На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Реформаторские проекты Н. И. Панина

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 06.09.2012. Сдан: 2011. Страниц: 13. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Введение 
 

      Актуальность  темы исследования. Одной из наиболее ярких фигур политического пространства России второй половины XVIII века являлся Никита Иванович Панин-доверенный советник Екатерины II, фактический руководитель отечественной внешней политики, наставник великого князя Павла Петровича. Реформаторские проекты Панина, созданные в 60-80-х годах XVIII века, являются одним из наиболее значимых памятников российской политической мысли своего времени.
      Идеи  Панина о феномене власти, ее легитимации, реализации и сохранении были ориентированы на решение политических задач, актуальных для России эпохи дворцовых переворотов. Более того, несмотря на то, что многое из предложенного Паниным так и не воплотилось на практике, его реформаторские проекты оказали заметное влияние на развитие отечественной политической мысли в целом.
      В хронологическом отношении исследование охватывает 60-80-ые годы XVIII века, поскольку именно в этот период деятельность Панина связана с созданием реформаторских проектов.
     Объектом  исследования выступает роль Н. И. Панина во внутри- и внешнеполитических делах Екатерины II. 
      Предметом исследования являются реформаторские проекты Н. Панина.
     Степень изученности. Биографии Н. И. Панина, его реформаторским
проектам  был посвящен ряд специальных трудов отечественных1 и зарубежных
специалистов. Благодаря этим исследованиям были введены в научный оборот тексты реформаторских проектов, изучена история их создания, проанализировано участие Панина в придворной борьбе, его деятельность как видного администратора и политика, предложен ряд ценных и оригинальных выводов. Однако большинство    существующих работ опирается в характерис- тике проектов Панина на оценки, присутствующие в дипломатической переписке или мемуарных источниках XVIII века.
         Вопрос о внутренней логике и концептуальных источниках самих проектов практически не затрагивался. Не получили должного освещения и вопросы о круге чтения Н. И. Панина, тесно связанные с выяснением его политических взглядов. Таким образом, степень научной изученности заявленной проблемы не может считаться достаточной.
      Целью исследования являются реформаторские проекты Н. И. Панина.
      Задачи  исследования:
      Раскрыть личность Н. И. Панина.
      Показать этапы становления государственной карьеры Н. Панина.
      Охарактеризовать конституционные проекты  Н. И. Панина.
      Выявить роль  Н. И. Панина в решении дипломатических задач России.
     Методологическая  база: в ходе исследования был использован историко-генетический метод.
     Источниковая  база: проект Императорского совета (1762 год), секретная конституция Фонвизина-Панина, проект создания Северной системы.
     Структура работы. Данная работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы.  
 
 
 

Глава 1. Н. И. Панин: политик, реформатор 
 

       Никита Иванович Панин родился  в 1718 году, когда Россия еще  переживала бурное время петровских  реформ. Его отец, Иван Васильевич, был во всех отношениях человеком  эпохи Петра Великого. Преданный  царю-преобразователю, он всю  жизнь провел на военной службе  и вышел в отставку в чине генерал-поручика.
        Благодаря родству с Меньшиковыми  Никита Панин еще ребенком  был представлен высшему петербургскому  обществу, в том числе и великой  княгине Елизавете Петровне, будущей  императрице. Неудивительно поэтому,  что свою карьеру Панин начал  довольно успешно.
        Следует отметить, что середине 1740-х годов ходили слухи о том, что Н. И. Панин боролся с А. Г. Разумовским за расположение императрицы  Елизаветы Петровны и, согласно легенде, не одержал верх лишь из-за своей широко известной лени, проспав назначенный час свидания. Сражение было проиграно, Никите Ивановичу пришлось сменить военный мундир на кафтан дипломата: в 1747 он отправился сначала в Данию, а затем посланником в Швецию, подальше от августейших глаз.
       Следует заметить, что служба в Швеции стала для Н. Панина хорошей школой. В Стокгольме фактически сформировалось его мировоззрение: он стал сторонником конституционной монархии, проникся идеями Просвещения. Политическая жизнь в стране была бурной, иностранные дипломаты постоянно вмешивались в местные дела и интриговали активно, порою изощренно. Поэтому Н. И. Панину, чтобы соперничать со своими, как правило, более опытными коллегами приходилось работать с полным напряжением умственных и душевных сил.
