На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Уальд "портрет дориана грея"

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 14.09.2012. Сдан: 2011. Страниц: 10. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание.

 

I. Введение.

 
 
     «Мы все расточаем свои дни в поисках  смысла жизни. Знайте же, этот смысл  – в искусстве», – с убежденностью пророка утверждал Оскар Уайльд, глава английских эстетов. Влюбленный в красоту, Уайльд болезненно переживал ее исчезновение из современного ему мира. Своеобразие этого английского писателя конца ХIХ века не может оставить равнодушным, оно рождает вопросы, требующие ответа. Данное исследование – одна из таких попыток постичь парадоксальность этого художника.
     Целью исследования было изучение нравственного аспекта красоты в романе Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея». Для достижения этой цели были поставлены следующие задачи:
     – изучить и систематизировать литературоведческие источники по теме исследования;
     – проанализировать творческий путь О. Уайльда;
     – сопоставить красоту внешнюю и внутреннюю в романе.
     В итоге сложилась двухчастная  структура. В первой главе курсовой работы рассматривается жизнь и творческий путь О. Уайльда как основоположника такого литературного направления, как эстетизм. Уделяется внимание особенностям исторической эпохи, в которой жил и творил свои шедевры О. Уайльд.
      Вторая  глава посвящена непосредственно исследованию нравственного аспекта красоты в романе Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея». В ней рассматривается понятие красоты в этическом аспекте. Подробно останавливаемся на многозначности данного термина.
     Для достижения поставленной в работе цели были проанализированы словари, учебники и учебные пособия по эстетике и культурологии («Эстетика» Борев Ю.Б.; Руднев В. Словарь по культурологии), а также учебники, монографии, материалы периодической печати по истории зарубежной литературы XIX столетия (История зарубежной литературы XIX века / Под ред. проф. Л.Г. Андреева; Гражданская З.Т. От Шекспира до Шоу: английская литература ХVI – ХХ веков); монографии таких авторов как, Аксельрод Л.И.,  Жак де Ланглад, Соколянский М.Г.,  Эллман Р.
 

II. Основная часть.

II.1. О. Уайльд – основоположник эстетизма.

