На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Вина как основание гражданско-правовой ответственности

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 28.08.2012. Сдан: 2011. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Вина  как основание  гражданско-правовой ответственности
1. Введение
    Актуальность, цели и задачи настоящей дипломной работы обусловлены следующими реалиями и теоретическими положениями. Правонарушение является виновным деянием. Вина - это психическое отношение лица к собственному поведению и к его результатам, в котором выражено отрицательное или легкомысленное отношение к праву, к интересам общества и государства, к правам и свободам других лиц. Как известно, право регулирует только волевое поведение людей; оно рассчитано на ситуации, в которых люди могут поступить по-разному. О виновном деянии, то есть о правонарушении, можно говорить только там, где от воли человека зависело, поступить правомерно или неправомерно, и избран второй вариант в ущерб первому. Соответственно не являются правонарушениями деяния (хотя бы и противоречащие праву) малолетних, а также лиц, признанных невменяемыми (тех, кто во время совершения деяния не мог отдавать себе отчета в своих действиях или руководить ими вследствие душевной болезни либо иного болезненного состояния). Не является правонарушением и так называемый несчастный случай - происшествие, причинившее вред в результате стечения объективных обстоятельств, исключающих чью-либо вину.
    Таким образом в данной дипломной работе мы исследуем взгляд на правонарушение, как на действие, несогласное с правом, хотя бы оно было совершено человеком невменяемым, или без всякой вины с его стороны. Мы предлагаем различать объективное правонарушение как независимое от вины состояние и субъективное правонарушение, имеющее в своем основании вину. В этом направлении высказываются некоторые современные юристы. "Действия, упущения и господство людей, нарушающие право, составляют неправду. В подобное противоречие можно впасть и без вины, и в таких случаях мы говорим о неправде объективной; если же право нарушается виновно, то неправда является субъективной". Бирлинг предлагает различать «правонарушение в широком смысле, как всякое противоречащее праву внешнее отношение человека к человеку, и правонарушение в тесном смысле слова, как такое, которое вменяется, согласно праву, лицу, действующему противоправно.»
    В разрешении вопроса о том, насколько  момент вины является существенным в  понятии о правонарушении, в данной дипломной работе мы начнем с понятия о вине. Если виной называть ответственность за совершенное противоправное действие, то все дело сводится к тому: установлена ли ответственность за данное действие или нет. Если закон установил ответственность, значит вина предполагается: если ответственности не установлено, следовательно нет вины, нет и правонарушения. С этой точки зрения рассматриваемый вопрос легко решается в области уголовного права: без наказания назначенного по закону за действие, действие не может считаться преступным, т. е. нарушением права.
2. Понятие вины в  римском праве
    По  римскому праву ответственность  должника в случае неисполнения или  ненадлежащего исполнения обязательства, как правило, наступала при наличии  вины должника. Под виной (culpa) понималось несоблюдение того поведения, которое требуется правом, что выражалось в следующем положении: «Нет вины, если соблюдено все, что требовалось» .
    Вина (culpa) в широком смысле слова включала в себя два вида вины: умысел (dolus), когда должник предвидит последствия своего нарушения (действий или бездействия) и желает этих последствий, и небрежность (culpa в тесном смысле этого слова), когда он не предвидел, но должен был предвидеть эти последствия. В случае умышленного (dolus) неисполнения обязательства всегда наступала ответственность. Данное положение носило императивный характер и не могло быть устранено соглашением сторон: «...недействительно соглашение об устранении ответственности за умысел».
    Вина  в форме небрежности (culpa) определялась следующим образом: «Вина имеется налицо, если не было предвидено то, что заботливый мог предвидеть».
    Источники римского права различали несколько  степеней вины в форме небрежности (culpa в тесном смысле слова). Во-первых, грубая вина, грубая небрежность (culpa lata), когда должник не проявляет ту меру заботливости, которую можно требовать от всякого, а в его действиях (бездействии) проявляется «непонимание того, что все пoнимaют».
