На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Подготовка научных кадров

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 04.09.2012. Сдан: 2012. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Министерство  образования и  науки  Российской Федерации
ГОУ ВПО  Саратовский  Государственный  Технический университет 
 
 
 
 
 

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА
по дисциплине «Философия науки»
на тему:
«Подготовка научных кадров» 
 

Выполнила:    ________________________________                                                                           
.
 
                                        Проверил:                             ___________________         
 
 
 
 

Саратов 2012
    СОДЕРЖАНИЕ 

    ВВЕДЕНИЕ 

      Подготовка  научных кадров.
      Российский опыт ранней подготовки кадров для науки: подходы, формы, результаты.
      Индивидуальный подход, фундаментальность образования, ранняя специализация.
 
    ЗАКЛЮЧЕНИЕ 
    СПИСОК  ЛИТЕРАТУРЫ 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

    ВВЕДЕНИЕ
    Для понимания предмета «философия науки» как раздела философского знания нужно дать ответ на вопрос «что есть наука». В литературе есть данные о том, что сейчас существует до двухсот  определений науки.
    Классическое  определение науки генетически  связано с возникновением философского знания. Наука – это форма духовной деятельности людей, направленная на постижение законов бытия (общества, природы, мышления).
    Основные  стороны бытия науки – это, во-первых, процесс получения нового знания, т.е. познавательная деятельность; во-вторых, результат этого процесса, т.е. органическая система знаний; в-третьих  – социальный институт со своей  инфраструктурой организации науки; в-четвертых – это особая сфера  культуры, взаимодействующая с другими  формами общественного сознания. Другими словами, наука – это специфическая форма деятельности, это совокупность дисциплинарных знаний и социальный институт.
    Философия как особая форма интегрирующего знания призвана создавать обобщенную картину мира, где имеют место  самые разнообразные явления: природа, общество, человеческие отношения, сознание и познание, их роль в рациональном освоении мира. Философия сегодня  представлена различными дисциплинами.
    Философия науки – философская дисциплина посвященная философскому осмыслению науки и научного знания, которая изучает проблемы возникновения науки, структуру, динамику, уровни и формы научного знания, средства и методы научного познания.
    Философия науки – относительно молодая  дисциплина философского знания, которая  стала успешно и бурно развиваться  в наше время в связи с развернувшейся научно-технической революцией XX столетия и заявила о себе не менее значимой, чем традиционные онтология и  гносеология. Как философская дисциплина она представлена различными концепциями, которые предлагают ту или иную модель развития науки, различными подходами  и взглядами. Предметом философии  науки являются общие закономерности научной деятельности по производству научных знаний, которые рассматриваются  в их историческом развитии. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

    ПОДГОТОВКА  НАУЧНЫХ КАДРОВ В  РОССИИ 

    Специфика научной деятельности требует работников, имеющих специальную профессиональную подготовку. Базовая научная подготовка кадров осуществляется в вузах. После  успешного обучения в российском вузе можно получить начальную ученую степень и квалификацию бакалавра  наук (бакалавр химии, бакалавр технических  наук по различным направлениям и  др.) и квалификацию дипломированного специалиста по различным специальностям (химик, физик, инженер, менеджер и др.). Эти ученые степени и квалификации свидетельствует о соответствующих  знаниях и умениях человека с  высшим профессиональным образованием и в области науки.
    Наличие высшего профессионального образования  позволяет получить в вузе за 2 года ученую степень или квалификацию магистра наук по различным направлениям (магистр химии, магистр технических  наук и т.п.) и за 3-4 года (по очной  и заочной формам обучения в аспирантуре) - ученую степень кандидата наук по различным специальностям (кандидат химических наук, кандидат технических  наук и т.п.).
    Любой человек с высшим профессиональным образованием может получить ученую степень кандидата наук без обучения в аспирантуре при условии  подготовки и успешной защиты диссертации  в диссертационном совете, состав которого утверждается Высшим аттестационным комитетом Российской Федерации (ВАК).
    Лица, имеющие ученую степень кандидата  наук, могут получить ученую степень  доктора наук по различным специальностям после обучения в докторантуре в  течение 3 лет или без такого обучения при условии подготовки и успешной защиты соответствующей диссертации  в диссертационном совете. Допускается  присуждение ученой степени доктора  наук лицам с высшим профессиональным образованием, не имеющим ученой степени, за глубокие профессиональные знания и научные достижения в определенной отрасли науки.
    Аспирантура и докторантура решением органов  государственной власти открываются  не только в вузах, но и в научных  организациях. Наличие у лиц ученых степеней (бакалавра, магистра, кандидата  и доктора наук) подтверждается соответствующими дипломами государственного образца. Лицам, имеющим глубокие профессиональные знания и достижения не только в  науке, но и в педагогике, органами государственной власти присваиваются  ученые звания доцента и профессора соответствующих кафедр вузов. Возможно присвоение ученых званий старшего научного сотрудника и профессора по различным  специальностям за научные достижения. Наличие у лиц ученых степеней профессора, доцента, старшего научного сотрудника подтверждается аттестатами государственного образца. 
В системе государственных и общественных академий наук предусматривается присвоение ученых званий действительного члена (академика) и члена-корреспондента соответствующих академий наук.

