На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


доклад Проверочная закупка наркотических средств

Информация:

Тип работы: доклад. Добавлен: 28.08.2012. Сдан: 2011. Страниц: 4. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Проверочная закупка
Проверочная закупка - это ОРМ, состоящее в  специальном возмездном приобретении (покупке, обмене, залоге, аренде) товара или получения услуги в сфере  легального или нелегального их обмена в целях выявления преступлений.
Мероприятие имеет свои тактические особенности. Сущность данного оперативно-розыскного мероприятия, в обиходе оно называется контрольной закупкой, состоит в совершении мнимой сделки купли - продажи с лицом, подозреваемым, как правило, в обвешивание, обмеривание, обсчете покупателей, завышении цен, продаже низкосортных товаров по цене высокосортных (так называемая пересортица), а также в реализации запрещенных или ограниченных в гражданском обороте предметами, товарами (например, наркотиками, сильнодействующими лекарственными препаратами, оружием и т.п.). В последнем случае проверочная закупка производится только на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. К проверочной закупке могут привлекаться и другие лица, действующие на основании поручения оперативного работника.
Одна  из особенностей этого мероприятия  состоит в зашифрованности его  проведения. Иными словами, факт купли-продажи  происходит под видом обычной  процедуры с последующим объяснением  продавцу о фактической цели закупки, контрольным взвешиванием приобретенного товара и составлением акта о происшедшем. Существует также негласная форма проверочной закупки, о которой продавцу не сообщается, контрольное взвешивание производится без его участия и по результатам этого мероприятия составляется справка.
Факт  проверочной закупки целесообразно  зафиксировать с помощью технических  средств: фотоаппарата, магнитофона, видеокамеры. Создаваемые при этом новые источники  фиксации информации (фотографии, записи на магнитных носителях), нередко способствуют эффективному доказыванию противоправной деятельности виновного или, наоборот, убеждают в ошибочности имевшего место мнения об участии проверяемого лица в преступной деятельности.
Все документы  о факте производства проверочной закупки, как правило, передаются в органы предварительного следствия или суда, за исключением случаев, когда может подвергнуться огласке информация о лицах, осуществляющих конфиденциальное сотрудничество с оперативным сотрудником.
Сформировавшаяся в настоящее время практика проведения, документирования и уголовно-процессуальной реализации результатов проверочной закупки наркотических средств несет в себе ряд нарушений действующего законодательства. Результаты анализа более чем 800 уголовных дел о преступлениях в сфере оборота наркотиков, рассмотренных судами Самарской области, позволяют выявить наиболее распространенные ошибки при оформлении данного ОРМ.
Отсутствие  достаточных оснований
В соответствии со ст.8 Федерального закона от12.08.1995 №144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее — Закон об ОРД) проверочная закупка проводится на основании мотивированного постановления, которое утверждается начальником органа, осуществляющего ОРД. В материалах большинства изученных уголовных дел данное постановление присутствует, однако носит формальный и немотивированный характер.
Так, например, в постановлении указывается: «П., <…> года рождения, проживающий по адресу: <…>, систематически занимается незаконным оборотом наркотических  средств, что подтверждается другими результатами оперативно-разыскных мероприятий». Однако перечень этих ОРМ в постановлении не приводится.
Вместо  этого в материалах можно найти  рапорт оперативного сотрудника о том, что «неоднократно поступала  оперативная информация о том, что П., <…> года рождения, проживающий по адресу: <…>, систематически сбывает запрещенное к свободному гражданскому обороту наркотическое средство — героин»1.
Источники поступления оперативной информации не приводятся, что допускается Законом  об ОРД. Однако это противоречит п.2 ч.2 ст.75 УПКРФ, который требует указывать источник осведомленности. Кроме того, Европейский Суд по правам человека (далее — ЕСПЧ) разъяснил, что правоохранительные органы должны привести конкретные доказательства преступной деятельности, послужившие основанием для проведения ОРМ, ссылки на оперативные источники в качестве доказательства не рассматриваются.
 Разделение  закупки на несколько самостоятельных  действий
Вместо  единого документа — протокола  проверочной закупки — сотрудники оперативных подразделений составляют набор различных протоколов, что свидетельствует о проведении разрозненных действий, а не единого ОРМ, подчиненного определенной цели.
