Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа История банкротства в России

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 05.09.2012. Сдан: 2012. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Федеральное агентство по образованию
Стерлитамакский филиал
ГОУ ВПО  «Башкирский государственный университет» 

Кафедра экономики и управления 
 

КУРСОВАЯ  РАБОТА
по дисциплине «Правовые основы проведения
процедур  банкротства»
    на тему: «История банкротства в России». 

                              Выполнил: студент  II курса ОЗО
                              спец. «Антикризисное управление» (3,5г.)
                              Вавилов А.Н. 

                              Проверил: Асс. Гаевская Н.Б. 

Дата сдачи:
Результат выполнения (оценка):
Подпись преподавателя: 
 

Стерлитамак 2010
Содержание. 

    История законодательного регулирования  банкротства предприятий.
 
    История правового регулирования банкротства (несостоятельности), как и абсолютного большинства иных институтов права, связана с историческими особенностями развития государства и права России.
    В развитии института несостоятельности (банкротства) можно выделить три содержательных этапа. Первый – «имперский», связан с зарождением цивилизованных норм о несостоятельности, второй – «советский» связан с их искоренением. Третий – современный этап, олицетворяет собой возрождение и совершенствование законодательного регулирования несостоятельности банкротства в России.
    Рассмотрим вкратце каждый из этапов развития.
    Зарождение цивилизованных норм направленных на регулирование банкротства исследователи связывают с экономическими реформами Петра I. Развиваются торговые отношения, появляются иностранные участники. Складывающие отношения диктуют необходимость наличия четких правил «наказания» недобросовестных должников.
    Безусловно, некоторые нормы посвященные «наказанию» несостоятельных кредиторов содержало и более ранее законодательство, например, Русская Правда, Судебники XVI-XVII века. Однако, именно при Петре I, с развитием иностранной торговли, нормы приобретают целевой характер и назначение – не просто покарать должника, но и вернуть собственность кредиторов.
    А.Х. Гольмстен выделяет три направления, три струи в развитии российского конкурсного права - иностранное, национально-самобытное, канцелярско-кодификационное[1].
    Иностранное направление состояло в применении и приспособлении к российским особенностям норм иностранных конкурсных законов. Это было возможно, так как во многих крупных делах о несостоятельности того времени участвовали иностранные кредиторы, в государствах которых, в отличие от России, законы о банкротстве давно существовали.
    Иностранное направление привело к тому, что в России при отсутствии конкурсных Уставов сложились основные институты банкротства: споры решали особые суды (Коммерц-коллегии, городовые магистраты, Главный магистрат, Сенат); действовали кураторы, в обязанности которых входило создание конкурсной массы, реализация имущества должника, распределение вырученных средств между кредиторами; проводились общие собрания кредиторов; окончание конкурса погашало претензии кредиторов, оставшихся неудовлетворенными[2].
    В этот период огромное значение приобретают иностранные нормы, привносимые в Россию вместе с иностранными торговцами.
    В XVIII нормы о несостоятельности включаются в Вексельный устав 1729 г.; в Устав благочиния 1782 г.; в городовое Положение 1785 г. и др. Однако это еще не кодифицированные акты о банкротстве, а лишь отдельные разрозненные нормы.
    В 1740 г. было разработано несколько уставов, которые, однако, не обрели юридической силы, хотя и применялись отчасти на практике. Проекты разрабатывались также в 1753, 1756, 1768 гг.
    Первый безусловно действующий Устав о банкротах появился в России 18 декабря 1800 г., т.е. в самом конце последнего года XVIII в.
    19 век можно охарактеризовать как время бурного нормотворчества в части урегулирования несостоятельности (банкротства). В 1832 году принимается Устав «О торговой несостоятельности».
    Устав 1832 г. действовал до 1917 г., хотя конкурсное законодательство в течение этого периода претерпело некоторые изменения. Кроме того, в конце века готовилась серьезная реформа конкурсного законодательства, в связи с чем были разработаны проекты нового Устава, один из которых, составленный Н.А. Туром, является весьма обширным и интересным[3]. Однако задуманным реформам так и не удалось осуществиться грянули более серьезные реформы – власть и закон перешли Советам.
    Многие исследователи отмечают, что институт банкротства перестал существовать с приходом к власти Советов. Однако это не совсем так.
    До 1922 года критерии и правовые последствия несостоятельности (банкротства) не были урегулированы. Имперские законодательство о банкротстве было ликвидировано. Страна переживала кризис, на грани банкротства было абсолютное число предприятий.
