На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


доклад Геополитика стран

Информация:

Тип работы: доклад. Добавлен: 04.09.2012. Сдан: 2012. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


  Геополитика – наука, дисциплина и практика отношения государства и территории, с которой это государство взаимодействует. Она появилась на заре XX века, хотя многие работы, ранее не оформленные в отдельное научное направление, появлялись и раньше. В силу исторических, политических и социальных причин геополитику сразу обозвали лженаукой (в основном под влиянием марксизма, допускающее только один феномен, двигающий колесо истории – классовую борьбу). Также, в основном под влиянием пропаганды ее увязали с фашизмом (один из отцов-основателей геополитики Карл Хаусхофер (1869—1946) был знаком лично с Гитлером, но его работы были по национационал-социалистическим соображением отвергнуты).
  Море  против Суши. В классической геополитике  существует понятие фундаментального дуализма концептуальных «моря» и «суши». То есть все государства можно  разделить на государства, исповедующие «морской» тип могущества и «сухопутный».
  «Морские» государства базируют свою мощь на огромном флоте, идее открытого рынка, демократии и, как правило, представляют собой геополитические «острова» (то есть могут быть островом географически, а могут быть островом геополитически – не иметь на континенте сильных  соседних внешнеполитически активных государств, что даст возможность  вести себя как островное государство  – США, например). «Сухопутные» государства  более статичны, их мощь в большой  сухопутной армии, идеократии, иерархичности. Некоторые государства могут  постоянно менять свой этос, порядок, и быть одно время «морскими», а  другое время «сухопутными»: Франция (ни остров, ни континент), Саудовская Аравия, Япония (последняя, пока руководствовалась  суверенитетом, была безусловной морской  державой, ныне – полуконтинентальное, утратившее суверенитет).
  Если  посмотреть историю, то все ключевые столкновения происходили между  государствами «моря» и «суши». Гитлер, возглавляя сухопутную державу, повел  свои войска на восток против другой сухопутной державы и был наказан. Топи он британский флот вместо отправки на восток все новые и новые танковые колонны, мы бы жили в другой ветке  истории, где Рейх так и не был  разрушен.
  Вместе  с этим основные геополитические  концепции настаивают на интеграции государств «моря» между собой и  государств «суши» между собой, полагая, что союзы «моря» и «суши» ненадежны. Отсюда важнейшее значение имеет  российско-германская, российско-иранская, российско-китайская интеграции и, наоборот, для государств «моря» американо-британская, американо-австралийская, американо-японская.
  Санитарный  кордон. В пособиях по геополитике всегда пишется, что самый эффективный способ борьбы с интеграцией сухопутных государств (более склонных к интеграции, чем «морские», которые часто самодостаточны) является санитарный кордон. Санитарные кордоны чаще всего представляют собой пояс небольших умеренно агрессивных государств, разделяющих два интегрирующихся государства.
  Первоначально термин означал обобщающее геополитическое  название группы лимитрофных, промежуточных, государств, созданной под эгидой Великобритании и Франции после  распада Российской империи вдоль  европейских границ Советской России и сдерживавшей проникновение коммунистических идей в страны Запада в 1920-е и 1930-е  годы ХХ века. С 1990-х годов термин стал широко использоваться вновь.
  Таким образом, санитарным кордоном между  Россией и Германией является пояс русофобских и германофобских государств из Прибалтики, Польши и  Украины, другие кордоны по этой же линии является классическими. Для  Большой игры в части противостояния Лондона и Петербурга в Средней  Азии, характерен другой санитарный кордон – Афганистан. Тогда Россия захватила  Среднюю Азию, а Великобритания Индию  и современный Пакистан. Между  ними образовался известный афганский буфер. Одно время кордоном пытались сделать Монголию (об этом говорит и попытка цветной революции, оставшаяся большей частью незамеченной).
  В Го идея санитарного кордона фундаментальна и несет название «разрезания». Важным является разрезать группы камней противника уже на самых ранних этапах, а  большинство тактической борьбы сводится либо к поглощению разрезания и, в конце концов, соединению групп, либо к удержанию разрезания и  создания ситуации, при которой разрезанные  группы должны выживать самостоятельно, строить свои глаза.
