На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Превышение пределов необходимой обороны

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 04.09.2012. Сдан: 2011. Страниц: 10. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание 

Введение……………………………………………………………………………...4
1. Условия  и пределы необходимой обороны:  вопросы понятия и соотношения………………………………………………………………………….6
2. Превышение  пределов необходимой обороны  как преступление……………16
3. Превышение  пределов необходимой обороны и уголовная ответственность……………………….…………………...……………...………..27
4. Судебная практика и вопросы превышения пределов необходимой обороны………………………………………………………………………..........31
Заключение…………………………………………………………………..……36
Задача №1…………………………………………………………………………39
Задача  №2…………………………………………………………………………...40
Список  литературы……………………………………………………….………...42
Нормативные акты……………………………………………………….………...43 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение
      Происходящие  в современной России социально-политические и экономические преобразования вызывают серьезное обострение социальных конфликтов и межличностных противоречий в обществе. Как следствие, данные процессы порождают рост уровня преступности, в особенности таких
ее форм, как насильственная и корыстно-насильственная, при этом угрожающее значение приобретает доминирующий вооруженный характер совершаемых преступлений. В результате ухудшения криминогенной ситуации человек в современном обществе оказывается в положении незащищенности, что с неизбежностью приводит к сокращению гарантий его личной безопасности. В современных условиях объективного сокращения социальных гарантий личности наиболее остро обозначилась проблема обеспечения безопасности человека, угрозы которой способны подорвать сложившиеся устои общества. Преступность как деструктивный фактор общественного развития также посягает на такой основополагающий объект правовой охраны, как безопасность жизни человека.
      Проблема  охраны жизни в Российской Федерации  в настоящее время приобрела  масштабы уровня национальной безопасности. Определяющее значение в правовом обеспечении безопасности человека принадлежит Конституции Российской Федерации, которая провозглашает: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства»1. В Законе РФ «О безопасности»2 констатируется, что о безопасном развитии тех или иных социальных систем речь может идти лишь при условии, когда обеспечена возможность безопасного развития единого, неделимого комплекса «человек – общество». Воплощение идеи безопасности человека, являясь важнейшим направлением национальной уголовной политики, лежит и в основе принципа гуманизма в уголовном праве (ст. 7 Уголовного Кодекса Российской Федерации3). Однако государство не в состоянии обеспечить безопасность граждан только лишь силами правоохранительных органов. Сомнения населения в эффективности деятельности органов обеспечения правопорядка в условиях современной криминогенной ситуации в стране указывают на необходимость применения законных мер самозащиты, которые призваны сыграть важную роль в направлении противодействия преступности. Часть 2 ст. 45 Конституции РФ провозглашает, что «Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом».
      Право на необходимую оборону представляет собой не только общественно полезное и морально поощряемое явление, но и социально необходимую меру на современном этапе развития общества и государства. Это право призвано повышать социальную активность населения в борьбе с преступностью, способствовать охране общественного порядка и спокойствия. Однако необходимая оборона пресекает нарушения права таким специфическим способом отражения посягательств, как причинение вреда жизни, здоровью, имуществу нападающего, в связи с чем и находит свое оправданное отражение в нормах уголовного законодательства.
      Поскольку действия в сфере реализации права  на необходимую оборону связаны  с причинением вреда и по внешним признакам напоминают преступные деяния, серьезную проблему в практической деятельности правоприменительных органов вызывает разграничение правомерного и преступного поведения лица, применившего меры самозащиты. В этой сфере возникают наиболее острые противоречия между интересами обороняющегося и уголовным законом. Эти вопросы и определили актуальность темы настоящего исследования.
      Изучением научно-практических вопросов необходимой  обороны и превышения ее пределов в разное время занимались многие отечественные и зарубежные исследователи. Среди ученых прошлых лет, исследовавших эту проблему, особо следует отметить А.Ф. Кони, Н.С. Таганцева, А.О. Кистяковского, А.В. Долопчева, Н.Д. Сергеевского, Г.С. Фельдштейна, И.В. Рейнгардта. Среди современных деятелей уголовно-правовой науки эта проблема наиболее глубоко изучалась Х.М. Ахметшиным, Ю.В. Баулиным, Ф.С. Бражником, Н.И. Коржанским, И.И. Слуцким, И.С. Тишкевичем, В.И. Ткаченко, Ю.И. Ляпуновым, Ю.Н. Юшковым, М.И. Якубовичем и др. Однако, несмотря на многочисленные научные исследования института необходимой обороны и ее эксцесса, а также развития законодательства о необходимой обороне, далеко не все аспекты данной проблемы получили в уголовно-правовой науке должное освещение и унифицированное решение, в особенности с учетом современных социально-правовых факторов, в контексте безопасности человека и в свете изменяющегося законодательства.
