На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Миграция и демографическая безопасность

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 12.09.2012. Сдан: 2011. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание 

1. Введение

 
      Демография – это область воспроизводства и сохранения человеческих популяций, их численности и возрастной и половой структуры. Демографическая безопасность напрямую связана с тем, что происходит в этой области.
      Демографическая безопасность понимается как «защищенность  процесса жизни и непрерывного естественного возобновления поколений людей»1, а ее укрепление связывается с удлинением человеческой жизни, повышением эффективности демографического воспроизводства, расширением демографической свободы. Достижение этих целей относиться к числу главных общественных приоритетов.
      Демографическая безопасность – один из многих видов, аспектов безопасности общества. Рядом с нею стоят экономическая безопасность, военная, социальная и др. Демографическая безопасность не выше, но и не ниже любой из них. Поэтому и область демографического не может рассматриваться только как сфера подручных средств, она взаимодействует с другими областями социальной жизни, «как держава с державой».

2. Глобальные исторические  тенденции демографической   безопасности

 
      Длительная биологическая, а затем и социальная эволюция позаботилась о том, чтобы обеспечить максимально возможную безопасность демографического воспроизводства.
      Повышение защищенности, безопасности демографического воспроизводства – одна из главных линий исторического развития человечества. Мера цивилизованности обществ во многом определяется именно тем, как строятся отношения между полами, брачные и семейные отношения людей, как люди относятся к появлению новой жизни, к сохранению жизни вообще, к смерти, и как все эти отношения регулируются религиозными и культурными санкциями.
      Историческое развитие продолжает линию, заложенную в длительной биологической эволюции. Процесс размножения видов по мере продвижения по эволюционной лестнице сопровождался все меньшими потерями. Иными словами наблюдается последовательное усиление гомеостатических свойств, т.е. способности внутренней среды системы противостоять внешним возмущениям. Происходило ослабление зависимости процесса размножения популяций от контролирующих его факторов внешней среды. Рыбы производят громадное число икринок, однако вероятность того, что одна икринка превратится в рыбу и, в свою очередь, даст потомство, чрезвычайно мала. У млекопитающих же благодаря большей защищенности их потомства от воздействия случайных внешних факторов вероятность одного из немногих детенышей выжить несравненно выше.
      В процессе биологической эволюции соотношение внешних и внутренних факторов, управляющих ростом популяций, все время меняется, и к моменту появления человека роль внешних регуляторов популяционной динамики уже значительно уменьшилась, роль внутренних – увеличилась. При этом повысилась экономичность размножения вида, а значит, и его способность использовать жизненные ресурсы. Они все в меньшей степени расходовались на производство потомства, благодаря чему стало возможно усложнение организации и функционирования организмов и их сообществ.
      Появление человеческого общества знаменовало  новый этап в развитии закономерностей популяционной динамики. К биологическим механизмам, поддерживающим гомеостаз популяций, прибавились социальные. Зависимость человеческого воспроизводства от факторов природной среды значительно меньше, чем зависимость от них процесса размножения в животном мире. На протяжении всей истории человечества идет непрерывное совершенствование гомеостатических демографических механизмов. Воспроизводственный процесс, от которого зависит динамика численности и половозрастной структуры человеческих популяций, становится все более безопасным и потому более эффективным. У общества высвобождаются ресурсы сил, времени, энергии. Прежде они затрачивались на необходимое для выживания демографическое воспроизводство, теперь появляется возможность использовать их для развития и усложнения иных функций общества.