     Грубая  буржуазная действительность, с ее «материальным прогрессом» и торгашеским духом, который подавлял поэтическое воображение и убивал высокие идеалы, вызывала неизменную ненависть и презрение Уайльда. «Империя на глиняных ногах – наш островок» – так характеризует он викторианскую Англию, нисколько не обманываясь ее внешним благополучием.
     XIX столетие, век утверждения капитализма,  для него, как говориться в его биографии: «скучнейший и прозаичнейший из всех веков». Единственное прибежище от одуряющей скуки, пошлости и монотонного однообразия Оскар Уайльд видит в искусстве. Искусство никогда не представлялось ему средством борьбы, но казалось «верной обителью красоты, где всегда много радости и немного забвения, где хотя бы на краткий миг можно позабыть все распри и ужасы мира» 1.
     Оскар Уайльд родился в Дублине, в семье  знаменитого ирландского врача, человека эксцентричного, и англичанки-поэтессы, в изысканном салоне которой прошли его детство и юность. Студент Дублинского университета, а затем слушатель лекций Рескина в Оксфорде, лондонский парижанин, блуждающий по Италии или Греции, миссионер-декадент в США, с волосами до плеч и в панталонах до колен, читающий эстетские лекции и бостонским студентам и колорадским шахтерам; наследник «дендизма», прославленный парадоксалист, исповедующий и теории прерафаэлитов и христианский социализм, автор изысканно-чеканных стихов, причудливых сказок и блистательных комедий, которые приносят ему феерический и быстротечный успех; литератор, владеющий кристальной английской прозой, извращенный человек, обращающий свою отталкивающую порочность в скандальный протест, узник, облаченный после замысловатых фраков с зеленой гвоздикой в петлице в тюремную робу, – таков был Оскар Уайльд, который в натуре своей, в своих действиях и произведениях постоянно обнаруживал причудливое столкновение свойств, скорее – смешение, достойное противоречий века.
     «Из искусства я сделал философию, – утверждал Уайльд, – из философии – искусство. Я научил людей думать по-иному, я придал новую окраску вещам. ...Ложь, как и правду, я подчинил законной власти Истины и показал, что правда и ложь – лишь умственные формы бытия» 2.
     Приписывая  себе так много, Уайльд упускал из вида или не хотел замечать, что вместо всех этих будто бы реальных преобразований он нередко лишь переиначивал давно принятое. В самом начале 1880-х годов Уайльд выпустил первую свою книгу – «Стихи» (1881). В том же году он отправился за океан проповедовать идеи «нового Возрождения в английском искусстве».
     По  возвращении Уайльд продолжал свои публичные выступления, печатал статьи и заметки, а со второй половины 1880-х годов – рассказы, которые объединены в сборнике «Преступление лорда Артура Севиля и другие рассказы» (1891). 1891 год был плодотворным для Уайльда: появился также его роман «Портрет Дориана Грея», книга критических этюдов «Замыслы». Уайльд обращается к театру – пишет одну за другой пьесы, начиная со стилизованной, написанной по-французски драмы «Саломея» (1893) и кончая рядом бытовых комедий: «Веер леди Уиндермир» (1892), «Женщина, не стоящая внимания» (1893), «Идеальный муж» (1895) и особенно популярной в Англии до сих пор – «Как важно быть серьезным» (1895). Постановки его пьес рецензирует Бернард Шоу.
     Уайльд  входит в моду. Он пользуется не только литературным успехом, но и репутацией неподражаемого собеседника. Шоу свидетельствует, что в этом Уайльд действительно не знал себе равных. Впрочем, Уайльд сам описал свои беседы, слегка скрывшись под именем лорда Генри в романе «Портрет Дориана Грея».
     В 1895 году писатель по обвинению в  безнравственности попал на два года в тюрьму. Это потрясение вызвало появление «Баллады Редингской тюрьмы» (издана анонимно, 1898), «Тюремных писем» и, наконец, исповеди «De profundis» («Из бездны»), опубликованной посмертно (1905). Последние годы Уайльд провел в Париже, где, обеднев и опустившись, ютился в жалких меблированных комнатах. Умер он совершенно забытый, на руках единственного друга, посвятившего ему всю жизнь, – Роберта Росса, к которому и были обращены «Письма из тюрьмы».
     В конце 1880-х и начале 1890-х годов Уайльд создаёт два тома сказок. Они были написаны под влиянием творчества Г.Х. Андерсена и сочетали красивую поэтическую форму с серьёзным гуманистическим содержанием.
     Писатель  ставит вопрос: что важнее – добро или красота? Герои уайльдовских сказок – эстеты, страстно влюблённые в красоту. Таков молодой король, любующийся статуями и картинами. Таков Счастливый принц: он всегда был весел и далёк от страданий, и после смерти ему воздвигли золотую статую; таков мальчик-звезда, оттолкнувший свою мать, так как она оказалась безобразной и старой.
     Но, встретившись с горем и нищетой, лучшие герои Уайльда прозревают и в своём стремлении помочь людям  жертвуют всем. Так, например, золотой Счастливый принц при помощи ласточки отдаёт беднякам всё золото, которым покрыта его статуя, отдаёт и свои сапфировые глаза. Он становится слепым и безобразным, но ласточка не хочет покидать его и гибнет от мороза у его ног, однако им удалось внести немного тепла и радости в нищенские трущобы. Ответ в сказках Уайльда один: добро, служение людям выше и важнее красоты, а этот ответ противоречит важнейшим тезисам его теории эстетизма: "Нет книг нравственных или безнравственных. Есть книги хорошо написанные или написанные плохо. Вот и все", "Художник не моралист" 3.
     Как решается вопрос о приоритете ценностей  в романе «Портрет Дориана Грея»? На этот вопрос нам предстоит ответить во II главе.
 

II. 2. Нравственный аспект красоты в романе

«Портрет  Дориана Грея».

     II.2.1. Понятие красоты в эстетике.