       Очень скоро в Петербурге убедились,  что назначение Н. Панина в Стокгольм не было ошибкой. Ко времени его приезда в Швецию, эта страна
находилась  с Россией едва ли не награни войны. Панину удалось предотвратить столкновение и еще в течение многих дет  успешно сдерживать воинственный пыл  шведских политиков.     
     В 1769 году в жизни Н. И. Панина произошел новый крутой поворот. Ее императорское величество повелела своему полномочному министру при шведском дворе, камергеру и генерал-поручику Никите Панину покинуть Стокгольм по случаю назначения его воспитателем и обергофмейстером великого князя Павла Петровича.
     Место  обергофмейстера,   хотя   и  не   было   непосредственно  связано  с государственной политикой, имело немало  иных  и  несомненных  преимуществ.  Воспитатель  цесаревича-должность солидная, говоря современ-ным языком, престижная. Перед ним открыты все  двери, в том числе и кабинета императрицы.  Словом,  из  почетной ссылки  Панин  вернулся на еще более почетное место, где даже политикой было заниматься не обязательно.
     Среди тех, с кем он близко сошелся при дворе, была мать цесаревича, великая княгиня Екатерина Алексеевна. Положение Екатерины было в то время незавидным. Императрица Елизавета была ею недовольна, а муж, великий князь Петр Федорович, откровенно ею пренебрегал. В этих условиях дружба с Паниным была для нее не просто отдушиной, она приобретала политический смысл.
     В декабре 1761 года Елизавета скончалась и на российский престол взошел император  Петр III. От нового царствования не ждали  ничего хорошего. Этот монарх еще до воцарения успел прославиться своими шутовскими выходками, грубыми попойками, полной неспособностью заниматься государственными делами и пренебрежением ко всему русскому. Будущее этого царствования было предопределено. Спустя пять месяцев после воцарения Петра III против него был составлен заговор.
       Екатерина II и Н. И. Панин были среди его организаторов с самого начала. У императрицы были все основания добиваться свержения мужа. По слухам, Петр III собирался с ней развестись и жениться на своей любовнице Елизавете Воронцовой. Лично Н. Панину ничто не угрожало, император относился к нему с уважением. Никита Иванович действовал в интересах своего воспитанника. Над мальчиком сгущались тучи: Петр III открыто отрицал свое отцовство.
     Переворот произошел 28 июня 1762 года на удивление  гладко и бескровно. Петра III нашли забившимся под кровать. С ним сделался обморок, его с трудом смогли защитить от разъяренных солдат. Некоторое время спустя, когда пришел Н. И. Панин, Петр бросился к нему, начал целовать его руки, прося походатайствовать только об одном: чтобы ему позволили удержать при себе четыре особенно дорогие ему вещи: скрипку, любимую собаку, арапа и Елизавету Воронцову. Н. Панин согласился, но позволил ему «удержать» только первые три вещи, а четвертую отослал в Москву и выдал там замуж.
     Петр III не умел править, не сумел он и  удержать за собой власть. На ступенях Казанского собора супруга свергнутого  монарха была провозглашена самодержавной императрицей Екатериной II. А её ближайшим сподвижником стал Никита Иванович Панин.
     Н. И. Панин  предлагал объявить императором Павла,  а  мать его сделать  правительницей  до  его совершеннолетия. Как ни выигрывала Екатерина в сравнении со своим мужем, но ее восшествие на престол нельзя  было  назвать  иначе,  чем  узурпацией. Н. Панину  очень не  хотелось собственными руками творить беззаконие в таких масштабах.
        О  том, как договорились  заговорщики, мнения современников расходятся. Согласно одной версии, Н. И. Панин был вынужден  уступить  давлению Орловых  и  их сторонников, получив, заверения Екатерины II, что    после совершеннолетия  Павла  она возьмет  сына  в соправители.  Согласно  другой версии, Никиту Ивановича просто обманули. В последний момент Алексей Орлов и Екатерина договорились, что она будет провозглашена не императрицей-регентшей, как  было задумано,  а  самодержицей,  с оговоркой о соправлении Павла после его совершеннолетия. Первая версия кажется убедительнее. Иначе трудно объяснить те доверительные, пожалуй, даже дру- жеские  отношения,  которые установились между  Паниным и  Екатериной II в последующие годы.
       Как известно, в Манифесте от 6 июля 1762 года, оправдывавшем переворот 28 июня, ни слова не было сказано об изданных при Петре Федоровиче четырех важных указах в области внутренней политики. Разумеется, Екатерине было выгодно показать их несостоятельность, предложив обществу что-то свое. Но объективные обстоятельства на этот раз перевесили жажду отмщения, и императрица подтвердила указы о запрете покупать крестьян к мануфактурам и об упразднении Тайной розыскных дел канцелярии.
