На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Ирвинг Гофман

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 12.09.2012. Сдан: 2012. Страниц: 16. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
      Введение.
      Американский  социолог, социолингвист и социальный психолог канадского происхождения  Ирвинг Гофман воплотил в социологической теории шекспировскую строку: ««Весь мир — театр. В нем женщины, мужчины — все актеры. У них свои есть выходы, уходы, и каждый не одну играет роль…».1 Разработанный им «драматургический» подход к межличностному общению позволяет многое понять в нашем повседневном поведении.
      Гофмановское  понимание «Я» было сформировано его драматургическим подходом. Социальное «Я» - это продукт театрализованного взаимодействия между исполнителями и публикой. Также как в театре, в социальной жизни важны костюмы, в которых мы играем роли, реквизит сцены, декорации. Но главная роль, конечно, принадлежит нашим партнерам по сцене и публике. Когда индивиды взаимодействуют, они хотят изобразить определенное понимание своего «Я», которое будет принято другими. Однако они понимают, что часть аудитории или неудачные партнеры могут сорвать спектакль. Социальные ситуации – это драмы в миниатюре, по ходу действия которых люди стремятся создать определенное впечатление.2
      Гофман  отводит важную роль управлению впечатлениями  в социальном взаимодействии, поэтому  его теорию иногда называют теорией  управления впечатлениями. Он считает, что люди сами создают ситуации, чтобы выразить символические значения, с помощью которых они производят хорошее впечатление на других. Человек в своих действиях проявляет заинтересованность в том, чтобы регулировать поведение других, особенно их ответную реакцию. Он влияет на ситуацию не непосредственно, но создает впечатление, которое вызывает у других желание поступить в соответствии с его замыслами.
      Целью написания контрольной работы является изучение теории управления впечатлениями, для наилучшего понимания личного вклада Ирвинга Гофмана в теоретическую социологию. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

      Биография.
      Ирвинг  Гофман родился 11 июня 1922 г. в провинциальном канадском городке Мэнвил в семье  еврейских эмигрантов с Украины. Детство и юность ученого прошли в Торонто, куда вскоре перебралась семья. Еще в юношеские годы будущий ученый проявил склонность к наблюдениям за человеческим поведением. Сам он вспоминал, что этому способствовали его бедность и природная застенчивость. Например, на танцах он робко застывал меж барной стойкой и танцевальным залом, не имея ни денег, чтобы позволить себе стаканчик, ни решительности, чтобы пригласить понравившуюся девушку. В это время он невольно наблюдал за своими ровесниками, сновавшими то туда, то сюда, и поражался тому, насколько меняются манеры молодых людей при перемещении из одной позиции в другую. Подобные наблюдения впоследствии и послужили эмпирической основой его концепции самопрезентации. 3
      Интерес к социальным наукам проявился у  юноши довольно рано, однако родители рекомендовали ему подыскать  более привычное и надежное ремесло. По их совету он поступил на химический факультет Университета провинции Манитоба, но проучился там недолго, сделав окончательный выбор в пользу социологического отделения Университета Торонто. Получив степень бакалавра в 1945 г., Гофман ею не ограничился и продолжил образование в Чикагском университете, где доучился до магистра (1949), а позже стал доктором наук (1953).
      Материал  для докторской диссертации молодой  ученый собирал на одном из крошечных  Шетландских островов в Северном море, наблюдая нравы местных жителей. Результаты этих наблюдений воплотились в статью «Коммуникативное поведение в островной общине», а потом использовались при написании книги «Самопрезентация в повседневной жизни». Изданная сначала как научная монография, книга неожиданно заинтересовала и коммерческого издателя, рискнувшего выпустить ее массовым тиражом. Риск оправдался — Гофман «проснулся знаменитым». Переведенная на десять языков книга переиздается во всем мире и доныне, обогнав по частоте цитирования все прочие социологические сочинения.4
      Ирвинг  Гофман умер в 1982 г. на пике славы. Долгое время он считался «культовой» фигурой  в социологической теории. Гофман достиг этого положения, будучи профессором  престижного социологического отделения  в университете Беркли, штат Калифорния, и позднее занимая доходную должность в Пенсильванском университете Лиги плюща. К 1980-м гг. он проявил себя как значимый теоретик. Фактически, в год своей смерти он был избран президентом Американской социологической ассоциации, но не смог выступить с президентским посланием из-за прогрессирующей болезни. Принимая во внимание особый статус Гофмана, Рэндалл Коллинз говорит о его послании: «Каждого интересовало, что он приготовит для своего президентского послания: обычная традиционная презентация казалась немыслимой для Гофмана с его репутацией бунтаря... но мы получили гораздо более драматическое сообщение: президентское послание отменяется, Гофман умирает. Это был вполне гофмановский способ выхода из ситуации» 5. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

      Теория управления впечатлениями. 

