Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Мемлекеттк р?мздер

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 07.09.2012. Сдан: 2011. Страниц: 12. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Семей мемлекеттік  медицина университетті 
 
 

С?Ж
Та?ырыбы:  Мемлекеттік р?міздер 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

                                                                                         Орында?ан: Сатаева Фарида
                                                                                          Тексерген: Нургуль Муратбековна 
 
 

                                                Семей 2011ж

"Проблемы  политического реформирования  в Казахстане"

г.Алматы, 9 июня 2004 года 
 
 
Эксперты: Карин Е., Злотников И., Сатпаев Д., Касымов Г., Калматаев М., Болатхан Тайжан,  
Масанов Б., Бесенбаев А. 
 
Важнейшей проблемой является отсутствие идеологической базы по проведению политической реформы. До сих пор нет ответа, для кого она должна проводится, как должна проводится и кто будет основным участником.  
 
Несмотря на наличие этих проблем, Казахстан уже созрел для политических реформ. Политические реформы, которые сейчас предлагаются, это - попытка перейти в новый формат. Этот формат означает перейти от управления субъектами на управление - тенденциями. Инициативы в области политического реформирования должны быть набором конкретных, прагматичных шагов. Это значит, что необходимо отказаться от выдвижения требований, и перейти к формулированию предложений по оптимизации существующих институтов. Мы должны точно знать, что, усилив данный орган власти, в результате получим такие-то плюсы и выгоды. Необходимо разработать предельно ясный и аргументированный бизнес-план реформ, в котором будут определены размеры финансового обеспечения для каждого из этапов реформирования, перечень необходимых поправок в законодательной базе, предусмотрены юридические рамки реализации программы. Должна быть проработана правовая процедура принятия всего этого комплекса документов.  
 
Мировой опыт показывает то, что бедные государства, по сути, любое проведение политической реформы скорее приводят к неудачам, чем к успехам. То есть нужна соответствующая экономическая база. Это во-первых. Второе. - это политическое поле, которое должно проявляться не конъектурными интересами, исходя из текущей ситуации, а стратегическими целями политического развития. Естественно, что в Казахстане политическая воля - это воля президента. Третье условие - это последовательность. Немаловажный фактор, потому что любая политическая реформа, если ею заниматься серьезно, это очень долгосрочный проект. Естественно при реализации этого проекта необходимо учитывать многоэтапность. Из этих трех условий в Казахстане на данный момент существует только одно: это благоприятные экономические условия, на фоне которых контрастирует не благоприятный политический пейзаж.  
 
Необходимо выбрать приоритетное направление политического реформирования и затем начинать его обсуждение. Например, на данный момент наиболее привлекательным представляется направление усиления статуса партий. Если мы говорим об усилении роли партий, то перед нами появляется вопрос увеличения партийного списка и определение статуса фракций в области законодательных инициатив. Необходимо просчитать экономические последствия этого шага: приведет ли увеличение партийного списка к повышению качества работы парламента? Как может быть оценено предложение об увеличении количества депутатов парламента в два раза? В свою очередь решение этих вопросов отразится и на роли парламента в политической системе.  
 
Основная цель партийной реформы: это создание эффективных каналов влияния партий на политический процесс через парламент, через механизм циркуляции политической элиты и через активные взаимодействия с другими институтами гражданского общества. Не стоит забывать, что любые реформы проводятся не для элиты, не для оппозиции, а для общества. Понятно, что при проведении реформ участие общества через институты гражданского общества это задача первостепенной важности. Чем отличаются политические партии от гражданского общества? У нас не развита политическая система. Любая партия стремится получить перехват власти. Нет никакого противовеса. А развитое гражданское общество, которое, безусловно, является таким компонентом, оно должно постоянно отслеживать и прозрачность, и подотчетность власти. Поэтому, насущным для Республики Казахстан является принятие закона о лоббистской деятельности. Этот закон, может быть, будет следующим этапом, и он позволит очень активно привлечь институты гражданского общества в процессах принятия политических решений. Во-вторых, этот закон позволит частично сделать открытым процесс принятия политических решений, к сожалению, этот процесс до сих пор является закрытым. 
 
На первом месте идет соревнование и борьба лидеров. Партия должна выделять лидера, а не создаваться под лидера. И это может произойти, если мы перейдем к схеме создания и формирования правительства на основе победы той или иной политической партии, а значит и ее программы. Есть политики, есть определенные партии, а какие у них программы, сейчас никого, по большому счету, не интересует. Конкурса, конкуренции идей, программ пока нет, платформ нет. Политические партии должны соревноваться между собой не весом своих лидеров, а содержанием своих программ. Это было бы хорошим шагом в проведении последующих реформ социально-политического характера. В этом отношении мы должны объединить свои усилия в том, чтобы нынешний парламент имел не менее одной трети мест от политических партий и плюс к этому партия, получившая большинство по закону могла бы формировать правительство. Тогда будет реальный небольшой сдвиг, будет возможность критиковать программы правительства и партий. На данный момент ни у кого возможностей нет. Ибо и правительство формируется, и возглавляют правительство люди, которые не объявляют перед общественностью свои программы, и они не являются публичными личностями.  
 
В конституции не упомянута сама партийная система. До сих пор партийная система является придатком существующей политической системы, с которой правящие элиты не знают, что делать. Такая ситуация осуществляет ограниченные способности и нереализованные возможности казахстанских партий. Общество нуждается в реформах более широкого плана. Ибо одни политические реформы вряд ли могут решить многие болезни появившиеся на теле нашего общества. Содержательной частью политической реформы является административная реформа. Сама по себе политическая реформа является только вершиной айсберга, она неизбежно повлечет за собой дискуссии по проблематике административного реформирования. 
 
Новый парламент будет закладывать фундамент всего здания политической реформы. Нынешнее деление высшего законодательного органа на две палаты в унитарном государстве является скорее политической страховкой для власти, чем реальным вкладом в совершенствование законотворческого механизма. По сути, из 6 полномочий, которые находятся исключительно в ведении сената по конституции, именно самое последнее определяет смысл существования верхней палаты в глазах власти. В то же время нельзя согласиться с тезисом о том, что конечной целью политической реформы должно быть создание парламентской системы. Для этого пока не созданы ни политически благоприятные условия, ни партийная система.  
 
Эволюция политической системы, начиная с середины 90-х годов, выглядит следующим образом:  
 
1. Дополнение президентской вертикали.  
 
2. Сдерживание роста политических структур гражданского общества. 
 
3. Формирование политических партий.  
 
В середине 90-х годов и в начале 2000 года происходили следующие процессы: в 2001 году произошел кризис, кризис президентской системы, кризис всей системы. Этот кризис произошел тогда, когда происходили конференции, посвященные институту президента, и тогда ни один эксперт- политолог не говорил об эволюции системы президентства и когда эволюция приведет к естественному кризису. А тем временем кризис наступил, и он проявился осенью 2001 года и до сих пор он еще не разрешен. С начала 2002 года пошел процесс кристаллизации политических сил, которые хотели бы демократизации. При этом, невозможно отрицать, что именно национальный дух приводил к демократическим реформам.  
 
Сейчас мы наблюдаем новую волну, то есть, это волна уже сформировавшегося разделения общества на богатых, и бедных. Понятное дело, что они не могут осмыслить себя, но обязательно найдутся лидеры и политические силы, которые сформулируют эти цели и задачи и тогда вопрос о президентских выборах 2006 года будет не в рамках лежать, он будет совершенно в иной плоскости лежать. Там будут совершенно иные ценностные реалии для общества. Нам следует это учитывать, когда мы проводим эти реформы. Если говорить о любой политической системе, самое главное: это выражение через политические институты экономических интересов. Действительно, что собой представляет партия "Отан", с точки зрения экономических интересов и как они себя поведут в дальнейшем? Этот вопрос очень важный, потому что там действительно есть экономические интересы. Если мы строим политическую систему открытую, одной из задач политических реформ является институализация субъектов с экономическими интересами. Получается клановая бюрократическая олигархическая система. 
 
Основой модернизационного процесса должен стать механизм в разделении власти. Это один из главных политических механизмов. Это механизм совмещения, то есть совмещение в рамках парламента, но пока нужно сделать предварительный шаг к этому, это все-таки разделение власти. Это очень важный процесс, он может быть объединяющим, интегрирующим для всего модернизационного процесса. Нужно вести речь не только о политических реформах, нужно говорить о государственно-политической модернизации. И реформирование является одним из составляющих частей общего процесса модернизации, поэтому главный вопрос: это государственно-политическая модернизация. Это может быть разнонаправленный процесс. Участниками этого процесса являются и народ, и электорат, и общество, и международное сообщество, и некие международные стандарты и правила, и наша национальная буржуазия, и средний класс и политические партии, и политологи, и журналисты, и просто все думающее сообщество нашей страны. Не просто сами идеи концепции являются составляющими этого важного процесса. Конечно, этот процесс будет разнонаправленный и никто его урегулировать не сможет, потому что будут достигаться компромиссы в разных сферах: между разными субъектами политического процесса и по разным обстоятельствам, по разным интересам будут происходить процессы модернизации, в том числе и планирование.  
 
