Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Народы Сибири в XV- XVI века

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 08.09.2012. Сдан: 2012. Страниц: 11. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
ОГЛАВЛЕНИЕ: 

Введение…………………………………………………….....1 

1. Хозяйственные занятия, быт коренных народов Сибири накануне появления русских…………………………………………………………………5  

2.Самоорганизация общества Сибири в XV- XVI века…………………………………………………………………….21 

3. Мировоззрение народов Сибири, религиозные верования, фольклор………………………………………………………………31 

 Заключение…………………………………………………………...35  

 Использованная литература…………………………………………37 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение 
 

Накануне  появления русских завоевателей на территории Сибири население было редким, разбросанным по берегам многочисленных рек, речек, озер. Пестрым по этническому составу и языку.
Северные  склоны Уральских гор и полуостров Ямал занимала большая группа самодийских  родов. Русским современникам она  была известна под названием «каменской самояди». На востоке от нее, в бассейне реки Таза сосредоточивались кочевья «мангазейской самояди». По соседству с ними обитал самодийский род – бай. Район расселения угорских групп (склоны Уральских гор и лесные районы Приобья) и его жителей Русские люди называли - «югрой» до XVI века.
Впервые в 1136 году в летописях появляется название - «вогулы». Так обозначалось население, жившее в бассейнах Туры, Тавды и Конды, в Зауралье, и в бассейне Камы к западу от Урала. «Вогул» обычно связывают со словом «вэгул», что на языке коми значит «дикий». «Остяками» в источниках XVI века называли хантов, некоторые группы манси, и так же назывались селькупы и кеты. Манси жили по обоим склонам Среднего Урала. На западных склонах Урала они занимали территорию по верховьям Печоры и притокам Камы – Вишеры, Косьвы и Чусовой с притоками Сылвой и притоком последней Иренью; на восточных склонах Урала их поселения располагались по притокам Тобола – Тавде и Туре. Они жили также по рекам Сосьве, Ляле, Лозьве, Пельшу, Тагилу, Мугаю, Салде, Нейве, Нице. Частично в районе Аятского озера (близ Нейвы). Манси жили смешанно с татарами, и сами отатарились.
Селькупы  занимали достаточно большой район  Приобья, от устья Тыма на севере до устья Чулыма на юге, распространяясь  по всем притокам Оби, они соседствовали с угроязычными племенами (составившими основу для формирования хантов и манси) на востоке и юго-востоке.
 Восточными  соседями селькупов были кетоязычные  племена
В южной  лесной, лесостепной и степной  полосе Западной Сибири жили разрозненные племена, по языку в подавляющем большинстве своем тюрки. Они сложились из угроязычных, кетоязычных и самодийских групп, подвергшихся смешению между собою и тюркизации.
Это смешение отразилось в их физическом типе, языке, материальной и духовной культуре. Так, например, отличие культуры северных алтайцев от южных объясняется влиянием пешей охоты, таежного рыболовства, мотыжного земледелия и собирательства диких съедобных растений.
Жители  бассейна Томи (шорцы, или абинцы, и  томские «татары» - эустинцы) представляли собою тюркизированное аборигенное население. В XIV веке татарами был сделан первый шаг к образованию государства. Это раннее татарское политическое объединение занимало среднее течение реки Тобола и междуречье его притоков Туры и Тавды. Центр его назывался Чимга-тура, объединение Тюменью.
     Среди покоренных «лесных народов» древнемонгольская хроника «Сокровенное сказание» упоминает тубасов, издавна населявших Восточные Саяны, включая современную Северо-Восточную Туву. Китайская летопись «Тан шу» называет их «дубо». Мусульманским средневековым источникам население Восточных Саян было известно под названием лесных «урянкатов».
    В русских  исторических документах в начале XVII века упоминаются енисейские кыргызы. Основные  кочевья этого народа находились в бассейне верхнего течения Чулыма и образующих его рек – Черного и Белого Июсов. Эта территория захватывала долину Урюпа (левого притока Чулыма), районы, прилегающие к Божьему и Белому озерам, и на севере доходила до современного города Ачинска. На запад от Енивея границей кыргызской земли считалась река Кия (левый приток Чулыма).
    На  севере Монголии постепенно начала выделяться группа коренных жителей, предков позднейших бурят. На окраинах Сибири власть монгольских ханов была с самого начала непрочной и условной.
    На  северо-востоке Сибири к приходу  русских видное место по уровню развития культуры и численности среди  других племен занимали скотоводы  якуты (саха).
    К этому  моменту основная группа якутов заселяла треугольник, образованный средним течением Лены, Алданом и Амгою. Небольшие их группы жили на реках Яне, Олекме, в устье Вилюя, и в районе Жиганска. Всего якутов по русским документам насчитывалось около двадцати шести тысяч человек
Переправившись  через Енисей, русские встретились  с одним из наиболее широко распространенных племен горной тайги и лесотундры – тунгусами. Название «тунгус» известно русским с XVI века. К моменту первоначального столкновения с русскими тунгусы освоили почти всю горную сибирскую тайгу от Енисея до Охотского моря, часть лесотундры и тундры  к западу от Лены.