    Во-вторых, легкая вина (culpa levis или просто culpa), когда должником не проявлена мера заботливости, присущая доброму хозяину, заботливому главе семьи. Римские юристы выработали тип заботливого и рачительного хозяина, который служил мерилом степени заботливости должника при исполнении им обязательства и в связи с этим степени его ответственности за вину. Поскольку легкая вина предполагала несоблюдение этого определенного юристами мерила, этот вид вины получил впоследствии название culpa in abstracto, т.е. вина по абстрактному мерилу.
    В-третьих, в отличие от вины по абстрактному критерию римские юристы говорили о  третьем виде вины - culpa in concrete т.е. о вине, определяемой по конкретному мерилу, когда должником не соблюдена та мера заботливости, которую он проявляет в собственных делах.
    Таким образом, по римскому праву culpa (вина) чаще всего означала culpa levis, т.е. легкую вину, которая проявлялась в отсутствии степени заботливости, присущей доброму хозяину; реже имела место culpa lata, т.е. грубая вина, которая практически приравнивалась к умыслу. Dolus (умысел) и culpa (вина) объединялись в обобщающем понятии culpa в широком смысле этого слова.
    Как видим, римское право не оставляло  места для гипотетического «психического» отношения должника к своим действиям (бездействию) и их результату.
    Следует обратить внимание на то, как выглядели  положения римского права о вине в интерпретации российских юристов, ибо именно это в наибольшей степени  предопределяло российскую гражданско-правовую доктрину (ее соответствующие положения). В этом смысле чрезвычайно любопытна  работа К.Анненкова «Система русского гражданского права», вышедшая в свет в 1901 г.(второе издание). Автор отмечал, что «по праву римскому... на должнике лежала обязанность отвечать перед верителем за убытки, происшедшие оттого, что исполнение обязательства в целом или в части сделалось невозможным по его вине, и притом одинаково как в тех случаях, когда исполнение его сделалось невозможным вследствие его dolus' a in faciendo или in поп faciendo, так и в тех, когда исполнение его сделалось невозможным вследствие его culpa. Эта обязанность должника считалась до такой степени безусловной, что соглашение об освобождении его от нее, как безнравственное, считалось недействительным, хотя соглашение о прощении убытков, должником уже причиненных, допускалось и считалось, напротив, действительным. Впрочем, ответственность должника за убытки, происшедшие от неисполнения обязательства вследствие его culpa levis, определялась правом римским... не всегда одинаково, т.е. иногда объем ответственности его увеличивался, а иногда, напротив, уменьшался).
    В качестве примера увеличения ответственности  по римскому праву автор ссылался на обязательства тех лиц, которые  занимались чужими делами безвозмездно, не получая никакого вознаграждения, если они сами «навязались» на заключение какой-либо сделки, уменьшение ответственности  иллюстрировалось обязательствами, которые  или существовали в обоюдном интересе должника и верителя, или же касались собственного интереса должника. В  отношении тех случаев, когда  обязательство существовало в обоюдном интересе двух сторон, автор подчеркивал, что ответственность за убытки, происшедшие от culpa levis, падала по праву римскому на обе стороны.
    По  общему правилу, отмечает К. Анненков, по римскому праву каждый должник  обязан был отвечать за убытки, происшедшие  от неисполнения обязательства только по его собственной вине, за неисполнение же обязательства по чужой вине или, все равно, за неисполнение его по вине другого должник обязан был  отвечать только как исключение из общего правила, за custodia rei в случаях нахождения у него на руках чужих телесных вещей, когда он обязан был отвечать за убытки, происшедшие от их повреждения или похищения третьими лицами, если только похищение не было насильственным, каковое, наравне с непреодолимой силой, освобождало его от ответственности.
