На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Защита прав и законных интересов детей в России и странах СН

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 28.08.2012. Сдан: 2011. Страниц: 18. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


  МИНИСТЕРСТВО  ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ
  ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ  УЧРЕЖДЕНИЕ
  ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО  ОБРАЗОВАНИЯ 

  УЛЬЯНОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ  УНИВЕРСИТЕТ
  ФАКУЛЬТЕТ ТРАНСФЕРНЫХ СПЕЦИАЛЬНОСТЕЙ 
 
 
 
 

  КУРСОВАЯ  РАБОТА 

  НА  ТЕМУ: 

  «Защита прав и законных интересов детей в России и странах СНГ» 
 

                                             Выполнила: студентка 4 курса
                                группы ФТС-42
                                Крайнова Виталия  Андреевна 

                                Научный руководитель:
                                к.ю.н., доцент
                                Левушкин Анатолий Николаевич
                                       
 

                                Работа  сдана: "___"_____________2011 г. 

                                К защите допущена: "___"________2011 г. 

                                Оценка ____________________________  
 
  Ульяновск
  2011

     Содержание

 
Введение…………………………………………………………………………..3
Глава I. Судебная защита прав и законных интересов детей в РФ…………8
1.1 Судебно-психологическая экспертиза в делах, касающихся защиты прав детей……………………………………………………………………………….8
1.2 Определение места жительства ребенка при раздельном проживании родителей………………………………………………………………………..14
1.3 Иски об отобрании ребенка……………………………………………….22
1.4 Дела об ограничении родительских прав……………………………….25
1.5 Лишение и восстановление в родительских правах…………………….34
Глава II. Защита прав и законных интересов детей в странах СНГ……….45
2.1 Сравнительная характеристика защиты прав детей при ограничении, лишении и восстановлении родительских прав…………………………….45
2.2 Сравнительно-правовая характеристика деятельности прокурора в гражданском процессе по делам о защите прав и законных  интересов  детей в РФ и странах СНГ…………………………………………………………...58
Заключение……………………………………………………………………..68
Список  используемых источников……………………………………………73
 

      Введение

 
     Дети  являются высшей ценностью каждого  государства. Сегодня ни у кого не вызывает сомнения, что критерием  дееспособности и прозорливости власти является ее отношение к детям, уважение и защита их прав, свобод и законных интересов. В раннем возрасте дети особенно уязвимы и особенно подвержены разным влияниям, и поэтому ребенок должен пользоваться приоритетом в том, что касается наших забот и ресурсов1. Постоянно прогрессирующий рост преступности несовершеннолетних, количество детей, лишившихся родительского попечения и находящихся в конфликте с законом, требуют поиска и применения срочных и далеко не ординарных мер.
     Преодоление глубочайшего кризиса российского  общества заключается в его коренном социально-экономическом и духовно-нравственном оздоровлении, в формировании и проведении эффективной социальной политики, способной существенно улучшить условия жизни граждан страны, стать важнейшей гарантией удовлетворения жизненных потребностей молодого человека, защиты его прав и интересов. Вместе с тем социальная защита несовершеннолетних граждан не может сводиться к решению проблем лишь чисто материального характера. Перед страной стоит задача разработки и реализации концептуальных основ новой правовой базы реального обеспечения прав, свобод и законных интересов детей. Особо значимы здесь постоянный поиск и апробация нетрадиционных для сегодняшней России, но доказавших свою эффективность в мировой практике путей решения наиболее острых проблем. Российская Федерация, как правопреемник СССР, на законодательном уровне в последние годы, предпринимает значительные усилия по реализации международных стандартов по защите прав и свобод ребенка, наилучшему обеспечению его интересов.
     Формирование  правового, демократического государства  предполагает социальную защищенность детей, оказание им такой социальной помощи, которая бы обеспечила социальное благополучие каждому ребенку. Любые  декларации о правах и свободах ребенка, даже прописанные в Конституции и иных многочисленных законодательных актах, ущербны, если не обеспечены реальными гарантиями со стороны структур власти государства и общества.
     Каждому гражданину Российской Федерации гарантируется судебная защита его прав и свобод (ст.46 Конституции РФ). Это конституционное положение относится ко всем гражданам независимо от их возраста и получило закрепление в текущем законодательстве. Согласно ст.ст.1, 8, 56 Семейного кодекса Российской Федерации2 (далее СК РФ), ст.11 Гражданского кодекса Российской Федерации3 (далее ГК РФ) судебная защита гражданских и семейных прав и интересов ребенка является основной юрисдикционной формой защиты.
     Основой данного исследования явились Федеральные законы: СК РФ 1995 г., «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» (1998 г.)4, «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» (1999 г.)5, «О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей» (2001 г.)6, «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» (1996 г.)7, Конвенция о правах ребенка 1989 года8 и многие другие нормативно-правовые акты.
     Правительством  были определены «Основные направления государственной политики по улучшению положения детей в Российской Федерации до 2010 года», Принята Федеральная целевая программа «Дети России» на 2007 - 2010 гг. (утв. постановлением Правительства РФ от 21 марта  2007 г. N 172)9. Но реалии жизни свидетельствуют, что такого рода мер явно недостаточно. В этой связи долг федеральных и региональных органов исполнительной власти — постоянно наращивать потенциал самой системы правоприменения, повышать исполнительскую дисциплину, совершенствовать профессионализм специалистов, работающих в области обеспечения прав молодых граждан страны.
     Полемический  характер дискуссии по проблемам  ювенальной юстиции уже вышел  на законодательный уровень, что  нашло отражение в подготовке и публикации различных проектов федеральных законов, в том числе: «О судах по делам семьи и несовершеннолетних», «О предотвращении насилия в семье», «Основы законодательства о ювенальной юстиции в Российской Федерации» и ряд других. Все эти документы, безусловно, должны быть известны не только специалистам, но и широкой общественности.
     Практическая  значимость данного исследования состоит  в том, что при оценке названных  законопроектов требуются не субъективные умозаключения, а квалифицированное  понимание правовой действительности, состояния органов правозащиты, научное обеспечение механизмов возможного усиления охраны прав, свобод и законных интересов подрастающего поколения, данные фактор определит и круг читателей, для которых работа будет представлять интерес – социальные работники, руководители различных детско-юношеских учреждений, юристы, сотрудники органов внутренних дел и прокуратуры. В работе использованы материалы следующих исследователей: Ананиан Л.Л., Беспалова Ю., Вышкиной С.В., Диана В., Королева Ю.А., Нечаевой А.М., Сахновой Т.В. и других ученых правоведов.
     Ратификация Союзом ССР Конвенции ООН «О правах ребенка» повлекла за собой установление для нашего государства определенных обязательств, в первую очередь приведение национального законодательства в  соответствие с положениями Конвенции. Государства - участники Конвенции несут за свои действия в отношении детей юридическую ответственность, а государства - нарушители Конвенции могут быть подвергнуты мировому осуждению.
     Приняв, таким образом, определенные обязательства  не только перед мировым сообществом, но и перед населением страны, Российская Федерация как преемница СССР, приступила к формированию политики в области защиты детства.
     Начальным этапом формирования государственной  политики в интересах детей можно  считать 1994 год, объявленный Организацией Объединенных Наций Международным годом семьи. Это решение стало серьезным импульсом для привлечения внимания к проблемам развития семьи и семейной политики.
     В самом общем виде государственную  семейную политику Российской Федерации можно определить как «целенаправленную деятельность государственных органов и иных социальных институтов по созданию оптимальных условий для выполнения семьей ее функций, гармонизации отношений между личностью, семьей и обществом».
     В нестоящее время Россия проходит сложный путь признания ребенка самостоятельным субъектом права и в этом содержится актуальность исследования.
     Первым  шагом на пути признания ребенка  самостоятельным субъектом права, находящимся под защитой государства, было включение в СК РФ новой главы – «Права несовершеннолетних детей». И правовая, и социальная значимость этого новшества велика: «Тем самым государство как бы протягивает ребенку руку помощи, помогая ему выбраться из бесправного положения, встать с колен и в полную силу заявить о своем существовании, о своих правах, которые по своему значению не уступают правам совершеннолетних членов семьи».
       Основная цель и задачи проведенного  исследования состоят в том,  чтобы на основе анализа нормативных  правовых актов, гарантирующих  права и судебную защиту прав детей определить механизм защиты прав детей в Российской Федерации, его содержание, выявить проблемы и способы оптимизации.
     Методологические  и теоретические основы исследования базируются на общих методах познания. Выводы исследования основаны прежде всего на изучении и анализе трудов российских ученых и специалистов гражданского, семейного, ювенального права, нормативно-правовых актов Российской Федерации и международно-правовых актов.
     Структурно  работа состоит из двух глав, разбитых на соответствующие параграфы, введения, заключения, списка используемых источников.  