      Ирвинг  Гофман посвятил большую часть своей  жизни наблюдению за поведением  людей, и изучению впечатлений в социальном взаимодействии, поэтому его теорию иногда называют теорией управления впечатлениями, и рассматривается она с точки зрения драматургического подхода. Жизнь-это театр, а мы актеры.
      Гофмановское  понимание «Я» рассматривается не как собственность актера, а скорее как продукт театрализованного взаимодействия между исполнителем и публикой. Самость «есть театральный эффект, порождаемый... разыгрываемой сценой». Из-за того что самость — продукт театрализованного взаимодействия, она может разрушиться во время представления. 6 В своей драматургии Гофман рассматривает процессы, при которых такие нарушения предотвращаются или нейтрализуются. Хотя немалая часть его размышлений отведена этим вероятностям драматургии, Гофман указывал, что большинство представлений проходит успешно. В результате, при обычных обстоятельствах, исполнителям приписывается устойчивое «Я», и оно «кажется» исходящим от исполнителя.
        Гофман полагал, что когда индивиды  взаимодействуют, они хотят изобразить  определенное понимание своего  «Я», которое будет принято  другими. Однако, даже представляя  это «Я», исполнители осознают, что часть аудитории может сорвать их спектакль.
      Драматургический  подход должен располагать своей  особенной, «ситуационной», системой понятий, формой лицом-к-лицу и особым статусом времени в этих формах. Относительно короткая протяженность во времени и пространстве составляющих их событий позволяет людям собственными глазами следить за ходом этих событий от начала до конца. По причине наглядной обозримости такие формы легче осваиваются и повторяются людьми (в этом освоении велика роль «эмпатии» — вживания в мир субъективных чувств партнеров), а по причине быстротечности этих форм разнородные во многих отношениях участники вынуждены быстро достигать рабочего взаимопонимания.
      Все они входят в текущую социальную ситуацию с каким-то жизненным опытом общения с разными категориями  людей и с массой культурных предпосылок, предположительно разделяемых всеми.
      Фактически  в любой микросистеме взаимодействия лицом-к-лицу люди вступают с другими непосредственно присутствующими участниками в культурно обусловленные познавательные отношения, без которых было бы невозможно упорядочение совместной деятельности ни в словесных, ни в поведенческих формах.
      Основной  ситуационный термин для анализа  человеческой деятельности в гофмановской социальной драматургии — исполнение ( perfor mance ) — обозначает все проявления активности индивида или «команды» индивидов за время их непрерывного присутствия перед конкретными зрителями (какой-то житейской «аудиторией»).
      Первоначально все эти проявления деятельности, охватываемые термином «исполнение», ориентированы на реализацию чисто рабочих задач. Но дальше начинает действовать диалектика всякого социального взаимодействия, приводящая в конце концов к частичному или полному превращению «нормальной» рабочей деятельности в деятельность представительскую, ориентированную на задачи коммуникации и наиболее эффективного самовыражения.
      Входя в незнакомую ситуацию со множеством участников, человек обычно стремится  как можно полнее раскрыть ее действительный характер, чтобы со знанием дела соответствовать ожиданиям присутствующих. Но информации об их подлинных чувствах по отношению к нему, об их прошлом социальном опыте и т. п. обычно не хватает. И тогда для предвидения развития ситуации приходится пользоваться заменителями: случайными репликами, поговорками и оговорками как в психоанализе, статусными символамии т. д.7
      В результате всякий исполнитель в  ситуации взаимодействия сталкивается с парадоксом: чем больше интересуешься  реальностью, недоступной прямому  восприятию, тем большее внимание надо уделять внешним проявлениям, видимостям, впечатлениям, которые другие участники создают во время взаимодействия о своем прошлом и о будущем курсе действий.
