На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Историковедческая база исследования современных международных отношений. Канонические парадигмы теории МО. Традиция критики в истории социально-политической мысли, ее новый парадигмальный статус. Постоянная эволюция парадигм международных отношений.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Междун. отношения. Добавлен: 10.05.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Содержание
Введение
Глава I. Историковедческая база исследования современных международных отношений
1.1 Канонические парадигмы теории международных отношений
2.1 Традиция критики в истории социально-политической мысли и в изучении международных отношений
Глава II. Современные теории МО
2.1 Новый парадигмальный статус социально-политической мысли
2.2 Отечественные исследования международных отношений
Заключение
Список используемой литературы
Введение
Данная работа является комплексным исследованием историковедческой базы международных отношений в социально-политической мысли. К числу исторически сложившихся форм знания о социально-политической реальности относятся учения, представляющие собой многообразие различных форм теоретико-методологического выражения.
Актуальность выбранной темы заключается в необходимости выявления исторических аспектов политической мысли, дающего возможность исследовать современные международные отношения, и прогнозировать динамику их развития на основе ретроспективного анализа социально-политической мысли.
Социально-политические исследования нуждаются в интеграции разнопредметных теорий, которые обусловлены многообразием ситуативно значимых эмпирических связей изучаемого предмета. В то же время исследования такого рода реализуются не только наукой, но и постпозитивизмом, теософией, представителями религиозной и художественной мысли.
На наш взгляд, интеграция столь разных миросозерцаний в социополитических исследованиях происходит на основе универсалий философии, которая изначально принимает «мирность мира» и допускает примирение миросозерцаний. В этом отношении социально-политический подход оказывается более сложным и конкретным, нежели философско-социологический подход. Социальная политическая мысль при формировании вторичной эмпирии не ограничивается исключительно социологией, осваивает достижения истории, политической экономии и всего комплекса гуманитарных и не только гуманитарных наук.
Социально-политическое исследование науки удерживает эмпирическую пестроту реального бытия науки и на теоретическом уровне, описывая научную парадигму как сложный мировоззренческий комплекс, который организован вокруг научного концепта и включает в свой состав конкретный набор других мировоззренческих ориентаций.
Процесс реформирования социально-политической реальности предполагает знание основных закономерностей ее функционирования и развития, а само знание здесь выступает как мощный трансформационный фактор. В истории много примеров тому, как теоретический концепт реализовался в социально-политической практике, создавая направления политического развития: это либерализм, имеющий свои корни в политических работах Дж.Локка, и принцип разделении властей, выдвинутый Ш.Монтескье, и идея социалистической революции и диктатуры пролетариата К.Маркса - Ф.Энгельса, и идея правового государства.
Всё это и определило выбор нами заявленной темы как актуальной.
Степень научной разработанности проблемы. Общеметодологические составляющие исследования социально-политических учений получили разработку в работах: Аристотеля, Фукидида, Н. Макиавелли, Ш. Монтескье, К. Маркса - Ф. Энгельса, Дж. Локка, Т. Гоббса, Г.Гроция, И.Канта, Сюнь-цзы.
Исследуемая тема нашла свое отражение в работах: Д. Ермоленко (социокультурная методология), Г. Киссинджера, Н. Косолапова, Э. Позднякова (социально-политическая детерминация), Г. Шахназарова (историзм), Эмер дe Ваттеля (философская рефлексия на тему политики).
К числу наиболее известных исторических исследований социально-политических учений следует отнести работы Б.Н. Чичерина, П.А. Цыганкова.
Целью исследования выступает выявление традиций основ теории, задающих новый вектор развития, способных адекватно ответить на некоторые вызовы в контексте современных международных отношений.
На достижение поставленной цели исследования направлено решение следующих задач:
* задать новый теоретический дискурс в постановке, обсуждении и поиске путей решения проблем, развития социально-политической мысли;
* выявить в истории международных отношений и социально-политической мысли основные закономерности рефлексии и рассмотреть проблему политической обусловленности и динамики развития парадигм;
* провести анализ социально-политической мысли, как комплексного исследования целостного феномена;
* провести анализ отечественных исследований теории международных отношений.