       Сложнее было с Манифестом о вольности дворянской. Молчание императрицы о его судьбе ставило дворянство в тупик, а порой вызывало недовольство в его среде. Екатерина II сохраняла невозмутимость до 11 фев-раля 1763 года, когда появился указ об учреждении комиссии о дворянстве. В нее вошли Н. И. Панин, А. П. Бестужев-Рюмин, М. Л. Воронцов, К. Г. Ра-зумовский, Я. П. Шаховский, З. Г. Чернышев и М. Н. Волконский.
     Из  указа следовало, что в манифест Петра III следует внести такие коррективы, чтобы дворянство сочло их «из нашей руки новым залогом нашего монаршего к нему благоволения»2. То есть речь как будто шла о расширении дворянских привилегий.
     В марте 1763 года комиссия представила  Екатерине II доклад, в котором много говорилось о новых привилегиях и утверждалось, что дворяне не нуждаются в принуждении к службе. Реакция императрицы последовала лишь в октябре: доклад был отклонен с ехидными и язвительными замечаниями Екатерины на его полях и похоронен в ее бумагах до 1785 года.
       Став самодержицей, Екатерина II намеревалась в первую очередь заняться деятельностью законодательной. Русский народ – это «превосходная
почва, на которой хорошее семя быстро возрастает»3. Ее надо только хорошенько вспахать реформами, а потом засеять идеями западноевропейского просвещения. Практическая подготовка программы реформ была поручена «наиболее умелому, образованному и деятельному» из всех придворных вельмож, сиречь Панину»4, которого по уму можно поставить рядом с самой Екатериной или, позднее, со Сперанским.
       Панин подал императрице обстоятельно мотивированный проект учреждения Императорского совета (1762); доказывая с едкой иронией несовершенства прежнего управления («в производстве дел всегда действовала более сила персон, чем власть мест государственных»5), допускавшего широкое влияние фаворитизма на дела, Н. Панин настаивал на учреждении «верховного места», Совета из немногих лиц  с законодательным характером деятельности; все бумаги, которые требуют подписи государя, должны были проходить через этот Совет. Согласно проекту, Сенату представлялось право «иметь свобод-ность представлять на Высочайшие повеления, если они... могут утеснить законы или благосостояние народа»6.
       Это законодательное «верховное место», стоя у власти в качестве её ближайшего помощника, одно было бы в состоянии, по словам Н. Панина, «оградить самодержавную власть от скрытых иногда похитителей оныя»7, т.е. временщиков.
       Совет при императрице, в то же время, был бы лучшим средством против беспорядка и произвола в управлении. Так Н. И. Панин отвечал на заявленное Екатериной II намерение внести в управление законность и порядок. Но он предлагал старое средство: в России существовали «верховные места» (Верховный тайный совет и Кабинет), которые, однако, не предохраняли от фаворитов и не охраняли законности. С другой стороны, «верховное место»,
усвоив  законодательную функцию, стесняло бы верховную власть, для защиты которой предназначал его Н. И. Панин.
       Современники заметили недостатки и даже неискренность проекта Па- нина. Когда Екатерина II, подписав было поданный  ей проект, стала затем колебаться и собрала мнения государственных деятелей о проекте, то не увидела большого сочувствия к нему. Ей даже высказали, что Н. Панин «тонким образом склоняется более к аристократическому правлению;  обязательный и государственным законом установленный императорский совет и влиятельные его члены могут с течением времени подняться до значения соправителей»8.
       Таким образом, Екатерине II указали, что крупная административная реформа, на которую она было согласилась, может превратить Россию из самодержавной монархии в монархию, управляемую олигархическим советом  чиновной аристократии. Понятно, что Екатерина II не могла утвердить такого проекта, и Н. И. Панин, думавший пересадить в Россию знакомые ему формы шведского управления, потерпел неудачу.
        Затем Н. И. Панин надеялся заняться мерами по развитию отечествен- ной промышленности и коммерции. Необходимо было ликвидировать бессмыс- ленные запреты, мешавшие купечеству, заинтересовать в предпринимательской деятельности дворянство. Наконец, следовало начать ограничение крепостного права: установить предельные размеры барщины и оброка, ужесточить наказания помещикам, злоупотребляющим своей властью, запретить продажу крестьян поодиночке.
