На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Социология М.Вебера

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 06.09.2012. Сдан: 2012. Страниц: 10. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Тема  № 7. Социология М.Вебера. 
 

Введение………………………………………………………………………..1
1. Теория  «социального действия»…………………………………………..2
2. Тенденция  «рационализации» и феномен бюрократии…………………7
3. Типы  господства…………………………………………………………..12
4. Социология  религии……………………………………………………...19
Заключение…………………………………………………………………...24
Список  литературы…………………………………………………………..25 
 
 

Введение.  

Макс  Вебер родился 21 апреля 1864 года в  городе Эрфурт, в Германии. 
В 1882 году окончил классическую гимназию в Берлине и поступил в 
Гейдельбергский университет. В 1889 защитил диссертацию. Работал 
профессором в университетах Берлина, Фрейбурга, Гейдельберга, Мюнхена. 
Вебер был крупнейшим специалистом в области политической экономии, 
права, социологии, философии. Он выступал как историк хозяйства, 
политических институтов и политических теорий, религии и науки. 
Научная продукция Вебера огромна по охвату и спорна по содержанию и 
интерпретации. Первые работы М. Вебера – «К истории торговых обществ в 
средние века» (1889), «Римская аграрная история и ее значение для 
государственного и частного права» (1891) – сразу поставили его в ряд 
видных ученых. В них он анализировал связь государственно-правовых 
образований с экономической структурой общества. В 1904 г. Вебер становится редактором немецкого социологического журнала «Архив социальной науки и социальной политики». Здесь выходят его наиболее важные произведения, в том числе и программное исследование 
«Протестантская этика и дух капитализма» (1905). Этим исследованием 
начинается серия публикаций Вебера по социологии религии, которой он 
занимался вплоть до своей смерти.

Одновременно  он занимался проблемами логики и  методологии 
социальных наук. С 1916 по 1919 годы он печатал одну из своих основных 
работ – «Хозяйственная этика мировых религий». Из последних выступлений 
Вебера следует отметить доклады «Политика как профессия» (1919) и «Наука как профессия».

Умер  М.Вебер в 1920 г. Посмертно был издан  его фундаментальный труд 
«Хозяйство и общество» (1921), где подводились итоги его социологических 
исследований.  
 

1. Теория  «социального действия» 

