На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Диплом Особенности эмоционально-негативных состояний у женщин в ранний послеродовой период с разным типом гестационной доминанты

Информация:

Тип работы: Диплом. Добавлен: 07.09.2012. Сдан: 2011. Страниц: 76. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 

СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ   3
ГЛАВА I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АНАЛИЗ ПРОБЛЕМЫ ОСОБЕННОСТЕЙ ЭМОЦИОНАЛЬНО-НЕГАТИВНЫХ СОСТОЯНИЙ У ЖЕНЩИН В РАННИЙ ПОСЛЕРОДОВОЙ ПЕРИОД С РАЗНЫМ типОМ гестационной доминанты 7
     1.1. Проблема эмоциональных состояний в психологии 7
     1.2. Особенности эмоциональных состояний у женщин в послеродовой период 21
     1.3. Психологические особенности женщин с разным типом гестационной доминанты 26
     ГЛАВА II. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ ЭМОЦИОНАЛЬНО-НЕГАТИВНЫХ СОСТОЯНИЙ У ЖЕНЩИН В РАННИЙ ПОСЛЕРОДОВОЙ ПЕРИОД С РАЗНЫМ типОМ гестационной доминанты 42
     2.1. Организация исследования 42
     2.2. Методы и методики исследования 44
     2.3. Анализ результатов 48
ЗАКЛЮЧЕНИЕ 63
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 66
ПРИЛОЖЕНИЯ 70
 

ВВЕДЕНИЕ 

     В настоящее время всё активнее заявляет о себе новая отрасль психологии – перинатальная психология, которая изучает процессы формирования психически и физически полноценного будущего поколения, и очень важно не забывать о том, какой вклад в это формирование вносит мать.
     Влияния матери на здоровье и психическую полноценность ребенка не является новым в психологии. Именно материнское отношение создает уникальную для ребенка ситуацию развития, в которой формируются его индивидуально-типологические и личностные особенности. В целях предсказания еще во время беременности будущего типа отношения матери к ребенку традиционно изучают тип психологического компонента гестационной доминанты.
     И. А. Аршавский применил "принцип  доминантности", предложенный А.А. Ухтомским еще в 30-е годы, для исследования и объяснения изменений, происходящих в организме беременной. Именно он предложил термин "материнская доминанта". Она включает в себя последовательно сменяющие друг друга доминанты беременности (или гестационная доминанта), родов и вскармливания.
     Гестационная  доминанта приходит на смену доминанты зачатия и необходима для нормального течения беременности, и, в свою очередь, сменяется родовой доминантой, так необходимой для нормального течения родов. Различают физиологический и психологический компоненты гестационной и родовой доминанты, которые определяются биологическими или психическими изменениями, происходящими в организме женщины, направленными на вынашивание и рождение ребенка.
     Психологические особенности беременных женщин могут  быть представлены негативными и  позитивными эмоциональными состояниями, зависят от исходного психологического статуса и отношения к беременности. Для большинства женщин время беременности является периодом сильных эмоциональных переживаний, которые могут сопровождать дальнейшее становление и созревание собственного  «Я»  беременной, ее развитие в полноценного взрослого человека, способного в дальнейшем заботиться о беспомощном и требовательном младенце. Для других же беременных это время, когда созревают болезненные и пугающие переживания, приводящие к регрессу на более ранней стадии развития, и осложняющие как процесс вынашивания ребенка (различные патологии течения беременности), так и течение родов и последующие детско-родительские отношения, делая их патологическими и деструктивными». Заслуживает внимания оценка эмоционального состояния женщины  как во время родов, так и в ранний послеродовой период.
     Родовой стресс сопровождается значительным напряжением  и определённой физиологической  дисфункцией нейроэндокринной системы, нарушением процессов адаптации, что может приводить к развитию неадекватных реакций во время родов, а также при перестройке организма женщины в послеродовом периоде и процессе лактации. Что может повлечь за собой появление у женщины послеродовой депрессии и значительно снизит заботу о ребенке в этот период.
     Беспокойство, подавленность, усталость, раздражительность, приступы паники, чувство нереальности происходящего, плохой сон, потеря аппетита и либидо, беспомощность в домашних делах, утрата любви к своему ребенку - все это признаки достаточно распространенной послеродовой депрессии. А ее следствием является то, что женщина перестает испытывать радость от собственного материнства, что в первую очередь скажется на жизни малыша.
     Достаточное физическое и эмоциональное удовлетворение со стороны матери формирует тот слой первичного доверия к миру, который окрашивает всю дальнейшую жизнь. Напротив, в силу ущербности матери или враждебности окружения у ребенка возникает чувство недоверия к миру и личностной неустойчивости.
     Наиболее  важные аспекты взаимодействия с ребенком и динамики материнского отношения на этапе младенчества мы находим в работах: Д.В. Винникота, Р. Шпитца, Э. Эриксона, М. Кляйн, А. Адлера, А. Фрейд, Ф. Дольто. Г.Г.Филиппова особое внимание уделяет психическому развитию ребенка, структуре и содержанию взаимодействий матери и ребенка в пренатальном, неонатальном периодах, младенчеству и раннему возрасту, а также представлению о материнстве, как самостоятельной психической реальности.
     В связи с этим, представляется актуальным изучение эмоционально-негативного состояния у женщин в ранний послеродовой период с разными типами гестационной доминанты, с целью оптимизации их эмоционального состояния и психологической помощи семье после рождения ребенка.
      Цель  исследования – изучить особенности эмоционально-негативных состояний у женщин в ранний послеродовой период с разным типом гестационной доминанты.
     Объект  исследования – эмоциональные состояния женщин в ранний послеродовой период.
     Предмет исследования – особенности эмоционально-негативных состояний в ранний послеродовой период
     Гипотеза  исследования: женщины с разным типом гестационной доминанты различаются по эмоциональному состоянию.
     Задачи  исследования:
     1. Проанализировать современные теоретико-методологические  положения проблемы эмоционально-негативных состояний у женщин в ранний послеродовой период и на их основе определить подход и методы исследования.
     2. Провести сравнительное исследование эмоционально-негативных состояний у женщин в ранний послеродовой период с разными типами гестационной доминанты.
     3. Выявить различия в эмоционально-негативных реакциях у женщин в ранний послеродовой период с разными типами гестационной доминанты.
     В качестве методологического обоснования были приняты работы Брутмана В. И., Добрякова И.В., Филипповой Г. Г. и Коваленко-Маджуга Н.П.
     Метод исследования представлял собой  сравнительный качественный и математический анализ изменения эмоциональных состояний женщин в ранний после родовой период, выявленный с помощью пакета психологических методик.
     В качестве инструментария было использовано: теоретический анализ психологической научной и методической литературы, набор психологических тестов (шкала личностной и реактивной тревожности Спилбергера-Ханина, шкала депрессии Э. Бека; методика диагностики показателей и форм агрессии А. Басса и А. Дарки в адаптации А.К. Осницкого) и «Тест отношений беременной» И.В. Добрякова на выявление особенностей психологического компонента гестационной доминанты.
     Надежность  и достоверность полученных результатов  обеспечивалась реализованным акмеологическим подходом, применением совокупности методов исследования, достаточной репрезентативностью выборки, практической проверкой полученных результатов, а также использованием современных методов компьютерной обработки статистических материалов.
     Эмпирическую  базу исследования составили результаты изучения и анализа эмоционально-негативных состояний 43 женщин в раннем послеродовом периоде города Челябинска.
 

