Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Уголовное право по Ррусской правде"

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 07.09.2012. Сдан: 2011. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


СОДЕРЖАНИЕ 
 

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………..3
1 Элементы уголовного права в договорах с византийцами…………..……….4
2 Уголовное право «Русской правды»……………………………………...…..10
3 Формы и цели  наказания по «Русской правде»……………………...………13
4 Система доказательств  по «Русской правде»………………………………..17
ЗАКЛЮЧЕНИЕ……...…………………………………………………………..19
Список использованных источников……………………………………….…..21 

ВВЕДЕНИЕ 

     Формирование  пенитенциарного законодательства в Древней Руси началось при становлении государственности у восточных славян.
     Важным  источником права в Древней Руси являлись Княжеские Церковные Уставы. До нас дошли в сохранности два Устава. Устав Владимира Святославовича и Устав Ярослава Мудрого. Самым известным источником древнерусского права, содержащим нормы уголовных наказаний и порядок их исполнения, является "Русская Правда" в своей ранней редакции. Ее предписания основывались на обычаях и сложившейся практике наказания за совершенные преступления.
     Русская Правда составлялась на протяжении длительного  времени (в Х1-Х11 вв.), но отдельные  ее статьи уходят в языческую старину. Впервые ее текст был обнаружен  В.Н.Татищевым в 1738 г. Сейчас известны более ста ее списков, значительно  отличающихся друг от друга и по объему, и по структуре, да и по содержанию. Правовой памятник принято делить на три редакции (большие группы статей, объединенные хронологически и смысловым  содержанием): Краткую, Пространную  и Сокращенную. В Краткую редакцию входят две составные части: Правда Ярослава (или Древнейшая) и Правда Ярославичей - сыновей Ярослава Мудрого. Правда Ярослава включает первые 18 статей Краткой редакции и целиком посвящена уголовному праву.  