Наше общество постоянно озабочено этим процессом модернизации и различные сегменты, субъекты нашего политического процесса все время выдвигают различные идеи. Мы были свидетелями идей относительно роли парламента в политической системе. Много говорится о коррупции в этом контексте, о честных выборах, о свободе слова, о независимости СМИ, о выборности акимов, о конституционной реформе. Общество постоянно выдвигает импульсы модернизационного процесса. Другое дело как воспринимают эти импульсы те, от кого зависит принятие политических решений. Каким образом политическая элита может двигаться к этим процессам? Этот процесс очень сложный, здесь и диалоги, и партнерство, и давление, и конфликт, и консенсус, и компромисс, здесь различные варианты возможны. 
 
Следующий момент это процесс децентрализации. Здесь выдвигаются две структуры прав децентрализации: это политическая и административная децентрализация. Речь идет о введении механизмов выборности акимов и местном самоуправлении и финансовой децентрализации, о которой давно уже говорят некоторые экономисты, речь идет в первую очередь о бюджетах децентрализации, которые сейчас осложняют финансовое взаимоотношение между правительством и региональными бюджетами. До сих пор не видно, что в Казахстане есть местное самоуправление, хотя оно заложено по Конституции, а Конституцию надо выполнять. Уже много времени прошло, когда надо было принимать законы, этот закон так и не был принят. Хотя местное самоуправление в Казахстане существовало, достаточно сказать, что в 1991 году был принят закон о местном самоуправлении местных советов народных депутатов, согласно которому местное самоуправление осуществлялось на уровне аулов, сел, поселков, городов и районов. Затем когда советы были распущены, этот закон вообще отменили. В 1994 году были попытки разработки и внесения закона в рамках деятельности верховного совета 13 созыва, но затем в марте 1995 года он был распущен. К этому вопросу власти вернулись только в 1997 году, когда внесли в парламент проект закона о местном государственном самоуправлении. Но власть не учла какие-то серьезные концептуальные моменты, и было ощущение, что власть пыталась подогнать систему местного самоуправления под действующую конституцию, даже не понимая, какая это должна быть система. Затем этот проект закона тихо-мирно был отозван правительством. Вместо этого власти приняли закон о местном государственном управлении, уже в 2000 году действующий парламент его принял. Этот нормативный документ узаконивает систему действующей власти на местах, в основном, через институт акима, хотя понятно, что особой роли они не играют. В ныне действующий парламент был внесен проект закона о местном самоуправлении, но закон был сырой и несовершенен во многих отношениях, и вновь правительство его отозвал. Сейчас на уровне общественности некоторые организации пытаются что-то сделать, предлагают какие-то альтернативные проекты, но серьезного продвижения в этом нет. Другое дело, что сами власти пытаются подменить систему самоуправления совершенно необычными вещами, типа, выборности акимов, хотя аким по Конституции - представитель органов исполнительной власти в системе местного самоуправления. В последнее время действует программа деконцентрация развитие межбюджетных отношений. Вся эта программа сводится к тому, чтобы еще больше усилить институт акимов. С другой стороны, усиление их власти может привести к усилению коррупции. Ведь, коррупция носит системный характер, потому что система не отрабатывает и, во-вторых, потому что она существует и по вертикали и по горизонтали. Она носит, как верхушечный, так и низовой характер, и существует абсолютно во всех сферах. 
 
Итак, невозможно выделить приоритеты в развитии "вообще". Невозможно сначала решить социальные вопросы, а потом - политические. Парламентские выборы: это шанс убедить общество, простых людей в необходимости политических реформ.

Мы будем планомерно осуществлять модернизацию нашей политической системы. Мы продолжим реформирование всех ее основных элементов - повышение  роли парламента, политических партий и местных органов власти, укрепление независимости судебной системы. Политические реформы являются неотъемлемым элементом нашей стратегической задачи на среднесрочную перспективу - повышение конкурентоспособности Казахстана", - указывается в программе.
Он также обещает  продолжить работу по созданию "высокопрофессионального и компактного" государственного аппарата. "В государственной службе будут внедрены новые управленческие технологии, основанные на принципах корпоративного управления, результативности, транспарентности и подотчетности обществу. Новая модель госслужбы будет полноценно функционировать уже к 2015 году", - отмечается в документе.
Президент также  заявляет о намерении "укреплять  систему охраны правопорядка, последовательно  углубляя начатую реформу". При  этом он отмечает, что "критерием  качества и результативности работы органов правопорядка станет не просто абстрактная статистика, а рост доверия к ним со стороны граждан и бизнеса".       Кроме того, Н.Назарбаев намерен укреплять обороноспособность страны. "Продолжится оснащение армии передовыми образцами вооружения и военной техники. Будут созданы все условия для достойной службы наших солдат и офицеров. Мы приложим все усилия для повышения престижа военной профессии, создания привлекательного образа защитника Родины", - говорится в программе.
Президент также  заявляет, что Казахстан под его руководством будет продолжать "ответственную и активную внешнюю политику".      "Казахстан и дальше будет развиваться как страна, открытая для диалога и взаимовыгодного сотрудничества с мировым сообществом. Это позволит нашему государству занять достойное место в мире и эффективно продвигать национальные интересы. Приоритетом внешней политики Казахстана будет углубление сотрудничества с Россией, Китаем, США, Европейским союзом, государствами Центральной Азии и исламского мира", - указывается в документе.
Между тем, касаясь  социальной политики, он заявил о намерении  снизить уровень безработицы  до 5%, повысить расходы на образование  до 5% от ВВП к 2016 году, принять меры по увеличению продолжительность жизни  казахстанцев до 72 лет к 2020 году, снижению к этому сроку материнской и младенческой смертности в 2 раза, общей смертности - на 30%, увеличению численности населения Казахстана до 18 млн человек.
Н.Назарбаев  также обещает обеспечить справедливый уровень пенсий. "Размер базовой  пенсионной выплаты уже к 2015 году будет доведен до уровня 60% от величины прожиточного минимума. К 2020 году накопительной пенсионной системой будет охвачено 100% наемных работников и 40% самозанятого населения", - отметил он.
Он также заявляет о намерении к 2015 году увеличить не менее чем на 20% размеры государственных социальных пособий, к 2020 году - повысить до 100% от величины прожиточного минимума пороговый уровень оказания социальной помощи.
Н.Назарбаев  также отметил, что продолжит  работу по обеспечению казахстанцев качественным и доступным жильем: будут реализовываться программы кредитного и арендного жилья, развиваться система жилищных строительных сбережений, темпы строительства жилья сохранятся на уровне 6 млн кв. метров ежегодно.
Говоря о повышении доступности и качества жилищно-коммунальных услуг, президент обещает, что к 2020 году 80% сельских населенных пунктов и 100% малых городов получат доступ к централизованному водоснабжению.
Говоря об экономике, Н.Назарбаев пообещал, что к 2020 году рост ВВП в сравнении с нынешним уровнем должен составить не менее 30%, активы Национального фонда составят не менее 30% от ВВП, рост в перерабатывающих отраслях будет превышать или достигнет уровня добывающих отраслей, доля малого и среднего бизнеса в ВВП составит 40%.
Он также заявил, что превратит Казахстан "в  крупный транспортный узел Евразии". "В течение 10 лет будет построено  около 1400 километров новых железнодорожных  линий, около 16 000 километров автомобильных  дорог республиканского значения, создан конкурентный рынок воздушных перевозок. Национальный морской торговый флот будет обеспечивать 2/3 объема перевозок нефти и 1/2 объема перевозок сухих грузов из казахстанских портов на Каспийском море", - говорится в программе.
Кроме того, президент  намерен продолжить работу по повышению производительность аграрного сектора. Так, отмечает он, будет реализован беспрецедентный проект по развитию мясного животноводства и уже в 2016 году экспорт мяса составит 60 тыс. тонн.
"Это позволит  создать свыше 20 тысяч рабочих мест на селе, предоставит источник доходов для более ста тысяч сельчан и простимулирует рост производства в смежных отраслях - сельскохозяйственном машиностроении, химической и пищевой промышленности, кормопроизводстве, ремонте техники", - отмечается в программе.
Говоря о развитии финансового сектора, президент  обещает продолжить работу по повышению  его конкурентоспособности. "Будут  созданы необходимые условия  для развития финансового центра в Алматы, который войдет в десятку  ведущих финансовых центров Азии", - подчеркивается в программе.
Н.Назарбаев  также обещает реализовать программу "Народное IPO" так, что "простые  казахстанцы получат возможность  владеть акциями национальных компаний и крупнейших предприятий".
"Я никогда  не строил воздушных замков  и не обещал того, что не в силах выполнить. Вы это знаете. Вот и сейчас я хочу, чтобы каждый казахстанец осознал, что все запланированное нами реально и осуществимо. Более, того, моя цель в том, чтобы результаты нашего общего труда почувствовал каждый гражданин страны", - отмечает президент в своей программе.
Внеочередные  выборы президента Казахстана назначены  на 3 апреля.
“Ловушка” приоритетов, или Когда за деревьями леса не видно
Перспективы политических реформ в Казахстане  

Ерлан КАРИН,  
кандидат политических наук

Предложения о  внесении изменений в Конституцию  страны, предпринимаемые оппозиционными силами, преследуют вполне определенную задачу: малыми шагами достичь решающего  перевеса в расстановке сил на политической арене. Оппозиция, осознав  бесперспективность надежд на “революционное” изменение политической ситуации в стране, стремится выступать в качестве своеобразного генератора реформаторских идей. Оппозиционные силы настраиваются к борьбе уже не с президентом, а за влияние на президента. Тем самым, оппозиция подошла к пониманию необходимости определения новой стратегии политической борьбы.
Оппозиционные партии предлагают развернуть дискуссии  по широкому спектру проблем, касающихся политической модернизации общества. При подобной схеме работы становится очевидным недостаточно высокий запас оперативности в работе правительственных институтов, неспособность власти своевременно реагировать на поступающие предложения, анализировать их, и вносить изменения в характер своей деятельности. Тем самым, оппозиционные лидеры пытаются стать тем “активным меньшинством”, которое в силу своей активной позиции способно существенно повлиять на мнение “пассивного большинства”.
Но сложность  вопроса заключается в том, что  дискуссия по отдельным проблемам  политической модернизации, которую ведут власть и оппозиция, недостаточно эффективна. Соответствующим образом, требования локальных изменений в законодательной базе страны представляются аналитикам также несостоятельными. Развитие полемики по множеству вопросов политического реформирования без представления об общей структуре проводимых преобразований резко снижает их скоординированность.
Получается ситуация, описываемая известной поговоркой, когда “за деревьями леса не видно”. Общество подвергается опасности утери  основной идеологической нити реформ. Налицо опасность потери главного дискуссионного момента последних лет, отвлечение от важнейшего вопроса модернизации общества.  
 