Предметом настоящего исследования являются компоненты социально-политических учений, политические доктрины, а также принципы управления, регулирования и перспектив их развития.
Объектом настоящего исследования являются социально-политические учения, рассматриваемые в динамике их трансформации с древнего мира до настоящего времени. И в этом динамическом ряду находится главный объект изучения - историковедческая база традиций международных отношений.
Теоретико-методологической основой работы выступают исторический, дедуктивный и индуктивный метод исследования.
Эмпирической базой исследования послужили труды Н.А. Косолапова , П.А. Цыганкова , А.С. Ахиезера , Б.Н. Чичерина , мыслителей древнего и нового мира, а также методологические труды обобщающего характера по истории и социологии международных отношений, общетеоретические положения, разработанные: Аристотелем, Дж. Локком, Ф.М. Бурлацким, М.А. Хрусталевым, Г. Киссинджером.
Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в определении нового вектора развития социально-политической мысли, теорий и парадигм международных отношений.
Структура работы отражает логику исследования и подчинена решению его задач, включает введение, две главы, состоящие из 4 параграфов, заключение и библиографический список из 45 источников.
Глава I. Международные отношения в истории социально-политической мысли
1.1 Канонические парадигмы теории международных отношений
Одним из первых письменных источников, содержащих глубокий анализ отношений между суверенными политическими единицами, стала написанная более двух тысяч лет назад Фукидидом (471-401 до н.э.) «История Пелопонесской войны в восьми книгах». Многие положения и выводы древнегреческого историка не утратили своего значения до наших дней, подтвердив тем самым его слова о том, что составленный им труд - «не столько предмет состязания для временных слушателей, сколько достояние на веки».
Задавшись вопросом о причинах многолетней изнурительной войны между афинянами и лакедемонянами, историк обращает внимание на то, что это были наиболее могущественные и процветающие народы, каждый из которых главенствовал над своими союзниками. По словам Фукидида «...Со времени мидийских войн и до последней они не переставали то мириться, то воевать между собою, или с отпадавшими союзниками, причем совершенствовались в военном деле, изощрялись среди опасностей и становились искуснее». Поскольку оба могущественных государства превратились в своего рода империи, постольку усиление одного из них как бы обрекало их на продолжение этого пути, подталкивая к стремлению подчинить себе все свое окружение, с тем, чтобы поддержать свой престиж и влияние. В свою очередь, другая «империя», так же как и менее крупные города-государства, испытывая растущие страх и беспокойство перед таким усилением, принимают меры к укреплению своей обороны, втягиваясь тем самым в конфликтный цикл, который в конечном итоге неизбежно выливается в войну.
Вот почему Фукидид с самого начала отделяет причины Пелопонесской войны от многообразных поводов к ней: «Причина самая действительная, хотя на словах наиболее сокрытая, состоит, по моему мнению, в том, что афиняне своим усилением внушали страх лакедемонянам и тем привели их к войне».
Фукидид говорит не только о господстве силы в отношениях между суверенными политическими единицами. В его работе можно найти упоминание и об интересах государства, а также о приоритетности этих интересов над интересами отдельной личности. Тем самым он стал в известном смысле родоначальником одного из наиболее влиятельных направлений в более поздних представлениях и в современной науке о международных отношениях. В дальнейшем это направление, получившее название классического или традиционного, было представлено во взглядах Н. Макиавелли (1469-1527), Т. Гоббса (1588-1679), Э. де Ваттеля (1714-1767) и других мыслителей, приобретя наиболее законченную форму в работе немецкого генерала К. фон Клаузевица (1780-1831).