Из числа  чжурчженьских племен, обитавших  на территории Приморья и Приамурья  и не вошедших в состав Маньчжурского  государства, впоследствии выделились такие народности, как нанайцы, ульчи, удэгейцы. Кроме того, здесь с незапамятных времен обитали многочисленные палеоазиатские племена.
На северо-востоке  Азии к приходу русских существовал  целый мир разноязычных племен и  своеобразных хозяйственно бытовых  культур. Материковые районы, огромную территорию от низовий Лены до Анадыря, занимали юкагирские племена. По сибирским масштабам юкагиры были тогда многочисленным народом. Ближайшими соседями юкагиров на северо-востоке были чукчи. В одном из ранних донесений ленских казаков сообщалось «… а живут те чухчие промеж Алазейскою и Колымою реками на тундре, рассказывают их человек с четыреста и больше». Они же занимали устье реки Колымы. К востоку от Колымы чукчи были встречены у мыса Шелагского, откуда далее на восток их поселения располагались по побережью Ледовитого океана вплоть до мыса Дежнева. На побережье Берингового моря поселки чукчей находились начиная от мыса Дежнева на севере и до залива Креста на юго-западе.
К югу от Анадыря по побережью Берингового моря до реки Уни, и по западному побережью Камчатки от реки Тигиль на юге до северного угла Пенжинской губы жили коряки.
История эскимосов складывается из грандиозных по масштабам переселений, в ходе которых они освоили не только Аляску, но достигли со временем берегов Гренландии, где викинги ещё в IX веке нашей эры встретили малорослых «скрелингов», закутанных в оленьи и тюленьи шкуры.
Камчадалы-ительмены по сведениям В. Атласова занимали всю Камчатку от Тигиля и Уки на севере до реки Голыгиной на юге.
На самом  краю света, по дороге из Азии в Америку, жили алеуты – племена, родственные по языку эскимосам. 
 

1. Хозяйственные занятия, быт коренных народов Сибири накануне появления русских. 

НАРОДЫ  ЗАПАДНОЙ СИБИРИ
На Крайнем  Севере, в прибрежных районах Ямальского полуострова, сохранились небольшие  группы древнейших поселенцев – арктических охотников за морским зверем. Они ловили моржей,  тюленей, жили в землянках, группировавшихся вдоль берега в небольшие селения.
Ближайшие их соседи самодийские племена (из которых сформировались ненцы, энцы, нганасаны), занимались преимущественно кочевым оленеводством и охотой. Нередко самодийцы совершали военные набеги на соседние племена с целью обогащения.
Южными  соседями самодийцев на склонах Уральских гор и в лесном Приобье были угроязычные племена, составившие основу для формирования хантов и манси.
Главными  занятиями хантов и манси были рыболовство и охота. Удельный вес этих занятий в разных районах был одинаков и зависел от природных условий. Население, жившее по рекам, особенно по Оби и ее притокам, главным образом занималось рыболовством. Население, жившее по лесистым склонам Уральского хребта, а так же по верховьям рек, занималось охотой.
Рыбу  ловили при помощи «морд», сделанных  из прутьев, сетями из крапивной пряжи  и запорами из жердей. Рыбу употребляли  в сыром, сушеном, вареном виде. Из нее вываривали также и «рыбий клей». Из кожи рыб осетровых пород делали одежду – «рыбьи кожанишки» и обувь. По рекам передвигались на долбленых лодках, украшенных изображениями зверей и птиц. Некоторые из них были «крытыми», с крышей из бересты. Имелись берестяные челноки.
В «лесных  промыслах» основное значение имела  охота на лося и оленя. Ставили  «изгороди» и зверя загоняли в  «ловчие ямы». Охотились также на лесную и водяную птицу. На пушного зверя и птицу ставили ловушки («слопцы», «перевесы»). Мясо употреблялось в сыром и вареном виде. Оленье и лосиное сало считалось лакомством.
Известное значение имело бортничество. Найдя  «жилую борть», охотник становился ее хозяином, ставя на бортном дереве свою тамгу. Всюду было распространено собирательство.
В низовьях Оби у северных хантов имелись домашние олени. Они заимствовали оленеводство у ненцев, о чем свидетельствует сходная терминология. Во всех районах держали собак, которые использовались для охоты, и для передвижения.
В южных  районах расселения хинтов и манси было развито скотоводство, возникшее под влиянием татар. Здесь же наблюдались зачатки земледелия. Пашню пахали «наездом». Сеяли быстро зреющие злаки, не требовавшие длительной обработки земли (ячмень, полбу, и овес).
У угров была хорошо развита обработка кожи, меха и дерева. Из звериных и оленьих шкур изготовляли одежду и обувь. Для этой же цели использовались шкурки пушных зверей и птиц (лебедей, гусей). Из крапивного волокна изготовляли нитки, выделывали сети и ткали грубое крапивное полотно. Из «крапивного холста» делали рубашки, украшая их различными узорами («пестротами»). Выделывали шкурки налима, осетра, стерляди и шили из них обувь и одежду.
Угры  жили в полуземлянках, представлявших собой четырехугольную яму, иногда имевшую деревянный сруб. Крыша делалась из жердей и покрывалась дерном.