3. Демографический переход и порождаемые им проблемы

 
      Гомеостатичность (безопасность демографического воспроизводства) медленно прогрессировала на протяжении тысячелетий. Затем настал момент, когда накопленные изменения достигли критического значения, и человечество совершило прорыв, за кратчайшее по историческим меркам время, выйдя на качественно новый уровень устойчивости демографической динамики. Этот прорыв получил название «демографического перехода».
      Сделав  воспроизводство населения намного  более безопасным, демографический переход резко расширил область человеческой свободы. Он высвободил огромные силы, которые прежде приходилось расходовать на противостояние повседневным опасностям неустойчивого демографического воспроизводства, открыв перед человечеством совершенно новые, небывалые возможности. Но он породил и новые проблемы – прежде всего потому, что коренным образом изменил условия демографического равновесия.
      До  начала демографического перехода действовали  надежные социокультурные механизмы поддержания традиционного равновесия высокой смертности и высокой рождаемости. После перехода они утратили смысл, как в смертности, так и в рождаемости произошел настоящий переворот.
      Низкая  смертность открыла двери для необыкновенного расширения прокреативного выбора. Но в развивающихся странах общество оказалось не готово к тому, чтобы принять его неограниченную свободу. В условиях снижающейся смертности это привело к чрезвычайно опасному ускорению роста населения, демографическому взрыву. В развитых странах переход к низкой рождаемости позволил снять проблему демографического взрыва. Но равновесие все равно оказалось под угрозой, так как новые нормы прокреативного поведения не создавали никаких ограничений для падения рождаемости, и она очень быстро стала опускаться ниже уровня простого замещения поколений.
      Некоторое время это разбалансирование рождаемости и смертности оставалось скрытым от глаз неспециалистов, так как население стран, перешедших к низкой рождаемости, обладало «резервным» потенциалом роста, обусловленным особенностями возрастной структуры. Но постепенно потенциал роста исчерпывался, рождаемость же продолжала снижаться. Естественный прирост населения начал становиться отрицательным.
      О состоянии воспроизводственного процесса демографы судят по так называемому нетто-коэффициенту воспроизводства населения. Уже в 60-е годы в Европе образовалась «демографическая воронка». Она втянула в себя группу стран, в которых нетто-коэффициент воспроизводства населения опустился ниже единицы. Тогда это были почти исключительно республики СССР или страны социалистического лагеря. В их числе была и Россия. В ней начиная с середины 60-х годов было всего два года (1986 и 1987), когда соотношение рождаемости и смертности обеспечивало слегка расширенное воспроизводство населения. Во все остальные годы воспроизводство было суженным.
      В 90-е годы в Европе не осталось ни одной страны с расширенным воспроизводством населения. В 1992 г., когда естественный прирост в России впервые стал отрицательным, она была одной из 9 европейских стран с естественной убылью населения. В 1997 г. таких стран было уже 142. Число стран с отрицательным приростом населения, несомненно, будет увеличиваться и далее.
      Отрицательный естественный прирост населения  называют депопуляцией. Депопуляция – не просто неизбежное следствие того типа демографического воспроизводства, который установился в большинстве промышленно развитых стран. Она еще и сигнал опасности, угроза демографическому благополучию. Долговременная, депопуляция ставит под вопрос «бессмертие» популяции – главную цель демографической безопасности.
      Но, нельзя не отметить, что эта угроза представляется реальной лишь тогда, когда население того или иного государства берется изолированно от населения других стран и всего мира. Если же посмотреть на проблему с точки зрения общемировой демографической ситуации, то опасность депопуляции кажется несуществующей, т.к. демографический взрыв в третьем мире создал неограниченные людские ресурсы для миграционной подпитки «северного» пояса демографической депрессии.
      Миграция  издавна служила одним из ключевых факторов поддержания или восстановления демографического равновесия. Исключительно за счет воспроизводства населения это равновесие поддерживается только в масштабах всего мира. Что же касается региональных или локальных популяций, то в их динамике всегда присутствует миграционный компонент, иногда очень значительный.
      Нарушения регионального демографического баланса  в результате слишком быстрого роста населения и возникающее вследствие этого демографическое давление не раз служили причиной крупных миграционных перемещений людей между различными регионами мира, даже разделенными очень большими расстояниями. Такие перемещения играли очень важную роль в истории мирового населения, в формировании общей картины его расселения по поверхности планеты. В качестве одного из примеров можно привести США, чье население почти целиком состоит из сравнительно недавних мигрантов и их потомков.
      При всей важности демографических процессов они не единственные, которые приходится принимать во внимание, говоря о демографической безопасности. Цели собственно демографической и других видов безопасности постоянно вступают в противоречия. Если их не замечать, само рассмотрение проблем демографической безопасности теряет всякий смысл.
      Это хорошо видно на примере России. Ее развитие в ХХ в. представляет собой яркий пример недооценки властью объективной противоречивости демографических и недемографических интересов, использования упрощенных методов снятия этого противоречия. По существу демографическими интересами просто пренебрегали.