  Санитарные  кордоны на гобане могут достигать  значительной протяженности, и их статус может определиться только в конце  партии. В этом плане борьба в  Го сродни геополитическим операциям  по возведению санитарных кордонов и  их прорыву.
  «Нет, санитарный кордон – это пустырь, пустая ничейная земля, разве нет?» - спрашивает меня требовательный читатель. «Не думаю» - отвечаю я. Пространство между дружественными группами не может  быть пустырем. Оно либо родственно, либо враждебно. Если родственно - поглощается  и становится территорией, если враждебно - становится санитарным кардоном. Пустыри  в геополитике - это лимитрофы, слабые государства и территории с неоднозначным  управлением. Они могут быть захвачены  либо странами Суши, либо странами Моря.
  Автаркия  больших пространств. В геополитике есть известное понятие автаркии больших пространств. Оно означает такой территориальный размер государства или блока, который позволяет самостоятельно наладить внутреннюю экономическую и хозяйственную деятельность, обеспечить себя стратегическими ресурсами, создать закрытую архитектуру безопасности, наладить социальный порядок без ущерба для себя и своих граждан. Особое значение приобрело с появлением социалистического и капиталистического блоков.
  Соответственно, государства (и группы камней) должны стремиться к автаркии чтобы не быть поглощенными группами противника, а  малые группы, не способные к автаркии, должны соединиться со способными к  автаркии группами. В отличие от геополитики автаркичность групп  на гобане должна отвечать не множеству  условий, а только одному – двухглазости. Разделенные санитарными кордонами  группы должны искать автаркию самостоятельно.
  Между тем можно сделать довольно неожиданные  выводы. Например, игра на месте съеденных  камней в ситуации. Когда вброс  камней приводит к уничтожению потенциальных  глаз – это типичная ситуация в  Ираке. Там потенциально автаркичное  государство лишилось внутреннего  важного пункта (элитной позиции  президента и его окружения), и  в данный момент происходит игра на месте съеденных камней с целью  уничтожить иракскую группу и создать  группу дружественного игроку цвета  внутри пояса групп цвета противника (арабских государств). А попытка  создания самостоятельной государственности  в Южной Осетии и Абхазии –  это попытка строительства двух глаз в одноглазых группах, которые, так или иначе, придется соединять  с большой автаркичной Россией, так как выжить в двуглазой  Грузии они не в состоянии.
  Здесь же находится и термин «жизненное пространство», «ливенсраум», разработанное  Хаусхофером и украденное (и использованное не по назначению) пропагандистской машиной  Третьего Рейха. Оно означает организацию  пространства для минимального (с  учетом уровня жизни, ожиданий и запросов) условия для жизни и развития. Фактически речь идет о создании двух глаз или захвате такого пространства, которое позволит в любой момент и при любой угрозе эти глаза  построить.
  Стратегия «Анаконды».Российский геополитик Александр Дугин определяет стратегию «Анаконды» как «геополитическая линия стран «моря», направленная на отторжение от Евразии (группы стран «суши») (прим. – ТТ) максимально большого объема береговых территорий для сдерживания ее геополитической экспансии». То есть, чтобы ограничить экспансию стран «суши», необходимо «откусить» у них побережье. Тратя свои силы и ресурсы на охрану сухопутных сложно оберегаемых границ, и распыляясь на возврат береговых линий, страны «суши» теряют экспансионистский запал.
  Идея  принадлежит адмиралу США Мэхену, который сформулировал стратегию  борьбы с континентальными государствами  Евразии, в частности СССР, посредством  превосходства на море. Он делил  континент на три зоны – «хартленд», сердцевина континента, источник могущества государств «суши», «римленд», береговая  линия и прибрежные государства, которые могут склоняться как  в пользу государств «суши», так  и государств «моря» - куда ветер  подует - и «хантерленд», территория за береговой линией. То есть, захватив плацдарм на побережье, надо перевести  геополитическую борьбу с берега вглубь континента, в хантерленд. Это  будет угрожать безопасности хартленда  и стянет основные ресурсы и силы континентальных держав.
  На  гобане мы видим реализацию этой стратегии  в захвате и удержании углов  и сторон. Оторвав от края противника, его можно загнать в центр  и там сжать до небольших групп  с минимальной автаркией. С этой точки зрения фатально захватить  и построить базу в углах и  на сторонах, так как оборонять  береговую линию, как уже писалось, гораздо проще чем сухопутную, требующую большого количества камней и коротких ходов.
