На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Влияние процесса дифференциации общества на ход экономических реформ

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 27.08.2012. Сдан: 2011. Страниц: 18. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Федеральное агентство по образованию
ГОУ ВПО  «Омский государственный технический университет»
Факультет транспорта,нефти и газа
Кафедра «Промышленная экология и безопасность»
Дисциплина  «Макроэкономика» 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

КУРСОВАЯ  РАБОТА 

На тему: «Влияние процесса дифференциации общества на ход экономических реформ» 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

                                                Выполнил: ст.гр.И3-318
                                                Субботина Алина  Анатольевна
                                                _____________________________
                                                Проверил: ст. преподаватель
                                                Александрова Е.С.
                                                  
 
 

Омск  2011.
СОДЕРЖАНИЕ 

Введение……………………………………………………………………………………………..3
1.Социальная  дифференциация населения………………………………………………………..5
   1.1.Экономический уклад общественной  жизни………………………………………………..5
   1.2.Подходы к проблеме социальной  дифференциации общества…………………………...11
   1.3.Основные показатели дифференциации доходов населения…………………………….12
2.Дифференциация  доходов населения………………………………………………………….16
   2.1. Дифференциация доходов населения на фоне финансовой стабилизации…………….16
   2.2.Изменение денежных доходов  населения………………………………………………....18
   2.3.Проблемы реформирования системы социальной защиты………………………………22
Заключение………………………………………………………………………………………...26
Библиографический список………………………………………………………………………27
Приложение 1……………………………………………………………………………………...29
Приложение 2……………………………………………………………………………………...30
Приложение 3……………………………………………………………………………………...31
Приложение 4……………………………………………………………………………………...32
Приложение 5……………………………………………………………………………………...33
Приложение 6……………………………………………………………………………………...37 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

ВВЕДЕНИЕ 

            Стратегической целью реформирования экономики России выступает построение высокоразвитой социально-ориентированной рыночной экономики, обеспечивающей достижение устойчивого экономического роста и решение социально-экономических задач в целях удовлетворения жизненных потребностей нынешнего и будущего поколений и повышения качества жизни населения страны.
            Однако, на начальном этапе радикальных экономических преобразований в России (с 1992 г.), основной упор был сделан на финансовое оздоровление экономики и макроэкономическую стабилизацию, социальная сфера и ее проблемы были отодвинуты на задний план. Заметно снизилась роль государства в регулировании экономики, в результате чего оно не смогло обеспечить должный переход от жесткого централизованного механизма распределения доходов с его уравнительной направленностью к гибкому рыночному распределению. В итоге, с начала проведения реформ, происходит падение реальных доходов населения, снижение объема и ухудшение структуры потребления благ и услуг, рост безработицы, резкое имущественное расслоение населения и рост бедности, что является отражением существующих в обществе распределительных отношений. В связи с этим в условиях переходного периода чрезвычайно актуальной становится проблема создания эффективного рыночного механизма регулирования доходов и потребления, который бы обеспечивал социально-экономические условия для производства и воспроизводства человека как работника и как личности, семьи в целом.
            Ясно, что социальная политика в современном мире осуществляется прежде всего государством. Государство является одним из политических социальных институтов как исторически сложившихся форм организации совместной жизнедеятельности людей.
Если  верно утверждение, что политика выступает концентрированным выражением всех сторон общественной жизни, то не менее верным может быть толкование социальной политики как специфической концентрации всех видов политики, направленной на управление существованием, функционированием и развитием социальной сферы.
      Таким образом, по позитивным сдвигам в области потребления дается оценка эффективности экономических реформ. В связи с этим сбалансированное благосостояние граждан и устойчивость социальной сферы начинают играть доминирующую роль при составлении долгосрочных прогнозов макроэкономического развития.
            Тема работы представляется весьма актуальной, ибо актуальна необходимость подытоживания прошедшего десятилетия реформ и необходимость социальных выводов для осуществления дальнейших этапов реформирования.
      Основными источниками написания данной работы послужили книги  Жеребина В.М., Романова А.Н. «Уровень жизни населения», Вечканова Г.С., Вечкановой Г.Р. «Макроэкономика», Чепурина М.Н., Киселевой Е..А. «Курс экономической теории». Кроме научной литературы были использованы такие периодические издания, как «Вопросы экономики», «ЭКО», «Экономист», «Вопросы статистики» и ресурсы сети Интернет.
Целью настоящей  курсовой работы является выявление  основных видов дифференциации общества, его влияние на экономические реформы, сравнение доходов и расходов населения России с другими странами, а также анализ последствий проводимых реформ на развитие общества. Кроме того, будет сделана попытка рассмотреть итоги реформ в России последних лет в свете развития процессов дифференциации доходов населения, а также механизмы государственного регулирования этих процессов.
      Из  поставленной цели вытекают следующие  задачи:
    проанализировать изменение дифференциации доходов в указанный период;
    выявить сектора экономики, на которые оказало влияние дифференциация общества;
    проанализировать основные показатели ВВП, структуру денежных доходов и расходов населения и др.
    сравнить выявленные нами показатели России с другими странами;
    проанализировать результаты экономической политики России;
      Объектом  исследования в данной курсовой работе является экономическое развитие России, а предметом –процессы дифференциации населения и ее изменения.
       Работа состоит из двух глав. В первой главе работы рассмотрена социальная дифференциация населения, подходы к данной проблеме и основные показатели дифференциации доходов населения.
      Во  второй главе рассмотрены проблемы реформирования системы социальной защиты, изменение денежных доходов населения. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

