На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Государственный строй Древнего Китая

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 05.09.2012. Сдан: 2011. Страниц: 8. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Федеральное агентство по образованию
Государственное образовательное учреждение высшего
профессионального образования 

Кафедра истории и теории государства  и права 
 
 

Тема: Государственный  строй Древнего Китая. 
 
 
 

   Курсовая  работа
   по  истории государства 
   и права зарубежных стран
   студентки 1 курса 
   группы  
 
 
 
 
 
 
 

   Научный руководитель: 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

2009
 

Оглавление 

Введение 3   
Основная  часть:
    Период  Шан-Инь 6
    Период  Западное Чжоу (1027-771 гг. до н.э.) 11
    Период  Чуньцю, «весны-осени» (VIII–V вв. до н.э.) 15
    Период  Чжаньго, «Борющиеся царства» (V–III вв. до н.э.) 19
    Империя Цинь (221 — 207 гг. до н.э.) 22
    Империя Хань (202 г. до н.э. – 220 г. н.э.) 25
Заключение 29
Список  литературы 31
 


Введение 

   Выбор этой темы обусловлен желанием самостоятельно изучить историю Древнего Китая, в особенности государственный и общественный строй этого великого государства. В частности, поставлены задачи:
    Рассмотреть государственный и общественный строй Китая в выделенных исторических периодах, найти различия и изменения.
    Выяснить основные причины событий и изменений в государственном строе.
    Выделить частнокитайские особенности развития государства, отличающие его от развития государства в других восточных странах.
   В истории Древнего Китая можно  выделить следующие периоды:
    первые догосударственные структуры (земледельческие общины).
    период Шан-Инь, протогосударство.
    период Чжоу, который разделяют на Западный и Восточный. Восточное Чжоу, в свою очередь, делится на подпериоды Чуньцю и Чжаньго. Это период раздробленности Китая, период «борющихся династий»
    период централизованных империй – сначала Цинь, потом Хань.
   Так как рассматриваются именно государственные структуры, анализ начнется с периода Шан-Инь и закончится на периоде Хань. Следственно, временные пределы анализа будут составлять с XVIII века до н.э. по III век н.э.
   Сначала предполагалось рассмотреть периоды не слишком подробно: протогосударство, политическая раздробленность, империи. Но, изучив более детально историю Древнего Китая, было решено, что это не будет отображать детальных изменений государственного строя и причин этих изменений. Поэтому было сделано деление по династиям (период империй на Цинь и Хань) и подпериодам (Чжоу на Западное Чжоу, Чуньцю, Чжанго).
   Изучение  истории Китая облегчает то, что  с древнейших времен там велись летописи. Начиная с глубокой древности, умелые и старательные чиновники фиксировали на гадательных костях, бронзовых сосудах, бамбуковых планках и шелковых свитках, а затем и на бумаге все то, что заслуживало упоминания. Одной из главнейших источников считается летопись «Чуньцю», составленная в царстве Лу и освещающая события VIII—V вв. до н. э.
   Обычно  каждая новая династия после своего утверждения на престоле создавала комиссию профессиональных историков, в задачу которых входило написание истории предшествующей династии. Они составлялись хорошими специалистами, стремившимися достаточно объективно изложить исторические события предшествующей династии и подвести читателя к выводам, которые должны были подтвердить легитимность правящей династии. Но тут крылся и один недостаток китайского летописания: ради подтверждения легитимности династии часто использовались несуществующие факты. Например, по преданиям считается, что возникновение государства в Древнем Китае связано с покорением в XVIII в. до н. э. племени Ся племенем Шан. Стоявший в то время во главе племени шан Чэн Тан основал династию, получившую название Шан. «Следует заметить, что аутентичные иньские источники, надписи на гадательных костях и черепашьих панцирях, ничего не говорят о подобного рода преданиях. Более того, вообще не упоминают о Ся, не используют этого знака для обозначения государства либо династии и не содержат никаких данных о том, что такого рода государство (или династия) когда-либо существовало в Китае до Шан-Инь, даже под иным именем»1. Стоит это учитывать.
   Также наряду с летописями для изучения древнего Китая использовали иные особые источники. «С летописями тесно связан другой жанр древнекитайских исторических сочинений, представленный прежде всего книгой «Шаншу» («Шуцзин»). Это запись речей правителей и их приближенных. … Особое место среди источников по древней истории Китая занимает «Шицзин» — свод песен, в большинстве своем фольклорного происхождения. Не будучи историческим сочинением в узком смысле этого слова, «Шицзин» содержит разнообразные материалы для характеристики многих важных сторон жизни древнекитайского общества первой половины I тысячелетия до н. э.»2
   Чтобы понять, почему китайское государство  развивалось именно так, одного описания государственного строя мало. Нужна была информация о реформах, идеологии, некоторых важных событиях.
 