Так, Т. Гоббс исходит из того, что человек по своей природе - существо эгоистическое. В нем скрыто непреходящее желание власти. Поскольку же люда от природы не равны в своих способностях, постольку их соперничество, взаимное недоверие, стремление к обладанию материальными благами, престижем или славой ведут к постоянной «войне всех против всех и каждого против каждого», которая представляет собой естественное состояние человеческих взаимоотношении. Для того чтобы избежать взаимного истребления в этой войне, люди приходят к необходимости заключения общественного договора, результатом которого становится государство-Левиафан. Это происходит путем добровольной, передачи людьми государству своих прав и свобод в обмен на гарантии общественного порядка, мира и безопасности. Однако если отношения между отдельными людьми вводятся, таким образом, в русло, пусть искусственного и относительного, но гражданского состояния, то отношения между государствами продолжают пребывать в естественном состоянии. Будучи независимыми, государства не связаны никакими ограничениями. Каждому из них принадлежит то, что оно в состоянии захватить» и до тех пор, пока оно способно удерживать захваченное. Единственным «регулятором» межгосударственных отношений является, таким образом, сила, а сами участники этих отношений находятся в положении гладиаторов, держащих наготове оружие и настороженно сидящих за поведением друг друга.
Разновидностью этой парадигмы является и теория политического равновесия, которой придерживались, например, мыслитель Б. Спиноза (1632-1677), английский философ Д. Юм (1711-1776), а также упоминавшийся выше швейцарский юрист Э. де Ваттель.
Так, взгляд де Ваттеля на существо межгосударственных отношений не столь мрачен, как взгляд Гоббса. Мир изменился, считает он, по крайней мере «Европа представляет собой политическую систему, некоторое целое, в котором все связано с отношениями и различными интересами наций, живущих в этой части света. Она не является, как некогда была, беспорядочным нагромождением отдельных частиц, каждая из которых считала себя мало заинтересованной в судьбе других и редко заботилась о том, что не касалось ее непосредственно» .
Постоянное внимание суверенов ко всему, что происходит в Европе, постоянное пребывание посольств, постоянные переговоры способствуют формированию у независимых европейских государств наряду с национальными еще и общих интересов - интересов поддержания в ней порядка и свободы. «Именно это, подчеркивает де Ваттель, породило знаменитую идею политического равновесия, равновесия власти. Под этим понимают такой порядок вещей, при котором ни одна держава не в состоянии абсолютно преобладать над другими и устанавливать для них законы» .
В то же время Э. де Ваттель в полном соответствии с классической традицией, считал, что интересы частных лиц вторичны по сравнению с интересами нации (государства). В свою очередь, «если речь идет о спасении государства, то нельзя быть излишне предусмотрительным», когда есть основания считать, что усиление соседнего государства угрожает безопасности вашего. «Если так легко верят в угрозу опасности, то виноват в этом сосед, показывающий разные признаки своих честолюбивых намерений». Это означает, что превентивная война против опасно возвышающегося соседа законна и справедлива. В этом случае, отвечает де Ваттель, «проще, удобнее и правильнее прибегать к ...образованию коалиций, которые могли бы противостоять самому могущественному государству и препятствовать ему диктовать свою волю. Так поступают в настоящее время суверены Европы. Они присоединяются к слабейшей из двух главных держав, которые являются естественными соперницами, предназначенными сдерживать друг друга, в качестве довесков на менее нагруженную чашу весов, чтобы удержать ее в равновесии с другой чашей».
Параллельно с традиционным развивается и другое направление, возникновение которого в Европе связывают с философией стоиков, развитием христианства, взглядами испанского теолога доминиканца. Ф. Витториа (1480-1546), голландского юриста Г. Гроция (1583-1645), представителя немецкой классической философии И. Канта (1724-1804) и других мыслителей. В его основе лежит идея о моральном и политическом единстве человеческого рода, а также о неотъемлемых, естественных правах человека. В различные эпохи во взглядах разных мыслителей эта идея принимала неодинаковые формы.
