На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Содружество наций - организация, появившаяся вследствие распада колониальной империи. Основные вехи в истории развития Содружества наций до и после Второй мировой войны. Особенности структуры, членство и основные сферы деятельности Содружества наций.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Междун. отношения. Добавлен: 07.10.2010. Сдан: 2010. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Введение

Содружество наций является крупнейшей после ООН организацией. Она объединяет различные государства со всех континентов. Уникальность её заключается в том, что под её эгидой сотрудничают самые различные страны, часто являющиеся полярными в своих характеристиках: самые бедные и самые богатые, с огромной территорией и государства-карлики. Поэтому такая организация не может быть пустым местом в мировой политике.

В современных международных отношениях развивающиеся государства начинают играть все большую роль, угроза мировой стабильности и безопасности также исходит от развивающихся государств. Способность оказывать на них влияние будет расти в цене на протяжении еще очень длительного периода времени, а британское руководство уже не раз сумело убедить мир в своей дальновидности. Современное Содружество наций уже является значимой силой в деле склонения политической элиты независимых развивающихся государств к демократической форме правления. Продолжением движения по этому пути должно стать мощное противодействие распространению терроризма.

История ее трансформации Британской империи и её колоний в Содружество, принципы и механизмы отношений между новыми независимым государствами представляют немалый интерес и для стран постсоветского пространства, членов Содружества Независимых Государств, "цивилизованный развод" которых протекает в условиях эскалации социальных, политических, этнических конфликтов. Таким образом мы можем видеть актуальность исследования Содружества наций не только в мировом масштабе, но и для нашего государства в частности.

За годы своего существования Содружество наций прошло долгий путь эволюции, прежде чем возникла организация, которую мы называем современным Содружеством. Определенную эволюцию прошло и британское общество, британский политический истеблишмент. Соотношение двух этих процессов, взаимосвязанность деятельности Содружества с внутриполитической ситуацией в Соединенном Королевстве, понимание реальных причин сохранения организации и активного участия Лондона в ее жизни неразрывно связаны с изучением целого направления британской политики, причем, что важно, как внешней, так и внутренней. Поэтому целью настоящего исследования является изучение эволюции Британской империи в ХХ веке, исследование принципов функционирования Содружества, изучении процесса эволюции Содружества.

1 История развития Содружества наций

В начале XXI в. политическая карта мира поражает богатством и разнообразием. Еще в первой половине XX в. мир был в основном поделен между сильнейшими империями - британской, французской, германской, японской и т.д. Процессы деколонизации привели к образованию почти ста новых государств и резкому усложнению системы международных отношений. Объективные проблемы развития, многонациональный состав и межэтнические конфликты, недостаток опыта у руководителей этих государств создают все новые очаги напряженности в мире. Эти процессы отчётливо наблюдаются в истории развития Содружества наций, организации, появившейся вследствие распада колониальной империи.

ОСНОВНЫЕ ВЕХИ РАЗВИТИИ БРИТАНСКОГО СОДРУЖЕСТВА ДО 1945 г.