   
Период  Шан-Инь. 

   Чтобы лучше понять процесс политогенеза, рассмотрим его деление на ряд ступеней. «Первая из них — это простое протогосударство (антропологи именуют его английским термином chiefdom, чифдом — вождество), в котором над коллективом четко возвысился лишь вождь с небольшой группой его помощников. … Вторая — протогосударство сложное или составное с его многочисленными региональными подразделениями, каждое из которых являло собой простое чифдом-вождество. Третья ступень — раннее государство, т.е. многоступенчатая иерархически организованная административно-политическая структура, основанная на клановых и внеклановых патронажно-клиентных связях, обеспечивающая управление обширной территорией с этнически гетерогенным населением и к тому же обычно уже хорошо знакомая, с престижным потреблением правящих привилегированных верхов за счет ренты-налога со своих производителей и дани с зависимых соседей.»3 И, наконец, позднее государство – централизованная империя. В принципе империя – это высшая ступень процесса политогенеза. Существовать она может лишь на основе централизованного аппарата власти, который в свою очередь должен опираться на силу.
   К чему же отнести Древний Китай в период Шан? Это можно понять, если рассмотреть детально государственный строй и особенности того периода.
   В конце эпохи неолита среди  земледельцев бассейна Хуанхэ появляется достаточно развитая бронзовая культура Шан-Инь. По имеющимся историческим данным, можно сказать, что в XII-XII в. до н.э. политическая структура Инь подразделялась на три части. Первая – внутренняя зона с центром в столице под непосредственной юрисдикцией правителя-вана и его центральной администрации. О ее облике свидетельствуют обнаруженные археологами изделия из царских гробниц и материалы в гадательных надписях. В центре зоны жили ван и его приближенные, воины и чиновники, ремесленники и слуги. Здесь располагались дворцы и мастерские, амбары и склады, казармы и поля, прежде всего «большие поля», о которых не раз упоминалось в гадательных надписях. Вторая зона – промежуточная – состояла из окружавших столицу Шан многочисленных региональных подразделений, управлявшихся титулованными местными правителями, подчиненными непосредственно вану (в их числе были также родственники и жёны вана). Владений насчитывалось несколько десятков, может быть сотня-две, каждое со своим клановым именем и поселениями. В крупных владениях количество поселений могло, видимо, исчисляться десятками, так что они практически представляли собой небольшие протогосударства, входившие в состав Шан. Третья, внешняя зона состояла из различных племен, правители которых хоть и признавали авторитет вана, но действовали независимо от него. Примечательно, что четкой границы между второй и третьей зоной не было, вчерашний вассал-администратор мог выступить сегодня против вана в союзе с вождями внешней зоны. Войны с племенами третьей зоны практически не прекращались.
   Но  была обнаружена и интересная заметка  о административном делении Ся. «Еще при ванах династии Ся вся территория Китая была разделена на 12 областей и 5 поясов. Первый пояс условно представлял собой квадрат, который имел в центре столицу и простирался во все стороны от нее на 500 ли. Все доходы, получаемые с населения, проживавшего в этом центральном поясе, поступали в распоряжение вана. Второй пояс был такой же ширины и состоял из земель, которые ван раздавал своим приближенным, полководцам и правящей верхушке. Эти два пояса являлись наиболее густонаселенной частью государства. Третий пояс, который простирался тоже на 500 ли во все стороны, делился на две части: доходы с ближайших к центру 300 ли использовались для просветительных целей, а с остальных 200 ли – для содержания войска. Этот пояс носил название «покоренные земли» и имел по своей внешней границе так называемую «пограничную полосу». За покоренными землями находился такой же глубины пояс «беспокойных земель». Он оставался в пользовании завоеванных племен и, кроме того, служил местом для ссылки преступников из центральных районов. Пятый, последний, пояс носил название «диких земель». Его заселяли кочевые племена, признававшие себя номинально зависимыми от китайских ванов»4.