    Для советского права вопрос о несостоятельности стал особенно актуальным в эпоху осеннего кризиса 1923 г. То немногое, что имелось в действующем законодательстве по этому вопросу применительно к отдельным видам юридических лиц, касается преимущественно порядка их ликвидации. Основную директиву действующего права в отношении распределения имущества несостоятельного выражает ст. 266 ГПК., согласно которой в случае, если поступившие к судебному исполнителю суммы недостаточны для удовлетворения всех обращенных на должника взысканий, таковые распределяются следующим образом: прежде всего удовлетворяются полностью требования, перечисленные в ст. 101 Г. К. (зарплата, к которой относятся и страховые взносы, алименты, соцстрах), и претензии залогодержателя в порядке, определением названной статьей Г. К., затем налоги; после этого удовлетворяются претензии государственных и кооперативных учреждений и предприятий, не подпадающие под действие ст. 101 ГК.; остающиеся затем суммы распределяются пропорционально претензиям остальных кредиторов. Расчет причитающихся каждому взыскателю сумм составляется судебным исполнителем в течение трех дней со дня получения денег.
    Как подчеркивают современники, «фактически несостоятельность — довольно обычное явление, и судебная практика стала вводить одну за другой статьи старого устава о несостоятельности с их паразитическим учреждением — конкурсными управлениями. Верх. Суд РСФСР дважды разъяснял, что у нас общего конкурсного порядка нет и что необходимо ограничиться ст. 266 ГПК и назначением солидарных ликвидаторов в порядке примечания к ст. 309 ГК. В то же время Верх. Суд дважды просил ускорить издание особого закона, ибо иначе изжить волокиту традиции старого конкурсного порядка не удастся[4].
    В последующем, Пост. ВЦИК и СНК РСФСР 28 ноября 1927 в ГПК было включено Положение «О несостоятельности частных лиц, физических и юридических» и пост. ВЦИК и СНК РСФСР 20 октября 1929 – Положения «О несостоятельности государственных предприятий и смешанных акционерных обществ и «О несостоятельности кооперативных организаций». (ГПК гл. 37, 38, 39). С течением времени данные нормативные акты потеряли свое значение и не применялись.
    Как отмечали современники, «капиталистические элементы в СССР ликвидированы, и частных предприятий не существует. Неуклонный подъем материального благосостояния советских граждан обуславливается своевременное исполнение ими своих обязательств. В отдельных же случаях их задолженность, интересы кредиторов обеспечиваются обычным порядком, т.е. путем обращения взыскания на имущество без объявления их несостоятельными. Не применяется объявление несостоятельности также к гос. и кооперативным хоз. организациям, т.к. последовательное проведение хоз. расчета, рентабельность социалистических организаций исключают их несостоятельность. В случае же задолженности социалистических организаций кредиторы производят взыскание также в обычном порядке. Плановый характер социалистического народного хозяйства делает невозможной ликвидацию социалистических хоз. организаций в силу объявления их несостоятельными по требованию кредиторов. Социалистические организации возникают в плановом порядке и только в плановом порядке ликвидируются. В соответствующих случаях происходит, как правило, не ликвидация социалистических организаций, а их реорганизация»[5].
    Таким образом, в советский период государства и права институт несостоятельности (банкротства) утратил свое значение и был ликвидирован.
    Возрождение института банкротства можно связать со становлением в России основ рыночных отношений в конце 80-х начале 90-г гг, когда встала необходимость законодательного урегулирования оснований и последствий несостоятельности.
    Первым законодательным актом стал Закон РФ от 19 ноября 1992 г. №3929-I "О несостоятельности (банкротстве) предприятий"[6]. Закон действовал шесть лет. За время его правоприменения были приняты десятки разноуровневых актов, выработалась огромная практика, показавшая множество недостатков действующего акта; параллельно велась разработка нового законодательного акта.
    Несмотря на свои новаторские идеи, Закон 1992 года далеко не являлся идеальным.
    Один из наиболее ярких отрицательных моментов старого закона, отмечавшийся многими учеными, - применение в качестве критерия несостоятельности) принципа неоплатности[7]. Как отмечают исследователи, нормы Закона создавали «принцип домино», стимулирующий кризис неплатежей и повсеместно господствующий в российской экономике. Действовавшие легальные понятие и признаки банкротства защищали недобросовестных должников и тем самым разрушали принципы имущественного оборота[8].
    8 ноября 1998 года был принят Федеральный закон №6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» [9]. Он принес кардинальное изменение в подходе к определению критериев несостоятельности юридических лиц. Внес новые процедуры банкротства. «Если предыдущий Закон о банкротстве отвечал интересам в том числе и предприятия-должника, помогая суду объективно оценивать его финансовые и материальные возможности погасить долг, то новый однозначно принял сторону кредитора»[10]. Между тем и этот закон был признан не отвечающим требованиям как кредиторов, так и должников.
    Процедуры банкротства была значительно упрощены, теперь банкротом можно было сделать практически любую организацию. Этим активно начали пользоваться недобросовестные конкуренты и другие заинтересованные лица. Они могли начать процедуру банкротства организации по незначительным суммам и довести ее до конца. При этом процедуру банкротства нельзя было остановить, даже если должник готов был погасить свой долг. В результате менялись собственники предприятий - должников, продавалось за бесценок дорогостоящее оборудование и недвижимость, останавливалось производство и т.д[11].
    Уже в 1999 году возникли высказывания о необходимости дальнейшего реформирования[12].
    Федеральный закон от 26 октября 2002 г. №127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"[13] принес новые нормы, новые правила и порядок банкротства.
