Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


научная работа Стратегические партнеры России как стержневые ориентиры в ее внешнеэкономической политике. Вариантные сценарии развития внешней торговли России до 2025 года. Стратегия совершенствования внешнеторговой деятельности. Мировые инвестиционные потоки.

Информация:

Тип работы: научная работа. Предмет: Междун. отношения. Добавлен: 20.03.2007. Сдан: 2007. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


28

ЦЕНТР ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

ИМЭПИ РАН

СТРАТЕГИЯ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ

РОССИИ

В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

(СЦЕНАРИЙ ДО 2025 ГОДА)

МОСКВА

2004

Аннотация и предисловие

Данная работа представляет собой сценарные оценки развития внешнеэкономических связей России до 2025 г. на основе исследований ЦВЭИ РАН, проведенных в 2000-2004 годах, с их частичной финансовой поддержкой со стороны РГНФ (проект №04-02-00213а) и Отделения общественных наук РАН (подготовка разделов в монографиях «Россия в глобализирующемся мире. Политико-экономические очерки», М., «Наука», 2004 и «………», М., «Наука», 2005).
Работа выполнена под руководством д.э.н. А.Н.Барковского авторским коллективом в составе: к.э.н. С.С.Алабян (раздел 3), д.э.н. А.Н.Барковский (разделы 1-3, 5.1, 6, 8), к.э.н. И.А.Квашнина (раздел 7.3), к.э.н. А.В.Комиссаров (раздел 4), д.э.н. Ю.А.Константинов (раздел 7.1), д.э.н. В.П.Оболенский (раздел 5.2), д.э.н. И.Н.Платонова (раздел 7.2), с.н.с. Р.Г.Томберг (раздел 5.3), к.э.н. Р.Р.Ултанбаев (раздел 5.1.2), к.э.н. Н.А.Ушакова (раздел 5.1.3), к.э.н. В.П.Шуйский (раздел 2), при участии д.э.н. Ю.Ф.Година (раздел 5.1.1), н.с. А.В.Ковалева (раздел 1), д.э.н. А.Г.Наговицына (раздел 7), к.э.н. В.А.Савина (раздел 6).
Компьютерное оформление выполнила О.В.Морозенкова

ОГЛАВЛЕНИЕ

Аннотация и предисловие

1. Введение……………………………………………………………………4

2. Стратегические партнеры России как стержневые ориентиры в ее внешнеэкономической политике………………………………………….5

3. Вариантные сценарии развития внешней торговли России до 2025 г.…9

4. Стратегия совершенствования внешнеторговой деятельности………..15

5. Геоэкономические направления международного сотрудничества России……………………………………………………………………...19

5.1. Россия на постсоветском пространстве……………………………..19

5.1.1. Россия и европейская часть постсоветского пространства.…19

5.1.2 Россия и Закавказье…………………………………………….21

5.1.3 Россия и Центральная Азия………………………………….…24

5.2. Россия и ЕС……………………………………………………………29

5.3 Россия и АТР…………………………………………………………..31

6. Территориальные аспекты участия России в процессах глобализации..36

7. Перспективы развития валютной системы и движения капитала………38

7.1. Взгляд на будущее устройство мировой валютной системы………..38

7.2. О стратегии развития валютных отношений России в долгосрочном периоде…………………………………………………………………..41

7.3. Россия в мировых инвестиционных потоках…………………………46

8. Заключение…………………………………………………………………50

1.ВВЕДЕНИЕ
Настоящая работа представляет собой попытку выйти за рамки ограниченной в целевом отношении концепции построения рыночной экономики, сосредоточившей основное внимание современных исследователей на механизме ее функционирования и связанной, главным образом, с преобразованиями в системе управления, и перейти в сферу проблематики роста путем рассмотрения вопросов стратегической перспективы развития внешнеэкономической составляющей российской экономики в условиях глобализации на длительный период.
В этом русле творческий коллектив из числа научных сотрудников ЦВЭИ РАН предпринял исследование, не претендующее на постижение абсолютной истины, но предлагающее свою версию развития событий в той части российской экономики, которая связана с ее изменениями под воздействием внешних факторов. Нам представляется интересным на основе анализа их воздействия на будущее развитие ответить на некоторые интригующие вопросы, связанные с построением внешнеэкономической политики России в глобальном экономическом пространстве в предстоящие десятилетия первой половины ХХ1 века, имея в виду кардинальные демографические изменения, перестройку стран в составе авангарда мирового развития и, соответственно, в стратегическом партнерстве с ведущими странами, существенные сдвиги в товарной и финансовой структуре экспорта и импорта под влиянием инноваций, заметные подвижки в роли внешнеэкономического фактора для развития крупных экономических районов (федеральных округов), в том числе и в связи с процессами регионализации в мировой экономике.
Стратегия внешнеэкономических связей России в условиях глобализации, на наш взгляд, опирается на соответствующий механизм реализации, который складывается из следующих элементов:
1) поэтапная тактика совершенствования системы управления ВЭС под воздействием внутренних и внешних факторов (например, снижение мировых цен на энергоносители, появление новых экспортных продуктов, заметный рост покупательной способности населения и соответственно импорта и др.);
2) механизм реализации среднесрочных целей, затрагивающих интересы нынешнего поколения, особенно с учетом присоединения России к ВТО и влияния этого процесса на социально-экономическую сбалансированность развития в крупных экономических районах;
3) учет долговременных тенденций мирохозяйственного развития с целью передачи будущим поколениям динамично и сбалансировано развивающейся национальной экономики (социальная удовлетворенность основных слоев населения, экологичность технологий, инновациоемкость обучения и смены элементов капитала, ресурсосберегаемость, сбалансированность доходов и расходов крупных экономических районов страны, лишающая смысла дотационность отдельных из них и высокую концентрацию регистрации бизнеса в столичных агломерациях).
Новизна темы дополняется также необходимостью учета новых акцентов стратегического значения, которые расставлены в последних президентских посланиях Федеральному собранию и поручениях Правительству нового состава, активизацией усилий российской дипломатии и предпринимательских структур на международной арене, особенно в связи с подготовкой нашей позиции на московском саммите «восьмерки» в 2006 году.
Все эти вопросы рассматриваются на обширном аналитико-статистическом фоне, с применением расчетов и оценок, связанных с представлением основных направлений развития внешней торговли России на длительную перспективу (до 2025 года включительно) в различных сценарных вариантах. В методологическом плане по этой теме имеются определенные заделы в научных центрах РАН и других научных учреждениях, в МИД и МЭРТ. Вместе с тем с учетом довольно быстро меняющейся обстановки в стране и на международной арене особенно важным представляется разработка вариантов сценарных прогнозов и проведение конкретных расчетов по основным геоэкономическим направлениям, товарным группам и федеральным округам, выполняющим сегодня функции крупных экономических районов. Это позволяет рассчитывать на дальнейшее детальное обсуждение методологии и методики предлагаемых оценок в научных и проектно-аналитических кругах.
Важно также учитывать последние отечественные и зарубежные исследования, дающие дополнительные ориентиры стратегического характера, например экономистов американского инвестиционного банка Goldman Sachs См. «Эксперт» №39, 20-26 октября 2003 г., которые оценивают, что к 2033 г. Россия по душевому показателю ВВП обгонит Италию, а к 2048 г. - Германию, заняв пятое место в первой десятке стран мира. При этом не последним фактором является сложившаяся динамика сокращения населения России и, соответственно, ее трудовых ресурсов к 2050 г. вдвое к уровню 2003 г. По прогнозу Госкомстата (средний вариант) к 2025 г. население России уменьшится до 128 млн., а к 2050 - до 102-108 млн. чел. И.А.Погосов. Перспективы экономики России: предпосылки социально-инвестиционного развития. - «Проблемы прогнозирования», 2004, №3, с. 30. Это скажется не только на процессе иммиграции трудовых ресурсов в Россию из сопредельных стран, но и на структуре и объемах ее внешней торговли, в том числе и по крупным экономическим районам.
Мы ожидаем достаточно высокую востребованность методологических и фактических результатов исследования, в связи с чем можно рассчитывать на то, что оно явится, во-первых, генератором научной полемики, во-вторых, одним из ориентиров для проектирующих стратегические документы организаций, в том числе отраслевого и регионального профиля, в-третьих, пособием для учебно-педагогического процесса в экономических вузах.

2. СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ПАРТНЕРЫ РОССИИ КАК СТЕРЖНЕВЫЕ ОРИЕНТИРЫ В ЕЕ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКЕ В российской экономической литературе не имеется устоявшегося понятия «стратегический партнер». В данном случае под этим термином понимается «государство или региональное образование, экономические связи с которым отвечают долгосрочным национальным интересам России и способствуют решению ее стратегических задач». Допустимы, очевидно, и более узкие трактовки: «стратегический партнер в таком-то регионе или отрасли».

В самоопределившейся России взрыв дискуссий о цивилизационном выборе, месте страны в современном мире, ее союзниках и долговременных партнерах возник в начале 90-х гг. после распада СССР, СЭВ, Варшавского договора и мировой социалистической системы. Эта дискуссия вновь оживилась с наступлением ХХ1 века и осознанием того, что нашей стране будет крайне сложно добиться нового самоутверждения в мире и перестройки своей экономики без создания адекватных вызовам времени партнерских и союзнических отношений, облегчающих условия ее вхождения в мировое хозяйство.
Споры идут по традиционным для России линиям: западничество, антизападничество, самобытничество (вариант опоры на собственные силы). Соответственно предлагаются три модели геостратегического выбора: Россия - западная страна, Россия - лидер антизападного мира, Россия - самобытная и изолированная цивилизация. Поскольку тема геостратегических моделей для нас не является специальным предметом исследования, рекомендуем обратиться к наиболее свежим оценкам, содержащимся в в двух статьях Е.М.Кузьминой: Геополитические аспекты функционирования ЕВРАЗЭС; Варианты развития геополитической ситуации вокруг ЕВРАЗЕС - в сб. ИМЭПИ РАН «Проблемы постсоветских стран. Выпуск №6, Экономическое пространство ЕВРАЗЭС: факторы и пределы интеграции», М., 2004, с.94-117 и 237-248
Самая непродуктивная и опасная, на наш взгляд, модель - антизападная. Главная ошибка антизападников в том, что они переоценивают возможности России и недооценивают - Запада. Между тем на старте ХХ1 века Россия по своему военному, а главное, экономическому и научно-техническому потенциалу намного уступает объединенному клубу западных стран. В этих условиях курс на конфронтацию с наиболее развитыми странами, а именно к этому, по-существу, призывают антизападники, - абсолютно бесперспективен.
Немногим лучше самобытническая (евразийская) модель, которая призывает к модернизации в опоре на собственные силы. Самобытничество, близко примыкающее к изоляционистской модели, обрекает Россию на исторически привычную стратегию догоняющего развития. Эта стратегия заведомо неэффективна с точки зрения возможности достижения ведущих позиций в современном мире. Учитывая накопленное отставание, вряд ли можно надеяться на быстрое развитие только на собственной основе даже в условиях мобилизационной экономики. К тому же этот вариант чреват отсечением России от мировых финансовых потоков и достижений научно-технической революции.
Вместе с тем вряд ли целесообразно безоговорочно становиться на позицию западничества. Минувший после самоопределения России период свидетельствует о том, что по многим стратегическим вопросам ее интересы не совпадают с интересами западного клуба. А на постсоветском пространстве они все больше сталкиваются между собой. О том, что Запад до сих пор не признает Россию своей среди партнеров свидетельствуют многие факты. Это и нестандартные, чрезмерно жесткие требования, предъявляемые нам на переговорах о присоединении к ВТО, и сохранение поправки Джексона-Вэника в американском законодательстве, содержащей ряд дискриминационных мер в отношении России, и возрождение части функций КОКОМ с образованием в 1993 г. Вассенорийской комиссии, которая призвана следить за нераспространением опасных материалов и технологий как раз в те страны, которые Россия рассматривает среди своих самых перспективных партнеров. И наконец, самое главное, что разделяет нас с Западом - сохранение блоком НАТО своего военного характера и его неуклонное продвижение к российским границам. Весьма активен в продвижении «западнической» концепции для России З.Бжезиньский - см.Великая шахматная доска. М., «Международные отношения», 1998, с. 142-148. Но у нас имеются и собственные носители этой идеи, в частности, бывший министр иностранных дел РФ А.Козырев, который еще в 1992 г. провозгласил ее ориентиром своей деятельности. - см.»Московские новости», 14.06.1992.
Итак, можно констатировать, что и западническая модель в чистом виде не пригодна для нашей страны. Для России с ее пространственно-территориальной, многонациональной и исторической спецификой нужна модифицированная модель вхождения в глобализирующийся мир. Модель, где наша страна, не становясь интегральной частью Запада и не превращаясь в антизападный остров в мировом океане, сконцентрируется на задачах национального возрождения и модернизации без самоизоляции и конфронтации во внешней политике.
Именно этим определяется стратегическая ориентированность, наряду с ЕС, на две другие, весьма важные для России, геоэкономические части современного мира - постсоветское пространство, основная часть которого получила правовое оформление в виде СНГ как международной организации, и Азиатско-Тихоокеанский регион, где Россия оформила свое присутствие в международной организации АТЭС.
Однако реальные внешнеэкономические связи, при всей значимости соглашений с региональными группировками, осуществляются с конкретными странами на двусторонней основе, хотя при этом используются и многосторонние правила игры. По своими масштабам нынешних и перспективных объемов товарооборота с Россией именно они и составляют первооснову для определения стержневых ориентиров внешнеэкономической политики.
В методическом плане выделение таких стран в краткосрочном периоде не представляет особого труда. Достаточно взять первую десятку из российской таможенной статистики и мы получим ясную картину на этот счет. Что касается более отдаленной перспективы, то здесь большую роль играет изучение прогнозов общеэкономического развития как основных, так и потенциальных партнеров нашей страны, а также тенденций развития самой России, ее экспортных возможностей и импортных потребностей с учетом прогрессивных сдвигов в технологиях производства товаров и услуг.