  Если  одной из сторон удалось захватить 3-4 угла и расширить влияние своих  плацдармов на стороны, отрезая окончательно противника от берега, края доски, это, как правило, приводит к сдаче. Если же захват углов и сторон не привел к отрезанию противника от этих регионов, а имеющиеся пространства удалось  разделить поровну, то битва переносится  в хантерленд, территорию между тэнгеном и четвертой линией, чтобы разобщить  имеющийся массив на несколько государств-групп  и построить там свои пространства-группы, свои марионеточные государства.
  Геополитика европейских "новых  правых". 1 Европа ста флагов. Ален де Бенуа
  Одной из немногих европейских геополитических  школ, сохранивших непрерывную связь  с идеями довоенных немецких геополитиков-континенталистов, являются "новые правые". Это  направление возникло во Франции  в конце 60-х годов и связано  с фигурой лидера этого движения философа и публициста Алена де Бенуа.  Одним из фундаментальных принципов идеологии "новых правых", аналоги которых в скором времени появились и в других европейских странах, был принцип "континентальной геополитики"
  Причем  основой таких "Больших Пространств" должны стать не столько объединение  разных Государств в прагматический политический блок, но вхождение этнических групп разных масштабов в единую "Федеральную Империю " на равных основаниях. Такая "Федеральная Империя" должна быть стратегически единой, а этнически дифференци рованной. При этом стратегическое единство должно подкрепляться единством изначальной  культуры. 
  "Большое  Пространство", которое больше  всего интересовало де Бенуа,  это Европа. "Новые правые" считали,  что народы Европы имеют общее  индоевропейское происхождение,  единый исток. Это принцип "общего  прошлого ". Но обстоятельства  современной эпохи, в которой  активны тенденции стратегической  и экономической интеграции, необходимой  для обладания подлинным геополитическим  суверенитетом, диктуют необходимость  объединения и в чисто прагматическом  смысле. Таким образом, народы  Европы обречены на "общее будущее  ". Из этого де Бенуа делает  вывод, что основным геополитическим  принципом должен стать тезис  "Единая Европа ста флагов". В такой перспективе, как и  во всех концепциях "новых правых", ясно прослеживается стремление  сочетать "консервативные" и "модернистские"  элементы, т.е. "правое" и "левое". В последние годы "новые правые" отказались от такого определения,  считая, что они "правые" в  такой же степени, в какой  и "левые".
  Европа  должна интегрироваться в "Федеральную  Империю", противопоставленную Западу и США, причем особенно следует поощрять регионалистские тенденции, так  как регионы и этнические меньшинства  сохранили больше традиционных черт, чем мегаполисы и культурные центры, пораженные "духом Запада". Франция  при этом должна ориентироваться  на Германию и Среднюю Европу. Отсюда интерес "новых правых" к Де Голлю и Фридриху Науманну. На уровне практической политики начиная с 70-х  годов "новые правые" выступают  за строгий стратегический нейтралитет  Европы, за выход из НАТО, за развитие самодостаточного европейско го ядерного потенциала. 
  Относительно  СССР (позже России) позиция "новых  правых" эволюционировала. Начав  с классического тезиса "Ни Запад, ни Восток, но Европа", они постепенно эволюционировали к тезису "Прежде всего Европа, но лучше даже с  Востоком, чем с Западом". На практиче ском уровне изначальный интерес  к Китаю и проекты организации  стратегического альянса Европы с Китаем для противодействия  как "американскому, так и советскому империализмам" сменились идеей  союза Европы с Россией.
  2 Европа от Владивостока  до Дублина. Жан  Тириар
  Несколько отличную версию континенталистской геополитики  развил другой европейский "диссидент" бельгиец Жан Тириар (1922 1992). С начала 60-х годов он был вождем общеевропейского радикального движения "Юная Европа". 
