определенный срок, установленный договором; общая сумма лизинговых платежей за пользование арендованным оборудованием включает его стоимость с учетом амортизации, проценты за пользование займом (предполагается, что лизингополучатель приобретал это оборудование за счет кредита), а также оплату услуг лизингодателя. Таким образом, объем лизинговых платежей должен превышать покупную цену оборудования, а разница составляет прибыль лизингодателя; по истечении срока действия договора лизинга арендатору (лизингополучателю) обычно предоставляется право приобрести объект лизинга в собственность по его остаточной стоимости. Однако не исключается возможность и других действий сторон по окончании срока лизинга, например возобновления договора лизинга еще на некоторый срок либо возврата имущества лизингодателю; для лизинга характерно особое, отличное от договора аренды (имущественного найма), распределение прав и обязанностей между его сторонами, основной смысл которого состоит в освобождении лизингодателя от большинства обязанностей арендодателя: передачи арендатору сданного в аренду имущества, обеспечения его надлежащей эксплуатации, в том числе осуществления капитального ремонта, каких-либо расходов на содержание имущества и т.п.  напротив, на лизингополучателя возлагаются дополнительные обязанности, связанные с эксплуатацией имущества, осуществлением его как текущего, так и капитального ремонта, несением всех расходов в связи с его содержанием, а также риска, связанного со случайной гибелью арендованного имущества; лизингополучатель наделяется определенными правами и обязанностями в отношении продавца (поставщика) имущества по обязательству купли - продажи (за исключением оплаты этого имущества), несмотря на то что получателем по данному договору является лизингодатель11.

   1.2. История правового регулирования лизинга в России

 
   Несмотря  на то, что Оттавская конвенция о международном финансовом лизинге, подписанная 28 мая 1988 г., разрабатывалась с участием представителей СССР, началом правового регулирования лизинга в России можно считать 1994 год, когда был принят Указ Президента РФ от 17 сентября 1994 г. N 1929 «О развитии финансового лизинга в инвестиционной деятельности»12. И хотя данный Указ не включает в себя норм, направленных на непосредственное урегулирование правоотношений, связанных с лизингом имущества, а лишь поручает Правительству РФ «разработать и в месячный срок утвердить Временное положение о лизинге» и, более того, допускает ошибки в определении параметров будущего правового регулирования лизинговых отношений, мы должны отдать ему должное как первому в России правовому акту в этой области.
   Говоря  об ошибках в определении параметров будущего правового регулирования, имеется в виду прежде всего чисто экономический подход к лизингу не как к гражданско - правовому договору, что имеет место в Оттавской конвенции, а как к виду предпринимательской деятельности. Указ именно так и определяет лизинг: как вид предпринимательской деятельности, направленный на инвестирование временно свободных или привлеченных финансовых средств в имущество, передаваемое по договору физическим и юридическим лицам на определенный срок. Другая ошибка состоит в том, что в круг объектов лизинга Указ включил «любое движимое и недвижимое имущество, относимое к основным средствам, а также имущественные права» (п. 1), хотя, конечно же, имущественные права ни при каких условиях не могут служить самостоятельным объектом лизинга. Кроме того, никак нельзя объяснить и требование, которое Указ предъявляет к организациям - лизингодателям: «лизинговые предприятия создаются в форме акционерных обществ, главным образом открытого типа» (п. 2)13.
   И все же Указ Президента РФ от 17 сентября 1994 г. N 1929 безусловно имеет важное значение в деле правового регулирования отношений, связанных с лизингом имущества, а также присоединения России к Конвенции о международном финансовом лизинге.
   Следующим значительным шагом в развитии правового  регулирования лизинга явились Постановление Правительства РФ от 29 июня 1995 г. N 633 «О развитии лизинга в инвестиционной деятельности» и утвержденное этим Постановлением Временное положение о лизинге14.
   Во  Временном положении о лизинге  была несколько скорректирована позиция, содержавшаяся в Указе Президента РФ от 17 сентября 1994 г. N 1929, относительно понятия «лизинг» в сторону договорной природы лизинговых отношений. Лизинг определяется как "вид предпринимательской деятельности, направленной на инвестирование временно свободных или привлеченных финансовых средств, когда по договору финансовой аренды (лизинга) арендодатель (лизингодатель) обязуется приобрести в собственность обусловленное договором имущество у определенного продавца и предоставить это имущество аредатору (лизингополучателю) за плату во временное пользование для предпринимательских целей" (п. 1).
   Как видим, в этом определении понятие  «лизинг» употребляется в двух разных значениях: во-первых, с экономической точки зрения, лизинг представляет собой один из видов предпринимательской деятельности, одну из форм коммерческого инвестирования временно свободных либо специально привлеченных для этих целей денежных средств; во-вторых, с юридической точки зрения, под лизингом понимается договор финансовой аренды (лизинга), суть которого состоит в приобретении арендодателем в собственность имущества в соответствии с указаниями арендатора для передачи этого имущества последнему в аренду.
   В число возможных объектов договора лизинга Временное положение  включило любое движимое и недвижимое имущество, относящееся по действующей классификации к основным средствам, кроме имущества, запрещенного к свободному обращению на рынке (п. 2).
   Субъектами  лизинговых правоотношений, согласно Временному положению, были признаны: в качестве лизингодателя - юридические лица, осуществляющие лизинговую деятельность, т.е. передачу в лизинг по договору специально приобретенного для этого имущества, или граждане, занимающиеся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица и зарегистрированные как индивидуальные предприниматели; в качестве лизингополучателя - юридические лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность, или граждане - индивидуальные предприниматели, получающие имущество в пользование по договору лизинга; в качестве продавца лизингового имущества - юридические лица - изготовители машин и оборудования, а также иные организации и граждане, продающие имущество, являющееся объектом лизинга (п. 3).