      В этом взаимном процессе производства впечатлений (и тем самым «самовыражения»  участников) Гофман выделяет два различных  вида коммуникации (знаковой активности): произвольное самовыражение, которым люди дают информацию о себе в общезначимых символах, и непроизвольное самовыражение, которым они выдают себя (например, нечаянно выдают каким-то жестом свое воспитание).
      Второй  вид коммуникации — обычно непреднамеренный, невербальный и более театральный — интересует Гофмана в первую очередь. Но при использовании обоих каналов коммуникации действуют объективные ограничения непосредственного взаимодействия между людьми (необходимость выпячивания одних фактов и сокрытия других). Эти ограничения влияют на его участников и преобразуют обыкновенные проявления их деятельности в театрализованные представления. При этом вместо простого исполнения рабочей задачи и свободного проявления чувств люди начинают усиленно изображать процесс своей деятельности и передавать свои чувства окружающим в нарочитой, но приемлемой для других форме.
      Именно  поэтому в ход идет язык театрального представления, спектакля. Гофман говорит  о «переднем плане» ( front ) исполнения как о той его части, которая регулярно проявляется в устойчивой форме, определяя ситуацию для наблюдающих это исполнение. Говорит об «обстановке», «декорациях» исполнения, пространственной расстановке участников взаимодействия, о разделении сценического пространства житейских игр на заднюю (закулисную) зону, где готовится безупречное исполнение повседневных рутинных действий, и переднюю зону, где это исполнение представляют другим.
      Обстановка  относится к физической сцене, которая  обычно должна присутствовать при выступлении. Без этого исполнители обычно не могут выступать. Например, хирургу обычно требуется операционная, таксисту — такси, а конькобежцу — лед. Личный передний план состоит из тех элементов экспрессивного оформления, которые аудитория идентифицирует с исполнителями и ожидает, что они будут сопровождать их в обстановке. Например, предполагается, что хирург будет одет в медицинский халат, у него будут определенные инструменты и т. д. 8
      Затем Гофман подразделил личный передний план на внешний вид и манеры. Внешний вид включает те моменты, которые говорят нам о социальном статусе исполнителя (например, медицинский халат хирурга). Манеры говорят аудитории, какого рода роль исполнитель предполагает играть в данной ситуации (например, использование определенных повадок, внешнего поведения). В частности, резкая и мягкая манеры поведения демонстрируют совершенно разные типы представлений. В целом, мы ожидаем согласованности внешнего вида и манер.
      Гофман  вводит и аналог театральной труппы — понятие команды исполнителей, соединяющих свои усилия на время существования данной микросистемы взаимодействия, чтобы представить присутствующим (аудитории) свое определение ситуации.
      Несмотря  на такой структурный подход, наиболее интересные достижения Гофмана лежат в сфере интеракции. Он утверждал, что, поскольку люди в представлениях на авансцене обычно пытаются представить идеализированную картину самих себя, они неизбежно понимают, что должны в своих представлениях что-то скрывать.
        Во-первых, исполнители, возможно, захотят скрыть тайные удовольствия (например, употребление алкоголя), присутствовавшие в предшествующем выступлению времени или в прошлом (как, например наркоманы), несовместимые с их текущим представлением. Во-вторых, исполнители, вероятно, захотят скрыть ошибки, которые были допущены при подготовке представления, а также предпринимаемые шаги по их исправлению. Например, таксист, возможно, постарается утаить, что сначала поехал в неверном направлении. В-третьих, исполнители могут обнаружить необходимость показывать лишь конечные продукты и скрывать процесс, включенный в их производство. К примеру, профессора могут потратить на подготовку к лекции несколько часов, но они, вероятно, будут иметь желание вести себя так, как будто всегда знали материал. В-четвертых, для исполнителей может быть необходимо скрыть от аудитории, какая «грязная работа» была проведена при создании конечного продукта. В-пятых, играя определенную роль, исполнители, возможно, пожертвуют какими-либо другими нормами.9
        Наконец, исполнители, вероятно, считают необходимым скрывать любые оскорбления, унижения и сделки, предпринятые, чтобы представление могло продолжаться. В общем, корыстный интерес исполнителей состоит в сокрытии от своей публики всех фактов подобного рода.
