На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Изучение пакистано-американского диалога конца ХХ века, в центре которого находились следующие вопросы: ядерное нераспространение и нераспространение ракетных технологий, поддержание стабильности в южноазиатском регионе, демократизация и права человека.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Междун. отношения. Добавлен: 06.03.2011. Сдан: 2011. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):



Реферат: Развитие пакистано-американских международных отношений в 90-е гг. ХХ - нач. ХХI века
американский пакистанский право демократизация
Конец 80-х - начало 90-х годов характеризовались кардинальными изменениями структуры международных отношений и расстановки политических сил в мире, что оказало непосредственное влияние на формирование соответствующего новым реалиям внешнеполитического курса Соединенных Штатов и повлекло за собой перестройку внешнеполитической концепции Пакистана.
С окончанием «холодной войны» у США появились новые возможности и одновременно весьма серьезные проблемы. С одной стороны, прекращение глобальной конфронтации означало исчезновение реальной военной угрозы Соединенным Штатам и превращение их в единственную военную сверхдержаву. США приобрели гораздо большую свободу стратегического маневра и получили широкие возможности для сотрудничества с государствами, входившими ранее в социалистическое содружество, и новыми государствами на пространстве бывшего СССР. С другой стороны, крах биполярного миропорядка обернулся усилением дестабилизирующих тенденций в мире, что выразилось в увеличении числа этнорелигиозных конфликтов, распространении ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения, росте международного терроризма и преступности.
После вывода советских войск из Афганистана и особенно после распада биполярной системы международных отношений акценты в повестке дня пакистано-американских отношений сместились в сторону очевидных противоречий между двумя странами, что было в большей степени обусловлено падением значимости Пакистана в стратегии Вашингтона и выдвижением новых приоритетов во внешней политике США. Целеполагающими установками внешнеполитической стратегии стали обеспечение безопасности и процветания страны, укрепление режимов нераспространения и контроля за ракетной технологией, борьба с международным терроризмом и преступностью, продвижение демократии в мире1. Впервые «стратегия расширения мирового свободного сообщества рыночных демократий»2 была сформулирована Белым домом в 1993 г. в качестве замены стратегии «сдерживания». С выдвижением новых приоритетов внешней политики США стало очевидно, что ситуация в Пакистане не отвечает принципам и интересам американской администрации.
В 90-е годы в центре пакистано-американского диалога находились следующие вопросы: ядерное нераспространение и нераспространение ракетных технологий, поддержание стабильности в южноазиатском регионе, демократизация и права человека, экономическое развитие Пакистана. В конце 90-х годов в общую повестку дня пакистано-американских отношений была включена проблема борьбы с терроризмом.
В мае 1990 г. спецслужбы США предоставили президенту Дж.Бушу информацию о том, что Пакистан, несмотря на неоднократные предупреждения Вашингтона о недопустимости продолжения ядерной программы, перешел к последней стадии создания ядерного оружия. 1 октября 1990 г. Дж.Буш не выступил перед Конгрессом с подтверждением отсутствия у Пакистана ядерного оружия, чего требовала поправка Пресслера3. Это привело к замораживанию поставок в Пакистан вооружений на общую сумму в 1,3 млрд. долларов4 (включая самолеты F-16, которые Пакистан уже частично оплатил) и прекращению экономической и военной помощи на сумму 564 млн. долларов5,запланированной на 1991 г. Предоставление помощи продолжалось только по линии уже действовавших в тот момент программ.
Эта акция Вашингтона стала тяжелым ударом для пакистанского руководства, особенно в свете того, что 13 августа 1990 г. правительство Пакистана, несмотря на широкие демонстрации в стране в поддержку Саддама Хусейна, объявило о своем решении выступить на стороне Соединенных Штатов в Кувейтском кризисе. Кроме того, прекращение экономической помощи отрицательно сказалось на экономическом положении страны.
Пакистанское правительство незамедлительно заявило о несправедливом отношении к Пакистану и его дискриминации, поскольку поправка Пресслера не предусматривала аналогичных мер в отношении других государств.
В середине октября 1990 г. в Вашингтоне состоялись переговоры министра иностранных дел Пакистана Мухаммада Якуб-хана с государственным секретарем США Джеймсом Бейкером. Предметом переговоров стал вопрос об отмене ограничений, введенных в соответствии с поправкой Пресслера. М.Якуб-хан предложил заморозить ядерную программу Пакистана в обмен на снятие санкций. Однако американская администрация считала, что подобной меры недостаточно: Пакистан должен был уничтожить ядерные материалы и свернуть свою программу. Якуб-хан отверг возможность подобного хода событий. Введение санкций и провал переговоров знаменовали переломный момент в пакистано-американских отношениях: начался период постепенного охлаждения в отношениях между двумя странами.