    По  римскому праву должник отвечал  за «целость» (сохранность) чужой вещи, в том числе и за действия третьих  лиц в отношении этой вещи (custodia rei), в случаях:
    а) принятия им возмездно на сохранение вещей в его склад в качестве его хозяина;
    б) принятия им в качестве корабельщика или хозяина гостиницы или  постоялого двора груза или вещей  путешественников;
    в) принятия им вещей в качестве поклажепринимателя, или закладопринимателя, или даже и рабочего;
    г) принятия им вещей как лицом, ведущим  чужие дела без поручения. Впрочем, в указанных случаях договором  допускалось как расширение, так  и сужение ответственности должника за custodia.
    По  римскому праву, подчеркивал К. Анненков, должник по общему правилу не отвечал  за неисполнение обязательства, последовавшее  от случая (casus), за особый вид которого считалась также непреодолимая сила (vis major), как чрезвычайный, необыкновенный случай, например пожар, наводнение, землетрясение, кораблекрушение, моровая язва, вторжение неприятеля, нападение разбойников и т.п. Но и из этого правила были исключения, когда ответственность все же возлагалась на должника. К числу таких исключений относились следующие случаи. Во-первых, когда casus, сделавший невозможным исполнение обязательства, наступил или по вине должника, или же во время просрочки должником обязательства. Во-вторых, когда соглашением сторон устанавливалась ответственность должника, в том числе и за случайно наступившую невозможность исполнения обязательства. В-третьих, когда в сипу случайных обстоятельств не исполнялось обязательство, предметом которого были деньги или вещи, определяемые родовыми признаками. В-четвертых, в случаях обращения должника, действующего в чужом интересе, к занятию такими новыми предприятиями, которыми хозяин обыкновенно не занимается.
    В остальных случаях вследствие случайной  гибели предмета обязательства должник  освобождался от обязанности его  исполнения, если обязательство его  не было альтернативным, по которому должник  мог быть освобожден от исполнения лишь в случае гибели всех предметов указанного обязательства.
    Более жесткие и детальные правила  устанавливались римским правом в отношении ответственности  должника, допустившего просрочку исполнения обязательства. Для должника, «впавшего в просрочку», наступали известные важные последствия, которые заключались: в его обязанности возместить верителю убытки, уплатить проценты и предоставить полученные плоды, в обязанности должника отвечать даже за случайные гибель или ухудшение вещи, составляющей предмет его обязательства; в праве верителя по двухстороннему договору отступиться от договора, если принятие просроченного исполнения противно его интересам, однако для того, чтобы такие последствия просрочки в исполнении обязательства могли наступить, римским правом требовалось чтобы должником не только было пропущено назначенное время для его исполнения, но и чтобы обязательство было не исполнено в установленный срок по его вине. От верителя же требовалось сделать должнику напоминание об исполнении обязательства. Такое напоминание заключалось во внесудебном требовании верителя представления должником удовлетворения или платежа по обязательству, которое должно было быть предъявленным должнику до наступления срока исполнения обязательства.
3. Вина как субъективное  условие гражданско-правовой  ответственности
    В гражданско-правовых отношениях (кроме  обязательства, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности) сам по себе факт нарушения должником  обязательства еще не означает, что  у кредитора появляется право  требовать возмещения причиненных  этим убытков или применения к  должнику иных мер ответственности.
    Необходимым основанием ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства  признается наличие вины лица, допустившего нарушение обязательства в форме  умысла или неосторожности. Данное положение, как уже отмечалось, в  прежние годы носило характер всеобщего  обязательного условия гражданско-правовой ответственности (ст. 222 ГК 1964 г.). Однако затем сфера его применения была значительно сужена: наличие вины перестало служить необходимым  основанием ответственности за нарушение  обязательства при осуществлении  предпринимательской деятельности (п. 2 ст. 71 Основ 1991 г.). Такое отношение  к наличию вины лица, допустившего нарушение обязательства, как необходимому основанию ответственности нашло  отражение и в действующем  ГК РФ (ст. 401 ).