Таблица 1. Основные торгово-экономические партнеры

России в 2003 году*

Страны
Объем товарооборота (млрд. долл.)
Доля стран в %
Движение капитала***
Накопленные инвестиции к началу 2004 г.***
Объем притока, млрд. долл.
Доля стран в %
Объем оттока млрд. долл.
Доля стран в %
Зарубежных инвесторов в РФ млрд. долл.
Доля стран в %
РФ за рубежом млрд. долл.
Доля стран в %
Германия
18,6
9,8
4,3
14,5

10,2
17,9
-
-
Белоруссия
12,5
6,6
-
-
0,2
1,0
-
0,7
13,5
Украина
12,0
6,3




0,1
2,0
Китай
11,5
6,0




-
-
Италия
10,9
5,7


3,6
6,3
-
-
Нидерланды
9,9
5,2
1,8
5,9

США
7,2
3,8
1,1
3,8

5,3
9,3
0,5
9,6
Польша
6,3
3,5


-
-
-
Великобритания
6,3
3,5
4,6
15,5

-
-
Финляндия
6,2
3,3



-
-
-
Казахстан
5,8
3,0



-
-
-
Турция
5,7
3,0



-
-
-
Япония
4,3
2,3
1,0
3,4

1,9
3,3
Индия
3,3
1,7
-
-
-
-
Виргинские острова (брит.)
2,5
1,3
1,5
4,9
3,6
15,5
1,5
2,6
1,2**
23,1
Бразилия
1,7
0,9
-
-
-
-
-
-
-
-
Всего
190,7
100
29,7
100
23,3
100
57,0
100
5,2
100
*Составлено по «Таможенная статистика внешней торговли Российской Федерации 2003 г.», изд ГТК РФ, М., 2004; «Экономика России в 2003г. и первом квартале 2004 г.» Авт. колл. ВШМБ АНХ при Правительстве, М., 2004, с.179, 186.
**Все инвестиции относятся к категории «прочих», т.е. краткосрочных, что характерно для офшоров, как промежуточных пунктов движения капитала («серого»)
***Без учета операций финансовых властей и банков

Комментируя таблицу 1 с точки зрения тенденций в изменениях позиций стратегических партнеров России к 2025 году, необходимо отметить следующее:
1) С четвертого на первое место выдвинется Китай. Уже сегодня в импорте России из этой страны треть занимают машины и оборудование, в то время как в российском экспорте в КНР они составляют только 14,5%. Причем китайское оборудование относится, как правило, к 5-6 технологическим укладам на основе хай-тека, а наше, за исключением некоторых видов военной техники, - состоит из традиционных 3-4 укладов.
Китайские официальные круги заявили недавно о задаче доведения товарооборота с Россией до 100 млрд. долл. См. интервью посла КНР в Москве в приложении «Дипкурьер» к Независимой газете от 26 июня 2004 г. Если обозначить временные рамки 2025 годом, то это означает семикратный скачок к уровню 2003 г., где среднегодовые темпы роста должны составить 22,5%. Возникает вопрос за счет чего может это произойти? Видимо экспорт из России возрастет за счет резкого увеличения поставок сырой нефти и газа из Восточной Сибири, необработанного леса и продукции ВПК, прежде всего из Дальневосточного федерального округа, а из КНР - товаров народного потребления, особенно бытовой техники, а также некоторых видов управляющих систем по обслуживанию производства и торговли.
Вместе с тем надо будет найти выход из стихийного процесса обезлюднения Дальнего Востока и вероятности экономического захвата гражданами КНР российских территорий в южном поясе Сибирского и Дальневосточного федеральных округов. Правда, некоторые авторитетные китаисты утверждают, что эти опасения преувеличены. См., например,: В.Г.Гельбрас. «Россия в условиях глобальной китайской миграции». Научное издание. - М, «Муравей», 2004, В.А.Савин. Последствия китайской миграции для России. - Внешнеэкономический бюллетень.2004, №8, с. 27-31. Сейчас число китайцев, более или менее постоянно проживающих в России, по разным оценкам, составляет от 200 тыс. до 2 млн. человек. Наиболее взвешенные, внушающие доверия оценки - от 200 до 450 тыс. человек. Китайский бизнес успешно теснит российский в торговле, производстве продуктов питания и товаров народного потребления, строительстве, усиливает сырьевую направленность российских приграничных районов. Эти процессы могут усилиться в условиях членства обеих стран в ВТО, устав которого однозначно руководствуется принципом национального режима, т.е. предоставления предпринимателям из стран-членов ВТО таких же условий, что и национальным. Так что через несколько десятилетий мы сможем вдруг осознать, что Китай в экономическом плане вернул себе 1 млн. кв. км, которые он утратил в Х1Х веке. Более подробно аргументацию на этот счет см. - Прозрачные границы. Безопасность и трансграничное сотрудничество в зоне новых приграничных территорий России. М., Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2002, с.200-203. Один из вариантов смягчения данной ситуации, на наш взгляд, - подготовка генерального соглашения о принципах создания на указанных российских территориях совместных компаний, где РФ предоставляет природные ресурсы за определенные рентные платежи, интеллектуальные услуги науки и образования, КНР - трудовые ресурсы, некоторые технологии и транспортно-экспедиционные услуги. Необходимо продумать и другие, не только юридические, гарантии сохранения прав России на ее исконные восточные территории. Например, активизировать якутский (тюркский) акцент во взаимодействии с китайской диаспорой на Дальнем Востоке.
Можно предположить, что связи с КНР в перспективе станут стержневой основой экономического взаимодействия России с АТР, основательно укрепив многостороннее сотрудничество прежде всего в СВА (Россия, Китай, обе Кореи, Монголия) и окажут заметное влияние на развитие связей с севером США и Канады.
2) Следует ожидать более весомых результатов сотрудничества на постсоветском пространстве, прежде всего путем углубления связей России на новых технологических основах с Украиной, Белоруссией и Казахстаном. Вместе взятые, они уже сегодня опережают слившиеся воедино две бывшие Германии (ФРГ и ГДР, вторая из которых занимала первое место в товарообороте СССР) - 30,3 млрд. долл. против 18,6 млрд. долл. в 2003 г. Есть много аргументов в пользу второго места этих стратегических партнеров в перспективе: от традиций внутриотраслевой производственной и научно-технической кооперации до однородной технической (энергетика, транспорт, связь, стандарты) и интеллектуальной (наука, образование, культура) инфраструктуры.
Вместе с тем хотелось бы отметить следующее: начав исследования и публикации по проблематике постсоветского пространства с середины 1991 года, т.е. еще до формального распада СССР, и имея на сегодняшний день солидные работы по данной теме, См., например, статью А.Барковского и Л.Краснова «Ни центра, ни периферии» в рубрике «К единому экономическому пространству», Экономика и жизнь, 1991 г., октябрь, №41, с.5, и монографию Центра «Экономические стратегии стран СНГ и Россия», М., РУДН, 2003. Центр пришел к выводу, что с точки зрения экономической и политической безопасности России основным ориентиром ее внешней и внешнеэкономической политики, несмотря на более продвинутые достижения в отношениях с отдельными субгруппировками на этом пространстве, является СНГ в целом, ибо для будущего нашей страны с вышеупомянутой точки зрения важен весь «пояс» окружающих ее новых независимых государств, а не только входящих в ОРИ-ЕЭП или в ЕврАзЭС.
3) Явным стратегическим партнером №3 в товарообороте России останутся такие страны ЕС, как Германия, Италия, Нидерланды, Польша, Великобритания и Финляндия. Их совокупный нынешний товарооборот с нашей страной в 58,2 млрд. долл. вероятно сохранится в близких объемах с учетом стабильной взаимодополняемости структур экспорта и импорта (экспорт из России преимущественно топливно-сырьевых товаров и импорт из этих стран преимущественно машин и оборудования).
4) Наконец, есть и такая категория стратегических партнеров, как системообразующие страны различных континентов и геоэкономических регионов. К этой группе мы относим США, Турцию, Индию и Бразилию.
Ориентация на укрепление экономических связей с Турцией, которая уже сегодня опередила по объему товарооборота с Россией такую мощную державу как Япония, определяется тем, что из числа ближневосточных стран именно она в значительной мере является экономическим и политическим барьером от терроризма и наркобизнеса на пути в страны СНГ, в том числе и в Россию, а светский характер турецкого государства, с которым имеет особые отношения ряд стран СНГ, способствует сбалансированности отношений между христианством и мусульманством на постсоветском пространстве, включая саму Россию.
Индия, в перспективе вторая после Китая держава мира, хотя сегодня ее товарооборот с РФ не слишком велик -3,3 млрд. долл. в 2003 г. (14 место), однако обращает внимание уже нынешняя наиболее высокая доля машин и оборудования в российском экспорте именно в эту страну (43%) и лекарственных препаратов в импорте из Индии (36%), что создает в перспективе условия для взаимного сотрудничества в области высоких технологий.
Бразилия, в будущем третья страна в мире по своему экономическому потенциалу, сегодня находится в третьем десятке стран по объему товарооборота с Россией, где в российском экспорте преобладает химическая продукция (93%), а в импорте мясо и табачное сырье (св. 53%). Представляется, что столь узкая экспортно-импортная специализация двусторонних отношений - временное явление и Бразилия, располагающая высокоразвитым машиностроением, может стать для России не только важным партнером в производственной и научно-технической кооперации, но и опорной точкой для развития и диверсификации экономических отношений с такими странами Южной Америки, как Аргентина, Чили, Боливия, Уругвай и Парагвай, в том числе по новым технологиям переработки биомассы как источника пищи, кормов и энергии.

Отвлекаясь от роли США как мирового геополитического лидера, который для всех, за редким исключением, является стратегическим партнером, и от того навязчивого внимания, с каким «опекают» Россию наиболее влиятельные советологи-русологи от З.Бжезиньского до К.Райс, нельзя не учитывать роль США как экономического лидера региональной организации «Нафта», товарооборот членов которой с Россией достигает 7,9 млрд. долл. Для России «Нафта» имеет особое значение не столько как регион атлантического сотрудничества, сколько как один из субрегионов АТР, ориентированный на совместные интересы в освоении российских восточных территорий. Особенно это касается деятельности США и Канады в арктической и субарктической зонах..

Нельзя обойти молчанием и такой казус отечественной внешнеторговой статистики как российский экспорт на Виргинские острова (брит.) в Центральной Америке, где проживает около 15 тыс. жителей - в основном потомков рабов, привезенных из Африки. Они, видимо, и не подозревают, что статистика Федеральной таможенной службы РФ ежегодно списывает на островитян потребление 12-15 млн. т нефти и нефтепродуктов на сумму 2,5 - 3 млрд. долл. или 170-200 млн. долл. на каждого из них. Фактически же, конечно, острова - это лишь место регистрации в офшоре, а потребители совсем другие, о чем известно не только менеджменту олигархических структур, но и государственным органам. Но, как отмечает директор ВНИКИ А.Н.Спартак, в платежном балансе России до сих пор не расшифрованы утечки капитала по внешнеторговым каналам и они проходят по статье «чистые ошибки и пропуски». А.Н.Спартак. Россия в международном разделении труда* Выбор конкурентоспособной стратегии. М., МАКС-ПРЕСС, 2004, с. 258. Не слишком ли их много для страны, претендующей на звание цивилизованной рыночной экономики? И, естественно, мы этот казус не берем в учет, как и факт регистрации таможенной статистикой Москвы в качестве главного региона-экспортера российских нефти и газа.
В качестве одного из важнейших направлений стратегического партнерства мы рассматриваем участие России в «Большой восьмерке». Она представляет собой один из ключевых неформальных механизмов координации финансово-экономического и международно-политического курса ведущих индустриальных государств мира. Зародившись в 1975 г. как практика регулярных закрытых узких встреч западных лидеров, к настоящему времени «восьмерка» выросла в один из наиболее влиятельных международных институтов.
Роль «восьмерки» в международной системе определяется прежде всего реальным политическим, экономическим, да и военным «весом» участников клуба. В.Б.Луков. Россия в «большой восьмерке» 1992-2001 гг. Учебное пособие ДА МИД РФ,М., 2001, с.3 И дело не в том, что ведущие страны «золотого миллиарда» вынуждены были пригласить в свой состав для обсуждения мировых проблем далеко не самую богатую, но обладающую стратегическим оружием мирового значения державу, а прежде всего в тех возможностях для сотрудничества в области реализации крупномасштабных проектов на коллективной основе, которую создает это альянс.
Учитывая такие обстоятельства, полагали бы полезным в интересах и России, и мирового сообщества в целом в 2006 году, когда хозяином очередного саммита будет Россия, внести на обсуждение наши предложения об углублении долгосрочного сотрудничества в нескольких проектах, таких как космический мониторинг окружающей среды и трансконтинентальных перевозок, использование трансконтинентальных маршрутов (Севморпуть, Транссиб с его северными ответвлениями, газопроводные и водопроводные магистральные системы, автомобильная магистраль Варшава-Минск-Москва-Владивосток для контейнерных и иных перевозок). Однако эта тема заслуживает отдельной проработки и самостоятельного изложения.
3. ВАРИАНТНЫЕ СЦЕНАРИИ РАЗВИТИЯ ВНЕШНЕЙ ТОРГОВЛИ РОССИИ ДО 2025 ГОДА