Так, в трактовке Ф. Витториа приоритет в отношениях человека с государством принадлежит человеку, государство же - не более чем простая необходимость, облегчающая проблему выживания человека. С другой стороны, единство человеческого рода делает, в конечном счете, вторичным и искусственным любое разделение его на отдельные государства. Поэтому нормальным, естественным правом человека является его право на свободное передвижение. Иначе говоря, естественные права человека Ф. Витториа ставит выше прерогатив государства, предвосхищая и даже опережая современную либерально-демократическую трактовку данного вопроса.
Рассматриваемое направление всегда сопровождала убежденность в возможности достижения вечного мира между людьми либо путем правового и морального регулирования международных отношений, либо иными путями, связанными с самореализацией исторической необходимости. По Э. Канту, например, подобно тому, как основанные на противоречиях и корысти отношения между отдельными людьми в конечном счете неизбежно приведут к установлению правового общества, отношения между государствами должны завершиться в будущем состоянием вечного, гармонически регулируемого мира. Поскольку же представители этого направления апеллируют не столько к сущему, сколько к должному, и, кроме того, опираются на соответствующие философские идеи, постольку за ним закрепилось название идеалистического.
Возникновение в середине XIX века марксизма возвестило о появлении еще одной парадигмы во взглядах на международные отношения, которая не сводится ни к традиционному, ни к идеалистическому направлению.
Согласно К. Марксу всемирная история начинается с капитализмом, ибо основой капиталистического способа производства является крупная промышленность, создающая единый мировой рынок, развитие средств связи и транспорта. Буржуазия путем эксплуатации мирового рынка превращает производство и потребление всех стран в космополитическое и становится господствующим классом не только в отдельных капиталистических государствах, но и в масштабах всего мира. В свою очередь, «в той же самой степени, в какой развивается буржуазия, то есть капитал, развивается и пролетариат». Тем самым международные отношения в экономическом плане становятся отношениями эксплуатации.
В плане же политическом они являются отношениями господства и подчинения и как следствие отношениями классовой борьбы и революций. Тем самым национальный суверенитет, государственные интересы вторичны, ибо объективные законы способствуют становлению всемирного общества, в котором господствует капиталистическая экономика и движущей силой является классовая борьба и всемирно-историческая миссия пролетариата. «Национальная обособленность и противоположность народов, - писали К. Маркс и Ф. Энгельс, - все более и более исчезают уже с развитием буржуазии, со свободой торговли, всемирным рынком, с единообразием промышленного производства и соответствующих ему условий жизни».
В свою очередь, В.И. Ленин подчеркивал, что капитализм, вступив в государственно-монополистическую стадию развития, трансформировался в империализм. В работе «Империализм как высшая стадия капитализма» он пишет, что с завершением эпохи политического раздела мира между империалистическими государствами на передний план выступает проблема его экономического раздела между монополиями. Монополии сталкиваются с постоянно обостряющейся проблемой рынков и необходимостью экспорта капитала в менее развитые страны с более высокой нормой прибыли. Поскольку же они сталкиваются при этом в жестокой конкуренции друг с другом, постольку указанная необходимость становится источником мировых политических кризисов, войн и революции.
Рассмотренные основные (канонические) парадигмы в науке о международных отношениях - классическая, идеалистическая и марксистская - в целом остаются актуальными и сегодня.
Кроме того, исходя из социально-политических воззрений, сложилась критика теорий международных отношений, которая продолжила становление новых традиций и парадигм, обусловив значительное увеличение теоретических подходов и методов изучения, исследовательских школ и концептуальных направлений.
1.2 Традиция критики в истории социально-политической мысли и в изучении международных отношений
Анализ отношений авторов философских и социально-политических концепций приводит нас к выводу, что основной формой рефлексии на всем протяжении ее существования являлась критика. Реальное критическое осмысление своим необходимым моментом имеет познание сущности, а также преодоление и возникновение новой традиции изучения международных отношений.
Уже в древнекитайской философии особенность рефлексии на воззрение предшественников проявляет себя в полной мере.