        Другой аспект драматурги на авансцене состоит в том, что исполнители зачастую пытаются создать впечатление, что они ближе к аудитории, чем это есть на самом деле. Например, исполнители могут пытаться способствовать впечатлению, что представление, в котором они участвуют в данный момент, является их единственным или, по крайней мере, самым важным выступлением. Для этого исполнители должны быть уверены, что их аудитории изолированы друг от друга таким образом, что фальшивость представления не будет никем замечена. Даже если ее обнаружат, то, как утверждает Гофман, аудитория сама, возможно, попытается преодолеть впечатление фальши, чтобы не разрушать свой идеализированный образ исполнителя. В этом проявляется интеракционный характер житейских спектаклей. Успех представления зависит от вовлечения всех участников.10
      Другой пример такого рода управления впечатлением — попытка исполнителя передать идею, что в данном представлении есть нечто уникальное, так же как и в его отношении с аудиторией. Публика также хочет верить, что она наблюдает уникальное выступление.
        Исполнители стремятся убедиться  в том, что все элементы определенного  представления увязаны друг с  другом. В некоторых случаях единственный  противоречивый момент может  сорвать спектакль. Однако представления  различаются по количеству требуемой согласованности. Если бы священник поскользнулся во время службы, это было бы ужасным сбоем, если же таксист свернет не на ту улицу, это вряд ли нанесет серьезный ущерб всему представлению.
        Мистификация — другой метод,  используемый исполнителями. Зачастую исполнители стремятся мистифицировать свое выступление с помощью ограничения контактов с аудиторией. Создавая «социальную дистанцию» между собой и публикой, они стараются вызвать у публики чувство некого благоговейного трепета. Это, в свою очередь, удерживает аудиторию от сомнения в подлинности представления. Опять-таки Гофман указывал, что в этом процессе участвует публика, которая сама нередко стремится поддержать впечатление достоверности исполнения, сохраняя «дистанцию» с исполнителем.
        Это приводит нас к гофмановским  взглядам на команды.
        «Команда» — очередное «ситуационное»  понятие, используемое Гофманом  вместо обыкновенного «структурного»  понятия «социальная группа».  Команда — тоже группировка,  но не в контексте исторически  длительных и устойчивых отношений  социальной структуры или организации, а в контексте очередной постановки какого-либо рутинного житейского взаимодействия или ряда таких взаимодействий, где надо насадить и удержать нужное определение ситуации. Это определение включает рабочее соглашение (консенсус, согласие) о необходимом «командном этосе», который должен поддерживаться молчаливо принимаемыми правилами вежливости и приличия.
      Главная задача команды — контролировать впечатления от исполнения, в частности  охраняя доступ в его закулисные зоны, чтобы помешать посторонним видеть не предназначенные им секреты представления. Эти секреты от публики (аудитории), которая могла бы разоблачить и сорвать житейский спектакль, известны всем исполнителям в команде и охраняются ими сообща. Поэтому в отношениях членов команды обычно развиваются особая солидарность и дружеская фамильярность посвященных.
      Каждый  член команды зависит от других, потому что каждый может сорвать  представление и каждый осознает, что он занят в совместной постановке. Гофман сделал вывод, что_команда —  это своего рода «тайное общество».11
        Гофман также рассматривал закулисную  зону, где могут проявиться скрываемые  на переднем плане факты или  различного рода неформальные  действия. Кулисы обычно примыкают  к авансцене, но одновременно  и отрезаны от нее. Исполнители, безусловно, могут рассчитывать на то, что члены их парадной аудитории не появятся за кулисами. Чтобы удостовериться в этом, они применяют различные виды управления впечатлениями. Выступление, вероятно, станет затруднительным, если исполнители не способны предотвратить появление аудитории за кулисами. Существует также третья, остаточная сфера, внешняя зона, которая не является ни авансценой, ни кулисами. 

        Никакая область жизни все  время не может быть одной  из этих трех сфер. Более того, определенная область в разное время занимает все три сферы. Профессорский офис становится авансценой, когда его посещает студент, кулисами, когда студент уходит, и внешней зоной, когда профессор находится на университетском матче по баскетболу.12
      Но, как не раз подчеркивает в своей книге Гофман, язык театральной сцены не самоцель и не еще одна иллюстрация превратившейся в банальность шекспировской метафоры «весь мир — театр, а люди лишь актеры на подмостках». Педалирование сценических аналогий, по собственному признанию Гофмана, было для него в значительной мере риторической уловкой и тактическим маневром. На самом деле его не интересовали элементы театра, которые проникают в повседневную жизнь и обильно представлены в его книгах.
