На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат История Ульяновского монастыря в РК

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 29.08.2012. Сдан: 2011. Страниц: 8. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Автономная  некоммерческая организация 
высшего профессионального образования 
Центросоюза Российской Федерации
«Российский университет кооперации»
Сыктывкарский филиал 

Кафедра: «Бухгалтерский учет, анализ и аудит» 
 
 
 
 
 
 
 
 

Реферат

 
По дисциплине «Культурология» 

На тему:  «История Ульяновского монастыря в  РК» 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

                                                                       Выполнила студентка  1 курса
                                                         Борода Яна Юрьевна
                                                                      специальность «Бухгалтерский учет, анализ и удит»
                                                             (сокращенный срок обучения)
Научный руководитель:
                                                             К.и.н., доцент  Милохин Д.В. 
 
 

Сыктывкар, 2011 

Содержание 

Введение…………………………………………………………………………3

1. Создание обители……………………………………………………………4

2. Возрождение монастыря Тюрниными в 17 веке………………………..7 

3. Восстановление монастыря в 19 веке Соловецкими монахами………11

4. Монастырь в 1895 - 1917 гг………………………………………………...15

5. Судьба монастыря  в советское время…………………………………….17

6. Возрождение обители  в 90-х гг. Епископ  Питирим……………………..21

 
Заключение………………………………………………………………………23 

Список использованной литературы…………………………………………..25 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение 
 

     На  севере России, в республики Коми, в  селе Ульяново Усть-Куломского района находится Троице-Стефано-Ульяновский  мужской монастырь. Он был основан  ещё в 14 веке Святым Стефаном Пермским, и таким образом, является одной из старейших из ныне существующих монашеских обителей России.
     У этого монастыря далеко не простая, и можно сказать – уникальная – судьба: он трижды (!) воссоздавался  заново, причем в отличие от других древних монастырей, которые как правило, пришли в запустение только в 20 веке в результате большевистских гонений на Церковь, этот монастырь в дореволюционную эпоху дважды пережил упадок – в 15 и 18 веке, то есть в относительно благополучные для Православной Церкви времена. При этом упадок, пережитый монастырём в 18 веке не был связан с событиями старообрядческого раскола – эта буря обошла его стороной.
     Проследить  историю монастыря - есть задача данного  реферата.  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