ГЛАВА 1.СОЦИАЛЬНАЯ ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ 

          Наиболее тяжелое последствие экономических преобразований в России - глубокая поляризация благосостояния населения и дезинтеграция общества.
Нет сомнения, что в условиях рынка существует и не может существовать дифференциация доходов и потребления населения. Это не требует аргументации и наблюдается во всех развитых странах, но в разных масштабах. Однако при оценке ситуации, складывающейся в России, следует учитывать существующую здесь значительную специфику.
          Во-первых, Россия вошла в рынок, можно сказать, в одночасье. А кроме того, одни называют российский рынок диким и варварским, а другие - вообще ставят под сомнение его существование.
          Во-вторых, в бывшем Союзе ССР в конце 80-х годов, дифференциация доходов населения была совсем незначительной. И социальная политика из теоретических и не только соображений была направлена на то, чтобы масштабы различий в доходах не превышали дифференциации заработной платы. Которая также была невелика.
          Указанные обстоятельства в значительной мере определили сложности процесса многоплановой адаптации населения к трансформирующимся условиям. Это не только восприятие новых ценностей и правил взаимодействия. Но и проблемы активного встраивания в рыночные структуры, участия в экономической жизни общества. 

1.1. Экономический уклад  общественной жизни. 

      Рассматривая процесс распределения совместной деятельности между осуществляющими ее субъектами, важно понимать, что такое распределение не ограничивается актами живого труда, но предполагает распределение его предметных средств, рождающее важнейший феномен общественной жизни, именуемый собственностью.
      Категория «собственность», рассмотренная в самом широком социально-философском смысле, обозначает отношение по поводу присвоения людьми неких значимых социальных явлений, способность владеть ими, отчуждать их (оставляя за собой или делегируя другим возможность распоряжения или пользования).
      Следует подчеркнуть, что собственность выступает как явление реальное, т.е. существующее за пределами человеческого сознания (реальное понимается как неидеальное, субстратно определенное существование, а не как действительное, неиллюзорное бытие, отличное от небытия, — в последнем смысле сознание также «бытийно», т.е. является реальным). Многие философы и социологи используют невещественность экономических отношений как доказательство идеальной природы этого феномена, рассматривая его как совокупность духовных значений, регулирующих процесс распределения. Некоторые специалисты  различают собственность как экономическое отношение, устойчивую воспроизводимую связь между людьми и собственность как юридический феномен — волевое выражение и закрепление реальных связей в дистрибутивных нормах права.
      Конечно, нужно отдавать отчет в том, что реальное бытие отношений собственности немыслимо без их репрезентации в сознании. Невозможно распределить между людьми средства производства или предметы потребления, не определяя в сознании нормы такого распределения, долю каждого из участников. Однако это вовсе не значит, что пропорции распределения всецело определяются сознанием людей, а не реальным содержанием их деятельности.
      Необходимо подчеркнуть, что в предельно широком понимании собственности как отношений «распределения вообще» ее объектом могут быть самые разнообразные явления общественной жизни (включая сюда природные по происхождению комплексы, сам факт владения которыми немедленно придает им социетальные свойства).
      В более узком экономическом значении термина «собственность» выступает как отношение между людьми по поводу ограниченного круга социальных явлений, в который входят по преимуществу вещные и символические объекты человеческой деятельности, образующие предметное богатство (как классификационную альтернативу непредметной по своей природе власти).
      В подобном понимании отношения собственности выступают как экономические отношения или экономика — совокупность устойчивых, воспроизводимых субъект-субъектных связей, возникающих в процессе распределения между людьми опредмеченных условий, средств и продуктов человеческого труда.
      Экономика — в противоположность распространенному ошибочному мнению — не может и не должна рассматриваться как самостоятельная сфера общественной жизни, совпадающая с материальным производством или выделяемая в ряду с хозяйственной, организационной, социальной, духовной подсистемами общества. Несмотря на то, что в бытовой лексике принято говорить об «экономической деятельности» (относя к ней организационную по типу деятельность банкиров, биржевых брокеров и пр.), экономика в действительности представляет собой не тип человеческой деятельности, а тип распределительных отношений между осуществляющими ее людьми. В этом плане свою экономическую инфраструктуру имеют все сферы общественной жизни людей. Не только рабочие, но и учителя, врачи, военные, не относящиеся к сфере материального производства, дети и пенсионеры, еще не ставшие или переставшие быть субъектами общественного воспроизводства, — все в равной степени являются носителями экономических интересов, предмет которых составляет определенная доля каждого индивида в распределении общественного богатства.
      Каждое из обществ может обладать своим типом экономического устройства или экономического уклада, в основе которого лежат особые производственно-экономические отношения между людьми. В отличие от имущественных отношений, складывающихся по поводу распределения предметов «непроизводительного» потребления (будь то жилье, бытовая техника, одежда, предметы домашнего обихода, служащие как средства индивидуального самовоспроизводства в сфере быта), производственно-экономические отношения возникают по поводу распределения условий, предметов и средств общественно необходимого труда во всех его формах и в этом качестве оказывают сильнейшее воздействие на совместную деятельность людей.
      Экономические реалии общественной жизни — как и профессиональная ее дифференциация — существенно влияют на групповую организацию общества.
      Наиболее очевидным следствием экономических отношений является деление людей на целый ряд имущественных групп, именуемых стратами и отличающихся друг от друга размерами той доли общественного богатства, которая принадлежит составляющим их членам.
      Существование таких страт, образованных «богатыми людьми», «бедными людьми» и «людьми среднего достатка», обсуждалось, как известно, еще античными авторами. Важно подчеркнуть, что экономические страты представляют собой, как правило, номинальные статистические совокупности людей, связанных не процессом совместной деятельности, а арифметически исчисленной стоимостью ее продуктов, присвоенных самыми различными способами. Так, в состав высшей экономической страты, состоящей из наиболее богатых людей, могут входить удачливые бизнесмены, владеющие собственными предприятиями, высокооплачиваемые специалисты, работающие по найму (к примеру, крупные менеджеры или звезды шоу-бизнеса), преступные авторитеты, сколотившие деньги на торговле наркотиками, коррумпированные чиновники и даже отдельные «люди с улицы», выигравшие баснословное состояние в лотерею. Очевидно, что в лучшем случае такие люди могут образовать «как бы организованные группы», с общими интересами и целями, которые вытекают из владения значительным богатством, но едва ли способны связать их единой скоординированной деятельностью.