ГЛАВА I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ  АНАЛИЗ ПРОБЛЕМЫ ОСОБЕННОСТЕЙ ЭМОЦИОНАЛЬНО-НЕГАТИВНЫХ СОСТОЯНИЙ У ЖЕНЩИН В РАННИЙ ПОСЛЕРОДОВОЙ ПЕРИОД С РАЗНЫМ типОМ гестационной доминанты 
 

     1.1. Проблема эмоциональных  состояний в психологии 

     Изучение  эмоций и их влияние на человеческую судьбу всегда вызывала определенные интерес у ученых. К настоящему моменту накоплен большой теоретический материал по этому вопросу.
     Эмоция  – это психический процесс  импульсивной регуляции поведения, основанный на чувственном отражении потребностной значимости внешних воздействий, их благоприятности или вредности для жизнедеятельности индивида. Эмоции, как и ощущения – это базовые явления психики. Если в ощущениях отражается материальность бытия, то в эмоциях – субъективное отношение к различным аспектам этого бытия.
     Жизнь без эмоций так же невозможна, как  и без ощущений. Эмоции, по мнению Ч. Дарвина, возникли в процессе эволюции как средство, при помощи которого живые существа устанавливают значимость тех или иных условий для удовлетворения актуальных для них потребностей. Эмоционально-выразительные движения человека - мимика, жесты, пантомимика - выполняют функцию общения, т.е. сообщения человеку информации о состоянии говорящего и его отношении к тому, что в данный момент происходит, а также функцию воздействия - оказания определенного влияния на того, кто является субъектом восприятия эмоционально-выразительных движений [13].
     Доказательством тому служит тот факт, что у всех народов, независимо от их культурного развития, одинаковая мимика во время выражения тех или иных эмоций. Даже у высших животных (приматы, собаки, кошки и т.п.) мы можем наблюдать ту же мимику, что и у человека.
     Любые проявления активности человека сопровождаются эмоциональными переживаниями. Благодаря им, человек может чувствовать состояние другого человека., сопереживать ему. Даже другие высшие животные могут оценивать эмоциональные состояния друг друга. Чем более сложно организовано живое существо, тем богаче гамма переживаемых эмоциональных состояний. Некоторое сглаживание проявлений эмоций у социализированного человека наблюдается в результате возрастания роли волевой регуляции.
     Основные  эмоциональные состояния, которые  испытывает человек, делятся на собственно эмоции и чувства. Кроме этого выделяют такие состояния, как аффект, стресс, страсть, настроение.
     В общественно-историческом развитии сформировались специфические человеческие высшие эмоции – чувства. Они связаны с социальной сущностью человека. С социальными нормами и установками.
     Эмоции  и чувства – личностные образования. Могут быть, например, эмоция радости и чувство радости. Если собственно эмоции актуализируются при наличии потребности и заканчиваются после ее удовлетворения, то чувства носят более предметный характер. Эмоция радости связана с общим удовлетворением потребности (утоление голода, жажды и т.п.), а чувство радости связано с определенным объектом, который не может быть ничем заменим (не просто хочется есть, а хочется только жареной картошки, манная каша – не радует). Таким образом, чувства связываются с идеей о некоем конкретном объекте.
     Чувства, в отличие от эмоций, развиваются, воспитываются, совершенствуются. Они образуют ряд уровней, начиная с непосредственных практических чувств (чувство собственности, чувство удовлетворения от конкретной деятельности и т.п.) вплоть до высших чувств, отн6осящихся к духовным ценностям и идеалам.
     Все эмоциональные состояния (собственно эмоции и чувства) различаются в зависимости от их качества, глубины, интенсивности и продолжительности влияния на деятельность.
     Таким образом, эмоции делят также на положительные  и отрицательные, то есть приятные и  неприятные. Филогенетически наиболее древними являются переживания удовольствия и неудовольствия (так называемый эмоциональный тон ощущений), которые направляют поведение человека и животных на сближение с источником удовольствия или на избегание источника неудовольствия. Более сложными являются другие положительные (радость, восторг) и отрицательные (гнев, горе, страх) эмоции. П. В. Симонов выделяет смешанные эмоции, когда в одном и том же переживании сочетаются и положительные, и отрицательные оттенки (например, получение удовольствия от страха в «комнате ужасов»).
     Эмоциональный тон ощущения – это наше отношение  к качеству ощущения (нам приятен запах цветов, шум моря, цвет неба во время заката, но неприятен резкий запах уксусной кислоты, скрежет тормозов и т.п.). К отдельным раздражителям возникает болезненное отвращение – идиосинкразия (например, к звукам, получаемым в результате движения металлического предмета по стеклу, у кого-то – к запаху бензина и т.п.).
     Эмоциональный отклик – оперативная эмоциональная реакция на текущие изменения в предметной среде (увидели красивый пейзаж – восхитились). Эмоциональный отклик определяется эмоциональной возбудимостью человека. Одним из видов эмоционального отклика является синтония. Синтония – способность гармонично откликаться на состояния других людей и в целом явлений окружающего мира (быть в гармонии с природой, с самим собой, «чувствовать» другого человека). Это эмоциональное созвучие.
     Настроение  – самое длительное эмоциональное  состояние, окрашивающее поведение человека. Настроение определяет общий тонус жизни человека. Настроение зависит от тех влияний, которые затрагивают личностные стороны субъекта, его основные ценности. Не всегда причина того или иного настроения осознается, но она всегда есть. Настроение, как и все другие эмоциональные состояния, может быть положительным и отрицательным, иметь определенную интенсивность, выраженность, напряженность, устойчивость.
     Наиболее  высокий уровень психической  активности называется воодушевлением, наиболее низкий – апатией. Незначительная дезорганизация психической деятельности, вызванная отрицательными воздействиями приводит к состоянию расстроенности.
     Если  человек владеет приемами саморегуляции, то он может блокировать плохое настроение, сознательно сделать его лучше. Пониженное настроение может быть вызвано даже простейшими биохимическими процессами в нашем организме, неблагоприятными атмосферными явлениями и т.п.
    Роль  эмоций в жизни человека:
    1. Отражательно-оценочная роль эмоций. Эмоции дают субъективную окраску происходящему вокруг нас и в нас самих. Это значит, что на одно и то же событие разные люди могут эмоционально реагировать совершенно различно. Например, у болельщиков проигрыш их любимой команды вызовет разочарование, огорчение, у болельщиков же команды соперника — радость. А определенное произведение искусства может вызывать у разных людей прямо противоположные эмоции. Недаром в народе говорят: «На вкус и цвет товарища нет».
    Эмоции  помогают оценивать не только прошедшие  или происходящие сейчас действия и события, но и будущие, включаясь в процесс вероятностного прогнозирования (предвкушение удовольствия, когда человек идет в театр, или ожидание неприятных переживаний после экзамена, когда студент не успел к нему как следует подготовиться).
    2. Управляющая роль эмоций. Помимо отражения окружающей человека действительности и его отношения к тому или иному объекту или событию эмоции важны и для управления поведением человека, являясь одним из психофизиологических механизмов этого управления. Ведь возникновение того или иного отношения к объекту влияет на мотивацию, на процесс принятия решения о действии или поступке, а сопровождающие эмоции физиологические изменения влияют на качество деятельности, работоспособность человека. Играя управляющую поведением и деятельностью человека роль, эмоции выполняют разнообразные положительные функции: защитную, мобилизующую, санкционирующую (переключающую), компенсаторную, сигнальную, подкрепляющую (стабилизирующую), которые часто совмещаются друг с другом.
    3. Защитная функция эмоций связана с возникновением страха. Он предупреждает человека о реальной или о мнимой опасности, способствуя тем самым лучшему продумыванию возникшей ситуации, более тщательному определению вероятности достижения успеха или неудачи. Тем самым страх защищает человека от неприятных для него последствий, а возможно, и от гибели.
    4. Мобилизующая функция эмоций проявляется, например, в том, что страх может способствовать мобилизации резервов человека за счет выброса в кровь дополнительного количества адреналина, например при активно-оборонительной его форме (спасении бегством). Способствует мобилизации сил организма и воодушевление, радость.
