На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Внешняя политика Израиля в ближневосточном регионе и в арабо-израильском конфликте, внутренняя и религиозная обстановка в Ливане как факторы развития взаимоотношений между странами. Влияние вывода израильских войск на стабилизацию ливанского общества.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Междун. отношения. Добавлен: 03.04.2011. Сдан: 2011. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):



Реферат
Религиозный аспект международных отношений Ливана и Израиля
Динамика развития взаимоотношений Израиля и Ливана во многом определилась следующими факторами: внешняя политика Израиля в ближневосточном регионе и его позиция в арабо-израильском конфликте, а также внутриполитическая и религиозная обстановка в Ливане.
К началу 70-х годов усилившаяся политическая и социальная напряженность в Ливане стала следствием конфессионального принципа распределения власти и растущих социально-экономических противоречий. Это было обусловлено расколом общества на множество враждующих политических и конфессиональных групп, не способных к совместному решению накопившихся социально-политических проблем.
Христианский лагерь в Ливане представлял, как правило, богатую, образованную часть населения, которая, придерживаясь правых взглядов в политике, поддерживала ливанский суверенитет, была склонна к установлению связей с Западом и Израилем. Мусульманские общины были бедны, придерживались левых взглядов, поддерживали идею арабской интеграции.
Отношение к присутствию палестинцев в Ливане также стало осью, по которой шло политическое размежевание страны. Правохристианские силы относились негативно к палестинским беженцам и деятельности Палестинского движения сопротивления (ПДС) в Ливане. Они считали это главным дестабилизирующим фактором в обществе. Негативное отношение христиан к этому вопросу усиливалось с каждым годом: если в 1970-1971 гг. на присутствие палестинцев отрицательно смотрели от 9 до 33% населения (в зависимости от уровня образования опрашиваемых), то после выборов 1972 г. уже 53% христиан возражали против права палестинцев совершать военные действия в отношении Израиля с территории Ливана. Мусульманские партии, и прежде всего национально-патриотические силы, поддерживали ПДС (56% мусульманского населения в 1972 г.), выражая общеарабскую солидарность с палестинцами в их борьбе за независимость2. Как пишет ливанский исследователь Фарид эль-Хазин, население страны не смогло полностью воспринять идею вооруженной борьбы палестинцев и поддержать ПДС, поскольку его христианская часть не разделяла идеологии панарабизма и "общей судьбы" для всех арабов.
После оккупации в 1967 г. Израилем Западного берега р. Иордан и Сектора Газа в ближневосточном регионе возобладали тенденции решения палестинской проблемы силовыми методами. Израиль периодически осуществлял военные акции против Ливана в ответ на террористические акты и обстрелы, осуществлявшиеся с ливанской территории, находившейся под фактическим контролем палестинцев (бомбардировка Бейрутского аэропорта в 1968 г., рейд израильских отрядов в Бейруте в 1973 г., бомбардировки в течение 1970-1973 гг. юга страны, приводившие к жертвам среди палестинцев и ливанских граждан).
В 1975 г. в Ливане началась гражданская война. Правохристианские силы в этот период были представлены прежде всего маронитской партией "Катаиб" и ее военизированным крылом "Фаланги", милицейскими отрядами клана С.Фражье и военными отрядами "Тигры" Национально-либеральной партии (НЛП). В начале 1976 г. "Катаиб", НЛП и небольшие по численности христианские партии (такие как Орден маронитских монахов, Маронитская лига, Танзым) объединились в организацию Фронт свободы и человека, переименованную вскоре в Ливанский фронт.
Отряды Ливанской коммунистической партии, Организация коммунистического действия (левое крыло коммунистической партии и арабских радикальных групп), Прогрессивно-социалистическая партия (ПСП), военизированное крыло Народной армии, боевики Партии арабского социалистического возрождения (ПАСВ), членами которой были не только мусульмане, но и христиане, выступили от имени мусульманских и левых радикальных сил. Мусульман и левые силы также поддерживали суннитская организация "Мурабитун", насеристы из Триполи и Сидона, а также шиитская Партия обездоленных, которая после 1978 г. изменила свое название на "Амаль". Помимо этого, на стороне мусульманских и левых группировок, как правило, выступали отряды ПДС, несмотря на соглашение, заключенное между палестинцами и ливанской делегацией в 1969 г. в Каире, о невмешательстве ПДС во внутренние дела Ливана.