1 Элементы уголовного права в договорах с византийцами 

     В 1-й период государственной (земской) жизни, уголовное право проходит несколько ступеней развития. Историки выделяют следующие периоды:  а) эпоха до Русской Правды (до XI в.) - время господства мести (с зарождающимся началом композиций); б) центральная и главная эпоха (XI—XIII вв.), или время действия Русской Правды, есть эпоха вымирания мести и господства композиций (с зарождающимся началом уголовных кар); наконец, в) после Русской Правды, в эпоху судных грамот (XIV—XV вв.), уголовные кары берут перевес над выкупами (но с ясными еще остатками прежней системы композиций)1.
     Русские в эту эпоху столкнулись с народом весьма высокой культуры (византийцами) и должны были установить между собою и ими правовые отношения, и главным образом — отношения уголовно-правовые. Поэтому, при изучении уголовного права того периода важно остановиться на рассмотрении договоров русских с греками.
     Здесь в соглашении права русского с византийским найдем яркое доказательство того, что период мести не есть эпоха отрицания права, если явления мести можно было согласить с таким чисто карательным уголовным правом, каково было византийское2.
     К уголовному праву относятся ст. 2, 3, 4, 5 и 12 договора Олега с Греками.
     Ст. 2 договора свидетельствует, что во времена Олега русское общество при разборе обид и преследовании  преступников уже не допускало самоуправства  и требовало суда над преступниками, чтобы обиженные представляли свои жалобы общественной власти, а не сами разделывались с обидчиками. В статье отмечено: «А о головах, когда случится убийство, узаконим так: ежели явно будет по уликам, представленным на лицо, то должно верить таковым уликам. Но ежели чему не будут верить, то пусть клянется та сторона, которая требует, чтобы не верили; и ежели после клятвы, данной по своей вере, окажется по розыску, что клятва дана была ложно, то клявшийся да приимет казнь».  На суде главным доказательством и основанием обвинения считалось поличное, суд решал дело по одному поступку, каким он был налицо; обвиняемый в убийстве признавался убийцей, если труп убитого был ему уликой. При главном основном судебном доказательстве закон не отвергал других доказательств — он допускал и спор против улик: обвиняемый мог по закону требовать, чтобы не верили уликам, т. е. отводить их от себя; но в таком случае он должен был подтверждать свое требование клятвой, и если после клятвы по розыску оказывалось, что клятва была дана ложно, то клявшийся за это подвергался особой казни.
     Итак, в числе судебных доказательств, кроме поличного мы находим клятву или присягу, розыск, допрос свидетелей. Клятву по закону должен был давать тот, кто отрицал или отводил от себя улики. Эти судебные доказательства вполне согласовывались с доказательствами, находящимися в Русской Правде и других последующих узаконениях; следовательно, без сомнения, суд и судебные доказательства Олегова договора принадлежат законодательству русскому. Кто же по Олегову договору производил суд над преступниками? Ответа на этот вопрос договор не предоставляет, но судя по тому, что, по свидетельству летописи, князья были приглашены именно для того, чтобы судить по праву, можно допустить, что суд производили или сами князья, или лица, ими для этого поставленные, т. е. княжеские мужи, наместники, тиуны и вообще судьи, которые, вероятно, бывали и между русскими, приезжавшими в Константинополь3. Известно, что вместе с русскими купцами, ездившими в Грецию, отправлялись и гости, посылаемые собственно князем с его товарами, из которых, конечно, князь выбирал людей, которым поручал в случае надобности и суд над отъезжающими купцами на основании общинных начал, ибо ездить целыми обществами, со своими старостами и судьями, было в то время в обычае повсюду — и у нас, и в Западной Европе. Доказательством тому служат все торговые договоры того времени. В XII и XIII вв. писались особые уставы, по которым купцы должны были поступать, живя в известном городе. До нас дошли ганзейские уставы, известные под названием «Скры». В каждом городе, куда приезжали ганзейские купцы, были конторы, где хранились эти законы.