     «Красота – одна из важнейших категорий эстетики, которая наряду с категорией прекрасного отражает такие свойства предметов и явлений действительности, как гармоничность, совершенство, упорядоченность, » 4 - утверждает Адорно Т.В. – искусствовед, социальный философ, один из основоположников социологии искусства. Так же как термин «прекрасное», термин «красота» может быть применен к оценке внешнего или внутреннего облика человека, его поступка, содержания и формы произведения искусства и т.д.
     В отличие от прекрасного красота, вместе со всеми её разновидностями (изящное, грациозное), является более узкой по значению эстетической категорией, она раскрывает и оценивает лишь отдельные стороны конкретных эстетических свойств предметов и явлений.
     Красота охватывает собой много видов (например, возвышенное, грациозное и т. д.). «Красота, будучи принципиальным понятием, не может быть определена по требованиям логики; она может быть лишь сравнена и отделена от сродных ей понятий приятного, полезного, истины и добра» 5. Различные эстетические направления часто отождествляли красоту с одним из четырех названных понятий; нельзя отрицать связи красоты с этими понятиями, но в то же время отождествление с ними неверно.
     Так, несомненно, что красота приятна, но не все красивое приятно и не все приятное красиво. Красота связана  с совершенно особого рода ощущением  приятного, в котором чувственный элемент играет второстепенную роль. Физиологическая эстетика изыскивает условия, при которых известные ощущения (например, линия определенной формы) нравятся человеку, ибо они соответствуют условиям нормальной деятельности нервной системы и поэтому повышают тон жизни. Не отрицая вовсе правильности данной мысли, допуская весьма широкие границы того, что нравится различным людям и возможность развития чувства приятного в человеческом роде, все же приходится признать, что красоту с наслаждением и приятным отождествить нельзя, ибо в красоте мы имеем дело с более сложным духовным явлением, чем в чувстве наслаждения.
     Красота гораздо объективнее, чем наслаждение: находя известный предмет красивым, мы высказываем суждение, что он должен нравиться не только судящему лицу, но вообще всем лицам, одаренным  эстетическим вкусом. В красивом объекте нам нравится не только само восприятие его, но и те ассоциации, которые он вызывает, и та возможность определенного толкования его, в которой проявляется наша духовная деятельность. Красивый объект является толчком для ряда духовных процессов, обнаруживающих наши духовные силы, и это нравится; таким образом, чувственное наслаждение и приятность входят, как момент, в восприятие красоты, но не составляют его исчерпывающего определения.
     Чем выше духовная деятельность, вызванная  известным объектом, чем полнее и гармоничнее она затрагивает наше интеллектуальное и нравственное «я», тем возбудитель этой деятельности нам кажется красивее. Более решительно следует различать понятия пользы и красоты. Земледелец, смотрящий на поле, обещающее ему богатый урожай, и человек, любующийся тем же полем, смотрят на один и тот же объект с совершенно различных точек зрения; причем это различие может доходить до полной противоположности; гроза или пожар могут представлять величественное зрелище, и в то же время они могут быть источником большого убытка для зрителя.
     Отождествление красоты с благом, замечаемое в теориях Платона и Толстого, затрагивает весьма сложный вопрос, правильное решение которого может быть дано лишь путем расчленения видов красоты и расположения их по степени значения. Если голос человека нам нравится и мы признаем его тембр красивым, независимо от содержания речи, то нельзя не усмотреть в этом признании красоты полного отсутствия отношения к идее блага.