Макс  Вебер  -  основоположник  «понимающей»  социологии  и   теории социального  действия, применивший ее принципы  к  экономической  истории,  к  исследованию политической власти, религии, права. Главной идеей  веберовской социологии  является  обоснование  возможности  рационального  максимального поведения, проявляющегося во всех сферах человеческих  взаимоотношений.  Эта мысль Вебера нашла свое  дальнейшее  развитие  в  различных  социологических школах Запада, что вылилось в своеобразный «веберовский ренессанс».
       Методологические принципы веберовской   социологии  тесно  связаны   с
другими теоретическими системами, характерными для  обществознания  прошлого века – позитивизмом Конта и Дюркгейма, социологией марксизма.
       Особо отмечается  влияние   баденской  школы  неокантианства,  прежде
всего воззрений одного из ее основоположников Г. Риккерта, согласно  которым взаимосвязь  бытия и сознания  строится  на  основе  определенного  отношения  субъекта к  ценности.  Как  и  Риккерт,  Вебер  разграничивает  отношение  к ценности и оценку, из чего  следует,  что  наука  должна  быть  свободна  от оценочных суждений субъективного толка.  Но  это  не  означает,  что  ученый должен  отказаться  от  собственных  пристрастий;  просто  они   не   должны вторгаться в научные разработки. В  отличие  от  Риккерта,  рассматривающего ценности и их  иерархию  как  нечто  надысторическое,  Вебер  полагает,  что ценность детерминирована характером исторической эпохи,  определяющей  общую линию  прогресса  человеческой  цивилизации.  Иными  словами,  ценности,  по Веберу, выражают общие установки своего времени и,  стало  быть,  историчны, относительны. Они в концепции Вебера своеобразно преломляются  в  категориях идеального  типа,   которые   составляют   квинтэссенцию   его   методологии социальных  наук   и   используются   как   инструмент   понимания   явлений человеческого общества, поведения его членов. Идеальный тип – это «интерес эпохи»,  выраженный  в виде  теоретической  конструкции.   Таким   образом, идеальный тип не извлекается из эмпирической  реальности,  а  конструируется как  теоретическая  схема.  В  этом  смысле  Вебер  называет  идеальный  тип «утопией». Чем резче и однозначные сконструированы идеальные типы, чем они, следовательно, в этом смысле более чужды миру, тем лучше они выполняют своё назначение  – как в терминологическом и классификационном,  так   и   в эвристическом отношении.
       Итак, по Веберу, социолог «должен  соотнести анализируемый материал с
экономическими, эстетическими, моральными ценностям,  исходя  из  того,  что служило  ценностями для людей, являющихся  объектом  исследования».  Чтобы  уяснить  действительные  причинные  связи  явлений   в   обществе   и   дать осмысленное толкование человеческому поведению,  необходимо  сконструировать недействительное  –  извлекаемые  из  эмпирической  реальности  идеально   – типические конструкции, которые  выражают  то,  что  характерно  для  многих общественных явлений. При этом Вебер рассматривает идеальный тип не  как цель  познания,  а как средство,  позволяющее раскрыть   «общие   правила событий».
       Согласно  Веберу,  идеальный   тип  как   методологическое   средство
позволяет:
. во-первых, сконструировать явление или  человеческое действие, как если бы    оно имело место в идеальных условиях;
. во-вторых, рассмотреть это явление или  действие независимо  от  локальных    условий.
       Предполагается, что если будут  выполнены  идеальные  условия,  то  в
любой стране действие  будет  совершаться  именно  таким  образом.  То  есть мыслительное  образование  нереального,  идеально  –  типического  –  прием, позволяющий понять, как действительно протекало  то  или  иное  историческое событие.  Идеальный  тип,  по  Веберу,  позволяет   трактовать   историю   и социологию как два направления  научного  интереса,  а  не  как  две  разные дисциплины. Это оригинальная точка зрения,  исходя  из  которой,  по  мнению ученого, чтобы  выявить  историческую  причинность,  необходимо  для  начала выстроить идеально – типическую конструкцию исторического события,  а  затем сопоставить нереальный, мысленный  ход  событий  с  их  реальным  развитием.
Через конструирование идеально – типического  исследователь  перестает  быть простым  статистом  исторических  фактов  и  обретает  возможность   понять, насколько сильным было влияние обстоятельств  общего  порядка,  какова  роль воздействия случайности или личности в данный момент истории.
       Чтобы показать, как применяется  понятие идеального  типа  у  Вебера,
необходимо  проанализировать это понятие  с  содержательной точки зрения.  Для этого необходимо ввести ещё одну категорию  социологии  Вебера  –  категорию понимания. Необходимость понимания предмета  своего  исследования,  согласно Веберу, отличает социологию от естественных наук.
       Социология, по Веберу,  является  «понимающей»,  поскольку  «изучает
поведение личности, вкладывающей в  свои  действия  определенный  смысл».
«Действие человека  обретает  характер  социального  действия,  если  в  нём
присутствуют  два момента: субъективная мотивация  индивида  и  ориентация  на другого (других)». Понимающие  мотивации,  «субъективно  подразумеваемого смысла» и отнесение его к  поведению  других  людей  –  необходимые  моменты собственно  социологического  исследования,  отмечает  Вебер,  приводя   для иллюстрации своих соображений пример человека, рубящего  дрова.  Так,  можно рассматривать рубку дров лишь как физический факт – наблюдатель понимает  не рубщика,  а  то,  что  дрова  рубятся.  Можно  рассматривать   рубщика   как обладающее сознанием живое существо, интерпретируя его движения. Возможен  и такой вариант, когда центром внимания  становится  субъективно  переживаемый индивидом смысл действия, т.е. задаются вопросы: «Действует ли этот  человек согласно разработанному плану? Каков этот план? Каковы его мотивы?  В  каком контексте значений воспринимаются эти действия им самим?»  Именно  этот  тип «понимания», основанный на  постулате  существования  индивида  совместно  с другими индивидами в системе конкретных координат ценностей, служит  основой реальных социальных взаимодействий в жизненном мире.
       С принципом «понимания» связана  одна из центральных методологических категорий веберовской социологии – категория социального действия. Судить  о том, насколько она важна  для  Вебера  можно  по  тому,  что  он  определяет социологию как науку, «изучающую социальное действие».
