На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Исследование личностно-адаптационного потенциала фельдшеров скорой помощи

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 07.09.2012. Сдан: 2011. Страниц: 26. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


СОДЕРЖАНИЕ 

ВВЕДЕНИЕ 3
Глава 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ЛИЧНОСТНОГО АДАПТАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА………………………………………..7
1.1 Анализ теоретико-практического опыта личностного адаптационного потенциала: сущность и характеристика 7
1.2 Понятие стресс  и стрессоустойчивость 13
1.3 Особенности защитно-совладающего  поведения в экстремальных ситуациях 21
1.4 Особенности психологических защит и копинг стратегий в профессиональной деятельности фельдшеров скорой помощи 27
Выводы  по главе 1 31
Глава 2. ИССЛЕДОВАНИЕ ЛИЧНОСТНО-АДАПТАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА ФЕЛЬДШЕРОВ СКОРОЙ ПОМОЩИ 33
2.1 Организация исследования 33
2.2 Планирование исследования 33
2.3 Результаты исследования их обсуждение 39
Выводы по главе 2………………………………………………………………58
ЗАКЛЮЧЕНИЕ 60
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 61
Приложения……………………………………………………………………...64   
 
 

ВВЕДЕНИЕ
     Актуальность: в настоящий момент в качестве интегрального критерия здоровья специалистами все чаще рассматриваются адаптационные возможности организма. Именно адаптация напрямую связана с тем фоном, который определяет риск развития заболеваний, следовательно, и уровень здоровья, поэтому подход к количественной оценке адаптационных возможностей организма представляет важный момент, от которого зависит оценка здоровья.
     Условия, в которых протекает жизнедеятельность современного человека, часто называют экстремальными и стимулирующими развитие стресса, что связано с политическими, информационными, социально-экономическими, экологическими, природными факторами и угрозами и позволяет говорить об общем снижении чувства безопасности и защищенности современного человека.
     В связи с этим  возникает необходимость  изучения личностного адаптационного  потенциала. А.Г. Маклаков (2001) в термин «личностный адаптационный потенциал» включает следующие характеристики:
    Нервно-психическую устойчивость, уровень которой обеспечивает толерантность к стрессу.
    Самооценку личности, являющуюся ядром самореализации и определяющую степень адекватности восприятия условий деятельности и своих возможностей.
    Ощущение социальной поддержки, обусловливающее чувство собственной значимости для окружающих.
    Уровень конфликтности личности.
    Опыт социального общения.
     Личностный  адаптационный потенциал – это  устойчивость  к воздействию внешних  психоэмоциональных стрессоров.
     Разные  люди обладают различными способностями  приспосабливаться к условиям внешней  среды, труда, отдыха. От индивидуальных возможностей адаптационных систем организма зависит уровень здоровья.
     Существует  ряд профессий, которые заняты стрессогенной профессиональной деятельностью: сотрудники МВД, ФСБ,  ОМОН, пожарные, фельдшеры Скорой медицинской помощи. Эти люди подвержены частым экстремальным ситуациям, в их адаптации важную роль играет личностный фактор.
     В данном контексте анализ личностного адаптационного потенциала фельдшеров скорой помощи в экстремальных ситуациях является актуальным и своевременным, так как обладает теоретической и практической значимостью. С одной стороны он позволяет теоретически синтезировать опыт многочисленных разноплановых теоретико-практических научных работ, посвященных исследованиям личностного адаптационного потенциала в экстремальных ситуациях. С другой стороны, практически позволяет исследовать личностный адаптационный потенциал фельдшеров скорой помощи с целью определения их жизнестойкости, зрелости психологических защит, так как от их умения справляться со стрессом, оперативно адаптироваться в экстремальной ситуации напрямую зависят судьбы миллионов жителей России.
     Проблема: в отечественной психологии проблема жизненно трудных и экстремальных ситуаций разрабатывается авторами, опирающимися на такие понятия, как копинг-стратегии, стратегии совладания с трудными жизненными ситуациями, посттравматическое стрессовое расстройство.
     Такой повышенный интерес к обозначенной теме подчеркивает ее значимость. Однако, несмотря на многообразие и разноплановость существующих теоретических и практических работ, данная проблематика по большей части рассматривается в направлении профилактики психических нарушений, возникающих в результате воздействия экстремальных факторов. Но, очень мало исследований посвящённых изучению личностных факторов  в адаптации к экстремальным ситуациям.
     Остается  открытым вопрос о том, что в профессиональной деятельности с высокой эмоциональной нагрузкой и частыми экстремальными ситуациями адаптируются люди с  высоким показателем жизнестойкости, развитыми  копинг-стратегиями  и зрелыми психологическими  защитами или же могут развивать наряду с профессиональными навыками и личностный адаптационный потенциал. В связи с этим актуальной остается проблема выявления личностных  ресурсов  фельдшеров скорой помощи, способствующих их успешному совладанию с жизненными трудностями, кризисными и стрессовыми ситуациями.
     Объект  исследования: личностный адаптационный потенциал.
     Предмет исследования: психологические защиты,  копинг-стратегии и уровень жизнестойкости фельдшеров скорой помощи в экстремальных ситуациях.
     Цель  исследования: изучение взаимосвязи особенностей психологических защит и копинг-стратегий фельдшеров скорой помощи с уровнем жизнестойкости, при различном стаже их работы по профессии.
     Для достижения цели в работе поставлены следующие задачи:
    проанализировать теоретико-методологические основы личностного адаптационного потенциала в экстремальных ситуациях;
    рассмотреть особенности защитно-совладающего поведения, психологических защит и копинг-стратегий в экстремальных ситуациях;
    исследовать на практике личностный адаптационный потенциал фельдшеров скорой помощи.
    определить уровень жизнестойкости, копинг-стратегий и психологических защит для фельдшеров скорой помощи, имеющих разный   стаж работы.
     Гипотеза: для фельдшеров СМП имеющих большой стаж работы по профессии характерен высокий уровень жизнестойкости, развитые копинг -стратегии и зрелые психологические защиты.
     Теоретическая платформа: анализу и изучению адаптации специалистов различных отраслей в экстремальных ситуациях, в частности фельдшеров скорой помощи, представлены в работах:
       Л.Н. Гумилевым предпринимаются  попытки осмысления психологического  наполнения понятия пассионарности, А.Г. Маклаковым (2001) – попытки осмысления личностного адаптационного потенциала, определяющего устойчивость человека к экстремальным факторам, Д.А. Леонтьевым (2002) – попытки синтеза философских идей М.К. Мамардашвили, П. Тиллиха, Э. Фромма и В. Франкла. А.Г. Маклаков считает способность к адаптации не только индивидным, но и личностным свойством человека, поэтому адаптация рассматривается им не только как процесс, но и как свойство живой саморегулирующейся системы, состоящее в способности приспосабливаться к изменяющимся внешним условиям.
     Наиболее  полно, с точки зрения Д.А. Леонтьева (2002), этому понятию в зарубежной психологии соответствует понятие «жизнестойкость» hardiness, введенное С. Мадди (2002). Особый вклад внесли работы  Н.В. Тарабрина, М.Ш. Магомед-Эминова, Н.Н. Пуховского, Ф.Е. Василюка, К. Муздыбаева, Ц.П. Короленко, Ю. Александровского и других.
     Практическая  значимость: Практическая значимость исследования личностного адаптационного потенциала фельдшеров скорой помощи в экстремальных ситуациях заключается в установлении высокого уровня развития психологических характеристик при стаже работе по специальности 20 и более лет. Развитие навыков совладания со стрессом позволит повысить вероятность успешной адаптации молодых специалистов и расширить диапазон экстремальных факторов внешней среды, к которым они могут приспособиться 
 