  Жан Тириар строил свою политическую теорию на принципе "автаркии больших пространств". Развитая в середине XIX века немецким экономистом Фридрихом Листом, эта  теория утверждала, что полноценное  стратегическое и экономическое  развитие государства возможно только в том случае, если оно обладает достаточ ным геополитическим масштабом  и большими территориальными возможностями. Тириар применил этот принцип к актуальной ситуации и пришел к выводу, что  мировое значение государств Европы будет окончатель но утрачено, если они не объединяться в единую Империю, противостоящую США. При этом Тириар считал, что такая "Империя" должна быть не "федеральной" и "регионально  ориентированной", но предельно унифицированной, централистской, соответствующей якобинской модели. Это должно стать мощным единым континен тальным Государством-Нацией. В этом состоит основное различие между воззрениями де Бенуа и  Тириара. 
  В конце 70-х годов взгляды Тириара  претерпели некоторое изменение. Анализ геополитической ситуации привел его  к выводу, что масштаб Европы уже  не достаточен для того, чтобы освободиться от американской талассократии. Следовательно, главным условием "европейского освобождения" является объединение  Европы с СССР. От геополитической  схемы, включающей три основные зоны, Запад, Европа, Россия (СССР), он перешел  к схеме только с двумя составляющими  Запад и евразийский континент. При этом Тириар пришел к радикальному выводу о том, что для Европы лучше  выбрать советский социализм, чем  англосаксон ский капитализм. 
  Так появился проект "Евро-советской  Империи от Владивостока до Дублина"1. В нем почти пророчески описаны причины, которые должны привести СССР к краху, если он не предпримет в самое ближайшее время активных геополитических шагов в Европе и на Юге. Тириар считал, что идеи Хаусхофера относительно "континентального блока Берлин-Москва-Токио" актуальны в высшей степени и до сих пор. Важно, что эти тезисы Тириар изложил за 15 лет до распада СССР, абсолютно точно предсказав его логику и причины. Тириар предпринимал попытки довести свои взгляды до советских руководителей. Но это ему сделать не удалось, хотя в 60-е годы у него были личные встречи с Насером, Чжоу Эньлаем и высшими югославскими руководителями. Показательно, что Москва отвергла его проект организа ции в Европе подпольных "отрядов европейского освобождения" для террористической борьбы с "агентами атлантизма". 
  Взгляды Жана Тириара лежат в основе ныне активизирующегося нонконформистского движения европейских национал-большевиков ("Фронт Европейского Освобож  дения"). Они вплотную подходят к  проектам современ ного русского неоевразийства.
  3 Мыслить континентами. Йордис фон Лохаузен
  Лохаузен  считает, что политическая власть только тогда имеет шансы стать долговечной  и устойчивой, когда властители мыслят не сиюминутными и локальны ми категориями, но "тысячелетиями и континентами". Его главная книга так и  называется "Мужество властвовать. Мыслить континентами"2
  Лохаузен  считает, что глобальные территориальные, цивилизационные, культурные и социальные процессы становятся понятными только в том случае, если они видятся  в "дальнозоркой" перспективе, которую  он противопоставляет исторической "близорукости". Власть в человеческом обществе, от которой зависит выбор  исторического пути и важнейшие  решения, должна руководствоваться  очень общими схемами, позволяющим  найти место тому или иному  государству или народу в огромной исторической перспективе. Поэтому  основной дисциплиной, необходимой  для определения стратегии власти, является геополитика в ее традиционном смысле оперирование глобальными категориями, отвлекаясь от аналитических частностей (а не "внутренняя" прикладная геополитика школы Лакоста). Современные  идеологии, новейшие технологические  и цивилизационные сдвиги, безусловно, меняют рельеф мира, но не могут отменить некоторых базовых закономерностей, связанных с природными и культурными  циклами, исчисляемыми тысячелетиями. 
  Такими  глобальными категориями являются пространство, язык, этнос, ресурсы  и т.д. 
  Лохаузен  предлагает такую формулу власти: 
  "Могущество = Сила х Местоположение"
  Он  уточняет:  "Так как Могущество есть Сила, помноженная на местоположение, только благоприятное географическое положение дает возможность для  полного развития внутренних сил."3
  Таким образом, власть (политическая, интеллектуальная и т.д.) напрямую связывается с  пространством. 