В конце января 1976 г. было достигнуто соглашение о прекращении огня. К весне 1976 г. мусульманские силы контролировали почти 80% территории Ливана.
В апреле 1976 г. маронитские лидеры Франжье и Шамун, поняв, что их община на грани поражения, обратились к Дамаску за помощью. Президент Ливана приглашал "сирийских братьев" прийти на помощь его стране. Лига арабских государств (ЛАГ) утвердила Сирию в качестве ливанского "миротворца". В итоге сирийская армия вступила в Ливан.
Позиция власти Ливана в 1976 г. видна по высказыванию президента Э.Саркиса: "Я не хочу быть против христиан или против сирийцев. Моя задача заключается в том, чтобы поддерживать мир между Сирией и "Катаиб", которую поддерживал Израиль. Если не будет сирийского присутствия, то будет война. Без фалангистов не будет Ливана, а я - ливанец".
Расстановка сил определилась: Сирия контролировала весь Ливан до р. Литани, Южный Ливан молчаливо признавался зоной интересов Израиля. Обе стороны избегали открытого конфликта и каждая стремилась ослабить позиции другой6. Главным противником Израиля по-прежнему оставались палестинцы, главной задачей - защита от террористов израильского Севера.
Ливанский исследователь Х.Баракат так охарактеризовал цели Израиля на первом этапе кризиса: "Ослабление ПДС, разрушение связи между арабскими странами, усиление своего влияния на завоеванных арабских землях, предупреждение радикальных марксистских политических движений, поддержка другого немусульманского государства в мусульманском регионе.
Краткосрочное вторжение Израиля в 1976 г. в Ливан показало, что почти ни одна приграничная ливанская деревня не сопротивлялась израильским войскам, и жители были готовы к сотрудничеству. Многие ливанцы добровольно записывались в Армию Южного Ливана (АЮЛ), организованную при непосредственной поддержке Израиля. В сущности, АЮЛ напоминала скорее вооруженное милицейское формирование, подобно другим ливанским милицейским группировкам, определявшим военно-политическую и даже экономическую жизнь страны. По сути, политика милицейских формирований разрушала общегосударственные связи и провоцировала деление территории на сферы своего военного и экономического влияния.
К началу 1978 г. стало очевидным, что расчеты Израиля на СаадаХаддада, руководителя АЮЛ, не оправдались. В его руках осталось всего три небольших христианских анклава. В свою очередь правохристианские силы Ливана не стремились поддержать позиции С.Хаддада и его армии. Израильское руководство решилось на новое вторжение в Ливан7.
Рейд палестинских партизан вглубь территории Израиля 11 марта 1978 г. и совершенное ими нападение на рейсовый автобус спровоцировали 15 марта вторжение израильских войск на территорию Южного Ливана. Основные военные действия развернулись в южной области Ливана между р. Литани и израильской границей, куда переместились отряды палестинцев.
Операция носила название "Литани", и ее целью было уничтожение ООП на территории Южного Ливана. Через 15 часов после начала вторжения в руках израильтян оказалась сплошная полоса вдоль ливано-израильской границы8. Еще через несколько дней израильские войска вышли к южному берегу Литани. Начальник Генштаба МодехайГур заявлял: "Тот, кто держит в своих руках южный берег Литани, может контролировать все, что происходит на дорогах, ведущих в Южный Ливан"9. Тем самым он дал понять, что отныне Израиль не допустит возвращения палестинских отрядов на Юг. Израильские войска ушли из южного Ливана в июне 1978 г., но передали власть руководству Армии Южного Ливана, поддерживавшему связи с израильтянами.