   Временным положением о лизинге было скорректировано  и другое положение названного Указа Президента РФ, предъявляющее излишне жесткие требования к организационно - правовой форме лизинговых организаций, согласно которому последние могли создаваться исключительно как акционерные общества. В соответствии с Временным положением (п. 4) лизинговые компании (фирмы) - это коммерческие организации, создаваемые в форме акционерного общества или других организационно - правовых формах, выполняющие в соответствии с учредительными документами и лицензиями функции лизингодателей. В качестве их учредителей могут выступать как юридические лица, так и граждане.
   Основные  признаки договора лизинга определены Временным положением путем формулирования четких требований, предъявляемых ко всякому договору лизинга. Это следующие требования: во-первых, право выбора объекта лизинга и продавца лизингового имущества принадлежит лизингополучателю, если иное не предусмотрено договором; во-вторых, лизинговое имущество используется лизингополучателем только в предпринимательских целях; в-третьих, лизинговое имущество приобретается лизингодателем у продавца лизингового имущества только при условии передачи его в лизинг лизингополучателю; в-четвертых, сумма лизинговых платежей за весь период лизинга должна включать полную (или близкую к ней) стоимость лизингового имущества в ценах на момент заключения сделки (п. 6).
   В договоре лизинга может быть предусмотрено  право выкупа лизингового имущества  лизингополучателем по истечении или до истечения срока его аренды. По соглашению сторон в договоре может предусматриваться также ускоренная амортизация лизингового имущества.
   О правильном понимании существа лизинга  и о стремлении придерживаться основных принципов Оттавской конвенции свидетельствует также то, что Временное положение не распространяло свое действие на иные договорные отношения, при которых имущество передается арендатору на срок, существенно меньший нормативного срока службы имущества, что предполагает возможность арендодателя сдавать это имущество в аренду неоднократно в течение нормативного срока его службы (так называемый оперативный лизинг, аренда, прокат). Эти отношения, как было отмечено в самом Временном положении, должны регулироваться гражданским законодательством.
   Основные права и обязанности сторон в договоре лизинга, а также распределение между ними расходов по содержанию и эксплуатации лизингового имущества в основном корреспондировали основным положениям Оттавской конвенции и укладывались в предусмотренную последней конструкцию договора лизинга15.
   Внимательный  сравнительный анализ российского  Временного положения о лизинге и Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге позволяет выявить следующие различия, которые имеют правовой характер и относятся к правовому регулированию соответствующего договора.
   Во-первых, в отличие от Оттавской конвенции  Временное положение не включает в себя каких-либо норм, определяющих судьбу лизингового имущества на случай банкротства лизингополучателя. На это можно было бы возразить, что, сохраняя за лизингодателем право собственности на указанное имущество, Временное положение тем самым предопределяет его судьбу, поскольку в конкурсную массу должника - лизингополучателя в случае банкротства последнего подлежит включению только имущество, принадлежащее лизингополучателю. Однако включение во Временное положение нормы, аналогичной той, которая имеется в ст. 7 Оттавской конвенции (о том, что вещные права лизингодателя в отношении лизингового оборудования будут действительны против управляющего конкурсной массой и кредиторов), безусловно способствовало бы обеспечению защиты прав и законных интересов лизингодателей (в особенности иностранных).
   Во-вторых, Временное положение не содержит правил, позволяющих освободить лизингодателя от ответственности за выбор поставщика и оборудования (когда такая обязанность возлагается на лизингодателя), аналогичных тем, которые предусмотрены Конвенцией о международном финансовом лизинге (ст. 10). Дело в том, что такой подход противоречил бы принципам ответственности за нарушение гражданско - правовых обязательств по российскому гражданскому праву. Данное обстоятельство учитывали и разработчики Оттавской конвенции: согласно ст. 20 Конвенции договаривающееся государство может заявить в любое время о подписании, ратификации, принятии, одобрении или присоединении, которые будут заменять его внутреннее право положениями ст. 8 (п. 3) Конвенции, если его внутреннее право не разрешает лизингодателю исключить его ответственность за вину или небрежность. Данным положением воспользовалась Российская Федерация, которая при присоединении к Конвенции сделала заявление о том, что вместо положений п. 3 ст. 8 Конвенции она будет применять нормы своего гражданского законодательства.
   В-третьих, правильно определяя в целом  права лизингополучателя в отношении продавца (поставщика) лизингового имущества, Временное положение (п. 16) по непонятным причинам связывает переход этих прав от лизингодателя с моментом поставки лизингового имущества лизингополучателю, что лишает последнего возможности предъявлять к поставщику какие-либо требования в случае непоставки указанного имущества. Оттавская же конвенция говорит не о переходе данных прав от лизингодателя к лизингополучателю, а о том, что обязанности поставщика по соглашению о поставке связаны с лизингополучателем, как если бы последний был стороной в этом соглашении. Таким образом, лизингополучатель наделяется правами покупателя по договору поставки не с момента фактического получения лизингового имущества, а с момента подписания указанного договора поставщиком и лизингодателем. Представляется, что такой подход в большей мере отражает существо лизинговых отношений и гарантирует интересы лизингополучателя.
   В-четвертых, во Временном положении в гораздо  меньшем объеме, чем это имеет  место в Оттавской конвенции, регулируются последствия неисполнения либо ненадлежащего исполнения сторонами обязательств, вытекающих из договора лизинга. Например, Конвенция при существенном нарушении условий договора наделяет лизингодателя и лизингополучателя правом на одностороннее прекращение договора лизинга (по Временному положению в этом случае возможно лишь расторжение договора по требованию стороны в судебном порядке). При нарушении срока поставки оборудования лизингополучатель имеет право не принять это оборудование; лизингодатель при невыполнении лизингополучателем обязательств по внесению лизинговых платежей может потребовать предварительной оплаты, суммы будущих платежей и т.п. (ст. 13,  14 Конвенции). Временное положение не включает аналогичных норм, а лишь указывает, что подобные санкции могут быть установлены договором лизинга.