 

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ЛИЧНОСТНОГО  АДАПТАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА

1.1 Анализ теоретико-практического  опыта личностного  адаптационного потенциала: сущность и характеристика

     В качестве интегрального критерия здоровья все чаще рассматривают адаптационные  возможности организма, которые  отражают степень его динамического  равновесия со средой. Именно адаптация  напрямую связана с тем фоном, который, в конечном счете, определяет риск развития заболеваний, а значит и уровень здоровья. Следовательно, подход к количественной оценке адаптационных  возможностей организма может представлять ключевой момент, от которого зависит  градуальная оценка здоровья (Коновалова Н.Л., 2000).
     Адаптация - это динамический процесс, благодаря  которому подвижные системы живых  организмов, несмотря на изменчивость условий, поддерживают устойчивость, необходимую  для существования, развития и продолжения  рода. Именно механизм адаптации, выработанный в результате длительной эволюции, обеспечивает возможность существования  организма в постоянно меняющихся условиях среды.
       Благодаря процессу адаптации  достигается сохранение гомеостаза  при взаимодействии организма  с внешним миром. В этой связи  процессы адаптации включают  в себя не только оптимизацию  функционирования организма, но  и поддержание сбалансированности  в системе «организм-среда». Процесс  адаптации реализуется всякий  раз, когда в системе «организм-среда»  возникают значимые изменения,  и обеспечивает формирование  нового гомеостатического состояния,  которое позволяет достигать  максимальной эффективности физиологических  функций и поведенческих реакций.  Поскольку организм и среда  находятся не в статическом,  а в динамическом равновесии, их соотношения меняются постоянно, а, следовательно, также постоянно должен осуществляется процесс адаптации.
       Вышеприведённое относится в равной степени и к животным, и к человеку. Однако существенным отличием человека является то, что решающую роль в процессе поддержания адекватных отношений в системе « индивидуум-среда», в ходе которого могут изменяться все параметры системы, играет психическая адаптация (Крюкова Т.Л., 2007).
     Психическую адаптацию рассматривают как  результат деятельности целостной  самоуправляемой системы (на уровне «оперативного покоя»), подчёркивая  при этом её системную организацию. Но при таком рассмотрении картина  остаётся не полной. Необходимо включить в формулировку понятие потребности. Максимально возможное удовлетворение актуальных потребностей является, таким  образом, важным критерием эффективности  адаптационного процесса.
     Следовательно, психическую адаптацию можно  определить как процесс установления оптимального соответствия личности и  окружающей среды в ходе осуществления  свойственной человеку деятельности, который (процесс) позволяет индивидууму  удовлетворять актуальные потребности  и реализовывать связанные с  ними значимые цели, обеспечивая в  то же время соответствие максимальной деятельности человека, его поведения, требованиям среды.
       Психическая адаптация является  сплошным процессом, который,  наряду с собственно психической  адаптацией (то есть поддержанием  психического гомеостаза), включает  в себя ещё два аспекта:
       а) оптимизацию постоянного воздействия  индивидуума с окружением;
       б) установление адекватного соответствия  между психическими и физиологическими  характеристиками.
     Адаптационный потенциал личности определяется Н. Л. Коноваловой (2000) как интегрирующая характеристика психического здоровья. Психическая адаптивность оценивается при этом в качестве интегрального свойства личности как целостной системы и рассматривается как совокупность внутренних факторов, определяющих эффективность адаптационных изменений.
     Адаптивность, по мнению этого автора, в целом  характеризующая способность личности противостоять срывам психической  адаптации, зависит от многих конституциональных, врожденных и приобретенных факторов, определяющих структуру личности, находится  в тесной взаимосвязи с периодизацией  развития личности. Психическая адаптивность здесь определяется рядом составляющих - общий уровень психического развития, личностные особенности и система отношений, характер и содержание психологических проблем, позиция личности по отношению к ним (Коновалова Н.Л.,2000).
     Понятие «адаптационный потенциал» рассматривается  С. Ю. Добряком (2004) в качестве синонимичного понятию «адаптивность» и привлекается для обозначения свойства, выражающего возможности личности к психической адаптации.
     В работах А. Г. Маклакова и В. А. Кулганова с соавт. также производится оценка индивидуально-психологических признаков, являющихся компонентами адаптационного потенциала, уровень развития которых, соответственно, определяет границы потенциала и вероятность успешной адаптации к широкому диапазону факторов внешней среды.
     Исследование  внутренних факторов, обусловливающих  эффективность психической адаптации, в качестве которых выступают  разноуровневые характеристики личности, также представлены работами Ф. Б. Березина (1988), А. А. Налчаджяна (1988), А. А. Реан и др.
     С.Т. Посохова (2001) предполагает, что в адаптационном потенциале заложена латентность адаптационных способностей, своевременность и вектор реализации которых зависит от активности личности. По ее мнению, адаптационный потенциал целесообразно представлять как интегральное образование, объединяющее в сложную систему социально-психологические, психические, биологические свойства и качества, актуализируемые личностью для создания и реализации новых программ поведения в измененных условиях жизнедеятельности. Личностный адаптационный потенциал включает биопластический, биографический, психический и личностно-регуляторный компоненты.
     Проведенный анализ определений данного феномена позволяет выделить некоторые его  общие, основные черты и показать, что, как правило, личностный адаптационный  потенциал:
    рассматривается как интегральная переменная, характеризующая совокупность индивидуально-психологических признаков, обусловливающих эффективность психической адаптации;
    имеет свойства сложной системы и, соответственно, системный анализ выступает основным подходом к его исследованию;
    включает не только наличные проявления адаптационных способностей, но и латентные свойства, которые могут проявиться при изменении содержания, силы и направления воздействия адаптогенных факторов;
    определяет границы адаптационных возможностей личности и устойчивости к воздействующим факторам, содержит предпосылки к некоторому диапазону ответных адаптационных реакций;
    связан с возрастно-психологическими особенностями, при этом собственная активность личности выступает в качестве условия, регулирующего меру реализации потенциальных возможностей (Маклаков А.Г., 2001).
     Следует отметить, что предпосылкой возникновения  положительных психологических  отношений и доверия между  фельдшером скорой медицинской помощи и больными является его квалификация, опыт и искусство. При этом результатом  расширяющихся и углубляющихся  сведений в современной медицине является повышенное значение специализации, а также создание различных ответвлений  медицины, направленных на определенные группы заболеваний в зависимости от локализации, этиологии и способов лечения. Можно отметить, что при этом специализация несёт с собой определенную опасность суженного взгляда фельдшера скорой медицинской помощи на больного.
     Сама  медицинская психология может помочь выровнять эти отрицательные  стороны специализации благодаря  синтетическому пониманию личности больного и его организма. А квалификация является только инструментом, больший  или меньший эффект применения которого зависит от других сторон личности фельдшера скорой медицинской помощи. Можно отметить определение доверия  больного к фельдшеру скорой медицинской  помощи:
     «Доверие  к врачу – это положительное  динамическое отношение больного к  врачу, выражающее предыдущим опытом обусловленное  ожидание, что врач имеет способности, средства и желание помочь больному наилучшим образом» (Грандо А.А., 1982).
     Для проявления доверия к фельдшеру  скорой медицинской помощи имеет  значение первое впечатление, возникающее  у пациента при встрече с ним. При этом значение для человека имеет  актуальная мимика фельдшера, его жестикуляции, тон голоса, выражения лица, вытекающие из предыдущей ситуации и не предназначенные  для  больного, употребление сленговых  речевых оборотов, а также его  внешний вид. Например, если больной  человек видит фельдшера скорой медицинской помощи неопрятного, заспанного, то он может потерять веру в него, часто считая, что человек, не способный  заботиться о себе, не может заботиться о других.
     Фельдшер  скорой медицинской помощи приобретает  доверие больных в том случае, если он как личность гармоничен, спокоен  и уверен, но не надменен. В основном, в тех случаях, когда его манера поведения  -  настойчивая и решительная, сопровождающаяся человеческим участием и деликатностью. Следует отметить, что, принимая серьёзное решение, фельдшер скорой медицинской помощи должен представлять себе результаты такого решения, последствия его для здоровья и жизни пациента и повышать в себе чувство ответственности (Шкуренко Д.А., 2002).
     Особые  требования к фельдшеру скорой медицинской  помощи предъявляет необходимость  быть терпеливым и владеть собой. Он должен всегда предусмотреть различные  возможности развития заболевания  и не считать неблагодарностью, неохотой лечиться или даже личным оскорблением его со стороны больного, если состояние  пациента не улучшается. Бывают ситуации, когда уместно проявить чувство  юмора, однако, без тени насмешки, иронии и цинизма. Такой принцип, как  «смеяться вместе с больным, но никогда  – над больным», известен многим. Однако некоторые больные не переносят  юмора даже с добрым намерением и  понимают его как неуважение и  унижение их достоинства.
     Имеются факты, когда люди с неуравновешенными, неуверенными и рассеянными манерами постепенно гармонизировали своё поведение  по отношению к другим. Это достигалось  как путем собственных усилий, так и при помощи других людей. Однако, это требует определённых психологических усилий, работы над собой, определённого критического отношения к себе, которая для фельдшера скорой медицинской помощи есть и должна быть сама собой разумеющейся.
     Отметим, что фельдшер скорой медицинской  помощи – специалист, о котором  больные знают, что он квалификацией  врач, имеющий опыт работы.
     Следует отметить, что личные недостатки фельдшера  скорой медицинской помощи могут  привести пациента к мысли, что врач или медсестра с такими качествами не будут добросовестными и надежными  и при исполнении своих непосредственных служебных обязанностей.
     Вообще, уравновешенная личность фельдшера  скорой медицинской помощи является для пациента комплексом гармонических  внешних стимулов, влияние которых  принимает участие в процессе его лечения, выздоровления реабилитации. Фельдшер скорой медицинской помощи может воспитывать и формировать  свою личность, в том числе и  наблюдая за реакцией на свое поведение непосредственно. Скажем, по разговору, оценке мимики, жестов больного. Также и косвенно, когда о взгляде на своё поведение он узнаёт от своих коллег. Да и сам может помогать своим коллегам, направлять их в сторону более эффективного психологического взаимодействия с пациентами (Грандо А.А., 2002).