4. Россия перед лицом  депопуляции

 
      Население Российской Федерации в настоящее  время стремительно сокращается, что представляет собой одну из наиболее серьезных угроз национальной безопасности России в XXI веке. Все большую тревогу вызывает ситуация, при которой поколение детей лишь на 60 % замещает поколение родителей, страна ежегодно теряет 700 – 800 тыс. человек. Начиная с 1992 г. смертность в России устойчиво превышает рождаемость. За 14 лет (1992 – 2005 гг.) разница между количеством родившихся и количеством умерших в России составила более 11,1 млн человек. Абсолютная убыль населения (с учетом 5,3 млн въехавших мигрантов) составила за этот период около 5,8 млн (около 400 тыс. человек в среднем за год). Данные последних лет демонстрируют нарастание масштабов убыли населения, за 2000 – 2005 гг. – около 700 тыс. человек в среднем за год3.
      На  протяжении ХХ в. сокращение численности населения России наблюдалось четыре раза, причем первые три раза оно было намного более сильным. Но в отличие от предыдущих периодов, когда убыль населения была обусловлена острейшими социальными потрясениями – Первой мировой и Гражданской войнами, голодом и репрессиями 30-х годов, Второй мировой войной, – нынешнее сокращение вызвано устойчивыми изменениями в массовом демографическом поведении населения. Именно они привели к снижению рождаемости. Поэтому сейчас преодолеть убыль населения намного труднее, чем в предыдущие три раза, когда ее главной причиной были временные катастрофические подъемы смертности. С их окончанием снова появлялся положительный естественный прирост, и прежняя численность населения восстанавливалась. Теперь же рассчитывать на ее восстановление за счет естественного прироста не приходится, так что убыль населения России может принять затяжной характер.
      По  переписи 1897 г. число жителей Российской империи, уже тогда входившей в число великих держав, составляло 129 млн человек, или 8 % мирового населения4. По сравнению с другими государствами Россия была страной с многочисленным населением. По сравнению же с собственной территорией Россия всегда оставалась малонаселенной страной, плотность ее населения была низка.
      Территория  современной России примерно на четверть меньше территории СССР или Российской империи. Плотность населения несколько повысилась, но остается низкой. На 1 января 2002 г., по итогам прошедшей переписи населения, Россия имела 143 млн. 954 тыс. человек населения. Это примерно 2,5 % мирового населения: уже не так много по сравнению с другими странами, как сто лет назад. По сравнению с результатами последней переписи, население сократилось более чем на 3 млн. человек. Однако реальная численность населения России за последние 10 лет уменьшилась почти на 10 млн. человек, несмотря на большое количество иммигрантов из республик бывшего Советского Союза5.
      Таким образом, к существовавшей всегда ограниченности населения России по сравнению с ее территорией добавилась относительная ограниченность населения на фоне растущего мирового населения. Причем обе эти ограниченности неустранимы при самых оптимистических предположениях о развитии демографической ситуации в стране.
      Реальную  демографическую ситуацию в любой  стране определяют три главные демографические процесса: смертность, рождаемость, миграция. В каждом из них отражается противоречие демографических и недемографических интересов, и от того, как оно разрешается зависит действительное демографическое развитие и его конечные результаты. Рассмотрим эти процессы сквозь призму проблемы безопасности применительно к России.