    Государство материально стимулирует повышение  научной квалификации лиц, работающих в государственных структурах. Для  должностей, предусматривающих наличие  ученых степеней и званий, устанавливаются  соответствующие надбавки к заработной плате. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

    РОССИЙСКИЙ  ОПЫТ РАННЕЙ ПОДГОТОВКИ КАДРОВ ДЛЯ НАУКИ: ПОДХОДЫ, ФОРМЫ, РЕЗУЛЬТАТЫ
    В настоящее время широко обсуждается  вопрос привлечения молодежи в науку  и закрепления в ней молодых  кадров, разрабатываются концепции, предлагаются различные виды государственных  мер. Но вопрос этот является только частью более общей проблемы реструктуризации научной сферы в соответствии с изменившимися экономическими и политическими условиями в  стране. Имидж науки и престиж  научной деятельности в глазах молодежи в последние годы упал: роль и  государственный статус, которые  в настоящее время отводятся  науке, не способствуют росту этого  престижа. На наш взгляд, с учетом общегосударственных интересов  имеет смысл сосредоточиться  не только на аспирантах и молодых  специалистах, но и на школьниках и  студентах младших курсов, поскольку  именно в их среде возможно формирование нового отношения к науке. Они  могут пойти в науку и остаться в этой сфере, если исследовательская  деятельность будет достойно финансироваться, если для нее будет создана  развитая научная инфраструктура и  гибкая организация. Тогда можно  рассчитывать и на сохранение научных  школ, – а именно этот аргумент приводится обычно в пользу необходимости привлечения  и закрепления молодежи в науке.
    Подготовка  будущей научной элиты возможна только при раннем приобщении школьников и студентов к исследованиям, их знакомству с тем, что представляет собой научная деятельность, в  том числе и ее социально-психологические  аспекты. Это важно не только для  воспитания будущих ученых, но и  для обеспечения качественного  образования безотносительно к  будущей сфере профессиональной деятельности.
    В бывшем СССР наука и образование  не были органически интегрированы. Это не являлось новшеством советского времени, а продолжением российской исторической традиции, бравшей свое начало с момента создания Академии наук и Московского государственного университета. Однако понимание того, что лучший преподаватель – это  действующий ученый, имелось на разных этапах развития страны. К сожалению, масштабы практического воплощения этого подхода были небольшими, поэтому  соединение науки и образования, их интеграция существовали скорее в  виде эксперимента, отдельных инициатив, а не правила. Наиболее интересные формы  были созданы с целью раннего  выявления и дальнейшей специальной  подготовки одаренной молодежи –  будущих элитных кадров для науки. Такой опыт уникален, и вместе с  тем ряд принципов, которые легли  в основу таких «школ», может быть использован и в обычном образовательном  процессе.
    В истории системы подготовки элитных  кадров можно выделить как минимум  два периода наиболее активного  создания специальных образовательных учреждений. Первый период – послевоенный (после 1945 г.). В то время специальные системы подготовки создавались с целью наращивания кадров для растущего научного комплекса, в первую очередь оборонного. Второй всплеск произошел в конце 1980-х – начале 1990-х гг., когда появились признаки нарушения преемственности в науке и стал очевидным факт стремительного старения научных кадров, особенно в системе Академии наук.
    Одной из самых известных является так  называемая «система Физтеха». Она была положена в основу созданного в 1946 г. Московского физико-технического института (МФТИ), и с ней связано возникновение такого понятия, как «базовая кафедра». Система Физтеха состоит из трех взаимосвязанных компонентов. Во-первых, это разветвленная межрегиональная система отбора и довузовской подготовки талантливых школьников для поступления в МФТИ. Механизм отбора включает проведение олимпиад, заочное обучение в физико-технической школе, работу выездных приемных комиссий. В заочной физико-математической школе МФТИ учатся школьники 8–11 классов, причем научное руководство школой осуществляет МФТИ, а работы учащихся (по физике и математике) проверяют студенты и аспиранты, занимаясь этим на общественных