    Понятие вины в гражданском праве также  не остается неизменным. В ГК 1964 г. отсутствовало легальное определение этого понятия, а наука и практика, как известно, использовали одноименное понятие, раскрываемое в уголовном кодексе как психическое отношение лица к своим действиям и к их результату в форме умысла и неосторожности с той лишь разницей, что в гражданском праве форма вины является лишь основанием ответственности и поэтому не влияет на ее размер.
    В Основах 1991 г. понятие вины раскрывалось через положение о том, что  должник признается невиновным, если докажет, что он принт все зависящие от него меры для надлежащего исполнения обязательства (п. 1 ст. 71 Основ 1991 г.). Такой подход в принципе сохранен и в ГК РФ с одним существенным уточнением: меры, которые надлежало принять лицу для надлежащего исполнения обязательства, теперь соотносятся с той степенью заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота.
    Законом или договором могут быть предусмотрены  иные условия (помимо вины) ответственности. Например, при просрочке должника он несет ответственность за последствия случайно наступившей во время просрочки невозможности исполнения (ст. 405 ГК РФ). Основанием освобождения грузоотправителя от взыскания штрафа за непредъявление груза может служить авария на его предприятии, в результате которой было прекращено производство на срок не менее трех суток (ст. 145 УЖД), в то же время железная дорога может быть освобождена от ответственности за неподачу вагонов в случае запрещения и прекращения или ограничения погрузки грузов, в том числе по причине крушений и аварий поездов (ст. 146 УЖД). Очевидно, что и в первом, и во втором случае не исключена вина соответственно грузоотправителя и железной дороги.
    Бремя доказывания отсутствия своей вины в случаях, когда наличие вины является необходимым основанием ответственности, возлагается на лицо, допустившее  нарушение обязательства. Данное положение  раскрывает суть принципа презумпции вины должника в гражданско-правовом обязательстве. Однако это не освобождает  кредитора, предъявившего требование к должнику, если их спор рассматривается  в суде, от необходимости доказать факт нарушения должником обязательства и в соответствующих случаях наличие убытков.
    Особенности ответственности лица, не исполнившего или исполнившего ненадлежащим образом  обязательство при осуществлении  предпринимательской деятельности, состоят в том, что основанием освобождения его от ответственности  за допущенное нарушение обязательства  может служить лишь невозможность  его исполнения вследствие непреодолимой  силы. Понятие «непреодолимая сила»  определяется как чрезвычайные и  непреодолимые при данных условиях обстоятельства. К таким обстоятельствам  могут быть отнесены различные исключительные и объективно непреодолимые (в соответствующей  ситуации) события и явления: наводнение, землетрясение, снежные завалы и  иные подобные природные катаклизмы, военные действия, эпидемии и т.п. Напротив, не могут рассматриваться  в качестве непреодолимой силы обстоятельства, не обладающие признаками исключительности и объективной непредотвратимости при данных условиях, к примеру отсутствие денежных средств для оплаты товаров при наличии дебиторской задолженности, нарушение контрагентами договорных обязательств по поставке сырья, материалов, комплектующих изделий и т.п.
    Законом или договором могут быть предусмотрены  иные основания ответственности  или освобождения от нее и в  случае, когда допущено нарушение  обязательства при осуществлении  предпринимательской деятельности. Однако во всех случаях не допускается  заключение заранее соглашения об устранении или ограничении ответственности  за умышленное нарушение обязательства. Такое соглашение признается ничтожной  сделкой.
    С учетом изложенного участникам имущественного оборота всякий раз при заключении договоров, возлагающих на них обязательства, связанные с предпринимательской  деятельностью, целесообразно предусматривать  в них условия, детально регламентирующие ответственность контрагентов за неисполнение договорных обязательств, включая условия  об основаниях освобождения от ответственности. В противном случае они могут  столкнуться с ситуацией, когда  придется нести очень жесткую  ответственность, несмотря на очевидность  факта отсутствия вины в неисполнении или ненадлежащем исполнении условий  договора.