  4 Евразийская Империя  Конца.  Жан Парвулеско
  Концепция Парвулеско вкратце такова4: история человечества есть история Могущества, власти. За доступ к центральным позициям в цивилизации, т.е. к самому Могуществу, стремятся различные полусекретные организации, циклы существования которых намного превышают длительность обычных политических идеологий, правящих династий, религиозных институтов, государств и народов. Эти организации, выступающие в истории под разными именами, Парвулеско определяет как "орден атлантистов" и "орден евразийцев". Между ними идет многовековая борьба, в которой участвуют Папы, патриархи, короли, дипломаты, крупные финансисты, революционеры, мистики, генералы, ученые, художники и т.д. Все социально-культурные проявления, таким образом, сводимы к изначальным, хотя и чрезвычайно сложным, геополитическим архетипам.  

  Это доведенная до логического предела  геополитическая линия, предпосылки  которой ясно прослеживаются уже  у вполне рациональных и чуждых "мистицизму" основателей геополитики как  таковой. 
  5 Индийский океан  как путь к мировому  господству. Робер  Стойкерс
  Стойкерс  также считает, что социально-политические и особенно дипломатические проекты  различных государств и блоков, в  какую бы идеологическую форму они  ни были облачены, представляют собой  косвенное и подчас завуалированное  выражение глобальных геополитических  проектов. В этом он видит влияние  фактора "Земли" на человеческую историю. Человек существо земное (создан из земли). Следовательно, земля, пространство предопределяют человека в наиболее значительных его проявлениях. Это  предпосылка для "геоистории".
  Континенталистская  ориентация является приоритет ной  для Стойкерса; он считает атлантизм  враждебным Европе, а судьбу европейского благосостояния связыва ет с Германией  и Средней Европой5 . Стойкерс сторонник активного сотрудничества Европы со странами Третьего мира и особенно с арабским миром.
  Вместе  с тем он подчеркивает огромную значимость Индийского океана для будущей геополитической  структуры планеты. Он определяет Индийский  океан как "Срединный Океан", расположенный между Атлантическим  и Тихим. Индийский океан расположен строго посредине между восточным  побережьем Африки и тихоокеан ской зоной, в которой расположены  Новая Зеландия, Австралия, Новая  Гвинея, Малайзия, Индонезия, Филиппины  и Индокитай. Морской контроль над  Индийским океаном является ключевой позицией для геополитического влияния  сразу на три важнейших "больших  пространства" Африку, южно-евразийский rimland и тихоокеанский регион. Отсюда вытекает стратегический приоритет  некоторых небольших островов в  Индийском океане особенно Диего  Гарсия, равноуда ленного от всех береговых  зон. 
  Индийский океан является той территорией, на которой должна сосредоточиться  вся европейская стратегия, так  как через эту зону Европа сможет влиять и на США, и на Евразию, и  на Японию, утверждает Стойкерс. С его  точки зрения, решающее геополитическое  противостояние, которое должно предопределить картину будущего XXI века, будет разворачиваться  именно на этом пространстве.
  Стойкерс  активно занимается историей геополитики, и ему принадлежат статьи об основателях  этой науки в новом издании "Брюссельской энциклопедии".
  6 Россия + Ислам = спасение  Европы. Карло Террачано
  Он  полностью разделяет идею единого  Евразийского Государства, "Евро-советской  Империи от Владивостока до Дублина", что сближает его с Тириаром, но при этом он не разделяет свойственного  Тириару "якобинства" и "универсализма", настаивая на этно-культурной дифференциации и регионализме, что сближает его, в свою очередь, с Аленом де Бенуа. 
  Подчеркивание центральности русского фактора  соседствует у Террачано с  другим любопытным моментом: он считает, что важнейшая роль в борьбе с  атлантизмом принадлежит исламскому миру, особенно явно антиаме риканским  режимам: иранскому, ливийскому, иракскому  и т.д. Это приводит его к выводу, что исламский мир является в  высшей степени выразителем континенталь ных геополитических интересов. При этом он рассмат ривает в качестве позитивной именно "фундаменталист скую" версию Ислама. Окончательная  формула, которая резюмирует геополитические  взгляды доктора Террачано, такова: 
  Россия (heartland) + Ислам против США (атлантизм, мондиализм)6
  Европу  Террачано видит как плацдарм русско-исламско го антимондиалистского  блока. С его точки зрения, только такая радикальная постановка вопроса  может объективно привести к подлинному европейскому возрождению. 
  Геополитическое будущее России
  В нашем обществе сегодня представлены два принципиальных проекта относительно русского будущего.