Предварительные замечания. Излагаемые здесь оценки не являются классическим прогнозом в том понимании, которое содержится, например, в книге проф. Государственного университета управления В.В.Полякова «Мировой рынок: вопросы прогнозирования» В.В.Поляков. Мировой рынок: вопросы прогнозирования. М., 2003, с. 13-18.. Но в указанной работе в качестве метода анализа предусматривается разработка сценариев как стадии, предшествующей собственно прогнозным оценкам, в которых применяется более сложная техника расчетов. В федеральном законе «О государственном прогнозировании и программах социально-экономического развития Российской Федерации», принятом 20 июля 1995 г. (115-ФЗ), отмечается важность наряду с иными прогнозными исследованиями именно внешнеэкономических прогнозов, причем в нескольких вариантах с учетом вероятностного воздействия внутренних и внешних политических, экономических и других факторов.
При этом прогноз социально-экономического развития на долгосрочную перспективу, составной частью которого является внешнеэкономический блок, разрабатывается раз в пять лет на десятилетний период. Поскольку нами рассматривается гораздо более длительный период, в котором можно уловить лишь наиболее долговременные тенденции, связанные прежде всего с демографическим и инновационным факторами, но никак не с ценовым и спросовым, т.е. конъюнктурными, вероятностные оценки, вытекающие из сценариев, предшествуя в таких случаях долгосрочным прогнозам как необходимый этап, отнюдь не заменяют сами прогнозы.
Для периода до 2010 г. включительно нами использованы оценки, содержащиеся в последних монографиях ЦВЭИ РАН, изданных «Наукой» в 2003 г., где рассматриваются основные тенденции развития внешней торговли России, прежде всего на основе разбора таких документов, как подготовленные Центром стратегических исследований и рассмотренные в Правительстве РФ в 2001 году «Основные направления социально-экономического развития Российской Федерации на долгосрочную перспективу», более поздние «Сценарные условия … до 2006 г.» и некоторые другие. См., например, Актуальные проблемы внешнеэкономической стратегии России. М.,»Наука», 2003, с. 10-12, 15, 49-56.
Для периода 2011-2025 гг. мы применили собственные оценки, основанные на анализе тенденций развития науки и техники, последствий демографического спада в России (ограничение возможностей производства трудоемкой продукции и снижение внутреннего спроса на топливно-сырьевые ресурсы и товары длительного пользования). Подобного рода оценки содержатся также в монографиях Б.Н.Кузыка и Ю.В.Яковца «Россия - 2050: стратегия инновационного прорыва», ИМЭМО РАН «Мир на рубеже тысячелетий - прогноз развития мировой экономики до 2015 г.» и «Инновационная экономика», монографии ЦЭМИ РАН «Наука и высокие технологии на рубеже третьего тысячелетия», материалах Центра стратегических разработок и «Прогноза технологического развития экономики России с учетом новых мировых интеграционных процессов» Комплексной программы Президиума РАН.
Два сценария развития внешней торговли России на среднесрочную перспективу - инерционный и инновационный.
На рубеже ХХ1 в. стало очевидным, что развиваться по старому, на основе сложившейся экономической и внешнеторговой структуры , Россия больше не может. Движение в русле инерционного сценария, как подтверждает практика первых лет нового века, обрекает нашу страну на замедление экономического роста, постоянное отставание от других стран в области научно-технического прогресса и эффективности производства, а следовательно и благосостояния населения, что в дальнейшем чревато полной утратой способности страны к самостоятельному развитию.
Ситуация усугубляется возникновением дополнительных противоречий, связанных с нарастанием темпов процесса глобализации. Открывая новые возможности для приобщения к достижениям мировой науки и техники, более рационального использования производственных и финансовых ресурсов, он одновременно усиливает угрозу выталкивания отстающих стран на обочину цивилизации.
Имеются и более резкие оценки, касающиеся нашего будущего. Так директор ВНИКИ А.Н.Спартак рассматривает продолжение топливно-сырьевой специализации России в качестве подрыва устойчивого развития нации, ее жизни, фактически, за счет будущих поколений. А.Н.Спартак. Россия в международном разделении труда* Выбор конкурентоспособной стратегии. М., МАКС ПРЕСС, 2004, с. 248.
В этих условиях все острее становится проблема выбора Россией оптимальной стратегии социально-экономического развития на длительную перспективу, где роль внешнего фактора была бы определена с учетом отмеченных глобальных вызовов. Страна нуждается не только в использовании факторов динамизации роста экономики, но и в ее серьезной структурной перестройке, обеспечивающей устойчивое продвижение вперед. Неотъемлемой частью такой стратегии должна стать внешнеэкономическая стратегия, ориентирующая всех участников внешнеэкономической деятельности на последовательную реализацию на международных рынках нынешних и потенциальных конкурентных возможностей России.
Как показывает мировая практика, для будущего решающее значение приобретают не столько сами размеры экономического роста, ибо они производны от различных факторов, сколько качество и стабильность процесса динамизации экономики, зависящие от эффективности хозяйственной деятельности. А это требует решительного поворота страны к инновационной модели развития за счет интенсивного использования потенциала научно-технических знаний, полномасштабного освоения высоких технологий, что и ведет к конечному результату - глубокой перестройке структуры производства и внешнеэкономических связей.
В дальнейших рассуждениях и предложениях мы попытаемся сравнить два сценария развития - инерционный и инновационный.
На различного рода совещаниях неоднократно подчеркивалась необходимость перехода России на инновационный путь развития, стимулирования приоритетного роста лидирующих отраслей технического прогресса и осуществления на этой основе коренной модернизации отечественной экономики в целях резкого повышения производительности труда и национальной конкурентоспособности в целом.
И в Основных направлениях на долгосрочную перспективу, и в Сценарных условиях до 2006 года содержится немало общих положений, предусматривающих стимулирование структурной перестройки экономики в пользу наукоемких секторов, технологическое перевооружение промышленности, оказание приоритетной государственной поддержки объектам и сферам, способствующим инновационному технологическому прорыву, диверсификацию товарной структуры экспорта за счет увеличения поставок продукции обрабатывающих отраслей, особенно высокотехнологичной и т.д. Принят ряд среднесрочных программ по развитию информационно-коммуникационных технологий, электроники, авиакосмического комплекса и ряда других отраслей - носителей технического и социального прогресса.
Обращает на себя внимание тот факт, что в официальных стратегических проектировках до 2010 г. предусмотрен среднегодовой темп роста экспорта в 3%, что ниже темпа намечаемого увеличения ВВП (5%).
В то же время проектируется ускоренное развитие импорта - на 8,3% в среднем за год, то есть с заметным опережением роста ВВП. Пока нет достаточно конкретной структурной привязки к указанной динамике, а это весьма важно, поскольку расширение доступа иностранных товаров на российский рынок чревато подавлением возможностей развития отечественного производства в ряде обрабатывающих отраслей на начальном пути их конкурентоспособного становления. К тому же, чем шире открыт рынок страны для товарного импорта, тем слабее заинтересованность зарубежных инвесторов в продвижении производственных капиталовложений на этот рынок. В любом случае необходимы меры по изменению пропорций между закупками потребительских товаров, с одной стороны, и высокотехнологичной продукции, с другой, естественно, с учетом критериев ВТО.
Что касается возможностей, возникающих при использовании инновационного сценария, то прежде всего здесь не обойтись без основательного законодательного обустройства избранных направлений диверсификации российского экспорта и особенно импорта. Не следует забывать, что весьма эффективный «новый курс» президента США Рузвельта стал действенным именно благодаря конкретной законодательной поддержке, а не простому уважению к нему со стороны предпринимателей и профсоюзов.
Другим важным фактором является осознание наиболее зрелыми представителями предпринимательского сектора того, что традиционные отрасли производства, которыми они занимаются, не будут иметь перспектив спроса ни в стране, ни за рубежом без постоянного насыщения их инновациями. И образцом в этом деле может служить подписанное в конце 2003 г. Генеральное соглашение о сотрудничестве Российской академии наук и компании «Норильский никель» о совместных работах в области водородной энергетики. Г.А.Месяц, М.Д.Прохоров. Водородная энергетика и топливные элементы. «Вестник Российской академии наук», 2004, т.74, №7, с.579-597.
Особенностью многих соображений отечественных авторов, в целом весьма содержательных, относительно инновационного фактора в экспортном потенциале России, по нашему мнению, является то, что чаще всего инновационный или инновационированный товар (услуга) пока рассматриваются самостоятельно и изолированно от всего массива экспортных потоков. См., например, Наука и высокие технологии на рубеже третьего тысячелетия. М., «Наука», 2001. Но Россия - не Финляндия, бедная сырьевыми ресурсами и поэтому выискивающая дополнительные экспортные ниши, например, в сфере телекоммуникаций, вне связи со своим народнохозяйственным комплексом, но с учетом спроса на международных рынках. Для такой страны как наша, представляется, что сначала надо пройти стадию самонасыщения результатами научно-технического прогресса, а затем уже экспортировать их в составе традиционных экспортных товаров, а не только как самостоятельные результаты. Думается, что в стратегической перспективе ситуация будет развиваться именно в таком направлении, прежде всего не столько под воздействием не известно кем определяемой и на кого влияющей так называемой «государственной промышленной политики», сколько благодаря «корыстным» устремлениям российских предпринимателей, которые будут вынуждены выйти на новый виток конкуренции с зарубежными партнерами путем вложения средств в инновационную составляющую своего производства и своей продукции, будь то металлургия, добыча и переработка нефти и газа, лесная и бумажная промышленность, судостроение или энергомашиностроение.
В условиях жесткой конкуренции на международных рынках даже сохранение нынешнего уровня экспорта станет результатом значительных усилий со стороны производителей. Поэтому ожидаемое некоторыми «волшебное» резкое ускорение его динамики за счет включения инновационного фактора вряд ли возможно. Гораздо большая часть этого фактора уйдет на поддержание уже сложившихся темпов экспорта различных товаров с учетом роста требований импортеров к потребительским свойствам завозимой из России продукции, особенно в связи с присоединением к ВТО. Таким образом инновационный вектор вовсе не означает простого ускорения динамики развития факторов экономического роста и функционирования экономики путем их приращения к действующим. Зерно проблемы состоит в том, что значительная часть новых факторов уйдет на замещение ранее действовавших или на их кардинальную трансформацию, а темпы могут меняться незначительно. Возникает вопрос, в чем же тогда эффект? На наш взгляд, эффект состоит в достижении ощутимого комфорта производственной деятельности и потребления благ в рамках жизнедеятельности одного поколения. Такая формулировка, на наш взгляд, в наибольшей степени соответствует духу опубликованного в 2004 г. доклада Всемирной комиссии по социальным аспектам глобализации, вобравшего в себя итоговые оценки наиболее авторитетных экспертов, признанных ООН. Справедливая глобализация: создание возможностей для всех. Публикация Международного бюро труда, Женева, 2004.
Возможности изменения структуры отечественной внешней торговли до 2010 г. и в последующий период тесно связаны с моделью многовекторной международной специализации России, представляющей собой сочетание традиционных топливно-сырьевых товаров с инновационно-насыщенной продукцией в экспорте и потребительских товаров с инвестиционным оборудованием в импорте. Ответ на вопрос относительно прогнозируемых сдвигов в отечественной внешней торговле можно было бы дать, приняв во внимание возможные темпы прироста экспорта и импорта по семи основным товарным группам, в которые входят:
Продукция топливно-энергетического комплекса включая нефть и нефтепродукты;
Продовольствие и сельскохозяйственное сырье;
Продукция химической промышленности;
Древесина и изделия из нее;
Металлы и изделия из них;
Машиностроительная продукция;
Прочие товары (одежда, обувь, кожевенное сырье, меха, драгоценные металлы и минералы и др.)
Анализ полученных результатов в обобщённом виде приводится далее по трём блокам - возможная динамика физических объёмов, структура внешней торговли и направления диверсификации круга внешнеторговых партнёров России на перспективу до 2025 года.
Возможная динамика физических объемов экспорта. В настоящее время Россия, превратившаяся в прошлом веке из экспортера в импортера продовольствия и сельскохозяйственного сырья, начинает возрождать экспорт сельхозпродукции, в первую очередь в европейские страны. Преимущества отечественных аграрных товаров очевидны - они сравнительно дешевы и экологически чисты. Поэтому в ближайшей перспективе при некотором улучшении ситуации в агропромышленном комплексе ежегодные приросты этой группы товаров могут достичь не менее 1,1% по инновационному сценарию, против 1,0% по инерционному сценарию.
Согласно Энергетической стратегии Российской Федерации на период до 2020 года, А.А.Макаров, В.Е.Фортов. Тенденции развития мировой энергетики и энергетическая стратегия России. Вестник Российской академии наук, М.,2004, №3, с. 204. Россия намерена отреагировать на сдвиги в размещении мировых потребностей в энергоресурсах прежде всего отказом от моноевропейской ориентации своего экспорта, а также активным наращиванием импорта и транзита энергоресурсов, в первую очередь из стран Центральной Азии.
Важным компонентом экспортной политики России будет диверсификация рынков как по видам энергоресурсов, так и по регионам. После 2005 г. замедлится бурный рост доли нефти и нефтепродуктов в энергетическом экспорте страны (60% в 2002 г.) за счет повышения доли газа и увеличения экспорта угля и электроэнергии. Главным же направлением диверсификации экспорта, обеспечивающим снижение ценовых и политических рисков, станет освоение новых рынков сбыта, прежде всего в Азиатско-Тихоокеанском регионе: к 2020 г. туда прогнозируется направить 25-28% российского экспорта энергоресурсов.
Однако в первое десятилетие текущего века основным для России по-прежнему будет рынок Западной и Центральной Европы. Доминирующим энергоресурсом здесь останется нефть: ее доля в суммарном энергопотреблении сохранится на уровне 40-41% до 2010 г., после чего будет медленно снижаться. Россия, как и прежде, будет присутствовать на европейском рынке со стабильными объемами нефти, если цены на нее не упадут. Более динамичен в Европе рынок природного газа, и при стабильных или растущих мировых ценах экспорт в Европу российского газа увеличится к 2010 г. на 20-25% по сравнению с 2000 г., а затем стабилизируется вследствие взятых на себя странами ЕС обязательств по ограничению импорта из одного источника.
Оценки перспектив развития энергетики европейских стран СНГ показывают, что более половины потребности этих стран будут обеспечивать импортные энергоресурсы, в основном газ, нефть и нефтепродукты из России при возрастающей доле их поставок из Средней Азии и Казахстана. Продолжится интеграция энергетического сектора стран СНГ, в том числе и путем совместного освоения месторождений нефти и газа, сооружения совместных транзитных энергетических коммуникаций.
Россия уже обозначила рост интереса к участию на энергетических рынках АТР путем разработки проектов освоения ресурсов нефти и газа на шельфе Сахалина. Ожидается, что их реализация обеспечит добычу 20 млрд. куб. м газа и 24 млн. т нефти, которые пойдут преимущественно на экспорт. Наиболее крупными и эффективными являются проекты экспорта в Китай (а через него - в Корею) по меньшей мере, 30 млрд. куб. м природного газа по трубопроводам из Восточной Сибири, Якутии и острова Сахалин. Север и энергетическая стратегия России. В книге «Север России: актуальные проблемы развития и государственный подход в к их решению» ,М.- Сыктывкар, 2004, с.128.
Высокие приросты объемов экспорта продукции обрабатывающей промышленности (7-13% за четыре последних года прошлого века) и неполная загрузка имеющихся в ней мощностей, казалось бы позволяют рассчитывать на дальнейшее ускоренное увеличение поставок готовой продукции на внешние рынки. Однако для отраслей, выпускающих изделия первого передела и полуфабрикатов - металлов, удобрений и лесоматериалов - это маловероятно.
Рост экспорта упомянутых товаров будет затруднен по целому ряду причин. Стимулировавший вывоз за границу эффект девальвации рубля, который существенно повысил рентабельность экспорта в металлургии, химии и лесной промышленности, к настоящему времени в основном исчерпан. Высокий уровень износа основных фондов в данных секторах промышленности (более 50%) ставит под вопрос сохранение достигнутых объемов экспорта в условиях ожидаемого увеличения внутреннего потребления их продукции. Из-за ухудшения мировой конъюнктуры и ограничений со стороны отдельных стран на импорт из России российские экспортеры, в частности производители цветных и отдельных видов проката черных металлов, уже в начале нового века сталкиваются с серьезными трудностями в реализации своей продукции на внешних рынках. Поэтому в рассматриваемой перспективе можно ожидать относительно умеренных, приростов экспорта данных видов продукции по инновационному сценарию на 7% в среднем за год против 5% по инерционному сценарию.