    При формировании Закона о несостоятельности (банкротстве) 2002 г. были учтены выводы Конституционного Суда РФ по проверке отдельных положений Закона о несостоятельности 1998 г.[14], а именно полностью гарантированы законные интересы должника на момент возбуждения производства по делу, где последний вправе заявить в процессе разбирательства обоснованности требований лица, инициирующего банкротство.
    Таким образом в новом Законе акценты смещены в пользу должника: «"Продолжниковский" характер нового Закона выражается во включении новой процедуры банкротства - финансового оздоровления - альтернативной ликвидации должника в ходе конкурсного производства, в усложнении процедуры возбуждения производства по делу, в предоставлении учредителям (участникам) должника или собственнику имущества должника - унитарного предприятия возможности принимать участие в судьбе должника, в уравнивании в правах конкурсных кредиторов и уполномоченных органов и ряде других особенностей»[15].
    Обратимся к генезису понятия банкротства (несостоятельность).
    Понятие несостоятельности сформировалось еще в дореволюционном праве России.
    Известный цивилист Г.Ф. Шершеневич понимал несостоятельность как "состояние имущества, официально засвидетельствованное, которое дает основание предполагать недостаточность его для покрытия всех долгов собственника". "Платежная неспособность и неоплатность, - с его точки зрения, - являются фактическими условиями несостоятельности, но несостоятельность со всеми своими последствиями наступает тогда, когда суд устанавливает наличность этих условий. Другими словами, для несостоятельности недостаточно расстроенного по известным признакам состояния имущества, а необходима еще судебная санкция". Банкротство он определял как "неосторожное или умышленное причинение несостоятельным должником ущерба кредиторам посредством уменьшения или сокрытия имущества"[16].
    "Банкротство - деликт своеобразный: он слагается из двух элементов, из которых один (несостоятельность) понятие гражданского права, другой (банкротское деяние) понятие уголовно-правовое"[17].
    Новейшее законодательство о банкротстве рассматривает понятие «банкротства» и «несостоятельность» как синонимы. Между тем изначально понятия «банкротство» и «несостоятельность» означали разные явления. В российском дореволюционном законодательстве, равно как и в законодательстве стран с развитыми правопорядками банкротство являлось частным случаем несостоятельности, о банкротстве должника говорили, когда причиной несостоятельности являлось совершенное определенными лицами преступление. В какой-то степени можно было говорить о том, что термин «банкротство» отражал уголовно-правовую сторону несостоятельности[18].
    За историю своего развития банкротство (несостоятельность) получала различные определения.
    В советский период государства несостоятельность определялась следующим образом: Несостоятельность - такое положение имущества определенного лица, при котором это лицо не в состоянии удовлетворить законные требования кредиторов[19]. Несостоятельность – установленная судом неспособность должника к полной оплате денежных требований кредитора[20].
    С принятием первого Закона «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» в 1993 году несостоятельность (банкротство) приобрело следующее значение - неспособность удовлетворить требования кредиторов по оплате товаров (работ, услуг), включая неспособность обеспечить обязательные платежи в бюджет и внебюджетные фонды, в связи с превышением обязательств должника над его имуществом или в связи с неудовлетворительной структурой баланса должника (Ст.1).
    Федеральный закон от 8 января 1998 г. №6-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" несколько иначе изложил понятие банкротства: - это признанная арбитражным судом или объявленная должником неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей (ст.2).
    Действующий закон отбросил «прозрачные» формулировки и закрепил следующее легальное понятие несостоятельности (банкротства) – это признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей (ст.2).
    Еще раз подчеркнем, что это легальное понятие. Между тем, действительное понятие банкротства не охватывается определением, данным в ст. 2 Закона. Как верно подчеркивает В.В. Залесский, «основанием для признания должника банкротом является не просто установленная судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов, а совокупность ряда условий. При этом указанная неспособность должника устанавливается по отношению не ко всем кредиторам, а лишь к кредиторам по денежным обязательствам и обязательным платежам, и с учетом не всей суммы задолженности, а исчисленной в соответствии с Законом»[21].
    Помимо того, что понятие не охватывает категории «несостоятельность» (которую можно определить лишь в результате анализа ряда статей Закона), данное в ст.2 определение противоречит п.3 ст.65 ГК РФ, в котором говорится не только о судебном (принудительном), но и о добровольном банкротстве, возможном при наличии желания должника и воли кредиторов. Закон процедуры добровольного банкротства не содержит, что делает его осуществление невозможным.
    Это не единственное противоречие Закона и норм гражданского законодательства. Причины – непоследовательное реформирование института банкротства.
Рассмотрим современное  законодательное регулирование  банкротства.
    Современное законодательное регулирование банкротства предприятий
 