Однако начиная с 1979 г. и в течение полутора последующих лет правительству М.Бегина было не до Ливана. Завершился Кэмп-Дэвидский процесс, заключался мир с Египтом, израильские войска готовились к уходу из Синая. Одновременно в Кэмп-Дэвиде была провозглашена и новая политика в отношении Иудеи, Самарии и полосы Газы - палестинцам этих территорий была обещана автономия10. Но палестинцев не устраивала автономия - они хотели образовать собственное государство. Поэтому они с надеждой смотрели на Ливан, где ООП вела с Израилем затяжную войну, конечной целью которой было провозглашено уничтожение "сионистского образования" и "полное освобождение Палестины". Действия ООП превратились, с точки зрения правящих кругов Израиля, в серьезную угрозу безопасности страны.
В декабре 1981 г. М.Бегин представил на рассмотрение кабинета план широкомасштабной военной кампании в Ливане, направленной на уничтожение палестинского "государства в государстве". Этот план под кодовым названием "Большие сосны" был разработан новым министром обороны А.Шароном и новым начальником генштаба Рафаэлем Эйтаном11. 6 июня 1982 г. этот план был претворен в жизнь.
Перед вторжением Израиль провел массированный обстрел некоторых городов и населенных пунктов, большинство жителей которых было мусульманами (Сидон, Тир, Дамур). Было уничтожено большое количество зданий, а 80% человеческих потерь составило мирное население12. Израильские соединения вели бои с сирийскими войсками, отрядами палестинцев, проводя рейды по всему побережью страны.
Конфронтация между правохристианскими силами и альянсом радикальных арабских националистов и палестинцев сохранилась в Ливане и во время израильского вторжения 1982 г. Сунниты из организации "Мурабитун" и шииты из "Амаль" сражались вместе с отрядами ООП на юге Ливана и позднее в Бейруте против христианской милиции и израильтян.
Фалангисты же приветствовали действия Израиля. Марониты разделяли его политические цели, требуя изгнания из Ливана палестинских отрядов и вывода сирийских войск. Во время осады Западного сектора Бейрута фалангисты и бойцы Армии Южного Ливана С.Хаддада действовали как вспомогательные силы израильтян. Одновременно велись мирные переговоры при посредничестве американцев о выводе палестинских отрядов их столицы. Такое соглашение было достигнуто только через два месяца. Первого сентября 1982 г. палестинские подразделения покинули Бейрут. ПДС, являвшаяся одной из мощных военно-политических сил на территории Ливана, по сути, перестала играть важную политическую роль в ливанском обществе. Идея солидарности с палестинцами отошла на второй план.
Важным событием осени 1982 г. стали президентские выборы. Они как символ стабильности и незыблемости государственной власти в Ливане смогли бы сыграть объединяющую роль на пути стабилизации общества. Тем не менее большая часть мусульманского населения бойкотировала выборы. 23 августа 1982 г. президентом был избран влиятельный лидер маронитовБаширЖмайель, пользовавшийся поддержкой США. По мнению Ф. эль-Хазина, активная поддержка этого кандидата американцами могла означать "возрожденное доверие к ливанскому государству со стороны Запада и попытку взять под свой контроль политическую ситуацию в Ливане"13. Но через несколько недель в результате взрыва бомбы в помещении штаба "Катаиб" он был убит. Не следующий день, 15 сентября, израильская армия вошла в Бейрут.
Через неделю после трагической смерти Б. Жмайеля его старший брат Амин Жмайель занял президентское кресло. Несмотря на то, что новый президент был представителем фалангистов, он имел репутацию умеренного политика. Его избрание приветствовали многие мусульмане, надеясь, что он будет сдерживать экстремистские настроения в рядах "Катаиб".
Проблемы, вставшие перед новым президентом, были огромными. Страна была оккупирована сразу двумя армиями: с севера - сирийской, с юга - израильской. Ни одна из внешних сил не желала покидать ливанскую территорию первой. Под контролем правительства оставалась лишь небольшая территория в центре Ливана, но даже там официальная власть была порой не способна отстаивать свои права или остановить не прекращавшиеся акты насилия со стороны втянутых в военные действия милицейских отрядов общин (стычки милиции друзов и фалангистов, мусульманских сил-сторонниц присутствия сирийских войск с правохристианскими отрядами).
