На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Молдавия в годы второй мировой войны

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 07.09.2012. Сдан: 2011. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


       Введение
       Тема данной работы «Молдавия в годы второй мировой войны». Также в работе рассмотрены вопросы оккупации данного региона, начала войны, а также вопрос одной из самых важных наступательных операций Красной Армии - Ясско-Кишиневской операции.
       Война - это беда не одного человека, не одной семьи и даже не одного города. Это беда целой страны. Война... Только от одного произношения этого простого и незамысловатого слова замирает сердце и по телу пробегает неприятная дрожь. Надо сказать, что в истории было множество войн. Но, пожалуй, самой страшной по количеству убитых людей, жестокой и беспощадной, была Великая Отечественная война. . [2]
       Эта тема сложна, многообразна, неисчерпаема. Задачи современных литераторов, пишущих  о войне — огромны. Им необходимо показать значимость борьбы и победы, истоки героизма советских людей, их нравственную силу, идейную убежденность, преданность Родине; показать трудности борьбы с фашизмом; донести до современников чувства и мысли героев военных лет, дать глубокий анализ в один из самых критических периодов в жизни страны и их собственной жизни. [2]
       Со  времен окончания ВОВ прошло более  полувека, но интерес к ее истории  не ослабевает. Причин тому несколько.
       Во-первых, Вторая мировая война и ее основное содержание - Великая Отечественная война Советского народа - перекроила карту мира, определила новый мировой порядок в XX веке, что скажется еще и в XXI.
       Во-вторых, невиданные жестокости войны - многие десятки миллионов человек погибших и искалеченных на войне, в гитлеровских концлагерях, потерявших родных и близких, испытавших ужасы войны - заставляют даже не воевавшие поколения задаваться вопросами: «Кто виноват?» и «Что делать, чтобы это не повторилось?».
       В-третьих, война явилась жестоким экзаменом  для стран с различными социальными системами, системами нравственных ценностей, традициями, культурой, экономикой, государственным устройством, руководителями стран и их Вооруженных сил.
      В-четвертых, война четко высветила основных врагов как нашей Родины, так и «простых» людей мира - руководителей транснациональных корпораций (ТНК) мира, которые являются фактическими руководителями стран Запада. Объективно присущие ТНК экономические интересы, алчность, требовали от них стать во главе мира, а для этого - организовать бойню Второй мировой войны с обязательной целью разгрома главного политического и экономического противника - СССР, овладения его ресурсами. [1]
      Целью данной работы является исследование положения Молдавии в года оккупации 1941 – 1945 гг, а также подробный обзор Ясско-Кишиневской операции, непосредственно затронувшей данную территорию.
      Работа  состоит из двух частей. В первой части рассмотрены вопросы, связанные  с началом военных действий на данной территории и оккупационным  режимом на ней. Во второй части -  периоды и события Ясско-Кишиневской операции (а именно: оперативная пауза, руководство артиллерией в ходе операции, участие в планировании, Боевые действия, окончание и итоги операции).
      Как результаты исследований,  сделаны  определенные выводы.
      Работа  также сопровождается  Приложениями (биографией участника военный действий (см. Приложение 1), наглядными пособиями в виде изображений, сделанный в период Ясско-Кишиневской операции (см. Приложение 2), а также карта Ясско-Кишиневской операции (см. Приложение 3)). 

 

       I. Начало войны
       В своем известном труде «О войне» Карл Клаузевиц провозгласил: «Война есть не что иное, как расширенное единоборство…Это акт насилия, имеющий целью заставить противника выполнить нашу волю. Насилие использует изобретения искусств и открытия наук, чтобы противостоять насилию же». Даже человеку непосвященному понятно, что это – не наставление по военному делу, а философская система, призванная объяснить природу войны.[5]
       На  рассвете 22 июня 1941г. германская армия всей своей мощью обрушилась на советскую землю. Началась Великая Отечественная война, война советского народа с фашистскими оккупантами, продолжавшаяся 1418 дней и ночей. В тот же день к Германии присоединились Италия и Румыния, 23 июня – Словакия, 27 июня – Венгрия.[6]
       На  рассвете 22 июня немецкая и румынская авиация нанесла удары по военному аэродрому, железнодорожной станции Тирасполя и стратегически важным мостам через Днестр у городов Рыбница и Бендеры, а также не только по многим другим стратегическим объектам Республики, но и по домам мирных жителей, когда те еще спали.