      Иначе, как полагают некоторые социологи, обстоит дело с другой разновидностью экономических групп, именуемых социальными классами. Во избежание путаницы следует учесть, что термин «классы» нередко используют как синоним понятия экономические страты
      Классы, по Марксу, — своеобразные социальные группы, специфика которых состоит в том, что они занимают как бы промежуточное положение между профессиональными группами, играющими различную роль в процессе общественного разделения труда, и экономическими стратами», отличающимися друг от друга по своему месту в системе отношений распределения1.
      Дело в том, что в основе классового деления людей лежат не просто имущественные отношения по поводу распределения предметного богатства вообще, а производственно-экономические отношения, возникающие в связи с распределением орудий и предметов общественно необходимого труда. Соответственно, классы возникают тогда, когда технологический процесс и разделение труда порождают особые производственные функции, условием осуществления которых является не только профессиональная компетентность, но и наличие частной собственности на средства производства2.
      Так, буржуазия возникает в ответ на потребность крупномасштабного товарного производства в собственнике «нового типа» — способном организовывать производственный процесс, непосредственно управлять им, осуществлять совмещенные функции «хозяина-прораба» (в отличие от феодала, который брал на себя контроль главным образом внешних условий сельскохозяйственного производства). Соответственно, возникновение пролетариата явилось ответом на потребность мануфактурного производства в людях, способных работать в городе по найму, условием чего было отсутствие у работника собственных средств производства.
      Итак, владение (или невладение) объектами собственности соединяется у классов с определенными функциями в организации общественной жизни людей. Так, феодалом является лишь тот владелец земли, собственность которого обусловлена особым набором функциональных обязанностей, как по отношению к зависящим от него крестьянам, так и по отношению к своему сеньору, на службе которого он состоит в качестве вассала. Собственность, оторванная от этих функций, не является феодальной, равно как не являются феодальными функции, оторванные от данного типа собственности.
      Точно так же капиталистом может считаться не всякий богатый индивид, а лишь человек, использующий свое богатство вполне определенным способом — участвующий личным трудом и (или) капиталом в организации общественного производства товаров на предприятиях, использующих наемную рабочую силу. Соответственно, представителем рабочего класса является не каждый «проклятьем заклейменный» бедняк, а лишь человек, продающий свою рабочую силу владельцу средств производства. Отличие подобного работника-токаря от другого работника-слесаря целиком укладывается в систему профессионального разделения труда, чего нельзя сказать об их совместном отличии от капиталиста, имеющем одновременно и профессиональный, и экономический характер3.
      Таким образом, место в системе распределения общественного богатства связано у представителей класса с особой ролью в процессе общественного воспроизводства, и наоборот — роль в этом процессе обусловлена наличием необходимых объектов собственности. Происходящее в истории разъединение двух необходимых признаков — отношения к собственности и полезной производственной роли — является верным свидетелем «болезни» класса, его приближающейся «кончины» — вместе с тем способом производства, который породил данное классовое деление. 
      Руководствуясь такой логикой, Маркс считал доказательством «загнивания» и ближайшего краха капитализма абсолютизированную им тенденцию к «паразитическому перерождению» буржуазии, «передоверяющей» свою роль в организации производства наемным управляющим, но сохраняющей при этом капиталистическую собственность, статус буржуа-рантье4.
      Важно подчеркнуть, что над «базисными» профессиональными и экономическими признаками класса, по убеждению Маркса, надстраивается множество производных признаков, характеризующих классы как «многоосновные» группы, различие которых не ограничивается областью разделения труда и распределения собственности, Так, из факта наличия или отсутствия собственности на средства производства и связанного с ними места в общественном разделении труда Маркс выводит фундаментальный для своей теории принцип тотального неравенства классов. Последнее проявляется:
   • в неравном социальном статусе классов, который связан со способами индивидуального  самовоспроизводства его представителей, определяющими «качество» их жизни, способность одних наслаждаться жизненными благами за счет эксплуатации других;
   • в неравенстве их властных статусов, неодинаковом влиянии на механизмы  общественного управления, которое  связано с неравенством прав и  обязанностей, господствующим или подчиненным положением в обществе;
   • в неодинаковой «соционормативной  культуре» классов, различии мироощущения и миропонимания его представителей, шаблонов и стереотипов жизненного поведения, порожденных особенностями  их «общественного бытия» и воздействующих на него в порядке обратной связи5.
      Давая оценку Марксовому пониманию классов, необходимо развести два аспекта проблемы: структурный, связанный с констатацией наличия классов в истории, и функционально-динамический, при котором они рассматриваются как основные и главные группы общества, заполняющие собой практически все пространство общественной жизни и определяющие своими столкновениями весь ход общественного развития.
       Как правило, у большинства современных теоретиков не вызывает сомнения факт существования классов в истории европейской цивилизации. Ни один серьезный ученый не отрицал и не отрицает существенных различий в образе жизни рабов и рабовладельцев, зависимых крестьян и лендлордов, которые следовали из разного положения в системе общественного разделения труда, их различного отношения к собственности на землю и прочие средства производства. Спор в данном случае может идти лишь о механизмах и формах классообразования — о том, в какой мере ролевые и статусные характеристики рабов являются закономерным порождением общественного разделения труда; о том, является ли власть, принадлежащая правящим классам докапиталистических обществ, следствием их собственности на предметные средства труда или, напротив, приобретенное ими богатство есть результат их привилегированного статуса в системе отношений властвования; о том, в какой мере классовое деление на объективные статусно-ролевые группы совпадает с делением общества на сословия или группы людей с юридически регламентированным перечнем прав и обязанностей и т.д.