В начале 1983 г. начались переговоры правительств Израиля и Ливана. Стороны подписали соглашение 17 мая 1983 г., которое предусматривало вывод израильских войск из Ливана и сохранение "зоны безопасности" на юге страны. Хотя ливанский парламент одобрил соглашение, израильская сторона заявила, что будет выполнять его только после вывода сирийских войск и палестинских формирований из Ливана. Сирийское правительство заявило, что оно не примет соглашения, которое, по его мнению, было только в интересах Израиля и США; кроме того, оно не готово было поддержать попытку президента А.Жмайеля распространить свой контроль на территории, занятые сирийскими и израильскими войсками14.
К концу 1984 г. было достигнуто соглашение об этапах вывода израильских войск из Ливана15. Первый этап предполагал вывод их из западного сектора оккупированной территории, составлявшего 500 кв. км в окрестностях Сидона до района р. Литани. Ответственность за соблюдение безопасности в этом районе израильские войска передавали ливанской армии.
Второй этап был рассчитан на эвакуацию войск из центрального и восточного секторов оккупации, включая долину Бекаа, и передислокацию их на границу Ливана с Израилем.
Третий и последний этап предполагал вывод войск к северной границе Израиля. Была создана буферная зона шириной 10-20 км, контролируемая АЮЛ. Однако официальный статус армии Южного Ливана не признавали ни ливанское правительство, ни мусульманские силы, ни Сирия. Правительство Национального единства Израиля завершило вывод своих войск из Ливана в конце июня 1985 г., оставив под своим контролем лишь приграничную "зону безопасности"16.
После 1985 г. АЮЛ проводила на территории "зоны безопасности" политику, согласованную с израильской стороной. Состоялась частичная аннексия ливанских земель (к началу 90-х годов она составила около 1 тыс. акров, конфискованных для различных нужд - постройка дорог, оборудование военных полигонов и т.п.)17. Сильнейшее экономическое, политическое и военное влияние Израиля на юге Ливана определяло как ситуацию внутри Ливана, так и межгосударственные взаимоотношения двух стран.
Неверно считать, что действия Израиля в Ливане в 1982 г. оказались для него безрезультатными. Ливанские события способствовали возникновению кризиса в палестинском движении, в результате которого ООП была вынуждена на протяжении нескольких последующих лет снизить уровень политической, дипломатической и военной активности. Кроме того, Ливан несколько оттеснил на второй план проблемы ближневосточного урегулирования.
В то же время "ливанская операция" как ни одно другое событие в истории арабо-израильского конфликта выявила полную бесперспективность ставки исключительно на силовые методы в подходе к ближневосточному урегулированию. К таким выводам стала приходить и широкая израильская общественность, и многие в израильском руководстве18.
Одновременно руководство Израиля заявило, что оно преследовало прежде всего цели защиты своей государственной безопасности, так как присутствие палестинских отрядов на территории граничащего с ним государства делало уязвимыми не только северные границы, но и всю страну. Кроме того, поддержка христианского лагеря давала израильским политикам возможность иметь в случае изменения ситуации в соседстве с собой христианское государство, которое могло стать союзником Израиля и быть от него зависимым.
Основные силы, которые оказывали сопротивление Израилю на юге Ливана, - исламская проиранская организация "Хезболла" и шиитское движение "Амаль".
В качестве политического движения "Хезболла" существовала в Ливане с начала 70-х годов, но как тайная и неорганизованная сила. В то же время группа молодых высокопоставленных религиозных деятелей, сплотившихся вокруг религиозных и политических идей, стала оказывать влияние на некоторые слои населения. Начало войны 1975 г. в Ливане с ее невзгодами и расколом общества по признаку вероисповедания привело к укреплению связей между членами вышеназванной группы. Но именно победа исламской революции в Иране в 1979 г. стала определяющей для появления "Хезболла" в Ливане и ее перехода из подполья к открытой деятельности19.