       Вот как Вебер определяет социальное  действие. «Действием» следует   …
называть  человеческое  поведение  (безразлично,  внешнее   или   внутреннее деяние, недеяние и или претерпевание),  если  и  поскольку  действующий  или действующие связывают с ним некоторый субъективный  смысл.  «Но  «социальным действием»   следует   называть   такое,   которое   по    своему    смыслу, подразумеваемому действующим или действующими, отнесено к  поведению  других и этим ориентировано  в  своём  протекании».  Исходя  из  этого,  «нельзя считать действие социальным, если оно является чисто  подражательным,  когда индивид действует, как атом толпы, или когда он  ориентируется  на  какое  – либо природное явление»  (не  является,  например,  действие  социальным,  когда множество людей раскрывают зонты во время дождя).
       И ещё  одно  важное  замечание,  которое  делает  Вебер:  употребляя
понятие «государство», «сообщество», «семья»  и т.д.,  нельзя  забывать,  что
эти институты  не являются реально субъектами социального  действия.  Поэтому нельзя понять «действие» народа или государства, хотя  вполне  можно  понять действие их  составляющих  индивидов.  «Такие  понятия,  как  «государство», «сообщество», «феодализм» и т.п., - пишет он, - в социологическом  понимании означают… категории определенных  видов  совместной  деятельности  людей,  и задача  социологии  заключается  в  том,  чтобы  свести  их  к   «понятному» поведению… участвующих в этой деятельности отдельных людей».
       Таким образом, социальное  действие,  по  Веберу,  предполагает  два
момента: субъективную мотивацию индивида  или  группы,  без  которой  вообще нельзя говорить о действии, и ориентацию на другого (других), которую  Вебер называет ещё и «ожиданием» и без которой действие не  может  рассматриваться как социальное.
       Категория социального  действия,  требующая  исходить  из  понимания
мотивов  отдельного  индивида,  есть   тот   решающий   пункт,   в   котором
социологический подход Вебера отличается от социологии Э.  Дюркгейма.  Вводя понятие   социального  действия,  Вебер  по  существу  даёт  свою  трактовку социального  факта,  полемически  направленную  против  той,  которая   была предложена Дюркгеймом. В противоположность Дюркгейму Вебер считает,  что  ни общество в целом, ни те  или  иные  формы  коллективности  не  должны,  если подходить к вопросу строго  научно,  рассматриваться  в  качестве  субъектов действия:  таковыми  могут  быть  только  отдельные  индивиды.   Коллективы, согласно  Веберу,  социология  может  рассматривать   как   производные   от составляющих  их  индивидов;  они  представляют  собой  не   самостоятельные реальности,  как  у  Дюркгейма,  а,  скорее,  способы  организации  действий отдельных индивидов. Нельзя  не  отметить,  что  в  своём  «методологическом индивидуализме» Веберу трудно быть последовательным; у  него  возникает  ряд затруднений, когда он пытается  применить  категорию  социального  действия, особенно при анализе традиционного общества.
       Итак, понимание мотивации, «субъективно  подразумеваемого  смысла»  -
необходимый  момент   социологического   исследования.   Что   же,   однако,
представляет собой «понимание», коль скоро Вебер не отождествляет его с  той трактовкой понимания, какую предлагает психология?
       Психологическое понимание  чужих   душевных  состояний  является,  по
Веберу, лишь подсобным, а не главным средством  для историка и  социолога.  К нему  можно  прибегать  лишь  в  том  случае,  если   действие,   подлежащее объяснению,  не  может  быть  понято  по   его   смыслу.   «При   объяснении иррациональных  моментов  действия  понимающая  психология,   действительно, может оказать, несомненно, важную услугу. Но это, - подчёркивает он, -  ничего не меняет в методологических принципах».
       Каковы же эти методологические  принципы?  «Непосредственно  наиболее понятным по своей смысловой  структуре  является  действие,  ориентированное субъективно  строго  рационально  в  соответствии  со  средствами,   которые считаются  однозначно  адекватными  для  достижения   однозначных   и   ясно осознаваемых целей».
       По мнению  Вебера  социология  должна  ориентироваться  на  действие индивида  или  группы  индивидов.  При  этом  наиболее  «понятным»  является действие осмысленное, т.е. направленное к достижению ясно сознаваемой  самим действующим  индивидом  целей  и  использующее  для  достижения  этих  целей средства, признаваемые за адекватные самим действующим  индивидом.  Сознание действующего индивида оказывается,  таким  образом,  необходимым  для  того, чтобы  изучаемое  действие  выступало  в  качестве  социальной   реальности. Описанный  тип  действия  Вебер  называет  целерациональным.  Для  понимания целерационального действия, согласно  Веберу,  нет  надобности  прибегать  к психологии.
       Целерациональное действие –  это идеальный  случай.  Всего   же  Вебер
выделяет  четыре  вида  деятельности,  ориентируясь  на  возможное  реальное поведение   людей   в   жизни:   целерациональное,   ценностно-рациональное, аффектное и традиционное. Обратимся к самому  Веберу:  cоциальное  действие, подобно всякому действию, может быть определено:
1)  целерационально,  то  есть  через   ожидание   определенного   поведения
   предметов внешнего мира и  других людей и при использовании  этого ожидания как «условий» или как «средства»  для рационально   направленных   и    регулируемых целей (критерием рациональности является успех);
2) ценностно  –  рационально,  то  есть  в  сознательную  веру  в   этическую,    эстетическую, религиозную или какую – либо иначе понимаемую  безусловную собственную  ценность  (самоценность)  определенного  поведения,  взятого    просто как таковое и независимо от успеха;
3) аффективно, особенно эмоционально – через  актуальные аффекты и чувства;
4) традиционно,  то есть через привычку
       Строго говоря, лишь первые два  типа действия полностью  относятся   к
социальным, ибо имеют дело с осознанным смыслом. Так, говоря о ранних  типах общества,  социолог  отмечает,  что  в  них   преобладали   традиционные   и аффективные действия, а в  индустриальном  обществе  –  целе-  и  ценностно-рациональные с тенденцией доминирования первого. 
 