Так что первично: политика или экономика? 
 
Последние три-четыре года в обществе не прекращаются дискуссии по вопросу, что первично: политика или экономика? Власти настаивают на формуле: сначала экономика, потом политика, а оппозиция считает, что экономические реформы не дадут ожидаемого эффекта без осуществления серьезных преобразований в политической сфере. В соответствии с этими базовыми идеологическими положениями власть и оппозиция воплощают в жизнь собственные планы.
Власть сама сформировала соответствующее идеологическое клише прямой зависимости между  темпами экономических и политических реформ. Тем самым, власть стала заложником своих собственных утверждений о существовании некоего приоритета между сферами реформирования общества.
Однако тезис  оппозиции о необходимости реализации политических преобразований для успешного  экономического развития также имеет определенные уязвимые места. Если мы говорим о приоритете политической модернизации, то рискуем оказаться в состоянии продуцирования отвлеченных идеалов. Инициаторы политической модернизации берут на себя трудновыполнимую задачу предвидения событий, не продиктованных объективными факторами общественного развития.
Политические  инициативы, не подкрепленные фактическим  развитием экономики, могут навсегда остаться благими пожеланиями. Дополнительным аргументом против форсирования политических изменений является вероятность неправильной постановки акцентов в наступающих изменениях, неверное определение базовых тенденций, оказывающих влияние на происходящие процессы.
Классические  теории переходного периода, во всяком случае, не выделяют доминирующих сфер, указывая на необходимость одновременных преобразований, и обращают на этот вопрос основное внимание. Считается, что любая политическая элита, проводящая в жизнь программу трансформации общества, обязана строго отслеживать синхронность процесса. Но констатацией этого факта проблема сама по себе не снимается. Естественным образом появляется вопрос о дальнейших шагах и конкретных мерах в рамках обсуждаемых вопросов. 
 
Перспективы формирования Общенациональной Программы Политических Реформ 
 
В данный момент, когда мы говорим о серьезных признаках экономического роста, дальнейший темп и характер реформ целиком и полностью будут также зависеть от того, насколько и как все существующие политические силы в стране будут способны сосредоточиться на комплексном и конкретном рассмотрении вопросов политической модернизации общества.
Вполне очевидно, что дискуссии между различными политическими субъектами были бы намного  результативнее, если бы все заинтересованные политические силы общества сосредоточились  на концепции политических реформ. Это позволило бы вывести политический диалог в целом на принципиально новый качественный уровень и одновременно убрало бы наметившуюся сегодня дискуссию о синхронизации экономических и политических преобразований.
Одновременно появляется заманчивая перспектива достижения преемственности идей как существенного, узлового пункта на пути к достижению преемственности власти в целом. Общество может получить своеобразную гарантию того, что уже реализованные политические преобразования не будут эфемерными, что они осуществлены на постоянной основе.
Данный факт выступит важнейшим элементом в  структуре политической системы, обеспечивающим ее стабильное существование, долговременное сохранение устраивающих общество правил политической игры. Если мы говорим о наличии у правительства плана экономического развития страны на долгосрочную перспективу, то логично предположить, что необходим аналогичный план для определения политических перспектив.
Важнейшим составным  элементом этого тезиса является осознание того, что данный план должен быть согласован со всеми политическими силами. Правила игры будут соблюдаться игроками, только если они устраивают всех и имеется уверенность в их соблюдении всеми заинтересованными силами. Не имея на руках такого плана, мы будем еще долго спорить по поводу темпов проводимых в стране политических и экономических реформ.
Наличие Общенациональной Программы Политических Реформ (ОППР) может результирующим образом сказаться  на дальнейшей судьбе модернизации. Существует огромный набор аргументов в пользу ее необходимости. Если политическое руководство страны будет обладать подобным документом, то реализация политических инициатив получит дополнительный стимул, и, может быть, самое главное - твердые гарантии того, что они, вообще, будут реализованы.
Кроме того, власть может ссылаться на данную Программу  в случае упреков в недостаточном  темпе реформ. Выполнение политических инициатив будет “привязано”, скоординировано  между собой, и власть получит  хорошие аргументы в диалоге с оппозицией. Правительство будет иметь конкретный, поэтапный план наращивания основных институтов демократического общества.
Выгодно существование  ОППР и для оппозиции. Появляется реальный механизм контроля действий власти. Невыполнение ОППР или даже несвоевременное выполнение может послужить эффективным предлогом для инициирования кампании обвинений против правительственных органов. Оппозиция получит план политических реформ, и выполнение этого плана послужит маркером в критике власти.
Наконец, может быть, самое главное - проведение политических преобразований становиться предсказуемым и прогнозируемым. Политические игроки получают возможность объективно оценивать ситуацию, общество в целом имеет представление о том, что его ожидает.
Разработка Общенациональной Программы Политических Реформ может быть использована в качестве наилучшего доказательства возможности диалога между властью и оппозицией. Очень важную роль будет играть понимание всеми политическими игроками основных приоритетов политического развития общества, высказанных самим этим обществом. Если говорить проще, то политические лидеры будут вынуждены работать над реализацией не только своих политических установок, но и способствовать удовлетворению политических ожиданий всего общества. 
 
Поиск оптимальных механизмов совместной выработки ОППР 
 
Создание Общенациональной Программы Политических Реформ требует  ответа на ряд фундаментальных вопросов. В первую очередь, речь идет о механизме  ее выработки. Какие политические схемы  могут быть в этом использованы? Какие будут предложены критерии для определения целесообразности тех или иных политических изменений?
Налицо необходимость  создания действенных механизмов поддержания  диалога между политическими  игроками. Для выработки комплексной  программы по решению существующих проблем в политической сфере необходимо активизировать в широком формате диалоговый процесс между правительством и общественными организациями, между властью и оппозицией. Без наращивания диалогового процесса выработка и реализация каких-либо мер по разрешению существующих проблем практически не возможна.  
Представляется также возможным развить предложения по оптимизации существующих механизмов, в частности, развить инициативу главы государства по созданию Постоянно действующего совещания по выработке предложений по дальнейшей демократизации и развитию гражданского общества (ПДС). Имеются все возможности попытаться наладить и установить через этот орган действительно реальный равноправный диалог общественности и власти. Необходимо возродить доверие к ПДС со стороны общественности и в перспективу реального “конструктивного диалога” между представителями власти и оппозиции.

В этой связи  идея горизонтального политического  диалога будет приобретать свою актуальность, в частности, в формате политических консультаций. Он в большей степени устраивает участников, поскольку не содержит в себе излишней жесткости. Помимо этого выполняется условие максимального привлечения широкого спектра политических сил.
Техническая реализация нового подхода к ПДС видится следующим образом: политические партии и общественные организации создают группы политических экспертов. Уже сформированные рабочие группы проводят между собой политические консультации, в ходе которых формируют и согласовывают свои позиции.
Оптимизация функций  ПДС заключается в том, что  оно не ставит целью согласование позиций политических игроков (это  согласование уже достигнуто экспертными  группами), а закрепляет достигнутые  компромиссные решения. Таким образом, весь переговорный процесс проходит до заседания ПДС. Ставка делается на способность экспертов договориться между собой.
Весьма интересным было бы наметить некоторые механизмы  действенной реализации достигаемых  соглашений. Например, разработать  принципы координации между ПДС  и соответствующими парламентскими структурами. Первым действенным шагом в этом направлении может выступить приглашение модераторов ПДС в парламент, с соответствующим обсуждением предлагаемых инициатив. Согласованный и закрепленный решением участников ПДС материал модераторы ПДС озвучивают в парламенте. В рамках взаимодействия с парламентариями велика вероятность достижения компромисса по принципам формирования программы политических реформ.
Властным структурам и политической оппозиции необходимо предпринять более конкретные шаги в сторону реальной демократии и свободы, отстраниться от простой констатации приверженности демократическим ценностям. Как только власть через развитие диалогового процесса сумеет договориться с общественными организациями вполне способны разрешиться многие “болевые темы” в отношениях власти и оппозиции. На базе развитого механизма политических консультаций и оптимизированного ПДС возможен политический диалог и, как следствие, - выработка Общенациональной Программы Политических Реформ. 
 