       В 1769 году Н. И. Панин нашел себе нового сотрудника. Это был молодой человек доброго нрава, образованный (обучался в Московском университете), исполнительный и к тому же автор комедии, приводившей в восторг весь Петербург. Со временем Фонвизин стал ближайшим помощником и доверенным лицом Н. И. Панина, причем не только по должности.
     Денис Иванович вполне разделял политические взгляды своего начальника, близко к сердцу принимал его удачи и  огорчения и, когда фортуна изменила Н. И. Панину, сохранял верность графу до самой его смерти.
     Очевидно, тогда же Н. И. Панин и Д. Фонвизин начали работу над каким-то новым документом, который лег бы в основу конституции, ограничивающей власть будущего монарха. Фонвизин-племянник пишет о дяде: "редактор конституционного акта". "Друг свободы", назовет его Пушкин. Вяземский вспоминал: "Рассказывают, что Д. И. Фонвизин по заказу графа Панина написал одно политическое сочинение для прочтения наследнику. Оно дошло до сведения императрицы, которая осталась им недовольна и сказала однажды, шутя, в кругу приближенных своих: "Худо мне жить приходится: уже и господин Фонвизин учит меня царствовать..." 9
     Обратимся к запискам Фонвизина-декабриста: хотя он родился в 1788 г., после описываемых событий, но запомнил рассказы старшей родни; впрочем, некоторых тонкостей уж не мог знать или помнить и, вероятно, невольно соединил воедино разные проекты своего дяди и Н. Панина: "Граф Никита Иванович Панин предлагал основать политическую свободу сначала для одного дворянства, в учреждении Верховного Совета, которого часть несменяемых членов назначались бы из избранных дворянством из своего сословия лиц. Синод также бы входил в состав общего собрания Сената. Под ним (то есть под Верховным сенатом) в иерархической постепенности были бы дворянские собрания, губернские или областные и уездные, которым предоставлялось право совещаться в общественных интересах и местных нуждах, представлять об них Сенату и предлагать ему новые законы.
     Выбор как сенаторов, так и всех чиновников местных администраций производился бы в этих же собраниях. Сенат был бы облечен полною законо- дательною властью, а императорам оставалась бы власть исполнительная, с
правом  утверждать обсужденные и принятые Сенатом законы и обнародовать их. В конституции упоминалось и  о необходимости постепенного освобождения крепостных крестьян и дворовых людей. Проект был написан Д. И. Фонвизиным под руководством графа Панина. Введение или предисловие к этому акту, сколько припомню, начиналось так: "Верховная  власть вверяется государю для единого  блага его подданных. Сию истину тираны знают, а добрые государи чувствуют... За этим следовала политическая картина  России и исчисление всех зол, которые  она терпит от самодержавия"10.
     Сопоставим  с рассказом М. Фонвизина первый сохранившийся панинский проект 1762 года и сразу увидим большие отличия, поймем, что декабрист говорит совсем о другом документе. Нескольких важных сюжетов, разбираемых М. Фонвизиным, у Н. И. Панина просто нет: о том, что часть членов Верховного совета назначается от короны, а часть избирается дворянством; дворянский Сенат, играющий роль парламента, а под ним губернские и уездные дворянские собрания, имеющие право "совещаться в общественных интересах и местных нуждах"11, о постепенном освобождении крестьян и дворовых. Если верить Фонвизину-декабристу, именно тогда в тайных проектах 1770-х годов были произнесены слова "освобождение крестьян". Мечты XVIII столетия, и какие!
     До  воцарения Павла оставалось всего 4 года, когда не стало и Дениса Фонвизина. Он успел распорядиться  насчет бумаг, и о дальнейшей их судьбе снова рассказывают воспоминания Фонвизина-декабриста: "Список с конституционного акта хранился у родного брата его редактора, Павла Ивановича Фонвизина. Когда в первую французскую революцию известный масон и содержатель типографии Новиков и московские масонские ложи были подозреваемы в революционных замыслах, генерал-губернатор, князь Прозоровский, преследуя масонов, считал сообщниками или единомышленниками их всех, служивших в то время в Московском универси-
тете, а  П. И. Фонвизин был тогда его директором. Пред самым прибытием полиции  для взятия его бумаг ему удалось  истребить конституционный акт, который брат его ему вверил. Но третий брат, Александр Иванович, случившийся  в то время у него, успел спасти Введение"12.
     Вот как погибла конституция Фонвизина-Панина, но было спасено замечательное Введение к ней. Правда, несколько странно, что копия с конституционного акта не нашлась пока в громадном архиве Паниных, в то время как экземпляр Введения, несомненно, был передан Д. Фонвизиным наследникам графа Никиты Ивановича.