    На правовое регулирование современного института несостоятельности банкротства направлены десятки разноуровневых актов.
    В качестве основной тенденции эволюции законодательства о несостоятельности (банкротстве) следует признать, что оно развивается по схеме: общий закон - специальный закон - другие нормативные акты[1].
    Общие положения о банкротстве содержатся в Гражданском кодексе Российской Федерации[2] (ст.65). Специальный закон – Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)». В настоящее время данный закон действует с изменениями и дополнениями от 22 августа 2004 года[3]. Другие нормативные акты – целый комплекс актов принятых во исполнение и дополнение общего и специального закона.
    В число «других нормативных актов» можно включить ряд специальных законодательных актов, полностью или в части, регулирующих особенности банкротства тех или иных видов юридических лиц. Это:
    - Федеральный закон от 25 февраля 1999 г. №40-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" (с изм. и доп. от 2 января 2000 г., 19 июня, 7 августа 2001 г., 21 марта 2002 г., 8 декабря 2003 г., 28 июля, 20 августа 2004 г.)[4];
    - Федеральный закон от 24 июня 1999 г. №122-ФЗ "Об особенностях несостоятельности (банкротства) субъектов естественных монополий топливно-энергетического комплекса" (утратит юридическую силу с 1 января 2005 года)[5];
    - Федеральный закон от 8 мая 1996 г. №41-ФЗ "О производственных кооперативах" (с изм. и доп. от 14 мая 2001 г., 21 марта 2002 г.)[6];
    - Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. №208-ФЗ "Об акционерных обществах" (с изм. и доп. от 13 июня 1996 г., 24 мая 1999 г., 7 августа 2001 г., 21 марта, 31 октября 2002 г., 27 февраля 2003 г., 24 февраля, 6 апреля 2004 г.)[7].
    Это не абсолютный перечень актов. Вкупе с названными, действуют акты, устанавливающие особенности процедур банкротства в отношении отдельных видов хозяйствующих субъектов (градообразующих организаций, организаций ТЭК, сельскохозяйственных организаций).
    К правоотношения по возбуждению банкротства применимы положения Арбитражно-процессуального кодекса РФ от 24 июля 2002 г. №95-ФЗ (с изменениями от 28 июля 2004 г.) (Глава 28 «Рассмотрение дел о несостоятельности (банкротстве)»)[8]. В этой связи необходимо заметить, что институт банкротства - комплексный правовой институт: являясь, по определению, институтом гражданского права, он, примерно наполовину, включает в себя нормы процессуального права (в Российской Федерации - арбитражного процессуального права). Связано это с тем, что нормы законодательства о банкротстве, в отличие от других норм гражданского права, могут быть реализованы только через судебные акты[9]. Поэтому законодатель из современного понятия банкротства исключил «внесудебное банкротство».
    Наряду с нормами, регулирующими особенности возбуждения и осуществления процедур банкротства, можно выделить Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (с изм. и доп. от 27 мая, 25 июня 1998 г., 9 февраля, 15, 18 марта, 9 июля 1999 г., 9, 20 марта, 19 июня, 7 августа, 17 ноября, 29 декабря 2001 г., 4, 14 марта, 7 мая, 25 июня, 24, 25 июля, 31 октября 2002 г., 11 марта, 8 апреля, 4, 7 июля, 8 декабря 2003 г., 21, 26 июля 2004 г.)[10]. Статьи 195-197 которого предусматривают уголовную ответственность руководителей или собственников коммерческой организации.
    Наряду с законодательными актами можно выделить целую группу подзаконных актов (преимущественно Постановлений Правительства):
    - Постановление Правительства РФ от 9 июля 2004 г. №345 "Об утверждении Общих правил ведения арбитражным управляющим реестра требований кредиторов"[11];
    - Постановление Правительства РФ от 29 мая 2004 г. №257 "Об обеспечении интересов Российской Федерации как кредитора в делах о банкротстве и в процедурах банкротства"[12];