    Следует обратить внимание на то, что правило  о единственном основании освобождения от ответственности лица, не исполнившего или ненадлежащим образом исполнившего обязательство при осуществлении  предпринимательской деятельности, - непреодолимой силе, т.е. об ответственности  этой категории должников без  учета их вины, является оригинальным по сравнению не только с российской дореволюционной гражданско-правовой доктриной, но и с современным  законодательством стран континентальной  Европы. В нем получила логически завершенное воплощение идея освобождения должника, нарушившего обязательство, от ответственности лишь в случае абсолютной невозможности исполнить обязательство. Однако при этом необходимо учитывать ряд важных и с теоретической, и с практической точек зрения моментов. Во-первых, фраза «если докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы» означает, что в круг доказывания должником, стремящимся быть освобожденным от ответственности, входит то обстоятельство, что невозможность исполнения обязательства возникла исключительно в силу действия непреодолимой силы. Если неблагоприятные последствия, вызванные непреодолимой силой, стали возможными также по причинам, зависящим от действий должника, не проявившего ту степень заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, должник не может быть освобожден от ответственности.
    Во-вторых, к числу чрезвычайных и непредотвратимых обстоятельств Кодекс не относит  отсутствие у должника денежных средств, т.е. действие непреодолимой силы не может служить основанием освобождения должника по денежному обязательству, ибо деньги всегда находятся в  обращении. И если сегодня должник  оказался без денег, в том числе и по причинам, связанным с действием непреодолимой силы, завтра деньги у него снова могут появиться. Освобождение же должника, скажем, не оплатившего переданные контрагентом товары, выполненные работы или оказанные услуги или не возвратившего сумму займа, от возмещения причиненных кредитору убытков в этой ситуации может привести к неосновательному обогащению должника за счет кредитора.
    В-третьих, общее правило об освобождении должника, не исполнившего или ненадлежащим образом  исполнившего обязательство при  осуществлении предпринимательской  деятельности, только в случае, если надлежащее исполнение оказалось невозможным  вследствие непреодолимой силы, допускает  исключения, которые могут устанавливаться  законом. В самом Гражданском  кодексе Российской Федерации применительно  к отдельным видам договорных обязательств определены иные правила  ответственности должника, не исполнившего обязательство, которые являются более  снисходительными для последнего и  учитывают специфику соответствующих  обязательств. Например, по договору контрактации производитель сельскохозяйственной продукции, не исполнивший обязательство  либо исполнивший ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии  вины (ст. 538). По договору энергоснабжения  в случае, если в результате регулирования  режима потребления энергии, осуществленного  на основании закона или иных правовых актов, допущен перерыв в подаче энергии абоненту, энергоснабжающая организация несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение договорных обязательств при наличии ее вины (ст. 547). Ссудодатель по договору безвозмездного пользования отвечает за недостатки вещи, которые он умышленно или по грубой неосторожности не оговорил при заключении договора (п. 1 ст. 693); ссудодатель отвечает также за вред, причиненный третьему лицу в результате использования вещи, если не докажет, что вред причинен вследствие умысла или грубой неосторожности ссудополучателя или лица, у которого эта вещь оказалась с согласия ссудодателя (ст. 697). По договору на выполнение научно-исследовательских работ, опытно-конструкторских и технологических работ исполнитель несет ответственность за нарушение обязательств, если не докажет, что такое нарушение произошло не по вине исполнителя (п. 1 ст. 777).
