Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Вненаучные формы познания

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 28.08.2012. Сдан: 2012. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание
Введение…………………………………………………………………………...3
    Характеристика вненаучного познания……………………………………..4
    Вненаучные формы познания………………………………………………..7
    Социокультурные формы вненаучного познания………………………....13
      Обыденное познание………………………………………………………….13
      Философское познание……………………………………………………….19
      Художественное познание………………………………………………….21
      Религиозное познание…………………………………………………………23
Заключение………………………………………………………………………26
Список использованной литературы…………………………………………...27 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение
     Познание  как форма духовной деятельности существует в обществе с момента  его возникновения. Познание не ограничено сферой науки, знание в той или иной своей форме существует и за пределами науки. Появление научного знания не упразднило и не сделало бесполезными другие формы знания. Каждой форме общественного сознания: науке, философии, мифологии, политике, религии и т. д. соответствуют специфические формы знания. Различают также формы знания, имеющие понятийную, символическую или художественно-образную основу. В отличие от всех многообразных форм знания научное познание - это процесс получения объективного, истинного знания, направленного на отражение закономерностей действительности. Научное познание имеет троякую задачу и связано с описанием, объяснением и предсказанием процессов и явлений действительности.
     Когда разграничивают научное, основанное на рациональности, и вненаучное знание, то важно понять, что последнее  не является чьей-то выдумкой или фикцией. Оно производится в определенных интеллектуальных сообществах, в соответствии с другими нормами, эталонами, имеет собственные источники и понятийные средства. В истории культуры многообразные формы знания, отличающиеся от классического научного образца и стандарта, отнесены к ведомству вненаучного знания.
     Целью данной работы является рассмотрение вненаучного познания. Из поставленной цели следуют задачи:    
- рассмотреть особенности вненаучного познания его типов;    
- изучить вненаучные формы познаний и их развитие;    
- рассмотреть социокультурные формы вненаучного познания.    
Обьектом  исследований послужили знания, а  предметом – многообразие форм вненаучных познаний. 
 

    Характеристика  вненаучного познания
     Появление научного знания не отменило и не упразднило, не сделало бесполезными другие формы  знания. Отделение науки от ненауки - так и не увенчалась успехом  до сих пор. Существовало убеждение, что научные знания должны со временем вытеснить из общественного сознания ненаучные представления как пустые или вредные предрассудки, однако в XX в. возникло и постепенно утвердилось ясное понимание того, что вненаучное познание не только неискоренимо, но, более того, оно совершенно необходимо как предпосылка научного познания.
     Одним из первых это осознал Э. Гуссерль. Он говорил о кризисе европейского человечества, науки и философии, который возник из-за пренебрежения учеными «жизненным миром», данным в непосредственном опыте до и вненаучного познания. Но именно «жизненный мир» для ученого есть «почва, поле его деятельности, в котором только и имеют смысл его проблемы и способы мышления».
     На  третьем этапе эволюции философии  науки представители Венского кружка пытались четко отделить научные  знания как достоверные от ненаучных  знаний как недостоверных посредством  принципа верификации, но их попытка  потерпела неудачу. В противовес им К. Поппер предложил решить проблему демаркации, т. е. разграничения научных и ненаучных знаний, на основе принципа фальсификации. При этом суждение о знаниях как о научных или ненаучных не должно означать, что они истинные или ложные.
     В нынешней, постпозитивистской философии науки получило признание положение о невозможности строгого разграничения научного и ненаучного познания. Один из наиболее радикальных представителей современной философии науки П. Фейерабенд утверждает, что науку как идеологию научной элиты нужно лишить доминирующего положения в обществе и уравнять ее с религией, мифом, магией.
     Уже давно вненаучное знание не рассматривают  только как заблуждение. И раз  существуют многообразные формы  вненаучного знания, следовательно, они отвечают какой-то изначально имеющейся  в них потребности. Можно сказать, что вывод, который разделяется  современно мыслящими учеными, понимающими  всю ограниченность рационализма, сводится к следующему. Нельзя запрещать развитие вненаучных форм знания, как нельзя и культивировать сугубо и исключительно  псевдонауку, нецелесообразно также  отказывать в кредите доверия  вызревшим в их недрах интересным идеям, какими бы сомнительными первоначально  они ни казались. Даже если неожиданные  аналогии, тайны и истории окажутся всего лишь "инофондом" идей, в  нем очень остро нуждается  как интеллектуальная элита, так  и многочисленная армия ученых.