   В Китае периода Шан-Инь правитель-ван был одновременно первосвященником (символизировал своей персоной сакральную связь всей иньской общности). Его должность была наследственной, но, вплоть до последних четырех правителей в династии, трон переходил не к сыновьям, а к старшему в роду вана (братьям и кузенам).
   Система администрации в Шан-Инь свидетельствует о том, что в центральной столичной зоне на долю вана и его аппарата администрации выпадали заботы об урожае, подготовке и расчистке полей, о решении других важных хозяйственных вопросов, а также о защите тех или иных региональных подразделений и окраин от вторжений варварских племен. Администрация делилась на три основные категории – высших администраторов-сановников, низших чиновников-распорядителей, а также должностных лиц, отвечавших за военную подготовку и охоту. Содержался весь этот аппарат администрации и обслуживания верхов за счет избыточного продукта коллектива. За этот же счет содержались многочисленные ремесленники разных специальностей, работавшие под началом своих старшин, которые включались в число чиновников вана и отвечали перед ним за работу своих подопечных. Вся ремесленная продукция использовалась в централизованном порядке: во время раскопок близ Аньяна был обнаружен склад, в котором хранилось до 3,5 тыс. каменных серпов, и это, безусловно, свидетельствует о централизованно регулируемом характере земледельческих работ на больших полях. «Книга песен «Шицзин» также упоминает о больших полях, обрабатывавшихся коллективами крестьян под контролем надсмотрщиков». 5
   Хотя  гадательные надписи почти ничего не говорят о формах общинной организации иньского населения, скорее всего, община в иньское время существовала. Население её обрабатывало, видимо, свои поля, а формой извлечения избыточного продукта была отработка крестьян или их представителей на больших совместно обрабатывавшихся общественных полях – тех самых, забота о содержании которых была одной из важных функций вана и его помощников. «Из надписей типа: «Ван отдал приказ чжун-жэнь: "Совместно трудитесь на полях, тогда получим урожай"» – явствует, что о вспашке некоторых из этих общих полей заботился лично ван, а обработка их казенным инвентарем дает основание полагать, что для этой работы привлекались трудившиеся в порядке повинности общинники. В надписях нет ни слова о чужеземцах и неполноправных, не говоря уже о рабах или наемниках, которые могли иметь отношение к обработке земли».6
   Судя  по всему, иньцы жили компактным коллективом  одноплеменников, сплоченных совместной обрядово-культовой практикой, жертвоприношениями в честь их общих предков, божеств  и духов. Иньцы практиковали человеческие жертвы, для чего использовались чаще всего пленные иноплеменники из числа западных соседей иньцев – цян. В промежутках между очередными жертвоприношениями пленных цян подчас использовали на тяжелых работах, как, например, для расчистки земли под пахотные поля, но сообщения на эту тему единичны и не очень понятны.
   Жертвоприношениям в честь умерших предков-правителей, обожествленных ванов, иньцы уделяли огромное внимание – как и вообще ритуалам и обрядам, в частности обряду общения с теми же умершими ванами. Только действующий ван имел право провести обряд жертвоприношения, и только он мог выступать в качестве связи с потусторонним миром.
   Можно сделать вывод, что Китай в период Шан являлся протогосударством второй ступени, состоящим из столицы-центра и удельных владений, управляемых родственниками и соклановцами императора. Также стоит указать, что Китай пошел по восточному пути развития: преобладание коллективной собственности; монарх-ван сочетает всю полноту власти и являлся главой религиозного культа; не было широко распространено рабство, однако на крестьян накладывались натуральные повинности.
 