 


Глава I. Виды судебной защиты прав и законных интересов несовершеннолетних детей 

     1.1 Судебно-психологическая экспертиза в делах, касающихся защиты прав несовершеннолетних детей 

     Судебные  споры, возникающие из брачно-семейных отношений, можно отнести к таким  гражданским делам, в которых  с наибольшей очевидностью проявляется потребность в использовании специальных психологических знаний. Одна из главных причин заключается в обилии социально-оценочных норм в брачно-семейном законодательстве; норм, одним из необходимых компонентов, содержания которых выступают психологические элементы. Особый социальный резонанс приобретает психологическая экспертиза в делах, связанных со спорами о праве на воспитание детей. К числу таких дел можно отнести следующие:
    о воспитании детей после расторжения брака между родителями и о месте проживания детей;
    о месте жительства ребенка при раздельном проживании родителей;
    об участии отдельно проживающего родителя в воспитании детей, когда сами родители не пришли к соглашению по этому вопросу;
    об устранении препятствий со стороны родителей на общение с ребенком дедушки, бабушки, братьев, сестер и других родственников, если родители не подчиняются решению органа опеки и попечительства по данному вопросу;
    о возврате ребенка по требованию родителей от любых лиц, удерживающих ребенка не на основании закона или судебного решения;
    о лишении родительских прав;
    о восстановлении в родительских правах;
    об отобрании ребенка без лишения родительских прав родителей (ограничении родительских прав);
    об отмене ограничения родительских прав;
    об усыновлении ребенка;
    об отмене усыновления.
     Все перечисленные категории дел  связаны с защитой прав и интересов  несовершеннолетних детей, где законодатель в качестве критерия для определения последствий, которые указаны в той или иной норме права, применяемой судом, называет интересы детей.
     Таким образом, практически по всем категориям споров о праве на воспитание детей  суду надлежит установить, будет ли отвечать интересам детей то или иное действие (передача ребенка от одного родителя другому, определение места проживания ребенка с конкретным родителем, лишение родительских прав, отмена усыновления и пр.).
     В то же время в нормах брачно-семейного законодательства не содержится никаких критериев относительно того, как в том или ином случае понимать формулу «интересы детей», какие конкретные обстоятельства необходимо установить суду, чтобы констатировать соответствие (или несоответствие) поведения определенных лиц интересам ребенка. Решение данного вопроса отдано, по сути, на усмотрение суда и вызывает, как показывает практика, немалые трудности10.
     Самой распространенной судебной ошибкой  при рассмотрении и разрешении подобных дел является невыясненность всех необходимых обстоятельств, вынесение судебного решения на основе непроверенных и недостаточных доказательств, что влечет необоснованность решения. Поэтому в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ11 неоднократно подчёркивалась недопустимость разрешения дела по существу только на основании утверждении сторон, назывался примерный перечень наиболее типичных обстоятельств, которые необходимо устанавливать при рассмотрении спора о праве на воспитание детей: конкретные условия воспитания детей, их возраст, особенности психического развития ребенка, характер взаимоотношений родителей между собой и каждого из них с ребёнком, отношение детей к родителям, положительное или отрицательное воздействие родителей на развитие детей, а также личные качества родителей, личная привязанность ребёнка. Если спор о праве на воспитание детей возник в связи с расторжением брака, следует обратить внимание на причины семейного конфликта, что может быть важно для правильного определения места проживания ребенка — с учетом его интересов.
     По  вопросам применения ст. 69 СК РФ (лишение родительских прав) Верховный Суд РФ разъяснил, что уклонением от выполнения родителями своих обязанностей в отношении детей следует также считать отсутствие заботы об их нравственном воспитании, а злоупотребление родительскими правами может выражаться в создании препятствий для общения ребенка со сверстниками; жестокость может проявляться в психическом насилии, унижении человеческого достоинства ребенка. По своему характеру все вышеуказанные обстоятельства являются психологическими, которые невозможно профессионально определить исходя, только из жизненного опыта — необходимо применение специальных знаний.
     Сказанное позволяет выделить типичные обстоятельства материально-правового характера, имеющие психологическое содержание, которые подлежат установлению судом по конкретным категориям дел, а именно:
     а) влияние поведения родителей (воспитателей) на психическое состояние и развитие детей;
     б) степень привязанности ребенка  к родителям (воспитателям) с учетом особенностей психического развития детей и их возраста (те же ст. СК РФ);
     в) учет мнения ребенка, достигшего 10 лет, о месте его жительства;
     г) при возбуждении дела по ст. 69 СК РФ (решение вопроса о лишении  родительских прав):
    уклонение родителей от выполнения обязанностей по воспитанию детей;
    злоупотребление родительскими правами;
    жестокое обращение с детьми.
     Анализ  норм брачно-семейного законодательства, подлежащих применению при рассмотрении судом споров о праве на воспитание детей, показывает, что в большинстве случаев они имеют социально-оценочный характер с включением психологических элементов. Это главный фактор, предопределяющей в принципе возможность использования судебно-психологической экспертизы как средства получения судебных доказательств. На необходимость учёта психологических по содержанию факторов при рассмотрение споров о детях также обращает внимание постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей».
     Чаще  всего может быть назначена, экспертиза в отношении родителей (одного из них) или фактических: воспитателей, а также экспертиза по психологическому анализу ситуации (семейного конфликта).
     Экспертиза  в отношении родителей или фактических воспитателей направлена на выявление таких обстоятельств психологической природы, которые способны играть роль доказательств при установлении судом способности названных субъектов к осознанному и соответствующему интересам детей осуществлению ими своих родительских прав и обязанностей, к надлежащему воспитанию детей. Среди конкретных психологических обстоятельств в контексте исследуемых категорий дел могут быть значимы:
    индивидуально-личностные особенности родителей (в познавательной, эмоциональной, волевой сферах);
    установки и доминанты поведения (особенно действующие в конфликтных ситуациях, типичные способы разрешения конфликтов);
    основные мотивационные линии поведения в семье;
    структура потребностей и социальных ценностей;
    выявление истинных и мнимых причин семейного конфликта12.
     Специфика устанавливаемых в ходе психологической  экспертизы обстоятельств подсказывает и ее виды: экспертиза по дифференцированному определению психологических особенностей личности и экспертиза по выявлению основных мотивационных линий личности и их структуры.
     Заключение  эксперта-психолога такого рода выступает  прямым доказательством, иногда - косвенным.
     Другой  распространенный в делах по спорам о детях вид экспертизы — психологический  анализ семейной ситуации. В большинстве случаев для правильного разрешения судом дела необходимо знать и учитывать не только особенности поведения родителей, но и специфику его воздействия на детей, их психическое состояние и психическое развитие. Это, в свою очередь, предполагает выявление индивидуально-личностных особенностей ребенка, мотиваций его поведения, факторов, влияющих на изменение поведения, формирование доминант поведения, личностных ценностей, социальных ориентиров и т.п. Установление подобных обстоятельств невозможно вне специального психологического исследования. Однако назначить судебную экспертизу в отношении ребенка с юридической точки зрения нельзя: он не является субъектом процесса. С процессуальных позиций, ребенок недееспособен, хотя сам процесс ведется в его интересах, объектом защиты выступают права и интересы ребенка. Иногда (при опросе ребенка) пытаются применить процессуальные правила, регламентирующие статус свидетеля. Это недопустимо и по той причине, что ребенок имеет объективно обусловленный материально-правовой интерес в деле (независимо от того, способен он это осознавать или нет; он является процессуально правоспособным субъектом). Поскольку ребенок недееспособен, его интересы в суде представляют, по общему правилу, законные представители (родители, усыновители).
     Итак, приходим к следующему. Интерес ребенка  — главный критерий для правильного  разрешения дела, но выразителями этого  интереса в процессе выступают другие заинтересованные лица (родители), чей интерес может объективно противоречить интересу ребенка. По этой причине для правильного, объективного установления истинных интересов ребенка суд нуждается в непредвзятой информации, которая, во-первых, отражала бы определенные факты действительности, во-вторых, была бы получена из процессуально нейтрального (незаинтересованного в исходе дела) источника. Такая информация, с одной стороны, могла бы использоваться для проверки объяснений сторон судом, с другой — служить самостоятельным судебным доказательством определенных обстоятельств. Именно этим объясняется в целом доказательственная значимость выводов, содержащихся в заключении эксперта-психолога13.
     Мы  рассмотрели лишь некоторые проблемные аспекты судебно-психологической  экспертизы несовершеннолетних. И я считаю, что они свидетельствуют о том, что на современном этапе необходимо более широко использовать достижения психологической науки при производстве по данной категории дел. Объективная потребность следственных и судебных органов в применении судебно-психологической экспертизы при расследовании и рассмотрении в суде дел с участием несовершеннолетних, обусловливают необходимость совершенствования законодательства, разработки положений, регулирующих вопросы назначения и производства данного вида экспертного исследования. 
 