   Некоторые сложности вызывает вопрос о существовании  классовых структур за пределами  Европы, в обществах, основанных на так называемом «азиатском способе  производства», или политарных обществах, в которых практически отсутствует  институт парцеллярной частной собственности на решающее средство производства — землю. Большинство ученых полагают, что проблема теряет свою остроту, если предположить существование групповых форм частной собственности, а «частность» последней связать не с арифметическим числом владельцев, а со способом ее использования в обществе, в котором существует рабочая сила, в той или иной мере отчужденная от необходимых средств производства. Оспаривать существование групповой частной собственности могут лишь те специалисты, которые полагают, что частный собственник, использующий — добровольно или принудительно — чужую рабочую силу, перестает быть таковым, если находит себе компаньона, совладельца средств труда.
         Сомнения в существовании классовой дифференциации как правило, не распространяются на индустриальный капитализм (который некоторые ученые считают единственной в истории человечества «общественно-экономической формацией» и где существуют и доминируют такие экономические группы, как классы)6.
      Подавляющее большинство социально-философских и социологических авторитетов солидарно с мнением Э. Дюркгейма, полагавшего, что не только классовые различия, но и классовые противоречия в этом обществе — реальный социологический факт, «правомерный и необходимый», вызванный тем, что «предприниматели и рабочие по отношению друг к другу находятся в том же положении, что и самостоятельные, но не равные по силе государства7». История XIX и XX веков показывает, что каждое из этих «государств» имело свои собственные интересы, не только не забывая их, но и впадая сплошь и рядом в выраженный классовый эгоизм, стремясь охватить как можно большую часть совместно произведенного «пирога» национальной экономики.
      Но сохраняются ли классы в современной нам истории постиндустриальных обществ с их тенденцией к социокультурной интеграции различных общественных групп (когда рабочие и предприниматели живут в домах разной стоимости, но сопоставимого комфорта, ездят в автомобилях сопоставимого класса, болеют за одну и туже бейсбольную команду, читают одни и те же газеты, смотрят одни и те же телепередачи и т.д. и т.п.).
      Отвечая  на этот вопрос,  многие исследователи  полагают,  что общества, основанные на информационных технологиях, свободны не только от классовых антагонизмов, но и от самого наличия «классов» в Марксовом понимании этого термина. Подобные идеи развивают, в частности, сторонники так называемой «теории депролетаризации», убежденные в том, что бинарное деление общества на «капиталистов и пролетариев» давно преодолено западной цивилизацией.
      Сам Маркс и многие его последователи выводили социально-экономический, классовый статус людей главным образом и прежде всего из их отношения к средствам материального производства. В силу этой причины марксистская традиция в социологии, как правило, выводила лиц, не занятых непосредственно в материальном производстве, за пределы классового членения общества, рассматривая, к примеру, лиц духовного труда, «интеллигенцию», занятую производством духовных значений, в качестве некоторой межклассовой «прослойки».
      Такой подход, конечно же, не был результатом простого недомыслия или только политического расчета, заставлявшего марксистов числить по разряду «рабочего класса» лишь тех людей, на лояльность которых в революционной борьбе с буржуазией они могли рассчитывать. Не следует забывать, что во времена Маркса производственно-экономические отношения частной собственности, существенно влиявшие на поведение людей, были ограничены главным образом средствами материального производства, которые в силу своей дефицитности и несомненной «коммерческой значимости» всегда были вожделенным объектом частнособственнического присвоения и использования.
      Ситуация в других видах производства была иной. Возьмем, к примеру, науку. Долгое время она была как бы «личным делом любознательных граждан», служивших Истине, а не Пользе, неспособных, во всяком случае, приносить многомиллионные доходы. Поэтому средства научного труда не становились «яблоком раздора» между людьми, да и не могли стать им физически в силу своей общедоступности. В результате классообразующие отношения собственности на средства труда не проникали «внутрь» научной деятельности, не могли существенно влиять на поведение людей, занятых ею.
      Такое положение изменилось лишь в XX веке, когда ученые, с одной стороны, оказались способны создавать дорогостоящую продукцию, имеющую высокую коммерческую ценность, а с другой стороны — стали нуждаться в столь же дорогостоящей технике, немедленно ставшей объектом производственно-экономических отношений. То же самое произошло в системе образования, здравоохранения, спорта, некоторых видах искусства и в других сферах деятельности, которые ранее были свободны от жесткого экономического прессинга. В результате возникла система социальной дифференциации, в которой экономический статус и функции киномагната Голливуда, владельца частного университета, больницы, исследовательской корпорации и хоккейной команды ничем не отличаются от статуса и функций «традиционных» капиталистов, производящих, к примеру, промышленное оборудование и реализующих его по всем законам рыночной экономики. Аналогичным образом социальный статус ученого, педагога, врача или профессионального спортсмена, продающих свою рабочую силу владельцам соответствующих средств труда, ничем не отличается от статуса промышленных рабочих.
      Таким образом, классы как производственно-экономические группы людей никуда не исчезают из современной истории. Сохраняется и «рабочий класс», который — взамен уходящего отряда промышленных рабочих — вбирает в себя работников духовного производства, образования, сферы услуг и пр., продающих свою рабочую силу капиталистам. Никого не удивляет тот факт, что спортсмены или педагоги создают свои профессиональные союзы, которые заключают трудовые договоры с работодателями и требуют их соблюдения.
      Более того, отношения классов, влияющие на распределение дефицитных жизненных средств, объем которых все еще отстает от потребности в них, сохраняют свою потенциальную конфликтности, которая проявляет себя всякий раз, когда нужно согласовать рационализацию производства с сохранением уровня занятости и заработной платы работников. Ни локауты, ни забастовки все еще не исчезли в современной истории, несмотря на небезуспешные попытки «гармонизировать» экономику с помощью доктрины «человеческих отношения», создающей «семейный дух», корпоративную этику на малых и больших предприятиях. Никого не удивляют ныне забастовки недовольных условиями найма профессоров, музыкантов и даже полицейских, продающих свою рабочую силу такому коллективному собственнику, как государство, и выступающих в качестве своеобразного «отряда» современного рабочего класса. Недаром западная социология еще несколько десятилетий назад пришла к необходимости существенно дополнить господствовавшую в ней структурно-функциональную доктрину, которая исходила из моделей сбалансированного «социального равновесия», различными версиями так называемой «конфликтологии», представители которой (Л. Козер, Р. Дарендорф и др.) акцентировали свое внимание на противоречиях между влиятельными социальными группами, способными нарушать это равновесие. 
 