     Достаточно  часто звучит заявление, что традиционная наука, сделав ставку на рационализм, завела человечество в тупик, выход из которого может подсказать вненаучное знание. К вненаучным же дисциплинам относят  те, практика которых основывается на иррациональной деятельности на мифах, религиозных и мистических обрядах  и ритуалах. Интерес представляет позиция современных философов  науки, и в частности П. Фейерабенда, который уверен, что элементы нерационального  имеют право на существование  внутри самой науки.
     Развитие  подобной позиции можно связать  и с именем Дж. Холтона, который  пришел к выводу, что в конце XX столетия в Европе возникло и стало  шириться движение, провозгласившее  банкротство науки.
     Мнение  о том, что именно научные знания обладают большей информационной емкостью, также оспаривается сторонниками подобной точки зрения. Наука может "знать  меньше" по сравнению с многообразием  вненаучного знания, так как все, что она знает, должно выдержать  жесткую проверку на достоверность  фактов, гипотез и объяснений. Не выдерживающее эту проверку знание отбрасывается, и даже потенциально истинная информация может оказаться за пределами науки.
     Иногда  вненаучное знание именует себя как  Его Величество Иной способ истинного  познания. Также можно отметить, что интерес к многообразию форм вненаучного знания в последние  годы повсеместно и значительно  возрос. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     2. Вненаучные формы  познания
     В современной теорико-методологической литературе (Т.Г. Лешкевич, Л.А. Мирская  и др.) определяют следующие формы  вненаучного познания:
     1) ненаучное, понимаемое как разрозненное  несистематическое знание, которое  не формализуется и не описывается  законами, находится в противоречии  с существующей научной картиной  мира;
     2) паранаучное - несовместимое с  имеющимся гносеологическим стандартом. Широкий класс паранаучного (пара- от греч. - около, при) знания  включает в себя учения или  размышления о феноменах, объяснение  которых не является убедительным  с точки зрения критериев научности;
     3) лженаучное - сознательно эксплуатирующее  домыслы и предрассудки. Лженаука - это ошибочное знание, часто  представляет науку как дело  аутсайдеров. Иногда лженаучное  связывают с патологической деятельностью  психики творца, которого в обиходе  величают "маньяком", "сумасшедшим". В качестве симптомов лженауки  выделяют малограмотный пафос,  принципиальную нетерпимость к  опровергающим доводам, а также  претенциозность. Лженаучные знания  очень чувствительны к злобе  дня, сенсации. Их особенностью  является то, что они не могут  быть объединены парадигмой, не  могут обладать систематичностью, универсальностью. Они пятнами и  вкраплениями сосуществуют с  научными знаниями. Считается, что  лженаучное обнаруживает себя  и развивается через квазинаучное;
     4) квазинаучное знание ищет себе  сторонников и приверженцев, опираясь  на методы насилия и принуждения.  Оно, как правило, расцветает  в условиях жестко иерархизированной  науки, где невозможна критика  власть предержащих, где жестко  проявлен идеологический режим.  В истории нашей страны периоды  "триумфа квазинауки" хорошо  известны: лысенковщина, фиксизм как  квазинаука в советской геологии 50-х гг., шельмование генетики, кибернетики  и т.п.;
     5) антинаучное - утопичное и сознательно  искажающее представление о действительности. Приставка "анти" обращает внимание  на то, что предмет и способы исследования противоположны науке. Это как бы подход с "противоположным знаком". С ним связывают извечную потребность в обнаружении общего легкодоступного "лекарства от всех болезней". Особый интерес и тяга к антинауке возникают в периоды социальной нестабильности. Но хотя данный феномен достаточно опасен, принципиальное избавление от антинауки невозможно;
     6) псевдонаучное знание представляет  собой интеллектуальную активность, спекулирующую на совокупности  популярных теорий, например, истории  о древних астронавтах, о снежном  человеке, о чудовище из озера  Лох-Несс.