    Создание  обители.
     К западу от Уральских гор, в бассейне рек Вычегда, Печора и Кама, издревле жили угорские племена, относящиеся к финно-угорской языковой группе, объединяемые общим названием «коми»: пермяки, зыряне, печора и др. Территория, ими населяемая, носила название «Пермь Великая». По поводу происхождения названия «Пермь» есть немало гипотез, однако, скорее всего, это слово происходит от слова «парма», что в переводе с коми языка означает «тайга».
     Современные коми представлены тремя этносами –  удмурты, коми-пермяки и собственно коми (или «коми-зыряне» – термин в настоящее время практически вышел из употребления).
     В 14 веке зырянами называли племя, жившее в бассейне реки Вычегды. Лишь позже  к числу зырян стали относить и другие племена, живущие и к  северу от Вычегды – вплоть до устья  Ижмы.
     С древних времён зыряне, как и другие коми-племена, занимались охотой, собирательством  скотоводством, и отчасти – земледелием. По вере они были язычниками, которые, однако, имели смутное представление  о Верховном Божестве – Творце всего сущего, которое они называли «Ен», которому они не приносили жертв и не устраивали кумирниц, предпочитая покланяться более низшим божествам, принося им жертвы1.
     Так продолжалось до тех пор, пока не появился человек, который поставил себе цель обратить зырян к христианской вере. Это был Стефан Пермский, сын соборного устюжского причётчика, по фамилии Храп. Он изучил зырянский язык, составил для него особую письменность, отражающие фонетические особенности этого языка и перевёл несколько богослужебных книг.
     Также он основал пять монастырей, в числе которых был и Ульяновский.
     Монастырь был основан, по всей видимости, в  период с 1383 по 1396 годы, то есть в то время, когда он был рукоположен  в сан епископа, и параллельно  с этим была учреждена Пермская епархия, главой которой и стал Стефан. В его каноническом жизнеописании, составленном его другом, св. Епифанием Премудрым, ничего не сказано об основании именно этого монастыря. Сказано лишь, что Стефан, возвратившись из Москвы, «… по-прежнему заведённых порядков держался, и дело обычное исполнял… И грамоте пермской учил их, и книги писал им, и церкви святые ставил им, и монастыри приготовлял, и в монахи постригал, и игуменов им назначал, и священников, попов и дьяконов сам поставлял»
     И чудо можно было видеть в земле  той: где прежде капища идольские и кумирницы жертвенные были, и жертвенники языческие стояли, здесь церкви святые воздвигнулись, и монастыри, и молельни выросли….»2.
     Из  преданий, сохранившихся в коми-фольклоре, известно, что св. Стефан, поднимаясь вверх по реке Вычегде, дошел до места, где и основал монастырь во имя Спаса Нерукотворного. Образ этот одни считают чудесно явленным, другие же придерживаются мнения, что этот образ принёс с собой Стефан. Место, где был основа монастырь, было последним пределом, которого достиг св. Стефан лично со своей проповедью.
     До  нашего времени не сохранилось никаких  документальных сведений о монастыре  того периода. Неизвестно, сколько в  нём было братии, какой устав, когда  именно пришёл в упадок. Ф. А. Арсеньев предполагает, что скорее всего, обитель пришла в запустение в результате набегов банд вогуличей, возглавляемых племенным князем по имени Асыка, в 1435, 1447-1448 гг. С этого времени же появляется название местности – Ульяново: «Сохранилось предание, что разбойничья шайка, грабившая селения по Вычегде, увезла у одного священника дочь Ульяну. Желая сохранить свою целомудренность, девушка, улучив удобную минуту, бросилась с лодки атамана в реку и утонула против того места, где теперь находится монастырь. Это место с тех пор стало называться «Ульяново плесо», а по нём и Ульяновский Монастырь».
     Также на упадок монастыря оказали влияние  события, связанные с противостоянием  архиепископа Геннадия Новгородского  и митрополита Московского и  всея Руси Зосимы. Зосиму поддерживал  царь Иван III, который, с целью ослабления новгородской кафедры, в 1492 году принял решение передать Вологду и её окрестности в состав Пермской епархии.
     Тем самым царь Иван III оказал епархии, что называется, «медвежью услугу»: Пермская земля находится слишком далеко от центральной России и в те времена была мало заселена, и епископы всё чаще «наезжали» в Вологду, со временем сделав её своим постоянным местом жительства.
     Позже, уже при епископе Макарии, в 1571 году, кафедра уже официально была перенесена в Вологду и получила название Вологодско-Великопермская.
     Кроме этого, уже в 16 веке, царь Иван Грозный, любивший Вологду и всячески способствовавший её возвышению, укреплял зависимость  Перми от неё. Для упрочения такой  зависимости решено было перевести  всё богослужение коми церквей на славянский язык. Возникло гонение на зырянскую письменность, в результате чего были сожжены практически все книги, в том числе богослужебные, написанные на зырянском языке, а те, кто пытался спасти книги от уничтожения, подвергались репрессиям со стороны властей.
     Вышеназванные события 15-16 веков и привели к  тому, что на пермской земле не осталось ни одного монастыря из основанных св. Стефаном. 