   
Период  Западное Чжоу (1027-771 гг. до н.э.). 

   Будучи  сильным и процветающим протогосударством, окруженным разноплеменным населением, более отсталым как в военном, так и в других отношениях, иньцы вели активную внешнюю политику, включая войны и расширение своих территорий за счет соседей. К числу таких соседей, племен внешней зоны, вступивших в контакт с Шан-Инь и многое заимствовавших у иньцев, относились чжоусцы. Чжоуские предводители, признав сюзеренитет иньского вана, получали от него утверждение в их титулах, а в конце приобрели даже весьма престижную должность си-бо («властитель Запада»). Благодаря этому они сумели укрепиться и затем создать коалицию племен, которая в конечном счете и разгромила Шан-Инь.
   Немногочисленное  племя Чжоу, разгромив иньцев, оказалось  во главе крупного военно-политического  объединения, пределы которого вышли  далеко за рамки прежней территории Шан-Инь и практически охватили почти весь бассейн Хуанхэ. Перед чжоускими вождями встала нелегкая задача организовать управление многочисленным подчиненным им гетерогенным населением, наиболее крупную и развитую часть которого составляли иньцы.
   Пожалуй тут стоит немного отвлечься и рассказать про первую в Китае социально-политическую историю, позволившую чжоусцам укрепиться в Шан-Ине - Концепцию Мандата Неба. «Это была концепция этически детерминированного права на власть, согласно которой Небо вручает мандат на управление Поднебесной добродетельному правителю, лишая тем самым власти недобродетельного. С этой точки зрения была подвергнута официальному пересмотру вся предшествующая и смутно известная чжоусцам история. Согласно концепции, некогда на территории Китая существовала династия Ся, имевшая законное право на власть, но лишившаяся этого права потому, что последний ее представитель Цзе утратил добродетель и вел себя недостойно. Именно вследствие подобного хода событий, санкционированного Небом, власть оказалась в руках основателя династии иньцев Чэн Тана. Иньцы долго владели небесным мандатом, но последний иньский правитель Чжоу Синь в силу опять-таки своей недобродетельности утратил право на него, в результате чего великий Мандат Неба оказался в руках правителя чжоусцев Вэнь-вана. Небо же санкционировало эту власть не потому, что чжоусцы оказались сильнее других, а вследствие того, что на их стороне были мудрость и добродетель»7. Эта концепция в будущем повлияла на многие события в Китае: верховная сакральная власть принадлежала теперь не самому сильному, а тому, кто смог доказать, что получил благословение Неба на нее.
   Чжоусцы сумели наладить эффективную централизованную администрацию, опиравшуюся на 14 армий центра в двух столицах. «Из книги Чжоу-гуань-ли («Устав для служащих Чжоуской Династии») видно, что при названной династии, царствовавшей в Китае с 1077 года до Р.Х., когда государство, при главенстве ее владетеля великого князя, было разделено на множество уделов, в стране было два разряда войска. К первому разряду относилось регулярное войско, принадлежавшее как владетельному князю Китая, так и в отдельности каждому удельному князю. Оно подразделялось на внутреннюю стражу в столице и в удельных городах, и на пограничные отряды. У владетеля Китая пограничных отрядов было шесть, а у удельных князей – от одного до трех, смотря по размерам удела.
   Ко  второму разряду принадлежала милиция, в которой были обязаны служить  поочередно все землевладельцы страны. Ее состав определялся пространством  обработанной земли, именно на участок  в один дянь (около 350 наших казенных десятин) полагалось по три кавалериста, при одной колеснице, защищавшихся щитами, и по 72 пехотинца»8.