    5. Компенсаторная функция эмоций состоит в возмещении информации, недостающей для принятия решения или вынесения суждения о чем-либо. Возникающая при столкновении с незнакомым объектом эмоция придаст этому объекту соответствующую окраску (плохой встретился человек или хороший) в связи с его схожестью с ранее встречавшимися объектами. Хотя с помощью эмоции человек выносит обобщенную и не всегда обоснованную оценку объекта и ситуации, она все же помогает ему выйти из тупика, когда он не знает, что ему делать в данной ситуации.
    Наличие у эмоций отражательно-оценочной  и компенсаторной функций делает возможным проявление и санкционирующей функции эмоций (идти на контакт с объектом или нет).
    6. Сигнальная функция эмоций связана с воздействием человека или животного на другой живой объект. Эмоция, как правило, имеет внешнее выражение (экспрессию), с помощью которой человек или животное сообщает другому о своем состоянии. Это помогает взаимопониманию при общении, предупреждению агрессии со стороны другого человека или животного, распознаванию потребностей и состояний, имеющихся в данный момент у другого субъекта. Сигнальная функция эмоций часто сочетается с ее защитной функцией: устрашающий вид в минуту опасности способствует запугиванию другого человека или животного.
    Академик  П. К. Анохин подчеркивал, что эмоции важны для закрепления, стабилизации рационального поведения животных и человека. Положительные эмоции, возникающие при достижении цели, запоминаются и при соответствующей ситуации могут извлекаться из памяти для получения такого же полезного результата. Отрицательные эмоции, извлекаемые из памяти, наоборот, предупреждают от повторного совершения ошибок. С точки зрения Анохина, эмоциональные переживания закрепились в эволюции как механизм, который удерживает жизненные процессы в оптимальных границах и предупреждает разрушительный характер недостатка или избытка жизненно важных факторов.
    7. Дезорганизующая роль эмоций. Страх может нарушить поведение человека, связанное с достижением какой-либо цели, вызывая у него пассивно-оборонительную реакцию (ступор при сильном страхе, отказ от выполнения задания). Дезорганизующая роль эмоций видна и при злости, когда человек стремится достичь цели во что бы то ни стало, тупо повторяя одни и те же действия, не приводящие к успеху.
    Положительная роль эмоций не связывается прямо  с положительными эмоциями, а отрицательная — с отрицательными. Последние могут служить стимулом для самосовершенствования человека, а первые — явиться поводом для самоуспокоения. Многое зависит от целеустремленности человека, от условий его воспитания.
     Эмоциональная устойчивость человека при различных ситуациях проявляется в стабильности его поведения. Устойчивость к трудностям, терпимость к поведению других людей называется толерантностью. В зависимости от преобладания в опыте человека положительных или отрицательных эмоций, соответствующее настроение становится устойчивым, характерным для него. Хорошее настроение можно культивировать.
     Эмоциональная реакция является безошибочным индикатором, указывающим на истинное отношение человека к происходящему, в том числе и к своему собственному когнитивному и поведенческому функционированию. Внутренняя жизнь женщины - это, прежде всего, эмоциональная жизнь. При всей той стандартизации, которую общество вносит в образ мыслей и способы действия, эмоциональные реакции остаются сугубо индивидуальными. В двуедином процессе социализации и индивидуализации человек успешно поддерживает свою индивидуальность во многом благодаря своим эмоциональным паттернам. Недаром в самых разных психотерапевтических направлениях первостепенное внимание уделяется именно эмоциональной сфере - чувствам. Осознание женщиной своих истинных чувств (а так же и их выражение) считается весьма важным для эффективного контакта с только, что родившимся ребенком.
     Поэтому в данной работе выбрано направление исследования эмоционального мира женщины в ранний после родовой период, так как именно в этот период эмоциональная сфера становится наиболее активной, ярко выраженной в жизни женщины.
     В качестве показателей для исследования эмоционально негативных состояния нами были взяты такие личностные характеристики как тревожность, депрессия и агрессивность, динамика которых демонстрирует различные варианты разрешения личностного кризиса на определенном жизненном этапе.
     Тревога – это состояние беспокойства, возникающее у человека в ситуации, которая представляет для него определенную психическую или психологическую угрозу. Это состояние еще часто называют тревожностью.
     По  общепринятому определению тревожность  определяют как чувство неконкретной, неопределенной угрозы, сопровождающееся ожиданием неблагополучных перемен [3].
     Термин  «тревожность» нередко используют и для обозначения более широкого круга переживаний, возникающих  независимо от конкретной ситуации. Многогранность и семантическая неопределенность понятий тревоги и тревожности  в психологических исследованиях является следствием использования их в разных значениях.
     Тревожность – переживание эмоционального неблагополучия, связанное с предчувствием опасности  или неудачи. Любая нестабильность, нарушение привычного хода событий  может привести к развитию тревожности.
     В отличие от страха, который порождается  конкретными причинами и связан главным образом с угрозой  самому существованию человека как  живого существа, тревожность обычно имеет неопределенный характер и  возникает при угрозе (нередко  – воображаемой) человеку как личности. Иногда ставится знак равенства между страхом и тревожностью. В тоже время полагают, что тревожность, тревога предшествуют страху, который возникает, когда опасность уже осознана и конкретизирована [4,11].
     В психологии различают тревожность как эмоциональное состояние (ситуативная тревожность) и как устойчивую черту (личностная тревожность).
     Ситуативная тревожность определяется Спилбергером как «эмоциональная реакция» которая  характеризуется мрачными предчувствиями, субъективными ощущениями напряженности, нервозности, беспокойства и сопровождается активизацией вегетативной нервной системы.
     Аналогично  Ю. Л. Ханин понимает тревогу как  эмоциональное состояние или  реакцию, для которой характерны следующие признаки:
     - различная интенсивность (величина ситуативной тревожности может колебаться в зависимости от множества факторов);
     - изменчивость во времени (эмоциональный  дискомфорт связан с конкретной  ситуацией);
     - наличие неприятных переживаний  напряженности, озабоченности, беспокойства, опасения;
     - выраженная активация вегетативной  нервной системы
     Ситуативная тревожность порождается объективными условиями, содержащими вероятность  неуспеха и неблагополучия. Как правило, в норме у тревожности есть повод, то есть человек знает, почему он беспокоится: из-за предстоящего экзамена, из-за неприятностей на работе. В таких условиях тревожность может играть положительную роль, так как способствует концентрации энергии на достижение желаемой цели, мобилизации резервов организма и личности для преодоления возможных трудностей. То есть ситуативная тревожность имеет приспособительный характер, если не превосходит оптимального уровня. Безразличие к трудностям и безответственное отношение к поставленным целям при полном отсутствии ситуационной тревожности снижает эффективность деятельности и не позволяет добиться наилучших результатов. Однако и повышенная ситуативная тревожность, при которой возбуждение и беспокойство значительно превышают уровень возможных затруднений, снижает результативность деятельности.
     Под личностной тревожностью понимается устойчивая индивидуальная характеристика, отражающая предрасположенность субъекта к  тревоге и предполагающая наличие  у него тенденции воспринимать достаточно широкий «веер» ситуаций как угрожающих, отвечая на каждую из них определенной реакцией. Как предрасположенность, личная тревожность активизируется при восприятии определенных стимулов, расцениваемых человеком, как опасные самооценке самоуважению.
     Величина  личностной тревожности позволяет  прогнозировать вероятность возникновения состояний тревоги в будущем. Высокотревожные субъекты будут воспринимать ситуации с наличием стрессоров как более угрожающие и будут испытывать более выраженный уровень ситуативной тревожности.
     В дополнение к этому Ю.Л. Ханин, ссылаясь на работы Мартенса, подразделяет личностную тревожность на общую и специфическую.
     В первом случае личностная тревожность  имеет характер, не связанный с  особенностями ситуации. Это означает, что высотревожные субъекты в  большинстве ситуаций будут испытывать высокий уровень ситуативной тревожности.
     Во  втором случае тревога возникает  лишь в определенных ситуациях и  связана с особенностями восприятия специфических стрессоров. Поэтому  индивиды с высоким уровнем личностной тревожности испытывают состояние  тревоги в одних ситуациях и могут чувствовать себя достаточно спокойно в других ситуациях [28].