началах. Большинство из них – бывшие выпускники заочной школы, и поэтому они хорошо представляют себе тот круг проблем и трудностей, которые возникают у учащихся. Одновременно студенты и аспиранты приобретают педагогический опыт. Среди основных принципов работы школы – индивидуальный подход, регулярное, параллельное школьному и бесплатное обучение. Ежегодно в заочной физико-математической школе обучается около 16 тыс. школьников из всех регионов страны. Среди студентов Физтеха выпускники заочной физико-математической школы составляют около 60%. Не случайно поэтому, что даже сейчас, когда мобильность ограничена экономическими условиями, почти три четверти студентов МФТИ – представители дальних российских регионов и стран СНГ.
    Вторым  компонентом системы Физтеха является обеспечение фундаментальности общего образования на первых трех курсах обучения в вузе, с последующей углубленной профессиональной подготовкой на втором–шестом курсах на базовых кафедрах, созданных в институтах и научных центрах РАН и других организациях. При этом на всех этапах обучения к преподаванию привлекаются ведущие, активно работающие ученые. Третий компонент «системы Физтеха» – это индивидуальная работа со студентами, активное привлечение их к научной деятельности.
    Этот  подход затем нашел отражение  при создании Новосибирского академгородка и Новосибирского государственного университета (НГУ) как его органической части, а при университете – физико-математической школы-интерната. Совсем «свежий» пример – созданный в 1995 г. Институт естественных наук и экологии при Российском научном центре «Курчатовский институт». В целом в советский и постсоветский периоды был организован целый ряд школ, лицеев и специализированных факультетов, использовавших в той или иной степени систему Физтеха.
    У этой системы были и остаются не только последователи, но и критики. Так, подготовка на базовых кафедрах обеспечивает раннюю и узкую специализацию, ориентированную на то, что выпускники останутся там, где работали еще будучи студентами. Это позволяет избежать болезненной адаптации и дообучения. Однако узкая специализация имеет и очевидные негативные стороны, особенно если выпускник этой системы вынужден принципиально менять род занятий. Вместе с тем система непрерывного элитного образования за последние пятьдесят лет развилась, модифицировалась, появились новые формы, а также различные подходы к обучению, учитывающие специфику областей наук, в которых осуществляется специальная подготовка школьников и студентов.
    Обобщение и анализ опыта работы таких структур очень важны, особенно, когда готовятся  новые государственные решения  о политике в научно-технической  сфере. Это позволит, во-первых, более  широко распространить имеющиеся в  практике элитарной подготовки находки  или ноу-хау, которые уже соответствующим  образом адаптированы к российским условиям. Во-вторых, это даст возможность  оценить границы возможностей таких  школ и выделить те составляющие исследовательской  деятельности, в том числе и  обеспечивающие приток молодежи в науку, которые должны быть поддержаны с  использованием других механизмов.
    В моей работе рассмотрен опыт семи организаций, ведущих подготовку элитных научных  кадров: Новосибирского государственного университета и его физико-математической школы, Малой академии морской биологии при Институте биологии моря ДВО РАН, государственного научно-учебного центра «Колледж» при Саратовском государственном университете, лицея «Физико-техническая школа» при Физико-техническом институте им. А.Ф. Иоффе РАН в Санкт-Петербурге, Московского химического лицея, Высшей школы общей и прикладной физики (факультет Нижегородского государственного университета) и Высшего физического колледжа (факультет Московского инженерно-физического института технического университета – подробнее см. Приложение). Помимо литературных источников, анализ основывается на данных интервью, проведенных в этих организациях в течение 2000 г. и в начале 2001 г.