     С другой стороны, несомненно, что трагедия, изображающая гибель высокой личности ради достижения нравственной цели, действует облагораживающим образом на душу зрителя и красота трагедии стоит в теснейшей связи с проводимой ею нравственной идеей. Таким образом, чувственная красота, представляющая низшую ее ступень, лишена отношения к благу, в то время как более высокие ступени красоты яснейшим образом обнаруживают в красоте участие блага.
     Связь красоты с истиной в реалистическом направлении искусства настолько подчеркивается, что оба понятия кажутся отождествленными; разница получается лишь в форме. В то время как истина живет в сфере отвлеченного мышления, в понятиях, красота, наоборот, имеет дело с образами, которые реализмом в том случае признаются красивыми, когда они воспроизводят действительность. «Всякое истинное искусство всегда было реалистично и всегда служило правде. Отсюда, однако, не следует, что роман есть социологический этюд и что цель науки и искусства одна и та же,» 6 - утверждает В.П. Руднев. Сказки (например, сказки Гофмана и «Тысячи одной ночи») вполне реалистичны, хотя изображаемые в них события и вымышлены; и сказка по-своему точно так же может служить правде, как самый реалистичный роман.
     Из  всего этого следует, что понятие красоты, имея некоторую связь с приятным, хорошим и истинным, не может быть отождествлено с данными понятиями, а представляет собой принципиально своеобразное явление.
     Мы  указали, с каким понятием красота  не может быть отождествима, но самой природы красоты не касались. Прежде чем сказать несколько слов о природе красоты, отметим, что часто поднимавшийся вопрос о том, субъективна ли красота или объективна, то есть имеет ли красота пребывание в предмете или же в душе созерцающего предметы, может быть оставлен вовсе в стороне, так как вовсе не относится к эстетике, поскольку это вопрос психологический, связанный с восприятием вообще.
     Несомненно, что красота замечается нами в предметах, то есть при восприятиии предметов, в этом смысле красота объективна. Совсем иной вопрос, насколько само восприятие содержит объективные элементы. Субъективна она в том смысле, что предполагает существование особого органа, эстетического вкуса, который развит в людях в весьма различной степени.
     Нельзя  заставить человека, лишенного вкуса, почувствовать красоту, в то время как всякого можно привести к сознанию истинности известного положения путем логических доводов. Красота связана с восприятием объекта; в объекте мы имеем два элемента: содержание и форму, то есть то, что говорит известный объект душе, и то, как он говорит это.
     Гармоническое сочетание этих двух элементов, идеи и чувственной ее формы, и составляет природу красоты. В зависимости от того, какому из указанных двух моментов дается преимущество, получается двоякое понимание красоты – формальное и идеальное. Первое направление видит главное условие красоты в соблюдении формальных условий, как-то: единства, симметрии, пропорциональности, вообще, правильности отношения частей. Второе видит главное условие красоты в идее, выраженной в чувственной форме, причем объект кажется тем значительнее, чем красивее идея, им выражаемая; первое направление легко впадает в эстетический формализм, второе в реализм, забывающий, что идея, чтобы производить художественное впечатление, нуждается в конкретном выражении.