     Определенный  уровень тревожности – естественная и обязательная особенность активной деятельной личности [12]. У каждого  человека существует свой оптимальный, или желательный уровень тревожности. Это так называемая полезная тревожность. Оценка человеком своего состояния в этом отношении является для него существенным компонентом самоконтроля и самовоспитания
     Если  вдруг человек или окружающие замечают, что все вроде бы боле или менее нормально, а его не покидает чувство тревоги, или реакция на рядовые события чрезмерна, или тревожность возникает по такому поводу, на который ранее человек не обратил бы внимания, то в данном случае ситуативная тревожность имеет дезадаптивный характер.
     Анализ  литературных источников, позволяет  выделить внешние объективные факторы, способствующие повышению уровня тревожности, связанные с трудовой деятельностью, и внутренние, субъективные – те индивидуальные особенности личности профессионала, которые влияют на процесс роста уровня тревожности.
     Следующее эмоциональное состояние которое  мы рассмотрим, относится к агрессии. Одна из главных проблем в определении агрессии в том, что этот термин подразумевает большое разнообразие действий. Когда люди характеризуют кого-то как агрессивного, они могут сказать, что он обычно оскорбляет других, или что он часто недружелюбен, или же что он, будучи достаточно сильным, пытается делать все по-своему, или, может быть, что он твердо отстаивает свои убеждения, или, возможно, без страха бросается в омут неразрешимых проблем. Таким образом, при изучении агрессивного поведения человека мы сразу же сталкиваемся с серьёзной и противоречивой задачей: как найти выразительное и пригодное определение основного понятия.
     Согласно  одному из определений, предложенному  Бассом, агрессия – это любое  поведение, содержащее угрозу или наносящее  ущерб другим.
     Второе  определение, предложенное, несколькими  известными исследователям, содержит следующее положение: чтобы те или  иные действия были квалифицированы как агрессия, они должны включать в себя намерение обиды или оскорбления, а не просто приводить к таким последствиям. И, наконец, третья точка зрения, высказанная Зильманом, ограничивает употребление термина агрессия попыткой нанесения другим телесных или физических повреждений.1
     Несмотря  на значительные разногласия, относительно определений агрессии, многие специалисты  в области социальных наук склоняются к принятию определения, близкого ко второму. В это определение входит как категория намерения, так и актуальное причинение оскорбления или вреда другим. Таким образом, в настоящее время большинством принимается следующее определение: Агрессия – это любая форма поведения, нацеленного на оскорбление или причинение вреда другому живому существу, не желающему подобного обращения.
     Это определение предполагает, что агрессию следует рассматривать как модель поведения, а не как эмоцию, мотив  или установку. Это важное утверждение породило большую путаницу. Термин агрессия часто ассоциируется с негативными эмоциями, – такими как злость; с мотивами, – такими как стремление оскорбить или навредить; и даже с негативными установками, – такими как расовые или этнические предрассудки. Несмотря на то, что все эти факторы, несомненно, играют важную роль в поведении, результатом которого становится причинение ущерба, их наличие не является необходимым условием для подобных действий. Злость вовсе не является необходимым условием нападения на других; агрессия разворачивается как в состоянии полнейшего хладнокровия, так и чрезвычайно эмоционального возбуждения. Также совершенно не обязательно чтобы агрессоры ненавидели или даже не симпатизировали тем, на кого направлены их действия. Многие причиняют страдания людям, к которым относятся скорее положительно, чем отрицательно.
     Ввиду того, что проявления агрессии у  людей бесконечны и многообразны, весьма полезным оказывается ограничить изучение подобного поведения концептуальными рамками, предложенными Бассом. По его мнению, агрессивные действия можно описать на основании трех шкал: физическая — вербальная, активная — пассивная и прямая — непрямая.2 Их комбинация дает восемь возможных категорий, под которые подпадает большинство агрессивных действий. Например, такие действия, как стрельба, нанесение ударов холодным оружием или избиение, при которых один человек осуществляет физическое насилие над другим, могут быть классифицированы как физические, активные и прямые.
     Категории агрессии по Бассу:
    Физическая – активная – прямая. Нанесение другому человеку ударов холодным оружием, избиение или ранение при помощи огнестрельного оружия.
    Физическая – активная – непрямая. Закладка мини-ловушек; сговор с наемным убийцей с целью уничтожения врага.
    Физическая – пассивная – прямая. Стремление физически не позволить другому человеку достичь желаемой цели или заняться желаемой деятельностью (например, сидячая демонстрация).
    Физическая –пассивная – непрямая. Отказ от выполнения необходимых задач (например, отказ освободить территорию во время сидячей демонстрации).
    Вербальная – активная – прямая. Словесное оскорбление или унижение другого человека.
    Вербальная – активная – непрямая. Распространение злостной клеветы или сплетен о другом человеке.
    Вербальная – пассивная – прямая. Отказ разговаривать с другим человеком, отвечать на его вопросы и т.д.
    Вербальная –пассивная – непрямая. Отказ дать определенные словесные пояснения или объяснения (например, отказ высказаться в защиту человека, которого незаслуженно критикуют).
     Самое раннее и, возможно, наиболее известное  теоретическое положение, имеющее  отношение к агрессии, – это  то, согласно которому данное поведение по своей природе преимущественно инстинктивное. Согласно этому довольно распространённому подходу, агрессия возникает потому, что человеческие существа генетически или конституционально «запрограммированы» на подобные действия.
     И последние эмоционально негативное состояние это – депрессия.
     «Депрессия (от латинского слова depressio - подавление) - это психологическое расстройство, которое характеризуется пониженным настроением (гипотимией), торможением интеллектуальной и моторной деятельности, снижением витальных побуждений, пессимистическими оценками себя и своего положения в окружающей действительности, соматоневрологическими расстройствами. Депрессии присуще такие когнитивные свойства, как отрицательная, уничтожающая оценка собственной личности, внешнего мира и будущего. Депрессивные состояния отличаются большим многообразием и распространенностью».
     В настоящее время депрессивные состояния  являются одной из важнейших проблем  нашего общества. Основная опасность для больных депрессией состоит в том, что на пике болезни, в момент наибольшей тоски и отчаяния, нередко случаются попытки самоубийства.
     Чаще всего больные, страдающие депрессией, испытывают тревогу или тоску. Они считают себя несчастными, беспомощными и забытыми. Как правило, они раздражены и недовольны всем происходящим, их ничто не радует. Расспросив их о других жалобах, можно обнаружить:
     - изменение аппетита: он может как снижаться вплоть до отвращения к еде, так и повышаться;
     - те или иные расстройства сна (трудность при засыпании, раннее пробуждение, поверхностный сон, не приносящий чувства отдыха, или кошмарные сновидения);
     - потерю удовлетворения от обычных физиологических актов, неспособность радоваться;
     - потерю интереса к окружающему;
     - отсутствие сил и желания что-либо делать, сопровождающееся постоянным чувством усталости;
     - невозможность сконцентрироваться на простейших жизненных ситуациях;
     - ощущение собственной беспомощности и ненужности;
     - чувство виновности . [39]
     Практически у всех больных, страдающих депрессией, возникает множество физических симптомов. Очень часто беспокоят головная боль, головокружение, неприятные ощущения в области сердца и живота, боли в суставах. Запоры, чередующиеся с поносами, нарушения менструального цикла, исчезновение сексуального влечения - все это частые признаки депрессии. Трудно представить себе соматическое заболевание, которое не могло бы быть имитацией депрессии. Именно по этой причине у врачей-психиатров возник термин "маскированная депрессия" для случаев, когда депрессия "прячется" под видом соматического расстройства. Такие больные безуспешно лечатся у терапевтов и хирургов, гинекологов и эндокринологов. По статистике, более трети больных, посещающих общесоматические поликлиники, страдают скрытыми "маскированными" депрессиями.
     Для развития депрессии достаточно, чтобы снижение настроения или другие вышеперечисленные симптомы присутствовали в течение двух недель и более.  
 