       В первый же день войны в военные комиссариаты Молдавии пришли добровольцы, которые просили о зачислении их в Красную Армию. Это были в основном люди, не подлежавшие мобилизации. «Ежедневно, - сообщалось в тираспольской газете «Красное знамя», - в горвоенкомат приходят крепкие здоровые мужчины и молодые девушки. Все они с разных участков работы - с фабрик, заводов, учреждений, колхозных полей и учебных заведений, но у них общее стремление - идти на фронт гробить врага...»
       Большую роль в мобилизации населения сыграла память народа о злодеяниях румынских интервентов в мае 1919 г. во время подавления Бендерского восстания. После одного из митингов, на котором участник этого восстания, рабочий Кузнецов, напомнил о товарищах, погибших тогда от рук румынских захватчиков у «Черного забора», ставшего местом расстрела защитников города, в ополчение записались 130 рабочих.
       В первые дни войны некоторые жители, особенно в селах, питали иллюзии  в отношении характера предстоящей оккупации. Крестьяне порой высказывались против эвакуации, надеясь на то, что Гитлер «не так страшен, как его малюют». Однако по мере приближения фронта желание покинуть родные земли охватывало все большее число людей. В результате мобилизации в Красную Армию и эвакуационных мероприятий данную территорию покинула шестая часть населения. [7, с. 203 - 206] 
 
 

       II. Оккупационный режим
    Основным  методом оккупационного управления стал террор. Повсеместно проводились расстрелы коммунистов и других сторонников Советской власти. Особенно жестоким гонениям подвергались евреи. В августе - сентябре 1941 г. около 10 тыс. успевших эвакуироваться евреев были согнаны в гетто, а затем расстреляны либо заключены в концлагеря. В Дубоссарах зондеркоманда СС уничтожила до 18 тыс. евреев - местных и депортированных из Бессарабии, 1500 были убиты оккупантами в Тирасполе, 1300 - в Рыбнице, свыше 500 – в Каменском районе.
    Акции геноцида и политические убийства были рассчитаны на устрашение всего населения, а режим безопасности – на подавление массового сопротивления.
    Ничьих  социальных ожиданий захватчики не оправдали  — и молдавское и славянское население было подчинёно режиму жестокой эксплуатации и грабежа. Уже в  августе 1941 г. зерно и скот блокировались для нужд румынской армии, а владельцы   лишились права распоряжаться продовольствием. Чтобы не вызвать, по словам губернатора, «страшных пертурбаций в производстве», оккупационная администрация сохранила коллективную организацию труда, преобразовав колхозы в «общины» с коллективной ответственностью за выполнение поставок, уплату налогов, выполнение повинностей. Зерном и жирами, изъятыми в Молдове, оккупанты снабжали румынскую и немецкую армии, а также население Румынии, под видом контрибуции отбирали у жителей цветные и драгоценные металлы, шерсть, валенки, теплую одежду, хлопок, пряжу, кожу и пр. Под угрозой заключения в «трудовой» лагерь вынуждали не только крестьян, но и горожан сдавать птицу, молоко, свинину, брынзу, мед и другие продукты питания. Рабочим по несколько месяцев не выплачивали заработную плату, «компенсируя» ее выдачей 200 г пшеницы в день на человека.