   В функции этой администрации, представленной сановниками и чиновниками различных  категорий – как заимствованных у Шан-Инь, так и созданных заново, частично на чжоуской основе, – входили управление земледельческим хозяйством на больших общих совместно обрабатывавшихся полях в зоне расселения самих чжоусцев, руководство ремеслом и строительством, обеспечение притока налогов и дани с нечжоуских племен, включая иньцев, а также выполнение военных, судебных и многих иных обязанностей. На административные должности обычно назначались имевшие способности и заслуги аристократы, прежде всего из числа чжоуской и иньской родовой знати. Отправление высших должностей обычно было наследственным, но это не являлось строгой нормой: есть сведения, что способных администраторов не раз передвигали вверх по служебной лестнице.
   Решение проблемы власти на местах чжоусцы нашли в заимствованной у иньцев системе наследственных уделов, пришедших на смену иньским регионально-вассальным подразделениям промежуточной зоны. Вся гигантская периферия Чжоу, которая не примыкала к обеим столицам, делилась на уделы, предоставлявшиеся в наследственное владение и управление родственникам и приближенным правителя. Источники упоминают о 70 с небольшим таких уделах. Пожалование удела предусматривало предоставление новому владельцу исключительного права господства над всей управляемой территорией и над обитавшим там или переселенным туда населением. Как правило, вместе с ним на новое местожительство направлялась и дружина воинов-чжоусцев («люди вана» обычно упоминаются при перечислениях в записях), которая призвана была являть собой костяк чжоуского господства там.
   Система уделов была вынужденной формой политической структуры в государстве, гигантская территория которого с неразвитой инфраструктурой явно не соответствовала стремлениям малочисленной группы чжоусцев ее возглавлять и контролировать. Эффективность аппарата центра была достаточна для контроля в рамках двух столиц и общего руководства. Руководство же на местном уровне должны были взять на себя как раз те чжоусцы, которым и были пожалованы уделы.
   Владельцы уделов на первых порах являли собой  администраторов-наместников. Естественно, все они были тесно связаны с центром, зависели от его помощи и военной поддержки в случае нужды. Для того времени (XI–Х вв. до н.э.) система уделов оказалась вполне оправдавшей себя формой привычной региональной администрации, особенно в отдаленных от столиц районах промежуточной зоны.
   Но  потом начался процесс постепенной  автономии и усиления уделов, сначала  лежащих далеко от центра, потом  и всех остальных. Правители их в 4–6-м поколениях уже чувствовали себя полными хозяевами в своих уделах, воспринимая их в качестве вотчины, родной земли. Их подданные также единодушно воспринимали своего удельного правителя как естественного и единственно возможного вождя. При отсутствии активных волевых действий более поздних чжоуских ванов общей динамикой стало постепенное сокращение числа первоначальных уделов с одновременным укреплением уцелевших и удачливых. После первого восстания против центральной власти, подавленного, но показавшего, что некоторые уделы уже способны соперничать с центральной властью, ван прибегнул к реформам на усиление центральной власти (в частности, реформа налогообложения). Но было уже слишком поздно, из-за недовольства центральной властью вану пришлось перенести свою резиденцию в восточную столицу, в Лои, на чем формально и закончился исторический период Западного Чжоу.
 