       Отличительной чертой перечисленных школ и факультетов является то, что все они, безусловно, были созданы по инициативе или с участием неординарных людей – ученых и преподавателей. Не раз уже практический опыт подтверждал, что при снижении масштаба личности деятельность организации постепенно начинает угасать. Одновременно у всех школ можно обнаружить ряд общих подходов. К ним можно отнести: стремление к фундаментальности образования, академической мобильности, раннее привлечение обучающихся к реальной научной работе, обучение навыкам самостоятельного мышления, умению ставить и решать исследовательскую задачу, другими словами, обучение тому, «как надо думать» – очень важный компонент образования, которого практически нет в общеобразовательных школах и многих вузах. Наконец, это обеспечение непрерывного образования, последовательного взаимодействия по цепочке «школьник – студент – аспирант – научный сотрудник (преподаватель) – профессор». Самое главное отличие от системы спецшкол (с математическим, химическим уклоном, языковых), которых значительно больше, чем центров элитной подготовки, состоит именно в большом внимании к ранней подготовке будущих исследователей к научной работе.  
    К чему и для кого готовят элитные  кадры
    Элитные научные кадры – это будущие  генераторы идей, лидеры, продолжатели сложившихся научных школ и инициаторы новых направлений исследований. Как правило, подготовка ведется  целевым образом не для науки  вообще и даже не по какой-то научной  дисциплине в целом, а соответственно тематике и потребностям конкретных научных институтов. Обычно это –  институты-учредители, в большинства своем академические НИИ. В итоге молодые выпускники специальных школ и факультетов приходят в лаборатории институтов уже хорошо профессионально ориентированными учеными. Так принципы Физтеха модифицируются с учетом специфики и стиля работы тех организаций, для которых готовят молодежь.  
    Как отбирают школьников и студентов? Кто  им преподает?
    Как правило, для того чтобы поступить  в элитную школу или на специальный  факультет, требуется выдержать  вступительные экзамены. Они организованы везде по-разному, но суть одна –  выявить тех, кто обладает особыми  способностями в профилирующей  области. Уровень конкурса везде  различный и зависит от целого ряда факторов. Обычно конкурс в школы выше, чем на особые факультеты в вузы. Так, например, конкурс в Петербургскую физико-техническую школу составляет 5–6 человек на место. Высоким является и конкурс в Московский химический лицей, особенно при наборе в 10-ый класс, когда школьникам уже становится яснее и что такое химия, и насколько увлекательна для них эта область науки. В МАМБ конкурс отличается год от года, составляя максимум четыре человека на место. Однако политика Академии такова, что в нее стараются зачислить всех желающих, с тем чтобы случайно не «потерять» школьников, действительно стремящихся заниматься биологией. Затем, после первых двух месяцев учебы и последующей экспедиции на морскую биологическую станцию «Восток» Института биологии моря, происходит «естественный» отсев. Высокий конкурс в школах можно, в частности, объяснить тем, что после их окончания поступление практически в любой вуз не представляется сложным. А вот конкурс на специальные факультеты в вузах уже значительно ниже. Так, во ВШОПФ он незначительный, поскольку хорошо известны высокие требования, предъявляемые к обучающимся там студентам. В итоге иногда бывает даже недобор в 1–2 человека. С такой же проблемой сталкиваются и в Высшем физическом колледже МИФИ. Поэтому там в 1999 г. перешли к двухступенчатой схеме отбора студентов. Если раньше в Колледж набирали студентов после окончания ими первого курса, то теперь половину набирают на первый курс – из числа выпускников физико-математических школ при МИФИ (это только москвичи), а другую половину – по-прежнему отбирают из студентов дневных факультетов МИФИ после окончания ими первого курса. Благодаря второму этапу отбора в Колледж поступают и иногородние студенты.