       Репрессии носили массовый характер. За первые два  года оккупации румынские трибуналы  Тирасполя, Рыбницы и Дубоссар вынесли  приговоры по 6129 «делам». Часто отправляли в концлагеря без суда. Типичной чертой оккупационной политики стало физическое насилие. Избиения вошли в повседневную практику на производстве. Продовольственная политика Еминеску также носила характер геноцида: не раз в города Республики отмечались случаи голодной смерти.
       Геноцид, жестокое обращение, голод, эпидемия, непосильный  принудительный труд привели к катастрофическому  росту смертности. Самые тяжелые  потери жители Молдовы понесли на третьем году оккупации. [8, с 212-214]. Все эти тяжбы должны были когда-то найти свой конец, всю злобность и бесчеловечность фашистов необходимо было прекратить. Именно благодаря Ясско-Кишиневской операции на территории Молдавии восстановился мир. 

III. Ясско-Кишиневская операция
       1. Оперативная пауза
       В мае 1944 года на фронтах Великой Отечественной войны установилось временное затишье, которое солдаты обычно называли «передышкой», а офицеры и генералы — «оперативной паузой». Только на отдельных участках велись бои местного значения с целью улучшения позиций.
       Командиры, штабы, политорганы — все должностные лица зря не теряли времени, использовали каждый день и час для планирования очередных наступательных действий, налаживания управления, боевого и материально-технического обеспечения.
       На  избранных для наступления направлениях скрытно создавались ударные группировки, подтягивались резервы Верховного Главнокомандования, некоторые соединения переводились из одних фронтов в другие.
       Произошли изменения и в руководящем  составе фронтов. Решением Ставки генерал  армии Р. Я. Малиновский с 3-го Украинского перемещался на 2-й. Родиона Яковлевича сменил генерал армии Федор Иванович Толбухин, поскольку 4-й Украинский фронт, выполнивший свою историческую задачу по освобождению Крыма, расформировывался.
       Федор Иванович Толбухин и Родион Яковлевич Малиновский — замечательные полководцы. За каждым из них числится множество славных, героических свершений, о которых уже написано немало книг — воспоминания, биографии, научные труды. Доблестные имена обоих военачальников навеки сохранятся в памяти народной, в истории Советских Вооруженных Сил.
       Вот как отзывается о Федоре Ивановиче  Толбухине бывший член Военного совета Южного и 4-го Украинского фронтов, ныне генерал-лейтенант запаса Н. Е. Субботин: «Как военачальник Федор Иванович имел две характерные для него особенности. Он, как никто другой, берег личный состав армии-фронта, всегда стремился добыть победу малой кровью. И второе — он обладал исключительной работоспособностью, в периоды напряженных операций по 3-5 суток не отрывался от карты и телефонов, лишая себя даже короткого отдыха. Личного для него не существовало, он горел на работе, отдавая себя делу без остатка. За свою честность, кристальную человеческую чистоту перед партией и народом, неиссякаемое трудолюбие Федор Иванович пользовался всеобщим уважением у своих начальников и у подчиненных. Уважал его всей душой и я, и, после того как мы расстались, стремился в своей работе в какой-то мере быть ему подобным»
       Член  Военного совета 3-го Украинского фронта, ныне генерал-полковник, А. С. Желтов рассказывает о Родионе Яковлевиче Малиновском так: «Под его руководством наши войска в течение тринадцати месяцев громили врага. Мы знали его как опытного, талантливого военачальника, хорошо понимавшего природу боя. Он делил с нами трудности боевой жизни, радости побед и тяготы неудач. Родион Яковлевич был всегда уравновешен, храбр, часто его можно было видеть на самых трудных участках сражения. По-отечески заботился он о солдатах. И, конечно, с большим сожалением войска и командиры расставались со своим командующим...»
       Ф. И. Толбухину удалось «выпросить»  у И. В. Сталина на 3-й Украинский фронт некоторых своих боевых соратников — генерал-полковника С. С. Бирюзова, генерал-майора А. П. Тарасова и генерал-лейтенанта войск связи И. Ф. Королева. Все они, кроме Бирюзова, прилетели вместе с Федором Ивановичем. А С. С. Бирюзов прибыл на командный пункт 3-го Украинского в район Катаржина несколько раньше.
