На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Стадии аккредитования дипломатических представителей

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 04.09.2012. Сдан: 2012. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание
Введение
    Зарождение российской дипломатии и дипломатической службы
    Дипломатическая реформа Петра I: переход к европейской модели дипломатической службы
    Дипломатическая служба в после петровские времена
    Внешнеполитический аппарат российской империи конца XIX — начала XX в.
Заключение
Список  литературы 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

                              Введение
      Дипломатическая служба в системе государственного управления сформировалась в определенное время (эпоха Возрождения) и в определенном месте (итальянские города-государства). Именно здесь появились первые постоянные дипломатические представительства. Милан и Мантуя в 1375 г. обменялись послами-резидентами, чтобы лучше согласовывать свои действия против Вероны. В дальнейшем подобные представительства все чаще осуществляются на взаимной и регулярной основе, сначала между итальянскими государствами, а затем и другими странами.
      С течением времени такие организационные формы восприняли другие страны, каждая из которых внесла в дипломатическую службу свои черты, характеризующие культуру и особенности национальной дипломатии. Но общим для всех внешнеполитических служб было:
- наличие государственных внешнеполитических канцелярий;
- формирование класса оплачиваемых из государственной казны чиновников, профессионально занимающихся обеспечением внешнеполитической деятельности государства;
- распространение системы взаимных постоянных дипломатических представительств;
- появление особого типа дипломатической корреспонденции и дипломатических архивов.
      Важным  моментом в становлении дипломатической  системы стала так называемая «папская революция» начала XI в., положившая начало четкому разделению светских и церковных функций. Утверждение светского начала в ренессансном миропонимании проложило путь новому порядку властвования, в котором на суверенитет, то есть верховную власть, претендует не только папа римский и император Священной Римской империи, но и множество светских правителей. Естественно, что в таких условиях каждый король тщательно заботился, чтобы его представления о собственном статусе были признаны не только при его дворе, но и при дворах других коронованных особ. Таким образом, королевский посол в новой дипломатической системе выступал в роли герольда королевского суверенитета.
      Параллельно складывается система международных отношений, основанная на принципах равновесия. В XVI—XVII вв. поиск равновесия становится основным содержанием внешней политики практически всех ведущих европейских государств. Соблюдение равновесия требовало гибких коалиций и союзов, достоверного знания о намерениях и возможностях правителей и их государств. Осуществление подобной политики могла обеспечить лишь хорошо развитая, профессионально организованная система взаимных и постоянных дипломатических представительств, руководимых из центра соответствующими канцеляриями. Такая система впервые сложилась в Италии.
      Политика  равновесия, таким образом, с одной стороны, стимулировала появление организованной и постоянной дипломатической службы, а с другой стороны, именно эффективная дипломатия сделала возможным осуществление политики равновесия. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

    Зарождение  российской дипломатии и дипломатической службы
 
      Становление профессиональной дипломатической  службы в России происходило по мере расширения и укрепления централизованного государства. Исторические рамки этого процесса охватывают XV—XVII вв. и в целом совпадают с общеевропейскими. С возвышением Московского княжества особое место заняла Боярская дума, состоявшая из представителей феодальной знати. С XV в. она превратилась в постоянный совещательный орган. Это отражено в потоке дипломатических документов, появившихся во времена правления Ивана III (1462—1505). Прием иностранных дипломатов, ведение переговоров, составление документации по посольским делам — все находилось в ведении Боярской думы.
      По  мере централизации власти Боярская дума стала мешать государю проводить самодержавную внешнюю политику. Поэтому в правление Василия III возник частный совет государя, своего рода кабинет, состоявший из доверенных лиц царя — Ближняя дума. Она готовила решения и выносила их на утверждение Боярской думы. Именно «ближние думцы» чаще всего упоминаются как личные представители царя во время переговоров с иноземными дипломатами. Этот обычай сохранялся и в XVII в. Глава дипломатического ведомства боярин А.Л.Ордин-Нащекин писал царю Алексею Михайловичу (1645—1676): «В Московском государстве искони, как и во всех государствах, посольские дела ведают люди тайной Ближней думы».