1.2 Понятие стресс  и стрессоустойчивость

     Впервые слово «стресс» встретилось в 1303 году в стихах поэта Роберта Маннинга: «…эта мука была манной небесной, которую господь послал людям, прибывавшим в пустыне сорок зим и находившимся в большом стрессе» (Китаев-Смык Л.А., 2009).
     В переводе с английского языка  «стресс» обозначает давление, натяжение, усилие, а также внешнее воздействие, создающее это состояние. Предполагается, что английское слово «stress» происходит от латинского «stringere» - затягивать.
     В литературу по медицине и психологии слово «стресс» попало больше полувека назад. В 1936 году в журнале «Nature», в разделе «Письма к редактору», было опубликовано короткое сообщение канадского физиолога Ганса Селье (тогда еще никому неизвестного) под названием «Синдром, вызываемый разными повреждающими агентами».
     Понятие «стресс» подвергалось со временем существенным изменениям и стало более широким. Слово «стрессор» стало обозначать не только физическое, но и чисто  психологическое воздействие, а  слово «стресс» - реакцию не только на физически вредные воздействия, но и на любые события, вызывающие отрицательные эмоции.
     Научные статьи о стрессе, как правило, начинается с жалоб на отсутствие четких определений, а в словарях дается не какое-то одно, а множество сосуществующих. В  кратком Оксфордском словаре - пять определений стресса, среди них  есть следующие: побуждающая и принуждающая сила; усилие или большая затрата энергии; силы, оказывающие воздействие на организм.
     Термин  «стресс» и его расшифровка первоначально  были изложены всё Г. Селье (1950,1960), который показал независимость процесса приспособления от характера раздражения или нагрузки. Воздействия могут быть самыми различными, но независимо от своих особенностей ведут к цепи однотипных изменений, обеспечивающих приспособление (Селье Г., 1994).
     Г. Селье выделил три стадии стресса. Первая - реакция тревоги, выражающаяся в мобилизации всех ресурсов организма. За ней наступает стадия сопротивления, когда организму удается (за счет предшествующей мобилизации) успешно справится с внешними воздействиями. В этот период может наблюдаться повышенная стрессоустойчивость. Если же действие вредоносных факторов долго не удается устранить и преодолеть, наступает третья стадия - истощение. Приспособительные возможности организма снижаются. В этот период он хуже сопротивляется новым «вредностям», увеличивается опасность заболевания.
     Позднее Г. Селье предложил различать два вида стресса дистресс (от английского слова distress - истощение, несчастье) и эустресс. Сам по себе эустресс Г. Селье стал рассматривать как положительный фактор, источник повышения активности, радости от усилия и успешного преодоления. При эустрессе происходит активизации процессов самосознания, осмысления действительности, памяти. Дистресс же наступает лишь при очень частых и чрезмерных стрессах, в таких сочетаниях неблагоприятных факторов, когда преобладает не радость преодоления, а чувство беспомощности, безнадёжности, сознание чрезмерности, непосильности и нежелательности, «обидной несправедливости» требуемых усилий.
     В последние годы отмечают условность полного разделения физиологического и психического стресса. Физиологический  стресс связан с реальным раздражителем. Психологический стресс характерен тем, что во время него человек оценивает предстоящую ситуацию на основе индивидуальных знаний и опыта, как угрожающую, трудную. В свою очередь психологический стресс делится на информационный и эмоциональный. Информационный стресс развивается тогда, когда возникает информационная перегрузка, т.е. человек не справляется с задачей, не успевает принимать верные решения в требуемом темпе при высокой степени ответственности. Для этого вида стресса характерно ухудшение памяти, снижение концентрации внимания и усиление отвлекаемости.
     Эмоциональный стресс появляется в ситуациях угрозы, опасности, обиды и т.д., когда  человек в течение длительного  времени остаётся один на один со своими переживаниями. При этом отмечается рост напряжения, беспокойства, тревоги, ухудшается сон. Аккуратные люди могут стать неряхами, а общительные - замкнутыми. Возможно как появление депрессии, беспомощности, так и эмоциональных взрывов. Этот вид стресса опасен тем, что в его проявлении возникают мысли и фразы, содержащие угрозу самоубийства ( Стецишин Р.И., 2008).
     Но  какие бы определения не давали разные авторы, всегда в качестве центрального звена стресса предполагается та самая неспецифическая реакция  организма, имеющая независимо от причины  стресса, свои закономерности развития. Попробуем разобраться в этом центральном (физиологическом и  биохимическом) звене стресса, чтобы  понять каким образом психические  переживания, эмоциональные реакции  переходят в телесные расстройства: болезни всех органов или общее  физическое недомогание.
     Возникающее при стрессе сложные физиологические  и биохимические сдвиги - это проявление древней, сформировавшейся в ходе эволюции оборонительной реакции, или как  её называют, «реакции борьбы и бегства».
     Эта реакция мгновенно включалась у  наших предков при малейшей угрозе, обеспечивая с максимальной быстротой  мобилизацию сил организма, необходимых  для борьбы с врагом или бегства  от него.
     Выделим основные черты психического стресса:
     1) стресс - состояние организма, его  возникновение предполагает взаимодействие  между организмом и средой;
     2) стресс - более напряженное состояние,  чем обычное мотивационное; оно  требует для своего возникновения  восприятия угрозы;
     3) явления стресса имеют место  тогда, когда нормальная адаптивная  реакция недостаточна.
     Рассмотрим  признаки стрессового напряжения.
     Итак, стресс - это напряженное состояние  организма, т.е. неспецифический ответ  организма на предъявленное ему  требование (стрессовую ситуацию).
    Признаки  острого (кратковременного) стресса:
     - Телесные проявления: изменение  частоты сердцебиения, поверхностное  дыхание, ускорение ритма дыхания.  При повышении напряжения краснеет  или бледнеет кожа лица и  шеи, увлажняются ладони, расширяются  зрачки, повышается или понижается  активность некоторых желез внешней  секреции (слюнных, потовых).
     - Поведенческие проявления: изменение  мимики, тембра голоса и интонаций,  скорости, силы и координации  движений. Сжатие губ, напряжение  жевательных мышц. Грустный, унылый  или обеспокоенный взгляд. Двигательное  беспокойство и частая смена  поз, или, наоборот, - пассивность,  заторможенность, вялость в движения (Томас У., 2001).
     - Переживание напряжения у некоторых  людей даже в очень ответственные  моменты может не иметь соответствующего  выражения во внешнем облике  и поведенческих проявлениях.  Человек может отрицать у себя  чувство тревоги и страха, показывать  внешне ровное, спокойное поведение,  расслабленность и раскрепощенность. Попытки такого преодоления могут наблюдаться у тех, кто намеренно пытается скрыть свои переживания, например, у стеснительных людей. Отрицание напряжения может быть и у тех, кто неспособен к анализу своего психического состояния, не имеет никаких навыков самообладания. (Камынина И.В., 2008).
    Признаки  затяжного (хронического) стресса
     К наиболее частым проявлениям относятся  следующие:
    ощущение потери контроля над собой;
    недостаточно организованная деятельность (рассеянность, принятие ошибочных решений, суетливость…);
    вялость, апатия, повышенная утомленность;
    расстройство сна (в том числе, более долгое засыпание, ранее пробуждение).
     Для обнаружения стресса стоит учесть и другие его симптомы, такие как:
    раздражительность, снижение настроения (придирчивость, необоснованная критичность…);
    повышенный аппетит;
    увеличившееся количество выпитого алкоголя;
    увеличившееся потребление психоактивных средств (успокоительных, стимулирующих…);
    расстройства половой функции;
    неблагополучное физическое состояние (головная боль, боли в мышцах, спине, изжога, повышение давления…)  (Судаков К.В., 2001).