1.2. Особенности эмоциональных  состояний у женщин   
в послеродовой период
 

     Огромное  количество работ посвящено проблеме влияния эмоциональных событий в жизни матери на внутриутробное развитие ребенка, так как эмоция это не только психическое состояние субъекта, а еще и гормональная реакция его организма. При длительных стрессовых состояниях в крови матери образуется избыточное количество стероидных гормонов, проходящих через плацентарный барьер и влияющих на формирующийся мозг ребенка. Величина и характер эмоционального контакта между матерью и плодом, возможно, является одним из самых решающих факторов, влияющих на развивающуюся психику ребенка, особенно на ее эмоциональную составляющую. Однако после рождения ребенка исследователи наибольшее внимание уделяют рассмотрению материнского отношения как важнейшего источника детского развития.
     Послеродовой  период — не менее важный и ответственный этап в жизни семьи, чем беременность.
     Во  время беременности у женщины часто складывалось впечатление, что после родов жизнь сама собой придет в нормальное, привычное русло, потому что не будет ни огромного живота, ни накатывающей усталости, ни тяжести в ногах, ни болей в спине, ни токсикоза. Да, всего этого действительно не будет. Зато будет кое-что другое, что не даст жизни в семье стать прежней, и это — ребенок.
     Если  еще недавно роды воспринимались как финальный аккорд, завершающий важный этап жизни семьи — беременность, то после родов оказывается, что все только началось, и беременность со всеми ее трудностями и переживаниями была только подготовкой к тому настоящему, действительно сложному, что только начинается сейчас, в послеродовом периоде.
     В послеродовой период, важно не только то, что рядом ребенок. Жизнь, налаженная и привычная, изменилась с появлением нового члена семьи, требующего столько внимания и заботы. Изменяется уклад семьи, и это понимает и молодая мама, и молодой папа. Отношения, которые раньше касались только двоих, нужно строить заново с учетом нового лица. Заботы, которые ограничивались заботами друг о друге, тоже нужно будет делить с малышом.
     Послеродовой  период — это тяжелое испытание для обоих — не только для женщины, но и для мужчины. Ведь он тоже привык быть в центре внимания своей жены, а сейчас кажется, что ей совсем нет до него никакого дела. С утра до ночи она проводит время с ребенком, а его вроде бы воспринимает только как «добытчика», кормильца семьи.
     Только  правильное поведение обоих супругов и их теплые нежные отношения могут помочь наладить жизнь в новой семье так, чтобы жить в ней было хорошо всем троим. И послеродовой период — это самое подходящее время для налаживания этих отношений. Так же и сексуальная жизнь супругов меняется после рождения ребенка, и очень важно, чтобы именно сейчас, в послеродовом периоде, восстановление, даже в какой-то мере возрождение супружеских интимных отношений прошло со всей возможной теплотой, нежностью и любовью.
     Послеродовой  период — это время физического восстановления матери после родов. В течение 9 месяцев женщина набирала вес, организм «откладывал» жир «про запас», на черный голодный день — это заложено в нем самой природой и эта «программа» спасла не одно поколение новорожденных. Девять месяцев растягивались мышцы живота — и они не могут сразу стать прежними, для этого нужно время и усилия самой мамы.
     Послеродовой  период — это только начало восстановления тела женщины, его возвращения к прежнему, «добеременному» состоянию. Ее организм потерял много кальция во время беременности, поэтому выпали стоявшие в зубах пломбы, а волосы стали совсем не такими красивыми и блестящими, как раньше. И на их восстановление тоже потребуется время.
     Восстановление  нормальной конфигурации эластических волокон кожи и растянутых прямых мышц живота происходит медленно, и  этому процессу способствуют физические упражнения. Стрии на коже живота серебристого цвета обычно постепенно разрешаются. Постепенно восстанавливается расхождение прямых мышц и фасций живота.
     Изменения сердечно-сосудистой системы, обусловленные  беременностью исчезают ко 2—3 неделе после родов. Объем плазмы уменьшается  приблизительно на 1000 мл, в основном за счет кровопотери в родах. В раннем послеродовом периоде происходит перемещение значительного объема внеклеточной жидкости в сосудистое русло. Увеличенный сердечный выброс, наблюдаемый во время беременности, сохраняется в течение нескольких часов после родов.
     Учащенный во время беременности пульс остается таковым еще около часа после родов, затем урежается. Данные изменения могут привести к декомпенсации сердечной деятельности в раннем послеродовом периоде у пациенток с сопутствующей сердечной патологией. Сразу после родов за счет диуреза и потери внесосудистой жидкости масса тела уменьшается приблизительно на 5 кг. Дальнейшее снижение массы тела происходит у каждой пациентки по разному.
     Лейкоцитоз, характерный для беременности, наблюдается  и в раннем послеродовом периоде. Это значительно снижает диагностическую ценность лейкоцитоза для выявления ранней послеродовой инфекции. Маточные сокращения в послеродовом периоде способствуют аутотрансфузии эритроцитов во внутрисосудистое пространство.
     Функция почек, характеризующаяся величиной клубочковой фильтрации (КФ), возвращается к норме весьма быстро, хотя уровень КФ остается повышенным в течение нескольких первых дней послеродового периода. Поэтому препараты с ренальной экскрецией должны назначаться в это время в уменьшенной дозировке. Значительный отек вокруг уретры, возможный после влагалищного родоразрешения, способен вызывать преходящую задержку мочи.
     Время нахождения в стационаре после родов  продолжает сокращаться. Ранее женщина  находилась в родовспомогательном  учреждении в течение 3 дней после первых родов и 2 дня после повторных родов. Для пациенток, перенесших кесарево сечение, эти сроки обычно составляли от 4 до 5 дней. В настоящее время срок госпитализации значительно сократился для всех категорий пациенток. Многие выписываются домой уже через 24 ч после самопроизвольных родов и через 72 ч после кесарева сечения.
     Известно, что вскоре после рождения родители начинают интересоваться абсолютно  всем, что касается их младенца. Любая  изоляция матери от ребенка на значительный срок, не позволяющая ей обнимать, ласкать, целовать, рассматривать новорожденного, может на долгое время отрицательно повлиять на пробуждение материнских чувств. Организация современных акушерских отделений делает контакт между матерью и новорожденным более тесным, уменьшает ненужные медицинские вмешательства, способствует участию в уходе за младенцем отца и других членов семьи. Мать и ребенок находятся в одной палате, создается обстановка, способствующая кормлению грудью.
     Вероятность серьезных послеродовых осложнений наиболее высока сразу после родов, в раннем послеродовом периоде. Выраженное кровотечение наблюдается приблизительно у 1% пациенток, инфекционные осложнения — у 5%. Сразу после рождения плаценты следует выполнить бимануальную пальпацию матки, чтобы убедиться в ее достаточной плотности. В раннем послеродовом периоде надо часто пальпировать матку через брюшную стенку, чтобы вовремя определить и/или предотвратить ее возможную гипо- или атонию. Объем кровопотери в раннем послеродовом периоде определяется путем взвешивания использованного перевязочного материала. Ведется также мониторинг ЧСС и АД. Эти меры позволяют своевременно обнаружить чрезмерную кровопотерю.
     Послеродовая  аналгезия обычно требуется при  болях в области промежности  вследствие травм, эпизиотомии, обострения геморроя, после операций кесарева сечения или послеродовой перевязки труб. Аналгезия может понадобиться при «послеродовых болях» — болезненных послеродовых сокращениях матки. Дискомфорт от послеродовых сокращений матки испытывают в большей степени кормящие женщины, из-за повышенного высвобождения окситоцина при раздражении сосков. С целью обезболивания обычно применяются ацетаминофен, аспирин, нестероидные противовоспалительные препараты.
     Если  женщина не начинает кормить грудью, то обычно к 3—4 дню после родов возникает нагрубание молочных желез. Чтобы облегчить сопутствующие неприятные и даже болезненные ощущения, можно прибегнуть к бинтованию молочных желез, прикладыванию пузырей со льдом; следует избегать стимуляции сосков.
     Иногда у кормящей грудью матери может развиться послеродовый мастит. Он проявляется лихорадкой, ознобом, болью, локализованной гиперемией и уплотнением груди. Причиной инфекции обычно является золотистый стафилококк, попадающий во время кормления из носа и носоглотки младенца.
     Впрочем, самое важное все равно уже  свершилось — и никакие депрессии не могут помешать счастью быть мамой. Если кажется, что все плохо, бывает достаточно взять на руки своего новорожденного кроху, обнять его, прижать к себе, почувствовать его тепло и запах. Вспомнить, как волновалась за то, нормально ли пройдет беременность, с каким трепетом и страхом ждала родов. И станет понятно, как много уже пройдено, а то, что впереди — это совсем не страшно и не опасно.
     Восстановление  после родов проходит довольно быстро и легко, если не отчаиваться и прилагать усилия к тому, чтобы стать прежней.  
 