Окон  не было, свет проникал через небольшое  отверстие в крыше, оно же служило  и для выхода дыма, и прикрывалось небольшой дощатой дверью. В некоторых  жилищах пол и стены обшивались деревом. Вдоль стен жилища ставились деревянные скамьи. Около жилищ выстраивали деревянные амбарчики на сваях, в которых хранились пищевые продукты и различные вещи домашнего обихода и промысла. Кроме зимних жилищ, имелись в урочищах близ рек летние юрты, в которых угры жили во время летнего промысла.
Известно, что у  угров существовали укрепленные поселения, так называемые «городки», обычно они располагались на крутых берегах рек. Городки были небольшими (70 – 180 кв. сажен), но имели валы и рвы. Близ городков находились неукрепленные селения, состоящие из полуземлянок.
Восточными  и юго-восточными соседями угров  Приобья были селькупы.
По хозяйственной  деятельности, материальной культуре и быту они ближе всего к  обским уграм и кетоязычным жителям  бассейна Енисея.
Жили  селькупские группы в лесном Приобье оседло. В течение лета и осени занимались рыбной ловлей и обеспечивали себя запасами рыбы на остальную часть года. При помощи лука и стрел, различных ловушек охотились на пушных зверей (соболя, лисицу, росомаху, бобра, выдру), ловили для пополнения съестных запасов лосей, диких оленей. В больших количествах добывали боровую и водоплавающую птицу. Селькупы умели изготовлять глиняную посуду, обрабатывали шкурки зверей и шили из них одежду. Жилищем селькупов служили землянки – корамо. Они располагались на крутых обрывистых берегах реки. Селькупы подъезжали к своему жилью на лодке, которая втаскивалась вглубь подземного входа. Около задней стены корамо устраивалась постель, хранились одежда, домашняя утварь, все вещи необходимые в быту рыболовческо-охотничьего населения. Очаг делали у передней стены землянки, сбоку от входа. Дым от очага выходил наружу через подземный коридор.
Большую роль в жизни шорцев и томских татар, занимавших территорию  бассейна Томи, играла пешая охота, но помимо охоты они занимались скотоводством и земледелием. На лыжах в зимние месяцы охотники отправлялись в таежные леса на свои «угодья» промышлять зверя. Орудиями охоты служили лук и стрелы, самострелы, ножи, капканы и различного рода ловушки. Охота доставляла мясо и удовлетворяла потребности людей в одежде. Ценные шкурки служили для уплаты дани соседним кочевникам и для торговли сними.
Рыбу  ловили сетями, «мордами», били ее из лука особыми стрелами, использовали железные рыболовные крючки, ставили «запоры». «Запоры» - плетни из ветвей, перегораживающие речки, протоки. Такие плетни мешали рыбе плыть по течению реки. Скапливающуюся рыбу у «запора» рыболовы вычерпывали особыми черпаками или сачками.
Собирательством обычно занимались женщины и дети. Съедобные корни растений, корневища кандыка и луковицы сараны выкапывались при помощи лопаточки – корнекопалки.
Северным  алтайцам было известно примитивное земледелие, в качестве земледельческого орудия труда использовалась мотыга – абыл. Обработка земли под посев начиналась в мае, поэтому май, ранее называвшийся у шорцев «месяцем собирания кандыка», стал называться «месяцем битья пашни» (разбивания, разрыхления земли абылом). Уборка урожая происходила в августе. Созревшие колосья выдергивали с корнем из земли, связывали в небольшие пучки, за тем корни обрубали топором. Именно поэтому август назывался «месяцем срубания хлеба» или «месяцем выдергивания». Тюркоязычные группы Приобья и Причулымья земледелия даже в примитивной форме не знали.
Скотоводство  кочевого и полукочевого типа было распространено в степной полосе Западной Сибири и на Южном Алтае, где оно являлось основной отраслью хозяйственной деятельности населения.
Шорцы  и некоторые другие жители Северного Алтая славились умением плавить в примитивных горнах железную руду, получать из нее железо и изготавливать из него котлы, таганы, тазы, удила, стремена, ножи, наконечники стрел, сабли, панцири и другие металлические предметы. Железными предметами алтайцы платили дань кочевникам, обменивали их на скот и продукты скотоводческого хозяйства. От жителей Северного Алтая железо и железные изделия попадали в лесостепные и южные таежные районы Притомья, Приобья и Причулымья.
Широко  применялись у алтайцев изделия из бересты. Они использовались не только для хранения пищи (различных размеров туесы), но и как ларцы – коробки, куда складывались мелкие и наиболее ценные вещи. Из бересты делались футляры для ножей, колчаны для стрел. Береста служила основным покрытием жилища. Из нее шили лодки. Большую роль береста играла в погребальном обряде. Она использовалась как подстилка, и как покрытие для покойников, одновременно. Из бересты шили специальные футляры – чехлы, в которых покоился труп умершего.
Из дерева (осины, сосны, березы, кедра) вырезали чаши, миски, блюда, поварешки, долбили лодки, ступы, изготовляли кожемяки, нарты, лыжи, луки, самострелы, различного рода капканы и другие, необходимые в быту и хозяйстве предметы. Из ивовых ветвей плели «морды», устраивали на речках «запоры».