     В завершении изучим профессиональный стресс у медицинских работников

     Профессиональный  стресс - многообразный феномен, выражающийся в психических и соматических реакциях на напряженные ситуации в  трудовой деятельности человека. В настоящее время он выделен в отдельную рубрику в Международной классификации болезней (МКБ-10: Z 73: «стресс, связанный с трудностями управления своей жизнью»). В литературе встречается также термин «психическое выгорание», под которым обычно понимают синдром, возникающий вследствие длительных профессиональных стрессов. Сравнение особенностей формирования и протекания синдрома «выгорания» в разных профессиональных группах показало, что это явление наиболее часто встречается и наиболее резко выражено у представителей профессий системы «человек - человек». Это в полной мере относится к медицинским специальностям. По данным английских исследователей, у лиц коммуникативных профессий, в частности медицинских работников, нетрудоспособность почти в половине случаев связана со стрессом. Среди обследованных в этой стране врачей общей практики высокий уровень тревоги был выявлен в 41% случаев, клинически выраженная депрессия - в 26% случаев. Треть врачей принимала медикаментозные средства для коррекции эмоционального напряжения, количество употребляемого алкоголя превышало средний уровень. Установлено, что одним из факторов синдрома «выгорания» является продолжительность стрессовой ситуации, ее хронический характер. На развитие хронического стресса у представителей коммуникативных профессий влияют:
    ограничение свободы действий и использования имеющегося потенциала;
    монотонность работы;
    высокая степень неопределенности в оценке выполняемой работы;
    неудовлетворенность социальным статусом.
     Существует  тесная взаимосвязь между профессиональным «выгоранием» и мотивацией деятельности. Выгорание может приводить к  снижению профессиональной мотивации: напряженная работа постепенно превращается в бессодержательное занятие, появляется апатия и даже негативизм по отношению  к рабочим обязанностям, которые  сводятся к необходимому минимуму. Нередко «трудоголизм» и активная увлеченность своей профессиональной деятельностью способствуют развитию симптомов выгорания. Зачастую у сотрудников, подверженных длительному профессиональному стрессу, наблюдается внутренний когнитивный диссонанс: чем напряженней работает человек, тем активнее он избегает мыслей и чувств, связанных с внутренним «выгоранием». Люди, работающие в медицинских учреждениях, часто подвержены значительному личностному стрессу. (Коростылева Л.А., 2005).
     Им  трудно раскрываться перед кем-нибудь. Преобладающая особенность врачебной  профессии - отрицать проблемы, связанные  с личным здоровьем. Развитию этого  состояния способствуют определенные личностные особенности - высокий уровень  эмоциональной лабильности (нейротизма), высокий самоконтроль, особенно при выражении отрицательных эмоций со стремлением их подавить, рационализация мотивов своего поведения, склонность к повышенной тревоге и депрессивным реакциям, связанным с недостижимостью «внутреннего стандарта» и блокированием в себе негативных переживаний, ригидная личностная структура. Парадокс состоит в том, что способность медицинских работников отрицать свои негативные эмоции может иногда быть силой, но нередко это становится их слабостью. Поэтому полезно помнить о том, что мы сами всегда либо часть наших проблем, либо часть их решений. В настоящее время все большее внимание специалистов привлекают новые технологии предупреждения и преодоления профессионального стресса. Некоторые из них направлены на адекватное информирование представителей коммуникативных профессий о ранних признаках «выгорания» и факторах риска. Наиболее эффективными являются групповые формы работы: специальные занятия в группах профессионального и личностного роста, повышения коммуникативной компетентности (Балинтовский метод). Человек может переносить значительный стресс без повышенного риска развития психического или соматического заболевания, если он получает адекватную социальную поддержку.
     Работы  по исследованию профессионального  стресса, его предупреждения и коррекции  у медицинских работников, преподавателей, психологов, менеджеров проводятся в  настоящее время кафедрой медицинской  психологии МАПО и Санкт-Петербургским  Балинтовским обществом.
     Если  говорить о стрессоустойчивости, то, прежде всего, определим это понятие. Б.Х. Варданян (2001) определяет стрессоустойчивость как особое взаимодействие всех компонентов психической деятельности, в том числе эмоциональных. Он пишет, что стрессоустойчивость «...можно более конкретно определить как свойство личности, обеспечивающее гармоническое отношение между всеми компонентами психической деятельности в эмоциогенной ситуации и, тем самым, содействующее успешному выполнению деятельности».
     На  одну из существенных сторон стрессоустойчивости обращает свое внимание П.Б. Зильберман (2006), говоря о том, что устойчивость может быть нецелесообразным явлением, характеризующим отсутствие адекватного отражения изменившейся ситуации, свидетельствующим о недостаточной гибкости, приспособляемости. Он же предлагает свою и, на наш взгляд, одну из самых удачных трактовок стрессоустойчивости, понимая под ней «..интегративное свойство личности, характеризующееся таким взаимодействием эмоциональных, волевых, интеллектуальных и мотивационных компонентов психической деятельности индивидуума, которое обеспечивает оптимальное успешное достижение цели деятельности в сложной эмотивной обстановке».
     Таким образом, стрессоустойчивость - это самооценка способности и возможности преодоления экстремальной ситуации связана с ресурсом личности или запасом, потенциалом различных структурно-функциональных характеристик, обеспечивающих общие виды жизнедеятельности и специфические формы поведения, реагирования, адаптации и т.д.
     Как следует из приведенных определений  стрессоустойчивости, данный феномен (качество, черта, свойство) рассматривается в основном, с функциональных позиций, как характеристика, влияющая на продуктивность (успешность) деятельности.
     Итак, стресс - это психофизиологическая реакция, которая является неотъемлемой частью нашей жизни. Избежать его  в условиях нашего существования  невозможно, да это не всегда и надо, т.к. стресс имеет способность закалять психику человека и подготавливать его к более сложным ситуациям  в будущем. Каждый человек имеет  свое понятие о стрессе, каждый переживает то или иное происшествие по-разному, поэтому говорить о том, что «вот это» надо избегать, а «вот это» надо пережить, нельзя.