2. Тенденция  «рационализации» и феномен бюрократии. 

       Понятие  «рационализация»   являлось   основным   понятием   анализа
современного  капитализма, предложенного Максом Вебером, обозначая  множество взаимосвязанных  процессов,  в  ходе  которых  каждый  аспект  человеческого действия становится предметом расчёта, измерения и контроля.
       Согласно Веберу, рационализация  предполагает следующее: 
1) в  области экономической организации -  организацию производства на  основе  бюрократии и калькуляцию прибыли посредством  систематических  бухгалтерских  процедур;
2) в  религии –  развитие  теологии  интеллектуальной  стратой,  исчезновение
магии и замену  роли  религиозных  таинств  личной  ответственностью;
3)  в области  права  –  вытеснение  практики  выработки  законов   на   основании произвольного прецедентного права практикой дедуктивного правового  мышления на  основании  универсальных  законов;
4)  в   политике  –  уход  в  прошлое традиционных  норм  легитимности   и   замену   харизматического   лидерства партийной машиной;
5) в  области морали –  больший   акцент  на  дисциплине  и воспитании;
6) в  науке  –  снижение  роли  индивидуального  новаторства   при развитии практики коллективных исследований, координируемых экспериментов  и
при определении  политики в области науки государством; 
7)  в   обществе  в целом   –   распространение   бюрократии, государственного   контроля    и администрирования.
Таким образом,  понятие  рационализации  являлось  частью веберовской концепции капиталистического  общества как «железной клетки», внутри  которой  индивид,  лишённый  религиозного  смысла   и   нравственных ценностей,  во  всё  большей  степени   подчиняется   надзору   со   стороны правительства   и  бюрократической  регуляции.  Подобно  понятию  отчуждения Карла Маркса  рационализация  предполагает  отделение  индивида  от  общины, семьи и церкви и  его  подчинение  правовой,  политической  и  экономической регуляции на производстве, в образовании и в жизни государства.
       Вебер не случайно расположил  четыре описанных  им  типа  социального
действия  в порядке возрастания рациональности;  такой  порядок  является  не просто методологическим приемом, удобным для объяснения: Вебер убежден,  что рационализация социального действия –  это  тенденция  самого  исторического процесса. И хотя этот процесс  протекает  не  без  «помех»  и  «отклонений», европейская история последних столетий и «вовлечение» других,  неевропейских цивилизаций на путь индустриализации, проложенный Западом,  свидетельствуют, по Веберу, что рационализация есть всемирно-исторический процесс. «Одной  из существенных компонент «рационализации» действия является замена  внутренней приверженности привычным нравам  и  обычаям  планомерным  приспособлением  к соображениям  интереса.  Конечно,  этот  процесс  не   исчерпывает   понятия «рационализация» действия, так как последняя может  протекать,  кроме  того, позитивно  –  в  направлении  сознательной  ценностной  рационализации  –  и негативно – не только  за  счет  разрушения  нравов,  но  также  и  за  счет вытеснения аффективного действия и, наконец,  за  счет  вытеснения  также  и ценностно-рационального поведения  в  пользу  чисто  целерационального,  при котором уже не верят в ценности».
       Возрастание роли целерационального  действия с точки зрения структуры
общества  в целом означает, что рационализируется  способ  ведения  хозяйства, рационализируется управление – как в области  экономики,  так  и  в  области политики,   науки,   культуры   –   во   всех   сферах   социальной   жизни; рационализируется образ мышления людей, так же как и способ, их  чувствования и образ жизни в целом. Все это сопровождается возрастанием  социальной  роли науки, представляющей собой, по Веберу, наиболее чистое воплощение  принципа рациональности. Наука проникает, прежде всего, в производство,  а затем и в управление,  наконец,  также  и  в  быт  –  в  этом  Вебер  видит  одно   из свидетельств универсальной рационализации современного общества.
       Макс Вебер считал, что «рационализация  представляет собой  результат
соединения  целого ряда  исторических  фактов,  предопределивших  направление развития  Европы  за  последние  300-400  лет».  Он   не   рассматривает констелляцию этих факторов как нечто заранее предопределенное – скорее,  это своего рода историческая случайность, а поэтому рационализация, с его  точки зрения, есть не столько необходимость исторического  развития,  сколько  его судьба. Случилось так, что в определенный временной период и в  определенном районе мира встретились несколько  феноменов,  несших  в  себе  рациональное начало: античная наука (особенно математика),  рациональное  римское  право, рациональный  способ  ведения  хозяйства,  возникший   благодаря   отделению рабочей  силы  от   средств   производства.   Согласно   Веберу,   фактором, позволившим  синтезировать  все  эти   элементы,   оказался   протестантизм, создавший  мировоззренческие  предпосылки  для  осуществления  рационального способа  ведения  хозяйства  (прежде  всего  для   внедрения   в   экономику достижений   науки    и    превращения    последней    в    непосредственную производительную  силу),  поскольку   экономический   успех   был   возведен протестантской этикой в религиозное призвание.