      Кроме Боярской и Ближней думы существовало и другое учреждение, которое в своей деятельности соприкасалось с посольскими делами — это Казна. В XV — начале XVI в. Казенный двор, располагавшийся на территории Московского Кремля, был одним из первых учреждений по внешним связям и одновременно хранилищем дипломатических документов. Здесь бояре и казначеи принимали послов.1
      С XV — первой половины XVI в. в дипломатических сношениях России отмечено участие представителей нового сословия — дьяков и их помощников — подьячих. С 80-х годов XV в. документы говорят о выделении категории посольских дьяков . Они присутствовали на приемах, выступали с речами от имени великого князя, записывали ход переговоров. Дьяки принимали грамоты от иностранных послов, были постоянными членами «ответных» комиссий, нередко сами выезжали за границу в составе посольства. При их участии писались наказы, они же ведали дипломатической документацией. Дворцовые дьяки занимались размещением и устройством иностранных дипломатов.
      По  мере расширения функций центральной  власти появляются новые учреждения — приказы — структуры, аналогичные итальянским «канцеляриям». Возникновение приказа по внешним делам — Посольского приказа, большинство историков относят к периоду правления Ивана IV (1533—1584). Посольский приказ обладал обширными полномочиями, помимо внешних сношений, ведал иностранными купцами, занимался выкупом и обменом пленных, управлял рядом территорий, заведовал почтой, сбором таможенных и других налогов. Такие обширные функции затрудняли работу посольского приказа, вызывали определенное недовольство. Не случайно Ордин-Нащекин (1667—1671) сокрушался, что они «мешают посольские дела с кабацкими».
      Службу  в Посольском приказе несли дьяки  и их помощники — подьячие. Служащие располагались по карьерной лестнице, ведущей от подьячих («молодых», «средних» и «старых») к дьякам. «Старые» подьячие, как правило, возглавляли появившиеся в приказе территориальные отделы — повытья. Три повытья занимались сношениями со странами Европы, два — с азиатскими государствами. Дьяки принимали привезенные послами грамоты; вели предварительные переговоры; присутствовали на приемах иностранных дипломатов; проверяли проекты ответных грамот; составляли наказы послам и приставам, направляемым для встречи иностранных послов. Они же возглавляли посольства. В XVII в. учреждаются первые постоянные дипломатические представительства России в Швеции (1634) и Речи Посполитой (1673).
      Параллельно складывалась и система рангирования дипломатов. С XVI в. в документах упоминаются:
    великие послы — аналог чрезвычайного и полномочного посла;
    легкие послы — аналог чрезвычайного и полномочного посланника;
    посланники — аналог полномочного посланника;
    посланные — посланник с одноразовым поручением;
    посланцы — скорые курьеры;
    гонцы — курьеры с чрезвычайным поручением.
      С самого начала в Посольском приказе на высоком уровне находился отдел переводов. Устные переводы осуществляли толмачи, письменные — переводчики. Часто их набирали из иностранцев, находящихся на российской службе, или побывавших в плену русских. В конце XVII в. 15 переводчиков и 50 толмачей осуществляли переводы с латыни, итальянского, польского, волошского, английского, немецкого, шведского, голландского, греческого, татарского, персидского, фарси, арабского, турецкого и грузинского языков.
Нередко для изучения иностранных языков и приобретения навыков дипломатического этикета выходцев из боярских семей  посылали на выучку за границу. Это заложило достаточно прочные основы системы подготовки дипломатических кадров. Характеризуя положение в этой сфере, английский исследователь Р.Лэнгхорн отмечает, что в XVIII в. «только в России, где существовала мощная переводческая служба, вопрос о подготовке дипломатических кадров был поставлен на широкую государственную ногу». Даже форма одежды дипломатов и дипломатических служащих стала соответствовать европейскому стандарту.
      В России появляются все виды дипломатической документации: верющие (верительные) грамоты — документ, удостоверяющий представительный характер дипломата и аккредитующий его в иностранном государстве опасные грамоты, обеспечивающие свободный выезд и въезд посольства; ответные грамоты — документ, вручаемый иностранным послам при их отбытии из страны пребывания; наказы, постатейно разъясняющие статус, цель и задачи посольства, предписывающие сбор необходимой информации, дающие возможные варианты ответов на вопросы и речей; посольские отчеты — статейные списки, в которых всесторонне анализируются и подводятся итоги работы посольства по каждой статье наказа.