1.3 Особенности  защитно-совладающего поведения в экстремальных ситуациях

     При обязательном построении внутренней прогностической  модели своей деятельности субъект  предвидит и вероятностно оценивает  возможность возникновения разного  рода нежелательных обстоятельств, характер их отрицательных влияний  на его деятельность и реальную угрозу, которую они могут для нее  представлять. В профессиях, сопряженных  с риском, отражаемая реальная вероятность  неблагоприятных исходов деятельности создает отрицательный эмоциональный  фон, выраженность которого может меняться на разных этапах деятельности, но который  сохраняется на всем ее протяжении.
     Нормальный  человек, адекватно отражающий действительность, не может не переживать отрицательно ситуацию потенциальной угрозы здоровью и жизни. В таких условиях «способность человека создавать «внутренние модели», заранее проигрывать будущие ситуации и свою линию поведения в надвигающихся событиях вызывает чувство тревожного ожидания». Тревожное ожидание, переходящее иногда в переживание страха, является отрицательной эмоцией, типичной для многих опасных ситуаций. В достаточно сложном чувстве тревоги существенным может являться компонент страха перед какими-то возможными конкретными событиями или определенными, особенно сложными для субъекта элементами деятельности. Различия между эмоциями тревоги и страха в контексте нашей, проблемы достаточно условны (Прохоров А.О., 2005). Оба чувства являются отрицательными переживаниями по поводу, во-первых, возможности неблагоприятного развития событий, возникновения в ходе деятельности потенциально опасных обстоятельств и, во-вторых - отсутствия у субъекта полной уверенности в способности преодолеть эти обстоятельства средствами своих действий.
     Какова  же регуляторная роль эмоции тревоги? Субъект, конечно, не в силах изменить вероятность возникновения целого ряда событий, нарушающих его деятельность и опасных для него самого. Однако тревога как генерализованное переживание опасной ситуации в целом стимулирует активность, направленную на выделение и предвидение наиболее вероятных конкретных событий, способных нарушить нормальный ход деятельности, а также на поиск и программирование действий, предотвращающих возможные отрицательные последствия этих событий. Снимая субъективную неопределенность относительно развития ситуации и своих действий в ней и поддерживая в актуальном состоянии программы своих аварийных действий, субъект повышает реальную надежность и результативность своей деятельности.
     В ситуации повышенного риска регуляторная роль отрицательных эмоций выступает  наиболее выпукло. Можно сказать, что  отрицательные эмоции при определенной степени выраженности играют незаменимую  положительную роль, создавая необходимые  предпосылки для осуществления  осознанного целенаправленного  поведения. Большинство видов деятельности (кроме самых простых и стандартных по исполнению), будучи лишены ориентирующей и стимулирующей "помощи" отрицательных переживаний (от неудовольствия до тревоги и др.), не имели бы шансов на успешное осуществление.
     Отрицательные эмоции способны продуктивно участвовать  в осознанной регуляции до момента, пока их интенсивность не превысит определенного уровня. Далее они  оказывают уже не стимулирующее, а разрушающее влияние на регуляторику. Негативные переживания человека в связи с осуществляемой деятельностью могут широко варьировать от неприятного предчувствия и недовольства до озабоченности и тревоги, в которой может отчетливо проявляться страх (Судаков К.В., 2001).
     Имеющиеся в литературе данные (эксперименты и наблюдения) позволяют утверждать, что состояния тревоги и страха (в их разных вариантах) могут нарушать восприятие внешней (в том числе  вербальной) информации, процессы мышления (ошибки в вычислениях, в рассуждениях, в оценке обстановки и пр.), координацию  произвольной моторики и др. Суммарные  деструктивные влияния отрицательных  эмоций на процесс и результаты деятельности в целом имеют место, естественно, в первую очередь в ситуациях риска и опасности. Случается, что успешные в прошлом профессионалы отказываются от работы из-за постоянного страха, в основе которого лежат растущие стойкие сомнения в собственной способности справиться с очередной аварией. Причиной актуального отрицательного переживания может выступать даже само воспоминание об уже испытанном страхе, как и предвидение его возможного возникновения.
     Нарушения операторской деятельности способствовали появлению в инженерной психологии специальной проблемы надежности оператора  и его деятельности, в которой важное место заняло понятие «эмоциональная устойчивость», определяемое различными индивидуальными особенностями человека. По-видимому, эмоциональную устойчивость не следует ограничивать лишь аспектом «противодействия» человека (мужество, разум, привычки и пр.) чувству страха и его деформирующим влиянием на целенаправленное поведение. Эмоциональная устойчивость проявляется в первую очередь в тех случаях, когда в объективно опасной ситуации у субъекта вообще не возникает страха как негативного переживания, а имеет место положительное эмоциональное состояние. Б.М. Теплов пишет, что «опасность может совершенно непосредственно вызывать эмоциональное состояние стенического типа, положительно окрашенное, т.е. связанное со своеобразным наслаждением и повышающее деятельность». Это те случаи стенического влияния опасности на человека и его действия, которые хорошо известны, но не получили достаточного объяснения. Полное, т.е. системное объяснение механизмов различных форм аффективных реакций человека на опасность предполагает выход за рамки собственно психологического анализа и требует учета нейрофизиологического и биохимического уровней соответствующих эмоциональных состояний, что, однако, лежит за пределами задач данной статьи.
     Специфическое влияние на процессы саморегуляции в разных видах деятельности оказывает также присущий данному человеку устойчивый эмоциональный тон, который предопределяет качество (знак, модальность) характерных для индивида переживаний (Стецишин Р.И., 2006). Такой общий эмоциональный тон восприятия субъектом своих отношений с действительностью, с одной стороны, интегрирование отражает его опыт в разных областях жизнедеятельности, а с другой - является специфическим эмоциональным прогнозом успеха в решении возможных будущих задач. Это фоновое относительно отдельных деятельностных актов ощущение себя и своих способностей и возможностей в окружающем мире может быть разным: и озабоченно-тревожным, и беззаботно-веселым. На фоне такого исходного эмоционального настроя и под его влиянием возникают ситуативные переживания отдельных деятельностных актов.
     Замечено, что некоторая легкая степень  тревожности субъекта может определять достижение им высокого уровня регуляции  за счет тщательности, ответственности  и мобилизации всех своих возможностей при выполнении деятельности. Требовательность к себе и стремление обязательно  добиться высокого уровня результатов позволяют субъекту, реально достигая успеха, компенсировать отсутствие априорной уверенности в удаче и является средством самоутверждения и получения столь нужных для него положительных переживаний. Специальное сопоставление уровня саморегуляции сенсомоторной деятельности у лиц положительного и отрицательного эмоционального типов выявило реальное преимущество вторых в обычных, ненапряженных условиях. Однако внезапное непредусмотренное изменение или усложнение условий деятельности лишает их возможности точного упреждающего программирования действий, снижает успешность их деятельности и выводит вперед исполнителей с положительным эмоциональны модусом.
     Ссылаясь  на данные ряда ученых, П.В. Симонов считает, что «для каждой деятельности существует некий оптимум эмоционального напряжения, при котором эта деятельность выполняется наиболее эффективно». Именно к такому оптимуму за счет ответственности и самомобилизации, по-видимому, приближаются в условиях «нормальной» или привычной деятельности люди с отрицательным эмоциональным модусом. А при затрудненных, усложненных условиях ближе к названному оптимуму оказываются люди с положительным модусом переживаний.
     В целом же можно констатировать, что  индивидуальный эмоциональный модус  жизнедеятельности является реальным и неизбежным внутренним фактором, постоянно участвующим в регуляции  субъектом своей целенаправленной активности.
     Следует рассмотреть еще один достаточно специфический вариант участия  эмоций в регуляции поведения, деятельности человека, когда сами эмоции как  таковые выступают личностными  ценностями и выполняют роль мотивов целенаправленной активности человека. Они могут инициировать, активизировать и «поддерживать» тот вид деятельности, в процессе которого происходит «насыщение» человека необходимыми ему переживаниями.
     Детальное теоретическое и эмпирическое исследование таких эмоций было проведено Б.И. Додоновым (2002), разработавшим оригинальную концепцию «эмоциональной направленности личности». По его мнению, «существует особый мотивационный фактор поведения и деятельности людей - их эмоциональная направленность, содержание которой составляет система координированных и субординированных установок личности на те или иные «ценные переживания»».
     Когда существует такая возможность, человек  выбирает деятельность, ориентируясь не только на ее конечный результат, но и на «интересность», «увлекательность» самого процесса. При этом избирательное отношение к разным видам деятельности зависит не только от их содержания, но и от типа эмоциональной направленности субъекта. Деятельность, скучная для одного, доставляет другому переживания, ставшие для него потребностью. Человек со сложившейся эмоциональной направленностью «испытывает нужду не просто в любом случайном «наборе» эмоций... а только в таком, который образует ту или иную полюбившуюся ему «эмоциональную мелодию», обладающую определенной структурой и единством составляющих элементов».
     Общая палитра эмоций, каждая из которых  может составлять стержень эмоциональной  направленности отдельного индивида, весьма широка. Это - такие классы родственных переживаний, которые можно обозначить как эмоции альтруистические, коммуникативные, практические, гностические, эстетические, гедонистические и пр. Сложившаяся эмоциональная направленность обусловливает постоянный интерес человека к той деятельности, в процессе осуществления которой он насыщается «ценными» для него переживаниями. Формами активности, сам процесс которой может приносить нужные ему переживания, помимо разных видов работы, познавательной деятельности, игры и пр., являются также мечты и воспоминания.
     Значение  эмоциональной направленности для  регуляции деятельности связано, во-первых, с ее свойством выступать в  качестве непосредственной побудительной  причины деятельности. Во-вторых, «ценные» переживания, порождаемые деятельностью, могут способствовать поддержанию ее высокого функционального уровня, благодаря увлекательности самого процесса деятельности, поглощенности ею, интереса к ней. Наконец, эмоциональная направленность является существенным психологическим регулятором такого жизненно важного для человека акта, как выбор сферы деятельности или даже конкретной профессии.
     Таким образом, в различных феноменах  и характеристиках эмоционального отражения (актуальные эмоции, их содержание, знак, модальность, интенсивность, устойчивый эмоциональный тон, уровень развития моральных чувств, эмоциональная  направленность и др.) заключено  отношение субъекта ко всей окружающей действительности, отражаемой сквозь призму актуальных потребностей и личностных ценностей. Именно поэтому эмоции являются обязательным, значимым и многообразно проявляющимся фактором внутренней регуляции различных видов и  форм произвольной активности человека.