    Целый ряд специальных правил, исключающих  действие общего правила об ответственности  по предпринимательскому обязательству, предусмотрен нормами ГК РФ, регулирующими  договор перевозки. В частности, перевозчик и отправитель груза освобождаются от ответственности в случае неподачи транспортных средств либо неиспользования поданных транспортных средств, если это произошло вследствие не только непреодолимой силы, но и иных явлений стихийного характера и военных действий; прекращения или ограничения перевозки грузов в определенных направлениях; в иных случаях, предусмотренных транспортными уставами и кодексами (п. 2 ст. 794). В соответствии со ст. 795 ГК РФ за задержку отправления транспортного средства, перевозящего пассажира, или опоздание прибытия в пункт назначения перевозчик уплачивает пассажиру штраф, если не докажет, что задержка или опоздание имели место вследствие не только непреодолимой силы, но и устранения неисправности транспортных средств, угрожающих жизни и здоровью пассажиров, или иных обстоятельств, не зависящих от перевозчика. Перевозчик несет ответственность за несохранность груза или багажа, происшедшую после принятия его к перевозке до выдачи грузополучателю, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение (порча) груза или багажа произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело (п. 1 ст. 796).
    Особые  правила предусмотрены в ГК РФ в отношении ответственности  хранителя по договору хранения за утрату, недостачу или повреждение  принятых на хранение вещей после  того, как наступила обязанность  поклажедателя взять эти вещи обратно. В этом случае хранитель отвечает лишь при наличии с его стороны умысла или грубой неосторожности. Профессиональный хранитель освобождается от ответственности за несохранность принятых на хранение вещей, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение произошли вследствие непреодолимой силы либо из-за свойств вещи, о которых хранитель, принимая ее на хранение, не знал и не должен был знать, либо в результате умысла или грубой неосторожности поклажедателя (ст. 901).
    По  договору комиссии комиссионер не отвечает перед комитентом за неисполнение третьим  лицом сделки, заключенной с ним  за счет комитента, кроме случаев, когда  комиссионер не проявил необходимой  осмотрительности в выборе этого  лица либо принял на себя ручательство за исполнение сделки (п. 1 ст. 993).
    В соответствии со ст. 1022 (п. 1) ГК РФ по договору доверительного управления доверительный  управляющий, не проявивший должной  заботливости об интересах выгодоприобретателя или учредителя управления, возмещает выгодоприобретателю упущенную выгоду за время доверительного управления имуществом, а учредителю управления - убытки, причиненные утратой или повреждением имущества, с учетом его естественного износа, а также упущенную выгоду. Доверительный управляющий несет ответственность за причиненные убытки, если не докажет, что эти убытки произошли вследствие непреодолимой сипы либо действий выгодоприобретателя или учредителя управления.
    В-четвертых, норма ГК РФ, устанавливающая общее  правило, согласно которому лицо, не исполнившее  или ненадлежащим образом исполнившее  обязательство при осуществлении  предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось  невозможным вследствие непреодолимой  силы, является диспозитивной: иное может  быть предусмотрено договором.
    Что может означать диспозитивность  указанной нормы, содержащейся в  п. 3 ст. 401 ГК РФ? Как известно, легальное  определение диспозитивной нормы  дано самим ГК РФ: «В случаях, когда  условие договора предусмотрено  нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная  норма), стороны могут своим соглашением  исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней. При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой» (ст. 421). Что прозойдет, если стороны в предпринимательском обязательстве включат в договор условие о том, что к их отношениям не применяются положения, содержащиеся в п. 4 ст. 401 ГК РФ или в целом во всех пунктах ст. 401? Могут ли стороны определить в договоре, что в случае неисполнения либо ненадлежащего исполнения обязательства должник не несет ответственности?
    Анализ  текста ст. 401 ГК РФ подсказывает, что  если действие ее норм парализовано договором  путем указания в нем, что положения  данной статьи не подлежат применению к договорным отношениям сторон, должник  будет нести ответственность  за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства абсолютно во всех ситуациях, в том числе и при  невозможности исполнения обязательства  вследствие непреодолимой силы либо иных обстоятельств, не зависящих от должника (случай). Иными словами, это будет означать ужесточение ответственности, доведение ее до максимального уровня. Представляется, что такой вариант не противоречит законодательству.