          Таким образом, среди знаменитых людей, прославивших «век Екатери- ны», одно из первых мест, безусловно, принадлежит Никите Панину - человеку, «выдавшемуся своими способностями и образованностью»13
     Следует заметить, что Н. Панин стремился утвердить в России конституционные принципы шведского типа, ограничить произвол самодержавной власти и после восшествия на престол Екатерины II представил проект Императорского совета и реформы Сената. Известно также, что он придерживался мнения о необходимости после переворота 1762 ограничиться регентством Екатерины II.
     Надо  сказать, что из панинской программы  реформ осуществлено было лишь немногое. Екатерина разделила Сенат на департаменты. Императорский совет, сначала отвергнутый ею, позднее  все же был создан, правда, с иным статусом, нежели предлагал Панин. Были приняты некоторые частные меры по развитию торговли.  
 
 

Глава 2. Н. И. Панин: опыт работы в дипломатическом ведомстве 
 

     В момент вступления на престол Екатерины II русской дипломатии предстояло в  первую очередь принять меры к  восстановлению международного престижа России, расшатанного во время правления  Петра III выходом из Семилетней войны  и резким переходом от союза с  Францией и Австрией к союзу с  Пруссией.
          Центральными задачами внешней политики страны в царствование Екатерины были: обеспечение выхода к Черному морю; воссоединение с Россией находившихся под властью Польши украинских и белорусских земель; укрепление позиций в Прибалтике. Препятствовали решению этих задач в первую очередь Франция, которую теперь поддерживала Австрия, а затем еще Турция и Польша.
       В октябре 1763 года умер польский король. Возникла важная сточки зрения интересов России проблема – кто станет его преемником. На время польские дела вышли на первый план. А поскольку Н. Панин «курировал» их и прежде, Екатерина решила целиком сосредоточить внешнюю политику в его руках и назначила старшим членом Коллегии иностранных  дел.
       Поначалу и Екатерина II, и Н. И. Панин смотрели на это назначение как на временное - покуда не минуют чрезвычайные обстоятельства и не сыщется достойная замена. Никита Иванович, даже после назначения в Коллегию, еще долго продолжал заниматься внутриполитическими делами, например, помогал императрице организовывать комиссию для рассмотрения коммерции. Но вопреки желанию возврат к дипломатической деятельности затянулся на многие годы.
       Надо сказать, что не будучи официально назначен канцлером, он, по существу, в течение почти двадцати лет руководил всей внешней политикой России. Н. И. Панин был дипломатом нового склада, не похожим на Бестужева-Рюмина. Он не обладал таким завидным трудолюбием, как тот, но был менее циничен в достижении политических целей, зато как мыслитель задумывал широкие, смелые и сложные планы, хотя и не любил изучать их подробности и условия исполнения. Это был в какой-то степени дипломат-мечтатель, белоручка и жизнелюб, по отзывам современников, а Екатерина и вовсе жаловалась после его смерти, что достаточно помучилась с ним, как с лентяем, и была часто недовольна его медлительностью.
       Но тот же Н. И. Панин явился  создателем и проводником небывалых  в Европе международных проектов, содействовавших российскому державному  величеству. Английский  посланник  отмечал, что Н. И. Панин «не  преследовал других целей, кроме  тех, какие соответствуют пользе  и чести государыни и укреплению  в России правительства»14. Никита Иванович в этом смысле выполнял наказ Екатерины, которая уже в первые годы своего правления заявляла: «Время всем покажет, что мы ни за кем хвостом не тащимся»15. И он вторил ей: «Мы систему зависимости нашей от них (имея в виду Францию и Австрию) переменим»16. С этой целью он разработал идею Северного союза.
       Взяв в свои руки внешнюю политику, Никита Иванович быстро стал ее не только формальным, но и фактическим руководителем. Дипломатия во все времена почиталась делом первостепенной важности для государства, поэтому монархи всегда стремились по мере сил и способностей лично заниматься иностранными делами. Екатерина II, разумеется, не была исключением. Она регулярно читала дипломатическую переписку, часто беседовала с иностранными послами и находила время для того, чтобы вникать даже в сравнительно мелкие вопросы. Своих дипломатов императрица, тщательно контролировала, но не более того.
     Следует отметить, что разработка внешней политики – изучение положе- ния, обдумывание дальнейших шагов, подготовка детальных инструкций, для русских представителей за границей – все это находилось в руках Н. И. Панина.