О существовании  прядения и ткачества свидетельствуют находки глиняных и костяных пряслиц. Пряжу местные жители получали из волокон крапивы и дико растущей конопли. Из пряжи вязали сети, ткали ткани.
Единственный  народ Сибири, имевший государственное  устройство - татары. Поэтому
уровень экономического развития западносибирских татар был более высоким, нежели у их соседей – угров, селькупов, тюркоязычных групп Среднего Приобья. В степных районах у них было развито скотоводство: разводили лошадей, крупный рогатый скот.
Еще до прихода русских существовало и земледелие, правда, лишь примитивное. Пахали пашню «наездом», живя во время обработки земли в «летних юртах». Сеяли быстро зреющие злаки – ячмень, полбу и овес. Также татары занимались гончарным и скорняжным делом, ткачеством, обработкой металла. Важную роль играла торговля со Средней Азией.
ТУВА
Жители  восточных Саян занимались главным  образом охотой, рыболовством и собирательством. Основным объектом охоты были копытные животные — олень, лось, косуля, марал. Разводили оленей, которых использовали главным образом как вьючных животных, но были знакомы и с коневодством. Жили в чумах, которые летом покрывали берестой, а зимой шкурами животных. Когда выпадал глубокий снег, пользовались лыжами. Население степных районов Тувы вело скотоводческое кочевое хозяйство, сочетавшееся с земледелием (в небольших размерах) и охотой.
В стадах - преобладал мелкий рогатый скот. Основным жилищем служила переносная юрта покрывавшаяся войлоком. На зимниках жили в примитивных срубах.
Во время  нашествия монголов население Тувы и Мнусийской котловины составляло государство, названное в летописи Рашид-ад-дина одним владением «Киргиз и Кэм-кэмджиут». Кэм-кэмджиут — это несомненно Енисей (древнее название Кам, или Хем). Для того чтобы закрепиться, завоеватели не только уничтожали и высылали непокорных местных жителей, но уже в начале ХIII века стали насильственно колонизировать захваченные территории. Создавались города, которые не имели крепостных стен, что очень характерно для городов, сооружавшихся монголами на завоеванных землях. В то время жилищем рядового поселенца служил прямоугольный дом каркасной (столбовой) конструкции с деревянными стенами, обмазанными с обеих сторон глиной и оштукатуренными алебастром.
Наиболее  богатые здания имели от трех да пяти смежных комнат, расположенных анфиладой. Каркасные стены зданий возводились на кирпичном фундаменте, а их колонны опирались на квадратные каменные базы с круглыми «подушками» сверху. Такие здания имели спальни с кирпичными каналами и приемные залы, обогреваемые жаровнями. Кухни размещались в особых пристройках.
В городах  располагались также металлургические, кузнечные, гончарные и другие мастерские. Население городов и поселений занималось также животноводством, охотой и рыбной ловлей.
В конце  ХVI века тувинцы, оказались в зависимости от небольшого монгольского государства Алтын-ханов, возникшего на территории Халхи
в процессе феодального дробления монголов. Положение Тувинцев было очень тяжелым. Они платили феодалам большие натуральные налоги (скотом, пушниной, изделиями домашнего производства), были обязаны нести воинскую и гужевую повинности.
Основой хозяйства тувинцев продолжало оставаться пастбищное скотоводство в сочетании с орошаемым земледелием и охотой. Разводили лошадей, овец, коз крупный рогатый скот, в том числе и сарлыков (яков), а северо-восточные тувинцы разводили оленей. Сеяли в небольшом количестве просо и ячмень близ весенних и осенних пастбищ, обрабатывали землю примитивной деревянной сохой, снабженной железным наконечником. Промышляли пушного зверя и крупных животных – косуль, маралов, лосей, оленей, а в горных степях — тарбаганов (сурков). Основным оружием были лук и стрелы. Жили главным образом в войлочных юртах, а в лесных районах — в конических шалашах покрытых берестой или корой лиственницы. Одежда была запашной, в виде длиннополого халата из различной ткани. Зимней одеждой служила длиннополая шуба из овчины, подпоясываемая кушаком. Характерной обувью были кожаные сапоги с острым загибающимся вверх носком на толстой подошве без каблука, внутрь вкладывались чулки из войлока. Молочная пища в летнее время была главной — она употреблялась в виде кислого молока, сыра, масла. Зимой преобладала мясная и хлебная пища в виде похлебки из зерен ячменя, приправленной мясом. Верховой и вьючный транспорт был существенным способом передвижения. Вьючили не только лошадей, верблюдов, оленей, но и быков, особенно сарлыков.
ЕНИСЕИСКИЕ  КЫРГЫЗЫ
В хозяйственном отношении кыргызы были скотоводами-кочевниками, разводившими лошадей, овец, крупный рогатый скот и даже верблюдов. Скотоводство было пастбищным в течение всего года. Подсобное значение имела горно-степная охота. Земледелием кыргызы не занимались. Они жили в переносных войлочных юртах и  носили овчиные шубы, меховые шапки — «малахаи», а также армяки-халаты из грубой шерстяной ткани. Молоко и мясная пища были основным видом питания, но ели и рыбу, которую в некотором количестве добывали сами. Главным видом транспорта была верховая лошадь, на которую вьючили и груз, как и на верблюда. Лыжами кыргызы почти не пользовались. Оружием были лук, стрелы и копья. Носили и воинские доспехи - шлем, панцири, куяки. Железное холодное оружие и другие предметы воинского снаряжения кыргызы получали в виде дани от своих киштымов, главным образом шорцев.