 
Личный  досмотр закупщика перед закупкой. Проверочная закупка начинается с проведения личного досмотра закупщика: в присутствии двух «незаинтересованных граждан» (или понятых) его раздевают и проверяют всю одежду на предмет наличия или отсутствия наркотических средств, оружия или иных предметов, запрещенных к свободному обороту.
Протоколом личного досмотра, по мнению оперативных сотрудников, документально подтверждается отсутствие у закупщика наркотических средств на момент начала закупки.
В типографском бланке данного документа указывается, что личный досмотр производится в соответствии с п.8 ст.6 Закона об ОРД, ст.48, 49 Закона «О наркотических средствах и психотропных веществах»3, ст.11 Закона «О милиции»4, ст.27.7 КоАПРФ.
В перечне  оперативно-разыскных мероприятий, который приведен в ст.6 Закона об ОРД личный досмотр не упоминается, так как является административным действием. Стало быть, ссылка на данную статью Закона об ОРД при проведении личного досмотра будет прямым нарушением действующего законодательства.
В ст.11 Закона «О милиции» перечислены полномочия милиции, в том числе право  «осуществлять в порядке, установленном в соответствии с законодательством об административных правонарушениях, личный досмотр граждан, досмотр находящихся при них вещей при наличии достаточных данных полагать, что граждане имеют при себе оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, взрывные устройства, наркотические средства или психотропные вещества» (ч. 2).
Статья 27.7 КоАПРФ регламентирует порядок проведения личного досмотра, который проводится только в отношении лиц, совершивших  административное правонарушение. Личный досмотр в контексте данной нормы представляет собой «обследование вещей, проводимое без нарушения их конструктивной целостности» и осуществляется в случае необходимости «в целях обнаружения орудий совершения либо предметов административного правонарушения».
Возникает вопрос: какое административное правонарушение было совершено закупщиком и что  является основанием для проведения личного досмотра? Оперативные сотрудники допускают смешение двух различных  процессов: оперативно-разыскного и  административного, что недопустимо.
Ссылка  на ст.48, 49 Закона «О наркотических средствах  и психотропных веществах» представляется необоснованной.
В ст.49 данного закона говорится о проведении контролируемой поставки и проверочной  закупки, но не о личном досмотре.
В ч.3 ст.48 действительно указано, что должностные  лица органов внутренних дел «при осуществлении контроля за хранением, перевозкой или пересылкой наркотических  средств, психотропных веществ и  их прекурсоров вправе производить  досмотр граждан, почтовых и багажных отправлений, транспортных средств и перевозимых грузов при наличии достаточных оснований полагать, что осуществляются незаконные хранение, перевозка или пересылка наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров». В то же время ч.1 данной статьи содержит оговорку, что решениями органов государственной власти РФ и органов государственной власти субъектов РФ определяются территории, в пределах которых осуществляется такой контроль.
Таким образом, исходя из смысла данной нормы  решением Правительства РФ или правительства Самарской области должны определяться территории, в пределах которых возможно ограничение личной неприкосновенности граждан и проведение их личного досмотра при отсутствии факта совершения административного правонарушения.
Нам не удалось найти каких-либо документов, в соответствии с которыми к указанным территориям отнесены здания и помещения, занимаемые органами внутренних дел, равно как и иные территории городов и поселений Самарской области. Следовательно, личный досмотр закупщика не может быть произведен на основании ст.48 Закона «О наркотических средствах и психотропных веществах».
Исходя  из изложенного можно сделать  вывод: личный досмотр закупщика, проводимый оперативными сотрудниками, не основан  на нормах действующего законодательства и, следовательно, является незаконным.
 Выдача  закупщику денежных средств. Следующее  действие, которое также оформляется  протоколом, выдача денежных средств.  Оперативные сотрудники осматривают,  а в некоторых случаях помечают  специальными люминесцентными маркерами и ксерокопируют денежные купюры. Участники данного мероприятия подписывают лист с копиями купюр, после чего он приобщается к протоколу, а сами купюры передаются закупщику.