     Все определения красоты, встречающиеся в истории эстетики, могут быть сведены к двум указанным направлениям. Так, Платон видит красоту в идее, в проявлении идеи в чувственной форме 7; Аристотель, наоборот, полагает красоту в порядке, симметрии и ограничении 8. Плотин, давший превосходную критику формальной эстетики, стал решительно на сторону Платона и постарался определить различные степени красоты, начиная от низшей, чувственной, и кончая духовной, проявляющейся в деятельности человека 9. Лейбниц сопоставлял идею красоты с совершенством, с целесообразностью. Его мысль своеобразно выразил Мендельсон: «Красота есть неясное, смутное представление совершенства» 10. Гемстергьюс старался выяснить психологические условия красоты и нашел, что человек считает красотой то, что в кратчайший период времени вызывает наибольшее количество представлений. Кант дал знаменитое определение красоты: красиво то, что вызывает чувство удовольствия, не затрагивая нашей страсти. Шеллинг и Гегель развивали систему эстетических понятий в платоновском направлении. Искусство, по Шеллингу, имеет своей целью уничтожение противоположности реального и идеального. Оно изображает абсолют в конечном; красота есть бесконечное, выраженное в конечной форме 11. В чисто платоновском духе понимал красоту и Шопенгауэр. Наиболее полное изложение идеалистической эстетики дал Теодор Фишер. Формальное направление в XIX в. представлено Гербартом и его школой (Циммерман, Цейзинг и др.).
     В конце XIX в. изучение красоты сделало шаг вперед в том отношении, что более тщательно были изучены физиологические, психологические и исторические условия восприятия красоты; в этом отношении замечательны сочинения Фехнера, Дарвина, Грент Оллена, Спенсера, Грооса, Гюйо и др. Данные исследования внесли много ценного в понимание образования эстетического восприятия, но нисколько не изменили понимания природы красоты.
     Если  принято определение красоты  как гармоничное сочетание идеи и формы, то этим определяются 3 вида красоты: чистая красота, в которой форма и идея находятся в полной гармонии, возвышенная красота, в которой содержание преобладает над формой и не может найти полного выражения, и комическая красота, в которой форма преобладает над содержанием, т. е. ничтожное содержание прячется за красивые формы.
     Мы  рассмотрели понятие «красоты»  в эстетике. Именно исканиям понимания красоты посвятил свою жизнь и творчество Оскар Уайльд – создатель литературного направления – эстетизма. Художественные искания Уайльда связаны с европейскими идеалами "искусства для искусства". Писатель призывал к культу Красоты, к отрицанию узкой "пользы" и провозглашал "ложь" как принцип противостояния прозаическому практицизму. Уайльд утверждал самоценность художественного творчества, его независимость от политических и общественных требований: "Искусство начинает с абсолютного украшения, с чисто изобретательной работы над тем, что недействительно, чего не существует. Это первая стадия. Жизнь приходит в восторг от этого нового чуда и просит, чтобы ее допустили туда, в этот очаровательный круг. Искусство пересоздает жизнь, перевоплощает ее в новые формы; оно совершенно равнодушно к фактам, оно изобретает, фантазирует, грезит и между собою и реальностью ставит высокую перегородку красивого стиля, декоративной или идеальной трактовки. В третьей стадии жизнь берет перевес и изгоняет искусство в пустыню" 12.
     С точки зрения Уайльда, реализм всегда обречен "на полный провал", и поскольку жизнь уродлива, безобразна, антиэстетична, то художник предпочитает набросить на нее покрывало, чтобы потом оживить его красками своей неуемной фантазии. В теоретических работах Уайльд утверждает, что не искусство подражает реальности, а наоборот: "Великий художник изобретает тип, а жизнь старается скопировать его," 13 – говорил О. Уайльд.
     Принимая  все сказанное писателем за аксиому, мы допустим несомненную ошибку и обесценим многое из созданного им. Пусть Уайльд преподносит ценности в "опрокинутом" виде. Пусть сомнительны и спорны многие из его суждений, но несомненно следующее: художественное наследие мастера – гимн высокой духовности в человеческой жизни, стремление доказать, что искусство должно нести в мир Красоту. 