 
 

1.2. Подходы к проблеме социальной дифференциации общества
         
          Все наше человечество существует и развивается в соответствии с законом социальной дифференциации, т. е. постепенным увеличением количества и качества различных социальных общностей: классов, сословий, каст, групп, профессий, специальностей, партий и т. д.
          Дифференциация - это деление общества на общности, фрагментация человеческой жизнедеятельности на множество относительно ограниченных культурных пространств, конкретных функций и социальных занятий. Другими словами, социальная дифференциация - это процесс появления функционально специализированных институтов и разделения труда.
          Еще в древние времена люди обнаружили, что разделение функций и труда повышает эффективность общества. Именно по этому абсолютно во всех обществах существует разделение статусов и ролей. Все члены общества распределяются внутри социальной структуры таким образом, что все различные статусы заполняются и выполняются все соответствующие им роли.
          В разные исторические промежутки времени существовали и разные критерии различия индивидов. Первоначально это были антропологические и демографические различия. Общество делилось по признакам пола, возраста, расы, этноса и т. д. Позже появились различия социального характера, т. е. деление общества на классы, касты, сословия, по принадлежности к той или иной профессии и т. д. Когда в различиях индивидов появились социальные черты, антропологические и демографические различия под их влиянием изменились, можно сказать, социализировались. Расы разделились на «высшие» и «низшие» по социально-политическим признакам, этносы - на «господствующие» и «подчиненные», полы - на «суверенный» и «зависимый», поколения - на социально противостоящих «отцов» и «детей».
          Современная социология выделяет четыре группы факторов, определяющих социальную дифференциацию людей:
     1. Антропологические - данные факторы подразумевают формирование рас, а в их границах - этносов, наций, национальностей, народов. Группы, на которые делится общество, объединяются по естественным признакам.
     2. Демографические - здесь подразумевается деление людей по полу и возрасту, что также происходит естественным образом, т. к. в природе есть два различных пола: мужской и женский. Также естественно и возрастное разделение на группы: младенцев, детей, подростков, молодежь, зрелое поколение, пожилых людей и стариков.
     3. Профессионально-технологические - происходит общественное разделение труда (работники умственного и физического труда), возникновение разнообразных профессий, специальностей и специализаций. По этим основаниям люди делятся не только естественным образом, но и при помощи силы, влияния, благосостояния и т. п.
     4. Социально-экономические - общество разделяется на касты, сословия, классы и т. п. Здесь имеют место также и естественные, и социальные различия. Основания, по которым общество делится на группы, определяются богатством, доходом, социальным статусом каждого отдельного индивида. Все общество представляет собой как бы некую пирамиду, разделенную по горизонтали на части. Верхушка - это элита, как правило, самый малочисленный слой населения. Низ пирамиды - это люди (сословия, касты, классы и т. п.), живущие в нищете, за чертой бедности. Ну а середина - это, соответственно, средний класс населения8.
          Хотя социальная дифференциация и осуществляется по этим четырем доминирующим факторам, существуют еще множество различных оснований для ее осуществления. Так, социальная дифференциация может осуществляться по различиям между людьми, обусловленным их физиологическими и психическими особенностями. Например, можно разделить людей на группы по их росту, характеру, темпераменту, цвету волос, по их талантливости, одаренности и другим признакам, которые можно перечислять до бесконечности.
          Все эти статусы, образующие социальную структуру, различаются, но они не обязательно занимают определенное место по отношению друг к другу. Например, статусы брюнетки и блондинки дифференцированы, но ни один из них не считается выше другого - они просто разные.
          Исходя из всего вышесказанного, можно понять, что социальная дифференциация как бы представляет социальный материал, который может стать, а может и не стать основой социальной градации. Таким образом, в социальной стратификации обнаруживается социальная дифференциация.
          Социальная стратификация - это иерархически организованная структура социального неравенства, которая существует в определенном обществе в определенный исторический отрезок времени9.
          В любом обществе всегда есть внутренние передвижения, называемые социальной мобильностью. Человек или целые группы людей перемещаются из одной страты (ячейки) в другую.
 