По замыслу  оперативных сотрудников, протокол выдачи денежных средств для проведения проверочной закупки наркотических средств и ксерокопии купюр в случае задержания сбытчика позволят доказать, что именно эти купюры были переданы закупщиком сбытчику.
Выдача  денежных средств проводится на основании  ст.6 Закона об ОРД и ст.48, 49 Закона «О наркотических средствах и психотропных веществах». Ввиду того, что ни в одной из этих норм такое действие не упоминается, а перечень ОРМ может быть изменен только федеральным законом, оформление выдачи денежных средств в качестве самостоятельного действия является прямым
Осмотр  транспорта, используемого при закупке. Если при проведении ОРМ использовались транспортные средства, в материалах дела можно встретить протокол осмотра (или досмотра) транспорта. Отсутствие в машине наркотических средств или денежных средств, подтверждаемое протоколом, по мнению оперативных сотрудников, исключает вероятность получения закупщиком наркотиков в машине и подтверждает их приобретение у сбытчика.
При оформлении данного действия протоколом оперативные  сотрудники совершенно безосновательно ссылаются на ст.48, 49 Закона «О наркотических средствах и психотропных веществах», а также п.8 ст.6 Закона об ОРД. В последней норме, в частности, речь идет не об осмотре или досмотре, а об обследовании, и оформляться данное ОРМ должно протоколом обследования транспортных средств.
 Осмотр  и выдача наркотиков закупщиком. В рамках следующего мероприятия  закупщик в присутствии все  тех же «незаинтересованных граждан»  добровольно выдает то, что он, по его пояснениям, закупил у сбытчика. Как правило, это некоторое количество «фрагментов фольги (полиэтилена, полимерной пленки и т. п.) со светлым порошком». Указанные фрагменты помещаются в бумажный конверт или полиэтиленовый пакет, который затем оклеивается листом бумаги с оттиском печати соответствующего ОВД. На оттиске печати понятые и закупщик ставят свои подписи. Конверт прикладывается к протоколу осмотра и добровольной выдачи наркотических средств. По замыслу оперативных работников, данный документ устанавливает факт добровольной выдачи закупщиком наркотиков, приобретенных у сбытчика на выданные оперативными сотрудниками денежные средства.
Данный  документ составляется на основании  ст.6 Закона об ОРД, ст.48, 49 Закона «О наркотических  средствах» и ст.11 Закона «О милиции». Однако в правовых нормах, на которые ссылаются оперативные работники, ничего не говорится о добровольной выдаче наркотических средств или их осмотре.
Частью 1 ст.15 Закона об ОРД при проведении ОРМ предусмотрена возможность  изъятия предметов с составлением протокола в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства РФ. Однако УПКРФ не предусматривает такого следственного действия, как осмотр и добровольная выдача, тем более что до возбуждения уголовного дела может быть проведен только осмотр места происшествия. Таким образом, протокол осмотра и добровольной выдачи наркотических средств, составленный после проведения проверочной закупки будет незаконным.
 Личный  досмотр закупщика после закупки.  После выдачи закупщиком наркотических  средств он в присутствии тех же «незаинтересованных граждан» досматривается: его одежда проверяется на предмет наличия наркотических средств или денежных купюр. По замыслу оперативных сотрудников, протокол личного досмотра в данном случае подтверждает отсутствие у закупщика ранее переданных ему денег и, следовательно, факт закупки наркотиков у сбытчика. Оформляется данный протокол точно так же, как и протокол личного досмотра до закупки, и, соответственно, является незаконным.
 Наблюдение. В материалах некоторых дел присутствует протокол (акт) наблюдения. Он составляется оперативным сотрудником, наблюдавшим за действиями закупщика после того, как тот вышел из машины и пропал из поля зрения «незаинтересованных граждан», которые, как правило, остаются в машине. В большинстве случаев этот акт содержит в себе сведения о том, что закупщик зашел в подъезд дома №… по улице… где находился некоторое время, после чего вышел и сразу же направился к автомашине с оперативными работниками, где выдал наркотические средства. В некоторых случаях указывается, что закупщик подошел к конкретному гражданину, о чем-то с ним поговорил, что-то ему передал, после чего вернулся в машину, а данный гражданин был задержан.