У легистов мы находим критику конфуцианцев, у конфуцианцев - критику легистов. К числу первых социально- политических мыслителей, посвятивших анализу взглядов предшественников отдельный философский трактат «Против двенадцати мыслителей», относится Сюнь-цзы, объединяющий в своем учении основные положения традиционного конфуцианства с некоторыми положениями легизма. Критику Сюнь-цзы своих предшественников нельзя еще назвать философской, но сам трактат в своем роде попытка оценки и преодоления предшествующих социально-политических теорий. «Ныне в мире появились люди, которые приукрашивают коварные учения и порочные высказывания, стремятся с их помощью посеять смуту в поднебесной и хитроумными, ловкими увертками затуманить головы людей в Поднебесной, чтобы люди не знали, где правда, где ложь, где порядок, где смута… Они не понимают значения поднебесной и создание единого центра, почитают лишь заслуги, проявляют излишнее усердие в умеренности и ограничении желаний и пренебрегают различными рангами, в результате чего осуществление этих различий между правителем и подданным становится невозможным; однако взгляды имеют основания, высказывания содержат доводы, что может ввести в заблуждение и обмануть народ» .
В европейской традиции первым исследователем социально - политической мысли был Аристотель. В «Политике» он характеризует учение Платона, изложенное в диалогах «Государство» и «Законы». Задачей Аристотеля является не подробное изучение политической организации древнегреческого общества, а позитивное рассмотрение, потребовавшее привлечения идейного материала предшественников.
Если в одном тезисе выразить отношение Аристотеля к предшествующим социально-политическим учениям, то оно может быть охарактеризована как критика. Критика Платона Аристотелем в «Политике» представляет собою не столько критику каких-то конкретных положений социально-политического учения, сколько концептуальную критику его политических воззрений как философии политики и права, распространения на данную традицию общественной жизни методологических установок платоновской общефилософской системы.
Аристотель утверждал: «…следует требовать относительного, а не абсолютного единства как семьи, так и мира. Если единство зайдет слишком далеко, то и само мироустройство будет уничтожено». Аристотель видит утопичность проектов идеального мироустройства Платона как социально-политического развития его учения о трехчастности души и анамнесе: «Все рассуждения остроумны, отличаются тонкостью, новшествами, заставляют задумываться, но, пожалуй, трудно было бы признать, что все в них совершенно правильно, так едва ли возможно считаться с тем, что для указанной массы населения потребуется территория Вавилонии или какая-нибудь другая огромных размеров; только при таком условии пять тысяч ничего не делающих людей, сверх того, относящаяся к ним во много раз большая толпа женщин и прислуги могли бы получить пропитание. Конечно, можно строить предположения по своему желанию, но при этом не должно быть ничего заведомо неисполнимого» .
Благодаря Аристотелю до нас дошли основные положения теории международных отношений, которые, по-видимому, наряду с учением Платона можно считать одним из первых социально-политических учений в европейской традиции.
Что же касается Гипподама, то, предваряя рассмотрение его социально-политического учения, Аристотель пишет: «Гипподам, сын Ефрифонта, уроженец Милета… первым из занимающихся государственной деятельностью людей попробовал изложить кое-что о наилучшем государственном устройстве. Он проектировал государство с населением в десять тысяч граждан, разделенное на три части: первую образуют ремесленники, вторую - земледельцы, третью - защитники государства, владеющие оружием. Территория государства так же делится на три части: священную, общественную и частную. Священная - та, с доходов которой должен отправляться установленный религиозный культ; Общественная - та, с доходов которой должны получать средства к существованию защитники государства; третья находится в частном владении земледельцев.
По его мысли, и законы существуют только троякого вида, поскольку судебные дела возникают по поводу троякого преступлений. Все должностные лица должны быть избираемы народом, то есть теми тремя частями государства: они должны получать почести. Избранные должностные лица обязаны иметь попечения о государственных делах» .
В качестве нефилософского подхода к анализу социально-политической мысли можно выделить учение Гуго Гроция, изложенное в его трактате «О праве войны и мира. Три книги».