     1.2 Определение места жительства ребенка при раздельном проживании родителей 

     Для нашего времени характерно явление, которое называется «кризисом семьи». Одна из форм его проявления выражается в цифрах бракоразводной статистики, которые свидетельствуют о тенденции к росту числа разводов. По данным Министерства юстиции РФ было удовлетворенно исков о расторжении брака супругов, имеющих несовершеннолетних детей, в 2004 г. – 350075, в 2005 г. – 382262, в 2006 г. – 418168. Следовательно, введение в действие Семейного кодекса РФ картина остается прежней. Это объясняется непреходящими причинами, а обстоятельствами, уходящими своими корнями глубоко – в самые недра жизнедеятельности семьи, впитывающей все перемены, происходящие в обществе, общественном сознании. Здесь и серьезные перемены в присущих семье функциях, изменения традиционных ролей женщины и мужчины в семье, когда кормильцем становится мать детей, утрата многих духовных ценностей, рост алкоголизма и наркомании, убивающих одну из главных человеческих ценностей – любовь к своему ребенку и другие. Все это вместе взятое находит свое отражение в гибели полной семьи, прекращении брака путем развода, ведущему к разрыву, казалось бы, прочного треугольника: мать – ребенок – отец. Отсюда весь трагизм положения ребенка, чьи родители расторгают брак. Тысячи несовершеннолетних детей страдают в результате развода родителей. Причем страдают серьезно, ибо, по мнению известного психолога Гельмута Фигдора, любой развод – огромная травма для ребенка. Одновременно он подчеркивает: от всех других видов разлуки несовершеннолетнего с одним из родителей развод означает окончательность, безвозвратность, необратимость изменившихся жизненных обстоятельств. И это роднит его с переживанием одного из родителей14. Говоря о расторжении брака как причине появления спора об определении места жительства ребенка с одним из родителей, надо еще раз обратить внимание на очевидную истину от того, как дети переживут развод во многом зависит их дальнейшее психическое здоровье. Но если развод родителей, по общему правилу, трагедия для ребенка, то подлинным источником его страданий становится предразводная ситуация, когда назревает спор между родителями, с кем будет после прекращения брака жить ребенок. Тем более, что оградить его от сгустившихся туч, накала страстей практически невозможно.
     Такова  подоплека споров между родителями об определении места жительства несовершеннолетнего после развода. Что касается правового аспекта таких споров, то здесь можно говорить, во-первых, об общих их правовых предпосылках, во-вторых, о конкретных положениях, сформулированных в СК РФ, в-третьих, о содержащихся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ разъяснениях, обращающих внимание на наиболее сложные вопросы, возникающие при разрешении судом дел подобного рода.
     К числу первых предпосылок относятся:
    каждый родитель имеет равные права и обязанности в отношении своих несовершеннолетних детей;
    родители имеют права и обязанности по воспитанию своих несовершеннолетних детей. Отсюда следует, что они имеют правомочия на: личное воспитание своего ребенка, выбор способов и методов семейного воспитания, устройство ребенка на воспитание в одно из детских образовательных, воспитательных, медицинских и прочих учреждений, передачу несовершеннолетнего на усыновление, надзор за его поведением;
    не исключается существование других правомочий, вытекающих из права родителя на воспитание своего ребенка;
    родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей;
    все вопросы, касающиеся воспитания родителями своих детей, решаются родителями по их взаимному согласию, исходя из интересов детей и с учетом мнения детей;
    родители, будучи законными представителями своих несовершеннолетних детей, вправе (и обязаны) выступать в защиту их прав и интересов в отношениях с физическими и юридическими лицами, в том числе в судах, без специальных на то правомочий.
     Кроме перечисленных общих предпосылок  споров об определении места жительства ребенка с одним из родителей  Семейный кодекс РФ содержит адресованные непосредственно суду. Так, согласно п. 2 ст. 65 СК РФ, родителям (одному из них) предоставляется право при наличии разногласий между ними обратиться за их разрешением в орган опеки и попечительства или в суд. Решение вопроса, куда именно, зависит от степени глубины этих разногласий. Если они не имеют антагонистический характер и их можно преодолеть в рамках семьи, то следует направлять родителей в органы опеки и попечительства, управомоченные п. 2 ст. 65 Семейного кодекса РФ на их разрешение. При этом органы опеки и попечительства выносят решение (постановление) лишь рекомендательного свойства. Когда же возникает спор о праве, связанный с семейным воспитанием, который сами родители погасить не в состоянии, есть все основания для обращения в суд. К сказанному следует добавить, что обращение в суд допускается, по общему правилу, лишь в случаях раздельного проживания родителей. При их непосредственном постоянном и каждодневном общении с ребенком, когда они проживают в одном доме и, даже, в одной квартире, но в разных комнатах, рассмотрение возникшего спора теряет смысл, и ему не будет конца. Не случайно, п. 3 ст. 65 СК РФ обращает внимание на то, что речь идет об определении судом места жительства детей при раздельном проживании родителей.
     В судебной практике данную категорию  дел относят к числу наиболее сложных. Это обусловливается тем, что в них обычно не ставится под сомнение способность того или иного родителя должным образом осуществлять право на воспитание. Независимо от того, с кем будет проживать ребенок, право на воспитание в равной мере принадлежит обоим родителям. Подобный спор возможен как при расторжении брака, так и независимо от этого.
     По  Семейному кодексу РФ, при решении  вопроса о месте проживания учитывается  желание самого ребенка, если он достиг 10-летнего возраста (хотя преимущественного  значения этому не придается: суд может не учитывать желания ребенка, если придет к выводу, что оно противоречит его действительным интересам). При выявлении мнения ребенка о месте его проживания перед судом встают вопросы, которые ему необходимо предварительно разрешить, а именно:
    кто и как будет выявлять такое мнение;
    какими критериями следует руководствоваться при оценке выявленного мнения ребенка (когда при вынесении решения его следует учитывать, а когда — нет, мотивация этого).
     Если  ребенку не исполнилось 10 лет, то суд вообще лишен возможности использовать каким-то образом мнение ребенка как критерий при разрешении данного спора. Встает вопрос: какие конкретные обстоятельства необходимо установить и учесть в такой ситуации, с тем чтобы решение отвечало интересам детей.
     Обычно  выявление мнения ребенка (с кем  из родителей он хотел бы жить) вменяется  в обязанность органа опеки и  попечительства (РОНО) при составлении  им заключения. Однако вряд ли такой  подход приемлем. Кроме того, выявляя  желание ребенка, важно знать  особенности его психофизического развития и конкретного состояния. Названные обстоятельства по своей природе являются психологическими; выявить и учесть их профессионально способен только специалист в области детской психологии.