 Задержание и личный досмотр сбытчика. Следующий документ, который составляется оперативными сотрудниками протокол личного досмотра лица, задержанного в ходе проверочной закупки. Данный протокол составляется на том же бланке, что и аналогичные документы и, следовательно, является незаконным. Как представляется, единственным законным основанием к задержанию и проведению личного досмотра сбытчика является совершение им административного правонарушения.
В некоторых  случаях фактическое задержание и личный обыск подозреваемого оформляются актом о результатах выявления и пресечения преступления в результате оперативно-разыскных мероприятий. В нем обычно фиксируется, что в присутствии двух «незаинтересованных лиц» был остановлен некий гражданин, «которому было сообщено о наличии данных о хранении им при себе наркотических средств и предложено их выдать». По смыслу данного документа лицо должно добровольно выдать имеющиеся у него наркотические средства. После добровольной выдачи наркотиков оперативные сотрудники, руководствуясь п.3 и 5 ст.6 Закона об ОРД, исследуют его одежду (а также находящиеся при нем вещи, транспортное средство) с целью обнаружения и сбора образцов для сравнительного исследования.
Анализ  акта о результатах выявления  и пресечения преступления в результате ОРМ позволяет констатировать: фактически вместо досмотра производится личный обыск, что противоречит закону, так как личный обыск является следственным действием.
Этот  акт является незаконным еще и  потому, что изъятие наркотических  средств осуществляется со ссылкой на ч.1 ст.15 Закона об ОРД. В данной норме говорится о возможности изъятия предметов и документов, но с оговоркой, что в случае изъятия документов, предметов, материалов при проведении гласных оперативно-розыскных мероприятий должностное лицо, осуществившее изъятие, составляет протокол в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства. По смыслу закона изъятие должно осуществляться не в рамках Закона об ОРД, а в соответствии с нормами УПКРФ.
 Отсутствие  прямых доказательств
Еще один существенный недостаток сформировавшейся практики осуществления проверочной  закупки иллюзия доказанности сбыта. Объективный анализ результатов  данного ОРМ приводит к парадоксальному  выводу: представляемые следователю  и в дальнейшем используемые в доказывании материалы лишь косвенно подтверждают вину сбытчика.
Основная  задача проверочной закупки получение  прямых доказательств факта инициативного  сбыта определенным лицом наркотических  средств закупщику. Однако рассмотренные  нами материалы таких доказательств не содержат. Единственным прямым доказательством факта сбыта выступают показания закупщика об обстоятельствах получения им наркотических средств.
Если  сбытчик заявит о своей невиновности, следствие получает два равнозначных взаимоисключающих доказательства: показания сбытчика и показания закупщика. Поскольку опровергнуть подобное заявление при используемой системе документирования невозможно, сбытчику достаточно сказать, что он хранил наркотики для себя, сбывать их не собирался, но закупщик его уговорил, и суд вынужден будет признать факт провокации сбыта наркотиков оперативными сотрудниками. Если российские суды пока не приходят к такому выводу, то его уже сделал ЕСПЧ.
Существующая  система косвенных доказательств  — отсутствие у закупщика наркотических средств на момент начала проверочной закупки и последующее обнаружение у сбытчика меченых денежных купюр — не доказывает факта сбыта. Личный досмотр закупщика гарантирует отсутствие у него наркотических средств до и во время досмотра, однако не исключает возможности их появления в любую минуту после окончания данного действия из любого источника, одним из которых, но не единственным, выступает сбытчик. Обнаружение и изъятие у сбытчика меченых денежных купюр доказывает не факт сбыта, а только факт передачи денег отзакупщика сбытчику. Оба эти доказательства косвенно подтверждают показания закупщика, но не могут опровергнуть заявление сбытчика о невиновности.
Показания «незаинтересованных граждан» и  оперативных сотрудников также  являются косвенными доказательствами, если только они не присутствовали непосредственно при факте передачи и не слышали переговоров закупщика и сбытчика. Кроме того, необходимо отметить, что термин «незаинтересованные граждане» в Законе об ОРД не упоминается, более того, в некоторых документах данные граждане названы понятыми. Анализ разъясняемых им прав и обязанностей позволяет сделать однозначный вывод: функции «незаинтересованных граждан» равнозначны функциям понятых в уголовном процессе.