  БУРЯТЫ
В Забайкалье, по рекам Онону и Селенге, и в Прибайкалье, по реке Ангаре и в верховьях Лены, жили кочевые монголоязычные племена, впоследствии составившие этническую основу бурят.
Основой хозяйства у бурят к приходу  русских было скотоводство. У западных бурят скотоводство было полуоседлого типа, с заготовкой корма на зиму. У восточных бурят типично  кочевое, пастбищного типа, сходное  с монгольским. Буряты разводили  крупный и мелкий скот, лошадей и верблюдов. Скотоводство доставляло пищу, одежду и материал для устройства жилищ – войлочных юрт. Излишки скота служили предметом меновой торговли с эвенками и другими лесными племенами, занимавшимися преимущественно охотой. У западных бурят существовало примитивное земледелие. Сеяли просо, ячмень, гречу. Основным орудием древнего бурята была землекопалка и мотыга.
Существенную  роль в хозяйстве и общественной жизни занимала охота. Объектами  охоты были соболи, бобры, белки, козы, изюбри, лисы. На охоту ходили со сложным монгольским луком и стрелами. Стрелы имели железный наконечник четырехгранной или плоской формы, иногда с костяной свистункой. Монголоязычные племена Прибайкалья любили соколиную охоту. Буряты, как и монголы, знали два вида охоты: индивидуальную и коллективную.
С целью  забить как можно большее количество зверя устраивалась коллективная облавная охота, число участников которой  доходило до одной тысячи человек. В  облавной охоте участвовало несколько  родов и племен. Наравне с мужчинами в ней принимали участие и женщины.
Предки  бурят умели добывать металл и  являлись хорошими мастерами по его  обработке. Кузнечное искусство считалось почетным занятием и божественным даром.оно имело большое значение в жизни предков бурят. Кузнецы изготовляли вооружение для воинов, орудия охоты, топоры, ножи, котлы для варки пищи и соли, принадлежности конской сбруи с серебряной чеканкой и различные металлические изделия, необходимые для домашнего обихода, хозяйства, а так же украшения. Бурятские металлические украшения для одежды и сбруи, ножи и оружие имели широкое распространение у соседей, а позже охотно использовались и русскими. Почти все, что нужно было для несложного хозяйства, буряты изготовляли сами: женщины катали войлок, обрабатывали шкуры животных, дубили кожи, делали ремни, шили обувь, ткали полотно.
Мужчины изготовляли веревки, деревянные остовы юрт, несложную деревянную обстановку юрт, повозки (арбы), домашнюю посуду, седла, сбруи, луки и стрелы. Пищей древним  бурятам главным образом служили продукты скотоводства и охоты, реже рыба, просо, гречиха, различные коренья и ягоды. Одежда шилась в основном из шкур зверей и домашних животных. Богатые употребляли шелковые ткани, привозившиеся из Средней Азии и других стран. Вооружение состояло из сложного лука и стрел, топоров. Средствами передвижения служили лошади, быки, коровы, а в восточных районах – верблюды. Кладь перевозилась либо на телегах (типа арбы), либо вьюками.     
ЯКУТЫ
В легендах этого народа говориться о бегстве  предков из Прибайкалья на север.
В борьбе с суровой природой новой родины якуты потеряли многое из того, что  имели раньше. Они имели на юге  овец и верблюдов, но, как известно, в Якутии эти животные не выдерживают  местный климат.
Земледельческие навыки, которыми владели их предки тоже были утеряны. Однако в глубине Якутии они сохранили свои стада рогатого скота и табуны лошадей, свой язык и культуру.
Якуты выплавляли железо из руды и умели  изготовлять топоры, ножи, пальмы, котлы, наконечники для стрел, кольчуги, кузнечные принадлежности и другие орудия труда и предметы домашнего обихода. Кузнечное дело выделилось в особое профессиональное ремесло. Кузнец у якутов был окружен почетом, и он считался сильнее шамана. Якуты верили, что его ремесло и искусство созданы более могущественными духами, чем шаманские, что кузнец, владеет могучей силой огня и может убить шамана.
Основным  богатством у якутов был скот. На лошадях ездили верхом и запрягали  их в сани. Из кобыльего молока изготовляли  кумыс. Рогатый скот и лошадей  убивали на мясо. Из молока рогатого скота делали масло и другие молочные продукты. Кожа рогатого скота и лошадей употреблялась на выделку одежды и обуви. Из нее изготовляли посуду, веревки, ремни и другие предметы. Широкое применение находил конский волос.
В условиях длинной и жестокой зимы скот не может обходиться без сена, и якуты должны были производить заготовку корма для рогатого скота, но лошади зимовали на подножном корму. Сено косили железными и костяными косами. Заготовка сена заставляла якутов вести полуоседлую жизнь. Летом выезжали на пастбища. Зимой перекочевывали на зимники, которые строились по близости от покосных мест. Некоторые якуты имели, кроме летнего пастбища, еще весенние и осенние пастбища. Жили якуты рассеянно, строили юрты на большом расстоянии одна от другой.