     В одном из своих постановлений  Верховный Суд РФ15 указал, что мнение ребенка по вопросу о месте проживания должно оцениваться с учетом особенностей психического развития ребенка, его конкретного психофизического состояния, особенностей конфликтной ситуации, воздействовавшей на него. С такой рекомендацией нельзя не согласиться. Но очевидно также и то, что, прежде чем указанные факторы взять за критерии оценки, их нужно установить. И здесь не обойтись без специальных психологических знаний в форме экспертизы, которая и должна быть проведена.
     Наконец, ситуация, когда ребенку менее 10 лет. Большинство споров такого рода решается по усмотрению суда, без учета  каких-либо объективных критериев. А в заключении РОНО отражаются, как правило, материально-бытовые условия проживания с тем или иным родителем; определить условия воспитания РОНО просто не компетентен. В тех же редких заключениях РОНО, где имеются указания на условие воспитания, вывод об этом делается на основе сугубо житейского усмотрения и не может иметь никакого значения для вынесения судом решения. Объяснения родителей также не могут быть положены в основу судебного решения, ибо они небеспристрастны.
     В свете сказанного становится очевидным  необходимость специального психологического исследования (судебной экспертизы) по такого рода делам16. Специальное исследование дает возможность учесть характер и структуру межличностных отношений в семье в целом и в доме каждого из родителей. Знание всех этих обстоятельств поможет выявить, в чем же заключается действительный интерес ребенка при решении вопроса о его месте проживания. Проиллюстрируем сказанное на примерах, взятых из судебной практики.
     В народном суде рассматривалось дело по спору между бывшими супругами об изменении места жительства их 8-летнего сына Юры. Суть дела: после расторжения брака мальчик остался с матерью, которая вскоре вновь вышла замуж. Обстановка в новой для мальчика семье была вполне благополучной, отчим заботился о ребенке, стремился завоевать его доверие, относился как к собственному сыну. Однако истец, отец мальчика, просил о том, чтобы мальчик постоянно жил с ним, т.к. в новой семье он чувствует себя плохо, у него изменился характер, он часто находится в подавленном состоянии, а мать не уделяет ему должного внимания. Из показаний учителей, вызванных в судебное заседание в качестве свидетелей: поведение мальчика изменилось (часто наблюдаются срывы, стал груб, чего ранее не было, хуже занимается, рассеян на уроках, потерям интерес к занятиям). Ответчица (мать) возражала против иска, утверждая, что в новой семье имеются все условия для надлежащего воспитания, что у мальчика просто идет процесс адаптации к изменившимся условиям.
     По  делу была назначена комиссионная судебно-психологическая  экспертиза. Экспертам предлагалось оценить психологическую ситуацию, сложившуюся в доме матери, психофизическое состояние ребенка и его причины, психологическое отношение мальчика к отцу, матери, отчиму.
     Выяснилось, что мальчик осознавал сложившуюся  ситуацию как отрицательную, конфликтную для себя; находился в состоянии психологического дискомфорта, что вызывало резко отрицательный эмоциональный фон; не мог принять отчима, частично такое отношение переносилось на мать; мальчик испытывал большую привязанность к отцу. Заключение экспертов-психологов, оцененное в совокупности с другими материалами по делу, позволило суду, верно, установить и оценить имеющие значение для дела обстоятельства. В итоге суд удовлетворил требование истца17.
     И, напротив, в тех случаях, когда  суд пытается решить вопрос о передаче ребенка только на основе свидетельских показаний, что ведет не только к увеличению процессуальных издержек, но и возрастанию отрицательного воздействия длящейся конфликтной ситуации на ребенка, что может привести, по мнению психологов, к необратимым последствиям в психическом развитии18.
     Вот характерный пример. Мать 13-летнего Кости предъявила иск к его отцу о передаче ей сына на воспитание. Истица утверждала, что после расторжения брака у ответчика сложилась новая семья, а мальчик фактически воспитывается бабушкой (матерью ответчика), которая настраивает его против матери. Ответчик настаивал, что утверждения истицы не соответствуют истине. Привлеченный в процесс как субъект ч. 2 ст. 42 Гражданско-процессуального кодекса, РОНО дал заключение о целесообразности передачи мальчика матери. Сам мальчик выразил желание остаться с отцом. По мнению педагога, классного руководителя, привлеченных в качестве свидетелей, передача травмирует мальчика, у которого имеются собственные убеждения, взгляд на сложившуюся ситуацию, сформировавшиеся самостоятельно, без чьего-либо воздействия. Однако суд, учитывая заключение РОНО, иск удовлетворил. Тем не менее, дело неоднократно рассматривалось — сначала кассационной, затем надзорной инстанцией. Последняя отменила решение, вынесенное судом первой инстанции, по мотиву его необоснованности и направила дело на новое рассмотрение. Надзорная инстанция отметила, что суд не выявил всех необходимых доказательств, которые подтверждали бы утверждения сторон, не проверил по существу имеющиеся доказательства, в том числе показания свидетелей, а потому не смог дать им должной юридической оценки.
     Подобного можно было бы избежать, если бы своевременно была назначена судебно-психологическая  экспертиза19. Спор между родителями о порядке участия в воспитании отдельно проживающего родителя возможен в суде, когда родители сами не пришли к согласию о порядке участия в воспитании детей. При рассмотрении такого спора суду надлежит:
     а) выявить причины, по которым стороны  не соблюдают (или одна из сторон нарушает) установленный органом опеки  и попечительства порядок участия в воспитании ребенка отдельно живущего родителя;
     б) установить, какой порядок участия  такого родителя в воспитании будет  отвечать интересам ребенка.
     Для названной категории дел типичными  будут: экспертиза по психологической оценке ситуации и психологическое исследование в отношении родителей (спорящих сторон в процессе). Нередко при рассмотрении таких дел выявляются факты злоупотребления родительскими правами, что служит поводом для возбуждения дела об отобрании, т. е. ограничении родительских прав, осуществляемых над ребенком и передаче его на воспитание другому родителю или органу опеки и попечительства.
     Я считаю, главным критерием при решении спора о том, с кем из родителей будет проживать ребенок, является благополучие ребенка. Суд должен отдавать предпочтение тому из родителей, кто в состоянии обеспечить наиболее благоприятные условия для воспитания, развития, обучения ребенка. Тот факт, что один из родителей имеет более высокий уровень материальной обеспеченности, не может стать единственным основанием для решения о проживании ребенка именно с ним. Должны учитываться в совокупности все качества, характеризующие родителей как воспитателей, а также отношения, существующие между родителями и детьми, степень их привязанности к каждому из них. 