    На  первый взгляд не будет противоречить  законодательству также условие  договора, освобождающее должника от ответственности за неисполнение иди  ненадлежащее исполнение обязательства, за исключением конечно же случая, когда стороны договариваются заранее об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства: п. 4 ст. 401 объявляет такого рода соглашения ничтожными. Во всяком случае, положение о том» что иное, нежели общее, правило, предусматривающее единственным основанием освобождения должника от ответственности по предпринимательскому обязательству непреодолимую силу, может быть предусмотрено договором, дает основания для подобного рассуждения.
    Таким образом меры гражданско-правовой ответственности не только направлены на удовлетворение имущественного интереса потерпевшего, но и призваны предотвращать гражданские правонарушения. Гражданско-правовая ответственность выполняет определенную превентивную функцию, способствует тому, что участники гражданского оборота под угрозой привлечения их к ответственности стремятся построить свою деятельность так, чтобы не нарушать действующее законодательство, права и охраняемые законом интересы других лиц.
4. Понятие вины в  форме умысла и  неосторожности
    В соответствии со ст. 401 ГК РФ вина может  выступать в форме умысла и  неосторожности. В свою очередь, неосторожность может проявиться в виде простой  или грубой неосторожности. Как субъективное условие гражданско-правовой ответственности, вина связана с психическими процессами, происходящими в сознании человека. Однако на современном уровне развития общества мы не можем при решении  вопроса об ответственности непосредственно  исследовать психические процессы, происходившие в сознании человека в момент правонарушения. Судить об этих внутренних процессах можно  только по поведению человека, в  котором они находят свое внешнее  выражение.
    Вина  в форме умысла имеет место  тогда, когда из поведения лица видно, что .оно сознательно направлено на правонарушение. В гражданском праве, имеющем дело с нормальными явлениями в сфере гражданского оборота, вина в форме умысла встречается не так часто, как, например, в уголовном праве, рассчитанном на аномальные явления. Вместе с тем в отдельных случаях и субъекты гражданского права умышленно нарушают права и охраняемые законом интересы других лиц. Так, практике известны случаи, когда поставщик, в ответ на примененные к нему покупателем штрафные санкции за задержку в поставке продукции, вообще прекращает отгружать продукцию в адрес этого покупателя. Чтобы ограничить сферу умышленного нарушения обязательств, п. 4 ст. 401 ГК РФ устанавливает, что заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно.
    Значительно чаще гражданские правонарушения сопровождаются виной в форме неосторожности. В этих случаях в поведении  человека отсутствуют элементы намеренности. Оно не направлено сознательно на правонарушение, но в то же время в поведении человека отсутствует должная внимательность и осмотрительность. Отсутствие должной внимательности и осмотрительности характерно как для грубой, так и для простой неосторожности. Вместе с тем между этими двумя формами вины существуют и определенные различия. Эти различия не нашли отражения ни в законодательстве, ни в руководящих разъяснениях высших судебных органов. Так, в п. 23 постановления № 3 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 апреля 1994 г. «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья», отмечается, что вопрос о том, является ли неосторожность потерпевшего грубой небрежностью или простой неосмотрительностью, должен быть разрешен в каждом случае с учетом конкретных обстоятельств.
    Такого  разъяснения явно недостаточно для  того, чтобы в каждом конкретном случае можно было четко отграничить  грубую неосторожность от простой. Для этого необходимы более конкретные ориентиры, которыми можно было бы руководствоваться в соответствующей ситуации. Такие ориентиры выработаны в цивилистической науке. Наиболее приемлемыми представляются следующие. При грубой неосторожности в поведении лица отсутствует всякая внимательность и осмотрительность. Простая же неосторожность характеризуется тем, что лицо проявляет некоторую осмотрительность и внимательность, однако недостаточные для того, чтобы избежать правонарушения. Так, если пешеход, переходя проезжую часть на желтый свет, допускает простую неосторожность, проявляя известную осмотрительность и внимательность при переходе улицы, то спящий на трамвайных путях гражданин допускает грубую неосторожность, пренебрегая самыми элементарными требованиями внимательности и осмотрительности.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.