     7) Обыденно-практическое знание дает  элементарные сведения о природе  и окружающей действительности. Его основой был опыт повседневной  жизни, имеющий, однако, разрозненный, несистематический характер, представляющий  собой простой набор сведений. Люди, как правило, располагают  большим объемом обыденного знания, которое производится повседневно  в условиях элементарных жизненных  отношений и является исходным  пластом всякого познания. Иногда  аксиомы здравомыслия противоречат  научным положениям, препятствуют  развитию науки, вживаются в  человеческое сознание так крепко, что становятся предрассудками  и сдерживающими прогресс преградами. Иногда, напротив, наука длинным  и трудным путем доказательств  и опровержений приходит к  формулировке тех положений, которые  давно утвердили себя в среде  обыденного знания. Последнее включает  в себя и здравый смысл, и  приметы, и назидания, и рецепты,  и личный опыт, и традиции. Обыденное  знание, хотя и фиксирует истину, но делает это несистематично  и бездоказательно. Его особенностью  является то, что оно используется  человеком практически неосознанно  и в своем применении не  требует каких бы то ни было  предварительных систем доказательств.  Иногда знание повседневного  опыта даже перескакивает ступень  артикуляции, а просто молчаливо  руководит действиями субъекта. Другая его особенность - принципиально  бесписьменный характер. Те пословицы и поговорки, которыми располагает фольклор каждой этнической общности, лишь фиксируют его факт, но никак не прописывают теорию обыденного знания. Заметим, что ученый, используя узкоспециализированный арсенал научных понятий и теорий для данной конкретной сферы действительности, всегда внедрен также и в сферу неспециализированного повседневного опыта, имеющего общечеловеческий характер. Ибо ученый, оставаясь ученым, не перестает быть просто человеком. Иногда обыденное знание определяют посредством указания на общие представления здравого смысла или неспециализированный повседневный опыт, которые обеспечивает предварительное ориентировочное восприятие и понимание мира. В данном случае последующей дефиниции подвергается понятие здравого смысла.
     8)  Игровое познание строится на  основе условно принимаемых правил  и целей. Оно дает возможность  возвыситься над повседневным  бытием, не заботиться о практической  выгоде и вести себя в соответствии  со свободно принятыми игровыми  нормами. В игровом познании  возможны сокрытие истины, обман  партнера. Оно носит обучающе-развивающий  характер, выявляет качества и  возможности человека, позволяет  раздвинуть психологические границы  общения.
     9) Личностное и коллективное знание.Личностное  ставится в зависимость от  способностей того или иного  субъекта и от особенностей  его интеллектуальной познавательной  деятельности. Коллективное знание  общезначимо, или надличностно, и  предполагает наличие необходимой  и общей для всех системы  понятий, способов, приемов и правил  его построения. Личностное знание, в котором человек проявляет  свою индивидуальность и творческие  способности, признается необходимой  и реально существующей компонентой  знания. Оно подчеркивает тот  очевидный факт, что науку делают  люди и что искусству или  познавательной деятельности нельзя  научиться по учебнику, оно достигается  лишь в общении с мастером.
     10) Народная наука в настоящее  время стала делом отдельных  групп или отдельных субъектов:  знахарей, целителей, экстрасенсов, а ранее являлась привилегией  шаманов, жрецов, старейшин рода. При своем возникновении народная  наука обнаруживала себя как  феномен коллективного сознания. В эпоху доминирования классической  науки она потеряла статус  интерсубъективности и прочно  расположилась на периферии, вдали  от центра официальных экспериментальных  и теоретических изысканий. Как  правило, народная наука существует  и транслируется от наставника  к ученику в бесписьменной  форме. Иногда можно выделить  ее конденсат в виде заветов,  примет, наставлений, ритуалов и  пр. И, несмотря на то, что в  народной науке видят ее огромную  и тонкую, по сравнению со скорым  рационалистическим взглядом, проницательность, ее часто обвиняют в необоснованных  притязаниях на обладание истиной.  В картине мира, предлагаемой  народной наукой, большое значение  имеет круговорот могущественных  стихий бытия. Природа выступает  как "дом человека", а последний  в свою очередь - как органичная  его частичка, через которую постоянно  проходят силовые линии мирового  круговорота. Считается, что народные  науки обращены, с одной стороны,  к самым элементарным, а с другой - к самым жизненно важным сферам  человеческой деятельности, как-то: здоровье, земледелие, скотоводство, строительство.  Символическое в них выражено  минимально.
     11) Паранормальное знание включает  в себя учения о тайных природных  и психических силах и отношениях, скрывающихся за обычными явлениями.  Самыми яркими представителями  этого типа знания считаются  мистика и спиритизм.