     1.3 Иски об отобрании ребенка 

     Задача  сохранения жизни, физического и  психического здоровья ребенка всегда стояла на первом месте в семейном законодательстве.
     Общение ребенка с родителями может быть разным. В одних случаях опасность  могут смягчать окружающие ребенка члены его семьи, в других - очевидно, что ребенок на грани гибели. Именно для разрешения таких ситуаций предназначена статья, которая позволяет органам опеки и попечительства отобрать ребенка у родителей (одного из них) немедленно. Статья сообщает только о праве этих органов, однако надо полагать, что налицо их профессиональная обязанность спасти ребенка с помощью отобрания в упрощенном административном порядке. При этом не имеет значения, наступили или нет негативные последствия такой опасности.
     Использовать  такую исключительную по своему характеру  меру защиты прав и интересов ребенка могут только органы опеки и попечительства. Они вправе (и обязаны) отобрать ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью не только у родителей (одного из них), но и у других лиц, на попечении которых ребенок находится.
     Что касается детей, находящихся на попечении  детского воспитательного, медицинского учреждения, учреждения социальной защиты населения, существующая для них опасность может быть устранена путем незамедлительного их перевода в другое соответствующее учреждение. Одновременно следует решить вопрос о привлечении к ответственности лиц, на которых возложена обязанность заботиться о несовершеннолетнем, его воспитании.
     Изъятие ребенка означает отобрание его у родителей, которые не хотят с ним расстаться. Иное дело, когда ребенок оказывается брошенным, что представляет особую опасность для малолетних детей. Получив сведения о таком ребенке, необходимо принять срочные меры по его устройству. Этому устройству может предшествовать направление ребенка в одно из медицинских учреждений, в детский приют, детский приемник и т.п. Использовать любой способ устройства ребенка, оставшегося без родительского попечения, могут только органы опеки и попечительства. То же самое можно сказать об отобрании ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью.
     Основанием  такого отобрания служит постановление  органа местного самоуправления, в  котором, во-первых, констатируется факт пребывания несовершеннолетнего в крайне опасной для его жизни или здоровья обстановке, во-вторых, дается указание о немедленном его отобрании. В основу такого постановления должен быть положен акт обследования условий жизни ребенка, составленный по фактическому месту его нахождения и подписанный представителем органов опеки и попечительства, управомоченного защищать права ребенка. За отобранием ребенка следуют: незамедлительное уведомление о случившемся прокурора; временное устройство отобранного ребенка; предъявление в суд иска о лишении родительских прав или ограничении в родительских правах.
     Информация  о грубом нарушении прав ребенка  идет к прокурору, в необходимых случаях им может быть решен вопрос о возбуждении уголовного дела в отношении родителей (лиц, их заменяющих), совершивших общественно опасное деяние. Однако далеко не всегда удается тотчас устроить на постоянное время отобранного органами опеки и попечительства ребенка. Важно принять меры к временному его устройству (в больницу, санаторий, в одно из учреждений министерства социальной защиты и др.). Такое устройство вменено в обязанность органов опеки и попечительства, которым предстоит действовать в соответствии со ст. 123 СК РФ. Причем временное устройство ребенка как экстренная мера помощи не освобождает эти органы от обязанности завершить защиту прав несовершеннолетнего.
     Последовательность  в охране прав отобранного в административном порядке несовершеннолетнего требует  решения вопроса, касающегося прав (и обязанностей) родителей (одного из них), а также заменивших их лиц. Поэтому СК РФ обязывает органы опеки и попечительства в течение 7 дней предъявить иск либо о лишении родительских прав, либо об ограничении родителей в этих правах. Никаких исключений на этот счет не существует. В названный срок надлежит не только собрать материалы в обоснование исковых требований, но и предъявить иск.
     В результате отобрания ребенка у  лиц, заменяющих родителей, опекун (попечитель) отстраняется от выполнения опекунских обязанностей; расторгается договор о передаче ребенка на воспитание в семью; отменяется усыновление.
     Я считаю, что по первому звонку ребенка не стоит мчаться и наказывать маму с папой. Эта информация должна привлечь внимание к семье, чтобы изучить обстановку и решить, насколько жалоба обоснована. Иначе кто поможет ребенку, если источник опасности – его собственные родители? Обычно о насилии становится известно, когда ребенок уже покалечен морально и физически. Естественно, не должно доходить до абсурда, когда ребенка отдают в интернат потому, что его шлепнули по мягкому месту. Следовательно необходимо учитывать опыт других стран, таки как США, Германия, что защитой детей должны заниматься социальные работники, которые имеют большой опыт работы с семьями и обладают обширными полномочиями. 