   В-пятых, Временное положение, в отличие  от Оттавской конвенции (ст. 2,  14), не содержит каких-либо положений, регулирующих отношения, связанные с сублизингом, а также с уступкой прав по договору лизинга. Видимо, расчет был на применение общих положений о замене сторон в обязательстве, предусмотренных частью первой ГК (гл. 24), действовавшей в период разработки и принятия Временного положения16.
   С 1 марта 1996 г. была введена в действие часть вторая Гражданского кодекса Российской Федерации, представляющая собой разд. IV ГК «Отдельные виды обязательств». В составе гл. 34 ГК имеются нормы о договоре финансовой аренды (лизинга), объединенные в § 6 (ст. 665 - 670). Несмотря на небольшое число норм, регулирующих непосредственно договор финансовой аренды (лизинга), ГК не предусматривает принятия каких-либо федеральных законов или иных правовых актов о договоре финансовой аренды (лизинга), как это имеет место в отношении некоторых других гражданско - правовых договоров. Дело в том, что договор финансовой аренды (лизинга) рассматривается в ГК в качестве отдельного вида договора аренды (имущественного найма), поэтому его регулирование строится по известной схеме: при отсутствии в соответствующем параграфе специальных правил, регламентирующих какой-либо из видов гражданско - правового договора (в данном случае договор лизинга), подлежат применению общие положения о соответствующем типе гражданско - правового договора (в данном случае договора аренды). Следовательно, договор финансовой аренды (лизинга) за пределами норм, сосредоточенных в § 6 гл. 34, регулируется общими положениями об аренде (§ 1 гл. 34 ГК). Тем самым достигается полное и комплексное регулирование договора финансовой аренды (лизинга). После введения в действие норм ГК о финансовой аренде (лизинге) Указ Президента РФ от 17 сентября 1994 г. и названные выше Постановления Правительства РФ о лизинге сохранили свое действие лишь в части, не противоречащей гл. 34 (§ 1 и 6) ГК17.
   И после принятия части второй Гражданского кодекса РФ продолжали издаваться постановления Правительства РФ по различным вопросам лизинговой деятельности, однако все они носили чисто организационный характер и не содержали положений, направленных на позитивное регулирование договора лизинга, например Постановление Правительства РФ от 21 июля 1997 г. N 915 «О мероприятиях по развитию лизинга в Российской Федерации на 1997 - 2000 годы»18.
   Как уже отмечалось, в ГК не предусмотрено  принятия каких-либо иных федеральных законов и других правовых актов, направленных на регулирование договора лизинга. Однако Государственной Думой 11 сентября 1998 г. был принят Федеральный закон «О лизинге», впоследствии одобренный Советом Федерации (14 октября 1998 г.) и подписанный Президентом РФ (29 октября 1998 г.)19.
   В результате внимательного изучения текста Федерального закона «О лизинге» складывается впечатление, что его разработчики при подготовке законопроекта и законодатель в процессе его принятия исходили из того, что в российском и международном частном праве отсутствуют какие-либо нормы, регулирующие договор лизинга. Только этим можно объяснить наличие в данном Федеральном законе большого числа положений, противоречащих не только нормам ГК, но и Конвенции о международном финансовом лизинге. Более того, само представление о договоре лизинга, его понятии, основных признаках и видах, которое следует из текста Федерального закона «О лизинге», оказалось иным по сравнению с тем, которое было положено в основу Оттавской конвенции и норм ГК о договоре финансовой аренды (лизинга). Иначе чем объяснить появление в данном Федеральном законе понятия «лизинговая сделка», которая, по мнению авторов законопроекта, представляет собой «совокупность договоров, необходимых для реализации договора лизинга между лизингодателем, лизингополучателем и продавцом (поставщиком) предмета лизинга» (ст. 2)?20
   Наряду с понятием «лизинговая сделка» Законе «О лизинге» употребляются также и понятие «лизинг», и понятие «договор лизинга». Причем под «лизингом» в данном Законе подразумевается «вид инвестиционной деятельности по приобретению имущества и передаче его на основании договора лизинга физическим или юридическим лицам за определенную плату, на определенный срок и на определенных условиях, обусловленных договором, с правом выкупа имущества лизингополучателем» (ст. 2).
   «Забыли» авторы законопроекта, а вместе с ними и законодатель, основной термин для лизинговых правоотношений, а именно – «аренда». Вместо этого говорится о некоем договоре, по которому имущество передается за определенную плату, на определенный срок и на определенных условиях, обусловленных договором. Но ведь договором можно «обусловить условия», которые не позволят квалифицировать его как договор аренды!