     По  свидетельству ст. 3 договора, убийца по русскому закону подвергался смерти на месте преступления, но в то же время закон допускал выкуп или  вознаграждение ближних убитого  имением убийцы, если убийца скрывался, причем ближние убитого получали только то имение, которое по закону принадлежало убийце, и не могли брать имения, принадлежавшего его жене. Статья говорит: «Убьет ли русин христианина, т. е. грека, или христианин русина, да умрет там же, где учинит убийство. Ежели же убежит учинивший убийство и ежели он имеет достаток, то часть его, т. е. что ему принадлежит по закону, да возьмет ближний убиенного, но и жена убившего да удержит то, что ей принадлежит по закону. Ежели убийца, убежав, не оставит имения, то иск не прекращается до тех пор, пока его не отыщут и не казнят смертию». Настоящая статья указывает на развитие права - по закону невинная жена не отвечала за виноватого мужа, так что с первого взгляда эту статью можно принять за заимствованную из римского права и внесенную в договор византийцами; но назначение смертной казни, малоупотребительной в подобных случаях по римскому праву, и особенно замена смертной казни выкупом или отдачей имущества убийцы ближним убитого, совершенно неизвестное по римскому праву и сильно развитое в древнем русском праве, ясно указывают, что настоящая статья выражает чисто русский закон тех времен. Даже та часть статьи, где жена не отвечает своим имением за виноватого мужа, нисколько не может указывать на византийское влияние, ибо, с одной стороны, во всем последующем русском законодательстве невинная жена никогда по закону не отвечала за виновного мужа, а с другой — и в древних исландских законах, известных под именем Graґgaґs, тоже говорилось, что если между супругами общность имения не была утверждена особым актом, то в случае денежного взыскания на одного из них виноватый платил только из своего имения, не касаясь имения, принадлежавшего другой половине. То же встречаем и в древних моравских законах, как видно из грамоты Премысла Оттокара (1229), где сказано: «Всякий убийца обязан был платить суду 200 денаров, а жена его оставалась без проторей». Следовательно, этот закон, поскольку был общим для многих скандинавских и славянских законодательств, постольку был общим и для Руси, как страны, составленной из элементов славянских и скандинавских. То обстоятельство, что кровавая месть в случае бегства убийцы могла быть заменена имуществом бежавшего, показывает, что русское общество во времена Олега стояло на той ступени развития, когда месть была ограничена судом и голова убийцы могла быть выкуплена его имуществом. Но этот выкуп был только что вводим, он еще не был определен, назначался только в случае бегства убийцы, и обычай торговаться с родственниками убитого о выкупе убийцы еще не существовал4.
     Эту первую степень смягчения мести  мы видим в славянских, скандинавских  и вестготских законах. Убийца мог вступать в договор о выкупе с родственниками убитого, но прежде он должен был бежать в пустыню, в дикие леса и только по прошествии 40 дней после убийства мог вступать в переговоры через своих родственников. Если родственники убитого не соглашались на выкуп, то убийца мог снова возобновить свое предложение через год, если и во второй раз его предложение отвергалось, то по прошествии года он мог вступить еще раз в переговоры. Но если и на этот раз не было согласия, то убийца лишался всякой надежды выкупить свое преступление.