    - Постановление Правительства РФ от 6 февраля 2004 г. №56 "Об Общих правилах подготовки, организации и проведения арбитражным управляющим собраний кредиторов и заседаний комитетов кредиторов" (с изм. и доп. от 28 июля 2004 г.)[13];
    - Постановление Правительства РФ от 25 июня 2003 г. №367 "Об утверждении Правил проведения арбитражным управляющим финансового анализа"[14];
    - Постановление Правительства РФ от 14 февраля 2003 г. №100 "Об уполномоченном органе в делах о банкротстве и в процедурах банкротства и регулирующем органе, осуществляющем контроль за саморегулируемыми организациями арбитражных управляющих" (с изм. и доп. от 29 мая 2004 г.)[15].
    При правоприменении данных актов необходимо учитывать, что подзаконные нормативные акты могут приниматься только во исполнение положений законодательных актов и не должны им противоречить. В случае возникновения противоречий, безусловно, применяются положения законодательных актов.
    Учитывая возросшее, в последние годы, значение обзоров судебно-арбитражной практики необходимо выделить, в частности, Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 апреля 2003 г. №4 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие настоящего Федерального закона»[16]. Последнее направлено на разъяснение ряда спорных вопросов и имеет огромное значение для правильного правоприменения норм о банкротстве. Также можно выделить: Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 августа 2003 г. N 74 "Об отдельных особенностях рассмотрения дел о несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций"[17].
    Применения судами на при разрешении судебных споров обзоров судебной практики не вызывает в настоящее время споров в теории. Тогда как есть одно обстоятельство, которое может вызвать только негодование. Как подчеркивают исследователи, в последнее время арбитражные суды внимательно прислушиваются к аргументам, основанным на теории права; … были ситуации, когда в решении арбитражного суда содержались отсылки к его теоретическим работам (статьям или монографиям) - безусловно, это неправильно, но показательно с точки зрения важности и значимости теоретических аргументов при решении практических вопросов[18].
    Данное обстоятельство может говорить только об одном – недостаточности норм действующего законодательства о несостоятельности (банкротстве). Представляется, что такая практика должна быть искоренена, а судебные решения должны выноситься исключительно на нормах Закона, каким бы он не был. Ведь именно практика применения показывает недостатки законодательства, и именно практика является главным основанием для его дальнейшего совершенствования.
    В заключение данного параграфа остановимся на международных актах. В настоящее время международных договоров по вопросам банкротства фактически нет, хотя потребность в регулировании отношений, связанных с трансграничными банкротствами, имеется давно. Можно выделить Типовой закон ЮНСИТРАЛ о трансграничной несостоятельности 1997 года.
    В этой связи, необходимо сослаться на норму ФЗ РФ «О несостоятельности (банкротстве)», которая закрепляет, что если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены настоящим Федеральным законом, применяются правила международного договора Российской Федерации (п.4 ст.1 Закона). Таким образом, принятые в будущем международные акты, регулирующие трансграничное банкротство (участником, которых станет РФ) будут иметь приоритет над нормами национального законодательства.
    Список  использованной литературы.
 
    Гольмстен А.Х. Исторический очерк русского конкурсного процесса. СПб., 1888.
    Телюкина М.В. Основы конкурсного права. - М.: Волтерс Клувер, 2004.
    и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.