   
Период Чуньцю, «весны-осени» (VIII–V вв. до н. э.). 

   Перемещение столицы и переселение вана знаменовали собой признание новой политической реальности: монарх перестал быть всевластным сюзереном, теперь власть его по существу ограничивалась лишь пределами его домена вокруг Лои. Он занимал довольно скромное место в политической жизни периода Чуньцю, хотя формально престиж и сакральная святость вана по-прежнему оставались бесспорными, были своего рода «связующим единством» для всего чжоуского Китая.
   Китайское государство стало полицентричным, наступил период феодальной раздробленности. Политический процесс протекал на нескольких уровнях параллельно. Между наиболее влиятельными царствами шла борьба за власть. Но и в рамках каждого из царств, особенно крупных, шла своя политическая борьба между враждующими кланами и возникавшими в рамках царств новыми уделами.  Внутри крестьянской общины протекали свои интенсивные процессы развития: осваивались новые земли, расселялись и этнически смешивались в ходе расселения выходцы из разных районов, уделов, даже царств. Усиливались внутренние связи между различными частями чжоуского Китая, создавались предпосылки для экономического развития, для процесса приватизации, товарно-денежных отношений, что способствовало сложению фундамента будущей китайской общности.
   Если «в западночжоуском Китае существовала лишь одноступенчатая иерархическая лестница — вану на правах вассалов подчинялись правители уделов, имевшие княжеские титулы гун, хоу, бои др. и именовавшиеся сводным обозначением чжухоу (князья)»9, то теперь иерархия стала многоступенчатой. Во главе Поднебесной по-прежнему стоял ван, сын Неба. Формально его вассалами продолжали считаться правители царств, носившие только что упомянутые титулы, чаще всего «гун». Им в рамках царств подчинялись в качестве вассалов правители автономных уделов, носящие титул «цин». Это были главы аристократических кланов, как правило, занимавшие наследственную (чаще всего министерскую по значению) должность, опиравшиеся на своих родственников и сподвижников. Цины вели непрестанную борьбу за высокое положение и соответствовавшие им престиж и влияние с другими соперничавшими с ним удельными аристократами своего царства.
   К числу наследственных аристократов принадлежала еще и большая прослойка так называемых да-фу, которые отличались от цинов тем, что не имели собственных владений и вынуждены были добывать себе пропитание и делать карьеру службой, в основном военной. Да-фу — это своего рода древнекитайские рыцари. Они свято чтили кодекс чести, подчеркивающий их статус, но из-за постоянных войн постепенно сходили на нет как социальный класс.
   Четвертое звено иерархической лестницы феодализировавшейся  политической структуры периода  Чуньцю являла собой прослойка служивых-ши. Это были представители младших ветвей владетельной знати, выходцы из боковых аристократических линий (да-фу), которые не имели ни титула, ни должности, но были неплохо образованными и имели связи в мире знати. Возможно, к этому разряду людей примыкали и выходцы из низов, сделавшие успешную служилую (военную либо чиновничью) карьеру. Словом, термином «ши» с VIII–VII вв. до н.э. в чжоуском Китае стали обычно обозначать своего рода профессионалов, готовых идти на службу вассалом к тем, кто их позовет.
   С разрастанием количества привилегированного и незанятого в земледелии населения, с увеличением престижного потребления  и общей массы избыточного продукта в чжоуском Китае стала ощущаться тенденция к частной собственности. Наиболее ощутимо проявлявшаяся среди социальных верхов и обслуживавшего их персонала, она затронула также и общинное крестьянство, в среде которого шел процесс имущественного расслоения. Наделы — особенно на вновь освоенных землях — все чаще практически закреплялись за отдельными семьями, владевшими ими из поколения в поколение. Семейно-клановые группы дробились на малые семьи, которым выделялась их доля семейного надела. Если эта доля была мала, семьи, как уже говорилось, переселялись и осваивали новые территории, которые более прочно закреплялись за ними и их потомками.
   Известно, что это потребовало в ряде чжоуских царств в VI в. до н.э. проведения реформ изменения характера налогообложения  и упорядочению централизованной администрации. Основной целью реформ был учет вновь  возникавших и на первых порах ускользавших от внимания властей свободных от налогообложения земледельческих поселений. Речь шла о том, чтобы всех земледельцев обложить налогом в соответствии с количеством земли, находившейся в распоряжении каждого двора. Известно также, что уже в VI в. до н.э. крестьянская община в большинстве царств привычно делилась на дворы-домохозяйства и измерялась числом таких дворов. Этот факт косвенно свидетельствует о том, что дворы в деревне существовали в качестве независимых хозяйств и что одни хозяйства могли быть богаче других. Другими словами, малоземельные могли арендовать излишки у богатых либо батрачить на них.
   Во  второй половине Чуньцю начался заметный процесс дефеодализации. Главными средствами были укрепление внутренней администрации за счет ослабления уделов и ослабление родовой феодальной знати. Уделы перестали создаваться. В качестве объекта пожалования за услуги правители начали прибегать к условным должностным владениям, исчислявшимся точно фиксированным количеством поселений либо дворов-домохозяйств, доход с которых становился жалованьем за службу или наградой за подвиги и успехи. Те земли в царствах, которые находились под непосредственной юрисдикцией правителя, стали превращаться в уезды, управляемые назначенными из центра чиновниками.
   На  замену наследственной аристократии –  цинам и да-фу, бесконечно истреблявшим себя в междоусобных войнах, – пришли служивые-ши. Они были наемными работниками, шли к правителю и верно  служили ему, исполняя те должности, на которые он их назначал, и получая то жалованье, которое он им выплачивал, – будь то выдачи из казны или право на кормление с определенного количества поселений или дворов. Заложив основу слоя чиновников и офицеров из числа ши, правители стали со временем опираться именно на него. Представители ши назначались на должности руководителей вновь создававшихся уездов, они же занимали все более видные должности в системе центрального аппарата, вытесняя из него родовую знать.
   Складывались  условия для объединения царств. Вопрос был теперь в том, как и на какой основе можно объединить Китай, кто это может и должен сделать. Ведь формально продолжал существовать чжоуский ван, сын Неба, владелец мандата. Он все еще возглавлял Поднебесную, хотя не отличался ни особыми достоинствами, ни реальной властью, которую крепко держали в своих руках только что усилившиеся правители царств.
 