Подходы к определению ОППР 
 
Рассмотрев все  плюсы, вытекающие из создания Общенациональной Программы Политических Реформ, правомерно задать вопрос о ее приблизительных  контурах. После того как лидеры большинства политических сил придут к пониманию принципиальной необходимости ОППР, они будут вправе попросить инициаторов представить своеобразный перечень этапов ее осуществления.
По мнению политических экспертов, на нынешнем этапе политического  строительства говорить о хронологических  рамках реализации ОППР пока рано в силу того, что и власть и оппозиция не готовы к проведению полноценного диалога. В качестве основы для выработки Программы мы уже рассматривали выше идею возрождения политических консультаций. Возможность достижения компромисса идет отсюда.
Принципиальная сверхзадача, которая преследуется выдвижением идеи Общенациональной Программы Политических Реформ, - перевести основную тяжесть политической борьбы в сферу консультаций между политическими аналитиками различных партий.
Подобная постановка проблемы выгодна для развития политической системы Казахстана в целом, по следующим  причинам:
А) Принятие практически  любых важных политических инициатив  становится, по сути, экспертной задачей. 
Б) Достижение политических компромиссов, а, по большому счету, организация всего диалогового процесса между различными политическими силами проходит в виде механизма политических консультаций экспертов от партий.

В) Повышается роль отделов политического анализа  внутри самих партий, что окажет положительное влияние на само качество принимаемых решений не только между различными политическими силами, но и во внутрипартийном плане.
Г) Действия партий, принимаемые политические решения  станут значительно более предсказуемы, резко снизится роль субъективных факторов в политике.
Д) Изменится  отношение к конкретным политическим фигурантам, их действиям и амбициям. Основной критерий оценки любого политического  действия оказывается зависимым  от экспертных решений. Лидеры партий и организаций не смогут игнорировать результаты политических консультаций.
Таким образом, мы видим, что появляется возможность  более глубокой постановки вопросов политического характера. Основная надежда по выработке политических решений возлагается на экспертов, которые, как известно, “всегда могут договориться”. Сняв вопрос о конкретном хронологическом определении этапов Общенациональной Программы Политических Реформ, мы освобождаемся от решения локальных, текущих вопросов.
В ОППР должны быть отражены подходы к решению ключевых политических проблем:
- поддержание  на должном уровне диалогового  процесса между основными политическими  субъектами;
- закрепление  и поддержание договоренности  об отказе от применения радикальных  действий в достижении политических  задач;
- выработка общественного механизма контроля за принятием и реализацией политических инициатив.
Такими представляются основные мотивы принятия Общенациональной Программы Политических Реформ. Факт создания ОППР, если данная инициатива будет реализована, сам по себе будет  очень крупным событием в рамках дальнейшей модернизации общества. Подобного уровня принятия политических решений еще не было не только в практике казахстанской политической жизни, но, пожалуй, и в политической практике других стран ближнего зарубежья.
Принятие всеми политическими субъектами участия в выработке Общенациональной Программы Политических Реформ, и соответствующая поддержка ее выполнения выведет казахстанское общество на новый уровень развития политических процессов. Политические партии, считающие себя современными, вынуждены будут уделять гораздо большее внимание сериям политических акций, отвечающим текущей повестке дня.
Важным событием будет принятие ОППР и в рамках теоретического осмысления конкретных особенностей демократического транзита в переходных странах.
Необходимо, однако, сделать небольшое замечание  по поводу динамики диалогового процесса. Данный процесс будет успешен  только в том случае, если основные политические силы будут в состоянии  ускорить работу по внутриблоковой консолидации. При проведении политических консультаций наличие координации между политическими партиями на основе блоков значительно повысит их коэффициент полезного действия. 
Иными словами, группы экспертов должны проводить консультации между партиями, входящими в состав либо оппозиционного блока, либо в состав блока центристских сил. Диалоговый процесс будет успешен, если и оппозиционные организации, и пропрезидентские партии смогут ускорить процессы объединения соответствующих блоков. Алматы 26 января 2004 г. 
 
 
Характеристика политической системы Казахстана с точки зрения ее легитимности  
 
Не умаляя определенную специфику политического развития Казахстана, все же стоит отметить, что политическая система нашей республики не уникальна. Она имеет те же минусы и плюсы, что и десятки других политических систем в разных регионах мира и, с точки зрения типологии политических режимов, является автократической.  
 
Объективности ради следует уточнить, что такие режимы присутствуют в большинстве постсоветских государств. Но я не вкладываю в это определение, ни положительных, ни отрицательных оценок, рассматривая это лишь как этап в эволюции казахстанской политической системы, и, в то же время, считаю, что все должно называться своими именами. Хотя, в последнее время, со стороны некоторых идеологов, все чаще делаются попытки провести терминологическую замену понятий, как, например, это происходит с использованием термина "управляемая демократия". Западный политолог Э.Шилз в свое время называл это немного по-другому "демократия под опекой". Но от перемены мест слагаемых, как известно, сумма не меняется.  
 
Главная характерная черта большинства авторитарных систем, это ограниченный плюрализм и узкое поле для политического участия нередко при наличии более или менее свободного экономического пространства и успешных рыночных реформ. Что мы можем наблюдать сейчас и в Казахстане. При этом важно определить, к какому из трех типов относится автократическая политическая система Казахстана: 1. мобилизационный 2. консервативный 3. модернизирующийся (то есть способной к политическим реформам). От этого зависит уровень легитимности политической системы в будущем.  
 
Стоит отметить, что после последних парламентских выборов в России, аналогичный вопрос стали задавать и некоторые российские политологи, которые пытаются понять, к чему приведет чрезмерная концентрация власти у президента: к авторитаризму ради авторитаризма или к авторитаризму ради модернизации. Здесь не зря была упомянута Россия, так как, в последнее время, в Казахстане стало популярным проводить политические и экономические аналогии с нашим северным соседом. Хотя, после выборов в Государственную Думу, скорее российским политологам следует искать аналогии с Казахстаном, так как Россия практически пришла к тому, что уже имеет Казахстан: управляемый парламент, контролируемая партийная система, отшлифованное информационное пространство, ручной крупный бизнес, харизматический глава государства. Единственное отличие состоит в том, что в отличие от Казахстана, Россия, как это не странно, подошла к этому состоянию через более или менее конкурентные выборы и даже поражение правых, либеральных сил, больше была их собственная вина, чем происки конкурентов от власти.  
 
Что касается нашей республики, то политическая система Казахстана уже прошла стадию политической мобилизации, которая, с одной стороны, привела к установлению жесткой и сильной исполнительной вертикали во главе с президентом, благодаря чему и были осуществлены достаточно успешные экономические реформы и в то же время, породила пять основных проблем:  
 
Монотонность политического поля и ограниченные возможности для политического участия. Отсюда отсутствие такого важного актора, как электорат. Дисбаланс между стремительной экономической либерализацией и политическим консерватизмом. Отсутствие ясной и реализуемой стратегии дальнейшего политического развития у правящей элиты и у оппозиции. Тезисы последней о необходимости создания парламентской республики неплохи, но не соответствуют существующему политическому потенциалу страны и возможностям пока еще слабой партийной системы Казахстан. Отсутствие эффективных каналов взаимодействия с другими политическими участниками, в первую очередь, с оппозицией. Что касается опыта с ПДС, то он, к сожалению, оказался не удачным, хотя и поучительным. К плюсам можно отнести лишь то, что был создан прецедент формирования некоего подобия диалогового моста между властью и оппозицией, при этом некоторые представители последней смогли получить политическую трибуну, которой они сейчас практически лишены. Размытость такого понятия, как легитимность власти. 
 
Последняя проблема достаточно важная, так как речь идет о политической стабильности самой власти. Как говорил Демосфен: "Есть два признака благополучия государства: богатство и доверие к государству". В Казахстане пока отсутствуют надежные индикаторы определения легитимности власти и уровня ее поддержки. Это приводит к тому, что и власть, и оппозиция, утверждая о легитимности или нелигитимности существующей политической системы, не имеют надежного инструмента для измерения этой легитимности. Первые пока не хотят его иметь, вторые не могут, так как таким инструментом являются только свободные и честные выборы.  
 
Именно выборы являются той самой иммунной системой государственного организма, которая защищает его от политических болезней, некоторые из которых уже присутствуют в Казахстане. Но честные выборы не возможны без наличия соответствующей избирательной и партийной системы. По сути, начало создания этих взаимосвязанных систем будет первым признаком политической модернизации, которая является самым оптимальным вариантом дальнейшего развития политической системы Казахстана. И если история - это политика, которую уже нельзя исправить. То политика - это история, которую еще можно исправить.  
 
Именно поэтому, столь бурное обсуждение нового закона "О выборах", следует считать достаточно важным моментом, так как от конечного результата этого обсуждения зависит не только перспектива избирательной системы страны, а легитимность самой власти, которую невозможно постоянно поддерживать только административным ресурсом.  
 
Печальной альтернативой может быть лишь консервация существующих политических отношений, что со стратегической точки зрения, может привести к негативным политическим последствиям. К тому же, эта консервация породит другую опасность, о которой, к сожалению, многие забывают и которая характерна для большинства авторитарных систем. Речь идет о процессе отложенной социализации, которая приводит к отсутствию эффективных механизмов вхождения молодого поколения в политическую жизнь страны. В результате, возникает либо абсентеизм, либо радикализм, что, кстати, уже можно наблюдать у некоторых наших соседей по Центральной Азии.  
 