     1.3. Психологические  особенности женщин  с разным типом   
гестационной доминанты
 

     Еще в тридцатые годы ученый, академик Алексей Алексеевич Ухтомский сформулировал один из основных принципов деятельности центральной нервной системы, который назвал "принципом доминантности". Согласно этому принципу, под влиянием возбуждения, вызванного внешними либо внутренними раздражителями, формируется очаг господствующего возбуждения (доминанта), обеспечивающий деятельность организма в определенном направлении, который способен оказать тормозящее действие на работу других нервных центров, препятствующих этому.
     В шестидесятых годах Илья Аркадьевич Аршавский применил этот принцип для исследования и объяснения изменений, происходящих в организме беременной. Выживание и развитие оплодотворенной яйцеклетки, эмбриона, плода, младенца зависит от сформированности у его матери доминанты, обеспечивающей способность направлять в нужное русло физиологические и нервно-психические процессы. Именно Аршавский предложил термин "материнская доминанта". Она включает в себя последовательно сменяющие друг друга доминанты беременности (или гестационная доминанта), родов и вскармливания.
     Гестационная доминанта отражает особенности протекания физиологических и нервно-психических процессов в организме беременной женщины. Она обеспечивает направленность всех реакций организма на создание оптимальных условий для развития эмбриона, а затем плода. Это происходит путем формирования под влиянием факторов внешней и внутренней среды стойкого очага возбуждения в центральной нервной системе (ЦНС), который обладает повышенной чувствительностью к раздражителям, имеющим отношение к беременности, и способен оказывать тормозящее влияние на другие нервные центры. Выделяют физиологический и психологический компоненты гестапионной доминанты, которые, соответственно, определяются биологическими или психическими изменениями, происходящими в организме женщины, направленными на вынашивание, рождение и выхаживание ребенка. [1]
     А. С. Батуев. Л. В. Соколова указывают, что во время пренатального периода развития ребенок живет практически одной жизнью с матерью. Сильные нарушения в протекании физиологических и нервно-психических процессов у будущей матери могут оказать влияние, подчас необратимое, на реализацию генетического потенциала ребенка и затруднить его последующее взаимодействие с окружающей средой. [2] А И. Захаров. Н. Д. Лакосина. Г. К. Ушаков. Д.Н. Исаев также подчеркивают неблагоприятное влияние эмоционального стресса, невротизапии матери на беременность и роды, здоровье ребенка. [5]
     Ученые  пришли к выводу, что у женщины  больше шансов родить здорового ребенка, если у нее полностью сформировалась материнская доминанта. Если женщина сознательно говорит: «Я не буду кормить ребенка», это значит, что у нее не сформирована поддоминанта вскармливания, что вносит отрицательные моменты в течение беременности, и врачам потом невдомек, почему ребенок не берет грудь. Или женщина готова вынашивать ребенка, но у нее не сформирована доминанта родов, и приходится делать кесарево сечение, а врачи не могут объяснить причины осложнения.
     В голове у беременной женщины появляется некая очень сильная доминанта. Главное место в ее мыслях отныне занимает именно эта проблема, все остальные ценности отступают на второй план. И лучше, если эта доминанта правильно сформирована еще до момента зачатия и характеризуется так называемыми доминирующими идеями беременности, то есть острым желанием женщины иметь ребенка. При нечаянной, незапланированной беременности психологический компонент доминанты формируется вслед за физиологическим. Такая беременность может застать организм не в лучшей его форме, врасплох. Вот почему очень много внимания необходимо уделять периоду зачатия.
     Исследования  показали, что выраженность доминанты  беременности растет пропорционально  возрасту женщины, достигая своего максимума  у тридцатилетних. Объясняется это, по-видимому, тем, что именно этот период многие женщины обоснованно считают рубежом, после которого возрастает вероятность осложнений беременности и родов. Кроме того, к двадцати пяти - тридцати годам большинство женщин уже заканчивают свое обучение, приобретают профессию, устойчивое материальное и семейное положение, то есть лучше социально адаптированы.
     И.В. Добряков рассматривает психологический  компонент гестапионной доминанты как совокупность механизмов психической саморегуляции, включающихся у женщины при возникновении беременности, направленных на сохранение гестапин и создание условий для развития будущего ребенка, формирующих отношение женщины к своей беременности, ее поведенческие стереотипы [4]. Он выделяет пять типов гестационной доминанты: оптимальный, гипогестогнозический, эйфорический, тревожный и депрессивный.
 

      Оптимальный вариант  психологического компонента гестационной доминанты
     Оптимальный вариант психологического компонента гестационной доминанты отмечается у женщин, которые рады, что беременны. Они ответственно, но без излишней тревоги относятся к беременности, адекватно реагируют на возникающие проблемы, конструктивно с ними справляются.
     Женщина, удостоверившись, что беременна, продолжает вести активный образ жизни, но своевременно встает на учет в женскую консультацию, выполняет рекомендации врачей, следит за своим здоровьем, с удовольствием и успешно занимается на курсах дородовой подготовки. То есть беременность не заставляет женщину существенно изменить образ жизни, так как гестация и рождение ребенка входили в ее жизненные планы, но кое в чем без особого труда и огорчений она себя ограничивает.
     Этот  вариант формируется преимущественно  у хорошо социально адаптированных женщин. Если окружающие замечают их беременность, оказывают им знаки внимания (уступают место в транспорте, пропускают в очереди), женщины не смущаются, с достоинством принимают это. В то же время они не претенциозны, не требуют к себе особого внимания.
     Для формирования оптимального типа ПКГД у женщины очень важно то, что  отношения с матерью и отцом  у нее, как правило, хорошие. Комплекс Электры был своевременно преодолен в детстве, мать и дочь никогда не были в конкурентных взаимоотношениях. Родители женщины не препятствуют ее сепарации, положительно относятся к ее замужеству, беременности, поддерживают и помогают.
     Отношения с другими близкими родственниками и друзьями, сослуживцами характеризуются тем, что беременной женщине комфортно в их обществе. Большинство значимых для нее близких людей разделяют ее радость по поводу беременности.
     Отношения с мужем у женщины с оптимальным типом гестационной доминанты гармоничны. Беременность, как правило, была запланирована и, в любом случае, желанна обоими. Известие о том, что жена беременна, вызывает у мужа только положительные эмоции. Беременность делает отношения супругов еще теплее. Они беременны вместе, стараются больше времени быть вместе. У них не вызывают протеста предложения совместного посещения занятий по дородовой подготовке, участия мужа в родах. Муж не ревнует жену к пренейту, а затем к ребенку.
     При оптимальном типе гестационной доминанты у здоровой беременной женщины биологической и психологической основой формирования психики ребенка является опыт исходного симбиотического единства пренейта и матери в периоде безмятежного, почти идеального внутриутробного существования, являющегося залогом здоровья и благополучного развития ребенка. Отношение женщины к пренейту, а затем к родившемуся ребенку характеризуется любовью и ответственностью. Когда появляются шевеления, женщина старается понять, какие эмоции пренейта они отражают, что он хочет ей поведать.
     Женщина с оптимальным типом гестационной доминанты при возникновении осложнений беременности адекватно относится к ним, конструктивно сотрудничает с врачами. Она не боится предстоящих родов и считает, что все сможет сделать правильно. Она уверена в своей материнской компетенции, изначально настроена кормить ребенка грудью и, как правило, проблем с лактацией у нее не бывает.
     Оптимальный тип гестационной доминанты способствует формированию гармонического типа семейного воспитания здорового ребенка. Одной из важных характеристик оптимального типа гестационной доминанты является формирование у женщины адекватного стиля переживания беременности по Г.Г. Филипповой.
     Оптимальный вариант гестационной доминанты является наиболее благоприятным для становления физиологического компонента доминанты беременности и родовой доминанты, благополучного течения послеродового периода, развития младенца.
 