     1.4 Дела об ограничении родительских прав 

     Ограничение родительских прав не представляет собою  новеллу в буквальном смысле слова. Оно было известно российскому семейному  законодательству и ранее. При этом главная цель существования правовых норм, предусматривающих ограничение родительских прав по суду, состояла в защите нарушенных прав ребенка, чья жизнь, здоровье, воспитание в опасности. Опасности, устранение которых не терпит промедления, а потому не связано с тщательным сбором доказательств, предупредительной работой и т.п., что характерно для исков по лишению родительских прав.
     До  принятия Семейного кодекса РФ 1995 г. четкой границы между лишением и ограничением родительских прав не было. Тем более, что вместо ограничения употреблялся термин «отобрание». Отсюда перенос центра тяжести в правоприменительной практике на лишение родительских прав, где все ясно и просто. А дела по ограничению (отобранию) были редкостью, несмотря на то, что большая часть детей нуждалась именно в скорейшей защите. Действующий Семейный кодекс РФ попытался устранить имевшие место пробелы, внести определенность в понятие вовсе не тождественных с правовой точки зрения терминов: лишение - ограничение родительских прав, оставляя без изменения главную цель ограничения: защиту ребенка.
     В ст. 73 Семейного кодекса РФ «Ограничение родительских прав» (п. 1) вновь используется понятие «отобрание»: «Суд может с учетом интересов ребенка принять решение об отобрании ребенка у родителей (одного из них) без лишения их родительских прав (ограничении родительских прав)». Следовательно, и в этом тексте ставится знак равенства между ограничением и отобранием, что осложняет использование ст. 73 Семейного кодекса РФ. Тем более, что никаких разъяснений на этот счет постановление Пленума Верховного Суда РФ не содержит. Поэтому возможен вывод, что имеется в виду ограничение родительских прав путем отобрания ребенка у родителей (одного из них) на основании судебного решения, где должно быть сказано:
    ограничить в родительских правах;
    отобрать ребенка у родителей, чьи права ограничены.
     Более четко теперь обозначены в СК РФ различия между основаниями лишения и ограничения родительских прав. Оставляя по-прежнему опасность пребывания (нахождения) ребенка с родителями (одним из них) как главное условие государственного вмешательства в семейные дела ради спасения несовершеннолетнего, п. 2 ст. 73 Семейного кодекса РФ гласит: ограничение родительских прав допускается, если оставление ребенка с родителями (одним из них) опасно для него по обстоятельствам, от родителей (одного из них) не зависящим. В открытый перечень таких обстоятельств Семейный кодекс РФ включает психическое расстройство, иное хроническое заболевание, стечение тяжелых обстоятельств и т.п.
     Так, органы опеки и попечительства предъявили иск об ограничении родительских прав Е. в отношении ее малолетнего сына Алексея. Она 5 лет состояла на учете в психоневрологическом диспансере, лечилась, но безрезультатно. Когда мальчику исполнился всего один месяц, она бросила его во время очередного запоя. Ребенок был направлен в больницу, откуда Е. мать забрала его домой. Через 3 месяца все повторилось: 4-х месячный Алеша, брошенный матерью, опять попал в больницу. Мать, придя в себя, опять забрала его. Явно больная женщина-мать как могла боролась за ребенка, но ей это не удавалось. А он пребывал в опасности, находясь на краю гибели. Поэтому иск об ограничении родительских прав был удовлетворен20.
     При наличии у родителей (одного из них) психического заболевания, возникает  проблема профессионального определения  его природы, симптомов, влияния на волевую сферу поведения родителя, степень опасности для ребенка. По мнению специалистов, не исключены случаи, когда родители не способны осуществлять надлежащее воспитание детей не в силу своего виновного и противоправного поведения, а по причинам медико-психологического характера, например, при некоторых психических заболеваниях, нарушении деятельности центральной нервной системы и т.п. При наличии у суда сведений о таких обстоятельствах и для установления степени их влияния на способность к осознанно волевому поведению целесообразно назначение комплексной психолого-психиатрической или медико-психологической экспертизы (в зависимости от специфики исследуемого объекта)21. Надо сказать, что информация о наличии у ответчика психического заболевания, представляющего угрозу для семейного воспитания несовершеннолетнего, чаще всего поступает от истца, но в разных ситуациях:
    когда ставится вопрос об определении места проживания ребенка с одним из родителей. Тогда речь об ограничении родительских прав не идет, и суд не вправе по собственной инициативе изменить исковые требования;
    если возникает спор по поводу общения с ребенком одного из родителей. И здесь имеют место совершенно иные исковые требования, изменить которые суд также не вправе;
    при рассмотрении иска о лишении родительских прав, где опасность пребывания ребенка с родителями (одним из них) объясняется, главным образом, психическим заболеванием матери, отца. В подобных случаях действует п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 года № 10, где суду предлагается, отказывая в иске о лишении родительских прав, применить ст. 73 Семейный кодекс РФ (ограничение родительских прав), после чего ребенок будет отобран у родителей (одного из них).
     Какое хроническое заболевание может  послужить основанием для ограничения  родительских прав (исключая хронический  алкоголизм или наркоманию), сказать трудно. Дело не только в опасности инфекции, исходящей от тяжело больного, допустим открытой формой туберкулеза и т.п., но и в том, что родители (один из них), например, пренебрегают всякими мерами предосторожности, профилактики, не хотят лечиться. Только тогда возможно ограничение родительских прав. То же самое можно сказать о родителе-инвалиде I группы, допустим, по зрению. Конечно, слепой человек не в состоянии самостоятельно создать необходимые условия жизни ребенка в семье. И только, если он отвергает всякую помощь родственников, посторонних, социальной службы, не исключается постановка вопроса об ограничении его в родительских правах ради спасения детей, особенно малолетних.
     Трудно  представить себе, какое стечение жизненных обстоятельств позволяет  ограничить в родительских правах. Пожалуй, единственным примером может послужить ситуация, если молодая обманутая одинокая мать, пытается забыться в алкоголе, наркотиках, но есть еще надежда спасти ее и ее ребенка. Другое - более распространенное основание ограничения родительских прав, заключается в отсутствии достаточных доказательств для удовлетворения иска о лишении родительских прав, когда суд приходит к выводу о применении вместо ст. 69 Семейного кодекса РФ (лишение родительских прав) ст. 73 Семейного кодекса РФ (ограничение родительских прав) В качестве примера можно привести следующую ситуацию.
     Отец  детей Н. — не просто пьяница, будучи человеком жестоким по натуре, к  детям относился плохо, наказывал  их за малейшие провинности. Сам же о детях не заботился. Поэтому  были все основания для лишения его родительских прав. Мать детей, напротив человек слабохарактерный, мягкий, противостоять мужу не могла, смирилась с тем, что дети вместе с нею голодают, живут в невыносимых условиях. Вот почему иск о лишении отца родительских прав, а матери об ограничении ее в родительских прав был удовлетворен, после чего детей передали на попечение органов опеки и попечительства. Но истцу всегда необходимо доказать, что ребенок, находясь с родителями (одним из них), в опасности. В противном случае в иске об ограничении в родительских правах будет отказано. Примером может служить дело по иску К. (бабушки) к Т. — матери 9-летней Наташи (отец девочки не записан в свидетельстве о рождении).