 

      II.2.2. Красота внутренняя и внешняя в романе

     «Портрет  Дориана Грея».

     «Портрет  Дориана Грея» – это роман  о красоте внешней и внутренней, об их соотношении в человеке.
     Чудо  красоты внушало Уайльду священный трепет, он слагал гимны прекрасному, взирая на художника как на мага, чья власть беспредельна. Художник для него был существом избранным, ответственным только перед своим искусством и талантом. Художник творит красоту, и лишь ее веления для него обязательны, потому что она одна заключает в себе истину и не позволяет миру окончательно одряхлеть.
     20 июля 1890 года ежемесячный журнал "Липпинкотс мэгезин" опубликовал  первую редакцию "Портрета Дориана  Грея". На создание романа у  писателя ушло немногим более трех недель, и это был единственный случай, когда работа отняла у него так много времени. Тревожная атмосфера, философская основа произведения, по меньшей мере неоднозначные чувства, объединяющие персонажей, но особенно глубокая извращенность главного героя привели к неслыханному скандалу и, как это ни парадоксально, обеспечили роману успех. Викторианская Англия взорвалась двумястами шестнадцатью рецензиями возмущенных, шокированных критиков.
     Мир знает многих героев, отдавших душу дьяволу в обмен на богатство, трон, знание истины, обладание любимой женщиной. Дориан Грей жертвует душой во имя вечной молодости, а значит, своей красоты. Юный красавец, любуясь своим изображением, не может избавиться от мысли, что портрет будет всегда обладать тем, чего он неизбежно лишится. «О, если бы было наоборот! Если бы портрет менялся, а я мог всегда оставаться таким, как сейчас!» - эта страстная мольба Дориана была услышана, и пожелание исполнилось. Безвольный Дориан становится послушной игрушкой в руках многоопытного циника лорда Генри. Поверив его речам о всесилии красоты, о неподвластности ее каким-либо законам, Дориан отдается чувственным наслаждениям, скользя в бездну разврата и преступлений. Низменные страсти, однако, не оставляют следа на нем, проходит много лет, но лицо его сияет свежестью юности, ее неповторимой чистотой.
     Портрет же чудовищно изменяется, ибо душа Дориана, воплотившаяся в нем, становится все более порочной, лживой и грязной. Не выдержав мучительных встреч со своей запятнанной совестью, Дориан всадил в портрет нож, чтобы избавиться от этого ужасного свидетеля, тот самый нож, которым он прежде убил художника Бэзила, написавшего этот портрет. Вбежавшие слуги увидели великолепный портрет своего хозяина во всем блеске его дивной молодости и красоты, а на полу – омерзительный труп, в котором лишь по перстням на руках они узнали Дориана Грея.
     Сюжетная  линия романа напоминает «Шагреневую  кожу» Бальзака, оба романа философско-символические. Однако помимо сходства есть существенные различия. Уайльд создавал не реалистический роман, хотя многие сцены вполне правдоподобны. «Это ведь чисто декоративный роман! «Портрет Дориана Грея» – золотая парча!» – доказывал сам автор. Уайльд не задавался целью создать многогранные характеры, каждый его герой – воплощение одной идеи: Дориан – это стремление к вечной юности, лорд Генри – культ гедонизма, философии наслаждения, Бэзил – преданность искусству. Главное внимание писатель уделяет не действию, не характеристикам, а тонкой игре ума, которую ведет лорд Генри, в чьих смелых парадоксах воплощены заветные мысли автора.
     "Нет  книг нравственных или безнравственных.  Есть книги хорошо написанные или написанные плохо. Вот и все", 14 – вспомним еще раз один из самых вызывающих афоризмов в предисловии. С ним перекликается другая сентенция: "Художник не моралист. Подобная склонность художника рождает непростительную манерность стиля" 15. Впрочем, у художника Бэзила Холлуорда, как нетрудно заметить, есть "этические симпатии" и даже некоторая склонность к морализированию; однако искусство Холлуорда находится вне сферы проявления этих качеств, а его морализаторство никак не влияет на друзей художника, разве что несколько утомляет их. Здесь Уайльд-романист нисколько не противоречит Уайльду – законодателю эстетизма.
     В романе портрет как произведение искусства как будто отражает саму жизнь Дориана Грея. Однако же, кроме Дориана, никто изменяющегося портрета не видит, а поэтому можно сказать, что портрет одномоментно отражает лишь того, кто в данную минуту "в него смотрится", то есть героя.
     Понятия "прекрасное" и "красота" (Уайльд пишет это слово с заглавной буквы) ставятся в предисловии на самую верхнюю ступень в иерархии ценностей. Поучения лорда Генри и их воплощение – жизнь Дориана – как будто вполне соответствуют такой расстановке. Дориан красив, и красота оправдывает все негативные стороны его натуры и ущербные моменты его существования ("избранник – тот, кто в прекрасном видит лишь одно – Красоту") 16. Тот, кто покушается на Красоту, независимо от причин и помыслов сам становится жертвой, как, например, Джеймс Вейн, брат несчастной Сибилы.