        Его исследовательская задача  — это выявление той структуры социальных контактов, непосредственных взаимодействий между людьми и, шире, той структуры явлений общественной жизни, которая возникает каждый раз, когда какие-либо лица физически соприсутствуют в ограниченном пространстве их взаимодействия. Ключевой фактор в этой структуре — поддержание какого-то определения ситуации, которое должно быть выдержано до конца вопреки множеству потенциальных опасностей, со всех сторон грозящих ему подрывом. Как мы уже знаем, Гофман дает системе отношений, характеризуемых этой искомой структурой, условное сокращенно-обобщенное название «порядок взаимодействия». 13
      Этот  «порядок», складывающийся в жизни, отнюдь не театр, хотя имеет с ним  то общее, что втянутые в жизненную  ситуацию обыкновенные люди, чтобы  выдержать ее первоначально избранное определение, реально используют те же технические приемы и средства самовыражения, какие находятся в распоряжении профессиональных актеров. Но гофмановский анализ «порядка взаимодействия» не сводится к выявлению форм и ритуалов его театрализации и представительского обмана.
      Коммуникационные  акты, даже совершаемые с целью  приукрашенного представления своей  деятельности, подразумевают определенные моральные отношения с аудиторией. Впечатления, производимые участниками  коммуникации, все их нечаянные гримасы, непроизвольные жесты и «словесные жесты» истолковываются как скрытые обещания или претензии. А это уже материал для моральных суждений.
        Исполнители и публика, перед  которой они стараются, действуют  гак, как будто между ними  существует молчаливое обязательство поддерживать определенное равновесие противостояния и согласия. Это равновесие держится на часто бессознательном моральном познавательном соглашении не вводить друг друга в заблуждение слишком сильно, ибо производимые людьми впечатления — это, порой, единственный путь познания другого, его намерений и деятельности. 14
      В общем, структура «порядка взаимодействия»  формируется под влиянием противоположных  сил, действующих на исполнителей. С  одной стороны, их повседневная жизнь опутана моральными ограничениями, так что они субъективно и объективно пребывают в сфере моральных отношений. С другой стороны, каждый человек в круговороте повседневных дел рано или поздно сталкивается с ситуацией, когда для пользы дела требуется сконцентрировать и немножко подправить впечатления (то есть прибегнуть к манипуляции ими), производимые его действиями на других. Деловые действия по сути превращаются тогда в «жесты», адресованные аудитории. Жизненная практика человека театрализуется. И здесь его в первую очередь начинает интересовать по своему существу аморальная проблема создания видимости, убедительного для других впечатления, будто в его действиях соблюдены все нормы морали и законности. Именно поэтому повседневная жизнь часто делает из обыкновенных людей искушенных знатоков сценического мастерства.
      Все сказанное еще раз подтверждает обоснованность выделения Гофманом «порядка взаимодействия» как самостоятельной  области социологического исследования. В принципе, основное, что он хочет  узнать об этом «порядке», сводится к вопросу о том, какого рода впечатления от реальностей и случайностей всякого непосредственного социального взаимодействия способны разрушать впечатления, тщательно насаждаемые и воспитываемые в рядовых представлениях-спектаклях повседневной жизни. Внимание Гофмана сосредоточено в основном на путях и причинах подрыва взаимного доверия людей к получаемым ими в ходе совместной деятельности впечатлениям, а не на проблеме природы социальной реальности как таковой. Поэтому он уделяет столько места и времени замаскированным ложным представлениям и техническим приемам дезинформирующей коммуникации, всякого рода двусмысленностям и умолчаниям, позволяющим создать выгодную иллюзию, не опускаясь в то же время до прямой лжи, весьма уязвимой для разоблачений.15
        Точно так же анализируются  им изощренные защитные приемы, оберегающие от подобных разоблачений  избранную линию поведения и  «темные секреты» командных и  индивидуальных исполнений. Успех  этих приемов возможен опять-таки  при определенной моральной дисциплине исполнителей, которую Гофман характеризует словосочетаниями «драматургическая верность», «драматургическая осмотрительность» и т. д.
      Уже говорилось, что осознание Гофманом специфики «порядка взаимодействия»  как самостоятельной области  исследований, потребовало для его анализа разработки специального аппарата «ситуационных» понятий. К ранее упомянутым терминам можно добавить такие детализирующие и аналитически расчленяющие основное понятие «исполнение» термины, как контакт (любое событие в зоне возможной прямой ответной реакции другого); почти синоним контакта единичное взаимодействие (все проявления взаимодействия в отдельном эпизоде); партия, рутина и др.16 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

      Заключение.