1.3.Основные  показатели дифференциации  доходов населения 

          Национальное богатство является  той средой, где создаются необходимые  условия для благополучной в материальном отношении жизни людей, где формируется и поддерживается уровень жизни населения (благосостояние). Под уровнем жизни населения в статистике понимается обеспеченность населения теми благами и услугами, которые необходимы и достаточны для удовлетворения как жизненно важных материальных потребностей людей (питание, одежда, жилище, предметы культуры и быта), так и социально-культурных (труд, занятость, досуг, здоровье, образование, природная среда обитания и т.д.).
          В денежном выражении вся данная совокупность благ и услуг, фактически потребляемых в течение данного времени в домохозяйстве, представляет собой стоимость жизни.
          В статистике выделяют следующие  виды уровня жизни:
    достаток (пользование благами и услугами, которые обеспечивают всестороннее развитие человека);
    нормальный уровень (потребление благ и услуг по научно обоснованным нормам, которые достаточны для полноценного восстановления физических и интеллектуальных сил человека);
    бедность (потребление благ и услуг на уровне возможности сохранения работоспособности человека);
    нищета (минимальное потребление благ и услуг на уровне биологического выживания человека).
          Чтобы получить всю совокупность  характеристик по уровню жизни,  исследуются все статистические совокупности:
    население в целом;
    отдельные социальные и профессиональные группы;
    домохозяйства с различным доходом.
           В мировой практике накоплен  определенный опыт по комплексному  исследованию дифференциации населения  по основным социально-экономическим показателям, из которых можно выделить следующие:
    показатели прожиточного минимума;
    показатели денежных доходов (в среднем на душу населения в месяц);
    средний размер пенсий;
    показатели расходов и потребления населения;
    показатели покупательной способности населения;
    достигнутый уровень образования;
    показатели расходов в социальной сфере;
    продолжительность жизни и уровень рождаемости и т.д.
          Рассмотрим некоторые наиболее важные из них.
          Одним из важнейших обобщающих показателей уровня жизни являются доходы населения. Статистика исследует количественные характеристики формирования общего объема доходов населения, структуру этих доходов, распределение между отдельными группами населения. В соответствии с методикой СНС расчета баланса денежных доходов и расходов населения исчисляются номинальные денежные доходы и располагаемые доходы домашних хозяйств.
          Номинальные денежные доходы рассчитываются в ценах текущего периода. Они не определяют количества материальных благ и услуг, доступных населению при сложившемся уровне доходов. К ним относятся:
    оплата труда всех категорий населения;
    доходы лиц, занятых предпринимательской деятельностью;
    поступления от продажи сельскохозяйственных продуктов;
    пенсии, пособия, стипендии и другие социальные трансферты;
    страховые возмещения, кредиты и ссуды;
    доходы от собственности в виде процентов по вкладам, ценным бумагам, дивидендов;
    доходы населения от продажи иностранной валюты;
    сальдо (деньги, полученные по переводам) и пр.
          В отличие от номинальных расходов располагаемые доходы домашних хозяйств являются суммой текущих доходов, используемых домашними хозяйствами для финансирования конечного потребления товаров и услуг. Это показатель объема экономических ресурсов, поступающих в распоряжение населения для удовлетворения потребностей граждан (максимальная сумма, которая может быть израсходована населением на потребление при условии, что за данный период население не привлекает накопленные финансовые и нефинансовые активы, не увеличивает обязательств по финансовой части).
          Располагаемый денежный доход W определяется путем вычета из номинальных денежных доходов НДД обязательных платежей и взносов ОПВ:

          При наличии инфляции рост денежных доходов не всегда может свидетельствовать об улучшении уровня жизни населения, поскольку фактор изменения цен влияет на покупательную способность денег. С помощью корректировки на индекс потребительских цен располагаемые денежные доходы за исследуемый период рассчитываются в реальном выражении.
         Показатель реального денежного дохода населения G рассчитывается путем деления располагаемого денежного дохода W на индекс потребительских цен Ip :

          Для измерения объема, уровня  и структуры доходов населения  используются и такие показатели, как личные располагаемые доходы (ЛДР), среднедушевые денежные доходы населения, покупательная способность денежных доходов.
          Личные располагаемые доходы - это общая сумма денежных доходов, которую их владельцы   направляют на потребление и сбережение.
          Среднедушевые денежные доходы исчисляются как отношение общей суммы денежных доходов населения за год (или текущий период) к среднегодовой численности наличного населения.
При исследовании уровня жизни важна оценка и потенциальных  возможностей населения пользоваться ресурсами для приобретения и потребления соответствующих благ и ресурсов. Для этого используется показатель покупательной способности (рассчитывается как для всего населения, так и для отдельных групп). Данный показатель характеризуется: а) заранее определенным количеством товаров и услуг, которые можно было бы приобрести на сумму среднедушевого денежного дохода; б) как товарный эквивалент в виде отдельных товаров или услуг.
          Уровень покупательной способности ПС исчисляется как отношение среднедушевого денежного дохода населения в целом (либо отдельной группы) Д к средней цене покупки или услуги Р:

          Уровень жизни характеризуется  и показателями дифференциации материальной обеспеченности населения (дифференциации населения по уровню дохода), среди которых можно выделить:
    распределение населения по уровню среднедушевых денежных доходов;
    коэффициент дифференциации доходов;
    индекс концентрации доходов (коэффициент Джини);
    коэффициент бедности.
          Важнейшим методом исследования  дифференциации доходов населения  является распределение населения по уровню среднедушевых денежных доходов на основе построения вариационных рядов. Эмпирические данные выборочного обследования бюджетов домашних хозяйств ранжируются и группируются в определенных интервалах по величине дохода. Для статистических характеристик здесь используются: среднее значение душевого дохода; модальный доход (чаще всего встречающийся уровень дохода населения); медианный доход (показатель дохода, расположенный в середине ранжированного ряда распределения).
          Модальный и медианный доходы - это важные структурные показатели, которые характеризуют отклонение среднедушевого дохода от среднего значения для каждой группы.         Как правило, результаты исследований свидетельствуют, что одна половина населения имеет доход ниже среднего, а вторая половина - выше среднего.
          Широко распространен в статистических  исследованиях по неравенству  в распределении доходов децильный коэффициент дифференциации доходов, который исчисляется как отношение минимального дохода у 10% наиболее обеспеченных граждан к максимальному доходу 10% наименее обеспеченных граждан. Коэффициент дифференциации доходов Кдх рассчитывается путем сопоставления девятого (Д9 ) и первого (Д1 ) децилей:

           Функционально очень близким  к децильному коэффициенту дифференции  доходов является коэффициент фондов Кф , с помощью которого измеряют различие между суммарными (средними) значениями доходов 10% наиболее обеспеченной (Ч10 ) и 10% наименее обеспеченной (Ч1 ) части населения.