     Для описания способов получения информации, выходящей за рамки науки, кроме  термина "паранормальность" используется термин "внечувственное восприятие" (или "парачувствительность", "пси-феномены"). Он предполагает возможность получать информацию или оказывать влияние, не прибегая к непосредственным физическим способам. Наука пока еще не может объяснить задействованные в данном случае механизмы, как не может и игнорировать подобные феномены. Различают экстрасенсорное восприятие (ЭСВ) и психокинез. ЭСВ разделяется на телепатию и ясновидение. Телепатия предполагает обмен информацией между двумя и более особями паранормальными способами. Ясновидение означает способность получать информацию по некоторому неодушевленному предмету (ткань, кошелек, фотография и т.п.). Психокинез - это способность воздействовать на внешние системы, находящиеся вне сферы нашей моторной деятельности, перемещать предметы нефизическим способом.
     В настоящее время исследование паранормального  ставится на конвейер науки, которая  после серий различных экспериментов  делает свои выводы.
     12) Девиантное и анормальное знания. Термин "девиантное" означает  отклоняющуюся от принятых и  устоявшихся стандартов познавательную  деятельность. Причем сравнение  происходит не с ориентацией  на эталон и образец, а в  сопоставлении с нормами, разделяемыми  большинством членов научного  сообщества. Отличительной особенностью  девиантного знания является  то, что им занимаются, как правило,  люди, имеющие научную подготовку, но по тем или иным причинам  выбирающие весьма расходящиеся  с общепринятыми представлениями  методы и объекты исследования. Представители девиантного знания  работают, как правило, в одиночестве  либо небольшими группами. Результаты  их деятельности, равно как и  само направление, обладают довольно-таки  кратковременным периодом существования.
     Иногда  встречающийся термин "анормальное  знание" не означает ничего иного, кроме  того, что способ получения знания либо само знание не соответствуют  тем нормам, которые считаются  общепринятыми в науке на данном историческом этапе. Весьма интересно  подразделение анормального знания на три типа: а) первый тип возникает  в результате расхождения регулятивов здравого смысла с установленными наукой нормами. Этот тип достаточно распространен и внедрен в реальную жизнедеятельность людей. Он не отталкивает своей аномальностью, а привлекает к себе внимание в ситуации, когда действующий индивид, имея специальное образование или специальные научные знания, фиксирует проблему расхождения норм обыденного мироотношения и научного (например, в воспитании, в ситуациях общения с младенцами и пр.); б) второй тип возникает при сопоставлении норм одной парадигмы с нормами другой; в) третий тип обнаруживается при объединении норм и идеалов из принципиально различных форм человеческой деятельности [4]. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

3. Социокультурные  формы вненаучного  познания
     3.1. Обыденное познание
     Стремление  изучать объекты реального мира и на этой основе предвидеть результаты его практического преобразования свойственно не только науке, но и  обыденному познанию, которое вплетено в практику и развивается на ее основе. По мере того как развитие практики опредмечивает в орудиях функции  человека и создает условия для  исчезновения субъективных и антропоморфных наслоений при изучении внешних  объектов, в обыденном познании появляются некоторые виды знаний о реальности, в общем-то сходные с теми, которые  характеризуют науку.
     Зародышевые формы научного познания возникли в  недрах и на основе этих видов обыденного познания, а затем отпочковались  от него (наука эпохи первых городских  цивилизаций древности). С развитием  науки и превращением ее в одну из важнейших ценностей цивилизации  ее способ мышления  начинает оказывать  все более активное воздействие  на обыденное сознание. Это воздействие  развивает содержащиеся в обыденном, стихийно-эмпирическом познании элементы объективно-предметного отражения  мира.
     Способность стихийно-эмпирического познания порождать  предметное и объективное знание о мире ставит вопрос о различии между ним и научным исследованием. Признаки, отличающие науку от обыденного познания, удобно рассматривать согласно той категориальной схеме, в которой  характеризуется структура деятельности (прослеживая различие науки и  обыденного познания по предмету, средствам, продукту, методам и субъекту деятельности).