 «Штатные  понятые» и «незаинтересованные» конфиденты
Термин  «штатные понятые» повсеместно вошел  в практику органов дознания, следствия, прокуратуры и суда. Практически  у каждого следователя или  оперативного сотрудника есть несколько  знакомых или друзей, которых вписывают  в протоколы следственных действий или оперативно-разыскных мероприятий в качестве понятых. Такие понятые готовы выступить в суде и подтвердить «законность и достоверность» всего, что записано в протоколе, даже если в самом мероприятии они не участвовали.
Разоблачить такого понятого в суде практически невозможно, так как на любой проверочный вопрос он может «честно» ответить, что сами события помнит плохо (с момента проведения ОРМ, как правило, проходит от3 до 6 месяцев). Суд, в свою очередь, сочтет подобные показания достоверными.
Установить  наличие личных взаимоотношений  между следователем (или оперативным  сотрудником) и понятым достаточно сложно. Даже когда это удается, суд  не всегда принимает данный факт во внимание, мотивируя отсутствием  личной заинтересованности понятого в  исходе дела и ссылкой на ч.2 ст.60 УПКРФ.
Впрочем, в ряде случаев суд, установив  зависимое положение понятых, все  же признает результаты ОРМ недопустимым доказательством.
 Из  практики. В ходе рассмотрения  уголовного дела по обвинению  в сбыте наркотических средств суд признал недопустимым доказательством результаты проверочной закупки, при проведении которой оперативные сотрудники привлекали в качестве понятых студентов юридического техникума, проходивших практику в их подразделении.
В приговоре  суд сослался на показания понятых о том, что по результатам прохождения практики в отделе по борьбе с незаконным оборотом наркотиков на них составлялись характеристики, по которым в дальнейшем выставлялись оценки5.
 Полагаем, что результаты ОРМ и показания  «незаинтересованных граждан»6 необходимо оценивать в совокупности с иными доказательствами по делу. При этом установление факта знакомства понятого и оперативного сотрудника до производства ОРМ не влечет автоматически признания мероприятия незаконным и лишь свидетельствует о необходимости тщательной проверки материалов ОРМ и уголовного дела.
В подобном случае целесообразно допросить  всех участников ОРМ, используя приемы выявления и разоблачения ложных показаний7. Особое внимание следует  уделить результатам первичного опроса понятых и протоколам их допросов в качестве свидетелей. На практике имеют место случаи, когда следователи, не произведя допрос понятого, попросту переписывают в протокол показания, данные им при опросе. Поэтому дословное совпадение показаний, данных понятыми в ходе опроса и допроса, может служить основанием для признания их недопустимыми доказательствами.
При оценке результатов ОРМ и показаний  понятых необходимо учитывать, что  в соответствии со ст.17 Закона об ОРД  оперативные сотрудники могут привлекать в качестве понятых лиц, оказывающих им конфиденциальное содействие за материальное вознаграждение (далее конфидентов). Пользуясь этой возможностью, некоторые оперативные сотрудники вербуют конфидентов не для сбора оперативной информации о криминальной среде, а для участия в качестве понятых при производстве ОРМ.
Проверить, является ли понятой конфидентом, практически  невозможно. Во-первых, рассекретить данную информацию можно лишь с согласия самого конфидента, которого он, как  правило, не дает; во-вторых, оперативные работники оформляют и регистрируют далеко не всех своих конфидентов. В то же время, если в суде будет установлено, что лицо, участвовавшее в качестве понятого при производстве ОРМ, ранее было задействовано в другом мероприятии и в составе участников этих двух ОРМ совпадает хотя бы один оперативный сотрудник, достоверность результатов оперативной работы должна быть поставлена под сомнение.
О наличии  личных или служебных отношений  между оперативным сотрудником  и «незаинтересованным гражданином» свидетельствует, в частности, сокрытие сведений о личности данного гражданина в материалах ОРМ. Так, при составлении протоколов и актов ОРМ оперативные сотрудники вместо фактического адреса проживания понятого указывают адрес своего служебного кабинета. В дальнейшем следователи в протоколах допросов указанных «незаинтересованных граждан» приводят тот же адрес, что фактически является сокрытием информации о личности участника процесса.