      Особое  место в российской дипломатии принадлежит архивному делу. Регулярная систематизация дипломатических документов проводится с начала XVI в. Наиболее распространенной формой фиксирования дипломатической информации стали столбцы — скрепленные подписью должностного лица, подклеенные одна к другой по вертикали полосы бумаги, и посольские книги — переписанные в специальные тетради близкие по темам посольские документы. Документы систематизировались по годам, странам и регионам, хранились в бархатных, дубовых и окованных ящиках, осиновых коробах и холщовых мешках.
      Посольский  приказ постепенно превращается в один из ведущих центров культурной жизни государства: становится инициатором написания официальной истории России; выписывает целый ряд иностранных изданий; снабжает Европу информацией о происходящих в России событиях и получает взамен соответствующие материалы из других стран. Примечательным явлением стали «Куранты» — специальный информационный выпуск Посольского приказа для царя и Думы.
Тем не менее формирование того, что мы сейчас называем дипломатической службой, а именно — государственной службы внешних сношений и системы постоянных дипломатических представительств России в других странах произошло лишь во времена правления Петра I. 
 
 
 

    Дипломатическая реформа Петра I: переход  к европейской  модели дипломатической  службы
      Прежде  всего, следует иметь в виду, что до Петра I в России и Западной Европе существовали, несмотря на внешнее сходство, принципиально разные модели профессиональной дипломатической службы. Западная модель функционировала в условиях секуляризации, светского государственного устройства. Модель же допетровской дипломатической службы базировалась на «симфонии» светской и церковной властей. В условиях такой «симфонии» митрополиты православной русской церкви и подчиненный им клир были ближайшими советниками русских правителей по международным делам, оказывали существенное влияние на внешнеполитический курс государства.
      В рамках «симфонии» не могла не ощущаться  универсальность христианского  сознания. Россия того времени была больше озабочена поиском царства «вечного», чем созданием сильного суверенного государства. Это отражалось и на идеологии, формах и методах средневековой российской дипломатии. Цели русской дипломатии в основном ограничивались наблюдением за сношениями с заграницей. Поощрение этих сношений, их развитие и стимулирование не приветствовались ни церковью, ни русскими правителями. Дипломатические отношения устанавливались лишь после тщательной проверки их «необходимости» с точки зрения религиозных идеалов.2
      Только  с приходом к власти Петра I утверждается понимание дипломатии как системы  взаимоотношений между суверенными государствами, основанной на взаимном обмене постоянными дипломатическими представителями, воплощающими суверенитет своего правителя. Петр I радикально реформирует государственную власть и государеву службу, осуществляет секуляризацию государственного устройства, подчиняет церковь государственному Синоду, переходит на принципы господствующей в то время в Европе концепции дипломатической системы. Все это позволило включить страну в европейскую дипломатическую систему, превратить Россию в активный фактор европейского равновесия.
      Радикальные реформы Петра I сводились к целому ряду нововведений:
- громоздкий административно-государственный аппарат был заменен более компактной и эффективной администрацией;
- Боярскую Думу сменил административный Сенат;
- был упразднен сословный принцип формирования центральной власти, в большей степени начал действовать принцип профессиональной пригодности. В практику вводится «Табель о рангах»;
- европеизируется система рангирования дипломатических служащих,   появляются   полномочные   и   чрезвычайные послы, чрезвычайные посланники, министры, резиденты, агенты;3
- обязательно взаимное информирование русских представительств за рубежом о важнейших военных и политических событиях, переговорах, соглашениях.
      Проводились и другие преобразования. Вскоре после вступления в Северную войну, например, Посольский приказ Петр I преобразовал в особую дипломатическую канцелярию — Посольскую походную канцелярию. Новшество заключалось в том, что ведение всех внешнеполитических дел царь, находясь в походе, брал на себя.4
Структура коллегии выглядела  следующим образом:
      Присутствие — орган, принимавший окончательные  решения. Присутствие состояло из восьми членов Коллегии во главе с президентом и его заместителем, собиралось на свои заседания, по крайней мере, четыре раза в неделю;
      Канцелярия  — исполнительный орган, состоявший из двух отделений: секретного, непосредственно занимавшегося вопросами внешней политики, и административно-финансового.