    Экономические реалии влияют на возможности школ и вузов проводить набор абитуриентов в разных регионах, и это в первую очередь сказывается на нестоличных  регионах. Так, НГУ превратился в  достаточно локальный вуз, где учатся преимущественно жители Академгородка, а доля студентов из области составляет лишь около 1%. Такая же тенденция  характерна и для Саратовского университета. Дорогими являются не только транспортные расходы, но и собственно проживание в отрыве от дома, а возможности  найти дополнительный заработок, особенно в узкоспециализированных городах, невелики. В научно ориентированных  школах ситуация схожая, даже более  сложная, поскольку при них, как  правило, нет общежитий. Однако школы  по мере возможностей стараются расширить  «зону набора». Так, Московский химический лицей принимает школьников не только из Москвы, но и из Московской области. Эти ученики самостоятельно каждый день ездят в лицей, тратя на дорогу значительную часть своего времени, но школу из-за этого никто не бросает.
    Что касается преподавателей, то ключевым при приглашении их на работу является активное участие в научной работе. Одновременно во многих школах и лицеях существует традиция приглашать для  чтения отдельных лекций известных  ученых. Но всюду есть свои особенности. Во ВШОПФ набор преподавателей ведется  по индивидуальным приглашениям, и  штатных преподавателей там практически  нет. Кроме того, периодически студенты оценивают качество преподавания, и  при негативных отзывах возможна замена лекторов. В Петербургской  физико-технической школе преподаватели  также набираются на основе личных приглашений, процедуры конкурсного  отбора не предусмотрено. Основной критерий – привлечение активно работающих, ярких ученых, имеющих при этом талант преподавателя.
    В Саратове, помимо обязательного требования сочетания научной и преподавательской  деятельности преподавателей при приеме на работу действует еще ряд критериев. Среди них такие, как наличие и качество научных публикаций, участие в научных конференциях, подготовка учебно-методических пособий, руководство аспирантами и докторантами. С каждым преподавателем подписывается контракт сроком от одного до пяти лет. В школах тоже отбор преподавателей происходит, как правило, на основе личных собеседований. Формальные критерии здесь не всегда определяющи. Так, например, в Московском химическом лицее не так уж много Соросовских учителей, поскольку одним из критериев отбора, принятых в Программе, является учет количества учеников в расчете на одного учителя. В лицее, как и в любой другой элитной школе, оно меньше нормы, поскольку обучение ведется малыми группами.  
    Преемственность и непрерывность образования, участие  в обучении всех поколений ученых, аспирантов и студентов  
    Основной  подход к обучению состоит в том, что оно осуществляется последовательно  по цепочке через все поколения: студенты учат школьников, аспиранты  – студентов, молодых специалистов – научные сотрудники среднего поколения. Он основан на предположении, что  наибольшее взаимопонимание существует у представителей близких друг к  другу, смежных поколений. Поэтому  им легче взаимодействовать друг с другом. Кроме того, как аксиома  принимается то, что аспиранты  должны иметь студентов, поскольку  обязаны уметь учить. А студенты, в свою очередь, по отзывам организаторов  элитных школ, являются наилучшими учителями для школьников. Помимо новых знаний школьники воспринимают и определенное мировоззрение, которое  студенты осознанно или неосознанно  передают им. В итоге нередко складываются коллективы, включающие представителей всех поколений, в которых школьники, студенты, аспиранты и зрелые ученые совместно решают фундаментальные  научные проблемы. Вместе с тем  у этого подхода есть и противники, и их аргументация состоит в том, что следует с осторожностью  относиться к студентам и аспирантам в роли преподавателей, поскольку  далеко не все из них способны быть учителями и вообще научить чему-либо. Однако в целом описанный подход имеет больше сторонников, нежели противников, поскольку предполагает не просто качественное обучение, но и наличие и поддержание преемственности поколений. А это в настоящее время является весьма актуальным. Более того, в тех областях наук, где значительна доля эксперимента, преемственность поколений, наличие всех поколений в цепочке имеет чрезвычайно большое значение. Пожилые ученые уже не могут так хорошо «работать руками», как их более молодые коллеги, и поэтому невозможность и потеря контактов в каком-либо одном поколении может привести к полной утрате навыков, которые необходимо передать молодежи.  
    ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ ПОДХОД, ФУНДАМЕНТАЛЬНОСТЬ ОБРАЗОВАНИЯ, РАННЯЯ СПЕЦИАЛИЗАЦИЯ