  Целью настоящей работы является изучение вопросов превышения необходимой обороны. Достижению указанной цели служат постановка и последующее решение комплекса следующих задач:
1. Исследовать  социально-правовое и юридическое значение необходимой обороны и показать ее объективное место в системе современных социально-правовых мер обеспечения безопасности человека.
2.Провести системный анализ законодательства, регулирующего необходимую оборону и ответственность за превышение ее пределов, в целях выявления его недочетов и внутренних резервов.
3.Исследовать  превышение пределов необходимой обороны как преступление. 
4. Изучить превышение пределов необходимой обороны и вопросы уголовной ответственности.
 
      Объектом  исследования являются общественные отношения, возникающие в процессе применения уголовного законодательства о необходимой обороне и превышении ее пределов.
Предмет исследования составляют:
- действующее уголовное законодательство Российской Федерации как система уголовно-правовых норм, регулирующих институт необходимой обороны;
- практика реализации института необходимой обороны в правоприменительной деятельности следственных и судебных органов.
      Методологическую  и теоретическую  основу работы составляют общенаучный диалектический метод познания, философские, формально-логические методы: анализ, синтез, описание, сравнение.
      Юридической базой явились нормы действующего уголовного, уголовно-процессуального, гражданского, административного, конституционного и других отраслей российского права.
  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

1. Условия и пределы  необходимой обороны:  вопросы понятия  и соотношения
      При освещении социально-правовой природы  необходимой обороны как гаранта  обеспечения безопасности человека в обществе целесообразно рассмотреть вопросы, касающиеся определения условий и пределов правомерности исследуемого института с позиции их социально-ценностной и правовой оценки. В соответствии с частями 1, 2 ст. 37 УК РФ «не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия»4. Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны. Из формулировки закона следует, что необходимая оборона является, с одной стороны, обстоятельством, исключающим преступность деяния, а с другой - субъективным правом граждан на защиту от посягательства. При определении понятия необходимой обороны нужно, «во-первых, выяснить природу этого права, а во-вторых, установить связь необходимой обороны с другими институтами уголовного права»5.
        Определение понятия необходимой обороны, можно дать только исходя из понятия преступления и руководствуясь общим значением обстоятельств, исключающих преступность деяния. Предмет уголовного права составляют три вида правоотношений. Первым видом являются охранительные уголовно-правовые отношения, возникающие в связи с совершением преступления между лицом, его совершившим, и государством в лице правоохранительных органов. Вторым видом являются общепредупредительные уголовно-правовые отношения, возникающие по поводу удержания лиц от совершения преступлений в связи с наличием уголовно-правового запрета. Наконец, к третьему виду относятся регулятивные уголовно-правовые отношения, которые складываются на базе управомочивающих норм, наделяющих граждан правом на активное противодействие грозящей им, другим лицам, обществу и государству опасности. Именно к этому виду уголовно-правовых отношений принадлежит необходимая оборона. Поэтому, указывая признаки необходимой обороны, образующие ее уголовно-правовой состав, нельзя смешивать его с понятием состава преступления. Стоит согласиться с В.В. Меркурьевым, который пишет: «Состав необходимой обороны - это то, из чего слагается защитительная деятельность обороняющегося, предпринятая в ответ на общественно опасное посягательство»6.
      Объектом  необходимой обороны являются личность и права посягающего, которые  в момент посягательства лишаются правовой защиты со стороны государства в  той степени, в которой это  необходимо для пресечения посягательства. В конструкцию объективной стороны необходимой обороны В.В. Меркурьев ошибочно пытается включить общественно опасное посягательство. На мой взгляд, это неоправданно потому, что посягательство обладает самостоятельным составом, который может:
а) полностью  совпадать с составом какого-либо преступления;
б) не образовывать состава преступления ввиду отсутствия необходимых признаков субъекта;
в) не образовывать состава преступления ввиду отсутствия вины (ошибка или крайняя необходимость)7.