Обнадеживает то, что в последнее время, в рамках политической системы Казахстана можно наблюдать несколько интересных феноменов, которые говорят о том, что определенные политические перспективы у нас еще есть. 
 
Во-первых, это появление более или менее активной контрэлиты. Конечно, особенностью политической элиты Казахстана являлось то, что она никогда не была внутренне однородна, а состояла из разных групп, подгрупп и ключевых персон, степень влияние которых напрямую зависело от степени приближенности к главному центру принятия политических решений в лице президента страны. Но практически всегда, по отношению к обществу и, в первую очередь, к оппозиции элита до последнего времени была достаточно монолитна. Ситуация кардинальным образом изменилась в конце 2001 года, когда впервые раскол в политической элите достиг такого уровня, что привел к серьезному изменению конфигурации отношений не только между различными элитными группами, но и политического пространства Казахстана. В качестве причин раскола можно назвать нарушение традиционного баланса сил внутри элиты и диспропорцию между быстрыми темпами экономического развития и закрытой политической системой. 
 
Во-вторых, появление контрэлиты внесло определенные изменения на партийном поле страны. И это знаменательно, так как до этого появление большинства партийных образований в Казахстане, было нередко результатом формирования партийного поля согласно логике развития самой политической системы. Если исходить из этого тезиса, то появление партии "Ак Жол", а, в последствии и "Асар", можно рассматривать, как тенденцию, которая, скорее всего, соответствует нынешним потребностям развития казахстанской политической системы. 
 
В-третьих, обращает на себя внимание, уже упомянутая проблема дисбаланса между экономической либерализацией и политическим консерватизмом. Как показывает мировой опыт, правильное решение этой проблемы часто приводило к положительным политическим результатам. Суть правильного решения заключается в осознании того, что невозможно создание полноценного рыночного механизма и поддержание долговременного экономического роста в условиях закрытой политической системы. В конечном счете, как отмечал известный политолог, автор теории "полиархии" Роберт Даль, благодаря децентрализации экономической системы, когда многие экономические решения принимаются относительно независимыми лицами и компаниями, рыночный капитализм избавляет от необходимости иметь сильное, даже авторитарное управление. Рыночная экономика может действовать на авторитарные режимы, как мощный "растворитель". Хотя слабым местом Казахстана является то, что экономический рост в немалой степени зависит от благоприятных внешних факторов, которые достаточно не стабильны и это притом, что, как показывает мировой опыт, для эффективного воздействия рыночных реформ на политическую систему страны необходимо в среднем 20-25 лет. 
 
Кроме экономических внешних факторов, следует также упомянуть и роль внешних политических воздействий на развитие политической системы Казахстана. С одной стороны, не следует переоценивать эту роль, как пытаются это делать некоторые политики находящиеся под впечатлением смены власти в Грузии. С другой стороны, было бы глупо закрывать на это глаза, тем более что многие сейчас задаются вопросом: "Кто, из постсоветских политических элит, стоит следующей в очереди на замену в списке США?". Некоторые российские эксперты, почему-то уверены, что это Казахстан. Так в журнале "КоммерсантЪ-Власть" делается предположение о том, что ключевым для Вашингтона являются страны, богатые нефтью, а это значит, что главным кандидатом на демократизацию является Казахстан. По мнению аналитиков журнала, в ходе парламентских выборов, США якобы поставят президента Казахстана перед выбором: либо реальная демократизация страны, либо повторение в Казахстане "грузинского варианта". Кстати, аналогичный сценарий они расписывают и по поводу Украины. Но если к Украине этот сценарий еще можно подвести, учитывая наличие в этом государстве мощной и хорошо организованной прозападной оппозиции, то для Казахстана эти аналитические выкладки сейчас вряд ли подходят. Главная причина, нет тех благоприятных экономических и политических условий (экономический и политический кризис), какие можно было наблюдать в Грузии, где к тому же существовал достаточно активный симбиоз сильной оппозиции и контрэлиты. Единственное с чем можно согласиться, так это с тем, что парламентские выборы в Казахстане в этом году будут важной лакмусовой бумажкой для определения готовности политической элиты к политическим реформам. Другим индикатором являлось обсуждение закона "О выборах" и принятие нового закона "О СМИ", что, к сожалению, дает повод для определенных опасений по поводу наличия такой готовности. 
 
В конечном счете, перспектива политической системы Казахстана зависит от изменений правил игры между такими акторами, как политическая элита, контрэлита, оппозиция, политические партии, группы давления, СМИ и электорат. Хотя, очень часто, в политике не столь уж важно, как вы играете; гораздо важнее, кто ведет счет. 
 
Политической элите необходимо понять, что речь идет о ее самосохранении, что можно обеспечить только расширением поля для политического участия и политической модернизацией, в частности в сфере партийного строительства. Одним из реальных шагов в этом направлении может быть увеличение партийных мест в Парламенте (предложение Серикболсына Абдильдина) и реформа избирательной системы. 
 
Контрэлите, предпочтительнее сыграть роль посредника между властью и оппозицией, при этом занимая умеренно-конструктивные позиции. Ее плюсом является финансовый, организационный и кадровый потенциал, а также право на легальную политическую деятельность, что в условиях Казахстана уже не мало. Но отсюда вытекает и минус, а именно привязанность к внутриэлитным разборкам, которые часто идут не за право распространить свои идеалы на государственное и общественное развитие, а за право распространить свое влияние на главу государства и остальные элитные группировки. 
 
Что касается оппозиции, то ее текущее положение и перспективы зависят не только от отношений с властью, но и от внутренних возможностей к собственной модернизации, которая необходима для преодоления четырех основных недостатков оппозиции: ее разобщенность, отсутствие политической стратегии развития, неадекватная переоценка своего мобилизационного потенциала и недооценка перспектив взаимодействия с контрэлитой. Стоит вспомнить слова Бенджамина Дизраэли о том, что категоричность - это не язык политики. Последний момент является достаточно важным накануне парламентских выборов, в которых оппозиция, в случае реального затягивания с регистрацией Народной партии "ДВК", сможет участвовать не столько институционально, а, сколько через выдвижение одномандатников или через другие партийные каналы.  
 
По поводу политических партий можно сказать, что их превращение в реальный инструмент представительства социальных интересов возможен при четырех условиях:  
 
реформирование избирательной системы повышение функциональной роли парламента развитие плюралистического информационного пространства сокращение сферы влияние элитных групп давления.  
 
В последнем утверждении нет ничего парадоксального, так как опыт других стран показал, что при слабой партийной системе, действуют достаточно мощные и активные лоббистские группы, и наоборот. Поэтому не удивительно, что группы давления в Казахстане часто имеют гораздо больше влияния на процесс принятия политических решений, чем наши эрзац-партии. Частично сложившуюся ситуацию сможет исправить принятие закона "О деятельности лоббистских организаций", который, с одной стороны расширит круг политических акторов за счет НПО, с другой стороны попытается взять под правовой контроль функционирование внутриэлитных групп давления. 
 
Что касается информационного пространства, то принятие нового закона "О СМИ", отодвинул на неопределенный срок развитие плюралистической информационной сферы, что нанесло существенный удар, не только по негосударственным mass-media, но и по развитию партийной системы. Хотя, в будущем, это может причинить вред самой политической системе Казахстана, которая лишилась важного компонента поддержания собственного выживания, каковым является наличие альтернативных каналов информации. 
 
И, наконец, несколько слов о таком важном элементе политической системы, как "электорат". В Казахстане он присутствует только в потенциале, но его реальное появление возможно только при дисперсии политической власти, как по вертикали, так и по горизонтали, что приведет к расширению количества участников политического процесса. Не стоит забывать, что "электорат" это не простая совокупность неких избирателей появляющаяся во время выборов, а основа для поддержания легитимности всей политической системы. 
 
Материал круглого стола "Перспективы политических реформ в Казахстане: потенциал, ресурсы, акторы" г. Алматы, 26 января 2004 г. 
 
 
 
Валерьян Землянов 
 
 
-------------------------------------------------------------------------------- 
 
 
Уважаемые дамы и господа! 
 
Обсуждая данную тему, прежде всего, нужно поставить перед собой ряд вопросов. Чего мы хотим, чего ожидаем? Кто и какие силы будут развивать ситуацию в обществе? 
 
Как видите, ухожу от оценки перспектив. 
 
Что впереди? Развитие или топтание на месте, очень не хочется говорить слово-регресс-движение вспять. 
 
Согласно Конституции внешнюю и внутреннюю политику определяет Президент, что оговорено п. 1 ст. 44. 
 
Президент Республики Казахстан: 
 
1) обращается с ежегодным посланием к народу Казахстана о положении в стране и основных направлениях внутренней и внешней политики Республики. Пункты 3-7 данной статьи регламентируют его право о назначении высших должностных лиц страны, реорганизации центральных исполнительных органов, предоставляет ему право приостанавливать, или отменять действие актов Правительства и акимов областей, городов республиканского подчинения, посредством Счётного Комитета контролировать исполнение республиканского бюджета. 
 
Пунктом 8 - он утверждает государственные программы республики. 
 
Даже этот краткий перечень указует, сколь велика роль Президента в развитии страны. 
 
От действия или бездействия высших должностных лиц страны, от разработки и исполнения программ зависит социально-экономическое положение и параллельно с тем - политическая ситуация в стране. 
 
Сегодня наша республика имеет всё необходимое для нормального развития, перспектива -  
положительна. Разработаны краткосрочные стратегии Казахстан - 2030. Мы имеем отраслевые программы, имеем концепции развития науки, образования, культуры, социальной политики, инновационного развития, и других направлений. 
 