    Возрождение монастыря Тюрниными  в 17 веке.
     Монастырь пребывал в запустении около двухсот  лет до тех пор, пока во второй половине 17 века, во время патриаршества Иоасафа, не нашёлся благородный энтузиаст, вдовый священник одной из московских церквей, Фёдор Тюрнин, решивший возродить заброшенную обитель. В 1667 году Фёдор был пострижен в монашество с именем Филарет и, заручившись благословением патриарха, который также снабдил его антиминсом, частицами святых мощей и миром, отправился в далёкий путь из Москвы в зырянскую землю. С ним вместе отправились и четыре его сына, давших обет впоследствии также стать монахами. Сыновей звали Гурий, Стефан, Никон и Иван. Из привезенных ими с собой икон наибольшую известность приобрели две: икона Нерукотворного Образа и икона Похвалы Пресвятой Богородицы – они стали храмовыми иконами двух церквей, построенных Тюрниными.
     Когда Тюрнины добрались до Ульянова, они не нашли там даже следов основанной когда-то св. Стефаном обители. На необитаемом в те времена месте Тюрнины, исполняя благословение патриарха, построили небольшую церковь во имя Спаса Нерукотворённого Образа, которую они снабдили утварью, привезённой ими из Москвы и Устюга.
     Окрестные зыряне, жившие в радиусе 20 км от Ульянова, преимущественно жители Усть-Кулома и Деревянска, приняли новых поселенцев крайне недружелюбно. Они воспринимали подвижников как захватчиков, позарившихся на удобные земельные владения. Крестьяне, желая выжить Тюрниных из Ульянова, отказывались продавать им продовольствие, самовольно захватывали пашни и сенокосные угодья, а позже обратились к судебным властям с иском. Филарет, уставший от притеснений со стороны местных жителей, поехал в Москву, добился аудиенции у царя Алексея Михайловича, которому рассказал о происходящих в Ульянове событиях. Царь Алексей, войдя в положение Тюрнина, выдал последнему грамоту для предьявления воеводе Яренского уезда, куда в то время входили вычегодские земли, об ограждении прав Тюрниных от посягательств местных жителей. Грамота датируется 31 марта 7179г. (1671 г от Р.Х.) и была адресована яренскому воеводе Михаилу Мусорскому, и в ней в частности говорится: «И мы, великий государь, пожаловали велели отвесть к церкви Всемилостивого Спаса из черного лесу против иных церквей на пропитание земли на пятнадцать четей. И как к тебе ся наша, великого государя, грамота придет, и ты б велел к церкви из черного лесу отвесть на пропитание земли на пятнадцать четей, буде о том черном лесе спору и челобитья никакого ни от кого не будет, и в вотчину и на оброк никому не отдано; да что ему, строителю Филарету, к той пустыне из черного лесу … будет отведено, и ты б о том к нам, великому государю, отписал…»3
     Таким образом, Ульяновская обитель получила в пользование «15 четей» земельных  угодий.
     Филарет скончался 22 июня 1671 года, и его старший  сын Гурий в том же году занял  место своего отца, будучи пострижен  в монашество и рукоположен во священники архиепископом Вологодским Симоном. Остальные три брата стали белыми священниками.
     В начале священства Гурия по неизвестным  причинам опять возникла вражда между  ним и жителями Усть-Кулома и Деревянска. В 1673 году двое местных жителей ночью  пробрались в храм и выкрали деньги и церковную утварь. Гурий долго разыскивал похищенное, но местные судьи не могли (или не хотели) искать преступников, и тогда Гурий отправился в Москву к царю Федору Алексеевичу с челобитной о защите от притеснений и обид местных жителей. Но даже вмешательство государя, повелевшего Устюжскому воеводе Иову Пояркову и дьяку Андрею Покрышкину сделать строгий (т.е. тщательный) розыск преступников, ничего не дало – воры так и не были найдены.
     Два года спустя – в 1675 году – новая  кража, а в 1684 году Спасская церковь сгорела.
     Однако  братья не унывали, смиренно терпя испытания, посылаемые им Богом, и в 1689 году церковь  была отстроена заново. С этого  же момента окончательно прекратилась вражда местных зырян с братьями Тюрниными. Один из местных жителей даже перешёл на жительство в пустынь, вступив в состав братии – правда, «по обещанию, без принятия иноческого сана».
     Местные жители помогали также в строительстве  второго храма в пустыни –  во имя Похвалы Пресвятой Богородицы. В 1695 году, с разрешения Преосвященного Александра, архиепископа Велико-Устюгского и Тотемского, эта церковь была освящена Гурием и Усть-Вымским дьяконом Алексеем.
     Но  уже в первой половине 18 века, после  смерти Гурия, монастырь опять пришёл в упадок. Обе церкви – Спасская и Похвалы Богородицы – сохранились, однако сам монастырь превратился в бесприходской погост.
     К середине 19 века причт церкви состоял  из священника и двух причётчиков. При  церкви жили две крестьянских семьи.
     При генеральном межевании Ульяновской  пустыни было отмежевано в 1785 году 815 десятин и 1116 кв. сажень земли. Фактическими владельцами этой земли были потомки Тюрниных.
     К середине 19 века причт Ульяновской  церкви состоял из священника и двух причётчиков. также при церкви жили две крестьянских семьи.
     До  нашего времени сохранилось лишь единственное подробное описание ульяновских  церквей. Оно было составлено С Е. Мельниковым, членом-сотрудником Императорского археологического общества, сделанное в первой половине 19 века.
     «Спасская церковь с трапезною и прирубным полукруглым алтарём срублена из соснового леса в 8 углов; она длиною 4-х, шириною 3-х, а высотою до главы не более 5 сажень. Крыша круглая, деревянная; на осьмирике выведена небольшая шейка, покрытая грушевидною главою … на которой четырехконечный крест… внутренность церкви представляет небольшую квадратную палату,4 алтарь отделяется о церкви одним иконостасом, а капитальной стены не имеет… Солеи нет: пол и потолок однорядные как в алтаре, так и в церкви…».
     Церковь Похвалы Богородицы была похожа на Спасскую, но меньше – 3х2х4,5 саж., только «с запада трапезы нет, а небольшое с навесом крыльцо служит преддверием храму». 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