Положение, сложившееся в машиностроении, также не дает оснований рассчитывать в ближайшие годы на ускоренное увеличение экспорта машин, оборудования и транспортных средств. Незначительные и прежде возможности российских машиностроителей производить продукцию, отвечающую требованиям мировых рынков по потребительским свойствам и качеству, за последние годы сузились в результате усилившегося отставания отечественного производства от мирового технологического уровня. Некоторые аналитики считают, что отечественные машины и оборудование гражданского назначения вообще не могут стать серьезной альтернативой вывозу сырья. Надежды на улучшение структуры экспорта они связывают исключительно с авиакосмической промышленностью, программированием, ядерной энергетикой и высокими технологиями. Однако не стоит безоговорочно сбрасывать со счетов экспортный потенциал других отраслей, в частности судостроения и электронной промышленности, а также возможности осуществления поставок за рубеж новых поколений комплектного оборудования энергетического и металлургического машиностроения.
Кроме того следует иметь в виду, что в наступившем десятилетии увеличение российского экспорта машин и оборудования будет зависеть от военно-политической ситуации в мире и спроса развивающихся стран на вооружения и военную технику, на которые приходится заметная доля отечественного машинотехнического экспорта. Не исключено, что поставки отдельных видов высокотехнологичной военной продукции будут увеличиваться. См. Б.Н.Кузык. Высокотехнологичный комплекс в экономической системе России. Научный доклад в ООН РАН, М., 2004, с. 36-39.
В целом же приросты экспорта данной группы товаров могут составить около 5% в год по инновационному сценарию против 3% по инерционному. Некоторого увеличения темпов прироста экспорта машин и оборудования можно ожидать только к концу десятилетия при условии проведения технической модернизации в отдельных отраслях машиностроения.
Динамика импорта по двум сценариям. В условиях расширения внутреннего спроса и снижения в последние годы мировых цен на товары российского импорта вполне возможен динамичный рост ввоза из-за границы продукции и производственного, и потребительского назначения.
Приросты импорта продовольствия и сельскохозяйственного сырья, в том числе текстильного, могут кратно увеличиться по сравнению с концом 90-х гг. при этом годовой прирост по обоим сценариям будет значительным, в том числе по инерционному - 20% и инновационному - 25%. Однако по мере насыщения внутреннего рынка ежегодные приросты закупок за рубежом продовольственных товаров скорее всего будут снижаться. Здесь речь идет об импорте продовольствия и сельскохозяйственного сырья, который зависит не столько от инновационного фактора, как в случае потребительских товаров длительного пользования, сколько именно от покупательной способности населения. Представляется, что упомянутый резкий скачок с последующим «успокоением» динамики будет связан именно с этим фактором (сначала удовлетворяются потребности в разнообразной и качественной еде, а потом во всем остальном). Меньшую же динамику импорта при инновационном варианте по этой товарной группе мы связываем с более быстрым ростом собственного производства на основе биотехнологий, которые уже сегодня развиваются в России опережающими темпами по сравнению с другими видами новейших технологий. Можно ожидать незначительного увеличения импорта минерально-сырьевых ресурсов. В частности, продукции топливно-энергетического комплекса по двум сценариям всего на 2 и 2,5% соответственно. В то же время, вполне вероятными представляются достаточно быстрые годовые приросты импорта готовой продукции, прежде всего товаров химической и целлюлозно-бумажной промышленности (от 3 до 8%), потребности в которых у отечественной промышленности традиционно высоки. Несколько меньшими могут оказаться темпы увеличения ввоза металлов и изделий из них (2% и 3% по двум сценариям соответственно).
Модернизация российской экономики объективно потребует расширения ввоза в страну современных машин и оборудования. При улучшении финансового состояния предприятий в текущем десятилетии, в том числе и в результате снижения налогового бремени, улучшения платежной дисциплины и действия других факторов, можно ожидать ускоренного увеличения объемов поставок из-за рубежа машин и оборудования по инновационному сценарию до 5% в год против 2 % по инерционному Было бы упрощением предполагать, что развитие внешней торговли будет происходить только по восходящей линии. Не исключено, что темпы прироста экспорта и импорта по товарным группам в отдельные годы будут колебаться, оказываясь то выше, то ниже прогнозных значений. Это представляется естественным в силу неравномерности развития отраслей экономики и изменения отраслевых предпочтений среди предпринимателей, уже сегодня осуществляющих перелив капитала в рамках крупных промышленных холдингов.
Возможная структура внешней торговли. При ожидаемых среднегодовых темпах прироста физических объемов экспорта и импорта по товарным группам структура внешней торговли к концу десятилетия претерпит некоторые изменения. В отечественном экспорте на 10% сократится удельный вес топливно-сырьевых товаров и соответственно увеличится доля готовой продукции. Вместе с тем доля в экспорте машин и оборудования останется практически на прежнем уровне. Даже при удвоении возможных среднегодовых темпов прироста поставок машиностроительной продукции (до 5% в год) ее доля вырастет примерно до 8,7%.
Структура импорта серьезных изменений не претерпит. В нем на 2% уменьшится доля машин и оборудования и примерно на столько же вырастет удельный вес химической продукции и готовых изделий.
Таким образом при всем желании роль страны в международном обмене вряд ли за десятилетие заметно изменится. Россия останется для остальных стран источником сырья и материалоемкой продукции и рынком сбыта их готовых изделий.
Некоторые особенности сценарного развития российской внешней
торговли в период 2011-2025 гг.
Если мы представим себе геоэкономическую карту мира, скажем, 2025 года, то скорее всего обнаружим, что даже расширенная ЕС займет в товарообороте России отнюдь не предполагаемые отдельными исследователями 50 и более процентов, а более умеренную долю - примерно 36% против 26% в 2002 г., что объясняется прежде всего ориентацией комплекса обрабатывающей промышленности «новых» стран-членов ЕС и их услуг в силу принадлежности ее монополиям «старой» Западной Европы именно на обслуживание этой части рынка, а также введенными ограничителями на объемы импорта из России топливно-сырьевых ресурсов (не более одной третьей общего объема импорта из одного источника). В то же время возрастет доля стран АТЭС, соответственно, с 9,5 до 35% в связи ожидаемым резким увеличением поставок энергоресурсов в Китай, Республику Корея и Японию, а также машинотехнической продукции двойного назначения в страны Юго-Восточной Азии. Одновременно предполагается увеличение доли стран СНГ, соответственно, с 17 до 24-25% за счет углубления сотрудничества России в рамках отдельных субрегиональных образований Содружества. России предстоит также поделиться с этими странами по вышеуказанным причинам сложившимися экспортными квотами топливно-сырьевых ресурсов в ЕС, хотя частично и по российским трубопроводам. Подробно о геоэкономических направлениях внешней торговли России до 2025 г. см. А.Н.Барковский, В.П.Оболенский «Внешнеэкономическая политика России в глобальном экономическом пространстве» в книге «Россия в глобализирующемся мире. Политико-экономические очерки», М.»Наука», 2004, с. 434-437.
При этом не следует сбрасывать со счетов такой фактор участия России в процессах глобальной регионализации (т.е. в формировании основных мировых центров экономической силы) как разноудаленность от них различных субъектов Федерации. Соответственно в России можно выделить достаточно конкретные зоны притяжения к тем или иным центрам .
Так по данным региональной статистики товарооборота за 2001 г. выше средней по России (18,2%) долей связей со странами СНГ обладают Приволжский (32,6%) и Южный (20,4%) федеральные округа. Близок к среднему показателю Сибирский федеральный округ (16,5%). У остальных федеральных округов значительный перевес в пользу стран дальнего зарубежья. Особенно этим характеризуются Северо-Западный (95,7%) и Дальневосточный (99,2%) федеральные округа, первый из которых явно ориентирован на Западную Европу, второй - на страны Азиатско-Тихоокеанского региона, прежде всего на Китай, Японию и оба корейских государства. Вместе с Сибирским федеральным округом, который также в значительной мере имеет восточный вектор ориентации внешней торговли они занимают в российском товарообороте с дальним зарубежьем 15% (17,2 млрд. долл.).
К основным особенностям сценария на период после 2010 г. можно отнести:
более заметный разброс показателей между инерционным и инновационным сценариями в целом;
стабилизацию соотношений между геоэкономическими направлениями внешней торговли России;
заметное возрастание роли трубопроводного транспорта в экспортных перевозках в страны ЕС и АТЭС, в импортных перевозках из стран СНГ;
существенное увеличение интермодальных перевозок по направлениям Восточная Сибирь и Якутия - Севморпуть - Северо-Восток АТР, Аляска и северо-западные провинции и территории Канады; Центральный и Северо-Западный федеральные округа России - Украина, восточная часть ЕС; север Урала - Севморпуть - север Западной Европы;
большую вероятность появления новых транспортных артерий, особенно в направлении север Сибири и Дальнего Востока - север АТЭС (железнодорожные, автомобильные, водные и трубопроводные перевозки), а также новых транспортных средств (сухогрузов и танкеров подводного плавания под арктическими льдами, дирижаблей для вывоза продукции из зоны вечной мерзлоты с сохранением экологического состояния природы) и межматериковых переходов (напр. Чукотка - Аляска, Сахалин - Хоккайдо).
Обоснование трендов по инновационному варианту на период 2011-2025 гг .по основным товарным группам таможенной статистики
(1) Продукция ТЭК. Предполагается сокращение или стабилизация экспорта угля и сырой нефти на уровне 2010 г. по тоннажу с ростом цен на15-20% на конец прогнозируемого периода; значительный рост (в2,5 раза) экспорта газа в ЕС и АТР, электроэнергии в КНР, а также импорта (транзита) газа и нефти из центральноазиатских республик СНГ. Ожидается, что в этот период товарный характер приобретет водородная энергетика и новые способы хранения водорода позволят использовать его, а также топливные элементы в качестве предмета международной торговли. Г.А.Месяц, М.Д.Прохоров. Там же.
(2) Продовольствие и сельскохозяйственное сырье. Рост экспорта зерна в ЕС и АТР, отдельных видов мясопродукции и льна в ЕС на 10-15% на конец периода; увеличение импорта плодоовощной продукции из стран СНГ на 7-10%.
(3) Продукция химической промышленности. Стабилизация экспорта по тоннажу удобрений при росте их стоимости за счет повышения доли полезного вещества на 10%; рост экспорта и импорта полупродуктов для производства полиэтилена и полипропилена (на 10%), рост экспорта и импорта композитных материалов с химическими свойствами на основе нанотехнологий по стоимости вдвое, имея в виду, что это, как правило, малотоннажная продукция.
(4) Древесина и изделия из нее. Исходим из того, что экспорт деловой необработанной древесины будет ориентирован главным образом на КНР (фактор избыточных трудовых ресурсов), в остальные страны будет осуществляться экспорт пиломатериалов по строго обозначенным заказчиком размерам, балансов, фанеры, древесных плит, бумажной продукции, что позволит при стабилизации весовых объемов увеличить в 4 раза на конец прогнозируемого периода стоимостные объемы экспорта и стабилизировать импорт в обоих вариантах.
(5) Металлы и изделия из них. Ожидается стабилизация экспорта простых видов проката черных металлов (заготовки для переката, балки и швеллеры, рельсы, трубы) и цветных металлов, увеличение экспорта и импорта композитных конструкционных материалов с заданными свойствами различного назначения по стоимости на 15%, по весу на 10%.
(6) Машиностроительная продукция. Вероятнее всего, что географические направления экспорта машин, оборудования, приборов и установок, транспортных средств станут более дифференцированными по укладам: изделия, относимые к 3-4 укладам будут более характерны для торговли со странами СНГ, что будет определяться как квалификацией эксплуатационников, так и необходимостью обновления оборудования на действующих предприятиях лишь с некоторыми усовершенствованиями. При этом основные партнеры России - Белоруссия, Украина и Казахстан. Связи со странами ЕС и АТР будут основаны на обмене машинами и оборудованием преимущественно 5-6 укладов, причем эти уклады (например, в авиа- и автомобильной промышленности, судостроении и т.п.) определяются не столько назначением машины, сколько ее насыщенностью системами управления и приборами именно этих укладов. Вероятность импорта подавляющего большинства такого оборудования из АТР даже выше, чем из ЕС. Рост экспорта можно оценивать в 2,5, импорта - в 2 раза. В то же время предполагается, что за пределами 2010 г. мы перейдем, в основном, от догоняющего развития к развитию преимущественно на собственной технико-технологической основе. Это будет означать, что закупки машин и оборудования будут постепенно во многом замещаться приобретением лицензий и ноу-хау, в т.ч. и от фактически российских венчурных фирм, находящихся за рубежом и работающих на средства международных инновационных
фондов. Мы проявляем в целом сдержанное отношение к некоторым эйфорическим оценкам возможности воздействия инновационных факторов на развитие российской внешней торговли, которые скорее базируются на пожеланиях, чем на достоверной информации о намерениях предпринимательского сектора об обновлении производства. Есть примеры несостоятельности такого рода иллюзий. Так Федеральная программа развития экспорта России, принятая Правительством в 1996 г., намечала поднять к 2005 году долю машин и оборудования в экспорте до 20-25%, а удельный вес высокотехнологичной продукции до 40% всего машинотехнического экспорта. Поэтому при оценке вариантов мы старались исходить не только из оценки потребностей, но прежде всего из возможностей российской экономики, ее предпринимательских структур. Что касается более отдаленного периода, то здесь следует принять во внимание оценки таких авторитетных ученых, как Б.Н.Кузык и Ю.В.Яковец, которые считают, что при развитии по инновационному сценарию доля пятого технологического уклада в российском промышленном производстве возрастет с 3% в 2000 г. до 30-35% в 2050 г.; доля шестого уклада, который будет осваиваться с десятых годов, достигнет к концу периода 15-18% за счет сокращения доли четвертого и третьего укладов. Это станет основой существенного повышения конкурентоспособности отечественной готовой продукции, значительного роста ее доли как в мировом экспорте, так и на внутреннем рынке, проведения активной политики импортозамещения. Кузык Б.Н., Яковец Ю.В. Россия - 2050: стратегия инновационного прорыва. М., «Экономика», 2004, с.602.
(7) Прочие товары. Предполагается значительный рост импорта товаров народного потребления в составе прочих товаров (на30-50 %), в т.ч. обуви, белья, готового платья, игрушек как из ЕС, так и АТР, и удвоение импорта бытовой техники из тех же групп стран с учетом роста покупательной способности населения РФ. Стоимость экспорта прочих изделий может заметно возрасти за счет таких товаров как бриллианты и ювелирные изделия из золота, выпуск которых налажен на предприятиях Республики Саха (Якутия) и в других регионах России.
При дальнейшей проработке региональной части прогнозного сценария внешней торговли России до 2025 г. специалистам в области транспортного проектирования важно было бы детализировать такие вопросы как развитие новых транспортных маршрутов и интермодальных перевозок, создание более безопасных и эргономичных типов транспортных средств и перевозочных емкостей для агрессивных химических продуктов и малотоннажных грузов, в т.ч. узлов и деталей сложных приборов и механизмов.
4. СТРАТЕГИЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ВНЕШНЕТОРГОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Для того, чтобы ориентироваться в обосновании подготовки тех или иных решений, связанных с регулированием внешнеэкономической деятельности как тактических мероприятий правительства, необходимо представлять всю совокупность тенденций стратегического характера, воздействующих на этот процесс в условиях длительной перспективы. Естественно, что во всех деталях предвидеть его невозможно, но представить себе основные опорные точки развития этого процесса, имея в виду преемственность и взаимосвязь его составляющих, вполне доступно. Более подробно по этому вопросу см.: А.Н.Барковский. Реформа внешней торговли в России.»Внешнеэкономический бюллетень»,2004, №7 и №8.
Вступивший в действие в 2004 г.Федеральный закон «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности», предусматривает право на ведение внешней торговли любыми российскими и иностранными лицами, как юридическими, так и физическими. Это право может быть ограничено лишь в случаях, предусмотренных международными договорами и федеральными законами Российской Федерации (ст. 10).
По данным Федеральной таможенной службы на начало 2003 г. общее число участников внешнеторговой деятельности (ВТД) составило 75 тыс. В зависимости от функционального предназначения их можно подразделить на следующие группы: Внешняя торговля России на рубеже веков, М., «Экономика», 2001 г. с.235.