Эксплицируя цели и методологию международных отношений, Г. Гроций пишет: «Основные начала мироустройства…ясны и очевидны сами по себе почти так же, как и то, что мы воспринимаем нашими внешними чувствами, которые не вводят в заблуждения, если только органы чувств находятся в надлежащем порядке и все необходимые для них условия налицо» .
Новое время породило целую когорту политических мыслителей, осмысливших социально-политический процесс своей эпохи.
Так, сочинения Дж. Локка представляет собой не просто продукт рефлексии над международной сферой жизнедеятельности общества, на развитую систему политики, опирающуюся на общефилософскую методологию. Свои политические воззрения Локк излагает в процессе критики социально- политической концепции Р. Филмера, изложенной в трактате «Патриарх», вышедшем в свет в 1680г. Характеризуя сущностные взгляды Филмера, Лок пишет: «Его система заключена в краткой формуле. Она состоит из следующего:
Всякое правление есть абсолютная монархия
И строит он ее на основании следующего:
Ни один человек не рождается свободным» .
Одним из крупнейших исследователей учений XIX веке был Г. Гегель. Его рефлексия стала этапным произведением, во многом определившим развитие в традиции социально-политической проблематики. Он пишет, что « мудрость законодателей и правительств, проявившаяся в том, что они сделали и установили исходя из существующих обстоятельств и условий времени, - дело особенное, и оно должно быть оценено историей мира, и признание будет тем более глубоко, чем более оно будет поддержано с философской точки зрения» .
Критика Гегелем учения фон Галлера крайне резка: «Другой противоположностью мысли, согласно которой мир и его власть постигается познанием как для себя разумное, является мнение, принимающее черты явления - случайность нужды, потребность в защите, силу, богатство и т.д. - не за моменты исторического развития, а за субстанцию мироустройства. Ибо постигнуть мир и власть, влечет за собой мысль о всеобщем определении».
Крупнейшей фигурой традиции изучения международных отношений на наш взгляд был Б.Н. Чичерин, автор фундаментальной работы «Философии права», представитель неогегельянства в философии права. Б.Н. Чичерин - один из немногих представителей, который не только развивает традицию в социально-политических учениях, но и на основе своей философии осуществляет рефлексию по отношению к предшествующим к социально-политическим учениям. Он тяготеет к сфере международного порядка и построения философской идеи над ним: «отношения между государствами - это попытка построения теории одного предмета, различие только лишь между одной вещью, которая в ходе процесса родилась в нечто иное, и другой вещью, в которую она превратилась. И нет ничего кроме мысли, владевшей умами людей, занятых политической деятельностью - разработкой определенной политики, планированием путей ее осуществления, попытками провести ее в жизнь, преодолением враждебного отношения к ней других и т.д.».
Анализ и критика во второй половине XX века базируется на методологических позициях феноменологии, экзистенциализма,
прагматизма, логического позитивизма. Эти позиции создают плавный переход к рациональному постижению социально-политических явлений, дифференциации когда-то целостного единого восприятия мира.
Проведенный нами анализ критики в традиции изучения международных отношений приводит нас к выводу о том, что социально-политическая мысль в своем развитии переживает различные столкновения взглядов. Идеи древности образуют общий фундамент представлений, создавая новые традиции и появление новой критической оценки. Исходя из представленных традиций, мы находим общие закономерности и некие обобщенности в идеях, таким образом, критика образовывает новый парадигмальный статус социально-политической мысли и предсказывает новый путь происхождения теоретических учений.
Глава 2. Современные теории международных отношений
2.1 Новый парадигмальный статус социально политической мысли
Вышеуказанная критика и ранее возникшие парадигмы обусловили динамичное течение социально-политической мысли, создавая новые теории, выделяя англо-саксонские концепции, советское и китайское понимание международных отношений, а также подход к их изучению авторов, представляющих «третий мир».