      Гипогестогнозический  вариант психологического компонента гестационной доминанты
     Гипогестогнозический (греч. hypo – приставка, означающая слабую выраженность; лат. gestatio – беременность; греч. gnosis – знание) вариант гестационной доминанты характерен для женщин с явным или, чаще, скрытым, бессознательным непринятием своей беременности. Нередко до того момента, когда не считаться с изменениями в организме женщина уже не может, у нее отмечается отрицание беременности.
     Как правило, они равнодушны к тому, замечают окружающие у них признаки беременности или нет, но повышенное внимание, расспросы  по поводу беременности, состояния здоровья, попытки особого отношения, предложения помощи вызывают у таких женщин раздражение. Для таких женщин характерны следующие высказывания, соответствующие их переживаниям: «я не испытываю никаких особых эмоций, связанных с моей беременностью»; «я стараюсь вообще не думать ни о беременности, ни о предстоящих родах»; «я не задумываюсь о предстоящем материнстве».
     Женщина с гипогестогнозическим типом гестационной доминанты как бы забывает о беременности, старается игнорировать ее проявления. Двигательной неловкости, связанной с увеличением собственного веса, такие женщины первое время не испытывают, но чем больше сроки, тем более раздражают их соматические проявления беременности.
     При формировании гипогестогнозического  типа гестационной доминанты женщины стараются не менять свой образ жизни. Данный тип встречается у женщин разных возрастных групп, представительницы которых весьма отличаются друг от друга.
     Брак  у женщин с гипогестогнозическим типом гестационной доминанты нередко юридически не зарегистрирован (так называемый конкубинат). Отношение мужчины к факту беременности часто не интересует женщину, часто он узнает о беременности только при явных ее проявлениях. Родителям, другим близким такие женщины либо вообще не сообщают о беременности, либо сообщают между прочим, не видя в этом особого события.
     Пренейта  женщина старается не замечать даже после начала шевелений, не предпринимает  попыток установить с ним контакт, представить себе, какой он, как  будет выглядеть после рождения.
     Во  многом поведение женщин с гипогестогнозическим типом гестационной доминанты определяется формирующимся у них игнорирующим стилем переживания беременности. Одной из основных особенностей этого стиля Г. Г. Филиппова считает довольно позднее осознание женщиной того, что она беременна. При этом она, как правило, неприятно удивлена, испытывает досаду. Соматическое состояние ее вполне нормально, а порой она чувствует себя даже лучше, чем до беременности.
     Динамики  эмоционального состояния по триместрам либо не наблюдается, либо отмечается повышение активности и общего эмоционального тонуса. Первое шевеление отмечается очень поздно; последующие шевеления носят характер физиологических переживаний, вызывающих дискомфорт. Активность в третьем триместре повышается, но ее содержание связано не с предстоящими родами и материнскими заботами послеродового периода, а с личными планами и обустройством жизни после разрешения от надоевшего бремени.
     Женщины с гипогестогнозическим вариантом  гестационной доминанты производят впечатление вполне благополучных и после родов не привлекают внимания врачей и педагогов. Между тем на приемах детского психотерапевта часто ретроспективно выявляется гипогестогнозический вариант гестационной доминанты у матерей гиперактивных детей, склонных к делинквентному поведению, проявляющих интерес к употреблению психоактивных веществ (ПАВ), имеющих нервнопсихические расстройства. При этом в перинатальном анамнезе факторов, позволяющих отнести ребенка к группе риска, как правило, не отмечается.
     В связи с этим выявление гипогестогнозического варианта гестационной доминанты служит показанием к психотерапии беременной женщины. Практика показывает, что своевременное решение этих задач положительно влияет на течение беременности и родов, способствует формированию материнских функций и «надежного» типа привязанности ребенка к матери, что способствует его нормальному развитию и хорошему состоянию здоровья. 

     Эйфорический  вариант психологического компонента гестационной доминанты
     При эйфорическом (греч. eu – хорошо; phero – переносить) варианте гестационной доминанты у беременных женщин преобладает повышенный фон настроения. Они видят будущее только в розовом свете, уверены в благополучном исходе родов. Типичным для них является высказывание одной нашей пациентки: «Ничто не доставляет мне такого счастья, как то, что я беременна!» В отличие от нормального хорошего настроения, способствующего адекватной оценке происходящего, эйфория делает беременных женщин нечувствительными к объективной реальности.
     У многих пациенток этой группы отмечались истерические черты личности. Беременность у этих женщин обычно желанная, но за желанием зачатия нередко стоят рентные установки. Убедившись в возникновении беременности, женщина с эйфорическим вариантом гестационной доминанты резко меняет образ жизни. Ей очень приятно, когда окружающие, в том числе посторонние, замечают, что она беременна, оказывают ей в связи с этим знаки внимания. Беременность делает женщину претенциозной, она постоянно требует к себе особого отношения и недовольна, если не чувствует достаточного, с ее точки зрения, внимания к своей особе.
     Нередко это создает напряжение в отношениях с близкими людьми, так как она  считает, что многие из них недостаточно рады ее беременности, не понимают, что  она теперь нуждается в особом отношении.
     Некоторые из женщин с эйфорическим типом гестационной доминанты поздно встают на учет в женской консультации, не ходят на курсы дородовой подготовки, считая, что им это не нужно. Другие женщины этой группы, наоборот, очень активно посещают занятия, особенно если они включают элементы арт-терапии, а ведущие занятий поддерживают их эйфорию. При возникновении каких-либо проблем, осложнений течения беременности они застают женщину врасплох, воспринимаются чрезмерно эмоционально, их тяжесть преувеличивается.
     За  помощью к врачам они обращаются, но не ко всем советам прислушиваются, не все рекомендации выполняют или  делают это формально. Часто собирают мнения нескольких врачей, требуют  консультации профессоров.
     Трудности, связанные с родами, послеродовым периодом, заботы о малыше также  оказываются неожиданно удручающими.
     Женщина с эйфорическим компонентом гестационной доминанты считает (и часто справедливо), что беременность делает ее еще привлекательней в глазах мужа, сильнее привязывает его к ней.
     Она считает, что все от нее зависящее  она уже сделала, а от него требует  больше внимания, выполнения всех своих  прихотей. Нередко беременность используется такими женщинами в качестве средства манипулирования, становится способом воздействия на мужа и на окружающих для изменения отношения к себе, достижения меркантильных целей. При этом декларируется чрезмерная любовь к будущему ребенку, возникающие недомогания агравируются, трудности преувеличиваются.
     Женщина любит фантазировать по поводу того, как выглядит пренейт, каким он будет  после родов. При этом ее не покидает уверенность, что ребенок будет  необыкновенным, самым красивым, самым  умным, самым лучшим. С восторгом  ощущает она первые шевеления  пренейта, наделяет их особым смыслом, видит в них подтверждение своих фантазий и домыслов о гениальности малыша. Некоторые женщины с эйфорическим вариантом гестационной доминанты считают, что имеют с пренейтом телепатическую связь. Подобные фантазии о своем ребенке нередко приводят к тому, что, увидев своего новорожденного, многие женщины этой группы испытывают разочарование. И в дальнейшем дети часто не оправдывают их надежд. Отношение к предстоящим родам у таких женщин радужное, беспечное, особенно в первой половине беременности. Столкнувшись с трудностями во время родов, они могут впадать в панику, не способны конструктивно сотрудничать с медицинским персоналом, требуют дать им наркоз.
     Во  время беременности они высоко оценивают  свою материнскую компетенцию, уверены, что станут прекрасными матерями. Они собираются кормить детей, ожидая от этого процесса лишь положительных эмоций.
     Став  матерями, женщины с эйфорическим вариантом гестационной доминанты обнаруживают расширение сферы родительских чувств к ребенку, воспитывают его чаще всего по типу потворствующей гиперпротекции, боятся его взросления, склонны к вынесению конфликта с супругом в сферу воспитания.
     Важной  составляющей эйфорического варианта гестационной доминанты является вырабатывающийся у этих женщин эйфорический стиль переживания беременности. Он характеризуется тем, что возникший в первом триместре эйфорический фон настроения держится в течение всего периода гестации. Отношение женщины к возможным проблемам беременности и материнства некритично. Во втором триместре женщина впервые с восторгом ощущает шевеления пренейта, но не может научиться их дифференцировать. В третьем триместре нередко появление осложнений беременности, к которым женщина оказывается не готова и относится к ним безответственно. 