1. Экспортеры-производители, в т.ч. производственные объединения и организации; консорциумы-объединения предприятий производственной и внешнеэкономической деятельности; совместные предприятия.
2. Организации-посредники, в т.ч. внешнеторговые организации; торговые дома, ассоциации внешнеторговых, производственных, транспортных, складских, научно-исследовательских, информационных, а также банковских и страховых организаций, входящих в их состав; государственные специализированные внешнеэкономические организации и фирмы, входящие в МЭРТ; трейдинговые компании; банки; международные неправительственные организации.
3. Содействующие организации, в т.ч. ассоциации внешнеэкономической деятельности; торгово-промышленные палаты; союзы производителей и экспортеров (по характеру внешнеторговых операций - это экспортеры, импортеры, специализированные посредники); таможенные брокеры; комиссионеры.
На международных рынках Россия представлена главным образом крупными компаниями базовых отраслей экономики, в капитале некоторых из них участвует государство, (Газпром, Транснефть, РАО ЕЭС и др.). На долю так называемых «крупных плательщиков» налогов и сборов, число которых составляет около 1,5 тыс. или 2% от всех участников внешней торговли, приходится 2/3 поступлений в федеральный бюджет. Критериями отнесения фирм к данной категории служат объем экспортно-импортных операций, а также сумма таможенных платежей, уплаченных в течение года.
Около 50 тыс. участников ВТД - это малые и средние предприятия (МСП) в т.ч. примерно 10 тыс. в экспорте и 40 тыс. в импорте. Определенная часть экспорта и импорта осуществляется предпринимателями без образования юридического лица (неорганизованная торговля). Удельный вес МСП в экспорте России составляет около 15%, их участие в импортных операциях существенно шире. По экспертным оценкам, ежегодный ввоз товаров народного потребления составляет около 35 млрд. долл., из них примерно 10 млрд. долл. приходится на долю так называемых «челноков».
В соответствии с вышеуказанным Законом (ст.6) в ведении государственных органов Российской Федерации в области внешнеторговой деятельности, в частности, находятся:
-формирование концепции и стратегии развития внешнеторговых связей и основных принципов торговой политики Российской Федерации;
-защита экономического суверенитета и экономических интересов Российской Федерации, экономических интересов субъектов Российской Федерации и российских лиц внешнеторговой деятельности, в том числе таможенно-тарифное и нетарифное регулирование, а также государственное регулирование деятельности в области подтверждения соответствия товаров обязательным требованиям в связи с их ввозом в Российскую Федерацию и вывозом из Российской Федерации;
-установление показателей статистической отчетности внешнеторговой деятельности, обязательных на всей территории Российской Федерации;
-заключение международных договоров Российской Федерации в области внешнеэкономических связей;
-учреждение, содержание и ликвидация торговых представительств Российской Федерации в иностранных государствах;
-участие в деятельности международных экономических организаций и реализации решений, принятых этими организациями.
Крупные российские компании, как правило, осуществляют операции на внешнем рынке не через государственные внешнеторговые организации, а в рамках своих коммерческих подразделений. Эту тенденцию можно проследить на примере ГМК «Норильский никель», крупнейшего в мире производителя и поставщика платиноидов на мировой рынок (около 55% мирового рынка палладия, 25% -никеля, 15%-платины и др.) До последнего времени экспорт его продукции осуществлялся через ВО «Алмазювелирэкспорт». Но 2 года тому назад была сформирована компания «Norimet Ltd», являющаяся стопроцентной «дочкой» «Норникеля», ставшая единственным дистрибьютором этих металлов на внешних рынках. Общеизвестна лидирующая роль на мировом рынке российских компаний нефтегазового комплекса, имеющих свою сбытовую сеть за рубежом (Юкос, Газпром, Лукойл и др.)
В докладе МЭРТ о конкурентоспособности российской экономики Ведомости, 15.04.04 отмечается, что одним из основных факторов её повышения является активизация борьбы с монополиями. Вместе с тем, следует иметь в виду, что в условиях рыночной экономики их функции и методы работы значительно модифицируются, концентрируясь не столько на решении оперативных вопросов, сколько на участии в выработке стратегической линии в отношении международных экономических организаций и наших внешнеторговых партнеров.
Примерно два десятка экспортно-импортных объединений перестали быть агентами государства и ведут частный бизнес. Эксперт, №10, 15-21 марта 2004 г. В этой связи представляется в целом оправданным взятый курс на приватизацию их из формы государственных унитарных предприятий (ГУП) в акционерные компании.
Необходимое более четкое и ясное определение места торговых представительств России за рубежом в новом механизме организации ВТД. Сеть торговых представительств Российской Федерации в иностранных государствах создавалась десятилетиями, закреплена международными договорами страны и стала неотъемлемой составной частью государственного аппарата. В условиях плановой экономики торгпредства доказали свою способность выступать как эффективный инструмент реализации внешнеторговой политики страны, обеспечения национальных хозяйственных интересов за рубежом.
После демонтажа государственной монополии внешней торговли торгпредства оказались практически лишенными властных, распорядительных функций. К томе же, в стране возникло множество регулирующих ведомств в этой области, которые зачастую либо сознательно обходят торгпредства, либо пытаются создавать за рубежом свою собственную представительскую сеть.
До 1995 г. у страны было 130 торгпредств за рубежом. В настоящее время действуют 90. МЭРТ предлагает сократить их число до 29, сохранив в основном в тех странах, где значительные объемы межгосударственной торговли. Остальные торгпредства организационно предлагается преобразовать в отделы при посольствах. Ведомости, 09.02.2004 г.
Как уже отмечалось, крупные российские компании создают за рубежом свою собственную представительскую сеть. В то же время мелкие и средние фирмы, как правило, заинтересованы в деятельности на территории иностранных партнеров российских посредников, способствующих продвижению товаров и услуг этих фирм на внешние рынки. Поэтому несомненно в обозримой перспективе роль торговых представительств как легитимного защитника национальных экономических интересов всех участников ВТД должна, видимо, сохраниться в той или иной форме.
Прогресс в динамике и структуре внешней торговли в ближайшие годы будет в значительной мере обусловлен расширением масштабов участия малого и среднего бизнеса в международном разделении труда.
Для привлечения ресурсов крупных предприятий в целях развития внешнеэкономической деятельности среднего и малого бизнеса можно было бы использовать получившую широкое распространение на Западе и дающую значительный экономический эффект систему контрактных отношений крупных и мелких фирм (франчайзинг). Ее суть состоит в том, что крупная головная фирма предоставляет малой фирме за плату исключительное право использовать свою торговую марку, при необходимости выделяет кредит на льготных условиях, оказывает различного рода консультационные услуги, сдает в аренду оборудование и т.п.
В развитых странах разработаны специальные программы поддержки организации и деятельности рискового (венчурного) предпринимательства. В его основе лежит способность предприятий аккумулировать из различных источников финансовые средства под прогрессивные научно-технические проекты. Венчурные предприятия оперативно решают вопросы разработки и доведения до стадии промышленного образца большинства нововведений, что создает благоприятные условия для экспансии на внешнем рынке. Подсчитано, что на решение этих задач малые фирмы затрачивают примерно в 4 раза меньше времени, чем крупные предприятия, поэтому правительства развитых стран выделяют на это большие субсидии.
Изменение геополитического положения России и поиски в направлении наполнения реальным содержанием ее федерального статуса обусловили повышение роли субъектов РФ в выработке и осуществлении внешнеэкономической политики, предопределили изменения в территориальной структуре внешнеэкономических связей страны. Сегодня в России определяющая роль в программировании, инициировании и финансировании региональных потоков внешнеэкономических связей принадлежит местной администрации, опирающейся на предпринимательские структуры своих регионов и контакты с зарубежными инвесторами. Показательно, что из 14 республик, областей и краев, лидирующих в стране по абсолютному и среднедушевому объему промышленного производства 12 субъектов Федерации лидируют и по объему экспорта.
Для многих российских регионов весьма важным направлением экономической и социальной деятельности является приграничное сотрудничество. На долю приграничных районов приходится 15% экспорта России. Это сотрудничество помогает решать проблемы занятости и доходов населения, наполнения товарами регионального рынка, привлечения иностранных технологий. Важную роль в приграничном сотрудничестве играют рамочные межправительственные соглашения и двусторонние договоры между администрациями приграничных районов в России и соседних стран. См. Л.Б.Вардомский. Проблемы приграничного и прибрежного сотрудничества - в книге Россия в гобализирующемся мире, М., 2004 г. стр.499.
Существенную роль в деле согласования внешнеэкономической политики регионов и федерального Центра играет Координационный совет по международным и внешнеэкономическим связям при МИД РФ, в рамках которого регулярно обсуждаются перспективы и приоритеты участия России в ВТД. С 2002 г. МИД начал открывать свои представительства в столицах федеральных округов, а также в ряде приграничных регионов для более эффективного содействия использованию их торгово-экономического потенциала на внешних рынках.
По мнению многих хозяйственников часть функций, прежде выполнявшихся министерствами и другими органами исполнительной власти должна перейти к общественным организациям. Такого рода практика накоплена в зарубежных странах с развитой рыночной экономикой. Очевидно, в РФ необходим соответствующий закон об общественных объединениях в реальном секторе экономики.
Ведущую роль в системе общественных объединений, влияющих на развитие внешнеэкономического сотрудничества с зарубежными партнерами, играет Торгово-промышленная палата РФ. ТПП действует на основе закона РФ "0 торгово-промышленных палатах в Российской Федерации", который определяет общие правовые, экономические и социальные основы создания торгово-промышленных палат в РФ, устанавливает организационно-правовые формы и направления их деятельности, а также определяет принципы их взаимоотношений с государством.
Основными целями создания Торгово-промышленной палаты было: содействие развитию экономики Российской Федерации, ее интегрирования в мировую хозяйственную систему, формированию современной финансовой и торговой инфраструктуры, созданию благоприятных условий для предпринимательской деятельности, всемерному развитию всех торгово-экономических и научно-технических связей предпринимателей РФ с партнерами зарубежных стран.
Как отмечалось в разработанной ТПП РФ Концепции по вступлению в ВТО, необходимо поднять роль палат в формировании постоянно действующих механизмов для защиты важнейших отраслей экономики, регионов, мелкого и среднего бизнеса от возрастающей импортной конкуренции, стимулировании промышленного экспорта и создания для этого необходимых финансовых условий. ТПП считает целесообразным передачу системе торгово-промышленных палат РФ функций контроля за качеством экспортной и импортной продукции, выдаче в соответствии с международной практикой сертификатов происхождения товаров. Учитывая большую значимость развития инновационных проектов, важность подключения к ним широких кругов российского предпринимательства, заслуживает внимания предложение возложить на ТПП функции по обеспечению участия российских организаций и отдельных изобретателей в международных салонах изобретений и высоких технологий.
Недавно в ТПП подготовлен и внесен в Госдуму новый вариант закона «О Торгово-промышленной палате Российской Федерации» Коммерсант, 11.05.2004 г. Проектом предусматривается участие ТПП в регулировании предпринимательской деятельности (до настоящего времени это была прерогатива государства в лице МЭРТа и Минюста). В частности, ТПП намерена осуществлять реестр саморегулирующихся организаций; выдавать международные таможенные документы для временного ввоза или вывоза товаров; осуществлять экспертную и аудиторскую деятельность; принимать участие в управлении инвестиционными, коммерческими и иными предпринимательскими рисками.
За последние годы в организации внешнеэкономической деятельности России обозначилась новая весьма важная и перспективная тенденция к объединению предприятий, выступающих на внешних рынках. Возникли и действуют союзы производителей и экспортеров лесоматериалов, рыбы, металлопродукции, минеральных удобрений, зерна, нефти и др. Заинтересованность в координации своих действий на мировом рынке реализуют также экспортеры машиностроительной продукции.
Принципиальная особенность отраслевых союзов состоит в том, что они создаются на добровольной основе различными хозяйственными субъектами, объединяют как производственные, так и внешнеторговые предприятия. По сути дела, формируется новое организационное звено, имеющее целью представительство интересов своих членов перед государственными органами и всестороннее содействие им в работе на внешних рынках.
Опыт большинства зарубежных стран свидетельствует, что отраслевые объединения производителей и экспортеров достаточно эффективно действуют в условиях рыночной экономики. Не подмена государственных структур, а разграничение полномочий - основной принцип такого взаимодействия. В контакте с государственными органами они участвуют в разработке нормативно-правовой базы, определяют основные компоненты внешнеэкономической стратегии, занимаются научными разработками, стандартизацией и статистикой. Например, Немецкий союз машиностроителей определяет высокие требования к техническому уровню продукции, производимой входящими в него предприятиями; квотирует производство; определяет объемы экспорта; ведет переговоры с правительством о льготах той или иной отрасли.
Для решения стоящих перед российской экономикой задач необходима разработка официально утверждаемой долгосрочной экономической стратегии, составной частью которой станет и внешнеэкономический комплекс. Вероятно в ней должна содержаться система отраслевых приоритетов и элементы индикативного планирования. Российские ученые предлагают разбить процесс реализации стратегии на следующие этапы. Маевский В.И. Версия макроэкономичексой стратегии развития России // Экономическая наука современной России. - №1, 2004 г. - С. 11-13.
Основываясь на этих соображениях, с нашими коррективами, мы приводим эту периодизацию:
Первый (2004-2010) - этап преодоления последствий кризиса основного и человеческого капитала, где роль государственного влияния на ВТД будет еще высока..
Второй (2011-2015) - этап завершения модернизации и принципиального обновления машиностроительного комплекса на инновационной основе, экспансия продукции российской инвестиционной сферы на мировом рынке, сокращение доли традиционных товаров в экспорте за счет инновационных продуктов. При этом роль государства сводится лишь к коррективам стратегического характера в области международных товарных и финансовых потоков.
Третий (2016-2025) - этап подлинной либерализации российской экономики и внешнеэкономических связей, где роль государства ограничивается, как и в других странах с рыночной экономикой, необходимой дипломатической и кредитной поддержкой саморегулируемых хозяйственных и научно-технических организаций. Вместе с тем на всех этапах сохраняется постоянная функция государства, связанная с наполнением доходной части бюджета отчислениями от внешнеторговой деятельности.
В то же время считаем необходимым обратить внимание на важный вывод, сделанный российским экономистом-исследователем А.Реем: по его мнению «международная конкурентная стратегия государства в силу большой протяженности временных отрезков и инерционности процессов на международном и межотраслевых уровнях на самом деле не является стратегией в привычном смысле - комплексом собранных воедино инструктивно-доктринальных принципов, принятых единоличным или коллегиальным органом и сравнительно редко изменяемых. Под международной конкурентной стратегией здесь и далее, - отмечает он, - понимаются общие черты устойчивых элементов стратегий национальных компаний на мировом рынке, образующиеся в силу сходства внешних условий и находящие свое выражение во внешнеэкономической, промышленной и научно-технической политике государства лишь постольку, поскольку эти стратегии приносят прибыль. Последнее условие позволяет связать воедино источники конечного спроса на продукцию национальных компаний (то есть модели экономического роста) и политэкономические причины объективной устойчивости международной конкурентной стратегии на протяжении нескольких поколений.» А.Рей. Конкурентные стратегии государства и фирм в экспортно ориентированном развитии. - «Вопросы экономики», 2004, №8, с. 53. Думается, что в условиях России эта оценка пока соответствует, в основном, отношениям между государством и топливно-сырьевыми компаниями. Другим отраслям по мере их трансформации из совокупности разрозненных предприятий в вертикально и горизонтально структурированные концерны еще только предстоит стать равнозначными партнерами государства. Более подробно см. А.Н. Барковский «Реформа внешней торговли России», журнал «Внешнеэкономический бюллетень» №7, №8.