Сформирована законодательная база для осуществления своей деятельности политических партий и общественных объединений, осуществления судебно-правовой реформы развития рыночных отношений. 
 
Как говорится, дело за малым - за нами. Действие вертикали власти, соответствие их решений, программ и законам непосредственно влияет на общество и его развитие. 
 
Однако реалии дня показывают, что Президент неоднократно в рамках своих полномочий, согласуя с Парламентом менял Правительство, других должностных лиц. 
 
Хорошо это или плохо, судит время. Опять же политики и граждане страны склонны к оценке, что действия президента определяются характером задач, встающих перед страной. И если попытаются встать на точку зрения Президента, заменяющего Премьер-Министром, ни к одному из них Президент не предъявил претензий о несоответствии. Напротив, ушедшие в отставку премьеры были положительно оценены главой государства, или поощрены наградами, или, образно выражаясь, осталась в обойме президента. 
 
Сами результаты развития экономики, политической и культурной жизни страны в целом положительны. Динамика роста положительна во всём. Это не видят только те, кто не хочет видеть, у кого глаза на затылке. Простите, не имею в виду, кто хотел бы возврата в советское прошлое, а я один из них. 
 
Говорю о тех, кто закрывает глаза на сегодняшний день. 
 
Да у страны ещё гораздо больше вопросов для решения, нежели нерешенных. Я сознательно ухожу от оценки курса развития. Хотя имею на то право, данные ст.5 Конституции признающей идеологическое и политическое многообразие. Тем более не стараюсь практиковать своё мировоззрение в этой аудитории. 
 
Но тот факт, что мы уже имеем 9 политических партий сегодня, говорит сам за себя. В силу своих программ они уже различны, разнохарактерны их действия и влияние на общество. 
 
Никто не станет отрицать, что все партии научились не только терпеть мнение других, многие стали сотрудничать. К примеру, разно можно оценивать союз ДВК, Ак-жол, РНПК он есть де-факто, и Поколение с коммунистами. 
 
Их право ставить вопросы для совместного решения, для совместных акций, но это есть. 
 
Поэтому можно с уверенностью прогнозировать стабильность общество в ближайшем будущем. Так как нет реальных политических сил, которые смогли бы кардинально изменить ситуацию. На мой взгляд ДВК, независимо от того, в какой организационной форме он не был, не станет менять конституционный строй, там собрались рыночники, претендующие на координацию курса реформ, не затрагивая основ экономики: вопросов приватизации или национализации. Их политические пристрастия, их намерения, и в хорошем смысле слова амбиции (а они есть у каждого политика) известны. 
 
Радикальная оппозиция, каковой должны быть по сути терминологии, КПК к ней относящиеся на сегодня представляет аморфное образование. Программа и Устав не соответствуют названию, действия ещё дальше отклонились от программы. Политическое руководство пытается заигрывать с электоратом, сочувствующим традиционно, по привычке названию партии, нежели реальным политическим шагам. 
 
Последние действия секретаря партии поставили партию перед решением, что делать дальше, с кем идти? 
 
Партии власти, как их принято характеризовывать, имеют квалификационное большинство в Парламенте и Маслихатах для принятия решений, соответсвующих задачам определяемым президентом и в их развитием правительством страны. 
 
Таким образом, независимо нравится ли это мне или кому-либо другому, ничто не предвещает политических катаклизм, резкого обострения политической ситуации страны будет развивать экономику и политическую систему, как определил Президент. 
 
Какие задачи он поставит в ближайшем будущем? 
 
Будет ли вводить выборность судей и акимов? Менять структуру управления, изменять значительно систему оплаты госслужащих и бюджетных организаций, систему образования или совершенствовать систему страхования - любые из перечисленных действий могут оказаться катализатором политического процесса, или же способствовать наведению глянцевой поверхности или же темно-матовую, как говорят химики. 
 
Ясно одно - время требует поступательного движения вперёд. Общество всегда ко всему готово, чтобы не преподнесли ему политики. 
 
Спасибо за внимание. 
 
Материал круглого стола "Перспективы политических реформ в Казахстане: потенциал, ресурсы, акторы" г. Алматы, 26 января 2004 г.  
 
 
 
Бахытжамал Бектурганова  
 
 
-------------------------------------------------------------------------------- 
 
 
Неиспользованные возможности применения ПДС для выработки общенациональной программы политических реформ 
 
На мой взгляд, потенциальные возможности ПДС как механизма согласования интересов разных политических сил остаются неиспользованными. Конечно, привычка к согласованным действиям в рамках широкого межпартийного сотрудничества вырабатывается не сразу. И ПДС не является неким идеальным типом взаимодействия, от которого все стороны сразу могли бы добиться удовлетворяющих их результатов. Однако, его рано списывать. Недовольство результатами работы ПДС - это одно, но бойкотирование или готовность покинуть его в любое время - это признак нетерпеливости, что служит не только плохим советчиком в налаживании многосторонних обсуждений, но и своего рода индикатором незрелости политиков, их неготовности к добровольным самоограничениям и компромиссам ради интересов общества.  
 
В принципе соглашение общенационального масштаба станет возможным в результате хотя бы частичного совпадения интересов реформаторского крыла правящей власти и оппозиции.  
 
Одной из существенных причин нереализованности ПДС в продвижении политических реформ является, на мой взгляд, отсутствие широкого представительства оппозиции на его заседаниях. В результате ПДС интерпретируется как межпартийное соглашение в интересах власти без учета мнения оппозиционных объединений. Но готова ли сама оппозиция к "переоценке ценностей" ? Ориентация на консолидацию своих естественных союзников так и не стала доминирующей в лагере оппозиции. Сегодня ни одно из оппозиционных объединений не ставит широко проблему союзнических действий для выработки политики национального примирения в рамках ПДС. Не имея широкого представительства на нем, она не может оказать ни должного давления, ни должного противодействия непоследовательному политическому курсу власти, упуская потенциальную возможность ускорить процесс демократических преобразований в казахстанском обществе.  
 
Я думаю, крайне нерачительно и недальновидно недооценивать роль ПДС в налаживании цивилизованных отношений между основными политическими силами. Ведь ПДС - это всего лишь инструмент, механизм, адекватное использование которого зависит от количества и качества участия в нем тех, кто хочет демократии не на словах, а на деле. Если совместная работа в заседаниях ПДС поможет переосмыслить устоявшиеся представления об оппозиции как приверженнице революционной борьбы и о власти как олицетворении реакции, то это создаст прочный базовый уровень общественного согласия. Позиция участников ПДС должна определяться готовностью к переменам "в рамках возможного".  
 
Общенациональное согласие достижимо, но, разумеется, не экспромтом. Для установления согласия между конфликтующими сторонами имеется ряд предпосылок.  
 
1. Что бы мы не говорили, казахстанская власть, даже при неизжитости "авторитарного комплекса", проявляет в определенные моменты гибкость, готовность к коррекции своего поведения, адаптацию к веяниям времени.  
 
2. При том, что существуют ограничения легальных возможностей оппозиции для открытой пропаганды своих взглядов, перспективы демократизации политической системы облегчаются тем, что правящий режим не является тоталитарной диктатурой в строгом смысле слова, когда государство полностью подавляет гражданское общество. Мы, слава богу, не так жестко регламентированы, чтобы говорить и мыслить одинаково.  
 
3. Перед нами сейчас стоит необходимость осуществления в основном задач по политической демократизации общества (рынок, хотя и деформированный, создан).  
 
4. Небольшой экономический рост происходит, что дает определенные возможности для маневра, взаимных уступок власти и оппозиции.  
 
5. У нас пока нет острой межэтнической напряженности.  
 
6. Есть определенная степень развитости гражданского общества, элементами которого являются партии, профсоюзы, общественные объединения (НПО).  
 
7. Отсутствует крайняя степень поляризации социально-политических сил. В общественном сознании доминируют компромиссные настроения.  
 
8. В стране сложилась контрэлита из деятелей умеренной оппозиции, которая имеет определенный уровень политической культуры и толерантности, что очень важно для демократизации политики.  
 
Шагом к налаживанию политического диалога с властью может стать достижение межпартийного согласия в рамках ПДС. Безусловно этот шаг сделать трудно, потому что есть и узкопартийные, и личные амбиции, и расхождения, и принципиальные разногласия. Но даже проигрывая часть битв в межпартийном споре реформаторские партии имеют перспективы добиться неизмеримо большего: проложить стране дорогу к полномасштабной демократизации.  
 
Надо не сохранять ПДС в том виде, в каком оно сейчас себя изживает (отсутствие широкого представительства оппозиции как раз этому и способствует), а стремиться придать ему новое измерение, новый уровень, новую жизнь. Неиспользованная возможность ПДС состоит в том, что его нужно применить для формирования конструктивной реформаторской коалиции партийно-политических сил. А это с неизбежностью потребует сдвига к умеренной, по типу центристской, политике ведущих партий.  
 
Центристская политика - это не просто балансирование между партиями власти и оппозиции, а проведение самостоятельной политической линии, способной перевести страну с авторитарной "трассы" на демократический путь развития. Это взвешенная и прагматичная политика, избегающая крайние позиции, но обязательно учитывающая их. Такая коалиционная политика не может не быть демократичной, потому что она будет представлять собой свободное выражение многих взглядов и интересов. В этом случае ПДС естественным путем приведет идейных противников к сплочению и станет медиатором между властью и обществом.  
 