Пакистано-американский диалог по ядерной проблеме продолжился на переговорах в Исламабаде в ноябре 1991 г. (в ходе визита помощника государственного секретаря по вопросам безопасности Реджинальда Бартоломью), а также в рамках визита первого заместителя министра иностранных дел Пакистана Шахрияр Хана в Вашингтон в начале 1992 г. Последний визит примечателен тем, что в ходе него Пакистан на официальном уровне признал, что обладает всеми возможностями для создания ядерного оружия6. Однако попытка Исламабада установить более доверительный контакт с американской администрацией ни к чему не привела.
Ситуацию усугубляло то, что в сентябре 1991 г. Соединенные Штаты и Советский Союз объявили о решении прекратить оказание военной помощи противоборствующим группировкам в Афганистане. Таким образом, Афганистан оказался на периферии внешнеполитических интересов американской администрации, а Пакистан, лишенный экономической и военной помощи, столкнулся с необходимостью самостоятельно решать острые внутренние проблемы, ставшие результатом его вовлеченности в афганскую эпопею. Пакистану по-прежнему приходилось нести большие расходы по содержанию афганских беженцев, которые не хотели возвращаться на объятую гражданской войной родину, а также на поддержку различных афганских группировок7.
В конце 1991 г. позиция пакистанских правящих кругов относительно борьбы с терроризмом стала еще одной причиной дальнейшего ухудшения пакистано-американских отношений. В начале 1992 г. помощник госсекретаря США по политическим делам Арнольд Кантер, опираясь на сведения, предоставленные разведывательными службами США, выступил с предостережением в адрес пакистанского правительства о том, что если Пакистан продолжит оказывать помощь кашмирским боевикам, он будет внесен в список стран, официально поддерживающих терроризм (что влекло за собой введение очередного пакета санкций).
Вместе с тем следует отметить, что администрация Дж.Буша стремилась сохранить военное сотрудничество с Пакистаном на достаточно высоком уровне. Как считают некоторые американские исследователи8, такая политика Вашингтона объяснялась, с одной стороны, выгодным геостратегическим положением Пакистана в непосредственной близости к региону Персидского залива и в этом контексте особой заинтересованностью американского руководства в прочных дружественных связях с пакистанской правящей верхушкой, а с другой стороны, стремлением американского правительства иметь рычаги воздействия на пакистанских военных, игравших ключевую роль в принятии решений, касавшихся ядерной программы Пакистана. Так, в феврале 1992 г. государственный департамент США выдал лицензии на продажу Пакистану запасных частей для самолетов F-16, которые были переданы пакистанским ВВС до введения санкций9. Сумма сделки составила 120 млн. долларов.
В ноябре 1992 г. в США состоялись президентские выборы. Победу одержал кандидат от Демократической партии Билл Клинтон. Новая американская администрация10 заняла более жесткую позицию в вопросах ядерного нераспространения и прав человека. 16 января 1993 г., выступая перед Сенатом США, новый государственный секретарь Уоррен Кристофер обрушился с резкой критикой на Пакистан, поставив его в один ряд с Бирмой как страной, где отсутствует практика проведения свободных демократических выборов и соблюдения прав человека11.
В июле 1993 г. пакистано-китайское сотрудничество в ракетной сфере оказалось в центре внимания Вашингтона. Государственный департамент, получив информацию о продаже Китаем Пакистану ракет средней дальности (М-11) и пусковых установок, предупредил руководство КНР о возможности введения санкций против стран - нарушительниц Режима контроля над ракетной технологией (РКРТ)12. Несмотря на то, что китайская сторона отвергла обвинения подобного рода, государственный департамент США счел необходимым объявить 25 августа 1993 г. о введении санкций против Пакистана и КНР. Соединенные Штаты ввели ограничения на экспорт высокотехнологичной продукции в Пакистан и запрет на экспорт товаров в Китай в течение двух лет. По существу, данный инцидент в большей степени отразился на китайско-американских отношениях, чем на отношениях между Пакистаном и США. Однако сам факт грубого вмешательства в двусторонние пакистано-китайские отношения и попытка давления на КНР со стороны США были крайне отрицательно восприняты пакистанским руководством.