     Ст. 4 договора свидетельствует, что личные обиды, а именно побои и раны, в  современном Олегу русском обществе также подчинялись суду и обиженный получал определенное законом денежное вознаграждение. Вот изложение самой статьи: «Ежели кто ударит кого мечом или прибьет каким-либо другим орудием, то за сие ударение или побои по закону русскому да заплатит пять литр серебра. Ежели же учинивший сие не будет иметь достатка, — да отдает столько, сколько может, да снимет с себя и ту самую одежду, в которой ходит, а в остальном да клянется по своей вере, что у него некому помочь в платеже, после чего иск прекращается». Эта статья вполне согласна со всем последующим русским законодательством, в котором постоянно личные обиды оценивались денежными пенями; так, в Русской Правде читаем: «Аще ли кто кого ударит батогом, либо жердью, или рогом, то 12 гривен». Окончание настоящей статьи договора, по которому виновный должен поклясться, что у него некому помочь в платеже, весьма важно для нас тем, что указывает на русский закон о дикой вире, развитый вполне в Русской Правде, по которому община некоторым образом отвечала за своего члена и участвовала в платеже виры. Очевидно, что зачатки этого общинного закона уже существовали при Олеге в виде круговой поруки членов общины за своего члена, обязанного платить виру, или продажу, точно так же как подобные общества в Скандинавии под именем герадов, которые были не чем иным, как гражданским союзом, заключенным по общему согласию различных землевладельцев для охраны взаимного спокойствия и безопасности5.
     Ст. 5 договора говорит, что при преследовании  ночного вора хотя и допускалось  некоторое самоуправство, но только в крайности, когда вор был  вооружен и оказывал сопротивление; в статье именно сказано: «При поимке вора хозяином во время кражи, ежели вор станет сопротивляться и при сопротивлении будет убит, то смерть его не взыщется». Но в противном случае, т. е. когда вор не сопротивлялся и позволял себя связать, законы Олегова времени, равно как и Русская Правда, строго наказывали и запрещали всякое самоуправство и требовали, чтобы вор был представлен на суд и подвергся наказанию, определенному законом. В договоре по русскому закону было постановлено: «...Ежели вор при поимке во время сопротивления был убит, то хозяин возвращал себе только покраденное вором; но ежели вор был связан и представлен на суд, то должен был возвратить и то, что украл, и сверх того заплатить хозяину тройную цену украденного». Здесь относительно тройной цены, кажется по византийскому настоянию, в договор было внесено римское quadrupli (вчетверо), по которому открытое воровство наказывалось вчетверо, т. е. возвращалась украденная вещь или цена ее и сверх того в наказание тройная цена вещи. По Русской же Правде, в наказание за воровство назначалась не тройная цена украденной вещи, а особенная пеня, называвшаяся продажей. Настоящая статья Олегова договора, преследуя воровство, в то же время запрещает и наказывает почти одинаково с воровством насилие, совершаемое кем-либо под видом обыска, будто бы по подозрению в воровстве. Встатье сказано: «Ежели по подозрению в воровстве кто будет делать самоуправно обыск в чужом доме с притеснением и явным насилием, или возьмет, под видом законного обыска, что-либо у другого, то по русскому закону должен возвратить втрое против взятого».
     Преследование преступников по русскому праву, не прекращалось и за пределами Русской земли, закон требовал их возвращения и тогда, когда они успевали скрыться за границу, как прямо говорит ст. 12 договора: «Между торгующими руссами и различными приходящими в Грецию и проживающими там, ежели будет преступник и должен быть возвращен в Русь, то руссы об этом должны жаловаться христианскому царю, тогда возьмут такового и возвратят его в Русь насильно». Это настойчивое преследование преступников даже за пределами Русской земли служит явным свидетельством могущества власти и закона.
2 Уголовное право «Русской правды» 