     Тот факт, что наука обеспечивает сверхдальнее прогнозирование практики, выходя за рамки существующих  стереотипов  производства и обыденного опыта, означает, что она имеет дело с особым набором объектов реальности, не сводимых к объектам обыденного опыта. Если обыденное  познание отражает только те объекты, которые в принципе могут быть преобразованы в наличных исторически  сложившихся способах и видах  практического действия, то наука способна изучать и такие фрагменты реальности, которые могут стать предметом освоения только в практике далекого будущего. Она постоянно выходит за рамки предметных структур наличных видов и способов практического освоения мира и открывает человечеству новые предметные миры его возможной будущей деятельности.
     Эти особенности объектов науки делают недостаточными для их освоения те средства, которые применяются в  обыденном познании. Хотя наука и  пользуется естественным языком, она  не может только на его основе описывать  и изучать свои объекты. Во-первых, обыденный язык приспособлен для  описания и предвидения объектов, вплетенных в наличную практику человека (наука же выходит за ее рамки); во-вторых, понятия обыденного языка нечетки  и многозначны, их точный смысл чаще всего обнаруживается лишь в контексте  языкового общения, контролируемого  повседневным опытом. Наука же не может  положиться на такой контроль, поскольку  она преимущественно имеет дело с объектами, не освоенными в обыденной  практической деятельности. Чтобы описать  изучаемые явления, она стремится  как можно более четко фиксировать  свои понятия и определения.
     Выработка наукой специального языка, пригодного для описания ею объектов, необычных  с точки зрения здравого смысла, является необходимым условием научного исследования. Язык науки постоянно  развивается по мере ее проникновения  во все новые области объективного мира. Причем он оказывает обратное воздействие на повседневный, естественный язык. Например, термины «электричество», «холодильник» когда-то были специфическими научными понятиями, а затем вошли  в повседневный язык.
     Далее,  спецификой объектов научного исследования можно объяснить и основные отличия  научных знаний как продукта научной  деятельности от знаний, получаемых в  сфере обыденного, стихийно-эмпирического  познания. Последние чаще всего не систематизированы; это скорее набор  сведений, предписаний, рецептов деятельности и поведения, накопленных на протяжении исторического развития обыденного опыта. Их достоверность устанавливается благодаря непосредственному применению в ситуациях производственной и повседневной практики. Что же касается научных знаний, то их достоверность уже не может быть обоснована только таким способом, поскольку в науке преимущественно исследуются объекты, еще не освоенные в производстве. Поэтому нужны специфические  способы обоснования истинности знания. Ими являются экспериментальный контроль над получаемым знанием и выводимость одних знаний их других, истинность которых уже доказана. В свою очередь, процедуры выводимости обеспечивают перенос истинности с одних фрагментов  знания на другие, благодаря чему они становятся связанными  между собой, организованными в систему.
     Таким образом, мы получаем характеристики системности  и обоснованности научного знания, отличающие его от продуктов обыденной  познавательной деятельности людей.
     Из  главной  характеристики научного исследования можно вывести также и такой  отличительный признак науки  при ее сравнении с обыденным  познанием, как особенность метода познавательной деятельности. Объекты, на которые направлено обыденное  познание, формируются в повседневной практике. Приемы, посредством которых  каждый такой объект выделяется и  фиксируется в качестве предмета познания, вплетены в обыденный опыт. Совокупность таких приемов, как  правило, не осознается субъектом в  качестве метода познания. Иначе обстоит  дело в научном исследовании. Здесь  уже само обнаружение объекта, свойства которого подлежит  дальнейшему  изучению, составляет весьма трудоемкую задачу. Например, чтобы обнаружить короткоживущие частицы – резонансы,  современная физика ставит эксперименты по рассеиванию пучков частиц и затем  применяет сложные расчеты. Обычные  частицы оставляют следы-треки  в фотоэмульсиях или в камере Вильсона,  резонансы же таких  треков не оставляют. Однако когда резонанс  распадается, возникающие при этом частицы способны оставлять следы указанного типа. На фотографии они выглядят как набор лучей-черточек, исходящих из одного центра. По характеру этих лучей, применяя математические расчеты, физик определяет наличие резонанса. Таким образом, исследователю необходимо знать условия, в которых появляется соответствующий объект. Он обязан  четко определить метод, с помощью которого в эксперименте может быть обнаружена частица. Вне метода он вообще не выделит изучаемого объекта из многочисленных связей и отношений предметов природы. Поэтому, наряду со знаниями об объектах наука формирует знания о методах. Потребность в развертывании и систематизации  знаний второго типа приводит на высших стадиях развития науки к формированию методологии как особой отрасли научного исследования, призванной целенаправлять научный поиск.