Типология на основе степени общности рассматриваемых теорий, различает, например, глобальные экспликативные теории и частные гипотезы и методы.
В рамках подобной типологии швейцарский автор Г. Брайар относит к общим теориям политический реализм, историческую социологию и марксистско-ленинскую концепцию международных отношений, а к частным - теории международных акторов (Б. Корани); теорию взаимодействий в рамках международных систем (О.Р. Янг; С. Амин; К. Кайзер); теории стратегии, конфликтов и исследования мира (А. Бофр, Д. Сингер, И. Галтунг); теории интеграции (А. Этциони; К. Дойч); теории международной организации (Ж. Сиотис; Д. Холли) .
Некоторые исследователи считают, что главной линией водораздела является метод. Основное внимание уделяется полемике между представителями традиционного и «научного» подходов к анализу международных отношении . Выделяют центральные проблемы, характерные для той или иной теории, акцентируя магистральные и переломные линии в развитии науки . Наконец, последние опираются на комплексные критерии.
Так, канадский ученый Б. Корани выстраивает типологию теорий международных отношений на основе используемых ими методов («классические» и «модернистские») и концептуального видения мира («либерально плюралистическое» и «материалистически структуралистское»). В итоге он выделяет такие направления, как политический реализм (Г. Моргентау, Р. Арон, Х. Бул), бихевиоризм (Д. Сингер; М. Каплан), классический марксизм (К. Маркс, Ф. Энгельс, В.И .Ленин) и неомарксизм (или школа «зависимости»: И. Валлерстайн, С. Амин, А. Франк, Ф. Кардозо) .
Подобным же образом Д. Коляр останавливает внимание на классической теории «естественного состояния» и ее современном варианте (то есть политическом реализме); теории «международного сообщества» (или политическом идеализме); марксистском идеологическом течении и его многочисленных интерпретациях; доктринальном англо-саксонском течении, а также на французской школе международных отношений.
В свою очередь М. Мерль считает, что основные направления в современной науке о международных отношениях представлены традиционалистами - наследниками классической школы (Г. Моргентау, С. Хоффманн, Г. Киссинджер); англо-саксонскими социологическими концепциями бихевиоризма и функционализма (Р. Кокс, Д. Сингер, М. Каплан; Д. Истон); марксистским и неомарксистскими (П. Баран, П. Суизи, С. Амин) течениями.
Исходя из сказанного, ограничимся кратким рассмотрением таких направлений (и их разновидностей), как политический идеализм, политический реализм, модернизм, транснационализм и неомарксизм. Наследие Фукидида, Макиавелли, Гоббса, де Ваттеля и Клаузевица, с одной стороны, Витториа, Гроция, Канта с другой, нашло непосредственное отражение в научной дискуссии, которая возникла в США в период между двумя мировыми войнами, дискуссии между идеалистами и реалистами.
Идеализм в современной науке о международных отношениях имеет и более близкие идейно-теоретические истоки, в качестве которых выступают утопический социализм, либерализм и пацифизм XIX века. Его основной посыл - убежденность в необходимости и возможности покончить с мировыми войнами и вооруженными конфликтами между государствами путем правового регулирования и демократизации международных отношений, распространения на них норм нравственности и справедливости.
В политической практике идеализм нашел воплощение в разработанной после первой мировой войны американским президентом В.Вильсоном программы создания Лиги наций, Пакте Брайена-Келлога (1928 г.), предусматривающем отказ от применения силы в межгосударственных отношениях, а также в доктрине Стаймсона (1932 г.), по которой США отказываются от дипломатического признания любого изменения, если оно достигнуто при помощи силы.
В послевоенные годы идеалистическая традиция нашла определенное воплощение в деятельности таких американских политиков, как госсекретарь Дж. Ф. Даллес и госсекретарь З. Бжезинский, президенты Д. Картер (1976- 1980) и Дж. Буш (1988-1992).