В рамках ПДС должна использоваться техника выработки консенсуса. Ее основными элементами являются:  
 
o ведение переговоров представителями всех групп, заинтересованных в продвижении политических реформ; o возможность замены состава участников групп в зависимости от характера ставящихся вопросов на том или ином заседании; o равное, ограниченное число участников групп, разрабатывающих проект решения, в противном случае труднее достичь консенсуса. В результате применения техники консенсуса решения, вырабатываемые в рамках ПДС, смогут отражать интересы не какой-то одной партии, группы или стороны переговоров, а баланс интересов всех политических сил.  
 
Как представляется, у демократической оппозиции есть альтернативный выбор: либо и дальше придерживаться принципов и садиться в тюрьму, либо пойти на компромисс и сесть за стол переговоров в рамках ПДС. Такая уступка со стороны оппозиции необязательно должна олицетворять собой согласие по вопросу принципов. Она может рассматриваться и как долгосрочный "взнос" в продвижении демократических реформ. Здесь существенно важен фактор времени. Размежевание в лагере оппозиции произошло: на авансцену выдвинулись политики, стоящие на позициях здравого смысла. "Непримиримое" же крыло оппозиции рискует быть оттесненным на задний план. Переговорный процесс будет проходить и без ДВК, РНПК. Потом бежать вдогонку за уходящим поездом и запрыгивать на подножку последнего вагона будет гораздо труднее, чем сейчас, когда требуется подтолкнуть состав в нужном направлении.  
 
Межпартийная коалиция в рамках ПДС - это временное объединение. Его миссия - заложить основы для политического диалога и разработки демократической конституции страны. В этот процесс важно вовлечь профсоюзы и объединения предпринимателей.  
 
Без консолидированной политической воли создать благоприятный климат для продвижения демократических реформ невозможно.  
 
Материал круглого стола "Перспективы политических реформ в Казахстане: потенциал, ресурсы, акторы"  
г. Алматы, 26 января 2004 г.  
 
 
 
Андрей Чеботарев 
 
 
-------------------------------------------------------------------------------- 
 
 
 
Власть и институты гражданского общества в Казахстане: проблемы и перспективы диалога 
 
 
Сложившаяся на сегодняшний день в общественно-политической жизни Республики Казахстан ситуация в очередной раз актуализирует тему о проведении полноценного диалога действующей государственной власти с обществом и его основными институтами. Особенно это касается оппозиции, представленной соответствующими политическими партиями и движениями, а также "третьего сектора", состоящего из некоммерческих неправительственных организаций.  
 
Взаимоотношения между властью и оппозицией находятся в критическом состоянии. Несмотря на свое присутствие на политической арене республики, оппозиция фактически не признана властью полноценным элементом политической системы республики и не имеет четко выраженного политико-правового статуса. В связи с этим власти зачастую игнорируют конструктивные предложения представителей оппозиции по вопросам социально-экономического и политического преобразования республики. Еще в 1996 году аналитической группой VIProblem был проведен экспертный опрос относительно положения оппозиции в политической системе Казахстана, по результатам которого большинство экспертов отметило, что правительство (62%) и областные акимы (60%) не прислушиваются к мнению оппозиции.  
 
Во многом все это объясняется характером существующего режима правления. Если обратить внимание на ситуацию 1991-1994 гг., то можно увидеть немало примеров, когда власти вплоть до президента страны при необходимости часто встречались и могли нормально общаться с представителями оппозиции по тем или иным вопросам развития республики, приглашали их на работу в госаппарат, не допускали противодействия их избранию в представительные органы.  
 
Такая ситуация начала резко меняться с 1995 года, когда последовали неконституционный роспуск Верховного Совета РК 13 созыва, проведение референдумов по продлению срока полномочий главы государства до 2000 г. и принятию новой Конституции РК, которая кардинально изменила политико-властную систему, сделав доминирующей в ней президентско-исполнительную ветвь власти. Именно тогда наблюдалась сильная напряженность в отношениях власти к оппозиции.  
 
Дальнейший пик такой напряженности наблюдался:  
 
а) в 1997 г., на который приходится активная деятельность движения "Азамат", Рабочего движения, независимых профсоюзов, социальные волнения в Кентау, заявление одного из лидеров "Азамата" Мурата Ауэзова о готовности выдвижения своей кандидатуры на президентских выборах. Уже тогда начала распространяться привычная ныне практика преследования оппозиционеров по надуманным уголовным основаниям;  
 
б) во 2-й половине 1998 - 1999 гг., когда проводились кампании по выборам президента и в парламент республики, прошедшие с многочисленными отступлениями от демократических принципов и норм действующего законодательства, в оппозицию перешел экс-премьер Акежан Кажегельдин, создавший свою партию, был также образован Форум демократических сил Казахстана;  
 
в) осенью 2001 - 2002 гг., ознаменовавшихся конфликтом между ведущими группами правящей элиты, отставкой на волне этого конфликта зампредседателя КНБ Рахата Алиева, созданием группой протестно настроенных представителей правящей элиты движения "Демократический выбор Казахстана", затем Демократической партии Казахстана "Ак жол", политически мотивированным осуждением по уголовным основаниям лидеров ДВК Мухтара Аблязова и Галымжана Жакиянова и журналиста Сергея Дуванова, проведением довыборов в Мажилис Парламента с давлением властей на независимых от них кандидатов и откровенными фальсификациями результатов голосования.  
 
Не улучшилась такая ситуация и в 2003 году. Ее обострили, в частности, нежелание властей положительно решить вопрос об освобождении из мест лишения свободы Галымжана Жакиянова и журналиста Сергея Дуванова, недопущение регистрации ДВК в качестве республиканского общественного объединения, создание всевозможных препятствий кандидатам от оппозиции во время прошедших в сентябре-октябре того года выборов в маслихаты, что привело к неизбранию большинства ее представителей, проведение новых политически мотивированных судебных процессов по фактически необоснованным уголовным основаниям над председателем исполкома Республиканской народной партии Казахстана Амиржана Косанова и главного редактора газеты "Сол дат" Ермурата Бапи, затягивание с рассмотрением проекта нового закона о выборах с предложениями общественно-политических организаций и ОБСЕ.  
 
Очевидно, что с приближением даты проведения парламентских выборов, которые должны состояться осенью этого года, ожидается еще большое обострение отношений между властью и оппозицией. Тем более, что идею проведения честных, прозрачных и справедливых выборов поддерживает не только непримиримая (ДВК, РНПК, Компартия и др.), но и умеренная часть оппозиции в лице партий "Ак жол" "Ауыл" и Патриотов Казахстана. Представители этих партий имели возможность столкнуться с "грязными" политтехнологиями властей и поддерживаемых ими кандидатов во время проведения довыборов в мажилис парламента в декабре 2002 года и во время выборов в маслихаты. Видимо, это обстоятельство и предопределило создание блока для проведения акции "Новый закон - новые избиркомы - честные выборы".  
 
При таком нарастании активности и сближении различных оппозиционных сил властям будет трудно осуществить массовые фальсификации и нарушения избирательного законодательства во время будущих парламентских выборов. В противном случае в Казахстане может произойти политический кризис, который хотя, скорее всего, и не приведет к грузинскому варианту развития событий, но все же ощутимо отразится на политической жизни республики и ее международных отношениях, а также приведет к нарушению существующего баланса политических сил, причем не в пользу статус-кво правящей элиты.  
 
В-третьих, наблюдается заметное размежевание и обострение отношений внутри самой правящей элиты. Последняя уже давно не представляет собой монолита и раздроблена на группы по клановым, жузовым, отраслевым, региональным и прочим факторам. Между ведущими из этих групп идет постоянное соперничество за влияние в государственном аппарате, сферах экономики, бизнеса и массовой информации.  
 
Однако если до осени 2001 года, это соперничество практически не выходило за рамки информационных "войн" и взаимного "слива" компроматов, а власть еще могла обеспечивать твердый баланс внутри правящей элиты, то затем известные события указанного периода сильно нарушили этот баланс и ужесточили межгрупповое противостояние, когда в ход пошли использование силовых и судебных структур, передел собственности, лишение должностей и даже депутатских мандатов.  
 
Можно предположить, что опасение повторения этих событий вновь активизировали конкурирующие внутриэлитные группировки. Это выразилось, в частности, в создании Республиканской политической партии "Асар", которую возглавила дочь президента страны Дарига Назарбаева. Судя по всему, появление этой партии во многом обусловлено пассивностью и индифферентностью партий и движений пропрезидентского лагеря (партии "Отан", Гражданская, Аграрная, движения "За будущее Казахстана" и др.). Данные организации оказались неспособными полноценно представлять интересы правящей элиты и отстаивать свои позиции перед оппонентами. Поэтому назрела необходимость появления на политической арене станы более активного объединения, поддерживающего официальный политический курс и способного к реальной конкуренции с оппозиционными силами. Тем более, что "Асар" располагает серьезными организационными, материальными и информационными ресурсами.  
 