     В основу панинской внешней политики легла идея Северной системы. Суть ее вкратце заключалась в следующем. Иностранная политика - это средство для обеспечения благоприятных условий для внутреннего развития страны. В России накопилось множество проблем, требующих безотлагательного решения. Следовательно, необходимо проводить оборонительный внешнеполитический курс, избегать войн, а также, по возможности, не брать на себя лишних обязательств и не вмешиваться в споры между другими государствами, полагал Н. И. Панин. 
       Главным внешнеполитическим противником России была Франция. Факт становления на востоке Европы обширной и могущественной державы вызывал в Версале самые мрачные опасения, поэтому французские политики считали своим долгом повсеместно противодействовать Петербургу. Однако непосредственных столкновений с Россией в Версале предпочитали избегать, поэтому противоборство двух держав происходило в основном в третьих странах, прежде всего Швеции, Польше и Турции.
       В Стокгольме французам удалось достаточно прочно, утвердить свое влияние, и они занимались тем, что подбивали шведских феодалов кровью смыть обиды, понесенные «национальным героем» Карлом XII. Польша, в особенности учитывая ее хаотичное государственное устройство и слабость королевской власти, сама по себе угрозы для России не представляла. Однако и здесь активно действовали французские агенты.
       Наконец, на юге России противостоял старинный и все еще сильный противник - Турция. Османская империя отрезала Россию от Черного моря, еще в древности называвшегося Русским. Из-за Турции Россия должна была терпеть соседство крымского ханства. Крымцы совершали кровавые набеги на южнорусские города, выжигали целые села, уничтожали посевы и скот, уводили тысячи пленников. При помощи крымцев Порта вызывала волнения среди мусульманских народов, живших на территории Российской империи. Причем за каждой вспышкой воинственности в Константинополе, как правило,
стояли  французские агенты. Рано или поздно с Турцией предстояло вступить в открытую борьбу.
       Оценивая эту ситуацию, Н. И. Панин рассуждал следующим образом. Главная задача русской дипломатии на ближайшие годы - это поддержание «дружбы и доброго согласия» с соседями. Чтобы сохранить мир на севере Европы, вблизи русских границ, необходимо обеспечить на континенте равновесие сил. Для этого коалиции Франции, Австрии и Испании надо противопоставить союз северных держав: России, Пруссии, Англии, Дании, Швеции и Польши. Такой союз вовсе необязательно оформлять каким-либо особым актом о его создании. Он должен быть не формальным, а фактическим, поэтому достаточно просто связать его участников системой взаимодополняющих соглашений.
       Для России Северный союз ценен не сам по себе, а как средство достижения ее внешнеполитических целей. Поэтому России следует занять в союзе главенствующее положение, быть в состоянии извлекать из него выгоду, сведя к минимуму собственные обязательства. В частности, союз должен помочь русской дипломатии решить ее непосредственные задачи в Польше, Швеции и Турции. Пользуясь словами самого Н. И. Панина, необходимо было «вывести Россию из постоянной зависимости и поставить ее способом общего Северного союза на такой степени, чтоб она как в общих делах знатную часть руководства иметь, так особливо на севере тишину и покой ненарушимо сохранять могла»17.
       В идеале Северный союз должен был выглядеть приблизительно так. Пруссия берёт на себя обязательство помогать России в польских и турецких делах в обмен на помощь против Австрии. Англия обязуется содействовать русской дипломатии в Швеции и Турции, получая за это помощь в случае столкновения с Францией или Испанией. С Данией можно было договориться на основе взаимных уступок.
       В обмен на помощь в шведских делах датчане получили бы выгодное им решение голштинского вопроса. Дания как участник Северного союза была ценна и сама по себе, поскольку в ее руках находились проливы (ключ к Балтийскому морю). Польшу можно было привлечь в союз после того, как в этой стране укрепится прорусская партия. В этом случае Польша была бы полезна России как союзница на случай столкновения с Турцией или Австрией. Наконец, от Швеции требовалось только чтобы стокгольмские политики, неусыпно опекаемые своими северными союзниками, отказались от своих великодержавных поползновений.
       Представление о том, что может дать Северный союз, сложилось не сразу. Кроме того, в Петербурге хорошо понимали, что в полной мере осуществить желаемое вряд ли возможно. И все же идея Северного союза имела важное и бесспорное достоинство. Благодаря ей внешняя политика России приобретала последовательность, были ясно видны задачи и средства их достижения, а действия, предпринимаемые в отдельных странах, увязывались в единое целое, в систему.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.