     Тревожный вариант психологического компонента гестационной доминанты
     Особенности этого варианта гестационной доминанты отражены в его названии. Проблемы тревожности и тревоги, страхов и фобий беременных широко представлены в работах перинатальных психологов. При этом толкование этих терминов не всегда однозначно. В связи с этим целесообразно остановиться на определениях обсуждаемых понятий.
     Закономерно и нормально некоторое повышение  уровня тревоги и возникновение  страхов, отмечающиеся у большинства  женщин, испытывающих во время беременности дефицит информации о том, как будет протекать беременность, идти развитие пренейта, каким образом и с каким результатом произойдет родоразрешение. Благодаря этим эмоциям женщины становятся более ответственными, осторожными, бережнее относятся к своему здоровью. Таким образом, тревога и страхи способствуют адаптации женщины к ее новому состоянию, а значит, перинатальный психолог не должен стремиться полностью купировать их. Признаками нормальных тревоги и страха являются их адекватность, логичность, снижение при разрешении ситуации.
     Патологический  характер тревога и страх принимают  при несоответствии их интенсивности  и особенностей вызвавшему их объекту. При этом тревога перестает играть адаптивную роль и, напротив, приводит к формированию тревожного варианта гестационной доминанты.
     Исследование  женщин с тревожным вариантом  психологического компонента гестационной доминанты показали, что его формированию способствуют: случайность беременности; манипулятивный характер мотивов, побудивших женщину забеременеть (меркантильный, самоутверждения, компенсаторный и т. п.); беременность вне брака; супружеская дисгармония; дисфункциональная семья; неблагоприятные материально-бытовые условия; некоторые личностные особенности (низкая самооценка, высокий уровень тревожности и т. п.); соматическое нездоровье; психическое нездоровье.
     У женщин с тревожным типом гестационной доминанты довольно часто отмечается сочетание изначально высокого уровня тревожности (как устойчивой личностной характеристики) и реакций на актуальные проблемы (акушерско-гинекологические осложнения, семейные проблемы, надвигающийся срок родоразрешения и пр.). С момента осознания своей беременности они находятся во власти дурных предчувствий, в постоянном нервном напряжении. Возникающие при этом соматовегетативные реакции влияют на субъективное самочувствие, усугубляют состояние. Их характеризуют такие личностные черты, как ранимость, мнительность, повышенная утомляемость, суетливость, эмоциональная лабильность. Они не уверены в себе, легко расстраиваются и теряют душевное равновесие. Их отличает высокое чувство ответственности.
     Они стесняются своей беременности, им очень неприятно, если посторонние  люди замечают, что они «в положении». Их тревожит отношение к беременности родителей, мужа, даже если оснований для этого нет. Им часто кажется, что муж стал к ним хуже относиться, возникают опасения остаться одной с ребенком. Женщины боятся осложнений беременности, постоянно беспокоятся о пренейте. Возникшие шевеления часто трактуют как проявление его дискомфорта или нездоровья. Они полагают, что в родах непременно должно случиться что-то нехорошее либо с ними, либо с малышом, либо с обоими.
     Без всяких на то оснований многие женщины  с тревожным типом ПКГД считают, что у них будут проблемы с кормлением грудью, боятся, что не смогут хорошо справляться с обязанностями матери.
     У таких женщин важной составляющей тревожного варианта ПКГД является тревожный стиль переживания беременности. При этом на фоне тревожных переживаний в течение всего периода гестации беременность воспринимается ими как соматически болезненное состояние. В первом триместре эмоциональный фон тревожно-депрессивный. Во втором триместре состояние женщины не улучшается, спорадически возникает повышение уровня тревоги. Первое шевеление пренейта ощущается рано, но женщина либо сомневается и с трудом отличает его от других ощущений, либо, напротив, четко помнит дату, час, ситуацию, когда почувствовала шевеление впервые. И в том и в другом случае первому шевелению пренейта сопутствуют негативные эмоции: испуг, нарастание тревоги, неприятные, иногда болезненные ощущения. Дальнейшие шевеления часто интерпретируются как проявления возможных нарушений в развитии пренейта. В третьем триместре состояние ухудшается, тревога нарастает. Активность в третьем триместре определяется страхами за исход беременности, родов, послеродовой период.
     Нередко у женщин с тревожным вариантом  гестационной доминанты отмечается симптом противоречивого отношения к беременности. При этом, с одной стороны, женщина испытывает радость оттого, что с рождением ребенка она станет не такой одинокой, а с другой – опасается, что не справится с материнскими обязанностями.
     Наиболее  характерным признаком этого  варианта ПКГД является тревожная гипотимия, выражающаяся в постоянном ожидании чего-то плохого на фоне сниженного настроения. При этом вероятность возникновения неприятностей преувеличивается женщинами.
     Появление страхов и фобий у женщин с  тревожным вариантом гестационной доминанты вообще встречается довольно часто и свидетельствует о тяжести их состояния. Важно иметь в виду, что беременные нередко предпочитают никому не говорить о них. Поэтому об их наличии перинатальному психологу и врачу приходится судить по косвенным признакам: особенностям поведения, некоторым высказываниям, вопросам. Чтобы целенаправленно вести беседу, психолог и врач должны быть осведомлены о том, какие страхи и фобии встречаются наиболее часто. При хорошем доверительном контакте с врачом беременная женщина, если она уверена в сохранении тайны, с облегчением отвечает на деликатно заданные соответствующие вопросы и рассказывает о своих проблемах. Для эффективной диагностики и психотерапии страхи необходимо дифференцировать.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.