     Дориан  карается только тогда, когда поднимает  руку на прекрасное – на произведение искусства. Искусство как воплощение прекрасного вечно, и потому погибает герой, а остается жить прекрасный, как и в момент окончания работы художника, портрет. Все как будто бы согласуется с теоретическими воззрениями писателя.
     Вместе  с тем финал романа может иметь  и несколько иное истолкование. Мертвый  человек, лежавший на полу, был опознан его слугами лишь по перстням на руках: "Лицо у него было морщинистое, увядшее, отталкивающее" 17. Сам облик мертвого Дориана антиэстетичен, а это обстоятельство позволяет даже в системе ценностей эстетизма прочитать наказание, понесенное за преступления. Именно за преступления (во множественном числе), ибо одно лишь покушение на портрет не оставило бы такого обилия следов на лице героя. Общая окраска преступлений Дориана – абсолютная аморальность. Даже порицающий "эстетические симпатии художника" писатель, вопреки собственной программе, не только показал душевный кризис своего героя, но и в конце концов привел его к наказанию.
     Нарушая неписаные законы нравственности, Дориан, исповедующий идеи нового гедонизма, нарушает и законы писаные. Впрочем, несовершенство этих законов, как и всего английского общественного организма, хоть и не является предметом художественного анализа в романе, но в то же время не укрывается от взгляда его создателя. "Знаю, что в Англии у нас не все благополучно, что общество наше никуда не годится" 18, – говорит художник Холлуорд, далекий от позерства и не склонный высказываться лишь ради красного словца.
     Именно  Холлуорд становится трагической жертвой  самого тяжкого преступления Дориана Грея – преступления, подробно описанного романистом. Можно также взглянуть на это событие с позиций, отстаиваемых в предисловии к роману. "Художник – тот, кто создает прекрасное" 19, – гласит первый афоризм. Прекрасное, согласно кодексу эстетизма, превыше всего. Поднявший руку на прекрасное (портрет) герой наказывается. Убив творца прекрасного – создателя портрета – он совершает не менее тяжкое преступление.
     Таким образом, несмотря на постулаты автора, порок и добродетель отнюдь не предстают исключительно как "материал для творчества". Как это часто бывает в отношениях искусства с нормативной эстетикой, Уайльд подчас непроизвольно противоречил собственным теоретическим декларациям и в художественной практике выходил за установленные им же самим рамки.
     "Когда  эстет берется за роман, то  его эстетизм проявляется вовсе не в формальном построении романа, а в том, что в романе изображается говорящий человек – идеолог эстетизма, раскрывающий свое исповедание, подвергаемое в романе испытанию» 20 – это высказывание М.М. Бахтина дает ключ к пониманию своеобразия художественного мира романа Уайльда и его пафоса. Действительно, в романе подвергается испытанию не герой как личность, психологический тип или эмблема какой-то жизнедеятельности, а мировоззрение, идеологическая программа героя (в нашем случае – откровенный гедонизм).
     "Говорящий  человек – идеолог эстетизма" в романе – это, конечно же, лорд Генри Уоттон, разворачивающий перед Дорианом и читателем целую программу эстетизированного гедонизма. То, что в жизни самого Уайльда зачастую было лишь позой, у персонажа является продуманной системой взглядов, которую он своеобразно апробирует на жизни Дориана Грея.
     Таким образом, жизненное кредо Генри Уоттона проходит причудливое испытание на судьбе Дориана Грея. В первых главах романа душа и ум главного героя растревожены проникновением новых представлений о жизненном предназначении красоты, в последней главе Дориан гибнет. В заданных границах он проходит весь цикл испытания, и вдумчивому читателю можно попытаться дать ответ на вопрос о том, доказала жизнь Дориана Грея за этот период состоятельность идиологемы лорда Генри Уоттона или нет.
     Мечта о прекрасном, совершенном человеке пронизывает страницы романа. «Цель  жизни – самовыражение. Проявить во всей полноте свою сущность –  вот для чего мы живем... Если бы каждый человек мог жить полной жизнью, давая волю каждому чувству и каждой мысли, осуществляя каждую свою мечту, – мир ощутил бы вновь такой мощный порыв к радости, что забыты были бы все болезни средневековья, и мы бы вернулись к идеалам эллинизма, а может быть, и к чему-либо еще более ценному и прекрасному» 21
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.