В соответствии с ч.9 ст.166 УПКРФ основанием для  сокрытия информации о личности участника процесса является мотивированное постановление следователя, вынесенное с согласия руководителя следственного органа. При этом данные о личности участника процесса засекречиваются в полном объеме: с введением псевдонима и образца подписи. Подлинные анкетные данные помещаются в запечатанный конверт, который приобщается к материалам дела. Какое-либо иное частичное сокрытие сведений о личности участника процесса без надлежащих оснований является прямым нарушением принципа гласности уголовного судопроизводства.
В соответствии со ст.12 Закона об ОРД сообщение сведений о конфидентах допускается лишь с их письменного согласия в случаях, предусмотренных федеральными законами, и только на основании постановления  начальника органа, осуществляющего  ОРД. Если хотя бы одно из названных условий не выполняется, сведения о конфидентах остаются засекреченными.
Привлечение в качестве понятых лиц, оказывающих  содействие оперативным сотрудникам  на конфиденциальной основе, противоречит целям обеспечения достоверности результатов ОРМ. Во-первых, лицо оказывает такое содействие за материальное вознаграждение и, следовательно, не может признаваться «незаинтересованным гражданином». Во-вторых, суд не всегда имеет возможность получить сведения о таком лице, а иногда даже не может достоверно установить, является ли это лицо конфидентом (даже при получении в официальном порядке отрицательного ответа на этот вопрос оторганов, осуществляющих ОРД, определенные сомнения остаются).
Таким образом, любые показания конфидента оставляют неустранимые сомнения в его незаинтересованности в силу негласного характера и специфики ОРД, а в соответствии ч.3 ст.14 УПКРФ все неустранимые сомнения толкуются только в пользу обвиняемого.
В связи  с вышеизложенным возникает закономерный вопрос: зачем нужно привлекать «незаинтересованных граждан» к участию в ОРМ? Ответ прост — чтобы создать иллюзию доказанности факта сбыта. Показания данных граждан вместе с протоколами личного досмотра и показаниями оперативных сотрудников создают систему косвенных доказательств, подтверждающую показания закупщика об обстоятельствах подготовки и проведения проверочной закупки и, следовательно, приобретения им наркотических средств.
Но это  только видимость системы. Данные доказательства не могут подтверждать показания закупщика даже косвенно. Единственное прямое доказательство, которое может подтвердить показания закупщика, — видеозапись факта передачи наркотиков в ходе закупки и аудиозапись разговора между закупщиком и сбытчиком. Закон об ОРД предусматривает возможность осуществления в ходе ОРМ аудио- и видеозаписи, в том числе и скрытых. Полученные при этом записи должны рассматриваться как вещественные доказательства.
Три шага к законной проверочной закупке
Основываясь на приведенных выше аргументах, можно  сделать вывод: для приведения практики производства проверочной закупки наркотических средств в соответствие с действующим законодательством необходимо установить три основных правила:
1) оформлять  проверочную закупку единым протоколом (актом) производства проверочной закупки;
2) перенести  акцент с доказывания обстоя-тельств  подготовки и завершения закупки  на доказывание факта инициативного  сбыта наркотических средств;
3) ввести  в качестве обязательного элемента  проверочной закупки применение  аудио- и видеозаписи с фиксацией как подготовительных мероприятий, так и самого процесса передачи наркотиков и содержания переговоров закупщика со сбытчиком.
Что касается протокола (акта) проверочной закупки, он должен содержать несколько обязательных разделов:
действия  по проверке одежды закупщика;
осмотр, пометка и передача денежных средств, а также средств аудио- и видеозаписи;
описание  процесса производства закупки;
отметка о выдаче предметов, приобретенных  в ходе проверочной закупки, осмотр и упаковка этих предметов;
отметка о просмотре (прослушивании) видеозаписи (аудиозаписи), описание носителя и его упаковки.
Задержание  сбытчика и его личный обыск должны осуществляться в рамках уголовно-процессуального  законодательства, поскольку Закон  об ОРД не предусматривает возможности задержания и личного обыска.


и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.