    Восстановление  монастыря в 19 веке Соловецкими монахами.
     В середине 19 века вологодское епархиальное управление обратилось в Синод с ходатайством учредить Троице-Стефано-Ульяновский мужской монастырь, мотивируя это тем, что в обширном Коми крае нет ни одной обители, но в то же время есть немало желающих «найти пристанище для спасения души».
     Укзаом  Синода от 18 октября 1860 года «Об учреждении Троице-Стефано-Ульяновского мужского монастыря» в монастырское владение было передано 815 десятин земли, принадлежавших ранее ульяновской церкви.
     Причт церкви был переведён в другие места, а во вновь учреждённый  монастырь прибыли монахи Лальского монастыря: 3 иеромонаха, 1 иеродьякон и 3 послушника.
     За  шесть лет братия привела в  порядок обветшалую церковь и  колокольню при ней, а также построила  несколько келий. Работами ведал  иеромонах Ириней, а после его  смерти – иеромонах Виталий, коми по национальности, бывший эконом вологодской семинарии.
     Но  лальские монахи не смогли провести более  существенные строительные работы. Объяснялось  это, во-первых тем, что они были уже преклонного возраста, а во-вторых, «…между ними не было людей с твёрдой волею, с сильным характером и тем непобедимым терпением, которое необходимо в подобном деле»4. Монахи и сами осознавали это, поэтому они просили вологодского епископа Христофора помочь им, прислав более молодых и инициативных насельников.
     Идя им на встречу, епископ обратился к архимандриту Порфирию, настоятелю Соловецкого монастыря, чтобы тот выслал им одного из опытных в духовной жизни старцев вместе с несколькими иноками.
     И наконец, 17 мая 1866 года последовал Указ Священного Синода «О назначении иноков Соловецкого монастыря для устроения Ульяновской обители.»5. Этим указом были назначены:  определенный на должность настоятеля иеромонах Матфей, более 10 лет бывший наместником Соловецкого монастыря, казначеем стал иеромонах Паисий, духовником – иеромонах Амвросий, а на должность эконома был назначен иеродьякон Феофилакт. Также были отправлены в Ульяново послушник Феодосий и монах Арсений, составивший свое «Повествование об устроении Ульяновской обители».
     Отъезд  иноков из Соловецкого монастыря  состоялся 22 июня 1866 года. Путь их пролегал так: по морю они добрались до Соломбалы, а оттуда на лошадях до Архангелська, чтобы оттуда доплыть до Устюга на пароходе. Из Устюга они добрались до Сольвычегодска, находящегося недалеко от того места, где реки Вычегда и Сухона сливаются, образуя Северную Двину. Далее вверх по Вычегде они проплыли через Яренск до Усть-Сысольска (ныне Сыктывкар). О. Матфей решил отправиться в Ульяново из Яренска на лошадях, чтобы побыстрее добраться туда, и поэтому был на месте уже 21 июля. Остальные же иноки доплыли до Усть-Сысольска и были там до 29 июля, собираюя пожертвования, а позже на лошадях отбыли в Ульяново, прибыв туда 1 августа.
     В начале осени 1866 года, сразу после  окончания полевых работ, решено было строить церковь во имя Преподобных Зосимы и Савватия, Соловецких чудотворцев, а также братский корпус. О том, где строить её – внизу, у реки, или на холме, где новосоздаваемый монастырь смотрелся бы особо живописно, – единого мнения не было. Ведь для строительства монастыря на холме много сил ушло бы надопьем материалов на гору. Решили бросить жребий, и выпало строить на горе.