   Закон «О лизинге» объявляет, что он в равной степени регулирует три вида лизинга: наряду с финансовым лизингом, нормами Закона охватываются и так называемые возвратный лизинг и оперативный лизинг. При этом под возвратным лизингом предлагается понимать «разновидность финансового лизинга, при котором продавец (поставщик) предмета лизинга одновременно выступает и как лизингополучатель», а под оперативным лизингом – «вид лизинга, при котором лизингодатель закупает на свой страх и риск имущество и передает его лизингополучателю в качестве предмета лизинга за определенную плату, на определенный срок и на определенных условиях во временное владение и в пользование... При оперативном лизинге предмет лизинга может быть передан в лизинг неоднократно в течение полного срока амортизации предмета лизинга» (п. 3 ст. 7). Однако в обоих случаях отсутствует непременный обязательный признак договора лизинга, а именно: обязанность лизингодателя приобрести лизинговое имущество у определенного продавца в соответствии с указаниями лизингополучателя. Поэтому так называемые возвратный и оперативный лизинги, с точки зрения и ГК, и Оттавской конвенции, не могут быть признаны договором лизинга и регулироваться соответственно положениями § 6 гл. 34 ГК и нормами Конвенции. В лучшем случае имеющиеся в Федеральном законе положения об указанных «видах» лизинга могут рассматриваться в качестве самостоятельных правил по отношению к общим положениям ГК об аренде (§ 1 гл. 34) и применяться лишь в случаях, когда они не противоречат указанным общим положениям либо когда сами общие положения (применительно к отдельным условиям аренды) допускают возможность установления федеральным законом иных правил правового регулирования.
   Текст Закона «О лизинге» страдает многочисленными недостатками, являющимися следствием крайне низкого уровня законодательной техники, а временами и просто правовой безграмотности. Иллюстрацией к сказанному могут служить: положения о том, что учредителями лизинговых компаний могут быть юридические и физические лица, в том числе граждане, зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей (п. 2 ст. 5) (такое требование корпоративное законодательство предъявляет только к полным товарищам в полных и коммандитных товариществах, следовательно коммерческие организации иных организационно - правовых форм исключаются из числа лизинговых компаний); сублизинг - особый вид отношений, возникающих в связи с переуступкой прав пользования предметом лизинга третьему лицу (п. 1 ст. 8) (здесь явно перепутали субаренду с перенаймом); одним из существенных условий договора лизинга является условие об объеме передаваемых прав собственности (п. 4 ст. 15) ; договор квалифицируется как договор лизинга, если он содержит указания на наличие инвестирования денежных средств в предмет лизинга и на наличие передачи предмета лизинга лизингополучателю (п. 1 ст. 16) (значит, если договор лизинга не содержит таких указаний, его следует признавать незаключенным?); лизингодатель может уступить третьему лицу полностью или частично свои интересы, вытекающие из договора лизинга (п. 1 ст. 18) и другие.
   Федеральный закон «О лизинге» выделяет такую форму лизинга, как международный лизинг, и включает в себя целый ряд положений, направленных на его регулирование. Основным признаком международного лизинга по данному Закону признается то, что лизингодатель или лизингополучатель является нерезидентом Российской Федерации. Порядок регулирования международного лизинга определяется следующим образом. Если лизингодателем является резидент Российской Федерации, т.е. предмет лизинга находится в собственности резидента Российской Федерации, договор международного лизинга регулируется Федеральным законом "О лизинге" и иным законодательством Российской Федерации. Если же лизингодателем является нерезидент Российской Федерации, т.е. предмет лизинга находится в собственности нерезидента Российской Федерации, договор международного лизинга все равно регулируется федеральными законами, но на этот раз - в области внешнеэкономической деятельности21.
   Между тем Российская Федерация, в соответствии с Федеральным законом «О присоединении Российской Федерации к Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге» №16-ФЗ от 08.02.1998 г.22, является участником указанной Конвенции. Сфера действия Конвенции о международном финансовом лизинге определяется в зависимости от того, где находится место деятельности участников лизинговых отношений, а то обстоятельство, кто является собственником лизингового имущества, не имеет правового значения. Поэтому в тех случаях, когда лизингодатель, лизингополучатель и поставщик (продавец) имеют места своей деятельности на территории государств - участников Конвенции либо когда договор поставки (купли - продажи) и договор лизинга подчиняются праву одного из государств - участников Конвенции, отношения сторон должны регулироваться именно Конвенцией, а не внутренним законодательством (например, федеральными законами Российской Федерации).
   Не  следует забывать также, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации (к каковым бесспорно относится Оттавская конвенция о международном финансовом лизинге) в соответствии с Конституцией РФ являются составной частью правовой системы Российской Федерации. При этом, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены гражданским законодательством, применяются правила международного договора (ст. 7 ГК). В связи с этим те положения о международном финансовом лизинге Федерального закона «О лизинге», которые не соответствуют Конвенции о международном финансовом лизинге, не подлежат применению. В качества примера таковых может быть приведено следующее положение - в соответствии с п. 1 ст. 16 Федерального закона «О лизинге» при осуществлении международного финансового лизинга договор лизинга должен содержать ссылку на договор купли - продажи, в соответствии с которым передача предмета лизинга лизингополучателю должна производиться не позднее чем через шесть месяцев с момента пересечения предметом лизинга таможенной границы Российской Федерации, за исключением случая его транспортировки по территории Российской Федерации в течение срока, превышающего шесть месяцев. В то же время Конвенция о международном финансовом лизинге (ст. 1) предусматривает, что оборудование приобретается лизингодателем у поставщика в связи с лизинговым соглашением, которое с ведома поставщика заключено или должно быть заключено между лизингодателем и лизингополучателем, и не требует для признания сделки финансового лизинга заключенной наличия в ней каких-либо ссылок на предварительно заключенный договор купли - продажи (поставки)23 и т.д.
   Работа  над совершенствованием Закона «О лизинге» велась на протяжении нескольких лет. Закон, принятый в 1998 году, сыграл позитивную роль в становлении лизинга и дал толчок активному распространению лизинговых отношений на территории Российской Федерации. Однако практика показала, что закон не соответствовал современным экономическим реалиям и создал определённые барьеры для развития лизинга. Как юристы, так и представители лизингового сектора считали, что закон требует серьёзной доработки, однако по поводу того, какими именно должны быть поправки в закон, долгое время велись жаркие дискуссии.