     По  утверждению К. сожители матери —  регент церковного хора, проявлял к девочке сексуальный интерес. Девочка жаловалась бабушке, что он ее бьет, допускает развратные действия на глазах ответчицы, заставляет голой танцевать в присутствии матери. По утверждению истца ребенок испытывает в доме матери нравственные и физические страдания. По ее просьбе несколько раз проводилась судебно-медицинская экспертиза девочки, результаты которой не позволяли возбудить уголовное дело. При этом в заключении главного специалиста районной управы обращалось внимание на то, что ребенок опрятен, а мать много внимания уделяет музыкальным занятиям Наташи. В результате, суд пришел к выводу о необоснованности исковых требований К; и ее иск удовлетворен не был. Ситуация типичная, но требующая более внимательного отношения к доводам истца. Отсутствие уголовного дела еще не доказательство того, что 9-летняя девочка вне опасности, а потому нет надобности в ограничении родительских прав ее матери.
     Другой  пример, свидетельствующий о необходимости  ограничения родительских прав Ч. в отношении ее 16 летней дочери Анны.
     В доме девочки поселился сожитель матери. В пьяном виде (это обычное его состояние) он, по словам девочки, избивал ее, набрасывал на шею веревку, пытался душить, наносил удары кулаком в лицо. Угрожая, заставлял пить водку. И все это происходило на глазах матери, безразличной к подобным методам воспитания. В результате, Аня ушла из дома, ночевала в школе, ночью ходила по улицам, пока ее не задержали работники милиции. В отношении истязавшего девочку сожителя было возбуждено уголовное дело. А мать осталась как бы не при чем, хотя было бы уместно предъявить к ней иск об ограничении родительских прав22.
     Прямая  связь ограничения родительских прав с отобранием (изъятием) ребенка  у родителей (одного из них) позволяет  заметить, что там, где несовершеннолетний находится вне сферы личного контакта с матерью, отцом, в отличие от лишения родительских прав, их ограничение, на наш взгляд, состояться не может. Находясь в Доме ребенка, детском доме, у опекуна (попечителя), в приемной семье, несовершеннолетний вне опасности. Вот почему следует согласиться с решением суда об ограничении родительских прав Е. в отношении одного из двух ее сыновей. Другой мальчик в возрасте 10 лет, был направлен опекуном на учебу в США в Американский колледж, где находился постоянно. Естественно, в условиях, которые ему не угрожали.
     До  появления Семейного кодекса РФ 1995 г. к числу спорных относился вопрос, считать ли отобрание ребенка по суду предупредительной мерой воздействия. Сейчас подобный вопрос не возникает, так как ч. 2 п. 2 ст. 73 Семейного кодекса РФ гласит: «Если родители (один из них) не изменят своего поведения. орган опеки и попечительства по истечении 6 месяцев после вынесения судом решения об ограничении родительских прав обязан предъявить иск о лишении родительских прав». Таким образом, речь идет об обязанности предъявить подобного рода иск. Следовательно, применение ст. 73 Семейного кодекса РФ, предусматривающей ограничение родительских прав, есть не что иное, как одна из разновидностей предупреждения тем, кто нарушает права ребенка. Причем «в интересах ребенка орган опеки и попечительства вправе предъявить иск о лишении родителей (одного из них) родительских прав до истечения этого срока». Но на практике трудно найти дело, где бы иску о лишении предшествовал иск, об ограничении, чему есть свое объяснение. Хотя, как правило, родители (один из них), чьи права ограничил суд, не меняют своего поведения, образа жизни, их ребенок уже вне опасности, поэтому возложение ответственности на родителей в виде лишения родительских прав, утрачивает свою остроту. Тем самым, защита прав ребенка не доводится до своего логического конца, ибо последствия ограничения родительских прав не тождественны тем, что возникают после утраты родительских прав по суду.
     Что касается последствий ограничения родительских прав, то к ним ст. 74 Семейного кодекса РФ относит:
    утрату права на личное воспитание своего ребенка. Только так устраняется нависшая над ребенком реальная опасность;
    лишение права на получение различного рода государственных пособий, причитающихся гражданам, имеющим детей;
    утрату права на различного рода льготы, существующие для родителей несовершеннолетних детей.
     Вместе  с тем, ст. 75 Семейного кодекса  РФ специально оговаривает: «Родителям, родительские права которых ограничены судом, могут быть разрешены контакты с ребенком, если это не оказывает на ребенка вредного влияния. Контакты родителей с ребенком допускаются с согласия органов опеки и попечительства либо согласия опекуна (попечителя), приемных родителей ребенка или администрации учреждения, в котором находится ребенок». Такой оговорки ранее действовавшее семейное законодательство не знало, что вовсе не означает, что лица, лишенные родительских прав, такого права не имеют. Поддержание личного контакта с ребенком в случае ограничения родительских прав необходимо:
    прежде всего, ребенку, испытывающему добрые чувства к своей матери, своему отцу;
    родителям, которым их дети дороги;
    родителям, которые не оставили надежды на перемены в образе своей жизни;
    родителям, которые не хотят, чтобы их лишили родительских прав.
     Следовательно, ст. 75 Семейного кодекса РФ преследует разные цели. Чтобы их достижение стало  реальностью, данная статья СК РФ практически  не ограничивает круг лиц, дающих разрешение на встречу. В их числе, главным образом, те, кто принял на себя заботу о несовершеннолетнем. Здесь и органы опеки и попечительства, чьей функциональной обязанностью является защита прав ребенка как таковая. Поэтому они вправе наложить запрет на контакт с ребенком, если есть сведения, что встреча несовершеннолетнего с родителями (одним из них) не в интересах ребенка.
     Таким образом, при ограничении родительских прав правовая связь родителей с  их детьми, основанная на факте их родства, сохраняется. Следовательно, сохраняются и связывающие родителей, родственников и детей имущественные права и обязанности, в том числе, касающиеся получения алиментов, наследства. Но обязанность содержать своего ребенка сохраняется и после ограничения родительских прав, на что обращает внимание положения ст. 73 - 74 Семейного кодекса РФ23. В качестве правовых последствий ограничения родительских прав фигурирует и передача ребенка, изъятого по суду от обоих родителей либо одинокой матери, на попечение органов опеки и попечительства, При этом в п. 18 постановления Пленума Верховного Суда РФ обращается внимание на то, что при передаче ребенка на попечение органов опеки и попечительства суду не следует решать вопрос о том, как должна быть определена этими органами судьба ребенка (помещение в детское учреждение, школу-интернат, назначение опекуна и т.п.), так как выбор способа устройства детей относится к компетенции указанных выше органов.
     Поскольку ограничение родительских прав имеет  определенные правовые последствия, постольку на суд возлагается обязанность в течение 3 дней со дня вступления в законную силу решения суда об ограничении родительских прав направить выписку из такого решения суда в орган записи актов гражданского состояния по месту государственной регистрации рождения ребенка24.
     Из  этой пункта понятно,  что абсолютное большинство норм семейного законодательства рассчитано на граждан с позитивной направленностью, а субъекты семейного неблагополучия не воспринимают их вообще. Безусловно, для большинства родителей, применение таких мер семейно-правовой ответственности - как ограничение родительских прав, является действительно исключительными, а, следовательно, и высокоэффективным наказанием. Но в силу того, что ограничение родительских прав применяются к лицам, утратившим понятие ценности отцовства и материнства, они не только не достигают ожидаемого эффекта, но и окончательно снимают с родителей ответственность за воспитание детей.  