      4.1. Смертность и демографическая  безопасность России

 
      Ключевым  фактором резкого повышения демографической безопасности в процессе демографического перехода стало снижение смертности.
      У европейских обществ, а позднее и у всего мирового сообщества благодаря экономическому, социальному и технологическому прогрессу новейшего времени оказались в руках «хорошие регуляторы» демографической безопасности. Они позволили заблокировать действие многих опаснейших для здоровья и жизни человека внешних факторов и резко ограничить экзогенную смертность, которая была по преимуществу смертностью детей или людей в молодых и средних возрастах. Смерть была отодвинута к более поздним возрастам. В результате небывало выросла продолжительность человеческой жизни, что ознаменовало наступление принципиально нового этапа в истории человеческой безопасности.
      Еще в середине XIX в. даже в наиболее развитых европейских странах ожидаемая продолжительность жизни, как мужчин, так и женщин почти никогда не достигала 45 – 50 лет. К середине XX в. лучшие показатели для мужчин достигли 70 лет, для женщин – 75. К концу XX в. они перевалили соответственно за 75 и 80 лет. Иначе говоря, подавляющее большинство родившихся доживает до старости и на протяжении первых шести-семи десятков лет после рождения их жизнь надежно защищена и в высокой степени безопасна. Понятно поэтому, что именно уровни смертности и продолжительности жизни служат одним из главных критериев демографической безопасности.
      По  мере того как люди осознавали свои новые возможности в борьбе со смертью, менялось и отношение к ней. Борьба со смертью, охрана здоровья и защита жизни занимали все большее место во всей жизнедеятельности общества, входили в число его главных приоритетов, указывали на цели безопасности, с достижением которых связывалась оценка успехов или провалов на пути развития. По динамике смертности и продолжительности жизни стало возможно судить о том, насколько справляются со своими задачами государства и правительства. Но как раз по этим критериям Россия XX в. была и остается одной из самых опасных для жизни промышленно развитых стран мира.
      Итоговый  демографический баланс России XX столетия крайне противоречив. С одной стороны, была создана современная система здравоохранения. Экономический рост расширял возможности ее поддержания и совершенствования. Проводились крупномасштабные мероприятия по массовой вакцинации населения и оздоровлению городской среды, происходили общие изменения в образе жизни людей, повышался уровень их образованности и информированности. Все это не могло остаться без последствий, способствовало снижению смертности, особенно детской.
      С другой стороны, все это происходило  на протяжении первой половины столетия, т.е. именно тогда, когда Россию потрясали социальные катастрофы, действовавшие в противоположном направлении. Они периодически приводили к резким подъемам смертности и огромным демографическим потерям. Во время таких кризисов общество утрачивало контроль над многими экзогенными факторами смертности и оказывалось отброшенным назад. Демографическая безопасность вольно или невольно приносилась в жертву другим целям, считавшимся более важными.
      Кризисные подъемы смертности лишили страну значительного прироста населения, которым обычно  сопровождаются ранние этапы демографического перехода. Если бы Россия избежала этих катастроф, число ее жителей сегодня могло бы быть на 100 – 120 млн больше.
      Но, еще тревожнее то, что происходило и происходит в России во второй половине XX. «Горячие» войны сменились «холодной» войной. Но «холодной» она была только для западных стран. Россия же (в составе СССР) несла людские потери, сопоставимые с потерями в серьезной «горячей» войне. Не имея реальной экономической мощи страна могла поддерживать военно-стратегический паритет с ними и статус супердержавы, только жертвуя чем-то. И первой жертвой оказалось собственное население, его физическая безопасность. Чтобы убедиться в этом, достаточно сопоставить рост затрат на охрану здоровья в разных странах в 60 – 80-е годы: в СССР он был в 4 – 6 раз меньше, чем в США, Франции или Японии6.
      Другим  крупным источником пополнения государственного бюджета была продажа алкогольных напитков. Торговля алкоголем осуществлялась без оглядки на ущерб, наносимый его неумеренным потреблением физическому и нравственному здоровью народа и продолжительности жизни населения. То есть при формировании доходной части бюджета демографическая безопасность приносилась в жертву «государственной безопасности», статусу великой державы и т.д.
      Сразу после Второй мировой войны казалось, что эпоха потрясений осталась позади и что демографическая безопасность всех советских граждан, в том числе и россиян, станет таким же приоритетом государства, как и его собственная безопасность, на обеспечение которой было потрачено столько сил. Смертность в России некоторое время довольно быстро снижалась, а ожидаемая продолжительность жизни росла, приближаясь к уровню других крупных промышленных стран. К концу хрущевской эпохи отставание и СССР, и России по этому показателю от западных стран стало наименьшим за всю историю XX в. Однако затем благоприятная тенденция прервалась, отставание от большинства индустриально развитых стран снова стало увеличиваться. В России начался затяжной эпидемиологический кризис.
      Борьба  с вышедшими на первый план причинами смерти оказалась неэффективной, советское здравоохранение не смогло расширить контроль над теми факторами смертности, которые определяли ее уровень во второй половине ХХ столетия. В целом период с середины 60-х годов до наших дней характеризуется неблагоприятной динамикой смертности и ожидаемой продолжительности жизни в России. На протяжении всего этого времени продолжительность жизни в индустриально развитых странах росла, а отставание России от них катастрофически увеличивалось.
      Ежегодно  наша страна теряет от 500 тыс. до одного миллиона человек – т.е. не менее 0,65 % собственного населения. А в центральных областях европейской России ежегодные потери составляют до 1,0 %.
      За  одну минуту в России сегодня рождается  3 человека и умирает 4. В то же время в Китае за ту же минуту рождается 38, умирает 16, в США, соответственно, 8 и 4, в Африке 8 и 3. В Индии в минуту фиксируется 48 рождений и 17 смертей, в Пакистане – 10 и 37.
      В России воспроизводится сверхсмертность: у нас умирает 2,3 млн. человек в год, в пересчете на 100 тыс. населения – в 2 раза больше, чем в Европе и США. Продолжительность жизни мужчины в России – составляет неполные 59 лет – ниже, чем в Египте (Африка) и Боливии (Латинская Америка). В то же время в Японии – 77 лет и 4 месяца, в Швеции – 77 лет, в Великобритании – 75, во Франции – 74,5, в Германии – 74,4, в США – 748.
      Таким образом, снижение смертности надолго останется одной из  главных целей безопасности, стоящих перед Россией.