   3 октября 2000 г. в Государственной  думе прошли парламентские слушания «Основные направления развития лизинга в России». Депутаты обсудили с теоретиками и практиками лизинговой деятельности вопросы правового регулирования лизинга и наметили дальнейшие пути его развития. В то время на рассмотрении в нижней палате парламента находилось четыре законопроекта о внесении изменений и дополнений в Закон «О лизинге», каждый из которых имел свои положительные и рациональные моменты. Участники парламентских слушаний приняли решение о создании в рамках Комитета по экономической политике и предпринимательству ГД рабочей группы, в состав которой вошли представители лизинговых компаний, малых предприятий, финансовых институтов, структур поддержки бизнеса, федеральных и региональных органов исполнительной власти. Основной задачей рабочей группы было создание единого законопроекта о внесении изменений и дополнений в Закон «О лизинге». Помимо Закона «О лизинге», рабочая группа рассматривала также законопроекты, вносящие изменения в налоговое, таможенное и валютное законодательство, регулирующее финансовую аренду (лизинг). В частности, была проделана большая работа над совершенствованием главы «О налоге на прибыль» Проекта Второй части Налогового кодекса24.
   26 декабря 2001 г. Государственная  Дума проголосовала за принятие  федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О лизинге»25, 16 января 2002 г. он был одобрен Советом Федерации, а 29 января 2002 г. закон был подписан Президентом. Поправки к закону «О лизинге» устраняют перечисленные недостатки закона «О лизинге» 1998 года, а также добавляют в него новые гражданско-правовые нормы, призванные способствовать развитию лизинга.
   В целом внесение поправок в Федеральный закон «О финансовой аренде (лизинге)» - это важный шаг на пути к созданию стабильной и однозначно понимаемой всеми законодательной базы по лизингу.
   Таким образом можно сделать вывод о том, что cтабильность нормативно-правовой базы очень важна для инвесторов, заинтересованных во вложениях в лизинговый сектор России, ведь они должны быть уверены, что "правила игры" не будут произвольно меняться или вольно трактоваться в ходе осуществления проекта. Новая редакция закона "О лизинге", учитывающая вышеназванные принципы, стимулирует развитие лизинга в России и способствует привлечению как российских, так и иностранных инвестиций в этот сектор.  
 

   II. ПОНЯТИЕ И СОДЕРЖАНИЕ ДОГОВОРА ФИНАНСОВОЙ АРЕНДЫ

   (ЛИЗИНГА)

   2.1. Понятие и виды  договора лизинга.

   Договор финансовой аренды (договор лизинга) - гражданско - правовой договор, в соответствии с которым арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование (ст. 665 ГК).
   Договор лизинга рассматривается ГК в  качестве отдельного вида договорных арендных обязательств. С другими видами аренды договор лизинга объединяет то, что имущество передается арендодателем арендатору во временное возмездное владение и пользование26.
   Договор лизинга является двусторонним, взаимным, консенсуальным, возмездным.
   Стороны договора лизинга: арендодатель (лицо, приобретающее в собственность указанное арендатором имущество у определенного продавца и предоставляющее имущество во владение и пользование по договору лизинга) и арендатор (лицо, владеющее и пользующееся лизинговым имуществом). Арендодатель и арендатор в договоре лизинга во многих литературных источниках и правовых актах именуются соответственно лизингодателем и лизингополучателем.
   В качестве арендодателей (лизингодателей) чаще всего выступают субъекты, располагающие большими финансовыми ресурсами или имеющие доступ к таким ресурсам: лизинговые структуры, созданные непосредственно в банках; универсальные лизинговые компании, создаваемые банками; специализированные лизинговые компании, создаваемые крупными производителями машин и оборудования.
   Статья 7 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» проводит деление лизинга на формы по признаку национальной принадлежности (резидентности) сторон договора лизинга. Лизинг существует во внутренней и национальной формах.
   При осуществлении внутреннего лизинга  лизингодатель и лизингополучатель являются резидентами Российской Федерации, а при осуществлении международного лизинга один из указанных субъектов не является резидентом РФ.
   Поскольку действующим законодательством  лизинговая операция рассматривается как совокупность хотя бы двух самостоятельных договоров (финансовой аренды и купли-продажи), форма лизинга определяется в зависимости от субъектного состава не всей операции, а только сторон договора финансовой аренды. Следовательно, национальная принадлежность продавца как субъекта операции лизинга значения в данном случае не имеет27.
   В Федеральном законе «О финансовой аренде (лизинге)» деление лизинга на формы, на взгляд автора, понадобилось для того, чтобы разграничить договоры: какие из них подчиняются национальному российскому законодательству, а какие – иностранному праву.
   К договорам международного лизинга  применяются коллизионные и материально-правовые  нормы международных договоров и российского национального законодательства, договорные условия, обычаи делового оборота, включенные в своды обычаев, а также типовые руководства и принципы международных коммерческих договоров.
   При заключении и в процессе исполнения договора лизинга стороны имеют  право выбора того, какое право будет применяться к их отношениям как при решении коллизионных вопросов, так и при определении материальных условий сделки.
   Международный лизинг имеет несколько модификаций, а именно: прямой экспортный, прямой импортный, транзитный (косвенный) и непрямой.
   Технологически  они реализуются с помощью  договоров, заключаемых:
   ? российской лизинговой компанией непосредственно  с зарубежным арендатором;
   ? российской лизинговой компанией с  иностранным пользователем через  свою дочернюю компанию за границей;
   ? российской лизинговой компанией с  иностранным арендатором через зарубежную лизинговую компанию за комиссионные вознаграждения, участие в прибылях или ответную сделку;
   ? российским арендатором непосредственно  с иностранным поставщиком либо зарубежной лизинговой компанией через  российскую лизинговую компанию.