5. ГЕОЭКОНОМИЧЕСКИЕ НАПРАВЛЕНИЯ
МЕЖДУНАРОДНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА РОССИИ
5.1. РОССИЯ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ
5.1.1. Россия и европейская часть постсоветского пространства

Чтобы представить себе достаточно отдаленное будущее отношений России с бывшими советскими республиками - ныне самостоятельными государствами, следует прежде всего определиться в том, какие из ныне разделяющих нас противоречий являются объективными, а следовательно неодолимыми, а какие вызваны субъективными и тактическими соображениями правящих элит и их ближайшего окружения, и могут быть с течением времени при общем стремлении преодолены.
Если говорить о странах Балтии, то ситуация после их вступления в НАТО и ЕС абсолютно ясна и отношения с ними сегодня и в перспективе - это отношения с неотъемлемой составной частью всего западноевропейского мира. При этом и в перспективе будет сохраняться достаточно высокий уровень экономического взаимодействия в области транспорта, углеводородного топлива и сырья по сложившейся за многие годы модели сотрудничества России с Финляндией. Русскоговорящая диаспора стран Балтии, составляющая заметную величину, вероятно сохранит свой удельный вес в населении этих стран и в будущем, однако для нее, особенно молодой части, поддержание знания родного языка как средства взаимного и международного общения уже не будет элементом ностальгии по «единой и неделимой России» и они, полностью вписавшись в жизнедеятельность своих государств, будут ощущать себя нормальными европейцами и строить свои, в том числе и коммерческие отношения с российскими предпринимательскими кругами, станут исходя из интересов бизнеса, а не так называемого «зова крови».
Что касается юго-западного фланга постсоветского пространства, то здесь степень неопределенности все еще высока. Республика Молдова достаточно четко ориентирована на соседнюю Румынию и это не тактика руководства, а истинные стремления большинства населения, где объединяющими факторами являются язык и историческое прошлое. Приднестровье как часть Бессарабии, входившая в межвоенный период в качестве автономии в УССР, а до этого - с ХУШ в. - в состав России, хотя территориально и меньше Молдовы, но в промышленном отношении гораздо более развито См. подробнее монографию ЦВЭИ РАН «Экономические стратегии стран СНГ и Россия», М., РУДН, 2003, с. 57-64 и поэтому, несмотря на отсутствие международно-правового статуса, претендует на равное партнерство, в т.ч. и переориентацию будущего альянса, если удастся его создать, с Румынии на Украину и Россию.
В случае длительного застоя в нормализации отношений между двумя частями послевоенной Молдавии, выход, хотя может быть и не окончательный, на наш взгляд, лежит в проведении через ОБСЕ акта о добровольном вхождении Приднепровской молдавской республики (ПМР) на правах автономии в состав Украины, где она и находилась под другим названием, но в тех же территориальных рамках в межвоенный период.
И все же главными для России с точки зрения ее стратегической международной безопасности являются ее отношения с Украиной и Белоруссией. Противоречия между политическим руководством России и Белоруссии, обострившиеся в последнее время, как бы ни выставляли наши СМИ их в виде капризов белорусского президента, связаны прежде всего с разными представлениями о путях трансформации экономических и политических систем постсоветского общества. Наш западный сосед, как известно, весьма настороженно относится к российском опыту приватизации, приведшей к появлению узкой кучки олигархов, пытающейся, в том числе и через РСПП, влиять на внутриполитические процессы в стране и ближнем зарубежье, опасается реализации такой модели в рамках союзного государства, которая бы привела к фактическому поглощению Белоруссии Россией. Наиболее яркое отражение это находит в позиции самого нынешнего белорусского президента, который в недалеком прошлом был горячим сторонником и проводником концепции экономического слияния с Россией, столкнувшись с практикой ее реализации сегодня вынужден маневрировать между пророссийскими силами и течениями национального самоопределения в своей стране.
Конечно, никакой политический лидер не вечен, но за период его правления уже воспитано новое поколение белорусского народа, основная масса которого исходит из определенной системы взглядов на белорусско-российские отношения. Эта система взглядов базируется на таких постулатах как:
- братские славянские народы не оставят друг друга в беде;
- Белоруссия является для России рубежом и гарантом безопасности на западном стыке с НАТО и ближайшей к калининградскому анклаву наиболее дружественной территорией;
- Белоруссия сохраняет свои позиции в качестве «сборочного цеха» для России и других стран СНГ, и производственно-технические и кооперационные связи на основе высоких технологий при всех различиях в моделях функционирования экономик имеют тенденции к росту;
- что касается различий в моделях функционирования экономик, то они нивелируются, как показывает всемирный опыт, через единообразие систем в рамках ТНК и к этому в конечном итоге дело и идет через такие корпорации как РАО ЕЭС, Газпром и др.;
- В то же время белорусы в своей массе не стремятся стать 90-м субъектом РФ, пусть даже с такими привилегиями как, например, у Башкирии, Татарстана или Якутии.
Поэтому нельзя исключать, что к концу первой четверти ХХ1 века в наших отношениях сложится сочетание тесного экономического союза с сохранением государственной самостоятельности Белоруссии, что немаловажно и с точки зрения внешней атрибутики (членство в ООН и СБСЕ, прямое участие в международных мероприятиях, культурное самоопределение).
Сложнее с долгосрочным прогнозированием ситуации в Украине. Что касается среднесрочных прогнозов, то имеются определенные количественные оценки на 2001-2005 гг., подготовленные под руководством Ф.Н.Клоцвога в Институте народнохозяйственного прогнозтрования РАН. - См., например, «Моделирование и прогнозирование интеграционного взаимодействия российской и украинской экономик». - «Проблемы прогнозирования», 2002, №3. Однако в этих работах на первый план выдвинуты методики расчетов, а не оценки социально-политических сдвигов. Во-первых, в столь краткий исторический период трудно ожидать значительного перелома в языково-культурной интеграции населения различных частей этой страны независимо от того, сохранится она в качестве президентской, или станет парламентской республикой, совместятся ли элементы ОРИ-ЕЭП с ОЭП ЕС, или одержит верх одна из этих концепций. Во-вторых, решение проблемы внутренней интеграции Украины скорее будет лежать в плоскости ее федерализации по опыту Германии, США и России. Тогда появилась бы возможность взаимно интегрировать крупные регионы Украины на основе разделения функций между ними и федеральным центром, решающим общенациональные задачи развития, опираясь на экономические и культурологические аспекты зон приграничного притяжения различных «земель», что соответствует концепции регионального сотрудничества, разработанной в рамках Совета Европы и признанной большинством государств, в том числе Россией и Украиной. Международно-правовые основы таких отношений закреплены, кстати, в подписанной на основе днепропетровской встречи президентов России и Украины (февраль 2001 г.) Программы межрегионального и приграничного сотрудничества на 2001-2007 гг. - Прозрачные границы. М., 2002, с. 294. Что касается участия Украины в различных еврорегионах, см. там же, с.294-296. В этом случае вполне нормально будет восприниматься тяготение южных и восточных земель Украины к региональному сотрудничеству с югом и центральным черноземьем России, Закарпатья и Буковины - со странами ЦВЕ в составе ЕС. Нельзя исключать также появления в Украине новых автономий, базирующихся исключительно на этнических особенностях, а не политических предпочтениях своего населения.
Что касается выбора дальнейшей ориентации Украины на включение в европейскую или евразийскую интеграцию, то по мнению представителя молодого поколения постсоветской экономической науки в Украине, президента Центра антикризисных исследований Ярослава Жалило эта дилемма представляется надуманной. Надуманность ее обусловлена несовместимостью этих векторов во времени: евроинтеграция - стратегическая цель отдаленной перспективы, формирование единого экономического пространства - вопрос, который следует решать сегодня. Несомненно, выбор для Украины все же существует, но он состоит отнюдь не в выборе между интеграционными альтернативами, а в поиске источников ресурсного обеспечения колоссального скачка, который необходим в экономической и социальной сферах, а также возможностей повышения конкурентоспособности национальной экономики, ее приближения к нормам «европейского общежития». Я.Жалило. Украина: евразийская интеграция или европейский выбор? - Международный журнал «Центральная Азия и Кавказ», Лулео (Швеция), 2003, №6, с.179-180.
В итоге своих размышлений украинский аналитик делает весьма взвешенный, на наш взгляд, вывод: «Впрочем, на данном этапе украинские политические круги, увы, еще не готовы к тому, чтобы активно содействовать развитию интеграционного процесса ЕЭП в наиболее выгодном для нашей республики направлении. К сожалению чрезмерная политизация вопроса о вхождении в эту организацию не предлагает альтернативы пассивному принятию выработанных вне участия Украины интеграционных моделей.
Поэтому, по всей видимости, даже в случае ратификации договора (о ЕЭП - прим. авторов), мы станем свидетелями затягивания принятых решений под маркой фразеологии евровыбора и под воздействием испытанной политики Евросоюза, направленной на поддержание равноудаленности Украины как от России, так и от Европы. Такая позиция приведет к тому, что Украина еще длительное время не сможет использовать потенциальные преимущества региональной интеграции. Но она в полной мере ощутит все «прелести» статуса «серой зоны», расположенной между двумя ключевыми геополитическими игроками, убежища опальных полукриминальных российских капиталов и поля их битвы с капиталами, вытесняемыми из новых, то есть центральноевропейских стран-членов ЕС.» Там же, с.186-187. К этой, весьма сочной оценке, трудно что-либо добавить, тем более что она исходит из авторитетных аналитических кругов самой Украины.