Важными отраслями хозяйства якутов были охотничий промысел и рыболовство. Многие бедные якуты, не имеющие скота, питались только рыбой, мясом зверей и птиц. Рыбу ловили волосяными сетями и неводами. Применялись также  «морды» и запоры.
Якуты добывали соболей, лисиц, зайцев, белок, горностаев и других пушных зверей. Они шили теплые одежды из собольих, лисьих, волчьих, заячьих и других мехов. Также была развита охота  на лося, медведя, диких оленей и  других зверей.
Способы охоты были разнообразны. Часть из них была заимствована от извечных охотников тайги – тунгусов, юкагиров и других народов севера.
Жилища  древних якутов – кыргыс-ётеки  – располагались около богатых  рек и озер. Снаружи древняя  юрта имела вид усеченной  четырехгранной пирамиды. Каркас юрты состоял из столбов с балками, служившими опорой для стен из наклонно поставленных жердей или плах. Потолок был со скатами на две стороны. Снаружи юрту летом обмазывали глиной, а зимой коровьим навозом или обкладывали дерном, на потолок сверху насыпали землю. Внутри юрты помещался обмазанный глиной очаг или камелок из глины и жердей. Рогатый скот помещали в той же юрте, отгородив его от жилой части жердями или плахами. Наряду с юртами у якутов были берестяные жилища – урасы и легкие шалаши, в которых они жили в летнее время.
Якуты одни из первых среди своих соседей (тунгусов, юкагиров, эвенов, бурятов), к приходу русских, овладели гончарным  ремеслом. 
ТУНГУСЫ
У ряда тунгусоязычных групп сохранились  пережитки древнего дооленеводческого  уклада их предков, пеших охотников и рыболовов тайги, не имевших оленей.
Охота производилась преимущественно  в одиночку. Группой в два-три  человека охотились на крупного зверя. В основном охотились на мясного зверя, пушного били попутно. Первая охота кормила, поэтому и отношение к ней было особое. Мясной зверь нужен был для существования, а пушной - для обмена и получения отсутствовавших у них предметов, без которых можно было и обойтись, а также для уплаты дани бурятам, монголам и якутам. Мясо, как и излишки рыбы, вялили на солнце или сушили над огнем, чтобы потом превратить их в муку.
На охоте  тунгусы пользовались луками, рогатиной и устанавливали самострелы и петли. За зверем гонялись или били его на водопойных тропах из засады на деревьях и в лодках. Для выслеживания зверя маскировались, накидывая на себя шкуру с головы оленя, а иногда и целую.
Бродячие  охотники добывали рыбу с помощью  лука и остроги. Зимой старики  кололи рыбу через лунки, а летом  рыбаки занимались лучением с лодки. В горной же тайге рыболовство  имело такое же значение, как и собирательство: рыбой лакомились, как и ягодами, в определенные сезоны.
Домашние  занятия всех тунгусов делились на мужские и женские. К мужским  относились изготовление изделий из дерева и кости, металла, а также изготовление лодки-берестянки (бересту шили женщины), лодки долбленки и нарт. Женщины выделывали шкуры, шили из них одежду, обувь, покрышки для чума, предметы домашнего обихода. Они обрабатывали бересту и шили из нее посуду, а также «тиски» берестяные полотнища для чумов и лодок. Мужчины умели украшать узорами деревянные, костяные и металлические вещи, женщины - ровдугу, бересту и меха. На женщинах лежали обязанности ухода за детьми и приготовление пищи.
Охотники  жили в конусообразных жилищах, остов  которых был покрыт корой лиственницы и полотнищами, сшитыми из бересты ровдуги.
Бродячий  образ жизни отразился на костюме, который должен быть легким, не стесняющим движений и быстро просыхающим. Поэтому  он был составным, (кафтан с нагрудником, покрывающим грудь, натазники с ноговицами и унты) любую его часть можно было просушить у костра.
НАРОДЫ  ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА
В XVI веке чжурчжени (оранкайцы) были «искусные  наездники и стрелки из лука». У них имелись укрепленные  поселения. На стенах укрепленных поселений  были установлены стрелометные машины. Упоминалась и «столица» оранкайцев, которая «была гораздо обширнее древней японской столицы и в ней стояло несколько десятков тысяч войска». В столице жил оранкайский «король» Макиду со всеми приближенными.
НАРОДЫ  СЕВЕРО-ВОСТОКА
Наиболее древним хозяйственным укладом у юкагиров был уклад пеших охотников на дикого оленя. Зимой они преследовали свою добычу на нартах. Осенью охотились с помощью манщиков. Летом загоняли небольшие стада диких оленей в озера, где подстерегавшие животных охотники приближались к оленям на лодках и кололи их копьями.
Большое значение как подспорье к охоте  имело рыболовство.
В жизни  юкагиров важную роль играла собака, их единственное домашнее животное, на котором они перевозили свое скудное имущество. Однако в отдельных хозяйствах пеших юкагиров имелись домашние олени.
Тундровые оленеводы – юкагиры знали упряжное оленеводство.