С другой стороны, произошли серьезные изменения и в противоположном лагере. Прежде всего, речь идет о присоединении к ДПК "Ак жол" таких видных представителей правящей элиты, как бывший посол Казахстана в России Алтынбек Сарсенбаев, избранный к тому же сопредседателем данной партии, экс-посол РК в Республике Корея Тулеген Жукеев, депутат мажилиса Амалбек Тшан. Фактически "Ак жол" стал олицетворять собой контрэлиту, которая хотя и занимает промежуточный фланг между властью и оппозицией, но при этом включает в себя тех, кто находится в состоянии идейно-политического разногласия или даже конфликта с властью. Не исключено также, что ряды "Ак жола" или даже ДВК могут пополнить другие представители правящей элиты в случае, если им придется попасть в аналогичную ситуацию, в которой в свое время оказались учредители отмеченных организаций.  
 
В этих условиях власть уже не может игнорировать оппозицию и пытается вести некоторый диалог с нею. Однако, она использует для этого неэффективные формы.  
 
Одной из таких форм являются безуспешные попытки властей усадить оппозицию за стол переговоров по разным актуальным проблемам республики. С 1998 года были предприняты три таких попытки. В частности, в том же году по инициативе действующего тогда Министерства информации и общественного согласия был образован "круглый стол" партий и иных общественно-политических объединений, получивший весьма громкое название - "Народный союз в поддержку реформ". Всего было проведено 7 заседаний этого "союза", на которых обсуждались проблемы малых городов, молодежной политики, децентрализации власти, борьбы с коррупцией и т.д. Правда, в 1999 году он по неизвестным причинам перестал собираться.  
 
Затем в 2000-2002 гг. была проведена серия "круглых столов", организованных Центральной избирательной комиссией РК совместно с Центром ОБСЕ в г. Алматы по вопросам совершенствования избирательного законодательства. В его работе принимали участие практически все действующие тогда политические партии. Хотя потом некоторые из них (РНПК, "Азамат", Народный конгресс Казахстана) от этого отказались.  
 
Наконец, 15 ноября 2002 года президент РК подписал распоряжение о создании постоянно действующего Совещания по выработке предложений по дальнейшей демократизации и развитию гражданского общества (ПДС). По официальной версии, данный орган создан для обеспечения конструктивного взаимодействия государства с политическими партиями и НПО. Предполагалось, что в рамках ПДС различные политические силы смогут вырабатывать согласованные позиции и рекомендации для государственных органов по углублению демократических процессов в стране, совершенствованию соответствующего законодательства и по другим важным вопросам развития Казахстана. При этом будут обсуждаться различные точки зрения.  
 
Однако все эти отмеченные выше формы обеспечения диалога власти с институтами гражданского общества, особенно с оппозицией, оказались неработоспособными. Достаточно здесь сказать только то, что все обсужденные и принятые участниками данных "круглых столов" и ПДС рекомендации и предложения по тем или иным вопросам фактически не учитываются правительством при принятии им соответствующих решений, разработке тех или иных проектов законов и т.п.  
 
Об этом ярко свидетельствует разработанный правительством проект закона с изменениями и дополнениями в действующий конституционный закон о выборах, который сегодня находится на рассмотрении в парламенте, и из которого разработчики после проведения всенародного обсуждения проекта почему-то убрали наиболее важные предложения партий, общественных объединений, ОБСЕ и ПДС. Не случайно, что практически все оппозиционные объединения либо изначально не участвовали во всех этих мероприятиях "диалога", либо прекращали это участие по мере осознания его бессмысленности.  
 
Другой формой попыток налаживания отношений власти с оппозицией являются закрытые, в определенных случаях секретные, переговоры со своими оппонентами. Характерные примеры - переговоры ее представителей с бывшим лидером ДВК Мухтаром Аблязовым, итогом которых стало его помилование и досрочное освобождение из мест заключения в обмен на отказ заниматься политикой, с нынешним лидером ДВК Галымжаном Жакияновым с целью добиться от него аналогичного, что и от Аблязова, заявления в обмен на помилование, а также с находящимся за рубежом экс-премьером Акежаном Кажегельдиным, также осужденным на солидный срок лишения свободы, хотя и заочно. Однако подобные переговоры практически не затрагивают решения кардинальных вопросов республиканского значения. Речь здесь идет в основном об удовлетворении личных интересов данных персон в обмен на аналогичные действия с их стороны в отношении властей. Поэтому полноценного диалога власти с оппозицией здесь нет.  
 
Не так остро, как в отношении оппозиции, но и далеко не без проблем складываются отношения власти с организациями "третьего сектора". Одно время государство практически вообще не обращало внимания на НПО, а некоторые из них, прежде всего правозащитные, рассматривало как оппозиционные. Хотя, по некоторым данным, только с 1994 по 1997 гг. численность НПО возросла с 400 до 1600. Кстати, в настоящее время, по официальной информации, в республике действует около 4500 неправительственных организаций. Кроме того, в неправительственном секторе задействовано почти 200 тыс. человек, а его услугами охвачено около 2 млн. граждан.  
 
Такая активизация деятельности НПО в конечном итоге не могла долго оставаться вне сферы внимания государства. В своем Послании к народу Казахстана "К свободному, эффективному и безопасному обществу", озвученному 24 октября 2000 года, президент РК впервые отметил деятельность НПО, их важный вклад в развитие республики, а также необходимость оказания социально значимым проектам НПО со стороны правительства и местных властей.  
 
23 января 2002 года постановлением правительства была утверждена Концепция государственной поддержки неправительственных организаций Республики Казахстан. Основной целью государственной поддержки НПО является формирование новой модели отношений в проведении социальной политики в Казахстане, оказание эффективного содействия социально ориентированным неправительственным организациям посредством активного сотрудничества с ними, вовлечения их в решение социально значимых проблем, оказание информационной, консультативной, методической, организационно-технической поддержки, а также содействие через государственный социальный заказ.  
 
17 марта 2003 года на основе указанной Концепции правительством была принята Программа государственной поддержки неправительственных организаций на 2003-2005 годы. Наиболее важным направлением данной программы является разработка проекта закона "О государственном социальном заказе", который будет направлен на обеспечение правовой основы для широкого участия НПО в решении социально значимых проектов за счет средств государственного бюджета, что позволит повысить качество и объем социальных услуг, предоставляемых населению. В рамках реализации программы также планируется проведение пилотных тендеров (конкурсов) социально значимых проектов НПО центральными исполнительными органами. В целях обеспечения гласности и открытости проведения тендеров (конкурсов) предусмотрена разработка соответствующих правил. На реализацию программы из бюджета республики выделено 42 млн. тенге.  
 
Более же важным моментом в процессе развития отношений между НПО и государством стало проведение впервые в истории суверенного Казахстана Гражданского форума. Главной целью этого мероприятия стало определение приоритетов государственной поддержки НПО, выработка мер по взаимодействию между ними и государством для обеспечения правовых, экономических и других условий, гарантирующих независимое существование, эффективную работу и самостоятельное развитие "третьего сектора".  
 
В работе Гражданского форума приняли участие 180 делегатов от НПО из всех областей республики, городов Астаны и Алматы, избранных на областных (городских) конференциях НПО, а также депутаты Парламента, руководители центральных и местных органов государственной власти, представители международных организаций, посольств иностранных государств в Казахстане. Работу форума открыл своим выступлением президент РК. Итогом работы Гражданского форума стало обращение его участников к НПО страны, в котором была отмечена необходимость расширения сотрудничества между государством и НПО на основе партнерских взаимоотношений как основного условия углубления демократизации, сохранения внутриполитической стабильности, гражданского мира и согласия в стране.  
 
Однако при всех этих положительных моментах в отношениях государства к "третьему сектору" и здесь выявились "двойные стандарты", которые не способствуют полноценному диалогу власти с НПО. Прежде всего, как обычно, идет разделение НПО на "своих" и "чужих" по степени лояльности к официальному политическому курсу. В этом плане показательным был отбор участников Гражданского форума, проводимый под эгидой местных акиматов. Вероятно, что такой же подход будет применяться и при оказании государством той или иной поддержке НПО, в том числе в рамках социального заказа.  
 
Не менее существенным является несовершенство законодательства, регулирующего вопросы создания и деятельности НПО. Закон "О некоммерческих организациях" от 16 января 2001 г. носит исключительно разрешительно-регламентирующий характер и направлен в основном на обеспечение государственного контроля за деятельностью НПО. То же самое можно сказать о законах, регулирующих деятельность общественных объединений, политических партий, профсоюзов, религиозных объединений и т.д. Они не способствуют развитию гражданского общества, созданию и эффективной деятельности НПО и не являются правовой основой для конструктивного взаимодействия и сотрудничества между государством и третьим сектором. Их работу во много затрудняет наличие в них отсылочных, откровенно неясных, неконкретных и противоречащих другим законодательным актам норм. В связи с этим наличие данных законов в правовой системе страны носит исключительно формальный характер.  
 
Поэтому государству в лице действующей власти нужно очень много сделать для того, чтобы наладить отношения и проводить постоянный диалог с институтами гражданского общества. Самое первое и главное, что ему нужно предпринять в этом направлении, -это четко и концептуально обозначить себя, может быть даже закрепив это законодательно, подлинным партнером со всеми субъектами и институтами гражданского общества, стремящимся вести абсолютно с каждым из них взаимодействие на основе равноправия, взаимоуважения и учета мнений друг друга.  
 
Материал круглого стола "Перспективы политических реформ в Казахстане: потенциал, ресурсы, акторы" г. Алматы, 26 января 2004 г.

Период поступательного  реформирования политической системы  Казахстана насчитывает уже больше десяти лет. Это достаточный срок для того, чтобы объективно оценить  достигнутое, учитывая, что процесс  политических преобразований шел одновременно с созданием
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.