"Содружество" по отношению к Британии ("народам, говорящим на английском языке") впервые был применен, вероятно, во время Английской буржуазной революции, когда, уже после казни короля Карла I Стюарта, О. Кромвель провозгласил республику. Интересно, что в тексте декларации новое английское государство было названо не "republic", a "commonwealth" - "общее благо" ("народное благо"), т.е. власть, существующая для всех, а, точнее, - для народов Англии, Уэльса и Ирландии, которые и объединились в единое государство. Современное британское Содружество наций можно рассматривать как своеобразного наследника того Содружества: ведь первоначально в него входили лишь "белые", "переселенческие" колонии - доминионы Великобритании. В обоих случаях мы имеем дело с объединением наций, созданным в результате колонизации или завоевания и усвоившим британскую культуру, образ жизни, и все то, что ассоциируется с определением "британский".
Доминионы Великобритании выросли из тех ее колоний, которые были созданы колонистами - выходцами с Британских островов. Правительство в Лондоне традиционно уделяло этим колониям не слишком много внимания, памятуя о судьбе отделившихся 13 североамериканских колоний: широкую известность получило высказывание французского министра Ж. Тюрго "колонии подобны плодам, падающим [отпадающим] при созревании". Положение начало меняться лишь во второй трети XIX в., когда создалась явная угроза отпадения Канады и присоединения ее к Соединенным Штатам (так называемый "манифест аннексии"). Такой поворот событий означал существенное ухудшение военно-политического положения Великобритании и утрату ею существенных экономических интересов в канадских колониях. Поэтому постепенно началось увеличение прав самоуправления канадских колоний (прежде всего Онтарио и Квебека), а затем они были объединены в рамках единой страны, получившей название доминион Канада. Слово "доминион" было позаимствовано из Библии, где было употреблено в значении "владение" ("И будет владение [Dominion] твое от моря и до моря"). Из ведения доминиона были изъяты лишь вопросы обороны, внешней политики, государственного строительства. Таким образом, было положено начало тому процессу, который привел к созданию британского Содружества наций - содружества стран по преимуществу британской культуры.
Впервые выражение "Содружество наций" по отношению к Великобритании и ее доминионам применил лорд Розбери в 1884 г. В ходе своей поездки по британским колониям в Аделаиде (Австралия) он заявил, что Австралия уже является не колонией, но государством, что, однако, не повод для расторжения ее исконных связей с Великобританией: империю отнюдь не нужно упразднять - ведь она уже по сути является "содружеством наций". Постепенно термин "содружество" становился все более популярным - ведь он позволял избегать употребления вызывающего негативные ассоциации слова "империя", а потому его одобрили как в Лондоне, так и на местах. В 1917 г. по инициативе премьер-министра ЮАС генерал-фельдмаршала Я. Смэтса слово "содружество" было использовано в резолюции имперской конференции: доминионы, а их к тому времени стало уже четыре (Канада, Австралийский союз, Новая Зеландия, Южно-Африканский союз) уже почувствовали свои силы и не желали оставаться лишь придатками метрополии в рамках империи. Развитие международных отношений настоятельно требовало ответа на вопрос, являются ли доминионы государствами в полном смысле этого слова. На конференции премьер-министров доминионов в 1921 г. впервые появилось название "британское Содружество наций», однако предложение о созыве конституционной конференции было отвергнуто. Набиравшие силу доминионы не желали более оставаться безмолвным придатком империи. Напряженность отношений внутри Содружества нашла свое выражение в ходе чанакского кризиса 1922 г., когда английское правительство обратилось к доминионам с просьбой направить свои войска в Турцию в случае войны против правительства Ататюрка. Только Австралия и Новая Зеландия обещали военную помощь метрополии. Вместе с тем именно в ходе обсуждения просьбы Англии в австралийском парламенте был впервые поднят вопрос о проведении Австралией независимой линии во внешней политике. Чанакский кризис показал, что доминионы больше не желают безоговорочно следовать за метрополией в таких жизненно важных вопросах, как объявление войны и заключение мира.[1] На имперской конференции 1923 г. была одобрена новая процедура заключения договоров доминионами, получившими право самостоятельного их подписания. Поэтому, когда в 1925 г. Англия подписывала Локарнские соглашения, они уже не распространялись автоматически на доминионы и Индию. А на имперской конференции 1926 г. были одобрены положения доклада лорда А.Дж. Бальфура, в соответствии с которым Великобритания и доминионы "суть автономные государственные единицы внутри Британской империи, равные по статусу, ни в каком отношении не подчиненные одна другой в каком бы то ни было смысле в их внутренних и иностранных делах, хотя и объединенные общим подданством короне и свободно объединившиеся в качестве членов британского Содружества наций".