Вооружением юкагиров служили луки со стрелами, каменные топоры. Это не значит, что  им вовсе не было известно железо. В юкагирском языке имеется даже своя терминология, относящаяся к обработке железа. Но его было так мало, что, согласно преданиям, до прихода русских железный топор, величайшая ценность, были собственностью всего рода. Он использовался только в тех случаях, когда нужно было разрубить толстое крепкое дерево, что трудно было сделать каменными топорами.
Авторы  первых известий о чукчах делят их по роду занятий на оленеводов и оседлых морских охотников и в то же время указывают на то, что обе эти группы чукчей усиленно занимались охотой на дикого оленя. Однако уже тогда четко обозначилась специализация одной части чукчей в области оленеводства, а другой – в области морского зверобойного промысла.
Западные  чукчи вели комплексное хозяйство. У них сочеталось оленеводство с морским зверобойным промыслом и сухопутной охотой. К востоку от Колымы было более отчетливым разделение между оленными чукчами и оседлыми морскими зверобоями. Последние в течение всего года жили на побережье моря, где вели охоту на морских млекопитающих: моржей, тюленей и китов.
В летние месяцы они предпринимали дальние  охотничьи экспедиции на Колыму, Амгу, Анадырь и другие реки, где охотились на диких оленей во время переправы их с одного берега на другой. Чукчи приплывали  на больших байдарках вместе со своими семьями в сопровождении маленьких одноместных байдарок, в которых плыли охотники. К этому же времени на побережье реки Анадырь собирались и оленные чукчи. Они так же принимали участие в этом большом коллективном промысле.
Осенняя охота давала мясо, высокого качества шкуры, необходимые для зимней одежды, обуви и для изготовления частей жилища. Мясо оленей отделяли от костей и вялили. Кости оленей мелко дробили и вытапливали из них костный жир, который шел в пищу вместе с вяленым мясом и употреблялся для освещения. Занимались чукчи охотой на оленей и в другое время года, используя лук и стрелы.
Чукчи, заселявшие побережье Берингова и чукотского морей, жили преимущественно за счет морского зверобойного промысла. От охоты на морских млекопитающих они получали основные продукты питания (мясо, жир); кожи моржей шли на обтяжку каркасов байдарок, на изготовление ремней, нужных для упряжи, для такелажа байдар, для линей к гарпунам, использовалась для кровли летних яранг. Из кишок моржей шились дождевики. Шкуры тюленей использовались для пошивки одежды, обуви, мешков для хранения различных хозяйственных предметов и некоторых продуктов, бурдюков для хранения жира; из них же вырезались разного сечения ремни, которыми крепились части нарт, вязались ременные сети для промысла тюленей, изготовлялись лини для гарпунов.
Жир морских  животных употреблялся в пищу, шел  на освещение и обогрев жилища. Из клыков моржа изготовлялись орудия охоты, наконечники стрел, гарпунов, некоторые предметы домашнего обихода. Моржовый клык служил так же материалом для изготовления предметов искусства (костяная скульптура).
Китовый ус использовался для подбивки полозьев нарт, из его волокон плели сети и лески для удочек. Из китового уса изготовляли чашки, вкладыши для наконечников гарпунов. Кости китов использовались в качестве строительного материала.
У чукчей было два типа жилищ – переносное и постоянное. Переносным жилищем  пользовались оленные чукчи во все  времена года, а оседлые только летом. В зимний период они жили в  полуземлянках, тип и конструкция были заимствованы ими от эскимосов. В полуземлянках жили по нескольку семей близких родственников. Летние жилища были наземными. Их остов покрывался шкурами моржей или оленей. Внутри они имели полога, сшитые из шкур оленей или белых медведей. В пологах горели лампы – жирники. Они освещали жилище и давали тепло.
Домашняя  утварь чукчей отличалась простотой  и немногочисленностью предметов.
Подобно чукчам, коряки разделялись на оседлых и кочевых. Оседлые коряки занимались рыболовством, морским зверобойным промыслом и охотой на горных баранов, диких оленей и медведей.
Ко времени  соприкосновения с русскими у  коряков уже было развито пастушеское оленеводство. Олени давали корякам не только пищу, но и материал для одежды, обуви, жилища; излишки оленеводческой продукции шли к оседлым корякам, в обмен на них оленеводы получали продукты морского зверобойного промысла.
Орудия  труда и охоты коряков изготовлялись из дерева, камня и кости. Их топоры (тесла), наконечники стрел, копий, мужские и женские ножи (пакул) обнаруживают почти полное сходство с аналогичными предметами чукчей и сибирских эскимосов.
Средством передвижения по суше оленным корякам служили олени, а оседлым – собаки, которых они тоже запрягали в нарты. По рекам они ездили на батах, а по морю на байдарках.
Оленные коряки жили в переносных жилищах, остов которых составлялся из легких жердей и покрывался полотнищами, сшитыми из оленьих шкур. Оседлые коряки имели особые зимние и летние жилища. Зимой они жили в полуземлянках, с входным отверстием наверху, которое одновременно служило и дымоходом. Летом они селились в конусообразных балаганах, которые строились на высоких столбах и крылись травой.