       3-й  Украинский фронт занимал полосу  около 210 километров. Передний край  обороны протянулся от Дубоссар на реке Днестр до побережья Черного моря.
       В состав фронта входили четыре общевойсковые  армии, 17-я воздушная армия, 4-й  гвардейский механизированный корпус и значительное количество артиллерии из резерва Верховного Главнокомандования.
       На  правом крыле фронта, между Дубоссарами и Тирасполем, находились войска 5-й ударной армии генерал-лейтенанта Н. Э. Берзарина и 57-й армии генерал-лейтенанта Н. А. Гагена. В центре, на Кицканском плацдарме, по гребню высот южнее Тирасполя оборонялось два стрелковых корпуса 37-й армии генерал-лейтенанта М. Н. Шарохина. От Талмаза до Черного моря была развернута 46-я армия генерал-лейтенанта И. Т. Шлемина. 4-й гвардейский механизированный корпус генерал-майора танковых войск В. И. Жданова и 31-й гвардейский стрелковый корпус генерал-майора С. А. Бобрука составляли фронтовой резерв.
       Артиллерийская  группировка включала 84 полка и  семь бригад; в резерве фронта — семь полков и одна бригада. От воздушного нападения противника боевые порядки войск и фронтовые объекты прикрывали 30 зенитно-артиллерийских полков и три отдельных дивизиона
       Войскам фронта противостояли 6-я немецкая и 3-я румынская армии, в которых  в общей сложности насчитывалось 24 дивизии. Благодаря этим силам  вражеское командование намеревалось создать непреодолимый заслон на подступах к Балканам.
       Некоторое время спустя Ф. И. Толбухин провел заседание  Военного совета.
       — Перед Советскими Вооруженными Силами, — сказал он, — стоят грандиозные военно-политические задачи на летне-осеннюю кампанию 1944 года. Необходимо завершить полное освобождение всех оккупированных земель нашей Родины и помочь народам европейских стран избавиться от фашистского ига. В ближайшие один-два месяца войска 3-го Украинского фронта, возможно, не будут вести активных боевых действий. Однако оперативную паузу мы должны использовать наиболее эффективно для всесторонней подготовки к предстоящим решающим боям. Штабом фронта разработан проект календарного плана боевой и политической подготовки войск. Я прошу вас внимательно изучить его и внести, если это необходимо, свои поправки и предложения.
       Митрофана Ивановича больше всего волновала  нехватка боеприпасов, и он внес в  план дополнения, реализовать которые  активно помогал А. М. Василевский. Соединения и части 3-го Украинского  фронта стали интенсивно пополняться людьми, новой и отремонтированной боевой техникой, вооружением и боеприпасами.
       Сборы явились отличной школой обмена передовым  опытом. Они позволили выработать единство взглядов по ряду артиллерийских вопросов, определить наиболее эффективные методы взаимодействия между различными огневыми средствами. Боевые расчеты и экипажи показали свое возросшее мастерство и силу отечественного оружия.
       Таким образом, оперативная пауза, насыщенная учебой и подготовкой войск к  предстоящим боям, была использована с большой пользой.  

       2. Участие в планировании 

       Планирование  военных операций — сложный творческий процесс. Ясско-Кишиневская операция во всех отношениях являлась особой, поскольку советское командование рассчитывало нанести сокрушительные и внезапные удары по врагу на тех направлениях, где он не ожидал.