      Объективная сторона необходимой обороны  включает в себя:
1) общественно  полезное действие, связанное с  защитой правоохраняемых объектов (оборона в форме бездействия  умозрительно допустима, но на  практике не распространена);
2) последствие  в виде вреда здоровью, имуществу  и другим благам посягающего лица;
3) причинная  связь между 1) и 2);
4) обстановка, которая характеризуется наличием  общественно опасного посягательства;
5) время  - момент посягательства8.
      Орудия, средства и способы необходимой  обороны не являются ее обязательными  признаками. Однако следует отметить, что использование оружия и специальных средств при отражении посягательства регулируется самостоятельными нормативно - правовыми актами. Согласно ст. 24 Федерального закона РФ «Об оружии»9 граждане РФ могут применять имеющееся у них на законных основаниях оружие для защиты жизни, здоровья и собственности в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости. Применению оружия должно предшествовать четко выраженное предупреждение об этом лица, против которого применяется оружие, за исключением случаев, когда промедление в применении оружия создает непосредственную опасность для жизни людей или может повлечь иные тяжкие последствия. При этом применение оружия в состоянии необходимой обороны не должно причинить вред третьим лицам. Запрещается применять огнестрельное оружие в отношении женщин, лиц с явными признаками инвалидности, несовершеннолетних, когда их возраст очевиден или известен, за исключением случаев совершения указанными лицами вооруженного либо группового нападения. О каждом случае применения оружия, повлекшем причинение вреда здоровью человека, владелец оружия обязан незамедлительно, но не позднее суток, сообщить в орган внутренних дел по месту применения оружия. Нормы, детализирующие положения данной статьи, содержатся в Законах РФ «О милиции» Закон РФ «О милиции»10 и «О частной детективной и охранной деятельности»11. Проиллюстрируем их примерами из практики.
      Начальник линейного отдела милиции Б. и  помощник прокурора района Л. вечером, после работы, ужинали в одном  из московских кафе, обсуждали служебные вопросы, спиртных напитков не употребляли. В это же время в кафе находилась компания, состоящая из двух мужчин - А. и Ц. и одной девушки, которые вместе выпивали, танцевали. А. без приглашения сел за столик к Б. и Л., попытался завести с ними разговор, заявил, что Л. ему не нравится. Б. и Л. ответили, что они являются сотрудниками правоохранительных органов, обсуждают служебные вопросы и попросили А. не мешать им, на что А. поднял со стола свою пивную кружку, наполненную пивом, и разбил ее о голову Л. После этого А., Ц. и их знакомая девушка стали кидать в Б. и Л. стульями и посудой, повалили Л. на пол, подвергли его избиению ногами и руками, в результате чего здоровью Л. и Б. был причинен легкий вред. Чтобы прекратить нападение, Б. из имеющегося у него табельного оружия - пистолета ПМ произвел два предупредительных выстрела в потолок, сказав, что далее будет стрелять на поражение. На это девушка заявила, что пистолет у него газовый и что они его сейчас отнимут, и стали приближаться к Б. Тот, в свою очередь, с целью устрашения компании, произвел еще четыре выстрела в потолок, в результате одного из этих выстрелов пуля отрикошетила и причинила сквозное огнестрельное ранение нижней конечности Ц., повлекшее легкий вред здоровью последнего. А. и девушке удалось с места происшествия скрыться, Ц. был арестован, и ему было предъявлено обвинение в хулиганстве. Органами предварительного следствия факт применения Б. огнестрельного оружия обоснованно признан правомерным, и в отношении его вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту причинения здоровью Ц. легкого вреда12.
      Второй  пример иллюстрирует скорее ошибку правоприменительных  органов. «Вор в законе» П., страдающий полной слепотой, проживал в квартире своей сожительницы С. и незаконно хранил при себе пистолет неустановленного образца. Бывший сожитель С., узнав об этом, предупредил П. по телефону, чтобы тот немедленно уехал, однако П. не согласился. Тогда он сказал П., что приедет со своим приятелем, чтобы «разобраться» с П. Когда они приехали к С. и попытались применить силу к П., тот произвел из своего пистолета два выстрела, убив одного и ранив другого, после чего с места происшествия скрылся и был арестован только два года спустя. П. было предъявлено обвинение в покушении на убийство двух лиц и в незаконном хранении оружия. Однако органы предварительного следствия не учли, что П., после угроз со стороны бывшего сожителя С., в силу своего физического недостатка избрал такой способ отражения возможного посягательства со стороны двух лиц, который уравнял бы его возможности самозащиты с возможностями посягавших, то есть применил огнестрельное оружие. Таким образом, он действовал в состоянии необходимой обороны. Однако это не исключает его ответственности за незаконное хранение оружия13.