     Наконец, стремление науки к исследованию объектов относительно независимо от их освоения в наличных формах производства и обыденного опыта  предполагает специфические характеристики субъекта научной деятельности. Занятия наукой  требуют особой подготовки познающего субъекта, в ходе которой он осваивает  исторически сложившиеся средства научного исследования, обучается приемам  и методам оперирования с этими  средствами. Для обыденного познания такой подготовки не нужно, вернее, она осуществляется автоматически, в процессе социализации индивида, когда у него формируется и  развивается мышление в процессе общения с культурой и включения  индивида в различные сферы деятельности. Занятия наукой наряду с овладением средствами и методами предполагает также и усвоение определенной системы  ценностных ориентацией и целевых  установок, специфичных для научного познания. Эти ориентации должны  стимулировать научный поиск, нацеленный на изучение все новых и новых  объектов независимо от сегодняшнего практического эффекта от  получаемых знаний. Иначе наука не будет осуществлять своей главной функции – выходить за рамки предметных структур практики своей эпохи, раздвигая горизонты возможностей освоения человеком предметного мира.
     Две основные установки науки обеспечивают стремление к такому поиску: самоценность истины и ценность новизны.
     Любой ученый  принимает в качестве одной из основных установок научной  деятельности поиск истины, воспринимая  истину как высшую ценность науки. Эта  установка воплощается в целом  ряде идеалов и нормативов научного познания, выражающих его специфику  в определенных идеалах организации  знания (например, требовании логической непротиворечивости теории и ее опытной  подтвержденности), в поиске объяснения явлений исходя из законов и принципов, отражающих сущностные связи исследуемых  объектов, и т.д.
     Не  менее важную роль в научном исследовании играет установка на постоянный рост знания и особую ценность новизны  в науке. Эта установка выражена в системе идеалов и нормативных  принципов научного творчества (например, запрете на плагиат, допустимости критического пересмотра оснований научного поиска как условия освоения все новых  типов объектов и т.д.).
     Показательно, что для обыденного сознания соблюдение основных установок научной этики  совсем не обязательно, а подчас даже и нежелательно. Человеку, рассказавшему  политический анекдот в незнакомой компании, не обязательно ссылаться  на источник информации, особенно если он живет в тоталитарном обществе.
     В обыденной жизни люди обмениваются самыми различными знаниями, делятся  житейским опытом, но  ссылки на автора этого опыта в большинстве  ситуаций просто невозможны, ибо этот опыт анонимен и часто транслируется  в культуре столетиями.
     Наличие специфических для науки норм и целей познавательной деятельности, а также специфических средств  и методов, обеспечивающих постижение все новых объектов, требует целенаправленного  формирования ученых специалистов. Эта потребность приводит к появлению «академической составляющей науки» - особых организаций и учреждений, обеспечивающих подготовку научных кадров.
     В процессе такой подготовки будущие  исследователи должны усвоить не только специальные знания, приемы и методы научной работы, но и  основные ценностные ориентиры науки, ее этические нормы и принципы.
     В котле обыденного познания провариваются  такие ранние формы, как фетишизм, тотемизм, магия, анимизм, приметы. Там  же представлены религия и философия, политика и право, мораль и искусство, а также в той или иной мере наука. Но наука представлена лишь как "одна из...", а посему не является определяющей для обыденного познания, если его носитель профессионально  не представляет науку.
     1. Фетишизм - вера в сверхъестественные  свойства предмета (вещи), способные  предохранять человека от различных  бед. За исключением предметов  целебного свойства, все остальные  фетиши основаны на вере.
     2. Тотемизм - вера в сверхъестественную  связь и кровную близость родовой  группы с каким-либо видом животных, растений. Это своеобразная форма  сродности человека и природы.
     3. Магия - вера в способность  человека определенным образом  воздействовать на объекты и  людей. Белая магия осуществляет  колдовство с помощью небесных  сил, а черная - колдовство с  помощью дьявола. В целом магия  воплощает веру в чудо.
     4. Анимизм - вера в существование  духа, души у каждой вещи. Анимизм  является следствием антропного  принципа: я вижу мир сквозь  призму своих представлений о  себе (см.: Ф. Бэкон о призраке "рода").
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.