       15 июня 1944 года начальник штаба  3-го Украинского фронта Сергей  Семенович Бирюзов по телефону  ВЧ получил указание из Генерального  штаба: к концу июля представить  материалы в Ставку о готовящемся наступлении. Федор Иванович Толбухин немедленно собрал своих ближайших помощников на командном пункте в Воробьево-Берлине и в общих чертах, схематично изложил задачи, которые должны были решить войска фронта, подчеркнув: «Никакая страна, как бы велика она ни была, даже Советский Союз, давать без конца пополнение людьми не сможет. Бой прожорлив, и потери значительны. Поэтому мы должны всемерно беречь людей. Командиры полков обязаны знать своих офицеров, а командиры рот и батарей каждого солдата»
       Так как в обороне противника наиболее уязвимыми местами являлись Кишиневское и Тираспольское направления, то по предложению генерала Бирюзова были созданы две небольшие рекогносцировочные группы. В первую вошли Ф. И. Толбухин, командующий 17-й воздушной армией В. А. Судец, командующий бронетанковыми войсками Ф. В. Сухоручкин и начальник связи И. Ф. Королев. Они выехали на правое крыло фронта — Кишиневское направление. На левое крыло в район Кицканского плацдарма, занимаемого войсками 37-й армии, вместе с начальником штаба С. С. Бирюзовым отправились командующий артиллерией М. И. Неделин и начальник инженерных войск Л. З. Котляр.
       Утром 17 июля были подведены итоги рекогносцировки. Федор Иванович Толбухин отклонил предварительно намеченное решение нанести главный  удар на Кишиневском направлении и предложил обсудить идею Бирюзова — мощно атаковать левофланговыми армиями в районе стыка немецких и румынских войск.
       — Я полностью согласен с Сергеем Семеновичем, — начал свой доклад Митрофан Иванович. — Правда, Кицканский плацдарм не особенно большой, имеет площадь всего около 70 квадратных километров и значительное количество заболоченных и холмистых участков местности. Но вместе с тем здесь незаметно от противника можно укрыть все силы ударной группировки. Основной же выигрыш — внезапность. Ведь фашисты, как утверждает начальник разведывательного отдела генерал-майор А. С. Рогов, ждут нас на Кишиневском направлении. Нам остается позаботиться лишь о том, чтобы эта мысль укоренилась в головах у генералов Фриснера и Думитреску.
       — Да, конечно, внезапный успешный удар наших войск с Кицканского плацдарма в направлении на Хуши и соединение в этом районе с войсками 2-го Украинского фронта являются многообещающими и могут стать для 6-й немецкой армии вторым Сталинградом. Предложение заманчивое, — сказал командующий фронтом, — я полагаю, оно заинтересует и самого Верховного...
       Митрофан  Иванович Неделин принимал самое активное участие в подготовке операции. Он и С. Б. Софронин были допущены к разработке общего плана и параллельно трудились над составлением документов по боевому использованию артиллерии фронта. Нагрузка была чрезмерно большой, поскольку вся тяжесть работы из-за секретности ложилась на строго ограниченный круг должностных лиц. Командование армий, как и большинство офицеров штаба артиллерии фронта, в замысел предстоящих действий пока не посвящалось. За неделю Митрофан Иванович проанализировал информацию о силах противника, произвел многочисленные расчеты для обоснования своих рекомендаций, принял решение на использование артиллерийских средств, к общему плану на рабочей карте подготовил пояснительную записку и графики, согласовал в штабе фронта вопросы взаимодействия артиллерии с другими родами войск.
       В конце июля 1944 года Ф. И. Толбухин в  Москве доложил Ставке Верховного Главнокомандования о готовности фронта к предстоящему наступлению и здесь же получил конкретные боевые задачи, подтвержденные 2 августа специальной оперативной директивой. В ней 2-му и 3-му Украинским фронтам предлагалось окружить и уничтожить Ясско-Кишиневскую группировку, а в дальнейшем развить наступление на Фокшаны, Галац, Измаил, полностью очистить от врага Молдавию и принудить Румынию к выходу из войны. Этой же директивой Черноморскому флоту и Дунайской военной флотилии предписывалось оказывать содействие войскам 3-го Украинского фронта. На период операции фронт усиливался 7-м механизированным корпусом генерал-майора танковых войск Ф. Г. Каткова и 7-й артиллерийской дивизией прорыва генерал-майора артиллерии А. Ф. Попова.