      Американский  мыслитель Ирвинг Гофман формально принадлежит к клану социологов, но ему  удалось внести огромный вклад и в психологию, его сочинения по праву вошли в золотой фонд психологической классики. Его имя и труды получили всемирную известность в последние десятилетия ХХ века. Книга «Представление себя другим в повседневной жизни» постоянно переиздается (ее суммарный тираж превышает полмиллиона экземпляров), входит в университетские программы, переведена на десятки языков, включена в список десяти «Книг двадцатого века» наряду с книгами М. Фуко, М. Вебера, Ч. Райта Миллса и др. Однако школы Гофмана не существует. Причина этого отчасти связана с эксцентричностью стиля его письма, отсутствием какой-либо систематичности в цитированиях.
      Произведения  Гофмана кажутся собранием замечательных  наблюдений, описаний манер и нравов, которые, как кажется, хорошо известны из повседневной жизни. Рассказывают о его экстравагантных манерах, привычке подсматривать и подслушивать, говорят, он даже обнюхивал знакомых и незнакомых. Между тем, он не только открыл новую предметную область — социальную организацию повседневного общения, но и создал оригинальный словарь для описания данной области. Вклад Гофмана в теоретическую социологию заключается в детальной разработке концепции социального «Я»
      В целом управление впечатлениями нацелено на защиту от ряда неожиданных действий, таких как непроизвольные жесты, несвоевременное вторжение и оплошности, а также преднамеренные поступки, например затевание скандала.
      Язык театральной сцены для Гофмана не самоцель, а педалирование сценических аналогий, по собственному признанию Гофмана, было для него в значительной мере риторической уловкой и тактическим маневром. На самом деле его не интересовали элементы театра, которые проникают в повседневную жизнь и обильно представлены в его книгах. Его исследовательская задача — это выявление той структуры социальных контактов, непосредственных взаимодействий между людьми и, шире, той структуры явлений общественной жизни, которая возникает каждый раз, когда какие-либо лица физически соприсутствуют в ограниченном пространстве их взаимодействия. Ключевой фактор в этой структуре — поддержание какого-то определения ситуации, которое должно быть выдержано до конца вопреки множеству потенциальных опасностей, со всех сторон грозящих ему подрывом. Как мы уже знаем, Гофман дает системе отношений, характеризуемых этой искомой структурой, условное сокращенно-обобщенное название «порядок взаимодействия».
      В принципе, основное, что он хочет  узнать об этом «порядке», сводится к  вопросу о том, какого рода впечатления от реальностей и случайностей всякого непосредственного социального взаимодействия способны разрушать впечатления, тщательно насаждаемые и воспитываемые в рядовых представлениях-спектаклях повседневной жизни.
        Внимание Гофмана сосредоточено  в основном на путях и причинах подрыва взаимного доверия людей к получаемым ими в ходе совместной деятельности впечатлениям, а не на проблеме природы социальной реальности как таковой. Поэтому он уделяет столько места и времени замаскированным ложным представлениям и техническим приемам дезинформирующей коммуникации, всякого рода двусмысленностям и умолчаниям, позволяющим создать выгодную иллюзию, не опускаясь в то же время до прямой лжи, весьма уязвимой для разоблачений.17 
 
 
 
 
 

Список  используемой литературы: 

1. Батыгин Г.С., Подвойский Д.Г. История социологии: Учебник. - М.: Высшее Образование и Наука, 2007. - 448 с.
2. Добренькова  В.И. История социологии: Учебник. - М.: Ось, 2004. - 604 с.
3. Общая социология. Хрестоматия / Сост. А.Г. Здравомыслов, Н.И. Лапин; Пер. В.Г. Кузьминов; Под общ. ред. Н.И. Лапина — М.: Высш. гик., 2006. - 783 с.
4. Ковалев А. Книга Ирвинга Гофмана [Электронный ресурс]//Социология по новому. - Режим доступа: http://socioline.ru/pages/aleksandr-kovalev-kniga-irvinga-gofmana.
5. Степанов  С. Ирвинг Гофман [Электронный  ресурс]// Газета «Школьный психолог». - 2009.-Режим доступа: 
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.