Эскимосы жили в полуподземных жилищах. Основой их хозяйства были охота на моржа и кита, а так же рыбная ловля, собирательство и охота на птиц и тундровых животных.
Камчадалы-ительмены по сведениям В. Атласова жили зимой в земляных юртах, а летом в жилищах на высоких сваях, крыши которых покрывали еловыми ветвями. Большинство построек в селении камчадалов составляли хозяйственные постройки, балаганы для просушки рыбы.
Уже из первых сообщений отряда Атласова стало  известно, что у камчадалов «луки усовые, китовые, стрелы каменные и костяные, а железа у них не родитца»
, что  «камчадалы у соболей хвосты  режут и мешают в глину и  делают горшки, чтобы глину с  шерстью вязало, а из иных шьют  наушки».
Верхнюю одежду и обувь камчадалы заимствовали у коряков: глухая кухлянка, шапка, штаны и торбаза из оленьего меха и камуса – шкурок с ног оленя.
Основной  пищей камчадалов была рыба, мясо и жир медведей, баранов и ластоногих. Так же в их рацион входили различные коренья, орехи, клубни растений и яйца птиц.
Алеуты  – народность островная, жившая в тесном соприкосновении с морем и получавшем от него все необходимое для жизни. Основным занятием алеутов был морской зверобойный промысел, который снабжал их пищей и одеждой.
Алеуты  строили свои селения на берегах островов. Селения, как правило, были небольшими – по пять-восемь юрт. Имелись как зимние, так и летние жилища, резко отличающиеся друг от друга. Зимнее подземное жилище – всегда было общее, большое. Летом алеуты переходили жить в небольшие бараки, которые служили местом для хранения домашней утвари и орудий промысла. 
 

2. Самоорганизация общества Сибири в XV – XVI века. 

НАРОДЫ  ЗАПАДНОЙ СИБИРИ
Хозяйственными  ячейками самодийского общества в XIV – XVI веках по-прежнему оставались родовые общины. Господствующее положение в коллективе занимают мужчины.
Наиболее  высокого уровня общественного развития в то время достигли самодийцы, занимавшиеся преимущественно кочевым оленеводством. Самодийские племена состояли из патриархальных родов.
Каждый  род кочевал в определенной местности, но иногда заходил и далеко в сторону  от мест своих обычных кочевок. Развитие кочевого оленеводства у самодийцев и военные набеги на соседей способствовали накоплению богатства в руках  отдельных родов и их старейшин.
Данные  хантыйского и мансийского героического эпоса не содержат ни малейших намеков  на наличие классового феодального  общества и у обских угров в рассматриваемый период.
Героический эпос хантов и манси сообщает ряд, ценных и реальных, деталей обрисовывающих мансийско-хантыйское общество. В былинах упоминается «глава города», очевидно старейшина. Наряду с ним фигурируют «седовласые старцы», слово которых особо весомо в народных собраниях. Народные собрания устраивались по различным поводам. Имелось большое помещение «для собрания воинов, для собрания советов». По словам былины народ набивался в них «как окуни и плотва в морды». Собрание начиналось жертвоприношениями и общим пиром. После пира старейшие открывали народное собрание: «многочисленные седовласые старцы открыли тогда начало речи, открыли начало слова». Народное собрание решало вопрос о войне. Важную роль в этом вопросе играли богатыри, которые выступали как военачальники, предводители набираемого войска.
В угорском обществе были «бедные» и «богатые». Имелись рабы. Рабы и рабыни из числа пленных обычно выполняли домашние работы в доме богатыря, военачальника. Они прислуживали богатырям, готовили еду, заготовляли для дома дрова, ловили рыбу, смотрели за оленями. Число рабов в хозяйстве было невелико. Отношения между рабами  и свободными были патриархальными. Рабыня легко могла обозвать свою хозяйку «оленья самоедка с иловатыми глазами», а раб мог назвать своего хозяина «лентяем».
В производственной жизни принимали участие военачальники  и их семьи.
Примечательно, что в русской документации нет указаний на деление обских угров на роды, нет и названий родов. Видимо, к этому периоду род как социально-экономическая единица у обских угров уже не существовал. Он распался на отдельные «большие семьи».
Для семейно брачных отношений характерно многоженство, вместе с тем имела место экзогамия, покупка жены за калым. Калым платили оленями, оружием, рабами, котлами.
Материалы ясачного обложения содержат данные о «юртах» и «волостях». «Юрт» представлял «большую семью», в состав него входили братья, дети, племянники со своими семьями. Численность населения «юрта» была различной – от двух, трех человек (мужчин) до нескольких десятков.
«Юрты» объединялись в «волости». «Волость» в некоторых районах заменила более раннее подразделение – «сотню». На «сотни» ханты и манси подразделялись только в южных районах Приуралья и Западной Сибири, где до прихода русских манси и ханты были зависимы от татар. «Волость» в конце XVI - начале XVII века представляла собой довольно крупную территориальную единицу. Население в ней доходило иногда до трехсот ясачных людей (взрослого мужского населения).
Границы некоторых «волостей» совпадали  с границами диалектов обских угров, многие «волости» представляли собой просто территориальные объединения. Во главе «волостей» стояли «князья», которые представляли родоплеменную  верхушку, однако верхушка не являлась феодальной.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.