       Небольшой перерыв проходил в оживленных разговорах между боевыми соратниками. А в это время офицеры оперативного отдела вывешивали на бревенчатых стенах блиндажа карты, схемы и таблицы, которые были необходимы лишь для самоконтроля.
       По  указанию Э. А. Инашвили, начальника разведки подполковника и М.И Неделина, была создана стройная система основных и вспомогательных наблюдательных пунктов, плотность которых на намеченных участках прорыва достигала 90-100 на каждый километр фронта. С помощью корректировочно-разведывательной авиации на направлении главного удара была сфотографирована вся оборонительная полоса гитлеровцев, а офицеры-разведчики из аэрофотоснимков смонтировали специальные карты-планшеты с дешифрованными целями и объектами.
       Неделин руководил и организацией маскировки. Так, по его указанию было построено более сотни макетов орудий, тягачей, автомашин, много землянок, блиндажей и других укрытий. На «командном пункте», якобы предназначавшемся для командующего артиллерией фронта, связисты начали радиоигру, с тем чтобы дезориентировать фашистов: радиостанции работали в прежнем режиме, но время от времени, как бы невзначай, в эфир посылались «новые» сигналы-команды по поводу использования «труб», «огурцов» и «дынь» в предстоящих «прогулках» и «свадьбах» на Кишиневском направлении.
       Да, славно поработали саперы, пехотинцы, танкисты, артиллеристы, связисты — все, на кого возлагалась ответственность за воплощение плана оперативной маскировки в жизнь. Не отставали от других и хозяйственники — в ложном районе нещадно дымили походные солдатские кухни...
       На  новые позиции необходимо было перевести 113 артиллерийских и минометных полков из 170, имевшихся во фронте. Глубина перегруппировки для значительного количества частей составляла 70-90 километров.
       По  распоряжению Неделина артиллеристы совершали  марши лишь поздним вечером и  ночью при строжайшем соблюдении мер светомаскировки. Тягачи и транспортные автомашины двигались по пыльным проселочным и лесным дорогам с потушенными фарами. На рассвете колонны останавливались, тщательно маскировались и замирали до наступления следующей ночи.
       16 августа на наблюдательный пункт  командующего артиллерией 37-й армии полковника В. П. Чистякова прибыли Ф. И. Толбухин, А. С. Желтов и М. И. Неделин.  
 
 

       3. Руководство артиллерией в ходе  операции
       По  установившейся с начала войны традиции перед каждой операцией проводились  партийные и комсомольские собрания. Коммунисты и комсомольцы собирались обычно ненадолго, иногда на несколько минут, но их значение невозможно переоценить: чисто человеческая теплота, чувство товарищества, подъем, воодушевление — вот что характеризовало обстановку на этих собраниях. И замирало сердце, когда мужественный ветеран — вся грудь в орденах, едва сдерживая волнение, прерывающимся голосом говорил: «Один за всех, все за одного!», «Враг должен быть разбит, победа будет за нами!»
       Так было и на партийном собрании штаба  артиллерии 3-го Украинского фронта, которое проходило во второй половине дня 19 августа 1944 года. Заместитель командующего артиллерией по политической части полковник И. И. Мохначев рассказал коммунистам об интернациональном долге и освободительной миссии Красной Армии в странах Восточной и Юго-Восточной Европы, о сложившейся внутриполитической обстановке в королевской Румынии и царской Болгарии...
       После партийного собрания Неделин отдал  распоряжение о перемещении его  оперативной группы на передовой  командный пункт (ПКП) фронта в район Кицканского плацдарма, к Кицканскому монастырю. Сам же Митрофан Иванович подъехал, когда уже стемнело. Пройдя к телефону, он обзвонил командующих артиллерией армий. Близился рассвет. Но генерал Неделин продолжал работать.