     В октябре 1867 года постройка деревянной церкви и братского корпуса была закончена. Новоселье состоялось в день Казанской Божией Матери, 22 октября. Новый корпус имел 24 братские кельи, трапезу и кухню.
     В начале декабря 1867 года доставили иконостас, пожертвованный вологодским купцом П. А. Белозёровым, и 11 декабря храм был освящён во имя прп. Зосимы и Савватия.
     На 1869 год было намечено строительство  ещё одного – кирпичного – храма. 1 мая начали вынимать землю под фундамент. Подрядчиком для сооружения кладки был выбран Вельский купец Пешков.
     За  работу принялись усердно, и уже  к осени был построен под свод нижний этаж храма. Дальнейшее строительство  было отложено до 1871 года, чтобы кладка хорошо просохла, т.к. кирпич был плохого качества. Из за плохого качества кирпича были даже внесены изменения в проект, в результате чего периметр храма был уменьшен почти на 8 метров.
     В том же году был выстроен ещё один братский корпус на северной стороне  обители. Он имел 13 саженей длины.
     Старцы  Паисий и Феофилакт, отправившиеся  за сбором пожертвований, вернулись  в обитель в июле 1870 года. Вместе с обильными пожертвованиями  они привезли с собой три чудесно явленные иконы, из которых самая большая была иконой Спасителя, изображённого на ней сидящем на троне; на голове – корона, в левой руке – держава, а правая рука приподнята и сложена в благословляющий крест. Размеры иконы были внушительны: 2 аршина 10 вершков в высоту, 1 аршин и 6 вершков в ширину. На неё была пожертвована благотворителями серебряная с позолотой риза, внизу которой вычеканена надпись, повествующая о чудесном обретении этой иконы. Надпись эта достаточно многословна (заняла бы не менее половины машинописной страницы). В ней говорилось, что монахи Паисий и Феофилакт, собирая пожертвования в Москве, оказались в доме купчихи О. С. Окороковой. Та решила им кроме всего прочего отдать старую клеёнку, хранившуюся у неё на чердаке. В этой клеёнке и была обнаружена эта икона, а также – при вторичном развёртывании – ещё две иконы.
     В 1871 году строительство каменного  храма было возобновлено. Технической  частью работ руководил отец Феодосий, имевший незаурядные архитектурные  и строительные способности.
     10 июля 1871 года монастырь посетил  Палладий, новый вологодский епископ.  Ко времени его прибытия в  монастырь каменный храм был  доведён до верхней крыши.
     Владыка был удивлён, что всего за пять лет пребывания в обители Соловецких иноков, кроме двух храмов, были построены ещё несколько зданий – двухэтажная гостиница, мастерские, скотный двор, мельница и даже небольшой кирпичный завод, на котором уже изготовлялся кирпич для новой колокольни.
     В 1871 году число живших в монастыре  составило около 70 человек, в т.ч. монашествующих 36 человек.
     К сооружению колокольни приступили уже  в 1872 году. Рядом с ней, по обеим  сторонам, ещё два здания – монашеские кельи и братская трапеза.
     В 1874 году, 18 и 19 января, были освящены два  боковых придела в нижней части каменного храма.: правый – во имя Похвалы Пресвятой Богородицы, а левый – Святителя Стефана Пермского. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