   Прямой международный лизинг представляет собой сделку, где все операции совершаются между коммерческими организациями с правом юридического лица из двух разных стран.
   Привлекательность его состоит в том, что:
   ? лизингодатель имеет возможность  получить экспортный кредит в своей стране и тем самым расширить рынок сбыта своих товаров и услуг;
   ?арендатор  обеспечивает полное финансирование использования  современных машин, оборудования и ускоренное техническое переоснащение производства.
   Различие  экспортного и импортного лизинга определяется страной местонахождения лизингодателя и лизингополучателя. При импортном лизинге поставщик находится за рубежом, а при экспортном – зарубежным партнером является лизингополучатель.
   Транзитный (косвенный) международный лизинг имеет место, когда лизингодатель одной страны берет кредит или приобретает необходимое оборудование в другой стране и поставляет его арендатору, находящемуся в третьей стране.
   Непрямой  международный лизинг – это лизинг, когда лизинговая фирма и потребитель  оказываются одной национальной принадлежности, но лизинговая фирма расположена в другой стране.
   Мировая практика выработала многочисленные варианты лизинговых соглашений. Причем иногда достаточно лишь немного изменить условия уже известного вида лизинга, как получается совершенно новый тип28.
   Необходимо  так же отметить, что в статья 8 Закона о лизинге законодатель выделяет сублизинг - это особый вид отношений, возникающих в связи с предоставлением лизингополучателем прав пользования предметом лизинга третьему лицу. Передача предмета лизинга в сублизинг возможна только с согласия лизингодателя, выраженного в письменной форме. Сублизинг - это разновидность субаренды, поэтому к нему в полной мере относятся предписания п. 2 ст. 615, ст. 618 ГК29.
   До  внесения последних изменений в Закон о лизинге существовали его основные виды: финансовый, возвратный и оперативный.
   Финансовый  лизинг обычно «характеризуется длительным сроком контакта (от 5 до 10 лет) и амортизацией всей или большей части стоимости оборудования. Фактически финансовый лизинг представляет собой форму долгосрочного кредитования покупки»30. По истечении срока действия договора лизинга лизингополучатель вправе либо вернуть объект аренды, либо заключить договор на новый срок, либо выкупить предмет договора (как правило, выкупная цена к тому времени носит чисто символический характер). Именно финансовый лизинг в настоящее время регулируется Федеральным законом «О финансовой аренде (лизинге)».
   Возвратный  лизинг является одной из разновидностей финансового лизинга в том случае, когда продавец предмета договора лизинга одновременно выступает и как лизингополучатель. В данном договоре участвует лишь два участника: арендатор имущества (бывший владелец) и лизинговая компания (новый владелец). В результате первоначальный собственник получает от лизинговой компании полную стоимость оборудования, при этом сохраняя за собой право владения и пользования оборудованием за определенную плату. Такая сделка позволяет предприятию получить денежные средства за счет продажи имущества, но при этом оно сохраняет право использовать его.
   Оперативный лизинг подразумевает передачу в  пользование имущества многоразового  использования, как правило, на короткий срок, короче экономического срока службы имущества. По истечении срока договора объект возвращается арендодателю или заключается новый договор.
   Представленный  перечень видов лизинга не является исчерпывающим, очевидно, что теория и практика лизинга будут продолжать развиваться.

   2.2. Правовая природа лизинга

 
   Правовая  природа лизинга, его место в системе гражданско - правовых обязательств остаются в числе самых дискуссионных вопросов в юридической литературе, посвященной исследованию лизинговых правоотношений. Согласно взглядам одних авторов договор лизинга представляет собой отдельный вид договора аренды, обладающий определенными квалифицирующими признаками, позволяющими как отличать его от иных видов договора аренды, так и выделять в отдельный вид договора аренды. Другие авторы полагают, что в отличие от договора аренды договор лизинга представляет собой не двустороннюю, а трех- или многостороннюю сделку. Можно встретить и точку зрения, в соответствии с которой договор лизинга представляет собой самостоятельный тип договорных обязательств, отличный от иных типов гражданско - правовых договоров, в том числе и от договора аренды.
   Перед тем как приступить к анализу  различных взглядов на правовую природу лизинга, необходимо оговориться, что предметом исследования будут лишь юридические аспекты данной проблемы, "очищенные" (по возможности) от экономического подхода к отношениям, связанным с лизингом имущества, поскольку для правильного определения правовой природы договора лизинга необходимо прежде всего избавиться от взгляда на лизинг как на экономико - правовую категорию, что нередко имеет место в трудах отдельных авторов. Например, В.Д. Газман считает, что "процесс лизинга выражает комплекс имущественных отношений, складывающихся в связи с движением имущества между участниками лизинговой операции. Поэтому лизинг, как экономико-правовая категория, представляет собой особый вид предпринимательской деятельности, направленной на инвестирование временно свободных или привлеченных финансовых средств, когда по договору финансовой аренды (лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность обусловленное договором имущество у определенного продавца и предоставить это имущество арендатору (лизингополучателю) за плату во временное пользование для предпринимательских целей"31, так же необходимо отметитить, что понятие «лизинг» как в законодательстве, так и в научной литературе используется как многоаспектное понятие, имеющее различные значения, но когда дело касается рассуждений о правовой природе договора лизинга, что предполагает определение места данного договора в системе гражданско - правовых обязательств, речь может идти только об одном договоре, а именно: о договоре, заключаемом между лизингодателем и лизингополучателем, по которому лизинговое имущество передается последнему во временное, срочное и возмездное пользование32.
   Имея  в виду вышеизложенное, попытаемся рассмотреть высказанные в юридической литературе точки зрения по поводу правовой природы договора лизинга.