      По  мере совершенствования центрального внешнеполитического ведомства учреждаются новые постоянные российские дипломатические и консульские представительства:
- дипломатические миссии появляются в Австрии, Англии, Голландии, Испании, Дании, Гамбурге, Польше, Пруссии, Мекленбурге, Турции, Франции, Швеции;
- консульства располагаются в Бордо (Франция) и Кадисе (Испания);
- дипломатические агенты и аудиторы направляются в Амстердам (Голландия), Данциг (ныне Гданьск), Брауншвейг (Германия);
- временные миссии направляются в Китай и Бухару;
- специальный представитель назначается при калмыцких ханах.
      Проведенные реформы способствовали включению  России в европейскую дипломатическую  систему, существенно повысили действенность  дипломатической службы и авторитет  России на международной арене.
      В целом же (при всем рационализме и разумности новых структур государственной  администрации петровской России) эффективность политического механизма России оставалась невысокой. В значительной степени это определялось недостаточным уровнем квалификации дипломатических служащих. Не случайно Петр I стремился к внедрению в государственную службу России элементов камералистики, которая к тому времени получила достаточно широкое распространение в ряде западных стран. Положительным примером служил опыт Пруссии и Австрии, где камералистика, как система обучения административной карьере, уже заняла прочное место. Статус и карьерное продвижение государственных чиновников стали определяться «Табелью о рангах». Хотя по-прежнему все важнейшие посты в дипломатическом аппарате замещались представителями потомственных и личных дворян. Для дворянских детей предусматривалось обязательное школьное образование. Многих талантливых молодых людей направляли за границу для дальнейшего обучения. Причем не только в европейские страны, но и в страны Востока для изучения турецкого, персидского и арабского языков.
      При поступлении на работу в Коллегию иностранных дел необходимо было сдать, как сейчас говорят, специальный квалификационный экзамен. Это правило соблюдалось достаточно строго: дипломатия стала рассматриваться не только как искусство, но и как наука, требующая особых знаний, умений и навыков. В результате Россия смогла сформировать достаточно эффективный административный аппарат системы дипломатической службы. Все свое время и силы чиновники внешнеполитического ведомства отдавали службе, жили в основном на жалованье. Причем размеры оклада зависели от ранга, должности, выслуги лет, образования. В большинстве своем они не имели крепостных крестьян, в лучшем случае владели небольшими имениями.
Известный дипломат того времени А.И.Остерман анализируя сильные и слабые стороны сложившейся российской системы дипломатической службы, в своих предложениях по усовершенствованию деятельности Коллегии иностранных дел настаивал на необходимости отбора к иностранным делам людей только из а) знатных и честных домов, «дабы они другим служили примером ревностной службы»; б) из «доброго житья» «дабы от скудости ни в какое погрешение не впали»; в) из знакомых с политическими науками «дабы, имея постоянно дело с иностранными министрами, не имели стыда перед ними, чисто и честно себя держали». Это должны быть умные и соответствующим образом обученные люди, на которых можно положиться. Только от таких служащих, а не от иностранцев, писал он, можно ожидать «верности и большего трудолюбия».
Такую позицию разделяли многие — роль профессионализма и высокой воспитанности  на дипломатической службе трудно оспаривать. Тем не менее, на практике ситуация складывалась не всегда так. Например, среди 135 чиновников аппарата Коллегии иностранных дел насчитывалось 40 представителей разных национальностей и иностранных подданных — немцы, французы, итальянцы, поляки, турки, грузины, лифляндцы, эстляндцы, калмыки и др. Такое положение сохранялось на протяжении всей второй половины XVIII в. Нуждаясь в людях, хорошо знающих иностранные языки, правительство набирало на службу иноземцев, следуя в этом отношении старой практике Посольского приказа.