В Оттаве в 1930 г. определение доминионов из доклада Бальфура было утверждено, а 11 декабря 1931 г. английский парламент принял Вестминстерский статут, в котором их новый статус получил силу закона. Вестминстерский статут определил, что "парламенты доминионов обладают полными законодательными полномочиями с экстерриториальным действием принятых законов" [3]; действие законов, принятых парламентом Великобритании, не распространяется на территории доминионов, если сами доминионы не требуют этого. Таким образом, в 1930-1931 гг. был окончательно оформлен статус доминионов, которые, будучи практически независимыми государствами, являлись и "автономными государствами в рамках Британской империи", и членами "британского Содружества наций". Вестминстерский статут стал вехой в конституционном развитии Британской империи, своеобразным рубежом в борьбе доминионов за свой суверенитет.
Пытаясь противостоять диктату Англии и США, правящие крути Австралии предприняли шаги к сближению с Новой Зеландией. 17 января 1944 г. в Канберре открылась австрало-новозеландская конференция, по завершению которой был подписан Канберрский пакт, где были впервые сформулированы послевоенные задачи самостоятельной австралийской внешней политики. Канберрский пакт явился недвусмысленной заявкой тихоокеанских доминионов на представительство интересов Британского содружества в южном и юго-западном районах Тихого океана. Вопрос об участии отдельных стран Британского содружества в региональных союзах был положительно решен еще на имперской конференции 1937 г. Однако впервые в истории Содружества доминионы заключали столь серьезное соглашение без участия Англии, открыто порвав с принципом «имперского единства».[1]
Экономическая сфера традиционно привлекала наибольшее внимание политиков Лондона. Можно говорить о том, что начало Британской империи положили экономические факторы и, прежде всего, торговля. Интересы торговли лежали в основе внешней политики сменявших друг друга кабинетов консерваторов и либералов. Торговые фактории, расширяясь за счет периферийных земель, становились колониями в составе империи, а поселения выходцев с Британских островов в Канаде, Южной Африке, Австралии были настолько зависимы от метрополии, что по мере их экономического развития они естественным образом входили в сферу влияния британской экономики и практически полностью ориентировались на нее. Колонии служили источниками сырья и рабочей силы, в незначительной степени - рынками сбыта. Одновременно со связями торговыми быстро развивались связи финансовые: вывоз капитала из Великобритании в страны империи стремительно возрастал на протяжении XIX в. и к 1913 г. составлял более половины общего вывоза (а Великобритания лидировала по масштабам как уже вывезенного, так и вывозимого ежегодно капитала)[3].
Несмотря на объективные трудности - появление мощных конкурентов в лице американцев и немцев и снижение конкурентоспособности собственной экономики -- англичанам удалось сохранить относительно единое экономическое пространство империи. Вместе с тем одновременное ослабление британской экономики и рост экономик стран-конкурентов привели к тому, что сначала переселенческие колонии-доминионы, а позже - и обычные колонии перестали быть "заповедником" для британского капитала британских товаров.
Перед лицом возросшей конкуренции Великобритания была вынуждена отказаться от своей относительной экономической самодостаточности и приложить усилия к тому, чтобы создать единое имперское экономическое пространство: ввести тарифы, льготные для стран-участниц, и довольно жесткие для внешнего мира. Громадная емкость этого единого рынка должна была гарантировать британской экономике и торговле обеспеченное будущее и возможность равной борьбы с американской экономикой.
Новая ориентация метрополии - линия на развитие экономик зависимых стран до поры вполне соответствовала устремлениям нарождающейся буржуазии новых наций. Это совпадение интересов центра и периферии проявилось в попытках выхода из Великой депрессии, когда совместными усилиями стран - участниц Британской империи, последняя все-таки была окружена стеной преференций - таможенных тарифов, предоставлявших немалые льготы для внутриимперской торговли по решению Оттавской имперской конференции по экономическим вопросам в 1932 г. Показательно, что появление преференциальных тарифов для членов империи в высшей степени положительно сказалось на внутриимперской торговле: тарифы стали важным центростремительным фактором развития империи. К этому времени экономическое значение колоний для метрополии существенно выросло по сравнению с XIX в. - увеличилось потребление сырья, источником которого являлись колонии, значительное развитие получили колониальные рынки сбыта. В 1938 г. на Великобританию приходилось 29,1% внешней торговли Канады, 47,6 - Австралии, 38,5 - ЮАР, 32,9 - Индии, 66,3 - Нигерии, 36,6 - Кении. Империя стала неистощимым источником ресурсов для британской экономики, а тaкже обеспечила громадный рынок сбыта, в значительной степени защищенный от конкурентов. Таким образом, обладание империей существенно увеличивало возможности британской экономики и внешней политики, т.е. способствовало сохранению Великобританией статуса великой державы.