       В результате в Европе возник  новый, никогда не существовавший прежде
и потому не имеющий аналогий в истории  тип  общества,  который  современные социологи называют индустриальным. Все прежде существовавшие типы обществ  в отличие от современного  Вебер  называет  традиционными.  Важнейший  признак традиционных  обществ  –  это  отсутствие  в   них   господства   формально- рационального  начала.  Формальная  рациональность  –   это   прежде   всего калькулируемость,   формально-рациональное   –   это   то,   что   поддается количественному  учету,  что  без   остатка   исчерпывается   количественной характеристикой. «Формальная  рациональность  хозяйства  определяется  мерой технически для него возможного  и  действительно  применяемого  им  расчета.
Напротив, материальная  рациональность  характеризуется  степенью,  в  какой снабжение определенной группы людей жизненными благами осуществляется  путем экономически  ориентированного   социального   действия   с   точки   зрения определенных…  ценностных  постулатов…».  Другими словами,   экономика, которая руководствуется  определенными  критериями,  лежащими  за  пределами того, что можно рационально подсчитать и  что  Вебер  называет  «ценностными постулатами», т.е. экономика, служащая  целям,  не  ею  самой  определенным, характеризуется   как   «материально   определяемая».   Понятие   формальной рациональности – это идеальный тип и в эмпирической реальности она в  чистом виде  встречается  крайне  редко.  Однако  во  многих  своих  работах  Вебер показывает, что движение  в  направлении  формальной  рационализации  –  это движение самого исторического процесса. В прежних типах обществ  преобладала «материальная рациональность», в современном  –  формальная  рациональность, что соответствует преобладанию целерационального  типа  действия  над  всеми
остальными.
       В своем учении о формальной рациональности и об  отличии именно  в
этом  отношении современного типа общества от традиционных обществ  Вебер  не оригинален: то, что он обозначил как формальную рациональность, было в  свое время открыто Марксом и выступало у него в  качестве  понятия  «абстрактного труда». Правда, это понятие играет в структуре марксовой мысли другую  роль, нежели формальная рациональность у Вебера, но влияние  Маркса  на  Вебера  в этом в этом пункте не  подлежит  сомнению.  Этого  влияния,  впрочем,  Вебер никогда не отрицал. Более того, он относил Маркса к тем мыслителям,  которые наиболее сильно воздействовали на социально-историческую мысль XX в.
       Учение о формальной рациональности  – это, по  существу,  веберовская
теория  капитализма.  Необходимо  отметить  тесную  связь  между  веберовской метрологией, в частности теорией социального  действия  и  выделением  типов действия, с одной стороны, и его теорией генезиса капитализма  –  с  другой.
На самом  деле  Вебер  подчеркивал,  что при создании  идеально-типической конструкции  исследователь  руководствуется,  в  конечном  счете  «интересом эпохи», которая и задает  ему  «направленность   взгляда».  Эпоха  поставила перед Вебером в качестве центрального вопрос о том,  что  такое  современное капиталистическое  общество,  каково  его  происхождение  и  пути  развития, какова судьба индивида в этом обществе и как оно реализовало  или  реализует в будущем те идеалы, которые в XVII  и  XVIII  вв.  были  провозглашены  его идеологами   как   «идеалы   разума».   Характер    вопроса    предопределил методологический  инструментарий  Вебера.  Был   создан   тип   «социального действия», в частности целерационального действия, который  послужил  точкой отсчета для конструирования  других  типов  действия.  Характерно,  что  сам Вебер  считал  наиболее  чистым  эмпирическим   образцом   целерационального действия поведение индивида  в  сфере  экономической.  Не  случайно  примеры целерационального действия Вебер приводит, как правило, из этой  сферы:  это или обмен товаров, или конкурентная борьба на рынке,  или  биржевая  игра  и т.д. Соответственно, когда речь  заходит  о  традиционных  обществах,  Вебер отмечает, что целерациональный тип действия там встречается  преимущественно в сфере хозяйственной.
       Вопрос  о  судьбах  капитализма   обусловил,   таким   образом,   как
«методологический индивидуализм»  Вебера,  так  и  его  вполне  определенную социальную позицию. 