  Первый  проект принадлежит радикальным  либералам, "реформаторам", которые  берут в качестве примера западное общество, современный "торговый строй". Этот проект отрицает такие ценности, как народ, нация, история, геополитические  интересы, социальная справедливость, религиозный фактор и т.д. В нем  все строится на принципе максимальной экономической эффективности, на примате  индивидуализма, потребления и "свободного рынка". Либералы хотят построить  на месте России новое, никогда еще  не существовавшее исторически общество, в котором установятся те правила  и культурные координаты, по которым  живет современный Запад и, в  особенности, США. Этот лагерь может  легко сформулировать ответ на любые  вопросы относительно того или иного  аспекта российской действительности исходя из уже существующих на Западе моделей, пользуясь западной либеральной  терминологией и юридическими нормами. Эта позиция еще некоторое  время назад почти доминировала идеологически в нашем обществе, да и сегодня именно она является наиболее известной, так как совпадает  в целом с общим курсом и  принципиальной логикой либеральных  реформ. 
  Второй  проект русского будущего принадлежит  т.н. "национально-патриотической оппозиции", которая представляет собой разнообразную  и многоликую политиче скую реальность, объединенную неприятием либеральных  реформ и отказом от либеральной  логики, проповедуемой реформаторами.
  Оба этих проекта и либеральный и  советско-царистский являются сущностно  тупиковыми для русского народа и  русской истории. Либеральный проект вообще предполагает постепенное стирание национальных особенностей русских  в космополитической эре "конца  истории" и "планетарного рынка", а советско-царистский силится возродить  нацию и государство именно в  тех исторических формах и структурах, которые, собствен но, и привели постепенно русских к краху. 
  По  ту сторону и либерализма "реформаторов" и совето-царизма "объединенной оппозиции" назревает насущная потребность  в "третьем пути", в особом идеологиче ском проекте, который был бы не компромиссом, не "центризмом" между теми и  другими, но совершенно радикальным  новаторским футуристическим планом, порывающим с безысходной дуалистической логикой "либо либералы, либо оппозиция" где, как в лабиринте без выхода, мечется нынешнее общественное сознание русских.   
 

  Для того, чтобы строить планы относительно "интересов государства", необходимо иметь ясное представле ние, о  каком именно государстве идет речь. Иными словами, это имеет смысл  при наличии четко выявленного  политического субъекта. В настоящей  ситуации такого субъекта в случае русских нет.
  Существование России, понятой как Российская Федерация (РФ), явно не удовлетворяет никаким  серьезным критериям при определении  статуса "государства". Разброд  в оценках статуса РФ в международной  политике ярко свидетельствует именно о таком положении дел. Что  такое РФ? Наследница и правопреемница СССР? Региональная держава? Мононациональное государство? Межэтническая федерация? Жандарм Евразии? Пешка в американских проектах? Территории, предназначен ные  к дальнейшему дроблению? В зависимости  от конкретных условий РФ выступает  в одной из этих ролей, несмотря на абсолютную противоречивость таких  определений. В какой-то момент это  государство с претензией на особую роль в мировой политике, в другой это второстепенная региональная держава, в третий поле для сепаратистских экспериментов. Если одно и то же территориально-политическое образование выступа ет одновременно во всех этих ролях, очевидно, что речь идет о какой-то условной категории, о некоей переменной величине, а  не о том завершенном и стабильном политическом феномене, который можно  назвать государством в полном смысле этого слова. 
  Концепция "постимперской  легитимности" Постимперская легитимность" является совокупностью правовых норм, тесно связанных с непосредствен но предшествующей фазой политического развития региона, т.е. с "имперской легитимностью" ("legacy of empire"). Империя (по меньшей мере, "светская" либеральная или социалистическая) чаще всего руководству ется при территориальном устройстве своих колоний сугубо административными и экономическими признака ми, не учитывая ни этнические, ни религиозные, ни национальные факторы. Административные границы в рамках Империи довольно произвольны, так как они заведомо представляют собой условные барьеры, созданные лишь для удобства централизованного контроля метрополии. Империя в период своего существования заставляет остальные державы признать свою внутреннюю административную систему как легитимную. Но при распаде Империи всегда возникают "зоны правовой неопределенности", так как прекращает существовать та структура, которая юридически регулировала статус своих составных частей. 
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.