Жесткость позиции Вашингтона, однако, не означала полного прекращения политического диалога и сотрудничества с Исламабадом. Пытаясь наладить политический диалог между двумя странами, президент Билл Клинтон выступил в марте 1994 г. с инициативой, касающейся проблемы ядерного нераспространения. Б.Клинтон заявил о готовности американской администрации добиться одобрения Конгрессом отмены эмбарго на поставки самолетов F-16 в случае, если Пакистан заморозит свою ядерную программу и согласится на проведение инспекций своих ядерных объектов, а также на установление камер наружного наблюдения и использование других технических средств проверки недееспособности пакистанской ядерной программы. Премьер-министр Пакистана Беназир Бхутто назвала предложение американской администрации проявлением дискриминации в отношении Пакистана. Таким образом, попытки американских властей решить ядерную проблему Пакистана путем переговоров и одновременно ликвидировать создавшуюся некоторую напряженность в отношениях между двумя странами на данном этапе не увенчались успехом. Однако стремление наладить политический диалог и вывести двустороннее сотрудничество на более высокий уровень наблюдалось как в Вашингтоне, так и в Исламабаде.
Несмотря на отсутствие прогресса в вопросе пакистанской ядерной программы, являвшейся ключевым пунктом в пакистано-американской повестке дня для государственного департамента, министерство же обороны США было заинтересовано в улучшении отношений с Пакистаном, рассматривая последний в качестве потенциально значимого союзника Соединенных Штатов и проводника американских интересов в мусульманском мире. Так, в январе 1995 г. министр обороны США Вильям Перри совершил визит в Исламабад. Он предложил возобновить работу пакистано-американской консультативной группы, созданной в период афганской войны как механизм, в работе которого участвовали представители военных ведомств двух стран. В.Перри признал обоснованными претензии Пакистана, касающиеся самолетов F-16.
Стремясь завоевать расположение Соединенных Штатов, в феврале 1995 г. правительство Б.Бхутто приняло решение об экстрадиции в США Рамси Юсуфа, подозреваемого в подготовке террористического акта во Всемирном торговом центре в Нью-Йорке (26 февраля 1993 года в ВТЦ произошел взрыв).
В апреле 1995 г. в ходе визита в США Б.Бхутто добилась значительных уступок американской стороны в урегулировании проблемы приостановки поставок Пакистану самолетов F-16. Б.Клинтон обещал вплотную заняться решением этой проблемы и признал, что политику удерживания и самолетов, и денежных средств, уже переведенных Пакистану в счет будущих поставок13, необходимо пересмотреть. 21 сентября 1995 г. Сенат США принял поправку, смягчающую ограничения на предоставление помощи Пакистану (т.н. поправка Брауна). Поправка предусматривала возобновление экономической помощи Пакистану, осуществление поставок вооружений и военной техники на сумму более 350 млн. долл.14, о которых стороны имели договоренность до применения поправки Пресслера (за исключением поставок самолетов F-16). Было возобновлено обучение личного состава ВС Пакистана американскими специалистами. Конгресс принял решение продать самолеты F-16 другому государству и за счет полученных средств возместить расходы Пакистана.
Исламабад воспринял принятие поправки Брауна как признак улучшения пакистано-американских отношений. Вместе с тем новая поправка не затронула ключевую проблему для пакистанского правительства - восстановление прежнего уровня военной помощи и государственных поставок вооружений. Одновременно администрация Клинтона, несмотря на отмену ограничений на предоставление экономической помощи, воздержалась от учреждения двусторонних программ помощи и ограничилась лишь выделением субсидии в размере 2 млн. долл. пакистанским неправительственным организациям15. Таким образом, смягчение позиции Вашингтона не оказало значительного влияния на уровень пакистано-американского сотрудничества. Главной движущей силой некоторой корректировки курса США в отношении Пакистана было стремление сохранить возможность влиять на позицию пакистанского руководства через «дозирование» взаимодействия. Вашингтон продолжал проводить довольно жесткую политику в отношении Пакистана.
В начале 1996 г. государственный департамент заявил о том, что правительство Б.Бхутто не предпринимает активных мер для борьбы с наркоторговлей, и впервые за последние 15 лет отказался подтвердить факт сотрудничества Пакистана с США в этой сфере (необходимость подтверждения государственным департаментом подобного сотрудничества была предусмотрена американским законодательством). Согласно законодательству Соединенных Штатов, отказ американского внешнеполитического ведомства должен был повлечь за собой введение санкций против Пакистана, однако президент Клинтон воспользовался правом изъятия, и введение санкций было приостановлено.