   Суть  первого вопроса состоит в  том, является ли договор лизинга  двусторонней или многосторонней сделкой. По мнению И.А. Решетник, имеется «глубоко объективная основа необходимости признания трехстороннего характера договора лизинга», поскольку «имеются в виду имущественные отношения, складывающиеся следующим образом: одна сторона (потенциальный лизингополучатель), в силу недостаточности финансовых средств для приобретения имущества в собственность либо испытывая необходимость лишь во временном его использовании, обращается ко второй стороне (потенциальному лизингодателю) с просьбой приобрести необходимое имущество у третьей стороны (продавца) и предоставить это имущество лизингополучателю во временное владение и пользование. Итак, в данном случае речь идет о системе имущественных отношений, возникающих в связи с приобретением лизингодателем в собственность указанного лизингополучателем имущества у определенного продавца и последующим предоставлением этого имущества во временное владение и пользование за определенную плату». Далее автор делает вывод о том, что «в основе лизинга лежит трехсторонняя сделка. Признание настоящего факта способствовало бы... оптимизации юридической конструкции договора лизинга и в конечном счете целям наиболее эффективного регулирования лизинговых отношений сообразно потребностям каждого их участника»33.
   Некоторые авторы, отмечая, что лизинговая сделка включает в себя два контракта (купли - продажи и передачи имущества во временное пользование), обращают внимание на тесную взаимосвязь всех сторон данной сложной договорной структуры, из чего, по их мнению, следует, что рассмотрение и регулирование какой-либо одной из них приводит к разрушению целого34.
   Другая  позиция по данному вопросу, высказанная  в юридической литературе, состоит в том, что договор лизинга представляет собой двустороннюю сделку. Так, А.А. Иванов утверждает, что следует "трактовать договор лизинга как двустороннюю (а не многостороннюю) сделку, неразрывно связанную с договором купли - продажи арендованного имущества"; в отношении же взгляда на договор лизинга как трехстороннюю сделку он указывает следующее: "При всей простоте данной концепции у нее есть и слабые моменты. Отношения между арендодателем и арендатором, с одной стороны, и арендодателем и продавцом арендованного имущества, с другой, урегулированы так, как в классических двусторонних (синаллагматических) договорах. Участники этих договоров не имеют ни одного права или обязанности, которые бы принадлежали одновременно каждому из них, что как раз и характеризует многостороннюю сделку"35.
   Е.А. Павлодский пишет, что "классический лизинг связывает трех лиц: изготовителя оборудования, его приобретателя - арендодателя и арендатора", избегая квалификации договора лизинга как трехсторонней сделки; напротив, он замечает: "Однако участники лизинговых отношений связаны между собой не одним, а двумя отдельными договорами36.
   Ю.С. Харитонова, подчеркивая сложную конструкцию лизинговой операции, пишет: "Тем не менее представляется возможным выделить один из элементов лизинговой операции - обязательства по передаче оборудования во временное пользование как основу самостоятельного договора с особым порядком оформления и особыми условиями. К таким особым условиям следует отнести и необходимость выбора поставщика, и указание цели покупки имущества, и предоставление лизингополучателю прав требования к поставщику. Причем основанием для такого выделения договора по найму имущества при лизинговой операции служит сущность этих отношений - передача имущества во временное пользование"37.
   В юридической литературе можно встретить  и некую промежуточную точку  зрения по рассматриваемому вопросу. Например, Т.А. Коннова утверждает, что "лизинговые отношения оформляются двумя  договорами и включают в себя весь комплекс взаимосвязей, существующих между его участниками: арендатором, арендодателем и продавцом имущества. Договор лизинга имеет двусторонний характер, а лизинг как система отношений между тремя сторонами является трехсторонней сделкой"38.
   Те, кто придерживается точки зрения о двустороннем характере договора лизинга, по-разному объясняют участие в этом обязательстве продавца, на которого возложено исполнение обязанностей по передаче лизингового имущества лизингополучателю, и наделение последнего соответствующими правами требования к продавцу. К примеру, А.А. Иванов указывает: "Арендодатель по договору лизинга возлагает исполнение части своих обязанностей на продавца по договору купли - продажи (п. 1 ст. 313 ГК), причем имеет место особый случай перепоручения исполнения, при котором перед кредитором (арендатором) в силу прямого указания закона становится ответственным только исполнитель (продавец). В свою очередь, договор купли - продажи предстает перед нами как договор в пользу третьего лица - арендатора (ст. 430 ГК)"39.
   Однако  положение о возможности возложения исполнения обязательства лизингодателем на продавца предполагает, что по общему правилу такое исполнение должно предоставляться лизингополучателю со стороны лизингодателя, но это исключается нормой, содержащейся в п. 1 ст. 668 ГК, согласно которой имущество, являющееся предметом договора лизинга, передается лизингополучателю не лизингодателем, а продавцом. Кроме того, при возложении исполнения обязательства на третье лицо ответственность перед кредитором за неисполнение или ненадлежащее исполнение несет должник (в нашем случае лизингодатель), а не третье лицо (продавец), что также не укладывается в конструкцию лизинга. А вот положение о том, что в лизинговых правоотношениях договор купли - продажи предстает как договор в пользу третьего лица, полностью объясняет как специфику исполнения обязательства, вытекающего из договора лизинга, по передаче имущества лизингополучателю, так и особенности структуры ответственности за его неисполнение или ненадлежащее исполнение. Причем данное положение исключает применение к правоотношениям сторон норм о возложении должником исполнения своего обязательства на третье лицо (ст. 313 ГК)40.