    Дипломатическая служба в после петровские времена
      После Петра I сфера деятельности русского Посольского приказа была значительно сужена. Уже к началу 20-х годов в его компетенции остались: а) архивные дела, причем известной давности, ибо все текущие дела, а также наиболее важные документы и книги, необходимые для оперативной работы переводились в Петербург; б) некоторые финансовые дела; в) курирование калмыцких и малороссийских дел; г) прием иностранных духовных лиц. О своей деятельности Приказ должен был еженедельно докладывать в столичную Коллегию. В 1726 г. Екатерина I учредила состоящий из преданных ей людей Тайный совет. Главы иностранной и военных коллегий вошли в его состав. Совет стал играть определяющую роль в выработке и проведении внешнеполитического курса. Коллегия иностранных дел, по сути превратилась в исполнительную канцелярию при нем.5
      Такая тенденция реформирования российского  дипломатического протокола была не случайной. Во второй половине XVIII в. в Европе все более отчетливо проявлялось стремление монархов к единоличному правлению. Со временем (особенно в период правления Екатерины II) укрепление абсолютизма привело к ломке многих структур центрального аппарата государственной власти, ликвидации многих коллегий. В исключительном положении оказались только коллегия иностранных дел. Екатерина II ревностно относилась к этому ведомству, всячески стремилась поднять его статус и авторитет до европейского уровня. Число служащих коллегии во второй половине XVIII в. достигло 230 человек. В январе 1779 г. был издан указ, определивший штат коллегии иностранных дел, оклады президента (канцлера) и вице-президента (вице-канцлера). Число переводчиков, протоколистов и прочих канцелярских чинов и служителей в штате не оговаривалось. На них выделялась определенная сумма «для найма потребного числа людей», оклады которым предлагалось определять «соразмерно трудам и способностям каждого, равно как и из остатков ее делать им награждение за отменное прилежание и успехи в знании, для них нужном, приобретаемые».
      Одновременно  со штатом центрального аппарата был утвержден штат загранучреждений. Как правило, он был небольшим — 2—3 человека. В обязательном порядке в них входили глава представительства и его секретари.
      Звание  посла было присвоено лишь русскому представителю в Варшаве. Большинство  же русских представителей за границей именовались министрами второго  ранга. Некоторые представители  назывались министрами-резидентами. Министры второго ранга и министры-резиденты  осуществляли представительские и политические функции. К министрам были приравнены также генеральные консулы, следившие за соблюдением интересов российских купцов и за развитием торговых отношений. Надлежащее исполнение функций послов, министров и генеральных консулов обеспечивали специально подготовленные люди — представители правящего сословия, получившие необходимые знания в области внешних сношений.
      Императрица, настаивала на соблюдении коллегиального порядка решения дел в коллегии иностранных дел. Доклады, как правило, составлялись руководством коллегии по наиболее важным вопросам внешней политики. Авторами доношений (донесений) были российские представители за границей, они же составляли периодические реляции — отчеты о деятельности своего представительства. Сообщения и указы касались внутриведомственных вопросов. В эти же годы большое внимание стало уделяться дипломатическому протоколу и этикету, вопросам дипломатической тайны. Императрица требовала, чтобы, кроме «министров департамента иностранных дел, никто из прочих членов Коллегии не ходил в дома чужестранных министров, не имел с ними разговоров о делах, никого из них в своем доме не принимал и ни под каким видом не вел с ними переписки или пересылки» .
      После присоединения в 1783 г. Крыма к России было положено начало институту консульств. В Средиземноморье и во многих странах Европы вскоре возникает довольно развитая сеть российских генеральных консульств, консульств, вице-консульств. Их возглавляли наиболее уважаемые дипломаты, квалифицированные и высокопоставленные служащие Коллегии иностранных дел. Причем главами консульств могли быть не только русские, но и иностранные подданные.
      Дипломатическому  и консульскому представителю в  то время было непросто поддерживать связь со своим правительством. Обычно писались реляции на высочайшее имя  и депеши канцлеру или вице-канцлеру. Реляции были, как правило, лаконичными, депеши более пространными, освещались не только политические, но и культурные, экономические события. Из центра за границу направлялись высочайшие рескрипты  и предписания канцлера и вице-канцлера. Послу при отправлении к месту  назначения давалась подробная инструкция. В центр из-за рубежа поступали также донесения тайных агентов и неофициальных представителей — купцов и путешественников.Во второй половине XIX в. преобразования в системе высших и центральных органов власти были продолжены. Нововведения коснулись и Министерства иностранных дел, возглавляемого с 1856 по 1882 г. князем А.М.Горчаковым. Под его руководством министерство было освобождено от ряда несвойственных ему функций цензуры политических публикаций, управления окраинами империи, церемониальных дел. Развитие международных связей в политической и экономической сферах требовало значительного расширения сети зарубежных представительств. К началу 90-х годов XIX в. за границей функционировало 6 посольств и 26 миссий, 25 генеральных консульств, 86 консульств и вице-консульств Российской империи.