          Индекс концентрации доходов (коэффициент Джини) КДж служит для измерения отличия фактического распределения доходов по численно равным группам населения от их равномерного распределения (степень неравенства в распределении доходов населения). Данный индекс исчисляется по формуле
где Li , Li-1 - доля населения в интервале; Si , Si-1 - доля суммарного дохода (на начало и конец i-го интервала).
          Индекс концентрации доходов  измеряется в пределах от 0 (совершенное равенство) до 1 (совершенное неравенство), т.е. чем ближе индекс к 1, тем выше поляризация доходов в обществе.
          Для лучшей оценки сложившейся ситуации посмотрим эти показатели:
а) в  сравнении с тем, что в России (см. прил. 1);
б) в  сравнении с другими странами (см. прил. 2).
          Оба графика показывают, от чего мы ушли и куда пришли. В сравнении с тем, что было в дореформенный период, дифференциация текущих доходов выросла в 2-3 раза; а сопоставление с данными по различным странам свидетельствует о том, что Россия тесно примыкает к группе развивающихся государств типа Бразилии, Мексике, Зимбабве.
          Но текущие доходы населения - это еще не все. Это - лишь первый слой поляризации. Целесообразно посмотреть также сбережения (накопления). Наши исследователи показывают, что здесь разрывы значительнее: 52% наименее обеспеченных семей владеют лишь 1 % сбережений во всех видах (наличные рубли и валюта, банковские вклады, акции и т.д.); в то же время 2%, представляющих наиболее богатую группу, распоряжаются 53 % фонда накоплений10.
          Ведь основная часть населения по крайней мере дважды за десятилетие потеряла все свои накопления, в то время как богатая группа семей пополнила свои ресурсы в результате финансовых катаклизмов. Денежные средства отнюдь не испарились, а «перетекали» от одних групп населения к другим, и на этот счет имелись достаточно отработанные технологии.
          Для статистических характеристик уровня жизни важно установление границ дохода, обеспечивающих минимально допустимый уровень, т.е. определение прожиточного минимума (стоимостная оценка минимального набора продовольственных и непродовольственных товаров, а также обязательные платежи и сборы). Прожиточный минимум позволяет установить границы бедности.
          Коэффициент бедности - относительный показатель, который рассчитывается как процентное отношение численности граждан, чьи доходы ниже прожиточного минимума, к общей численности населения страны. В настоящее время (с 1990 г.) в мире установлен порог бедности, равный 1 доллару США в день.
           
 
 
 
 
 

ГЛАВА 2. ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ ДОХОДОВ НАСЕЛЕНИЯ 

            Среди главных социально-экономических процессов, определяющих как ситуацию в области доходов населения, так и общий социальный климат, на фоне которого проходят российские реформы, особое место занимает проблема социальной и доходной дифференциации общества.
            Высокий уровень  дифференциации доходов  принципиально присущ  странам с рыночной  экономикой, в особенности  на начальном этапе  развития, и связан с ограничениями в занятости, инфляцией, сдвигами в структуре производства11.
            Процесс нарастания  экономического неравенства,  обеднения значительной  части населения,  с одной стороны,  и формирования  немногочисленного  слоя богатых, - с  другой, начался еще в период перестройки и усилился при переходе в 1993 г. к масштабной приватизации государственной собственности. Эта тенденция практически не изменилась и в последующие несколько лет12. 