5.1.2. Россия и Закавказье

Интересы России в этом регионе имеют самый широкий спектр. В силу объективных исторических, географических, экономических и политических причин она остается тесно связанной с Азербайджаном, Арменией и Грузией. Имеются и весомые военно-стратегические мотивы сохранения тесных отношений с государствами Закавказья. Нестабильность в этом потенциально конфликтном регионе оказывает сильное влияние на положение в Северном Кавказе и в целом на безопасности России. Закавказский вектор является самым "горячим" направлением российской внешней политики, которое особо выделяется динамизмом, сложностью и остротой решаемых проблем, имеющих геостратегическое измерение.
Большое геоэкономическое значение зоны Закавказья для России определяется многими факторами. В регионе находятся перспективные крупные залежи углеводородного сырья в прилегающей зоне Каспия, а также имеются запасы ряда полиметаллических руд. В ближайшей перспективе возрастает стратегическое значение закавказских стран как транзитного региона, через территории которых начинают прокладывать транспортные маршруты, газопроводы и нефтепроводы, связывающие Европу и Азию.
В регионе расположены ряд крупных промышленных предприятий и энергетических объектов, которые нуждаются в инвестициях и налаживании взаимовыгодных кооперационных связей. Наконец, важной предпосылкой развития сотрудничества является защита прав соотечественников, проживающих в государствах Закавказья, регулирование вопросов трудовой миграции.
Несмотря на наличие благоприятных предпосылок, отношения России с закавказскими государствами складываются сложно и противоречиво. Реализация российских интересов осуществляется в условиях острых этнополитических конфликтов, осложняющих становление новых независимых государств.
Это обусловлено: противоречивой и непоследовательной политикой лидеров новых независимых государств Закавказья, сложной и острой социально-экономической обстановкой в регионе, нерешенными территориальными конфликтами, противодействием отдельных западных государств сближению бывших советских республик.
Тяжелое экономическое положение последних вынуждает их искать пути выхода из экономического кризиса за пределами постсоветского пространства. Ситуация усугубляется экономической слабостью России, которая не может оказывать необходимую экономическую помощь закавказским партнерам, стать для них надежной опорой, способствующей выходу из глубокого кризиса. Негативную роль сыграли и просчеты, допущенные в 90-е гг. российским руководством в отношениях с государствами Южного Кавказа.
Несмотря на эти сложности, Россия по-прежнему остается основным торговым партнером закавказских государств. В 2003 году товарооборот с Россией в общем объеме торговли Азербайджана составил 10,2%, а в обмене со странами СНГ - 44,9%, в Армении соответственно - 15,5% и 69,3%, в Грузии - 15,0% и 39,3%. Однако степень их взаимозависимости уже значительно меньше, чем это было в начале 1990-х годов.
Экономическая разруха после распада СССР и скромный потенциал обусловливают незначительные объемы взаимного товарооборота стран Закавказья с Россией. Их доля в общем объеме товарооборота России в 2003 году оставалась весьма скромной всего 0,5%, а в ее обмене со странами СНГ - 3,1%. Двусторонний товарообмен носит несбалансированный характер. В 2003 году положительное сальдо России в торговле с Азербайджаном составило 235,7 млн. долларов, с Арменией - 113,2 и с Грузией - 74,2. В общем объеме торговли России с закавказскими странами в 2003 году на долю Азербайджана приходилось 50,2%, Армении - 28,5% и Грузии - 21,3%.
Сокращение объемов взаимной торговли ведет к уменьшению экономического присутствия России в закавказском регионе. Практически сегодня наибольший удельный вес в экономических связях республик Закавказья с Россией составляют перечисляемые их диаспорами денежные средства. Так денежные переводы на родину азербайджанцев, находящихся на заработках в России составляют ежегодно около 5 млрд долл. - «Центральная Азия и Кавказ».Журнал Центра социально-политических исследований. Швеция, 2004, №3, с. 185. Эта тенденция для нас особенно опасна в настоящее время, когда в регионе идет интенсивный процесс формирования новых экономических структур и рынков. В результате освобождающиеся производственные и торговые ниши переходят под контроль фирм дальнего зарубежья. Поэтому сегодня России необходимо проявить большую активность в освоении закавказских рынков , ибо вскоре они станут труднодоступными.
В этом контексте важной основой экономического взаимодействия России со странами Южного Кавказа являются производственные и инвестиционные связи промышленных объединений и компаний. Однако такие связи не получили должного развития. Инвестиционная активность российского капитала в Закавказье  проявляется в меньших масштабах, чем в других странах. Основной сферой приложения российских инвестиций в Закавказье  пока является топливно-энергетический комплекс. Концерн "Лукойл" ведет разведку и освоение месторождений нефти на азербайджанском шельфе Каспия. Компания "Газпром" является основным поставщиком природного газа в закавказские страны. РАО "ЕЭС России" поставляет не только электроэнергию, но осуществляет генерацию и эксплуатацию энергосетей государств Закавказья. Развитию производственного взаимодействия мешают неурегулированность конфликтов, транспортные, торговые и правовые барьеры. К этим трудностям следует также отнести разрыв и переориентацию многих хозяйственных связей, возросшую конкуренцию со стороны западных фирм, слабые инвестиционные возможности российских компаний.
В настоящее время в Азербайджане действует около 300 компаний с участием российского капитала. Однако по объему вложенных инвестиций в азербайджанскую экономику (229 млн. долл.) к началу 2001 г. Россия занимала пятое место после США -- 1248,2 млн. долларов, Турции -- 691,6, Великобритании -- 678,8, Норвегии -- 275 М.Е.Гулиев. Экономические связи Азербайджана с Россией: проблемы, приоритеты, перспективы. СПб, 2002, с.13.
Азербайджанский лидер И. Алиев, выражая намерение обеспечить преемственность курса своего отца, выступает за сохранение и укрепление связей с Россией. Стремление Баку к модернизации своей промышленности будет означать возрастание значимости взаимодействия с Россией, причем не только в добыче и транспортировке азербайджанской нефти. Актуальными становятся кооперация в машиностроении, строительстве железнодорожного транспортного коридора "Север-Юг", расширение сельскохозяйственного экспорта в Россию. Азербайджан уже сделал шаги навстречу России в вопросе выработки нового статуса Каспийского моря, осуществлении поставок нефти по нефтепроводу "Баку-Новороссийск".
Более широкое участие российского капитала в экономике Азербайджана на основе создания финансово-промышленных групп, оказания содействия в сооружении, реконструкции, модернизации и эксплуатации азербайджанских предприятий предусмотрено при реализации Программы экономического сотрудничества Азербайджана и России до 2010 года, где также отражены меры системного характера, связанные с установлением таможенных правил и процедур, гармонизацией законодательства, созданием режима свободной торговли, расширением межрегиональных и приграничных связей. К концу текущего 10-летия поставлена задача увеличить взаимный товарооборот до 1 млрд. долларов в год против 513,9 млн. долларов в 2003 году Зеркало (Азербайджан), 2004 г., 8 апреля.
По объемам инвестиций в экономику Армении Россия продолжает занимать одно из ведущих мест. За прошедшие 10 лет (1992-2002 гг.) они составили 217 млн. долларов, в т.ч. в 2002 г. - около 30 млн. долларов. По этому показателю Россия уступает только Греции, общий объем вложений которой составил 245,4 млн. долларов. На сегодня в Армении действует 2608 предприятий с участием иностранного капитала, из них 625 - с российскими инвестициями (около 24%) Независимая газета, 2004 г., 5 марта.. Российские инвестиции в Армению направляются преимущественно в топливно-энергетический комплекс, цветную металлургию, химическую, пищевкусовую, кондитерскую промышленности и банковский сектор.
Руководство Армении в реализации политического курса проявляет многовекторность, прагматизм и гибкость, сочетая интеграционные процессы в рамках СНГ с сотрудничеством с западными экономическими и политическими структурами. В отношениях с НАТО Армения проявляет взвешенность и стремится строить их с учетом задач военно-политического партнерства с Россией. Наиболее серьезно развивается сотрудничество в топливно-энергетическом комплексе и в военно-технической отрасли, что отвечает интересам двух стран. В счет погашения государственного долга Армения передала в собственность России пять армянских предприятий, среди которых Разданская ТЭС, имеющая 30% всех электроэнергетических мощностей. Рассматривается вопрос участия России в строительстве газопровода Иран-Армения Успешное продвижение российского капитала на рынок Армении во многом зависит от решения проблемы Нагорного Карабаха и нормализации грузино-абхазских отношений. Неурегулированность этих вопросов привела к нарушению коммуникаций и повышению зависимости от транспортного фактора во внешнеэкономических отношениях России и Армении. Трудности на пути российских товаров пока возникают также из-за недостаточной гармонизации нормативно-законодательных актов, в частности, защиты инвестиций, налогового и таможенного законодательства.
Низкий уровень инвестиционного взаимодействия России с Грузией во многом обусловлен политико-экономическим и финансовым положением последней, которая по многим показателям рассматривается предпринимателями как зона высокого риска для крупных капиталовложений. Поэтому российский капитал до последнего времени не проявлял особой активности в отношении приватизируемых в Грузии промышленных объектов, накопленные долги и состояние основных фондов многих из которых требуют значительных капитальных вложений.
Российский бизнес в целом уступает по своим масштабам инвесторам из дальнего зарубежья. Так, на долю российских инвесторов в Грузии приходится порядка 1,5-2% общего объема капиталовложений при инвестициях третьих государств на уровне почти 34 процента. В Грузии действует более 200 совместных предприятий с участием российского капитала. Большинство из них являются небольшими торговыми фирмами.
Между Россией и Грузией накопилось немало проблем. Среди них порядок и сроки вывода российских военных баз с территории Грузии, визовый режим, статус грузинских автономий. Новый грузинский президент понимает, что от Москвы во многом зависит обеспечение территориальной целостности его страны и подъем разрушенной экономики.
Российские инвесторы в последнее время получили от нового руководства Грузии твердые гарантии защиты их капиталов. В России этим гарантиям поверили особенно после того как министерство экономики республики возглавил один из крупнейших российских предпринимателей К. Бендукидзе. Премьер-министр Грузии З. Жвания предложил российской стороне пакет инвестиционных предложений общей стоимостью несколько миллиардов долларов. Основными направлениями вложений инвестиций в Грузии являются энергетика, сельское хозяйство, пищевая и перерабатывающая промышленности, туризм, развитие инфраструктуры дорог Свободная Грузия, 2004 г., 29 мая.. Предлагается создать совместное российско-грузинское предприятие по экспорту газа в Турцию. Российские бизнесмены оценивают грузинские предложения как перспективные.
Грузинское руководство решило больше не мешать России вступать в ВТО, подписав 28 мая 2004 года с российской стороной протокол о завершении переговоров об условиях вступления России в ВТО. Правительство Грузии надеется, что в ответ российское правительство пойдет на реструктуризацию грузинского долга, достигшего 320 млн. долларов. Дальнейшее развитие российско-грузинского экономического сотрудничества в значительной мере зависит от урегулирования абхазского и южноосетинского конфликтов, создания климата доверия и добрососедства. Видимо начало в деле создания такого климата лежит в восстановлении принципа национальной автономии для народов Абхазии и Южной Осетии.
Рассматривая долговременные перспективы взаимодействия России с Закавказьем, мы исходим из того, что на рубеже двух столетий геополитическая ситуация на постсоветском пространстве в целом и в особенности в этом регионе кардинально изменилась. Новые независимые государства Закавказья стали ареной мирового стратегического соперничества основных международных экономических центров и геополитических блоков, заинтересованных в осуществлении контроля над сырьевыми и энергетическими ресурсами, транспортными коммуникациями, ведущими из Европы в Азию.
Сегодня в борьбе за сферы влияния в Закавказье активно участвуют различные игроки, намерения которых отнюдь не совпадают с исторически сложившимися геополитическими интересами России. Так, США считают этот регион зоной своих стратегических интересов. Евросоюз заинтересован в своих аспектах влияния на Закавказье , который богат ресурсами и географически расположен на пути коммуникаций из Азии в Европу. Турция желает получить рычаги воздействия на страны Закавказья, максимально используя свое транзитное географическое положение. Иран, располагающий серьезными запасами углеводородов на Каспии, стремится через Закавказье  выйти на европейский рынок энергетических ресурсов.
Политика западных государств в Закавказье  направлена на вытеснение России из этого важного региона. Особенно наглядно это проявляется в борьбе за доступ к добыче каспийской нефти и контроле за маршрутами ее транспортировки. Положение осложняется тем, что руководители закавказских государств, хотя и в разной степени, стратегически ориентированы на США и НАТО, надеясь с помощью более богатых стран решить свои проблемы обеспечения безопасности и получения экономической помощи.
Все эти обстоятельства заметно меняют ситуацию в закавказском регионе, ведут к снижению влияния России в политической, экономической и военной сфере при одновременном усилении присутствия здесь США, стран НАТО, ЕС, Турции и Ирана. Долгосрочное воздействие этих факторов на эволюцию обстановки в странах Южного Кавказа требует от России серьезного переосмысления своей стратегии в отношении закавказского сегмента постсоветского пространства. "Уход" России из этого региона чреват для нее серьезными осложнениями в будущем.
Сегодня в контексте процессов глобализации необходимо проанализировать ее различные аспекты, чтобы лучше понять имеющиеся возможности и вызовы для России. Речь идет о выработке новой стратегии, в основу которой следует положить принцип рассмотрения Закавказья как единой с Северным Кавказом России геоэкономической зоны. Такой подход, с одной стороны, позволит сконцентрировать усилия на решении крупных трансграничных проектов, имеющих общий характер и ключевое значение для закавказских стран и все более возрастающее -- для России. К ним, например, относятся международные проекты добычи и транспортировки энергоресурсов шельфа Каспия, строительства евроазиатских транспортных коридоров "Север-Юг" и TRACECA. Их реализация способна существенно изменить геополитическую ситуацию в регионе, превратив его в коммуникационный узел глобального значения.
С другой стороны, это будет способствовать повышению эффективности двустороннего взаимодействия России с каждой страной Закавказья, применению, в опоре на других членов региона, к решению отдельных проблем дифференцированного подхода, отражающего специфику политических и экономических взаимоотношений. Благодаря координации разрозненных усилий российских компаний и банков в рамках двусторонних связей, представляется возможность выйти на эффективное решение общих проблем развития экономики Кавказа, в реализации которых заинтересована российская сторона.
В целях укрепления экономических позиций России в Закавказье  необходимо полнее использовать потенциал Торгово-промышленной палаты, союзов и объединений промышленников и предпринимателей. В интересах координации усилий российских союзов и объединений предпринимателей целесообразно создать своего рода Деловой совет по Кавказу. В его рамках можно было бы вырабатывать варианты объединения усилий и ресурсов для участия на рынке Закавказья в проектах кооперации по развитию сырьевой базы и производственных мощностей, приватизации промышленных объектов. Для поддержки наиболее значимых проектов развития сотрудничества и кооперации в производстве конкурентоспособной продукции, строительстве энергетических и промышленных объектов, трансграничных транспортных коммуникаций целесообразно было бы сформировать из государственных и частных финансовых средств, прежде всего Южного федерального округа РФ, стран Закавказья и сопредельных государств, специальный инвестиционный фонд. В интересах активизации контактов с закавказскими партнерами целесообразно инициировать создание ассоциаций делового сотрудничества, регулярное проведение региональных экономических форумов и конференций в рамках всего кавказского региона.
Таким образом, долгосрочная стратегия России в отношениях с закавказскими государствами должна исходить из рассмотрения их как целостного региона, связанного тесным сотрудничеством с российским Северным Кавказом. В перспективе это облегчит выход на устойчивое стратегическое партнерство в формировании единого экономического и, особенно, оборонного пространства, что немаловажно для южных границ СНГ.
Только в этом случае, по мнению авторов доклада, геополитическая и геоэкономическая ситуация на Кавказе в XXI столетии станет более предсказуемой и совместно регулируемой как в отношениях между ними и между каждым из этих государств с Россией, так и во взаимодействии с США, НАТО, Евросоюзом, Турцией, Ираном и другими странами мира. Наша задача - найти общее понимание в этом вопросе прежде всего с руководством закавказских государств.