      Субъективная  сторона необходимой обороны  характеризуется невиновностью. Интеллектуальный элемент невиновности составляет отношение  к посягательству (осознание его  общественной опасности) и к защите (осознание общественной пользы своих действий), а также предвидение наступления негативных для посягающего последствий. Волевой элемент составляет желание причинения вышеуказанных последствий, которые выступают как способ отражения посягательства. В вопросе о цели обороны оправданно принять точку зрения А.А. Андреевой, С.К. Питерцева, которые выделяли «близлежащую цель (причинение вреда посягающему), промежуточную цель (пресечение или предотвращение посягательства) и конечную цель (защита правоохраняемых интересов)»14.
      Субъектом необходимой обороны, т.е. лицом, отражающим посягательство, может быть каждый без исключения человек. В соответствии с ч. 3 ст. 37 УК РФ право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения. Понятие субъекта необходимой обороны не совпадает с понятием субъекта преступления, так как в данном случае отсутствуют требования к возрасту или психическому состоянию лица.
      В контексте вышеизложенного необходимую  оборону можно, с одной стороны, определить как субъективное право граждан на защиту от общественно опасного посягательства путем причинения вреда посягающему лицу, а с другой - как основание правомерности причинения вреда посягающему в состоянии защиты личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства.
      Необходимая оборона по своей сущности представляет собой единство двух взаимообусловленных  элементов: нападения, причиняющего вред или создающего реальную угрозу его причинения, и акта защиты как естественной ответной меры предотвращения возникшей опасности. Объективная социально-правовая оценка условий и пределов правомерности необходимой обороны требует установления соответствия между данными составляющими. К условиям правомерности необходимой обороны, характеризующим посягательство уголовно-правовая наука традиционно относит:
1) общественную  опасность; 
2) наличность;
3) действительность15.
      В качестве условий правомерности необходимой обороны, относящихся к акту защиты в уголовно-правовой литературе указываются:
1) возможность  защиты личности и прав обороняющегося, других лиц, охраняемых законом  интересов общества и государства; 
2) причинение  вреда интересам нападающего; 
3) отсутствие превышения пределов необходимой обороны16.
      Рассмотрим  пределы необходимой обороны при защите от посягательства, связанного с опасностью для жизни. В соответствии с ч. 1 ст. 37 УК РФ, оборона является правомерной в любом случае, если посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.
      По  сравнению с предыдущими редакциями данной нормы, текущий подход более  эффективно защищает интересы обороняющегося лица, позволяя с меньшим ущербом для него решить вопрос о правомерности необходимой обороны. В период действия предыдущей редакции, требующей устанавливать соответствие действий обороняющегося характеру и опасности посягательства во всех случаях, имелась тенденция к предвзятому отношению к обороняющемуся, фактически существенно ограничивающая пределы правомерности обороны. Так, по данным исследований «действия обороняющихся следствием оценивались как преступные в 90% случаев обороны»17. Тем не менее, и текущая редакция закона не лишена недостатков. Так, не определено, какое насилие может быть признано опасным для жизни. Указывается, что если этот вопрос будет решаться на основе субъективного восприятия посягательства обороняющимся, не исключены злоупотребления, в том числе связанные с провокацией нападения.
      Рассмотрим  пределы необходимой обороны при защите от иного посягательства. Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.
      Пределы необходимой обороны определяются с учётом использования посягающими и обороняющимся орудий (в особенности оружия); способа посягательства; вида благ, которые защищает обороняющийся (объекта посягательства); соотношения возраста, сил, физических возможностей обороняющегося и посягающих, а также иных обстоятельств, касающихся соотношения сил защищающейся и нападающей стороны. Необходима комплексная оценка данных признаков, несоответствие по какому-либо одному пункту ещё не означает признания наличия превышения пределов необходимой обороны. Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения. Не могут рассматриваться как превышение пределов необходимой обороны также причинение смерти или тяжкого вреда здоровью по малозначительному поводу (например, для предотвращения кражи подростками яблок из сада). При необходимой обороне может быть правомерно причинён вред, который фактически является большим, чем посягающий реально причинил в ходе нападения.