      4.2. Рождаемость и  безопасность

 
      Динамика воспроизводственного процесса зависит как от рождаемости, так и от смертности. Но в современных условиях ключевым управляющим параметром этой динамики является уровень рождаемости. Именно из-за слишком низкой рождаемости появился и сохраняется отрицательный естественный прирост населения.
      Попытки добиться устойчивого повышения рождаемости, не раз предпринимавшиеся во многих странах, оказались малоуспешными. Демографическое поведение во всех промышленных, городских обществах изменилось необратимо: рождение детей стало делом свободного выбора родителей и регулируется только господствующей системой ценностей и предпочтений. Те и другие подвержены, конечно, определенной эволюции и со временем могут измениться, но сейчас они таковы, что рассчитывать на серьезное повышение рождаемости в ближайшие десятилетия едва ли возможно.
      Безопасность жизни матери и ребенка в России оказалась намного ниже, чем на Западе. В частности, население России никогда не располагало ни достаточной информацией о способах предотвращения беременности, ни надлежащим выбором противозачаточных средств.
      В результате на протяжении всей советской истории преобладающим методом регулирования деторождения был искусственный аборт, и такое положение сохраняется до сих пор. Россия принадлежит к числу мировых рекордсменов по числу абортов: в ней производится более 200 абортов на 100 родов9. По этому показателю она опережает страны Западной Европы в 8, 10 и более раз. При этом аборт в России крайне опасен для здоровья и жизни. Смертность женщин, связанная с абортом, в России хотя и снижается, но все еще в 15 – 20 раз выше, чем в странах Европейского Союза. На ее долю приходится почти четверть всей материнской смертности. В последние годы ситуация несколько улучшилась, однако культура использования противозачаточных  средств распространяется в России крайне медленно.
      Низкая  культура контрацепции не только обрекает миллионы женщин на опасный, вредный для здоровья и негуманный аборт и повышает риск материнской смертности, но и служит одной из причин быстрого распространения среди мужчин и женщин инфекционных заболеваний, передаваемых половым путем. Возможно, именно она в сочетании с ослаблением механизмов внешнего контроля за поведением людей в 90-е годы привела к стремительному подъему болезней, передаваемых половым путем, прежде всего сифилиса. Быстро растет и заболеваемость СПИДом.
      Наряду  с неудовлетворительным состоянием репродуктивного здоровья, низким качеством медицинского сопровождения беременности и родовспоможения массовые аборты служат одной из главных причин материнской смертности. В современной России она непомерно высока для конца ХХ в. Низкая по меркам конца ХХ в. безопасность производства потомства в России – следствие все того же предпочтения иным, «более важным» аспектам безопасности.
      Остро стоит вопрос о снижении младенческой смертности, которая сейчас в России в два-четыре раза выше, чем в странах Западной Европы, США или Японии.
      С 2000 года наблюдается небольшое увеличение динамики рождаемости в стране – с 1,4 до 1,5 млн. детей в год, что обусловлено, скорее всего, вступлением в активный детородный возраст женщин, рожденных в начале–середине 1980–х годов – во время пика рождаемости на излете СССР. Однако для дальнейшего простого воспроизводства требуется дополнительно еще минимум 800 тыс. новорожденных в год. Для расширенного воспроизводства необходимо стремиться к тому, чтобы в Российской Федерации ежегодно рождалось не менее 2, 4 – 3 млн. детей10.