    4. Монастырь в 1895 - 1917 гг

     После кончины архимандрита Матфея 11 апреля 1895 года должность настоятеля занял  иеромонах Палладий, Он был избран на эту должность монашествующей братией, и уже 15 августа того же года утвержден на эту должность епископом. А 19 ноября 1895 года иеромонах палладий рукоположен в сан игумена. С этим настоятелем монастырь пережил и кризис 1900-1903 гг, и Русско-японскую войну, прочие потрясения, испытанные Россией в те годы. Умер о. Палладий 2 марта 1912 года.
     С 1912 года настоятелем стал 39-летний иеромонах  Амвросий (Морозов), который стал последним  настоятелем монастыря в дореволюционный  период. О. Амвросий был также избран на должность настоятеля братией монастыря, поэтому моно сказать, что участие иноков в избрании настоятеля могло бы стать своеобразной традицией ульяновского монастыря. При этом, осуществляя свой выбор, братия проявляла единодушие и согласие – не было никаких споров и долгих прений. Этот дух единства был если так можно выразиться, «привезён с собой» Соловецкими монахами, и благодаря этому духу им удалось сделать столь много. Кроме того, и устав, и порядки в монастыре были согласны с традициями именно Соловецкого монастыря.
     Так, в трудное время становления  Троице-Стефано-Ульяновской обители  ближайшим помощником настоятеля был  благочинный монастыря иеромонах  Амвросий, имевший опыт старчества в Соловецком монастыре. Опираясь на свой опыт, он всегда советовал настоятелю – кто из прибывших в обитель может стать послушником, или кто из послушников достоин принять монашеский постриг. Он же следил за состоянием духовной жизни братии, помогая инокам советом и молитвой. Особенно его опыт был востребован, когда епархиальное начальство стало присылать для исправления и духовного воспитания провинившихся священнослужителей Вологодской епархии.
     Поэтому успехи монастыря, достигнутые им за этот период его существования, были обусловлены прежде всего высоким  духовным уровнем его создателей, а талантливое руководство в хозяйственных вопросах было следствием этого. В своей работе «Путь становления обители» епископ Питирим, рассуждая о духовном опыте Соловецких иноков, пишет: «… искусность в монашеской жизни прибывших Соловецких старцев, … их духовная сплочённость в общем деле сыграли решающую роль в решении многих вопросов в деле  сыграли решающую роль в деле создания новой обители. Во многом способствовали успеху задуманного старцами благого дела и правильное руководство и постановка решения различных вопросов.
     В первую очередь это отразилось на самом главном для новой обители  – воспитании братии. Братские отношения  между старцами, их искреннее следование строгому соловецкому уставу, делавшие их частью соловецкого братства, позволило им воспитать первую братию новой обители в старых, истинно монашеских традициях строгого подвижничества, столь присущих древнему Соловецкому монастырю».
     Таким образом, если бы не потрясения, пережитые  Россией и Православной Церковью в 20 веке, то Троице-Стефано-Ульяновский монастырь стал бы истинной духовной жемчужиной всего Русского севера. 
 
 
 
 
 

5. Судьба монастыря в советское время

     Однако  этим надеждам не суждено было сбыться. Революции 1917 года и последовавшие  за ними гонения на Церковь привели к уничтожению и многолетнему запустению обители.
     Вскоре  после победы Февральской революции, примерно с середины 1917 года временное  правительство начало проводить  конфискацию «излишков» продовольствия, в том числе и в монастырях. В ульяновском монастыре такие конфискации проводили Усть-Сысольский и Усть-Куломский продкомитеты.
     В августе 1917 года Усть-Сысольским съездом крестьянских депутатов была проведена попытка изъятия земельных угодий монастыря. Однако тогда за монастырь заступился еп. Алексий Вологодский, обратившийся к вологодскому губернскому комиссару с просьбой о сохранении земельного надела за братией «в соответствии с требованием демократии «земля – трудовому народу»»6.
     Однако, если с режимом временного правительства  монастырю удалось наладить отношения, то с приходом к власти большевиков для Церкви настали чёрные времена.
     23 ноября объединённое заседание  Усть-Сысольского уездисполкома и уездной коллегии вынесло следующее решение: «Передать имение Ульяновского монастыря, со всем движимым и недвижимым имуществом, … в полное распоряжение .. Усть-Сысольскому сельскохозяйственному училищу, учреждаемому с 1 января 1919 года».
     Училище фактически представляло собой совхоз, руководителем которого был Ф. А. Бачуринский. Часть монахов пошла работать в этот совхоз, престарелые монахи были помещены в богадельню, которая продолжала существовать, но уже при совхозе. Церкви также были действующими.
     На  момент закрытия в монастыре было 25 монахов. в их числе: настоятель о. Амвросий (М.М.Федюнев), духовник о.Геронтий (Г.К.Ситкарев), эконом о.Тихон (М.И.Лапшин).
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.