      Мнимая  оборона имеет место, когда «отсутствует реальное общественно опасное посягательство и лицо лишь ошибочно предполагает наличие такого посягательства»18. Квалификация в таких случаях осуществляется по правилам об ошибке в фактических обстоятельствах причинения вреда. В тех случаях, когда обстановка происшествия давала основания полагать, что совершается реальное посягательство, и лицо, применившее средства защиты, не сознавало и не могло сознавать ошибочность своего предположения, его действия следует рассматривать как совершенные в состоянии необходимой обороны. В данном случае ответственность исключается, так как вред причинён невиновно.
      «Если при этом лицо превысило пределы защиты, допустимой в условиях соответствующего реального посягательства, оно подлежит ответственности как за превышение пределов необходимой обороны»19. Если же лицо причиняет вред, не сознавая мнимости посягательства, но по обстоятельствам дела должно было и могло это обстоятельство осознавать, действия такого лица подлежат квалификации по статьям уголовного кодекса, предусматривающим ответственность за причинение вреда по неосторожности (в форме преступной небрежности). Наконец, если лицо понимало, что нападение является мнимым, любой причинённый вред влечёт за собой ответственность по статьям уголовного кодекса, предусматривающим ответственность за умышленное причинение вреда.
 

2. Превышение пределов  необходимой обороны  как преступление
   Превышение пределов необходимой обороны расценивается как преступление. Под превышением пределов необходимой обороны признается «явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется смерть или тяжкий вред здоровью»20. В литературе указывается, что «каких-либо четких критериев явного, очевидного несоответствия защиты характеру и опасности посягательства ни закон, ни судебная практика не дают». Из этого разъяснения Пленума Верховного Суда следует, что не может быть признано уголовно наказуемым превышение пределов необходимой обороны с причинением вреда меньшей тяжести, однако в теории уголовного права такой вывод подвергается сомнению: указывается, что такой вред может быть квалифицирован по соответствующей статье УК РФ, но с признанием состояния необходимой обороны в качестве обстоятельства, смягчающего наказание21.
      Уголовный кодекс Российской Федерации в ч. 2 ст. 37 определяет понятие превышения пределов необходимой обороны как умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства. По мнению К.И. Попова, такая законодательная формулировка является неточной. Хотя необходимая оборона (ч. 1 ст. 37 УК) определена законодателем не как действия, а как причинение вреда, эксцесс обороны (ч. 2 ст. 37 УК) определен как действия, хотя сами по себе никакие действия, если они не причинили посягающему вреда, эксцессом обороны (уголовно-наказуемым деянием) признаваться не могут. Кроме того, превышение пределов необходимой обороны определено в законе как умышленное действие. Между тем, согласно ст.ст. 14, 25 УК, умысел является признаком не деяния, а преступления в целом, в котором деяние — один из его элементов. Поэтому более уместно говорить об умышленном характере причинения вреда при превышении пределов необходимой обороны22.
      Превышение  пределов необходимой обороны —  многоплановая по своему содержанию юридическая категория. Толкование ее законодательной формулировки в  значительной мере включает оценочные  моменты. Оценочным является, в частности, понятие явности несоответствия характеру и степени общественной опасности посягательства. Для установления явного несоответствия оборонительных действий характеру и степени общественной опасности посягательства, составляющих сущность эксцесса обороны, необходимо установить и объективно выраженное явное, т.е. внешне резкое несоответствие между посягательством и защитой, и субъективно осознаваемое несоответствие между ними – заведомость этого несоответствия для обороняющегося. Некоторые авторы подчеркивают, что применение оценочных понятий на практике связано с определенными трудностями, оперировать ими намного сложнее, чем понятиями неоценочными23. А.Андреева и С. Питерцев, напротив, считают, что «обозначение границ правомерного причинения вреда с помощью оценочных понятий исключает математические сравнения условий и самого поведения, а значит, и жесткость оценок случившегося и является, тем самым, гуманным участием в судьбе граждан, причинивших вред вынужденно или по благородным, социально оправданным мотивам»24. Важной гарантией правильного применения этих понятий является формирование адекватных им стандартов (эталонов) оценки, с которыми сопоставляются конкретные обстоятельства каждого дела. Конкретизация и формализация оценочных понятий способствует стабилизации правоприменительной практики.