     Уголовное право рассматриваемого периода  было феодальным. В уголовном праве Киевской Руси зафиксировано правовое неравенство представителей различных социальных слоев. Это отчетливо видно при рассмотрении отдельных элементов состава преступления. Так, субъектом преступления может быть любой человек, кроме холопа. За действия холопа отвечает его господин. В некоторых случаях потерпевший мог сам расправиться с холопом-обидчиком, не обращаясь к государственным органам, вплоть до убийства холопа, посягнувшего на свободного человека.
     Жизнь, честь, имущество холопов законом  не охранялись. Блага же, принадлежащие  феодалам, защищались особенно рьяно: за убийство феодала устанавливался штраф в 80 гривен, а за смерда только 5 гривен. Холопы субъектами права вовсе  не признавались. Ст. 46 Русской Правды говорит о том, что если холопы окажутся ворами, то князь штрафом  их не наказывает, поскольку они  не свободны (и в силу этого, как, вероятно, полагает законодатель, могут  совершить кражу по наущению своего хозяина). Хозяин такого холопа обязан был платить двойное вознаграждение потерпевшему. В некоторых случаях  потерпевший мог сам расправиться с холопом-обидчиком, не обращаясь  к государственным органам, вплоть до убийства холопа, посягнувшего на свободного человека.
     В Древнерусском государстве преступление именовалось обидой. Под этим подразумевалось  нанесение какого-либо вреда потерпевшему. Но вред, как известно, может быть причинен как преступлением, так  и гражданско-правовым нарушением (деликтом). Таким образом, Русская Правда не различала преступление и гражданско-правовое нарушение.
     По  «Русской Правде» нет возрастных ограничений уголовной ответственности, понятия невменяемости. Состояние опьянения ответственности не исключает. Зато Русской Правде известно понятие соучастия. Проблема решается просто: все соучастники преступления отвечают в равной степени.
     «Русская Правда» различает ответственность в зависимости от субъективной стороны преступления. Не проводит различия между умыслом и неосторожностью, но различает два вида умысла - прямой и косвенный. Это отмечается при ответственности за убийство: убийство при сведении счетов карается высшей мерой наказания - потоком и разграблением, убийство же в «сваде» (драке) - только вирой. По субъективной стороне различается и ответственность за банкротство: преступным считается только умышленное банкротство. Состояние аффекта исключает, согласно нормам Русской Правды, ответственность. Что касается объективной стороны преступных деяний, то подавляющее число преступлений совершается путем действия. Лишь в очень немногих случаях наказуемо и преступное бездействие (утайка находки, длительное невозвращение долга)6.
     «Русская Правда» предусматривает лишь два родовых объекта преступления - личность человека и его имущество. Отсюда только два рода преступлений. Но каждый род включает довольно разнообразные виды преступных деяний. Среди преступлений против личности следует назвать убийство, телесные повреждения, побои, оскорбление действием. Княжеские уставы знают и оскорбление словом, где объектом преступления является преимущественно честь женщины. В уставах князей Владимира Святославича и Ярослава можно встретить упоминания о половых преступлениях.
     Среди имущественных преступлений наибольшее внимание «Русская Правда» уделяла краже (татьбе). Наиболее тяжким видом татьбы считалось конокрадство, ибо конь был важнейшим средством производства, а также боевым имуществом. Известно и преступное уничтожение чужого имущества путем поджога, наказуемое потоком и разграблением. Такая высокая мера наказания определялась тремя причинами. Во-первых, поджог — наиболее опасный способ уничтожения чужого имущества. Во-вторых, он нередко применялся как средство мести, особенно часто, когда крестьяне хотели отомстить своему господину. Наконец, поджог имел повышенную социальную опасность, поскольку в деревянной Руси от одного дома или сарая могло сгореть целое село или даже город.
     В Русской Правде нет указаний ни на государственные, ни на должностные  преступления. Но это не значит, что выступления против княжеской власти проходили безнаказанно. Просто в таких случаях применялась непосредственная расправа без суда и следствия.  