5.1.3. Россия и Центральная Азия

Закрепление России на рынках Центральной Азии становится частью стратегической задачи организации постсоветского экономического пространства. Если попытки структурировать слабо организованное экономическое пространство СНГ в том или ином формате закончатся неудачей, оно окажется периферией таких центров экономической мощи как ЕС и Атлантическим регионом в целом на Западе, АТР- на востоке, Китаем - на юге. В одиночку Россия, не говоря уже о странах Центральной Азии, не сможет успешно противостоять центробежным воздействиям экономически организованных соседей.

Расширение емкости российского рынка за счет поддержания активных торгово-экономических связей со странами региона с их более чем 56-миллионным населением - важный фактор повышения конкурентоспособности России в глобальной экономике, где успешно функционировать способны структуры с емкостью рынка порядка 300 млн. потребителей. Такие рынки в состоянии не только успешно развиваться, но и в высокой степени устойчивы по отношению к внешним шокам и вызовам глобализации. Центральноазиатские государства предъявляют и, очевидно, будут предъявлять в ближайшие 10-15 лет спрос на продукцию российского машиностроения, химической промышленности, минеральное сырье, что, помимо расширения рынка, стимулирует работу российских предприятий по повышению конкурентоспособности выпускаемой ими продукции.

Сотрудничество с государствами региона, учитывая их богатейшие сырьевые ресурсы, либо отсутствующие в России, либо имеющиеся в недостаточном количестве (меднопорфировые, колчеданные руды, хлопок и особенно нефть и газ) сохраняют важное значение для обеспечения воспроизводственных процессов в российской экономике. Особая ставка делается на ресурсы Каспия. Конструктивные связи с государствами региона играет все более важную роль в обеспечении национальной безопасности России, испытывающей в Центральной Азии такие угрозы, как территориальные претензии, чреватые перерастанием в конфликты и войны; национализм и религиозный фундаментализм; техногенные и экологические катастрофы; стихийные миграционные процессы; наркобизнес; усиление международного терроризма и т.д.

Центральноазиатский регион - важный коммуникационный центр на стыке Европы и Азии. Участие России в развитии транспортных маршрутов Восток-Запад и Север-Юг будет способствовать росту торговых потоков, привлечению иностранных инвестиций, увеличению доходов от предоставления транспортных услуг.

Вместе с тем отсутствие у России четкой и адекватной современным реалиям экономической политики по отношению к центральноазиатским государствам СНГ до настоящего времени не позволяет в полной мере использовать имеющийся потенциал сотрудничества с этими странами для решения как долгосрочных, так и текущих экономических проблем.

Лишь появление в Центральной Азии американских военных баз после 11.09.2001 г. заставило Россию вновь повернуться лицом к региону. Сегодня позиции США обозначены еще более четко. В одной из своих статей последнего времени З.Бжезиньский прямо говорит: «Поскольку надежный доступ к энергоресурсам по разумным ценам жизненно важен для трех наиболее динамично развивающихся регионов - Северной Америки, Европы и Восточной Азии, - стратегическое доминирование в этих странах (от Казахстана и Азербайджана до Саудовской Аравии- прим. автора), даже в форме соглашений о сотрудничестве, было бы решающим вкладом в дело укрепления гегемонистских позиций США в мире» Время новостей, 13,04,2004г.. В июне 2004 г. между правительствами США и пяти центральноазиатских республик подписано рамочное соглашение о развитии отношений в области торговли и инвестиций, предусматривающее меры по расширению международной торговли и привлечению иностранных инвестиций, а также по налаживанию торговых отношений между центральноазиатскими республиками СНГ и Афганистаном в целях укрепления региональной стабильности и безопасности. Учрежден Совет по торговле и инвестициям, призванный проводить мониторинг торгово-инвестиционного сотрудничества, выявлять возможности его расширения, рассматривать вопросы, связанные с интеллектуальной собственностью, защитой окружающей среды, проводить консультации по экономическим вопросам и т.д.

На роль ключевого игрока в регионе выдвигается и Китай, не только демонстрирующий в последнее время растущую заинтересованность в его сырьевых ресурсах и емких рынках сбыта, но и явные претензии на политическое влияние в Центральной Азии. О серьезности намерений Китая свидетельствует масштаб намеченных финансовых вливаний в экономику стран Центральной Азии, прежде всего Узбекистана. На саммите ШОС в июне 2004г. председатель КНР Ху Цзиньтао объявил о выделении 900 млн. долл. на развитие экономических отношений в рамках ШОС. Учитывая, что Казахстан и Россия практически отказались от привлечения государственных кредитов на двусторонней основе, а возможности Киргизии и Таджикистана ограничены, можно ожидать, что большую часть этого кредита получит Узбекистан. Кроме того, Китай предложил финансовое содействие Узбекистану на общую сумму 350 млн. долл. Независимая газета 30.06.2004 г.. Столь значительные кредиты на льготных условиях Китай предоставляет очень редко и лишь тем странам, которые включаются в сферу его геополитических интересов. Не исключено, что усиление позиций в Центральной Азии может быть использовано Китаем для изменения нынешней конфигурации его взаимодействия с Россией.

Избранные Россией для налаживания сотрудничества с Центральной Азией методы, на наш взгляд, вряд ли окажутся достаточно эффективными, поскольку базируются на представлениях вчерашнего дня и не учитывают новых целей и ориентиров стран региона, стремящихся выйти на траекторию устойчивого развития, обрести достойное место в современной глобальной экономике-экономике знаний и нуждающихся в сильных партнерах или союзниках, способных оказать реальную помощь в противостоянии угрозам и вызовам глобализации, избегая при этом хотя бы прямого политического нажима и требований, затрагивающих национальный суверенитет.

Внешнеэкономические стратегии цетральноазиатских государств, находящихся фактически на начальных этапах строительства индустриального общества, базируются в основном на импортозамещении в сочетании с мерами по наращиванию экспорта природно-сырьевых ресурсов. В дальнейшем предполагается переход к экспортоориентированной модели, сопровождающийся прогрессивными изменениями в структуре экспорта, значительным повышением в нем доли продукции обрабатывающих отраслей, в т.ч. высокотехнологичных, в развитии и модернизации которых основная ставка делается на иностранных инвесторов.

Россия пытается в новых условиях строить сотрудничество со странами региона, опираясь на устаревшие геополитические постулаты и иллюзорные представления о том, что «нам нельзя друг без друга», давно уже опровергнутые практикой. Не определив достаточно четко стратегических геоэкономических целей в Центральной Азии, она пытается восстановить прежнее доминирование в регионе, по сути вольно или невольно возрождая прежнюю модель взаимодействия - промышленный центр - аграрно-сырьевая периферия. Ту же модель центральноазиатским республикам предлагает и Запад, наращивающий свое присутствие в регионе, и Китай, недвусмысленно обозначивший подобную цель. Однако экономический и политический ресурс Запада, а в скором времени - Китая делает их более конкурентоспособными на этом поле по сравнению с Россией.

При несомненно положительном влиянии притока российских инвестиций на развитие ТЭК центральноазиатских республик этот процесс носит неоднозначный характер. Содействуя увеличению производственного потенциала нефтегазовой отрасли, это сотрудничество лишь в малой степени облегчает центральноазиатским государствам решение одной их важнейших внешнеэкономических задач - увеличения экспорта энергоносителей - одного из основных источников финансирования национальных программ развития. Инвестируя в ТЭК центральноазиатских стран, российские компании, вполне естественно, руководствуются прежде всего собственными интересами. В соответствии с заключенными долгосрочными соглашениями «Газпром», замыкая на себя значительную часть газового экспорта центральноазиатских республик, получает возможность закупать этот газ, используемый в основном для внутренних нужд, по выгодным для него ценам, одновременно увеличивая объемы своего экспорта на рынки вне СНГ, где цены значительно выше.

Россия пытается удержать контроль и над путями транспортировки нефти. Впрочем, контролировать транспортировку нефти России гораздо сложнее, чем газа, поскольку в этой области она сталкивается с сильнейшей конкуренцией западных нефтяных компаний, все прочнее утверждающихся на Каспии при поддержке прикаспийских государств.

Таким образом российские инвестиции в ТЭК центральноазиатских государств, сопровождающиеся нарастанием противоречий между хозяйствующими субъектами стран-партнеров, скорее усиливают центробежные тенденции в СНГ, чем способствуют консолидации экономического пространства Содружества.

Несмотря на видимую заинтересованность России в формировании транспортного коридора «Север-Юг», она значительно отстает по уровню развития своей портовой инфраструктуры от Ирана. И если российские порты окажутся не в состоянии обслуживать растущий объем перевозок из Индии, Пакистана и других азиатских стран в Европу, поток грузов может быть переориентирован на иранские порты, а оттуда в обход России пойдет по маршрутам транспортного коридора ТРАСЕКА.

Расширяя взаимодействие с центральноазиатскими странами в сфере ТЭК и в транспортной инфраструктуре, Россия активизирует пространственный ресурс сотрудничества, делая ставку на преимущества своего географического положения как евразийского государства. При этом упускается из виду, что ориентация России на Запад заставляет страны региона, по меткому замечанию З.Бжезиньского, все больше воспринимать ее как бывшую европейскую колониальную державу и все меньше- как родственное евразийское государство Збигнев Бжезинский Зыбучие пески гегемонии. Время новостей, 13.04.2004 г.. В отсутствии внятной общенациональной стратегии взаимодействия со странами Центральной Азии нескоординированные действия хозяйствующих субъектов, руководствующих прежде всего соображениями коммерческой выгоды, ведут к тому, что наиболее востребованный в постиндустриальной экономике интеллектуальный ресурс оказывается отодвинутым на задний план. Сотрудничество сконцентрировано в основном в нижних этажах экономики, высокотехнологичные и наукоемкие отрасли включены в него лишь в очень малой степени. Если намеченные вложения «Газпрома» и «Лукойла» в нефтегазовую промышленность Узбекистана оцениваются в 2,5 млрд. долл., то вложения российских компаний в обрабатывающие отрасли измеряются лишь десятками миллионов долларов. Даже в ТЭК, где сотрудничество получило значительное развитие, оно охватывает по преимуществу базовые отрасли, в очень малой степени затрагивая переработку энергоносителей, сферу научно-технического содействия и передачу технологий.

Между тем центральноазиатские страны стремятся развивать более быстрыми темпами производство не нефтегазового сырья, а продуктов его переработки. В частности, ставя стратегическую задачу- занять видное место на рынке нефтепродуктов Европы и Роcсии, они в последние годы ведут широкомасштабные работы по расширению и модернизации своих НПЗ. Повышение в результате этих работ глубины переработки с 50% до 85% - выше чем у многих российских производителей - позволяет центральноазиатским странам начать конкурировать с Россией на самых перспективных сегментах рынка нефтепродуктов - высокооктанового неэтилированного бензина, керосина, низкосернистого дизельного топлива, высококачественных масел. О серьезности намерений центральноазиатских государств занять твердые позиции на рынке нефтепродуктов свидетельствует их стремление связать рост инвестиций в проекты по добыче углеродов с увеличением производства продуктов их переработки.

Западные инвесторы поддерживают курс стран региона на диверсификацию ТЭК. Россия же, которую центральноазиатские страны опережают в выборе эффективной стратегии развития ТЭК, по-прежнему рассматривает их преимущественно как экспортеров сырья, что не способствует упрочению ее экономического присутствия в регионе.

Недостаточное внимание к сотрудничеству с центральноазиатскими странами в высокотехнологичных отраслях, недооценка их научного, технологического потенциала и объективной заинтересованности в расширении научно-технических связей, отдельные островки которых сохраняются на микроуровне в отношениях между традиционными партнерами (например, ряд российских НИИ продолжает сотрудничество в разработке новых технологий добычи золота и переработки руды с Узбекистаном), но не направляется в единое русло государственной инновационной политики и стратегии, ведут к постепенной потере Россией значительного сегмента основного рынка сбыта этой продукции, представленного государствами Содружества. Освободившуюся нишу занимают фирмы развитых стран, в конкуренции с которыми российские компании проигрывают не только по объективным причинам, но и в силу недостаточной информированности о специфике центральноазиатских рынков высокотехнологичной и научно-технической продукции. Нельзя упускать из вида и того, что, несмотря на частичное разрушение высокотехнологичных отраслей и научной инфраструк и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.