Теории  бюрократии  —  в  западной  социологии   концепции   “научного
управления” обществом, отражающие реальный процесс  бюрократизации  всех  его сфер в период перехода от свободного предпринимательства  к  государственно- монополистическому  капитализму.  Начиная  с  Макса   Вебера   исследователи бюрократии Мертон, Бендикс, Ф.  Селзник,  Гоулднер,  Крозье,  Липсет  и  др. главное  внимание  уделяли  анализу  функций  и  структуры   бюрократической организации,  стремясь  представить  процесс  бюрократизации  как   явление, характеризующееся    внутренне    присущей    капиталистическому    обществу “рациональностью”.  Теоретические истоки  современной   теории   бюрократии восходят к Сен-Симону, который первым обратил внимание на  роль  организации в развитии общества, считая, что в организациях будущего  власть  не должна
передаваться  по наследству,  она  будет  сосредоточиваться  в  руках  людей,
обладающих  специальными знаниями. Определённый  вклад  в  теорию  бюрократии внес Лонг. Однако систематическое развитие проблематика  бюрократия  впервые  получила у Вебера. В качестве основной черты бюрократии  как специфической формы организации современного  общества  Вебер выделяет  рациональность, считая    бюрократическую    рациональность    воплощением    рациональности капитализма вообще. С этим  он  связывает  решающую  роль,  которую должны играть в бюрократической организации технические специалисты,  пользующиеся
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.