      4.4. Миграции в системе демографической безопасности России

 
      Распад СССР, совпавший по времени с усилением давно нараставших депопуляционных тенденций и обнаживший демографические проблемы России, заставил по-новому расставить акценты при поисках путей дальнейшего демографического развития страны, в частности, задуматься над будущей ролью миграции как компонента роста населения России.
      Вплоть  до 90-х годов определяющим фактором такого роста был естественный прирост, несмотря на его постепенное снижение. С 1955 до 1975 г. он сочетался с миграционным оттоком, но с избытком перекрывал его. С 1975 г. рост населения шел уже как за счет естественного прироста, так и за счет миграционного притока из других республик СССР. До 1990 г. доля этого притока не превышала четверти общего прироста. А затем роль миграции резко изменилась: сначала просто увеличился ее вклад в рост населения, а с 1992 г. она превратилась в единственный источник увеличения численности населения. Однако даже возросшие объемы чистой миграции не могли перекрыть довольно значительную естественную убыль населения.
      Именно положительная чистая миграция служит сейчас и может служить в будущем единственным реальным фактором, хотя бы частично противодействующим сокращению численности населения России.
      Однако  в настоящее время существуют достаточно серьезные объективные обстоятельства, не позволяющие делать ставку на масштабный миграционный приток как способ противодействия депопуляции, а стало быть, и средство повышения демографической безопасности страны.
      Обобщая, можно сказать, что нехватка населения  в развитых странах и его избыток в развивающихся взаимно дополняют друг друга. Но избыток намного превышает нехватку, и это создает очень серьезную и чреватую разного рода угрозами демографическую разбалансированность в глобальных масштабах. Параллельно демографический аспект национальной безопасности принимающих обществ вступает в противоречие с другими ее аспектами, также испытывающими возмущающее воздействие иммиграции. Поэтому он может учитываться только в связке с ними и к тому же в ограниченной мере, что предполагает постоянные поиски компромисса.
      Встав на путь приема иммигрантов, Россия неизбежно  столкнется с аналогичными проблемами. Это, правда, в меньшей степени  относится к репатриации русских или обрусевших из бывших республик СССР. Сейчас она находится на первом плане, и ее потоки будут преобладать еще какое-то время. Но России не удастся избежать более масштабных миграций титульного населения из перенаселенных стран, и в этом смысле ее положение даже более опасно, чем, скажем, у стран Западной Европы. Принимающие иммигрантов страны Западной Европы не граничат со странами выхода, тогда как Россия имеет общую границу с государствами Центральной Азии и особенно с перенаселенным Китаем. Иммиграция из Китая на российский Дальний Восток и в Сибирь уже порождает серьезную обеспокоенность. С разрастанием ее масштабов она может стать источником международной напряженности.
      Все это указывает на необходимость  продуманной миграционной политики, не закрывающей двери для желательной по демографическим соображениям иммиграции, но и не открывающей их слишком широко и бесконтрольно.

5. Заключение

 
      Таким образом, отмеченное в России в начале ХХ в. снижение смертности позволяло ожидать одновременного и быстрого повышения защищенности жизни каждого гражданина и связанного с этим ускорения естественного прироста населения страны. Перспективы повышения демографической безопасности России выглядели тогда очень обнадеживающими.
      Однако  на деле если эти ожидания и были оправданными, сбылись они далеко не полностью. Должного уровня демографической безопасности страны достигнуть так и не удалось.
      Страна вступает в третье тысячелетие в условиях, когда естественный прирост населения – главный источник демографического роста, еще в начале ХХ в. казавшийся почти безграничным, полностью иссяк. Население же России как было, так и остается небольшим для страны, имеющей самую большую в мире территорию.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.