     1.5 Лишение родительских прав и восстановление в родительских правах 

     Лишение родительских прав относится к исключительным мерам семейно-правовой ответственности. Ее применение влечет прекращение всякой правовой связи между родителями (одним из них) и ребенком, в отношении которого состоялось лишение родительских прав. Но при этом остается неизменной обязанность содержать несовершеннолетнего. Причитающиеся на содержание ребенка средства в виде алиментов с родителей либо выплачиваются опекуну (попечителю) детей, их приемным родителям либо зачисляются на счета детских учреждений, осуществляющих полностью воспитание, содержание ребенка, попавшего в категорию лишившихся родительского попечения. Получаемые на несовершеннолетнего воспитанника алименты учитываются отдельно по каждому ребенку. Причем подобного рода детское учреждение вправе помещать полученные суммы в банк. 50% дохода от обращения поступивших сумм алиментов используется на содержание воспитанника. При оставлении им такого учреждения сумма полученных на него алиментов и 50% дохода от их обращения зачисляются на счет, открытый на его имя в отделении Сберегательного байка Российской Федерации.
     Говоря  о сохранении обязанности лица, лишенного  родительских прав, содержать своего ребенка, Семейный кодекс РФ никаких исключений не делает. Поэтому вряд ли правомерен отказ в иске о взыскании алиментов, в случаях, когда суд лишает родительских прав женщину, не состоящую в браке. А такие отказы на практике имеют место.
     Так, Управление внутренних дел округа предъявило к В. — одинокой матери иск о  лишении родительских прав. Одновременно истец просил взыскать алименты на содержание 4-летнего сына Александра, который пока не был устроен и жил вместе с матерью. Удовлетворив иск о лишении родительских прав, суд отказал в иске о взыскании алиментов, сославшись на то, что ответчица является матерью-одиночкой.
     Вероятно, при этом имелось в виду, что  она имеет право на устройство своего ребенка в одно из детских учреждений на полное государственное попечение. Но одно дело — помощь государства, другое — обязанность каждого родителя заботиться о содержании своего ребенка, которая может компенсироваться государством, создающим льготные условия устройства ребенка одинокой матери в одно из государственных учреждений. К тому же полное «развязывание рук» женщине-матери, не состоящей в браке, не в интересах детей, ведет к полной безответственности таких матерей, что также не в интересах государства.
     Аналогично  по своему существу дело по иску одной  из Управ к М. — одинокой матери, которая воспитанием и содержанием  своей 8-летней дочери не занималась, страдала хроническим алкоголизмом 2 степени, получаемое ею пособие на ребенка использовала на приобретение спиртных напитков. В отличие от предыдущего примера ребенок находился под опекой бабушки, поэтому о бесплатном его содержании в детском учреждении речи вообще быть не могло. Тем не менее, суд отказал в иске о взыскании алиментов, ссылаясь на то, что М. в браке не состояла25.
     К числу прав, утрачиваемых в результате лишения родительских прав, относятся, прежде всего, права, связанные с  воспитанием детей. Они подробно перечислены в п.14 Постановления Верховного Суда РФ № 10 от 25 мая 1998 г. «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей»26. Данный перечень исчерпывающим не является, но включает наиболее важные правовые положения, имеющие прямое отношение к семейному воспитанию ребенка. Их правовым основанием служат:
    ст. 61 СК РФ, предусматривающая равенство прав и обязанностей родителей;
    ст. 62 СК РФ, посвященная правам несовершеннолетних родителей;
    ст. 63 СК РФ, регламентирующая права и обязанности родителей по вое пита кию и образованию детей;
    ст. 66 СК РФ, где говорится об осуществлении родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка.
     Данный  перечень можно пополнить статьями, которые косвенным образом затрагивают правоотношения по воспитанию:
    ст. 64 СК РФ, где говорится о защите родителями прав, интересов ребенка;
    ст. 68 СК РФ, предусматривающей право родителей требовать возврата ребенка от любого лица, удерживающего его у себя без законных к тому оснований. Другими словами, родительские права в случае их утраты в соответствии со ст. 69, 70 СК РФ объектом защиты со стороны государства уже не являются;
    п. 3 ст. 48 СК РФ, где сказано о согласии (несогласии) матери на добровольное установление отцовства путем подачи совместного заявления в орган записи актов гражданского состояния;
    ст. 129 СК РФ, обязывающей к согласию (либо отказу в даче согласия) передать своего ребенка на усыновление.
     Таковы  правовые последствия лишения родительских прав только в области действия семейного  законодательства. Они выполняют  как карательную, так и воспитательную функцию. Поэтому важно поставить в известность о состоявшемся решении, прежде всего, органы записи актов гражданского состояния по месту государственной регистрации рождения ребенка, куда в соответствии с п. 5 ст. 70 СК РФ суд обязан в течение 3 дней со дня вступления решения в законную направить выписку из данного решения.
     Конечно, все перечисленные права представляют собой социальную ценность. Но наиболее важная среди них — право родителя на, воспитание своего ребенка. Поэтому особое внимание уделяется прекращению всякого постоянного личного контакта ребенка и лиц лишенных родительских прав. Пункт 3 ст. 71 СК РФ обращает внимание на вопрос о дальнейшем совместном проживании ребенка и родителей (одного из них) после лишения родительских прав. Но решается вопрос в пороке, установленном жилищным законодательством.
     Поскольку лишение родительских прав, есть мера ответственности, ему сопутствует так называемое дополнительное обременение, прямо или косвенно затрагивающее интересы лиц, лишенных родительских прав, осуществлявших свои родительские функции и в сфере других правоотношений. Поэтому, например, п. 15 Постановления Верховного Суда РФ № 10 от 25 мая 1998 г. «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей»27, дополняя СК РФ, предусматривает обязанность суда после вступления в законную силу решения о лишении родительских прав, направить его копию органу, производящему выплаты на ребенка, или в суд по месту вынесения решения о выплатах для обсуждения вопроса о перечислении платежей на счет детского учреждения или лицу, которому передан ребенок на воспитание.
     Исключительный  характер лишения родительских прав как меры семейно-правовой ответственности объясняет существование целого ряда предпосылок ее применения. Наиболее существенные из них:
    использование лишения родительских прав как крайнего способа воздействия, применяемого, когда никакие другие меры эффекта не дали и дать не могут;
    лишение родительских прав только за виновное поведение родителей (одного из них);
    лишение родительских прав лишь в отношении конкретного ребенка, в отношении которого допускались неправомерные действия, не исполнялись родительские обязанности;
    лишение родительских прав при наличии оснований, перечисленных;
    установление судебного порядка лишения родительских прав.
     Говоря  о лишении родительских прав как  крайней мере семейно-правовой ответственности, следует иметь в виду, что родительские права неотчуждаемы, от них нельзя отказаться самому родителю по любым  соображениям. Практически, полное прекращение правовой связи ребенка с родителями может наступить только в двух случаях — при лишении родительских прав и передаче ребенка на усыновление, когда ни о какой ответственности речь идти не может. Между тем на практике суды, не углубляясь в суть дела, легко идут на удовлетворение иска, если ответчик соглашается с иском. Но чаще всего подобное поведение родителя вызывается желанием уйти от всяких обязательств по выполнению своего родительского долга. Налицо своеобразное самоустранение, которое свидетельствует и о незнании семейного законодательства.
     Так в деле по иску Т. к Б. о лишении  родительских прав, в процессе рассмотрения которого бюл представлен подобного  рода документ, ответчик по делу — отец несовершеннолетней — Б. свое самоустранении объяснил просто: «объективно оценил свои силы и возможности, сложившиеся жизненные условия и отказался воспитывать дочь только из ее интересов» (правда, изредка оказывал ей внимание). Тем самым Б. как бы ушел от ответственности за свое поведение (бил дочь и ее умирающую маму, все выносил из дома, позволял себе «сексуальные поползновения» в отношении дочери). Получилось, что Б. в процессе по лишению родительских прав выглядел почти «благородным» человеком, тогда как у суда были все основания для применения п. 4 ст. 70 СК РФ, предусматривающего обязанность суда уведомить прокурора о наличии в действиях ответчика признаков уголовно наказуемого деяния28.
     Исключительность  использования лишения родительских прав как меры крайней объясняет  необходимость проведения профилактической, предупредительной работы с родителем. Такая работа может быть разной: предупреждение со стороны органов МВД, комиссий по дела несовершеннолетних, органов опеки и попечительства, детского учреждения, отдельных официальных лиц, управомоченных на охрану прав детей. Причем любой шаг упреждающего свойства нуждается в оформлении (рапорт, акт, письмо и т.п.). Если учесть, что в наше время всякого рода предупреждения малоэффективны, отказаться от их использования просто нельзя, ибо, во-первых, речь идет о применении слишком серьезной меры ответственности, во-вторых, заявленный иск, как всякий другой, должен быть обоснован. Но здесь возникает крайне сложная проблема, заключающаяся в своевременности заявленного иска. Ситуация, его объясняющая, должна достичь такой степени зрелости, когда время еще не упущено, и ребенка, ради которого все делается, еще можно спасти. Потеря времени на так называемую предупредительную деятельность, чревата гибелью несовершеннолетнего, ради спасения которого и существует лишение родительских прав. Примеров тому на практике много.
     Так, К. впервые начала употребить спиртные напитки с 14 лет, и злоупотреблять ими сразу после рождения сына Максима в 1998 г. Ребенком она просто не интересовалась, выгоняла в ночное время на лестничную площадку, будучи одинокой матерью положенное пособие на сына пропивала, заставляла ребенка «пить спиртное». Когда он пошел в школу, жизнь его оставалась кошмаром. В школу он являлся самым первым, уходил, очень поздно, потому что ему некуда было идти. Приходил всегда голодным и ел только в школе. Проходили годы, на протяжении которых К. неоднократно вызывали для «профилактической беседы» на заседание комиссии по делам несовершеннолетних, предлагая лечиться. К моменту рассмотрения иска органов опеки и попечительства о лишении родительских прав Максиму было уже 11 лет. Из его школьной характеристики следовало: «Ввиду домашней обстановки ребенок часто пропускает занятия, замечен в воровстве, токсикомании, пытался употреблять спиртное, иногда теряет контроль над собой, сквернословит, не реагирует на замечания». По свидетельству школы ему не хватает ласки и родительского тепла. Налицо растянувшаяся по времени так называемая превентивная работа с давно потерявшей облик матери женщиной.
     Другой  пример позволяет увидеть, как своевременное устройство ребенка, чья мать С. — хронический алкоголик, позволило его спасти.
     Когда мальчику было 3 года его по просьбе  престарелой бабушки-опекуна устроили в детский дом. Сюда он поступил в  крайне запущенном состоянии, ничего о себе (кроме имени) сказать не мог. Пространственная ориентация была нарушена, фразы не сформированы, речь невнятная, внимание неустойчивое, цвета не различает. Пребывание Алеши в детском доме благотворно сказалось на его развитии. Из забитого, испуганного, ни на что кроме крика, не реагирующего ребенка, он превратился в нормального мальчика, всеобщего любимца детей и воспитателей. Пока Алешу спасали в детском доме параллельно предпринималась попытки спасти С. как мать: ее увещевали, предупреждали о необходимости изменить образ жизни хотя бы ради сына. Однако никаких положительных сдвигов не наблюдалось, а потому в 1999 г. (спустя 5 лет после устройства несовершеннолетнего в детское учреждение) С. была лишена родительских прав. В данной ситуации Алешу спасла бабушка-опекун, чья просьба об устройстве внука была исполнена29.
     Когда же лиц, управомоченных на защиту прав несовершеннолетних, оставшихся без  родительского попечения, нет, возможно, применение ст. 77 СК РФ, предусматривающей отобрание ребенка при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью, после чего можно было бы проводить любую профилактическую работу более обстоятельно, а потому успешно. Устройство должно быть временным, без обозначения конкретного срока, что позволит обосновать исковые требования относительно лишения либо ограничения родительских прав. Лишение родительских прав допускается при доказанности виновного поведения родителей30. Таково еще одно условие лишения родительских прав как исключительной меры ответственности. При сохранении более или менее нормального интеллекта родителя, нарушающего права своих несовершеннолетних детей, сомнения относительно наличия (отсутствия) его вины нетрудно развеять с помощью судебно-психиатрической экспертизы. Предметом такой экспертизы по делам о лишении родительских прав является:
    оценка психического состояния лица, его способность понимать значение своих действий или руководить ими;
    определение степени опасности для проживания с ним ребенка;
    решение вопроса о возможности ответчика принимать участие в воспитании детей31.
     При рассмотрении дел данной категории  в суде может использоваться также  судебно-психологическая экспертиза, частным предметом которой будет дифференцированная психологическая характеристика личности (ответчика) и психологический анализ сложившейся в семье ситуации. В рамках такого исследования, по мнению специалистов, могут быть установлены:
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.