В научной литературе она была представлена, в частности, книгой американских авторов Р. Кларка и Л.Б. Сона «Достижение мира через мировое право». В книге предложен проект поэтапного разоружения и создания системы коллективной безопасности для всего мира за период 1960-1980 гг. Основным инструментом преодоления войн и достижения вечного мира между народами должно стать мировое правительство, руководимое ООН и действующее на основе детально разработанной мировой конституции. Сходные идеи высказываются в ряде работ европейских авторов . Идея мирового правительства высказывалась и в папских энцикликах: Иоанна XXIII - «Pacem in terris» от 16.04.63, Павла VI - «Populorum progressio» от 26.03.67, а также Иоанна-Павла II - от 2.12.80, который и сегодня выступает за создание «политической власти, наделенной универсальной компетенцией».
Следует отметить, что идеализм в течение длительного времени считался утратившим всякое влияние и уж во всяком случае - безнадежно отставшим от требований современности. И действительно, лежащий в его основе нормативистский подход оказался глубоко подорванным вследствие нарастания напряженности в Европе 30-х годов, агрессивной политики фашизма и краха Лиги Наций, развязывания мирового конфликта 1939-1945 гг. и «холодной войны» в последующие годы. Результатом стало возрождение на американской почве европейской классической традиции с присущим ей выдвижением на передний план в анализе международных отношений таких понятий, как «сила» и «баланс сил», «национальный интерес» и «конфликт».
Одним из исходных для политического реализма является положение об анархической (греч.anarchia -- безначалие, безвластие) природе международных отношений. Именно анархичность отличает их от внутриобщественных отношений, построенных на принципах иерархии, субординации, господства и подчинения, формализованных в правовых нормах, главной из которых является монополия государства на легитимное насилие в рамках своего внутреннего суверенитета. Анархичность международных отношений проявляется в двух главных аспектах. Во-первых, это отсутствие общего правительства, единой правящей во всем мире структуры, распоряжения которой были бы обязательны для неуклонного исполнения правительствами всех государств. Во-вторых, это необходимость для каждого государства рассчитывать только на себя, на собственные возможности в отстаивании своих интересов
Политический реализм как течение в современной теории международных отношений возник на фоне кризиса межвоенного периода и, заявляя о себе как о «реализме», постулировал вовсе не некую познаваемую в принципе реальность, существующую независимо от наблюдающего ее исследователя, способного якобы сорвать с нее покровы идеологий, а первичность практики, с ее специфическими для каждой сферы человеческой деятельности реалиями, по отношению к теории. «Политическим» же такой реализм являлся потому, что концентрировался на одной конкретной сфере человеческой деятельности: политике. Однако в рамках этого направления политика оказывалась зачастую не просто одной из сфер деятельности, но той сферой, в которой, посредством «борьбы за могущество и мир», формировались этические идеалы и устанавливался единый порядок, пусть даже и поддерживаемый такими ненадежными механизмами, как баланс сил. В конце концов, европейская практика баланса сил отличалась от античной (или от баланса в торговле) тем, что желанное равновесие достигалось не как непредвиденное следствие ревностного состязания с соседями, а в результате разумной заботы о спокойствии целого.
Политический реализм не только подверг идеализм сокрушительной критике, - указав, в частности, на то обстоятельство, что идеалистические иллюзии государственных деятелей того времени в немалой степени способствовали развязыванию второй мировой войны, - но и предложил достаточно стройную теорию. Ее наиболее известные представители - Р. Нибур, Ф. Шуман, Дж. Кеннан, Дж. Шварценбергер, К. Томпсон, Г. Киссинджер, Э. Карр, А. Уолферс и др. - надолго определили пути науки о международных отношениях. Бесспорными лидерами этого направления стали Г. Моргентау и Р. Арон.
Работа Г. Моргентау «Политика среди нации. Борьба за влияние и мир», первое издание которой увидело свет в 1948 году, стала своего рода «библией» для многих поколений студентов-политологов в США, и других странах Запада.
С точки зрения Г. Моргентау, международные отношения представляют собой арену острого противоборс и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.