3 Формы и цели наказания по «Русской правде» 

     Первичная форма наказания в Древней  Руси — месть, осуществляемая потерпевшим и его ближними. Сначала она был, крайне неравномерна, так как определялась степенью разгневанного чувства и силами пострадавших. Позднее месть начинает подвергаться различным ограничениям, благодаря которым приобретает публичный характер, потому что подлежит контролю общественной власти. Ограничения мести сводятся: к сокращению числа преступлений, за которые допускается месть, установлению срока, в течение которого можно мстить, сужению круга мстителей.
     «Русская  Правда» предусматривает месть за убийство, увечья, кровавые» синие раны, даже за удар рукой или каким-либо не воинским оружием, а также за кражу. За увечья мстят дети, за раны и побои может мстить лишь сам потерпевший и притом только вслед за нанесением удара.
     «Русская  Правда» Пространной редакции упоминает  только о мести за убийство и кражу  и не облагает наказанием того, кто  ткнет мечом за причиненный удар. Все случаи правонарушений из мести  могли подлежать судебной оценке. Суд проверял соблюдение правил мести. При этом сам суд мог присудить месть. Намек на послесудную месть содержится в Краткой редакции «Правды» и в летописном рассказе о суде над суздальскими кудесниками. Помимо указанных ограничений, важную роль в смягчении мести играло право убежища. Местами убежищ прежде всего являлись церкви, о чем сохранилось несколько летописных указаний. «Русская Правда» в одном случае упоминает об убежище 8 частном доме: холоп, ударивший свободного, мог укрыться в хоромах, и господин мог его не выдать7.
     Постепенно  ограничиваемая месть все более  и более вытесняется системой выкупов.
     Выкуп — это денежное вознаграждение, уплачиваемое правонарушителем и его родственниками потерпевшему и его ближним при условии отказа их от мести. Такая замена одного обычая другим. по существу противоположным, могла произойти лишь постепенно. Отказ от мести сопровождался при этом обрядами, устранявшими всякое подозрение в трусости перед противником.
     Упрочившись, выкупы слагаются в довольно сложную  систему правил. Размеры выкупа, определяемые сначала соглашением сторон, постепенно фиксируются соответственно причиненным ущербам. Вмешательство общественной власти в систему выкупа влечет за собой установление штрафов и в пользу власти, и в пользу пострадавших. Так возникают: вира штраф за убийство, поступающий в пользу князя; плата за голову, головщизна или головничество, поступающая в пользу родственников убитого; продажа — штраф за другие правонарушения, кроме убийства и увечья (за увечье взымалось полувирье), также взимаемый в пользу князя.
     В пользу потерпевших от других преступлений, помимо убийств, уплачивался урок, протор, пагуба и т.п. Система выкупов - господствующая форма наказания по «Русской Правде» и современным ей памятникам, но не единственная.
     В этот период, кроме мести, широко применяется наказание, назначаемое за убийство в разбое, поджог и казнокрадство,— это разграбление и поток.
     Разграбление  означало насильственное изъятие имущества. Поток же предусматривал различные  формы личных наказаний: изгнание, обращение в рабство и даже убийство. Отсюда могли развиться такие формы наказания, как смертная казнь, телесные наказания и лишение свободы, известные у нас по византийским образцам после принятия христианства. Уже Владимиру епископы советовали казнить разбойников, хотя потом они же предложили восстановить старый порядок взымания вир. В летописях, однако, можно найти и указания, что осужденные на смерть могли от нее откупиться. В законодательных сборниках смертная казнь впервые упоминается в Псковской грамоте.
     Из  других наказаний, применявшихся в  Древней Руси, стоит назвать также наказание кнутом и даже применение в особых случаях членовредительских наказаний.
     Несмотря на все большее распространение в Киевской Руси перечисленных выше видов наказаний, первое место в общественных отношениях того периода занимали саморасправа  или примирение потерпевших с нарушителями. В связи с этим стоит обратить внимание на специфику понимания в Древней Руси преступления. Это — не нарушение юридических норм, грозящее безопасности государства или общества, а ущемление и попрание частных интересов. Сам термин «преступление» не известен древности. Вместо него употребляются такие слова, как обида, сором, пагуба, протор. Обида вовсе не означала оскорбления чести. Так называли и убийство, и неплатеж долга8. Во всех этих словах на первом плане стоит понятие вреда, причиненного частному лицу или группе лиц. Материальная сторона преступления имела, таким образом, преобладающее значение. Главное внимание обращалось на материальный ущерб, причиненный преступлением, а не на грозящую от злой воли опасность.
     В эпоху «Русской Правды» можно отметить целый ряд уточнений в мерах наказания: в ряде статей обращается внимание на степень проявления злой воли. Так, убийство на пиру, совершенное явно, влечет более мягкие последствия, чем убийство во время разбоя. Ответственность купца за утрату чужих денег или товара видоизменяется в зависимости от того, случилась ли такая пагуба от Бога или по вине самого купца и т.д. Но оценка мотивов преступного деяния носила поверхностный характер. Так, все соучастники преступления наказывались одинаково, хотя виновность их могла быть весьма различной.
     В связи с постепенным усилением  роли государства и государственной власти, все активнее включающейся в процесс как оценки преступных деяний, так и определения наказания за них, существенно изменились и основные воззрения на наказание и преступление. Государство начинает стремиться к тому, чтобы страх перед властью поддерживался страхом наказаний. Еще в XI в. один канонический летописный источник рекомендовал «яро казнити на возобранение злу». Цели, намечаемые наказанием, стали определяться исключительно государственными и общественными интересами, в угоду которым преступник приносился в жертву.
     Цели наказаний, предусмотренных «Русской Правдой»:
     - ограждение общества от преступников путем полного их истребления («чтобы лихих люден извести») или изувечения, чтобы предупредить возможность совершения ими новых преступлений (например, виновным в подделках подьячим отсекали пальцы, «чтoбы впредь к письму были непотребны»), или, наконец, изъятием преступников из среды общество в тюрьму или в ссылку;
     - устрашение преступников и всех граждан тяжестью и жестокостью наказании за совершаемые преступные деяния; «да и прочие строх примут таковое не творити,.. чтобы на то смотря другим неповадно было так чинить»;
     - извлечение материальных выгод из имущества и личных сил преступника — конфискация, денежные пени и эксплуатация труда преступников со времени введения каторжных работ при Петре.
     Законы и правовые обычаи Киевской Руси в совокупности создали основу довольно развитой системы древнерусского права. Как всякое феодальное право, оно было правом-привилегией, т.е. закон прямо предусматривал неравноправие людей, принадлежащих к разным социальным группам. Так, холоп не имел почти никаких прав. Весьма ограничена была правоспособность смерда, закупа, тогда как права и привилегии верхушки общества усиленно охранялись. 
 