      По  мнению Т.Г. Шавгулидзе, вопрос о превышении пределов необходимой обороны можно  ставить лишь в тех случаях, когда  вред, причиненный посягающему, не был  необходим для отражения общественно  опасного посягательства. С точки зрения В.И. Ткаченко, превышением пределов необходимой обороны признается причинение посягающему вреда, заведомо и явно не соответствующего тому вреду, который ожидался от его действия. Р.М. Юсупов считает, что превышением пределов необходимой обороны является явное несоответствие последствий использования обороняющимся силы тем последствиям, которые ожидались от действий посягающего25.
      Поскольку законодательное определение превышения пределов необходимой обороны включает в себя оценочные моменты, очень важно сформулировать критерии, на основе которых можно сделать вывод, была ли оборона правомерной или налицо превышение ее пределов. Разумеется, прежде всего необходимо констатировать возникновение ситуации необходимой обороны и совершения действий с целью защиты от общественно опасного посягательства, а затем уже оценивать, имело ли место явное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства.
      При анализе эксцесса обороны следует  рассмотреть несколько его признаков, указанных в ч.2 ст. 37 УК РФ. Это:
1) явное,  резкое несоответствие вреда,  причиняемого обороняющимся;
2) умышленные  действия, последствием которых  стало причинение такого вреда;
3) характер  действий нападающего;
4) степень  общественной опасности действий  нападающего;
5) несоразмерность  средств защиты характеру и  степени общественной опасности  посягательства26.
      Резкое  несоответствие вреда - это «несоответствие ценности, важности, общественного значения интереса защищаемого и интереса, нарушаемого обороной. Речь идет именно о резком (явном, значительном) несоответствии между благом защищаемым и благом, нарушаемым обороной, а не вообще о нарушении выдвигаемого некоторыми юристами требования «соразмерности благ» при необходимой обороне»27. Кроме того, эксцесс обороны предполагает очевидность несоответствия прежде всего для обороняющегося.
      К примеру, жительница г. Иваново С. совершила преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 108 УК РФ (убийство при превышении пределов необходимой обороны). Обстоятельства дела были следующие. С. вместе со своим мужем находилась в квартире. Супруг инициировал ссору, в ходе которой стал наносить С. удары руками и ногами, причинив множественные ушибы, которые, как следует из материалов дела, «как в отдельности, так и в совокупности относятся к категории повреждений, не причинивших вреда здоровью». Для защиты от посягательства со стороны супруга, С. нанесла ему один удар ножом в область груди, чем причинила тяжкий вред здоровью, повлекший впоследствии смерть28. Как видно из примера, женщина осознавала, что с помощью ножа она нанесет мужу гораздо больший вред, нежели тот, который причиняется ей, тем не менее умышленно причинила ему тяжкий вред здоровью, явно не соответствующий характеру и степени общественной опасности действий посягающего.
      Следует подчеркнуть, что посягательство и защита абсолютно точно никогда не соответствуют друг другу. И закон допускает это несоответствие. Так, вред, причиненный посягающему, может быть не только равным, но и гораздо большим, чем вред, который он хотел причинить. Речь в законе идет только о явном несоответствии. Требование об обязательной соразмерности между причиненным вредом и вредом предотвращенным привело бы на практике к невозможности прибегнуть в ряде случаев к необходимой обороне. При таком положении нельзя, например, причинить тяжкий вред здоровью вора либо смерть лицу, пытающемуся изнасиловать женщину, поскольку жизнь и здоровье являются более ценными благами по сравнению с собственностью и половой неприкосновенностью и т.п.
      Как отмечает И.Ю. Артемьев, автор поправок в ст. 37 УК РФ, «преступник и жертва не должны быть в равных условиях»29. Кроме этого, у обороняющегося просто нет времени подумать о соразмерности необходимой обороны, поэтому причинение нападающему большего вреда, чем защищающемуся, не должно рассматриваться как превышение пределов необходимой обороны. Очевидно, что в данном случае закон должен быть на стороне жертвы посягательства. При этом следует иметь в виду, что, если существует непосредственная угроза жизни, то можно смело предпринимать любые меры, не опасаясь превышения пределов необходимой обороны.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.