     1.4  Особенности психологических  защит и копинг-стратегий в профессиональной деятельности фельдшеров скорой помощи

     Анализ  научных публикаций показывает, что  у фельдшеров скорой помощи очень  сильны впечатления, чувства, связанные  с умирающими больными и самим  фактом их смерти. Все, что связано  со смертью больных представляет серьезную психическую нагрузку для медперсонала. Причем характер реагирования может быть разным. Некоторые  медики вместе со своими больными надеются, верят, ждут: а вдруг все-таки можно  помочь? Другие пытаются отстраниться от страхов, как только больного коснется «дыхание смерти». Некоторые перекладывают  ответственность на самих больных: они сами виноваты со своей смерти («зачем столько пил?», «почему вовремя  не обратился?»). И, наконец, около трети  медработников вообще не занимает этот вопрос: страха смерти они «никогда не чувствовали», не отмечали (Дементий Л.И., 2004).
     Еще некоторое время назад о таком  явлении как адаптационный потенциал  личности фельдшеров скорой медицинской  помощи никто и не говорил.  Сегодня  же данное явление можно встретить  у многих фельдшеров скорой медицинской  помощи.  Учеными было отмечено, что  адаптационному потенциалу личности подвержены те сотрудники, которые находятся  в интенсивном и тесном общении  с клиентами, пациентами.
     У фельдшеров скорой медицинской помощи внешне вроде бы все нормально, но внутри ощущения опустошенности и скуки. Появляется раздражение, которое  в  дальнейшем сложно контролировать.  Если не предпринимать никаких действий,  то на последней стадии отмечается  резкое падение самооценки и профессиональной мотивации. На этой тяжелой стадии возможны нарушения здоровья, бессонница, злоупотребление  спиртными напитками, курение, частое использование психотропных веществ. Отсутствие адаптационного потенциала имеет много последствий, начиная  с усталости, неспособности концентрировать  внимание, нарушение сна и заканчивая раздражительностью, тревогой и депрессией.
     Психологами отмечены основные причины стресса  на работе:  организационные проблемы, недостаточная поддержка со стороны  руководства, долгие часы работы в недружественной  обстановке, низкий статус, неопределенность и неуверенность в будущем, неспособность  влияния на процесс принятия решений, неумение общаться, конфликты с коллегами, откладывание и неспособность завершать задание (Гриднева С.В., 2006).
     Встает  вопрос: как развить адаптационный  потенциал фельдшеров скорой медицинской  помощи, как можно поспособствовать увеличению заинтересованности к выполнению повседневных обязанностей?
     Существуют  специальные методики, позволяющие  определить эмоциональное состояние  сотрудников, и помочь его продиагностировать.
     Не  стоит забывать и практические методы, позволяющие сохранить сотрудника в хорошем здравии. Каждому работнику  скорой медицинской помощи следует  помнить, что для любого фельдшера  важно профессиональное развитие и  профессиональный рост. Речь не идет о  том, чтобы каждый год сотрудника повышать в должности, а о том, что, ставя перед человеком новые  задачи, необходимо развивать его, «подвигать»  к достижению новых вершин, обучать  его дополнительным знаниям, которые  необходимы при решении новых  задач.
     Если  активно не вмешиваться в развитие синдрома эмоционального выгорания  среди персонала, то самопроизвольного  улучшения не происходит (Климов Е.А., 2004).
     Первичная профилактика:
    улучшение навыков борьбы со стрессом (дебрифинг (обсуждение) после критического события, физические упражнения, адекватный сон, регулярный отдых и др.);
    обучение техникам релаксации (расслабления) - прогрессивная мышечная релаксация, аутогенная тренировка, самовнушение, медитация;
    умение разделить с пациентом ответственность за результат, умение говорить «нет»;
    наличие хобби (спорт, культура, природа);
    попытка поддержания стабильных партнерских, социальных отношений;
    фрустрационная профилактика (уменьшение ложных ожиданий).
     Сотрудников, впервые приступивших к работе, необходимо реалистически и адекватно ввести в курс дела. Если ожидания реалистичны, ситуация более предсказуема и лучше управляема.
     Стратегии по предотвращению внешних обстоятельств, формирующих адаптацию (комбинация первичной и вторичной профилактики), могут быть разделены на действия по изменению организации и руководства  и на мероприятия, проводимые с работниками (Камыкина И.В., 2008).
     Мерами, направленными преимущественно  на рабочее окружение, являются:
    создание, поддержание «здорового рабочего окружения» (т. е. временный менеджмент, коммуникативные стили руководства);
    признание результатов работы (похвала, высокая оценка, оплата);
    обучение руководителей («ключевая роль» начальника в предотвращении выгорания).
     Руководитель  должен обеспечить возможность участия  сотрудников в принятии важных для  них решений. Поддержка со стороны  руководства порой даже более  важна, чем поддержка со стороны  коллег. Воздействовать можно практически  на все факторы, способствующие развитию адаптационного потенциала.
     Личностно-ориентированные  стратегии:
    выполнение «тестов на пригодность» перед обучением профессии;
    проведение специальных программ среди групп риска (например, Балинтовские группы для учителей и врачей);
    регулярный профессионально-медицинский, психологический мониторинг.
     При терапии ещё развившегося адаптационного потенциала можно использовать следующие  подходы:
    фармакологическое лечение согласно симптомам: антидепрессанты, транквилизаторы, адреноблокаторы, снотворные средства. Фармакологические препараты назначаются в среднетерапевтических дозах. Транквилизаторы или адреноблокаторы используются для кратковременного облегчения состояния, но могут быть опасны при длительном применении из-за риска развития зависимости от транквилизаторов и нарушений сердечной проводимости от адреноблокаторов. Они не убирают суть проблемы. Антидепрессанты назначаются при наличии депрессии в структуре синдрома и лучше сочетать их назначение с психотерапией;
    психотерапия (когнитивно-бихевиоральные, релаксационные техники, интегративная психотерапия);
    реорганизация рабочего окружения;