Наряду с вопросами экономического развития, внешняя политика и оборона являлись теми немногими областями, в которых метрополия тесно сотрудничала с зависимыми от нее территориями (внутренней политикой колоний в Лондоне, как правило, не занимались, оставляя ее на откуп местным властям во главе с присылаемыми из Англии чиновниками). Сотрудничество в сфере внешней политики и обороны строилось в соответствии с совершенно иными принципами, чем в экономической области. Право голоса здесь имели только доминионы, прежде всего наиболее экономически развитые из них, т.е. Канада, Южно-Африканский союз и Австралия. Даже для них право самостоятельного проведения внешней политики до поры до времени практически не существовало - лишь Канада на рубеже ХIХ-ХХ вв. смогла добиться определенной свободы в вопросах своей политики по отношению к Соединенным Штатам (и не больше того!). Сходным образом дело обстояло с обороной - немногие из территорий империи находились под угрозой военного вторжения: Канада могла испытывать некоторую озабоченность по отношению к своему великому южному соседу, Австралия, после резкого взлета японской мощи на рубеже XIX-XX вв. - по отношению к этой сильной державе Восточной Азии, Индия, хотя и лишенная собственного права голоса, но оберегаемая как "самый ценный бриллиант Короны", - по отношению к царской России.
Королевский флот в XIX в. был способен обеспечить интересы Британии, либо любой территории империи, в любом уголке земного шара. Сильнейшие в мире военно-морские силы связывали воедино империю, они обеспечивали ей постоянно высокий уровень транспортной связности, отвечали за защиту многотысячемильных коммуникаций. Флот и флотские традиции - традиции Нельсона и Блейка, Худа и Каннингхема - были достоянием не только Великобритании, но всей империи, символом чего стало участие Канады, а затем и Австралии с Новой Зеландией в его финансировании. Армия осуществляла британское вооруженное присутствие в колониях, одновременно поддерживая порядок и лояльное отношение местных жителей к британской администрации, с одной стороны, а с другой - выполняла чисто оборонительные функции ввиду наличия постоянной угрозы внутренних восстаний и интервенции других государств.
На рубеже XIX-XX вв. англичане были вынуждены радикально пересмотреть оборонные приоритеты: если до того первостепенными в стратегическом отношении являлись позиции в Средиземном море - средоточии важнейших коммуникаций империи, то Дж.А. Фишер и затем У. Черчилль осуществили концентрацию подавляющего большинства сил флота в Северном море: ускоренное военно-морское строительство в Германии создало непосредственную угрозу самим Британским островам. Тотальная концентрация линейных сил в Северном море и, соответственно, вывод их с многочисленных заморских станций стали началом постепенного развала имперской обороны.
Тем не менее можно с уверенностью утверждать, что Британская империя вступила единой в первую мировую войну: интересам "белых" доминионов вполне удовлетворял план некоторого ослабления Германии и аннексии германских колоний. Кажется бесспорным, что быстрая победоносная война позволила бы имперским акциям сильно укрепиться в цене: блеск одержанной победы заставил бы замолчать сепаратистов на некоторое, возможно, довольно длительное время. Трудная победа в четырехлетней "мясорубке" 1914-1918 гг. сыграла прямо противоположную роль: ставшее в ходе войны очевидным экономическое ослабление Великобритании продемонстрировал доминионам, что великодержавный статус метрополии испытал сильнейшее потрясение и, быть может, уже не оправится. Первая мировая война дала доминионам основу национального самосознания: их войска дрались на стороне союзников и их исключительная доблесть была равно признана по обе стороны фронта. Ошибки английских и французских генералов никак не могли отразиться на высочайшем уровне войск из Канады, Австралии и Новой Зеландии. Появление собственной национальной боеспособной армии стало важным шагом на пути доминионов к самоопределению.
Период между мировыми войнами был ознаменован "линкорными каникулами", которые позволили англичанам сравнительно дешево сохранить свой крупнейший линейный флот и громадные крейсерские силы, а потому проблемы имперской обороны до поры до времени не были в центре внимания кабинетов в Лондоне, Оттаве и Канберре. Вполне их обнажила начавшаяся в 1939 г. вторая мировая война. Она со всей очевидностью продемонстрировала распад общеимперского оборонного пространства. Австралия, Новая Зеландия и, в определенной степени, Канада столкнулись с прямой угрозой своей национальной безопасности - и имперские вооруженные силы уже не смогли решить эти проблемы.
Наличие серьезных проблем было признано британским руководством уже в начале второй мировой войны, когда было решено сосредоточить усилия флота на защите лишь трех театров военных действий - самой Великобритании в Северном море и прилегающей зоне Северной Атлантики, Средиземного моря с Суэцким каналом и Сингапура. Период "линкорных каникул" плохо сказался на боеспособности и технической оснащенности королевского флота, а задача строительства нового флота требовала времени и денег - не было ни того, ни другого. В то же время, как немцы, так и японцы смогли подготовиться к войне на море куда лучше, а американцы быстро наверстали упущенное в годы войны благодаря мобилизации экономического потенциала.
Несмотря на итоговую победу, для Великобритании вторая мировая война стала своеобразной "лебединой песней" империи: метрополия уже не была настолько сильна, чтобы сохранять связи со своими доминионами и колониями, а они уже не были заинтересованы в ней.