Израильское вторжение в Ливан в 1982 г. также способствовало созданию условий развития активности шиитской интегристской организации в Ливане. В 1998 г. акции самоубийц против израильских войск и контингента многонациональных сил сконцентрировали внимание на "Хезболла" и на влиянии, которое она оказывала на ход событий в Ливане. Затем увеличение возможностей этой партии в военной области и в сфере безопасности произошло под влиянием сочетания двух факторов - иранской материальной поддержки (в соответствии с иранской стратегией экспорта исламской революции и провозглашения исламских республик, где только это возможно) и сирийской политической поддержки (в соответствии с сирийской стратегией, направленной на предотвращение какого бы то ни было ливано-израильского соглашения). К этому следует добавить, что сирийское руководство нашло в "Хезболла" подспорье, которое смогло бы заменить "палестинскую карту", которую последствия израильского вторжения вывели из игры. Впрочем, для Сирии карта "Хезболла" была по-своему более весомой, чем палестинская, так как она, по крайней мере, представляла собой ливанское сопротивление Израилю при том, что право вести это сопротивление признано в мире законным20.
Но, посвящая себя активному сопротивлению израильским войскам, "Хезболла" всячески воздерживалась от участия и в политической жизни Ливана.
Руководители "Хезболла", собравшись осенью 1988 г. в Тегеране, решили объединить различные группировки, которые действовали под флагом их организации, в единую структуру. Во главе ее должен был находиться генеральный секретарь, избрание которого происходило бы на совещаниях консультативного совета.
Превращение "Хезболла" в стройную партию стало шагом вперед в ее истории в том смысле, что ее политические цели начали преобладать над военными, религиозными и революционными. Именно таким образом лозунги и задачи, за которые выступали различные группировки "Хезболла", стали общими политическими установками всех этих группировок, которые с тех пор должны были объединять свои усилия ради достижения поставленной цели. Первоочередной стала цель создания "исламской республики" в Ливане. Но принимая во внимание особенности ливанской политической обстановки, создание такой власти предполагало необходимость объединить сначала районы проживания шиитов под флагом "Хезболла". Ожесточенная борьба за влияние развернулась там между "Хезболла" и движением "Амаль". Этот конфликт длился свыше двух лет, но "Хезболла" так и не смогла окончательно склонить чашу весов в свою пользу21.
"Хезболла" - единственный участник ливанской политической жизни, которому удалось сохранить свое военное снаряжение и осуществлять военную деятельность и деятельность по охране безопасности в рамках "Исламского сопротивления".
По мнению руководства "Хезболла" и самого Х.Насраллы, единственным выходом для ливанцев, стремившихся заставить Израиль вывести войска с юга, была мобилизация всех сил на борьбу с оккупацией.
Фактически провоцируя обострение отношений с ливанским правительством в начале 90-х годов, "Хезболла" одновременно стремилась к дальнейшему укреплению связей с Дамаском. Об этом, в частности, свидетельствовал и визит высокопоставленной делегации в CAP в 1991 г., где высшему сирийскому руководству было выражено "уважение Ирана к Сирии как к вратам, ведущим в Ливан", и готовность "Хезболла" продолжать с CAP сотрудничество, одобренное Тегераном.
"Амаль", другая шиитская ливанская милиция, была главным противовесом "Хезболла". "Золотой век" этого движения пришелся на начало - середину 80-х годов, когда боевики "Амаль" были вместе с членами друзской вооруженной милиции Прогрессивно-социалистичес-кой партии (ПСП) - "хозяевами" в Западном Бейруте. После ухода вооруженных отрядов ПДС из Южного Ливана в 1982 г. "Амаль" контролировала там вооруженную борьбу против израильских войск, расположенных в "зоне безопасности" на оккупированной части южноливанской территории.
"Амаль" поддерживала "союзнические отношения" с Сирией и призывала "осуществлять на практике" все положения договора о братстве, сотрудничестве и координации, заключенного между двумя соседними странами в мае 1991 г. В нем особо отмечалась необходимость укрепления связей "Амаль" с Ираном. Подобный реверанс в сторону Тегерана был не случаен. Сужение "материальной базы" движения после прекращения военных действий в условиях перехода страны к мирной жизни подталкивало "Амаль" к поиску финансовой поддержки из-за рубежа.
В плане освобождения Юга Ливана от израильского присутствия "Амаль" по-прежнему отвергала путь двусторонних переговоров с Израилем, и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.