    комбинация изменений в рабочем окружении с реабилитацией и переобучением.
     Таким образом, в первую очередь необходимо осознание проблемы и принятие ответственности  на себя за свою работу, свой профессиональный результат. Необходима мыслительная перестройка: переоценка целей, осознание своих  возможностей и своих ограничений, позитивный взгляд на вещи. К сожалению, в ряде случаев развитие синдрома эмоционального выгорания заходит  очень далеко, наблюдается стойкое  негативное отношение к работе, к  пациентам, коллегам. В таких ситуациях  необходимым становится изменение  места работы, переход на административный вид деятельности, работа, не связанная  с людьми.

Выводы  по главе 1

     Анализируя  теоретические аспекты данной главы  можно сделать вывод о том, что проблема  адаптации представляет собой важную область научных изысканий, расположенную на стыке различных отраслей знания, приобретающих в современных условиях всё большее значение. В этой связи адаптационную концепцию можно рассмотреть как один из перспективных подходов к комплексному изучению человека.
     Касательно  понятия стресса можно сказать, что это универсальное понятие, которое используется во множестве  смежных между собой науках, будь то психология, социология, медицина, физиология, везде стресс будет означать разные реакции индивида, но на один и тот  же экстремальный или неспецифический  стимул. Это реакция организма, возникающая  под влиянием сильных воздействий, независимо от того радостное произошло событие или, наоборот, горе.
     Жизнь современного человека постоянно связана со стрессовыми ситуациями: пробка на дороге, увольнение или повышение на работе; таких примеров можно привести сотни.
     Стресс  сам по себе не приносит вреда, в  том случае, если человек адекватно  реагирует на него.
     Фельдшер  скорой медицинской помощи привык к  стрессовым условиям, не зря же Г. Селье (1994) называл стресс общим адаптационным синдромом, индивид вынужден приспосабливаться, адаптироваться к окружающей среде, а учитывая её изменчивость и новаторство, да ещё и с какой скоростью всё это происходит, плюс нагрузки, а так же проблемы социальных взаимоотношений, все это благоприятные условия для стресса, или непосредственные стрессоры.
     Однако  в фельдшере скорой медицинской  помощи заложены ресурсы, для преодоления  сложных ситуаций, называемые копинг-стратегиями. Каждый фельдшер скорой медицинской помощи обладает своим стилем поведения в определённых ситуациях, будь то обычные жизненные обстоятельства или же кризисные ситуации, требующие некоторых усилий для их преодоления. 
 
 
 

ГЛАВА 2. ИССЛЕДОВАНИЕ ЛИЧНОСТНО-АДАПТАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА ФЕЛЬДШЕРОВ СКОРОЙ ПОМОЩИ

       2.1. Организация исследования

       Цель  исследования: изучение взаимосвязи особенностей психологических защит и копинг-стратегий фельдшеров скорой помощи с уровнем жизнестойкости, при различном стаже их работы по профессии.
     Гипотеза: для фельдшеров СМП имеющих большой стаж работы по профессии характерен высокий уровень жизнестойкости, развитые копинг-стратегии и зрелые психологические защиты.
             Задачи:
       1. Подобрать методики для исследования.
       2. Провести экспериментальное исследование.
       3. На основе полученных данных  сделать соответствующие выводы.
       База  исследования:
       Данное  исследование проводилось на базе отделения  скорой медицинской помощи МУЗ Тазовская ЦРБ (ЯНАО. п. Тазовский) и ММЛПУ Станция скорой медицинской помощи г. Тюмени.
       Испытуемые: фельдшеры скорой медицинской помощи – 30 человек. 15 человек со стажем работы до 5 лет и не имеющие свидетельства о повышении квалификации. 15 человек имеющие стаж работы 20 лет и более, а также высшую квалификационную категорию по специальности «Лечебное дело».
       2.2.  Планирование исследования
       Цель  исследования состояла в том, чтобы выявить, взаимосвязь особенностей психологических защит, копинг-стратегий и жизнестойкости в двух группах при различном стаже их работы по профессии. Для этого были подобраны следующие методики: клиническое интервью, индекс жизненного стиля (LSI), методика для диагностики копинг-механизмов (тест Э. Хейма), тест жизнестойкости С. Мадди, «индикатор копинг-стратегий» Д. Амирхан.
       Клиническое интервью -  это один из наиболее старых и широко распространенных методов получения информации о людях, под которым следует понимать планомерные действия с определенной научной целью, в ходе которых испытуемый должен быть подвигнут к сообщению вербальной информации с помощью ряда условных вопросов или вербальных стимулов. Интервью как специфическая форма беседы является одним из важнейших методов получения информации и оценки личности.
       С помощью данного метода мы сможем получить информацию о том, как испытуемые ведут себя в трудных и экстремальных  ситуациях, какие применяют способы  для преодоления стресса (бланк  вопросов см. приложение 1).
       Методика  «Индекс жизненного стиля» (LSI) разработана в 1979 году на основе психоэволюционной теории R. Plutchik и структурной теории личности H. Kellerman.
       Теории  предлагают специфическую связь  между различными уровнями личности: уровнем эмоций, защитой и диспозицией (наследственные предрасположенности  к психическим заболеваниям). Авторы теорий постулируют, что определенные механизмы защиты предназначены  для регуляции определенных эмоций. Личность использует комбинации психологических  защит, сформированных в стили реакций  личности. Помимо теоретической обоснованности методики индекс жизненного стиля, к  достоинствам теста можно отнести  его высокую валидность, многомерность и конструктивную простату. С помощью данной методики мы выявим особенности психологических защит и стили реагирования в проблемной ситуации.
       Опросник состоит из 97 утверждений. Эти утверждения описывают чувства, которые человек ОБЫЧНО испытывает, или действия, которые он ОБЫЧНО совершает. Если утверждение Вам не соответствует, поставьте знак "х" в разделе, обозначенном "Нет". Если утверждение Вам соответствует, поставьте знак "х" в разделе "Да", в месте обозначенном круглыми скобками. (см. Приложение 2).
Ключ  к методике: 