СОДРУЖЕСТВО НАЦИЙ ПОСЛЕ 1945 г.

После второй мировой войны подъем национально-освободительной борьбы в колониальных и зависимых странах постепенно привел к распаду системы колониализма в частности к распаду Британской империи.

Несмотря на отчаянные попытки правых сил сохранить гигантские колониальные владения Британии, Индия, Цейлон, Бирма, затем Малайя одна за другой добивались политической независимости. Одним из показателей изменения характера отношений внутри Содружества было принятие его участниками законов о гражданстве. В Австралии закон «О подданстве и гражданстве» был принят в 1948 г. Он устанавливал австралийское гражданство, которого раньше не имели жители страны, хотя одновременно: по закону автоматически сохранялось и британское подданство. Результатом возросшей самостоятельности доминионов было выдвинутое ими требование о проведении более всеобъемлющих и частых консультаций в рамках Содружества на правительственном уровне по вопросам, представляющим общий интерес.

Суэцкий кризис 1956 года окончательно показал несбыточность надежд британских колониалистов, вынудил Лондон приступить к кардинальному пересмотру своих внешнеполитических концепций применительно к «третьему миру».

К началу 60-х годов кризис колониализма привел его к окончательному краху. Значительный импульс процессу деколонизации придала принятая Генеральной Ассамблеей ООН в 1960 году по инициативе Советского Союза историческая Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам.

В повестку дня были поставлены вопросы о неизбежности ухода Англии из бывших владений, о пересмотре всего комплекса прежних связей, включая военные соглашения, навязанные некоторым государствам Южной и Юго-Восточной Азии при предоставлении им независимости, об уменьшении военного присутствия в «заморских территориях». (Стоит заметить, однако: формальное решение об уходе из районов «к востоку от Суэца» -- так определялись районы за пределами Европы -- было принято гораздо позже, в 1967г.). [6]

Между тем пересмотр привычных концепций и выработка нового курса вовсе не означали полного ухода Англии из бывших колониальных владений. Речь шла о другом--о выработке гибкой политики, призванной решить стратегическую цель, а именно: «уходя, оставаться», сохранить свои позиции.

Британские правящие круги приступили к разработке новой стратегии, основываясь на дифференцированном подходе к конкретным районам, отдельным странам. Эта дифференциация учитывала весь комплекс международных и внутриполитических факторов. Суэц, например, определенно показал, что время британского господства на Арабском Востоке кануло в Лету. Лондон был поставлен перед необходимостью потесниться, уступив первое место Соединенным Штатам, но переложив при этом на них и основное бремя военного противодействия здесь освободительному движению. В 1947 г. Индия дала старт процессу освобождения колоний, добившись независимости. После этого, желая как-то сохранить наработанные связи, защитить свои экономические интересы, не дать новой Индии "скатиться в коммунизм", метрополия переработала само понятие Содружества. Новое Содружество должно было унаследовать широкий комплекс взаимосвязей, существовавших внутри империи, фактически империя должна была продолжить свое существование под изменившейся вывеской. [6]

Основой нового Содружества стала концепция "партнерства", впервые предложенная министром по делам колоний О. Стэнли в 1943 г. и горячо поддержанная Г. Хаггинсом (будущим лордом Малверном), премьер-министром Федерации Родезии и Ньясаленда уже после войны. [3] Монархический строй перестал являться необходимым условием членства в Содружестве (Индия стала республикой); оно (Содружество) перестало быть объединением, построенным по этническому и религиозному признаку, а из названия исчезло слово "британское", и открыло свои двери для всех стран и территорий, входивших в состав империи. Эти положения были закреплены в Лондонской декларации 1949 года, которая явила пример политического компромисса между Англией и её доминионами и является точкой отсчёта в деятельности Современного Содружества наций.

В июне 1947 г. было создано министерство по делам Содружества. Подавляющее большинство освободившихся британских колоний после достижения независимости вошло в состав реорганизованного Содружества и остается там и по сегодняшний день.