    Индивидуальный  подход – еще один из ключевых компонентов  подготовки элитных кадров.
    Во  ВШОПФ обучение практически индивидуальное, так как на одного преподавателя  приходится в среднем два студента. С третьего курса каждый студент  имеет персонального научного руководителя.
    В Московском химическом лицее формируются  пары «учитель-ученик» с перспективой сотрудничества на ближайшие 10 лет. При этом в качестве учителя обычно выступает сотрудник академического института, поскольку основная задача, решаемая создаваемой «парой» – это совместная научная деятельность. Подбор пар – дело очень сложное, бывают и ошибки, но в целом подход оправдал себя. Для чего нужно объединение людей на такой долгий срок? По свидетельству работников лицея, это – необходимость. Ученые академических институтов не очень заинтересованы в педагогической деятельности, тем более со школьниками. Занимаясь только наукой, можно и преуспеть, и заработать значительно больше. Поэтому ученые должны видеть для себя перспективу. И эта перспектива состоит в подготовке для себя помощников, учеников, а в будущем коллег, с которыми можно будет вести равноправную и плодотворную научную работу. Такое долгосрочное «закрепление» было выбрано также потому, что первоначально между лицеем и академическим институтом отсутствовало среднее звено – вуз. В последние четыре года такое звено появилось в виде Высшего химического колледжа – факультета Московского химико-технологического университета, обладающего правами юридического лица. Первоначально его задача состояла в специальной подготовке кадров для системы РАН. Отличительной особенностью обучения в Высшем химическом колледже является наличие одного дня в неделю, который полностью посвящается научным занятиям, которые проходят в химическом лицее или в академических институтах.
    Ранняя, но не узкая специализация – следующий  компонент элитной образовательной  системы. Так, в саратовском «Колледже» наряду с профильными предметами (физикой, математикой, химией) большое внимание уделяется таким дисциплинам, как российская и зарубежная поэзия, театральное искусство, музыка. А в Московском химическом лицее есть свой хор, проводятся музыкальные занятия, летом – археологические экспедиции с одновременным чтением лекций, преподается также целый ряд специальных гуманитарных дисциплин. В Петербургской физико-технической школе есть уроки музыки, философии, истории искусств. А в Высшем физическом колледже МИФИ обучают сразу двум дополнительным иностранным языкам. Усиленное изучение иностранных языков – тенденция последних лет, наряду с расширением числа дисциплин, и в частности гуманитарных, которым обучают школьников и студентов. Кроме того, в составе преподаваемых дисциплин находит отражение растущая междисциплинарность и взаимосвязь различных наук. Например, с 2001 г. в Малой академии морской биологии открыто химическое отделение. Теперь студенты после первого года обучения могут специализироваться по одному из двух естественнонаучных направлений – биологии или химии. При этом главным является предоставление школьникам возможности попробовать себя в конкретной исследовательской работе, без жесткой привязки к тематике. Это гибкий подход, учитывающий, что школьники впоследствии могут изменить направление исследований внутри биологии или химии. Требование подготовки специалистов на стыке наук лежит и в основе образовательной программы Высшего физического колледжа МИФИ.
    Некогда популярная концепция узкой специализации  начинает вызывать все больше сомнений и скепсиса. Практика показала, что  такие специалисты в течение  всей последующей карьеры в науке  стараются заниматься тем, что они  знают и чему их обучили, они имеют  меньшую гибкость и адаптивность к меняющимся темам исследований, а становясь руководителями, плохо  воспринимают идеи из областей, выходящих  за рамки их собственной узкой  специализации. И таким образом  такие специалисты нередко становятся настоящим «тормозом прогресса».
    Еще один немаловажный компонент образования  – обучение навыкам презентации  результатов своих работ –  как научных, так и учебных. Школьники  и студенты участвуют в конференциях, семинарах, учатся делать доклады, а  также готовить к ним иллюстративные материалы, оформлять научные статьи в соответствии с международными правилами, принятыми в реферируемых журналах. Это помогает выпускникам  легко вписаться в мировое  научное сообщество и общаться с  коллегами на одном языке.  