Решение Клинтона, вероятно, было обусловлено изменившейся ситуацией в Афганистане и новой политикой Пакистана на афганском направлении. В 1994 г. на афганской политической арене появилась новая сила - Движение талибов (ДТ). Его костяк составляли учащиеся (талибы) религиозных школ для афганских беженцев в Пакистане. Военные формирования ДТ в конвое на грузовиках в буквальном смысле с пакистанской территории проследовали через пограничный пункт Чаман и обосновались в г. Кандагаре. Кроме Пакистана, талибов подержали Саудовская Аравия, которую привлекал исламский фундаментализм этого движения, а также ОАЭ. Соединенные Штаты держались в тени, но почерк Вашингтона читался за позицией Исламабада и Эр-Рияда; для США, в частности, было важно поддержать противников своего давнего врага - Ирана. Кроме того, американское правительство с помощью новой силы рассчитывало обеспечить благоприятные условия для своих нефтегазовых компаний (например, ЮНОКАЛ), задействованных в планах прокладки трубопроводов из Центральной Азии через Афганистан к пакистанскому побережью Индийского океана16. В геостратегическом смысле планы Вашингтона предусматривали обеспечить выход бывшим азиатским республикам СССР в южном направлении к портам Индийского океана и таким образом ослабить их экономическую привязку к России.
С момента появления талибов на политической арене Афганистана им удалось достичь крупных военных успехов. В сентябре 1996 г. талибы захватили г. Кабул. Реакция Белого дома на события в Афганистане была положительной. Государственный департамент США призвал талибов как можно скорее установить законность и порядок в подконтрольных им районах и сформировать переходное представительное правительство17. Однако когда стали очевидны цели и принципы политики ДТ по строительству теократического государства, отношение американских властей к талибам стало меняться на диаметрально противоположное.
В сентябре 1997 г. состоялась первая встреча президента США Клинтона и нового премьер-министра Пакистана Миана Мухаммада Наваза Шарифа18, находившегося с визитом в Нью-Йорке. Б.Клинтон подчеркнул стремление американского правительства укреплять двусторонние отношения с Исламабадом и выразил желание посетить Пакистан. Премьер-министр заявил, что Пакистан заинтересован в улучшении отношений между двумя странами, и призвал Соединенные Штаты активизировать свои усилия в разрешении проблемы Кашмира.
Вместе с тем визит госсекретаря США М.Олбрайт в Исламабад в ноябре 1997 г. не выявил серьезных изменений в подходах Вашингтона к разрешению противоречий с Исламабадом. В центре переговоров с пакистанскими руководителями вновь оказались проблемы ядерного нераспространения, деятельность террористов в Кашмире и торговля наркотиками. Об этом свидетельствует введение Соединенными Штатами очередного пакета санкций в апреле 1998 г. против КНДР и пакистанского Центра ядерных исследований им. Кадир-хана, Северная Корея обвинялась в передаче ракетной технологии Пакистану.
11 и 13 мая 1998 года Индия произвела серию из пяти ядерных испытаний, после которых провозгласила себя государством, обладающим ядерным оружием. Испытания вызвали резкий резонанс в мире и поставили мировое сообщество перед рядом сложных проблем. Соединенные Штаты незамедлительно объявили о введении полномасштабных санкций в отношении Индии: было прекращено предоставление всех видов помощи индийской стороне, представители США во Всемирном Банке и Банке азиатского развития стали голосовать против выдачи кредитов индийскому правительству, Белый дом призвал остальные страны мира принять столь же жесткие меры в отношении Дели.
В такой ситуации, безусловно, в центре внимания Вашингтона оказался Пакистан. Заместитель госсекретаря США Строб Тэлботт срочно вылетел в Исламабад, где пытался убедить Пакистан не проводить «ответные» ядерные испытания, обещал, что США возобновляет поставки самолетов F-16 и восстановят экономическую и военную помощь в полном объеме. С целью подчеркнуть серьезность намерений Вашингтона президент Клинтон четыре раза проводил переговоры с Н.Шарифом по телефону.
Пакистанский премьер-министр оказался перед сложным выбором. С одной стороны, у Исламабада возникла реальная возможность восстановить высокий уровень пакистано-американского сотрудничества, чего пакистанское руководство добивалось с 1990 г. после введения в действие поправки Пресслера. С другой стороны, пакистанские официальные лица скептически отнеслись к неподкрепленным конкретными действиями словам американского президента. Кроме того, пакистанский премьер-министр испытывал на себе огромное давление со стороны пакистанской общественности, требующей восстановить силовой баланс на Индийском субконтиненте и ответить на индийский вызов19.
Не решаясь идти на прямой конфликт с США, Н.Шариф сделал последнюю попытку предотвратить «ядерный ответ» Пакистана и обратился к американской администрации с требованием предоставить гарантии безопасности Пакистану в обмен на отказ от проведения ядерных взрывов. Соединенные Штаты не пошли на столь решительный шаг.
28 и 31 мая 1998 г. Пакистан произвел серию ядерных испытаний, получивших наименования «Покхран II» и «Чагай I», официально заявив таким образом об обладании ядерными взрывными устройствами20.
Соединенные Штаты отреагировали незамедлительно: было объявлено о распростра и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.