После 1945 г. Содружество наций прошло несколько этапов в своем развитии. В течение 1945-1955 гг. происходит формирование этих государств, их внутренней и внешней политики, административного и территориального устройств. Вопрос с культурой был куда сложнее, но, быть может, и важнее. В эпоху английского господства происходило интенсивное распространение английского языка как основного средства общения деловых и политических кругов. На английском, как правило, велось обучение в школах и вузах - мимо этого не могли пройти ревнители новых государственных образований. Лингвистический национализм получил широкое распространение и начал играть важную роль в определении внутренней политики. Англия вынуждена была отказаться от классического образовании, которое она внедряла в колониях (например, согласно закону М а колея для Индии), и перейти к поддержке образовательных программ новых независимых государств, демонстрируя завидную тактичность и уважение к государственности и суверенитету этих стран, их национальной культуре. Проявлением нового курса британского руководства был План Содружества по развитию образования и партнерства, принятый в 1960 г., направленный на оказание всемерной помощи получению гражданами стран Содружества высшего образования за пределами своих стран (т.е. прежде всего в Англии). Разумеется, практика получения высшего образования в британских высших учебных заведениях была распространена и ранее, однако теперь эта политика получила формальное закрепление в законодательных актах Британского парламента, стала более широко распространена: студенты-иностранцы приобрели ряд льгот.
В следующем периоде (1955--1970 гг.) неуклонно сокращается роль Великобритании в делах Содружества наций. Ослабление бывшей метрополии, становящееся все более и более очевидным вкупе с отходом от политики жесткой конфронтации с главным врагом -- Советским Союзом, а, значит, относительное уменьшение важности ресурсов и вообще поддержки стран Содружества Западом развязывают руки новым независимым государствам. Интенсивно проходит процесс освобождения ("год Африки") колониальных владений. Уже освободившиеся страны начинают возвышать голос и пытаются овладеть властью хотя бы у себя дома, в "третьем мире". Лондон убедился, что лучше не доводить дело до кровопролития, особенно в тех районах, где нет большого числа белых поселенцев, как правило, упорно сопротивлявшихся передаче власти в руки черного большинства. С помощью заблаговременно подготовленных колониальной администрацией кадров, в том числе военных, и опираясь на английский капитал, Британия надеялась сохранять политическое влияние.
Первоначально бывшие британские колонии, получая независимость, довольно охотно вступали в Содружество -- это объяснялось как энергичными усилиями дипломатии Лондона, так и нежеланием соответствующих стран (исключая, пожалуй, Бирму, не вошедшую в Содружество) резко порывать налаженные связи с метрополией, а также между собой. Не следует забывать, что в начале 50-х годов Англия оставалась главным экспортёром и главным импортёром для этих стран (кроме Канады). Лондон рассматривал Содружество как существенный фактор укрепления своего положения в системе международных отношений.
К середине 60-х годов 600 млн. человек, населявших британские колониальные владения, обрели политическую независимость. Под владычеством Англии оставались 19 маленьких разбросанных по земному шару территорий с населением в 5 млн. человек, из которых 4 млн. жили в Гонконге.
Чтобы сохранять власть в отсоединявшихся колониях, Лондон в 60-е годы «не разделял, а объединял» -- сколачивая из бывших владений федерации. Сначала -- в Южной и Восточной Африке, затем, в 1962-- 1963 годах, -- в Юго-Восточной Азии (там была создана Малайская федерация, в которую позднее предполагалось включить Сингапур, Саравак, Северное Борнео, а в дальнейшем и Бруней). В конце 1963 года в Брунее вспыхнуло восстание против султана, которое англичане быстро подавили. В отношениях с Индонезией росла напряженность. Англичане опасались потерять в Брунее крупные нефтяные месторождения. Федерация создавалась с трудом - Бруней отказывался в нее войти, а Сингапур в августе 1963 года провозгласил независимость от Англии. В сентябре 1963 года федерация все же была провозглашена. Соседние страны -- Индонезия и Филиппины, отказались признать ее. Примечательно, что британская активность вызвала весьма настороженную реакцию Вашингтона, который в тот период, исходя из собственных замыслов, поддерживал Индонезию, куда активно проникали нефтяные компании США. В 1965 году Сингапур вышел из федерации, став независимым государством и членом ООН. Искусственный конгломерат распался. Большинство других федераций постигла та же участь -- они рассыпались (исключением были лишь Арабские эмираты). [6]
В 1955 г. проходит Бандунгская конференция, на которой группа стран во главе с Индией и Югославией провозглашает принцип Неприсоединения - открытый вызов блоковому разделу мира. В 1956 г. ведущие колониальные державы - Великобритания и Франция - в последний раз попытались восстановить статус-кво вооруженным путем (операция "Мушкетер", проведенная для денационализации Суэцкого канала), чем спровоцировали резкое обострение отношений с новыми независимыми государствами и национально-освободительными движениями. В 1961 г. африканские страны Содружества "продавили" свою точку зрения относительно ЮАР и санкций против нее; в том же 1961 г. индийские вооруженные силы были введены в территории Гоа, Даман, Дну - и последние португальские владения на Индийском субконтиненте были включены в единую Республику Индию. Эти действия индийского руководства вызвали крайне жесткую оценку международного сообщества, и прежде всего США. В 1964 г. африканские государства - члены Содружества