    Включенность  в исследовательскую  работу: исследования на современном научном  оборудовании 
    Участие в реальных научных проектах –  обязательный компонент обучения в  специализированных школах и факультетах. В разных организациях существует свой подход к тому, сколько времени  надо тратить на научные занятия, а также как лучше сочетать участие в программах и грантах, выполняемых сотрудниками «курирующих» институтов, с решением исследовательских  задач, которые помогают углубить и  закрепить полученные в процессе обучения знания. Очевидно, что для  школьников тактика будет несколько  иной, чем для студентов специальных  факультетов вузов. Ведь выбор и  постановка научной задачи для школьника  – такой, чтобы был ему по силам  и в то же время представлял  собой реальную и нескучную, а  не искусственно-учебную задачу –  дело очень непростое. Например, в Новосибирской физико-математической школе ученики проводят компьютерные расчеты некоторых простых, но важных физических задач для международных научных проектов, а в Московском химическом лицее школьники участвуют в проведении опытов, являющихся элементами более крупных научных задач.
    Важный  аспект образования – сочетание  теории и эксперимента. А для того, чтобы подготовить исследователя-экспериментатора, необходимо научное оборудование, –  причем не учебные стенды, а настоящие, действующие научные установки.
    В указанных школах обычно отводится  один день в неделю на научную практику в лабораториях институтов. Иногда предписывается, что это время  должно занимать «не менее 30% учебного процесса». Студенты и школьники, отвечая  на вопрос о том, каково соотношение  времени, затрачиваемого на учебу и  научную работу, отвели приоритетное место научной деятельности. Так, во ВШОПФ соотношение «обучение  – наука» составляет в среднем 35:65, а в Московском химическом лицее  – 15:85. Несмотря на то, что в саратовском  «Колледже» соотношение научной  и учебной деятельности паритетное, тем не менее объем осуществляемых в «Колледже» исследований равен объему исследований и разработок, проводимых одним из университетских научно-исследовательских институтов.
    Ситуация  в Московском химическом лицее с  точки зрения возможностей занятия  наукой вообще является уникальной. Лицей  оснащен таким оборудованием, части  которого нет даже в профильных академических  институтах. А химия основана преимущественно  на экспериментальной работе, поэтому  качественная подготовка химиков возможна только при наличии современного оборудования. Подготовкой теоретиков, как это бывает в специализированных физико-математических школах, здесь  обойтись нельзя. Вернее, можно, но это  уже не будут элитные кадры  для сохранения и продолжения  научных школ по химии.
    Интересно, что несколько участвовавших  в опросе школьников считают, что 100% их времени – это занятия наукой. Таким образом, некоторыми учащимися  обучение воспринимается тоже как занятие  наукой. Иными словами, обучение происходит в процессе научной деятельности.  
    Мобильность как компонент  образования
    Во  всем мире мобильность является неотъемлемым компонентом качественного и  разностороннего образования. Поскольку  организовать массовую академическую  мобильность для студентов в  виде поездок на конференции, стажировок в других университетах внутри страны и за рубежом довольно сложно в  связи с вполне понятными экономическими ограничениями, в школах пытаются решать эту проблему выборочно, посылая на подобные стажировки лучших учеников. В школах и вузах стараются находить возможности для направления студентов и аспирантов и на долгосрочные стажировки за рубеж (до одного года). Как правило, это делается за счет приглашающей стороны. В целом нигде не пытаются создавать искусственных препятствий тому, чтобы студенты учились за рубежом, здраво понимая, что все, кто захочет уехать, – все равно уедут. И нередко «притягательность заграницы» тем выше, чем меньше было возможностей там побывать.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.