   О.М. Козырь отмечает: "Анализируя договор финансовой аренды как специальную правовую конструкцию, не следует упускать из виду, что он "осложняется" наличием третьей фигуры - продавца, с которым арендатор в прямых договорных отношениях не состоит, но по отношению к которому благодаря наличию финансовой аренды он приобретает ряд прав и обязанностей. Создается такая правовая ситуация, когда в отношениях по аренде имущества продавец самостоятельной роли не имеет, тогда как в отношения, вытекающие из исполнения договора купли - продажи, арендатор может вторгаться в качестве активной фигуры именно в связи с наличием у него с арендодателем (покупателем) договорных арендных отношений"41. Данная особенность лизинговых правоотношений, отмеченная автором, также может быть объяснена с позиций оценки договора купли - продажи лизингового имущества как договора в пользу третьего лица.
   Прежде  всего, необходимо отметить, что взгляд на договор лизинга как на трехстороннюю  сделку не укладывается в существующее в гражданском праве (и в законодательстве, и в доктрине) представление о гражданско - правовой сделке. Две самостоятельные двухсторонние сделки: купли - продажи и аренды - даже при самой тесной их взаимосвязи никак не могут образовать третью сделку, сторонами которой являлись бы субъекты двух названных самостоятельных договоров.
   Если  же говорить о лизинговых отношениях в целом, то они представляют собой  не единую трехстороннюю сделку, а  сложную структуру договорных связей, состоящую из договоров двух типов: договора купли - продажи лизингового имущества, заключаемого между продавцом и лизингодателем, а также собственно договора лизинга, заключаемого между лизингодателем (как собственником лизингового имущества) и лизингополучателем. То обстоятельство, что из договора купли - продажи у продавца возникают обязанности непосредственно перед лизингополучателем, а последний получает права требования к продавцу, объясняется вовсе не тем, что имеется некое единое обязательство лизинга, возникшее из единой же трехсторонней сделки между продавцом, лизингодателем и лизингополучателем.
   Указанные правоотношения, имеющие сложную  структуру договорных связей, существуют в условиях кодифицированной системы российского гражданского права, поэтому источники их регулирования отнюдь не ограничиваются правовыми актами и нормами о лизинге.
   Специфика лизинговых отношений (тесная взаимосвязь  договоров купли - продажи и аренды) как раз и состоит в том, что договор купли - продажи лизингового имущества благодаря специальным правилам о договоре финансовой аренды (лизинга), содержащимся в ГК (§ 6 гл. 34), изначально конструируется по модели договора в пользу третьего лица. В соответствии со ст. 430 ГК договором в пользу третьего лица признается договор, в котором стороны установили, что должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу. Именно это имеют в виду специальные правила о финансовой аренде (лизинге), предусмотренные ГК, когда возлагают на продавца обязанность передать лизинговое имущество непосредственно лизингополучателю, а последнего, не являющегося стороной в договоре купли - продажи, наделяют правами покупателя по указанному договору (п. 1 ст. 668, п. 1 ст. 670). Данное обстоятельство ни в коей мере не приводит к какой-либо трансформации самостоятельного обязательства, вытекающего из договора купли - продажи, сращиванию его с обязательством из договора аренды и образованию тем самым единого обязательства на основе единой же трехсторонней сделки42.
   Следующий принципиальный вопрос, который обсуждается  в юридической литературе в рамках дискуссии о правовой природе лизинга, это вопрос о месте договора лизинга в системе гражданско - правовых обязательств, а именно: является ли договор лизинга одним из отдельных видов договора аренды, как это предусмотрено ГК, либо его следует признать самостоятельным типом договоров (sui generis).
   Большинство исследователей лизинговых отношений (Козырь О.М., Е.А. Павлодский, А.А. Иванова, Витрянкий В.В., Брагинский М.И. и д.р.), вслед за ГК, исходят из того, что договор лизинга не является самостоятельным договором, а представляет собой отдельный вид договора аренды. При этом в работах указанных авторов обычно выделяются квалифицирующие признаки договора лизинга, позволяющие выделить его в отдельный вид договора аренды и отличающие его от иных видов договора аренды. Ю.С. Харитонова в связи с этим отмечает: "Учитывая роль лизингодателя в лизинговой операции, заметим, что отношения по найму не могут быть признаны "чисто арендными" не только в юридическом, но и в экономическом смысле. Переплетение функций предоставления имущества во временное пользование в договоре найма при лизинговой операции позволяет говорить о существовании особой разновидности арендных отношений - отношений финансовой аренды"43.
   Иных  взглядов на роль договора лизинга  в системе гражданско - правовых обязательств придерживается И.А. Решетник, которая отстаивает вывод "об объективно сложившихся предпосылках выделения  договора лизинга в качестве самостоятельного правового института и обособления норм, регламентирующих лизинговые отношения, в рамках ГК РФ в отдельную главу, содержащую правила о договоре лизинга как одном из типичных договоров"44. Основной аргумент в пользу признания договора лизинга договором особого рода, сочетающим в себе "элементы нескольких договорных конструкций", состоит, по мнению И.А. Решетник, в следующем. Договор лизинга "интегрирует разнородные по своей природе элементы, среди которых можно выделять черты отношений арендного типа, купли - продажи, договоров об оказании юридических и фактических услуг. Вместе с тем сочетание в договоре лизинга элементов известных законодательству договорных конструкций сформировало особые качества и признаки, которые... характеризуют специфическую правовую сущность этого договора. Сегодняшний подход законодателя, состоящий в выделении превалирующего элемента данной системы - отношений, связанных с предоставлением имущества для временного использования, - утверждает И.А. Решетник, - является, неудачным, поскольку не обеспечивает достижения основной цели - создания оптимальной правовой конструкции, способной наиболее эффективно регулировать гражданско - правовые отношения особого рода (лизинговые отношения)"45
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.