потребовали от Великобритании использовать ее право контроля над законодательством Южной Родезии, управляемой белым меньшинством и проводящим открыто расистскую политику. Почувствовав свои силы, новые независимые государства принялись активно участвовать в международной политике, утверждая свой суверенный статус и ограждая его от потенциальных угроз со стороны бывших хозяев. Логически завершает этот период заявление британского премьер-министра Г. Вильсона "об уходе с территорий к Востоку от Суэца" (1967 г.) - и реальный уход с этих территорий к 1972 г. [3]Именно в это время по рекомендациям комиссии Плоудэна, назначенной в 1962 году, время формально прекращает свое существование министерство по делам Содружества в 1968 г. Оно было слито с министерством иностранных дел. С 1969 года существует единое Министерство иностранных дел и по делам Содружества. В1966 году ликвидируется министерство колоний, а конфедерация премьер-министров стран Содружества впервые проходила не в британской столице, а в Лагосе. Таким образом, отношения Британия со странами Содружества на институциональном уровне утратили свой относительно высокий приоритет в повестке дня правительств Ее Величества, заняв подчиненное положение в системе британских внешнеполитических связей. [2]
Начало следующего периода логично датировать 1971 г., когда была принята Сингапурская декларация по принципам Содружества. В ней отмечалось, что Содружество - это "добровольная ассоциация независимых суверенных государств, ответственных каждое за свою собственную политику, консультирующихся и сотрудничающих в общих интересах своих народов и в укреплении международного взаимопонимания и всеобщего мира" [3]. Целью Содружества является формирование согласия между его членами по вопросам международной политики, сотрудничества в различных областях, направленного на повышение качества жизни населения. Малые и экономически отстающие страны Содружества воспользовались форумом, дабы поставить вопросы расизма в Южной Африке и широкого круга проблем защиты прав человека SINGAPORE DECLARATION OFCOMMONWEALTHPRINCIPLES, 1971. Еще одна веха -- это 1 января 1973 г., вступление Англии в ЕЭС и последовавшая окончательная трансформация отношений с членами Содружества. Однако, хотя вступление Британии в ЕЭС и повлекло за собой ослабление экономических связей с Содружеством вследствие пересмотра преференциальных тарифов (как и дальнейшую «европеизацию» британской внешней политики в целом), это отнюдь не означало отказа Лондона от активной роли в сфере своего традиционного влияния.
Провозгласив в 1967 году курс на уход из районов «к востоку от Суэца», Британия действительно следовала ему, но крайне неравномерно. Лондон сохранил присутствие в Гонконге. До 1971 года действовал заключенный в 1957 году англомалайзийский договор об обороне и взаимной помощи, действие которого распространялось и на Сингапур. В 70-е годы, «уходя», но стремясь не оставлять вакуум, Лондон подключил к «обороне» Малайзии и Сингапура Австралию и Новую Зеландию, а в апреле в британской столице было подписано соглашение о «пятисторонней системе обороны в малайзийско-сингапурском районе». Его участниками стали Англия, Австралия, Новая Зеландия, Малайзия и Сингапур. Кстати, в январе 1968 года, когда на острове Маврикий вспыхнули 6еспорядки, Британия использовала именно базу в Сингапуре, чтобы оттуда перебросить войска для подавления волнений.
В целом Британия вела дело к сокращению своего военного присутствия в Юго-Восточной Азии. Если в 1965 году в разгар конфликта с Индонезией Англия держала в Малайзии 70 тыс. солдат, то в 1971 году -- всего один батальон и несколько отдельных подразделений общей численностью 7 тыс. человек. В 1979 году Англия ушла с Мальты, а еще раньше, в 1975 году, отказалась от особых прав на использование военно-морской базы на территории ЮАР в Саймонстауне, на мысе Доброй Надежды.
В этот период, вплоть до второй половины 1980-х годов, отношения между государствами Содружества структурируются двумя основными конфликтами: индо-пакистанским и южноафриканским. Индо-пакистанский конфликт вовлек в свою орбиту два крупных государства Содружества (в том числе крупнейшее из не-белых - Индию). Обе страны ожидали от государств-сочленов если не помощи, то, хотя бы, понимания -- однозначная поддержка одной из них, разумеется, не отвечала ничьим интересам. Вместе с тем очевидное неравенство потенциалов привело к тому, что Содружество формально встало на сторону Индии -- Пакистан был исключен из его рядов. Расизм в Южной Африке -- в ЮАР и Южной Родезии -- расколол Содружество на две части: белую и не-белую. Формально и Великобритания, и Австралия, и другие "белые" члены Содружества высказались против расистских эксцессов режимов Претории и Сослсбери и наряду с другими государствами оказали помощь черному большинству в Южной Африке. В 1960 в ходе референдума, проведенного правительством Южно-Африканского Союза, состоявшего в основном из членов африканерской Национальной партии, белое население (только оно участвовало в референдуме) незначительным большинством проголосовало за республику, которая была провозглашена в мае 1961. Чтобы остаться в Содружестве, Южно-Африканская Республика обратилась к другим членам с просьбой о ее признании. Это вызвало острую реакцию, особенно со стороны стран - членов Содружества с небелым населением, осуждавших систему апартеида и господства белых в ЮАР. В итоге премьер-министр ЮАР Х.