    А Отрицание 1, 16, 22, 28, 34, 42, 51, 61, 68, 77, 82, 90, 94. 12
    B Подавление 6, 11, 19,25, 35, 43, 49, 59, 66, 75, 85, 89. 12
    C Регрессия 2, 14, 18, 26, 33, 48, 50, 58, 69, 78, 86, 88, 93, 95. 14
    D Компенсация 3, 10, 24, 29, 37, 45, 52, 64, 65, 74. 10
    E Проекция 79, 23, 27, 38, 41, 55, 63, 71, 73, 84, 92, 96. 13
    F Замещение 8, 15, 20, 31, 40, 47, 54, 60, 67, 76, 83, 91, 97. 13
    G Интеллектуализация 4, 13, 17, 30, 36, 44, 56, 62, 70, 80, 81, 87. 12
    H Рационализация 5, 12, 21, 32, 39, 46, 53, 57, 72, 79. 10

       Методика  диагностики копинг-механизмов (тест Э. Хейма)

       Тест  Э. Хейма разработан в 1980-x в процессе наблюдения, с точки зрения преодоления болезни, за копинг-процессами у группы онкологических больных. В своих наблюдениях Э. Хейм обратил внимание на фактор адаптации усиливающийся при перемещении от эмоционального компонента к поведенческому. В тест Э. Хейм включил 26 ситуационно-специфических вариантов проявления копинг-механизмов, формирующих три основные сферы психической деятельности, таких как: когнитивная, эмоциональная и поведенческая деятельность.

       Необходимо  отметить сочетание простоты и информативности  предлагаемой методики. Ценность использования  методики Э. Хейма в клинике соматических болезней, заключается высокой информативности при предъявлении столь легкого теста, пациентам, сконцентрированным на своих соматических недугах. Данная методика поможет нам выявить особенности поведения испытуемых в трудных и стрессовых ситуациях.

       Инструкция 
       Вам будет предложен ряд утверждений, касающихся особенностей Вашего поведения. Постарайтесь вспомнить, каким образом  Вы чаще всего разрешаете трудные и стрессовые ситуации и ситуации высокого эмоционального напряжения. Обведите кружком, пожалуйста, тот номер, который Вам подходит. В каждом разделе утверждений необходимо выбрать только один вариант, при помощи которого Вы разрешаете свои трудности.
       Отвечайте, пожалуйста, в соответствии с тем, как Вы справляетесь с трудными ситуациями на протяжении последнего времени. Не раздумывайте долго – важна Ваша первая реакция. Будьте внимательны! (см. Приложение 3).
Тест  жизнестойкости С. Мадди
       Тест  жизнестойкости представляет собой  адаптацию опросника Hardiness Survey, разработанного американским психологом Сальваторе Мадди. Жизнестойкость – это система убеждений о себе, мире, отношениях с ним, которые позволяют человеку выдерживать и эффективно преодолевать стрессовые ситуации. В одной и той же ситуации человек с высокой жизнестойкостью реже испытывает стресс и лучше справляется с ним. Жизнестойкость включает в себя три сравнительно самостоятельных компонента: вовлеченность, контроль, принятие риска. Соответственно, тест жизнестойкости включает как общий показатель, так и три показателя по отдельным компонентам (субшкалам).
       Вовлеченность – это активная жизненная позиция  личности, уверенность в том, что  только деятельный человек может  найти в жизни стоящее и  интересное. Контроль – это уверенность  в том, что, только борясь и преодолевая  трудности, можно изменить происходящее и быть хозяином своей судьбы. Принятие риска – готовность рисковать, убежденность в том, что на любых ошибках  можно учиться. Из всего, что случается, как положительного, так и отрицательного, можно извлечь новый опыт, знания (см. Приложение 4).
Средние и стандартные отклонения общего показателя и шкал теста жизнестойкости:
       Жизнестойкость: среднее 80,72, стандартное отклонение 18,53.
       Вовлеченность: среднее 37,64, стандартное отклонение 8,08.
       Контроль: среднее 29,17, стандартное отклонение 8,43.
       Принятие  риска: среднее 13,91, стандартное отклонение 4,39.
       Методика  «Индикатор копинг-стратегий» Д. Амирхан
       Методика  разработана Д. Амирханом и предназначена для диагностики доминирующих копинг-стратегий личности. Адаптирована для проведения исследования на русском языке Н.А. Сиротой (1994) и В.М. Ялтонским (1995).
       Дж. Амирхан на основе факторного анализа разнообразных конинг-ответов на стресс разработал «Индикатор копинг-стратегий». Он выделил 3 группы копинг-стратегий: разрешения проблем, поиска социальной поддержки и избегания (Amirkhan J., 1990).
       «Индикатор  копинг-стратегий» можно считать одним из наиболее удачных инструментов исследования базисных стратегий поведения человека. Идея этого опросника заключается в том, что все поведенческие стратегии, которые формируются у человека в процессе жизни, можно подразделить на три большие группы:
       Стратегия разрешения проблем — это активная поведенческая стратегия, при которой  человек старается использовать все имеющиеся у него личностные ресурсы для поиска возможных  способов эффективного разрешения проблемы.
       Стратегия поиска социальной поддержки — это  активная поведенческая стратегия, при которой человек для эффективного разрешения проблемы обращается за помощью  и поддержкой к окружающей его  среде: семье, друзьям, значимым другим.
       Стратегия избегания — это поведенческая  стратегия, при которой человек  старается избежать контакта с окружающей его действительностью, уйти от решения  проблем.
       Человек может использовать пассивные способы  избегания, например, уход в болезнь  или употребление алкоголя, наркотиков, может совсем «уйти от решения проблем», использовав активный способ избегания — суицид.
       Стратегия избегания — одна из ведущих поведенческих  стратегий при формировании дезадаптивного, псевдосовладающего поведения. Она направлена на преодоление или снижение дистресса человеком, который находится на более низком уровне развития. Использование этой стратегии обусловлено недостаточностью развития личностно-средовых копинг-ресурсов и навыков активного разрешения проблем. Однако она может носить адекватный либо неадекватный характер в зависимости от конкретной стрессовой ситуации, возраста и состояния ресурсной системы личности.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.