       Время шло. В полосах 37-й и 5-й ударной армий уже была произведена разведка боем, и командармы доложили командующему фронтом о готовности войск к переходу в наступление. Через считанные минуты начиналась операция — тяжелое физическое и моральное испытание для всех ее участников.
       По  указанию Федора Ивановича Толбухина  над расположением вражеских  войск появилась наша авиация. Бомбардировщики  и штурмовики эскадрилья за эскадрильей  устремлялись и наваливались на вражеские  позиции.
       За  ударами авиации наблюдали генералы Толбухин, Бирюзов, Неделин, Судец, находившиеся на ПКП. Федор Иванович пристально взглянул на следившего за небом командующего 17-й воздушной армией и поинтересовался:
       — Чьи это соколы, товарищ Судец?
       — Бомбардировщики, товарищ командующий, — 244-й бомбардировочной авиационной дивизии подполковника П. В. Недосекина, штурмовики — 10-й гвардейской штурмовой авиационной дивизии гвардии генерал-майора авиации А. Н. Витрука, а истребители — 288-й истребительной авиационной дивизии полковника Б. А. Смирнова, — ответил генерал-полковник авиации В. А. Судец. Толбухин остался довольный их работой.
       4. Боевые действия.
       Ровно в 8 часов утра 20 августа 1944 года все пространство вокруг Кицканского плацдарма потряс мощный сокрушающий залп. Одновременно загрохотали тысячи орудий и минометов. Под ногами стоявших в блиндаже генералов и офицеров дрожала земля, сквозь смотровую щель врывался поток воздуха, образовавшийся от массированных взрывов на переднем крае обороны противника. Небо сплошь заволокло дымом и пылью. От гари и копоти потемнела трава.
       Спустя 55 минут командующий артиллерией  подал сигнал на перенос огня в  глубину обороны. В это время  бойцы, занимавшие первую траншею, открыли  интенсивный ружейно-пулеметный огонь, с помощью искусно сделанных  чучел имитируя подготовку к атаке. Враг, решив, что она сейчас последует, сконцентрировал на передовой крупные силы и начал вести ответный огонь, впустую расходуя боеприпасы. Подразделения противника вышли из надежных укрытий и заняли более уязвимые позиции, по которым через 15 минут ударили наши орудия.
       В 9 часов 45 минут поднялась советская  пехота и устремилась вслед за танками к переднему краю обороны  противника. Артиллерия, используя  метод огневого вала и последовательного  сосредоточения огня, поддержала эту  атаку. Неделин с облегчением вздохнул: батальоны ворвались с первую вражескую траншею, затем преодолели вторую, третью.
       И только после этого в расположении боевых порядков наступающих стрелковых полков начали рваться одиночные  снаряды. Митрофан Иванович быстро определил, что огонь ведут отдельные орудия. Ему было совершенно ясно, что основная, наиболее укрепленная и оснащенная артиллерией линия обороны фашистов уничтожена. Он незамедлительно связался по радио с командирами экипажей дежуривших в воздухе самолетов-корректировщиков и отдал им распоряжение засечь ожившие огневые средства противника и передать установленные координаты на огневые позиции артиллерийских полков.
         «Сегодня в 8 часов утра русские  открыли по нашим позициям  убийственный огонь из орудий, минометов и «катюш». – передавали румынские связисты связисты. - Мы никогда в жизни не испытывал такого ужаса. Нас словно ураганом повалило на дно траншей. Мы лежали, боясь поднять голову. Многие солдаты обезумели и бились головой о землю. Мне казалось, что происходит землетрясение. Ваши орудия стреляли очень метко» (солдат 1-й роты пехотного батальона румынской горнострелковой дивизии).
       Митрофану Ивановичу эти показания были по душе. Ему было радостно, что титанический труд, вложенный им лично и всем аппаратом управления фронта в подготовку операции, принес желаемые результаты.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.