      2.1. Дифференциация доходов населения на фоне финансовой стабилизации 

            В первую очередь феномен дифференциации связан с институциированием частнопредпринимательского сектора. В той или иной мере процессы дифференциации наблюдаются во всех трансформационных экономиках, и Россия в этом отношении не стала исключением из правила. Однако следует признать, что в России степень доходного неравенства не имеет аналогов среди восточноевропейских стран, осуществляющих экономические реформы. Несмотря на некоторые указания, что подобные же процессы имеют место в целом ряде латиноамериканских государств, заключения по этому поводу пока умозрительны, поскольку нет уверенности, что подобные оценки основываются на сопоставимой методологии. И главное, вряд ли обнаружение подобных аналогов может служить оправданием высокой дифференциации доходов, если Россия ставит своей целью избежать латиноамериканского типа экономического развития.
             Как известно, в последние годы шел интенсивный процесс перераспределения общего объема денежных доходов в пользу высокодоходных групп на фоне сокращения доли доходов беднейших групп населения (см. прил. 3).
             Следует отметить, что с середины 1995 года рост дифференциации населения по уровню доходов приостановился. Несмотря на то, что соотношения, характеризующие степень доходного неравенства, сами по себе продолжают оставаться довольно высокими, обращает на себя внимание тот факт, что в отличие от предыдущих лет, когда их внутригодовые флюктуации были весьма существенны, во второй половине 1995 года они практически стабилизировались. С мая 1995 г. до настоящего времени коэффициент Джини, отражающий степень неравномерности распределения доходов по квинтильным (двадцатипроцентным) группам, остается практически неизменным - 0,381, что заметно ниже уровня 1994 года, когда он достигал максимального значения - 0,409. Децильное соотношение доходов (10% наиболее и наименее обеспеченного населения) в этот период также колеблется в весьма незначительных пределах - от 13,6 до 13,1, тогда как в 1994 году оно составляло 15,1 раз13 .
              Каковы причины, столь существенно повлиявшие на ситуацию в сфере распределения доходов населения? На данный вопрос экономисты отвечают по-разному. К примеру, кандидат наук и специалист по экономической кибернетике Т. М. Малева приводит четыре причины, оказавшие влияние на распределение доходов населения: «Во-первых, интенсивный рост частнопредпринимательского сектора в "чистом виде", то есть, исключая формальные процессы приватизации, характерный для 1993-94 г.г., вполне естественно имеет свои пределы и с 1995 года замедлился. Во-вторых, по-видимому, сказалось введение особой парадигмы регулирования валютного курса, коей стал "валютный коридор". В результате этого некоторая часть крупного и среднего бизнеса, в том числе банковского  сектора, была вынуждена переориентироваться с валютных на рублевые операции, что в целом отрицательно сказалось на общем уровне рентабельности финансовых операций и, соответственно, на величине предпринимательского дохода. В-третьих, темпы роста заработной платы в начале 1995 года превышали темпы роста общих денежных доходов, а во второй половине года они практически уравнялись. Поскольку заработная плата является главным источником доходов для низко- и среднеобеспеченных групп, сокращение существовавшего разрыва лежит на стороне факторов в пользу сглаживания дифференциации доходов в обществе. В-четвертых, безусловно, сыграли свою роль и неоднократные индексации минимальной заработной платы и пенсии. Поскольку обе эти меры в первую очередь касаются именно низкодоходных групп населения, они повысили долю их доходовв общем объеме денежных доходов населения»14.
             Однако все же ни один из  вышеперечисленных факторов нельзя  признать главной причиной стабилизации  процессов социального расслоения  общества. И индекс Джини, и  децильный коэффициент отражают соотношение номинальных доходов по группам населения на определенный момент времени, следовательно, ни тот, ни другой показатель не могут прямо оценить степень влияния инфляционных процессов на распределение реальных доходов. При высоких темпах инфляционное бремя распределяется весьма неравномерно, в первую очередь инфляционное удорожание касается товаров и услуг, удовлетворяющих первичные жизненные потребности населения и формирующих основу потребления малообеспеченных его групп. И соответственно наоборот, снижение темпов инфляции смягчает давление инфляционного налога и сглаживает диспропорции между различными группами населения.
      Самая массовидная социальная группа, изменения в доходах которой действительно могли бы изменить соотношение в распределении доходов среди населения, - это пенсионеры. Сегодня численность лиц пенсионного возраста составляет около четверти всего населения страны. Посмотрим, насколько гипотеза о сглаживании диспропорций в распределении доходов применительна по отношению к этой группе населения.
     Социально-экономические  трансформации в России вызвали  стремительное снижение реальных доходов  и уровня жизни всех групп населения. В особой степени пострадали пенсионеры, т.к. они полностью зависят от государства.
     Тем временем, повышенный рост смертности населения в трудоспособном возрасте, сказался на изменении возрастной структуры  населения: возросла доля пенсионеров  и средний возраст населения. Численность возрастной группы старше 60 лет за последние 40 лет удвоилась и продолжает расти в настоящее время в отличие от численности других возрастных групп. Как следствие, вопросы социальной защиты пожилого населения приобрели первостепенную важность. По мнению Н.М. Римашевской и О.А. Кислициной, изучение уровня жизни пенсионеров может способствовать улучшению социальной политики в отношении группы предпенсионного возраста15.
В России пожилые люди старше 60 лет - самая  быстро растущая группа населения. В настоящее время они составляют 12,5% от общей численности россиян (мировой показатель - 7%)16. Ожидается, что к 2015 г. она достигнет 20%. К этому времени каждый третий из числа пожилых будет относиться к группе самых старых (75 лет и более)17.
      На  протяжении ряда лет ВЦИОМ (с 2004 г. Левада-Центр) проводит мониторинг качества жизни россиян по всероссийской выборке и публикует динамику важнейших показателей качества жизни пенсионеров.
      Данный  анализ показывает положительную динамику удовлетворенности жизнью: если в 2000 и 2001 гг. жизнь устраивала ("вполне" и "по большей части") примерно десятую часть респондентов (10,1%), то к 2003 г. число таких респондентов увеличилось до 16%. Правда, в 2004 и 2005 гг. наблюдается некоторое понижение наметившейся тенденции до 14% и 13% соответственно(см. прил. 2). Этот факт можно объяснить негативным восприятием пенсионерами монетизации льгот. Вместе с тем о положительной динамике удовлетворенности жизнью свидетельствует сокращение числа респондентов, которых жизнь "совершенно не устраивает": в 2000 г. их было 32,6%, в 2005 г. - почти в два раза меньше - 17-18%(см. прил. 4). Некоторое улучшение связано с неоднократным, хотя и незначительным, повышением пенсий. Возымела действие более регулярная выплата пенсий и пособий; пожилые люди почувствовали некоторое внимание к себе.
                К 2005 г. социально-политическая ситуация в стране несколько стабилизировалась, неоднократно повышались пенсии, упорядочивалась выплата заработной платы, что положительно отразилось на материальном положении семей пенсионеров. Таким образом, были частично нивелированы два первых фактора, оказывающих негативное влияние на настроение людей, в том числе и пожилых. 

2.2. Изменение денежных  доходов населения.
        
             Рынок труда представляет собой некое соотношение спроса на рабочую силу и ее предложения. Практически каждый из нас участвует в создании материальных ценностей, передавая накопленное из поколения в поколение, в чем и проявляется экономическая связь между ними. Трудовые ресурсы являются одной из основных частей капитала любой страны, так как именно они во многом определяют уровень ее развития. От их квалификации и трудолюбия, физических и умственных возможностей зависит благосостояние всего общества.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.