4 Система доказательств по «Русской правде» 

     Среди доказательств в этот период важное место занимали показания свидетелей. Древнерусское право различало две категории свидетелей — видоков и послухов. Видоки — это свидетели в современном смысле слова, очевидцы факта. Послухи — более сложная категория свидетелей: это лица, слышавшие о случившемся от кого-либо, имеющие сведения из вторых рук. Иногда под послухами понимали и свидетелей доброй славы стороны. Они должны были показать, что ответчик (или истец) — человек, заслуживающий доверия. Не зная даже ничего о спорном факте, они просто как бы давали характеристику той или иной стороне в процессе. Впрочем, уже «Русская Правда» не всегда выдерживает четкое различие между послухами и видоками.
     В это же время появляется целая система формальных доказательств — ордалии. Среди них следует назвать судебный поединок — «поле». Победивший в поединке выигрывал Дело, поскольку считалось, что Бог помогает правому. В «Русской Правде» и иных законах о «поле» не упоминается.
     Еще одним видом суда Божьего были испытания железом и водой. Испытание железом применялось тогда, когда не хватало доказательств,— в более серьезных случаях, чем испытание водой. «Русская Правда», посвящающая этим ордалиям три статьи, не раскрывает их содержания, порядка проведения9.
     Особым  видом доказательств была присяга  — «рота», применявшаяся по небольшим делам при отсутствии дополнительных доказательств. «Ротой» можно было подтвердить наличие какого-нибудь события или, наоборот, его отсутствие.
     В некоторых случаях определяющее значение имели внешние признаки и вещественные доказательства. Так, наличия синяков и кровоподтеков на теле было достаточно для доказательства избиения. При краже существенное значение имело нахождение краденого.
     По  мнению многих исследователей, в церковном суде применялся инквизиционный (розыскной) метод со всеми его атрибутами, в том числе и пыткой. 
 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 

     Древнерусское законодательство большое внимание уделяет уголовному праву. Ему посвящено  много статей Русской Правды, уголовно-правовые нормы есть и в княжеских уставах.
     Уголовное право того периода нашло свое отражения в некоторых статьях  договоров Олега с греками, здесь  переплетаются русское право  с правом более древней цивилизации.
     Самым выдающимся памятником русского права стала Русская правда.
     Своеобразно трактует Русская Правда общее понятие преступления: преступно только то, что причиняет непосредственный ущерб конкретному человеку, его личности или имуществу. Отсюда и термин для обозначения преступления - "обида". В княжеских уставах можно встретить и более широкое понимание преступления, охватывающее и некоторые формальные составы. Это заимствовано из византийского канонического права.
     Соответственно пониманию преступления как "обиды" строится в Русской Правде и система преступлений. Русская Правда знает лишь два рода преступлений - против личности и имущественные.
     В уголовном праве особенно ярко проявляется  классовая природа феодального  права, открыто встающего на защиту господствующего класса и пренебрегающего  интересами трудящихся. Это отчетливо  видно при рассмотрении отдельных  элементов состава преступления. Так, субъектом преступления может  быть любой человек, кроме холопа. За действия холопа отвечает его господин. Однако в некоторых случаях потерпевший  может сам расправиться с холопом-обидчиком, не обращаясь к государственным  органам, вплоть до убийства холопа, посягнувшего на свободного человека.
     Русская Правда не знает еще возрастного  ограничения уголовной ответственности, понятия невменяемости. Русской  Правде известно понятие соучастия. Эта проблема решается просто: все  соучастники преступления отвечают поровну, распределение функций  между ними пока не отмечается.
     Русская Правда различает ответственность в зависимости от субъективной стороны преступления. В ней нет различия между умыслом и неосторожностью, но различаются два вида умысла - прямой и косвенный. Это отмечается при ответственности за убийство: убийство в разбое карается высшей мерой наказания - потоком и разграблением, убийство же в сваде (драке) - только вирой. Что касается объективной стороны состава преступления, то подавляющее число преступлений совершается путем действия. Лишь в весьма немногих случаях наказуемо и преступное бездействие (утайка находки, длительное невозвращение долга).
     В уставах князей Владимира и Ярослава рассматриваются также половые  преступления и преступления против семейных отношений, подлежащих церковному суду, - самовольный развод, прелюбодеяние, похищение женщины, изнасилование  и др. В княжеских уставах предусматривались  и преступления против церкви. Церковь, насаждая новую форму брака, усиленно боролась против остатков языческих  порядков.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.