   
Период  Чжаньго, «Борющиеся царства» (V–III вв. до н.э.). 

   Совершенствование железоделания, наряду с общим и  быстрым подъемом производства, освоением  новых земель, увеличением производительного населения, развитием ремесла, торговли, товарно-денежных связей способствовало завершению процесса приватизации. Возрастали количество работающих на заказ и на рынок мастеров, объем пущенных в оборот денег, расцветала торговля, вслед за ней — операции по кредиту, ростовщичество. Проникновение всего этого в деревню способствовало дальнейшему разложению общины, в которой достаточно широко стали применяться аренда, наемный труд, даже кабальное долговое рабство, включая самопродажу или продажу членов семьи, прежде всего детей, за долги.
   Стало заметным развитие рабства. Если прежде рабы были немногочисленны и происходили  в основном из числа порабощенных иноплеменников, то теперь наряду с  ними появились рабы из числа самих  чжоусцев. Причем к их числу относились не только кабальные должники, но также и преступники типа каторжников, принадлежавшие государству и использовавшиеся на тяжелых работах. Хотя рабов всех категорий по сравнению с остальным населением было совсем немного, они, равно как и сфера применения рабского труда (рабов уже использовали в качестве рабочей силы в разбогатевших частных хозяйствах), стали заметным фактором древнекитайской жизни.
   Процветание частного сектора в условиях краха  системы привилегий наследственной знати, в условиях возрождения принципа меритократии, связанного с возвышением слоя ши, вело к тому, что простолюдины в ряде случаев начинали выбиваться наверх, играть важную роль в обществе. Они порой становились богаче и влиятельнее князей. Не говоря уже о непривычности ситуации, не соответствовавшей традиционной норме, создавалось явное противоречие между объективной тенденцией социально-экономического процесса (процветание частного собственника в богатеющей дефеодализованной структуре) и субъективными устремлениями правителей, нуждавшихся в строгом контроле над подданными во имя интересов казны. Нужны были срочные реформы, целью которых должно было стать усиление централизованной администрации в новых экономических условиях. Естественно, что наилучшим образом могли учесть все необходимые изменения именно реформаторы-легисты с их ставкой на строгие административные предписания, жесткий контроль, дисциплину и стремлением поставить разбогатевшего в неземледельческой сфере частного собственника на место.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.