Главные задачи внешнеполитического  ведомства и его  структур определялись следующим образом:
—  политические сношения с иностранными государствами;
—  покровительство  в чужих краях русской торговле и вообще русским интересам;
—  ходатайство  о законной защите русских подданных  по их делам за границей;
— содействие удовлетворению законных требований иностранцев по их делам в      России;
—  издание  «Ежегодника МИДа», в котором  публиковались важнейшие документы текущей политики — конвенции, ноты, протоколы.
      Существенные  изменения произошли и в практике подбора и воспитания дипломатических  кадров, повлекшие заметное обновление состава дипломатического корпуса за границей. Отказались от практики предоставления дипломатических постов иностранцам. Повысились требования к образовательному уровню служащих. С 1859 г. поступление на дипломатическую службу требовало наличия диплома о высшем гуманитарном образовании. Претендент на должность должен был в совершенстве владеть двумя иностранными языками, обладать глубокими познаниями в области истории, географии, статистики, политэкономии, международного права. В то время это предполагало окончание либо Александровского лицея, либо Училища правоведения, либо Юридического факультета Университета, либо Лазаревского института восточных языков. Учитывалось и то, что при Министерстве иностранных дел существовала «Ориентальная школа», в которой помимо подготовки драгоманов (переводчиков со знанием восточных языков) осуществлялось преподавание редких европейских языков — новогреческого, сербского, болгарского, албанского, румынского, венгерского.6
      Совершенствовалась  и система дипломатической переписки. В практику дипломатической корреспонденции  между посольствами и центром  окончательно вошел русский язык. Была учреждена срочная дипкурьерская  связь.
    Внешнеполитический аппарат российской империи конца XIX — начала XX в.
 
      Внешнеполитический   аппарат   Российской   империи   конца XIX  — начала XX в. отражал  особенности в основном уже свершившегося на Западе перехода от неограниченной монархии к буржуазно-парламентской монархии, а в 1917 г. — к республике. Царская дипломатия стремилась приспособить механизм принятия государственных решений к вызовам международной политики с учетом роста напряженности между двумя блоками — Антантой и Тройственным союзом. Тем не менее, наука констатирует, что система административно-бюрократического управления Российской империи, в том числе в сфере внешних сношений, к началу XX  в. не претерпела существенных изменений. Исторические особенности развития России придавали внешнеполитическому механизму   некоторые   «национальные»   черты:   гипертрофированная роль самодержавия; социальная однородность состава кадров дипломатической службы; ограниченное до минимума влияние общественного мнения на принятие тех или иных внешнеполитических решений. Существенные трудности создавала неповоротливость и медлительность  бюрократических  процедур,   безынициативность чиновников.
      Высший  исполнительный орган государственной власти — Комитет министров — и вовсе был отстранен от выработки и проведения внешней политики страны. Его компетенция в этой области законодательно не была закреплена и фактически ограничивалась вопросами торгово-экономических отношений с иностранными государствами, правового положения иностранцев в России, российского подданства и эмиграции. Роль главного исполнительно-распорядительного органа в области внешних сношений играло Министерство иностранных дел. Наряду с МИД свои задачи за рубежом самостоятельно решали военное, морское, финансовое, внутренних дел и другие ведомства. Императорская главная квартира обеспечивала сношения царя с монархами других стран, Комитет финансов регулировал заграничные займы, Синод осуществлял надзор за положением различных конфессий. Право заключения договоров с соседними государствами не только по пограничным, торговым, но и по политическим вопросам получили царские наместники и генерал-губернаторы7.
      Такая разноведомственность, а нередко и разновекторность действий, часто приводили к недоразумениям в международных делах. Бюрократическая система сковывала инициативу, не давала возможности адекватно и быстро реагировать на меняющуюся внешнеполитическую обстановку. Архаичность государственных структур и несоответствие системы государственного управления происходящим в стране и на международной арене переменам вызвали к жизни симптомы очередного кризиса.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.