Фервурд отозвал заявление своей страны о продолжении членства в Содружестве. Политика апартеида, проводившаяся в ЮАР несколько десятилетий, вызывала недовольство стран-членов Содружества, однако правительство Великобритании не шло на решительные меры. В 1975 г. в странах Содружества начали проходить обучение 10 тыс. беженцев из Намибии, оккупированной ЮАР, в 1977 г. было подписано соглашение, исключающее южноафриканских спортсменов из спортивных соревнований внутри Содружества. Пришедшая к власти премьер-министр М. Тэтчер стояла на своем, категорически отказываясь от введения эффективных экономических санкций. Встреча группы членов Содружества в начале августа 1986 года в Лондоне не внесла существенных изменений в эту ситуацию. Премьер-министр Индии Раджив Ганди осудил позицию кабинета Тэтчер, ряд африканских стран пригрозил выходом из Содружества, если Британия не изменит свою линию по отношению к ЮАР, раздавались заявления насчет того, что Лондон, заняв позицию попустительства расистам, не вправе осуществлять руководство Содружеством. Только в 1994 новое демократическое правительство обратилось с просьбой о восстановлении страны в составе Содружества, и эта просьба была удовлетворена.
Другой проблемой была история южнородезийского кризиса, длившаяся 15 лет. Началась она 11 ноября 1965 г, когда Ян Смит, лидер южнородезийского белого меньшинства, в одностороннем порядке, то есть без оформления соответствующего акта с Англией, провозгласил «независимость» страны. В ответ было принято нефтяное эмбарго, которое не возымело эффекта, так как нефть продолжала поступать в Южную Родезию. Многие члены Содружества были возмущены бездействием британского правительства и требовали решительных мер в отношении расистов, но премьер-министру Вильсону удалось настоять на использовании дипломатических методов. Однако переговоры со Смитом в 1966 и 1968 не принесли результатов. Также провалились и планы вслед пришедших Киссинджера, Ричарда и Оуэна. Прекратили режим белого геноцида в Южной Родезии только соглашения в Лусаке 1979 г. и лондонское в Ланкастер Хаузе 1980 г., организованные Содружеством. А по результатом проведённых в 1980 г. выборов к власти пришла одна из составных частей Патриотического фронта -- ЗАНУ во главе с Р. Мугабе была провозглашена республика Зимбабве.
Проблемы расизма не удалось избежать также и Австралии, где в 40-е годы проводилась политика «белой Австралии». По инициативе министра по делам иммиграции А. Колуэлла австралийский парламент принял закон «О депортации беженцев военного времени» . Хотя вместе с тем со временем в стране усиливались позиции сторонников отмены дискриминационного законодательства. Это происходило как под влиянием процесса послевоенной демократизации общественного мнения, так и в результате постепенного осознания необходимости для Австралии улучшать отношения со странами Азии. После войны особую популярность приобрело требование введения системы иммиграционных квот, в том числе и для выходцев из стран Азии. Однако в период своего пребывания у власти лейбористы не пошли на модификацию иммиграционной политики. Продолжение курса «белой Австралии», несомненно, затрудняло развитие отношений со странами Азии, справедливо выражавшими свое возмущение расистским характером иммиграционных мер австралийского правительства.
Внутренние проблемы Содружества тесно переплетались с большой мировой политикой. На новом витке противостояния Восток-Запад и взрыве нефтяного и общего экономического кризиса произошла кардинальная перетряска баланса сил и перераспределение ролей в "третьем мире". Страны Юга громко заявили о себе - на сей раз не только в пределах собственных территорий. Они вышли на международные рынки (как Индия или "азиатские тигры"), испытали ядерное оружие (Индия), опираясь на вентиль нефтяного трубопровода, стали диктовать Западу свою волю (монархии Персидского залива и вообще страны ОПЕК). Экономические связи внутри Содружества начинают скатываться в положение рудиментарных, политически оно менее едино, чем когда-либо.
Система отношений внутри Содружества позволяет развивать и так называемые «горизонтальные связи», то есть непосредственные, без участия Лондона, связи между членами Содружества. В частности, их активно используют в своих интересах такие «богатые» члены Содружества, как Канада и Австралия. «Горизонтальные связи» активно развивались в соответствующих регионах; Канада выступала их инициатором в Карибском бассейне, Австралия и Новая Зеландия -- в Юго-Восточной Азии и южной части Тихого океана. Австралия оказывала активную военную поддержку Англии в её борьбе с общенародным антиколониальным движение в Малайе в конце 40-х - начале 50-х годов, по итогам которого в стратегическом отношении Малайя стала частью австралийской «зоны военного влияния»». Также Канада и Австралия стали расширять экономическое сотрудничество с африканскими странами.
С другой стороны, Великобритания, выступая в поддержку аутсайдеров международной политики, приняла активное участие в создании Специального представительства ООН по делам малых стран, что, разумеется, заносится ей в актив. На конференции стран британского Содружества, проходившей в г. Коломбо (Цейлон) в январе 1950 по инициативе английского правительства был принят План Коломбо по совместному экономическому развитию Южной и Юго-Восточной Азии. Британия рассчитывала с его помощью укрепить свои позиции в странах Южной и Юго-Восточной Азии, подорванные в результате 2-й мировой войны 1939-45, и одновременно ослабить в этой части Азии национально-освободительное движение, а также создать определенные преграды на пути активного проникновения американского капитала в регион. Конференция создала Консультативный комитет, в который вошли представители Великобритании, Австралии, Канады, Новой Зеландии, а также Индии, Пакистана, Цейлона и представители бывших в то время английскими колониями Малайи и Северного Борнео. На первом его заседании в Сиднее (Австралия) в мае 1950 было принято решение о том, чтобы страны - члены Комитета разработали программы развития их и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.